Главная > Книга


циплины к специфическому виду созерцания, а через него - к содер-

жанию, к ";самим вещам"; (S. 50). Согласно Хайдеггеру, благодаря

";Логическим исследованиям"; произошло такое обогащение современ-

ной философии плодотворными результатами, которое она еще не

сумела в должной мере оценить. Хайдеггер признает, что предприня-

тое в этой работе Гуссерля прояснение основных феноменов логики,

благодаря которому центральной темой феноменологии стало чистое

сознание, было по преимуществу теоретико-познавательным исследо-

ванием (S. 56). Но Хайдеггер тут же предпринимает и особое перетол-

кование феноменологии, интерпретируя сознание как особое бытие,

задачей которого является забота, а именно забота нечто ";привести к

знанию"; (zur Kenntnis zu bringen) (S. 57, 58).

Обращаясь к ";Идеям к чистой феноменологии и феноменологичес-

кой философии"; Гуссерля, Хайдеггер высоко оценивает и выдвигает

на первый план гуссерлевскую критику ";натурализма";, сводящего со-

знание, его методы и формы к тем, которые исследует и применяет

естествознание. Несколько иначе относится он к подробно разбирае-

мой в этих же лекциях гуссерлевской критике ";историзма";, обращен-

ной прежде всего в адрес Дильтея - по причине, о которой уже гово-

рилось: в этом вопросе Хайдеггер ближе к Дильтею, чем к Гуссерлю.

Большое место в лекциях занимает тема ";Декарт-Гуссерль";, да и

вообще принципиальное ";устанавливание"; рождающейся хайдеггеров-

ской философии к главным идеям картезианства. Собственно, анти-

картезианская критика Гуссерля и гуссерлевский ";образ Декарта"; не

слишком вдохновляли Хайдеггера (к тому же следует учесть, что луч-

шие, поистине классические, тексты основателя феноменологии о Де-

карте появлятся позднее, в конце 20-х годов).

Но главный пункт размежевания Хайдеггера с Гуссерлем лежит

теперь в вопросе о бытии и о роли онтологии. Третья глава ";Введения

в феноменологическое исследование"; носит программное для Хайдег-

гера название ";Изначальное забвение (замалчивание - Versaumnis)

вопроса о бытии у Гуссерля по отношению к тематическому полю фе-

номенологии и задача увидеть и эксприцировать Dasein в его бытии";.

Именно эту программу Хайдеггер и станет реализовывать в ";Бытии и

времени";. Но уже в рассматриваемом тексте ";Введения"; отчетливо

видно, по каким линиям развертывается и будет продолжаться прин-

ципиальное для Хайдеггера размежевание с Гуссерлем и его вариан-

том феноменологии. Это поворот от трансцендентальной феноменоло-

гии к феноменологической онтологии, связанный с немалыми труднос-

тями и противоречиями. Ведь Хайдеггер принял трансценденталистс-

кий тезис Канта и Гуссерля, согласно которому мир, его вещи, его

бытие даны нам только через сознание. Однако полностью согласить-

ся с феноменологическим трансцендентализмом Хайдеггер не мог - и

вот по каким причинам. Во-первых, его беспокоили неизбежные в

этих случаях субъективистские и даже солипсистские последствия.

Во-вторых, в особо интересовавшей Хайдеггера онтологической проб-

лематике требовал объяснение аспект ";da"; - наличной данности, при-

сутствия, изначальности бытия, в том числе и по отношению ко всяко-

му сознанию. В-третьих, как уже отмечалось, у раннего Гуссерля по

существу отсутствовало (и в споре с Дильтеем и другими ";историста-

ми"; было даже изгнано) измерение историчности, которое Хайдеггер

оправданно считал пред-данным всякому сознанию. В ";Бытии и вре-

мени"; Хайдеггер, следуя Гуссерлю, подчеркивал, что онтология должна

выступить как феноменология. Здесь был заключен существенный

мотив хайдеггеровской критики традиционной онтологии, которая

пыталась представить бытие объективно и объективистски - просто

как сущее, как данное, безотносительное к человеку. Хайдеггер, в

споре с этой онтологией, поставил на первое место в своей онто-

логии не бытие как таковое, a Dasein, истолкованное как

человеческое бытие, изначально наделенное сознанием. Впро-

чем, именно в споре с Гуссерлем (для которого онтология была лишь

одной из дисциплин широко разветвленной феноменологии) Хайдег-

гер изменил статус онтологии. Как это произошло, мы специально

рассмотрим далее.

Критическое отношение к феноменологии наиболее одаренного уче-

ника не прошло даром и для Гуссерля, тем более что основатель фено-

менологии и сам чувствовал, что феноменологическое философствова-

ние как бы лишено прочного теоретического фундамента. В главе ";Фе-

номенология"; третьей книги учебника рассказывалось о том, как Гус-

серль в конце 20-х и в 30-х годах пришел к новой разработке вопроса

о данности мира и к теме ";жизненного мира";, благодаря которой в

феноменологию вторглись ранее отсутствовавшие в ней исторические,

социальные измерения. Несмотря на негативное отношение к хайдег-

геровскому ";Бытию и времени"; (в котором, кстати, историческое из-

мерение также осталось скрытым в тени абстрактной аналитики бы-

тия), Гуссерль вышел к новым темам, к корректировке концепции

феноменологической редукции не без влияния онтологии Хайдеггера.

Проблематика бытия в философии Хайдеггера

Аналитика Dasein

В первой части этого раздела уже шла речь о теме ";Бытие челове-

ка и бытие мира"; и говорилось о повороте экзистенциалистской фило-

софии к построению новой онтологии. Как отмечалось, на первый

план было выдвинуто не безличное бытие мира, а человеческое бытие,

в которое в свою очередь были акцентированы лишь некоторые аспек-

ты и моменты. Теперь мы попытаемся, обращаясь к текстам Хайдегге-

ра, более подробно ответить на вопрос: в чем отличие и смысл тех

аспектов бытия, к которым было привлечено особое внимание класси-

ков экзистенциализма? Для ответа обратимся к ранней работе Хайдег-

гера ";Бытие и время";.

Итак, помыслить бытие во времени есть, как можно судить по

названию основного хайдеггеровского труда, основная задача филосо-

фа. Логично предположить, что свои размышления Хайдеггер и дол-

жен был бы начать с бытия. Однако главный итог того влияния, кото-

рое оказала на его мышление феноменология Гуссерля, как раз и де-

лает этот вариант невозможным. Хайдеггер не может сразу присту-

пить к рассмотрению бытия. В противном случае его подход можно

было бы назвать догматическим: он рассматривал бы ";бытие"; некри-

тически, как нечто самоданное. Поэтому он начинает с ";прояснения

самого смысла"; вопроса о бытии. Надо сперва выяснить, каково же то

сущее, которое ставит вопрос о бытии. Поэтому анализ Dasein стано-

вится той основой, фундаментом, на котором может быть сформули-

рован главный вопрос, волнующий Хайдеггера. Эту подготовитель-

ную работу философ и называет фундаментальной онтологией. В свою

очередь ее главная составляющая - аналитика Dasein. Хайдеггер

неоднократно разъяснял (";Кант и проблема метафизики";, ";Цоллико-

неровские семинары";): понятие аналитики лишь подсказано употреб-

лением этот термина в греческой традиции и у Канта. В ";Бытии и

времени"; главным отличием аналитики Dasein становится не расчле-

нение Dasein на элементарные составляющие, а возвращение к един-

ству, синтезу самой ";онтологической возможности бытия сущего";, что

совпадает с вопросом о ";смысле бытия как такового";. Посмотрим, как

развертывается, как осуществляется аналитика Dasein (через практи-

цирование Dasein-анализа).

Итак, базовая категория ";Бытия и времени"; - Dasein. О ее

значении для философии Хайдеггер впоследствии писал так: <Вывес-

ти мысль человека на путь, который ведет ее в отношение истины

бытия к существу человека, открыть мысли тропу, где она сумела бы

собственным образом продумать само бытие в его истине - ";на пути";

туда мысль, опытом которой было ";Бытие и время";... Чтобы как от-

ношение бытия к существу человека, так и сущностное отношение

человека к открытости (";Вот";) бытия как такового схватить одновре-

менно ив одном слове, для сущностной области, в которой стоит

человек как человек, было избрано имя Dasein>";.

Понятие Dasein употребляет еще Кант, хотя и достаточно редко и

подчас не отличая его от Sein, бытия. А вот Гегель в ";Науке логики";

использует категорию Dasein тогда, когда хочет отличить от бытия

как такового особое бытие - то, в котором главным является нали-

чие, данность некоего сущего, именно ";присутствие";. (Отсюда закре-

пившийся в переводах гегелевских текстов термин ";наличное бытие";.)

Что касается Хайдеггера, то он, рассматривая Dasein как базовую ка-

тегорию своей онтологии ^ изначально придает этому понятию особый

смысл. (Следует учесть, что в ";Бытии и времени"; это фундаменталь-

ное понятие осталось - во многом из-за непривычности хайдеггеров-

ского философского языка - неясным. Поскольку в последующих

работах Хайдеггер неоднократно обращался к прояснению Dasein, эти

разъяснения полезно использовать.) Суть проблемы - в комплекс-

ном значении Dasein, вмещающем в себя целую гамму различных от-

тенков смысла (переводчики тщетно бьются над тем, чтобы передать

их одним словом-аналогом: здесь-(тут-)(вот)6ытие, бытие-сознание и

т.д.). Какие же оттенки смысла особенно важны для Хайдеггера в

понимании Dasein?

Аналитика Dasein в ";Бытии и времени"; включает в себя следую-

щие превоначальные шаги (§ 9). Dasein - особое сущее. Прежде

всего, бытие этого сущего ";всегда мое"; '°. Далее, в бытии этого сущего

оно само относится к своему бытию. ";Сущность"; этого сущего лежит

в его быть (S. 42). Или иначе - ";сущность"; Dasein заключена в

его экзистенции (Ibid.). При этом Хайдеггер делает оговорку: экзис-

тенция в применении к Dasein не тождественна традиционному толко-

ванию термина existentia, где превалировал внешний эффект ";налич-

ности";. Речь идет, согласно Хайдеггеру, о способе быть, которое спе-

цифично именно для Dasein.

Существенно, что это Da-sein, т.е. ";здесь";-(тут-)бытие: указание

на ";присутствие здесь";, действительно, приобретает исходное значе-

ние. Однако не менее важен следующий момент: здесь-(тут-)6ытие,

согласно Хайдеггеру, есть такое сущее, которое не просто бывает сре-

ди прочего сущего. Этому сущему присуще то, что вместе с его бытием

и через его бытие само бытие раскрыто для него. Уразумение бытия

само есть определенность здесь-бытия";. Итак, Dasein есть бытие,

наделенное сознанием, есть здесь-(тут-)6ытие, т.е. присут-

ствие. Но такое здесь-присутствие, через которое ";говорит";

само бытие.

В основе онтологии Хайдеггера, глубоко повлиявшей на дальней-

шее развитие экзистенциализма - основательное продумывание темы

экзистенции, или человеческого существования. Чем отличается

человеческое сущее от всех других сущих? Иным способом су-

ществования. В §12 ";Бытия и времени";, а также в последующих

работах Хайдеггер акцентирует понятие ";экзистирование";. <Сущее,

существующее способом экзистенции, это человек. Только человек эк-

зистирует. Скала существует, но она не экзистирует. Дерево суще-

ствует, но оно не экзистирует. Лошадь существует, но она не экзисти-

рует. Ангел существует, но он не экзистирует. Бог существует, но он

не экзистирует. Предложение: ";Только человек экзистирует"; никоим

образом не значит, что только человек оказывается действительно су-

щим, и все сущее недействительно или (есть) только кажимость, или

человеческое представление. Предложение: ";человек экзистирует"; оз-

начает: человек есть то сущее, чье бытие отмечено открытым стоянием

внутри непотаенности бытия, отличительно благодаря бытию, отличе-

но в бытии> ";. Экзистенция имеет своего рода онтологическое первен-

ство перед сознанием, хотя сознание первостепенно важно для экзис-

тирования. ";Всякое сознание заранее предполагает экстатически по-

нятную экзистенцию в качестве essentia человека, причем essentia оз-

начает то, в качестве чего человек существует, пока он человек. Со-

знание, наоборот, и не создает впервые открытость сущего, и не пре-

доставляет впервые открытость для сущего";^. Итак, при определении

специфики экзистенции Хайдеггер вмешивается в вековечный спор о

специфике человека, его отличии от неорганического и животного мира.

Специфика человека определяется им скорее не через разум,

сознание, не через специфику деятельности, а через особое

положение человеческого сущего в бытии и через ";устанавли-

вание"; по отношению к бытию. Таким образом, на понятие Dasein

и его истолкование возлагается дополнительная философская нагрузка.

Далее Хайдеггер ставит специальный вопрос о возможностях, которые

истолкование Dasein дает для построения философской онтологии.

Автор ";Бытия и времени"; заключает: анализируя Dasein, здесь-

бытие (т.е. создавая, по терминологии Хайдеггера, экзистенциаль-

ную аналитику), мы делаем единственно верный шаг к созданию фун-

даментальной онтологии, т.е. учения о бытии как таковом. Но почему

аналитику Dasein Хайдеггер называет экзистенциальной? Мы уже

видели, что Хайдеггер именует экзистенцией способность здесь-бы-

тия, Dasein, особым образом ";устанавливаться"; по отношению к бы-

тию - быть открытым к непотаенности бытия. Тем самым Dasein

обретает, согласно Хайдеггеру, преимущества перед всяким сущим.

Человеческое сущее решающим образом определено экзистенцией (здесь

первое - онтическое, т. е. относящееся к самому бытию, преимуще-

ство Dasein - S.12). ";Устанавливание"; по отношению к бытию как

таковому дает Dasein еще одно преимущество: второе - онтологичес-

кое, т. е. относящееся к философии бытия, - преимущество Dasein.

Третье преимущество Dasein возникает из объединения первого и второ-

го моментов (";онтически-онтологическое"; преимущество, условие

возможности всякой онтологии - S.12,13). Здесь-бытие, продолжает

Хайдеггер, есть сущее, которое в своем бытии понимающим образом

";устанавливается к этому бытию";. Или, как мы уже видели из разъясне-

ний Хайдеггера: ";здесь-бытие экстатирует"; (S.52-53). Особенности

и преимущества Dasein, разъясняет Хайдеггер, состоят в том, что оно

- единственное бытие, которое способно ";вопрошать"; о самом себе и

бытии вообще, благодаря чему оно, собственно, и ";устанавливает себя";

(";устанавливается";) по отношению к бытию (S.7). Вот почему такое

Dasein, или бытие-экзистенция, и есть, согласно раннему Хайдегге-

ру, фундамент, на котором должна строиться всякая онтология.

Попытка Хайдеггера связать Dasein и Sein, которая подчас кажет-

ся всего лишь жонглированием далекими от жизни философскими

понятиями, на деле имеет отношение к фундаментальным вопросам

философии и культуры. Хайдеггеровское понимание специфики чело-

веческого бытия не лишено оснований. Ни одно из известных нам

живых существ, кроме человека, не способно помыслить, задаться

вопросом о бытии как таковом, - об универсуме и его целостности, о

своем месте в мире. Здесь, кстати, видно определенное различие в

понимании ";экзистенции"; Хайдеггером и Сартром. Сартр, употреб-

ляя это понятие, делает акцент на индивидуальном выборе, ответ-

ственности, поисках собственного Я, хотя, конечно, ставит в связь с

экзистенцией и мир в целом. У Хайдеггера акцент все же перенесен на

бытие - для ";вопрошающего"; человека само бытие раскрывается,

";светится"; через все, что люди познают и делают. Надо только изле-

читься от опаснейшей болезни, поразившей современное человечество,

- ";забвения бытия";. Страдающие ею люди, эксплуатируя богатства

природы, ";забывают"; о ее целостном независимом бытии, видя в дру-

гих людях всего лишь средства, ";забывают"; о высоком предназначе-

нии человеческого бытия.

Итак, первый шаг экзистенциалистской онтологии Хайдег-

гера - констатация ";изначальности"; человеческого бытия

как бытия-вопрошания, бытия-установления, как бытия, ко-

торое ";есть я сам";. Следующий онтологический шаг, который

экзистенциалисты - Хайдеггер и другие - приглашают сделать сво-

его читателя состоит в том, что вводится понятие и тема бытия-в-мире

(S.56-57). Ведь суть человеческого бытия, действительно, состоит в

том, что это бытие-в-мире, связанное с бытием мира.

Бытие-в-мире, с одной стороны, раскрывается у Хайдеггера через

неотъемлемое от человека ";озабоченное делание"; - и это напоминает

немецкую классическую философию, в частности понятие ";дело-дей-

ствие"; у Фихте. Бытие-в-мире ";светится";, по Хайдеггеру, через ";де-

лание";, а ";делание"; раскрывается через ";заботу";. Не следует, поясня-

ет мыслитель, путать заботу как категорию философии с конкретны-

ми ";тяготами";, ";печалью";, ";жизненными заботами"; - в философии

экзистенциализма речь идет об общей, ";метафизической"; заботе: обес-

покоенности миром, самим бытием. Итак, Dasein способно не только

вопрошать о бытии, но и заботиться о себе как бытии, заботиться о

бытии как таковом. Эти моменты, действительно, характеризуют бы-

тие человека в мире и очень важны, особенно сегодня, когда именно

забота человека и человечества о бытии, о сохранении бытия планеты,

цивилизации, о сохранении природной среды должна противостоять

вырвавшимся из-под контроля деструктивным тенденциям человечес-

кой жизни.

В первом разделе ";Бытия и времени"; Хайдеггер анализировал бы-

тие-в-мире через его су щностную структуру - ";разомкнутость ";.кото-

рая в свою очередь была поставлена в связь с категорией ";забота";. А

вот второй раздел ";Бытия и времени"; Хайдеггер начинает с обескура-

живающего заявления: проведенный до сих пор экзистенциальный ана-

лиз бытия Dasein не может претендовать на исходное значение, ибо

пока бытие Dasein в собственном смысле не раскрыто (S. 233). Ана-

лиз как бы начинается с начала. На этот раз Хайдеггер намеревается

сосредоточиться на проблеме времени.

Проблема времени

Хайдеггер устанавливает: исходная онтологическая основа экзис-

тенциальности Dasein - это временность (Zeitlichkeit). Поэтому до-

бытые до сих пор онтологические структуры надо высветить снова -

с раскрытием их временного смысла. Такова намеченная Хайдеггером

программа (§ 45). Однако к ее реализации мыслитель движется околь-

ными путями, что вообще характерно для реализации программных

задач ";Бытия и времени";. Казалось бы, если ";временность образует

исходный бытийный смысл Dasein";, то следует приступить к его рас-

крытию. Однако на пути к этой цели Хайдеггер воздвигает своеобраз-

ную ";онто-феноменологию"; смерти. Именно через аналитику феноме-

на смерти Хайдеггер надеется подобраться к ";охвату целостности

Dasein"; (§ 47). Анализ Хайдеггера противоречив, даже парадоксален.

Парадокс состоит в следующем. Через обращение к смерти пред-

полагается осмыслить da, т. е. ";здесь";, ";вот";, именно бытийную сто-

рону Dasein. Однако со смертью каждого человека кончается это da,

здесь-, вот-присутствие. Так, может быть, смерть другого поможет

высветить этот экзистенциал? Нет, отвечает Хайдеггер. Ибо смерть,

насколько она ";есть";, всегда моя (§ 47). ";Умирание показывает, что

смерть онтологически конституируется всегда-мне-принадлежностью

и экзистенцией"; (С. 240). Почему Хайдеггера в его онтологии так

интересует проблема смерти и как он связывает ее с проблемой времени?

Трудность философской проблемы смерти Хайдеггер видит в том,

что биологические, биографические, этнолого-психологические подходы

к смерти уже предполагают какое-либо понятие смерти. Но понятие

это остается весьма смутным. Между тем надо учесть, что ";экзистен-

циальная"; интерпретация смерти должна предшествовать всякой био-

логии и онтологии жизни. Хайдеггер и предлагает, в итоге скрупулез-

ных размышлений над темой умирания, следующее ";экзистенциаль-

ное"; толкование смерти: человеческое Dasein перед лицом смерти по-

ставлено перед возможностью - без первичной опоры на ";озаботив-

шуюся заботливость"; - быть самим собой. Но это возможно через

страстную свободу к смерти, которая отрешается от всех людских

иллюзий и поэтому предстает как уверенная в себе, как наводящая

ужас (§ 53). Так Хайдеггер раскрывает смысл категории ";бытие к

смерти";. Но и экзистенциальное обращение к проблеме смерти пока

не дало разрешения центрального вопроса: ибо ";заступание в смерть";

не дает гарантии ";способности быть";. И Хайдеггер приступает к ис-

следованию других феноменов с точки зрения их ";экзистенциально-

онтологических оснований - совести (§ 55-57, 59), вины (§ 58),

решимости (§ 60, 62). ";В ходе этого анализа, - пишет Хайдеггер, -

стало ясно, что в феномен заботы прочно встроены экзистенциальные



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История философии Запад - Россия - Восток (1)

    Книга
    Историяфилософии: Запад - Россия - Восток. Книга 4: Философия XX В. уч. для ВУЗов. под ... Ч. Тейлор. Основные области его исследований - историяфилософии, социальная философия, философия морали и культуры. К числу его ...
  2. История философии Запад - Россия - Восток (2)

    Документ
    Историяфилософии: Запад - Россия - Восток. кн. 2: философия XV - XIX вв. уч. для ... через историю, а история осмыслена лишь через христианство, - так полагал Чаадаев. Россия, "заблудившаяся" между Востоком и Западом ...
  3. История философии запад-россия-восток

    Конспект
    ... . zz - Аннотация zzz - Запас ИСТОРИЯФИЛОСОФИИ: ЗАПАД-РОССИЯ-ВОСТОК книга вторая: Философия XV-XIX вв. Под ... через историю, а история осмыслена лишь через христианство, — так полагал Чаадаев. Россия, "заблудившаяся" между Востоком и Западом ...
  4. ИсториЯ ФИЛОСОФИИ КАК НАУКА В РОССИИ XIX–XX вв

    Монография
    ... видно на примере изложения всемирной историифилософии в трехтомнике «Историяфилософии. ЗападВостокРоссия», содержательно выдержанном в духе классического ...
  5. История философии (2)

    Документ
    ... . М., 1989. Историяфилософии: Запад-Россия-Восток / под ред. Н.В. Мотрошиловой. М., 1995-1999. Кн. 1-4. Рассел Б. История западной философии: в 2 т. Новосибирск ...

Другие похожие документы..