Главная > Автореферат диссертации


На правах рукописи

КРАЙКО ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА

АНТИЧНЫЙ МИФ ОБ АТЛАНТЕ И АТЛАНТИДЕ:
ОПЫТ ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКОГО РАССМОТРЕНИЯ

Специальность 10.01.09 – фольклористика

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических

наук Шталь И.В.

Москва – 2006

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы……………………………………………………………………….......

3

Обзор научной литературы…………………………………………………………………..

3

Теоретическая база диссертационной работы: характеристика мифологического мышления и его реализации в эпосе…………………………………………………...........

7

Цели и задачи исследования………………………………………………………………...

15

Материалы исследования: источники………………………………………………………

15

Методы исследования………………………………………………………………………...

20

Структура работы……………………………………………………………………………..

21

ГЛАВА 1. ИСТОКИ АНТИЧНОЙ ЭПИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ОБ АТЛАНТЕ И

АТЛАНТИДЕ

1.1. Эпическая поэма Гелланика «Атлантиада»…………………………………………….

23

1.2. Географическое местоположение Атланта и Атлантиды в свете теории мифо-эпического вымысла………………………………………………………………………….

1.2.1 Вопрос о догреческом бытовании традиции об Атланте

и Атлантиде …………... … … ………………………………………………………………………...

37

1.2.2. Мотив географической удаленности Атланта и Атлантиды как

указание на древность предания……………………………………………………………………..

1.2.3. Царство Атланта как особый дуалистический ареальный мир………………………

43

60

1.2.4.Движение предания об Атланте с запада на восток………………………………………………………………………………………………………

62

1.3. Гора Атлант в системе мифо-эпических представлений об Атланте и

Атлантиде………………………………………………………………………………………

70

Выводы по первой главе…………………………………………………………………….

82

ГЛАВА 2. ЭПИЧЕСКИЙ СИНКРЕТИЗМ В АНТИЧНОМ ПРЕДАНИИ ОБ АТЛАНТЕ

2.1. Генеалогия Атланта: принадлежность к доолимпийской династии

богов……………………………………………………………………………………………

84

2.2. Потомки Атланта и их связь с древнейшей атлантической

традицией……………………………………………………………………………………...

89

2.3. Мифо-эпические функции Атланта……………………………………………………..

95

2.4. Эвгемеристическая традиция об Атланте………………………………………………

113

Выводы по второй главе……………………………………………………………………

132

ГЛАВА 3. ЧЕРТЫ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЭПОСА В ПОВЕСТВОВАНИИ ОБ АТЛАНТИДЕ

3.1.Платоновский миф об Атлантиде и античная традиция об Атланте………………….

135

3.2. Трехчастная структура Ж.Дюмезиля в мифо-эпическом предании об

Атлантиде……………………………………………………………………………………..

144

3.3. Мотив идеализации старины в эпическом предании об Атлантиде………………….

149

3.4.Признаки эпического синкретизма в предании об Атлантиде………………………...

3.4.1. Сочетание истины и вымысла………………………………………………………………

152

3.4.2. Качественное единообразие эпического мира……………………………………………

157

3.5.Мотив смены эпических поколений в предании об Атлантиде……………………………………………………………………………………….

168

Выводы по третьей главе……………………………………………………………………

170

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………………….

172

ПРИМЕЧАНИЯ.........................................................................................................................

174

БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………………………………………………….

196

ПРИЛОЖЕНИЕ……………………………………………………………………………….

201

Введение

Несмотря на то, что миф об Атланте и Атлантиде является объектом исследований и вызывает интерес уже в течение многих веков, остается один его аспект, изученный недостаточно.

Актуальность диссертационной работы обусловлена тем, что впервые миф рассматривается с точки зрения эстетики и поэтики архаического античного мифа и эпоса.

Большинство исследователей, изучающих миф об Атланте и Атлантиде как фольклорный феномен (Байи, Рене Генон, Э.Коллинз) рассматривают его как архаическую доисторическую мифо-эпическую традицию, реминисценции которой встречаются в мифах и преданиях многих народов древнего мира.

 Жан Сильвен Байи, французский астроном и общественный деятель 18 века, анализируя генеалогии мифологических богов (финикийскую, египетскую, греческую), приходит к выводу, что основа теогонии у древних народов берет начало от атлантов. Боги этих народов атлантического происхождения – они происходят от Урана и Геи, первых царей Атлантиды. Древние источники связывают историю атлантов с историей древнего Египта, Финикии, Греции (такие как Диодор Сицилийский, Санхониатон) 1).

Байи также убежден, что присутствующий во всех древних религиях культ Солнца, огня, особое почитание солнечных божеств (Осирис, Адонис, Аполлон, Геракл, Феникс и др.) имеет атлантическое происхождение: он мог зародиться только в краях, где люди испытывали недостаток в солнечном свете и тепле, то есть на Севере, на полюсе.

Изучение древних преданий приводит Байи к обоснованию концепции полярного происхождения працивилизации атлантов и цивилизации древнего мира в целом 2).

Так, согласно античной эпической традиции, географическое местоположение Атланта связано с географией потустороннего мира, загробной жизни – царством Аида, преисподней. В мифологии царства Аида, царства мрака, ночи, теней, которое, по преданию, находится у пределов земли, воплотилась память народов о своей полярной прародине, где шесть месяцев длится ночь и царит холод, замирает жизнь. Сады Гесперид, Елисейские поля, Тартар, по свидетельствам древнегреческих авторов (Гомер, Гесиод, Плутарх), находились на Севере. Остров Огигия, жилище дочери Атланта Калипсо, сады Гесперид, где Атлант держит небесный свод, находятся, как следует из древнего эпоса, на пути в Аид, то есть на Севере 3).

Французский философ-традиционалист Рене Генон в своих исследованиях рассматривает Атлантиду как «наследницу» изначальной сакральной мифологической Традиции.

В трудах «Символы священной науки», «Атлантида и Гиперборея», «Царь Мира» Рене Генон исследует истоки, пути развития изначальной сакральной Традиции.

Истоки атлантической традиции, по Р.Генону, - на дальнем западе.

Согласно Рене Генону, первородным духовным центром, где находится исток всех мифологических традиций, исток изначальной традиции, была Гиперборея, или Гиперборейская Тула, как свидетельствуют Веды и другие сакральные источники. Гиперборея занимала полярное положение и в буквальном и в символическом смысле слова. Именно Тула гипербореев предстваляет собой первый и наивысший центр для совокупности человечества теперешней Манвантары. Все другие «священные острова», повсюду обозначаемые именами со схожими значениями были только образами этого острова.

Среди них - и остров Атлантида - духовный центр атлантской традиции, которая существовала в течение вторичного исторического цикла, включенного в Манвантару. Атлантида, атлантическая традиция в этот период была преобладающей формой и как бы «замещением» первородного центра. Находилась Атлантида далеко на Западе, в Атлантическом океане 4).

В работах Г.Властова и А.И.Немировского особое внимание уделено анализу образа Атланта.

Г.Властов в исследовании «Теогония Гесиода и Прометей» рассматривает гесиодическую легенду об Иапете и его сыновьях Атланте, Менетие, Прометее, Эпиметее как этнический миф, где четко прослеживаются догреческие корни и финикийское влияние.

Г.Властов рассматривает греческую мифологию как изложение на символическом языке исторических фактов. Так, по его мнению, древнейшие греки во времена Гесиода ясно сознавали, что их культ сложился из многих элементов, из которых некоторые принадлежали к культам народов, приходивших с греками в соприкосновение. Эта мысль, прежде чем она облеклась в поэтическую и аллегорическую форму, предполагает изучение прошлого, критический взгляд на него, ясное сознание, что в древний ведический культ отцов вносится начало чуждое, чужеземное, и, наконец, предполагает приискание легендарной формы, в которую эта мысль могла бы быть вылита.

Образ Атланта в античном мифе и эпосе – это ярчайший пример олицетворения в мифо-поэтической форме догреческой неведической культуры и культа, с которыми ведические греки вели ожесточенную борьбу, и от которых в то же время они заимствовали множество их достижений. Атлант, будучи сыном Урана в финикийской космогонии, как наблюдатель звезд, как кознодей в «Одиссее», как сын несомненно этнического Иапета, как лицо, с которым входит в сношение путешественник Геракл, как изобретатель астрономии и отец Плеяд, Атлантид и Геспера, как составитель карты звездного неба, является представителем древнейшей цивилизации, культурного типа племен, с которыми взаимодействовали финикийцы и греки 5).

А.И.Немировский в статье «Две Атлантиды» также выдвигает идею о догреческих (критских) корнях предания об Атланте.

Обосновывая свою гипотезу, А.И.Немировский ссылается на труды зарубежных ученых. Шведский исследователь М.Нильссон в труде «Микенское происхождение греческой мифологии» (1932 г.), опираясь на археологические открытия в области крито-микенского мира, которые дают ключ к историческому пониманию мифов, приходит к выводу, что греческая Олимпийская мифология восходит ко второй половине II тыс. до н.э. Она отражает раннегосударственный строй и общественные отношения микенской эпохи. Если сопоставить ее с мифологией древних египтян или вавилонян, то это будет сравнительно молодая мифология. Но в ней сохранились элементы гораздо более ранних мифологических представлений минойского мира. По мнению немецкого исследователся Бранденштайна (книга «Атлантида», вышедшая в 1951 году), как раз фигура Атланта, сына титана Иапета и океаниды Климены, и принадлежит к древнейшим мифологическим персонажам. Само имя «Атлант» происходит от названия критской страны Атлантиды. Страна же эта не имеет ничего общего с Атлантическим океаном. Перенос же имени «Атлант» на дальний запад в рассказе Платона является, по всей видимости, отголоском событий микенской эпохи, воспоминанием о ранних плаваниях критян, а античный мифо-эпический образ Атланта, гиганта, поддерживающего небесный свод, доносит представление микенцев о могуществе эгейской Атлантиды.

А.И.Немировский считает, что наиболее близки к морю и одновременно к Криту дочери Атланта Плеяды (они считались покровительницами моряков, а их восхождение считалось началом наиболее благоприятного периода для плавания) и его потомки в третьем и четвертом поколениях (Ясион, Дардан, Главк, Огигия, Аталанта) 6).

Роберт Грейвс также находит критское влияние в предании Платона об Атланте и Атлантиде. Эта традиция говорила о том, что минойский Крит, влияние которого испытывали на себе и Египет, и Италия, потерпел поражение от союза эллинских племен во главе с Афинами, или как, в результате подводного землетрясения или по другой причине, огромные береговые сооружения, построенные кефтиу («людьми моря» или жителями Крита и их союзниками) на острове Фарос, оказались глубоко под водой.

Некоторые детали, которые сообщаются в рассказе Платона об Атлантиде, включая принесение в жертву быка на вершине стелы и систему снабжения горячей и холодной водой во дворце Атланта, говорят в пользу того, что это были критяне, а не какой-то другой народ. Как и их царь Атлант, они «знали все глуби моря» 7).

Современный британский ученый Эндрю Коллинз, опираясь на результаты сравнительного изучения западносемитского финикийского и индоевропейского греческого языков, а также на исторические и мифологические факты из трудов Диодора Сицилийского, Плутарха, Плиния Старшего, Псевдо-Аристотеля, Филона Библского устанавливает, что греческая легенда о боге Атласе, держащим на плечах небесный свод, связанная с преданием об Атлантиде, восходит к финикийским или карфагенским источникам 8).

Э.Коллинз приводит также множество фактов из мифологических традиций архаических культур Центральной Америки. Эти традиции – о древнейшей прародине древнейших предков и носителей высшей мудрости, которых предания именуют «змеями» или «пернатыми змеями». Ацтлан, мифическая прародина мексиканцев, Тулан, прародина майя и Тлапаллан, родина бога тольтеков Кетцалькоатля, согласно древним преданиям, - места, представляющие собой обширные массивы суши посреди моря, как и Атлантида Платона. По мнению исследователя, в этих сказаниях содержатся отголоски предания о прародине человечества – об Атлантиде 9).

Теоретическую базу диссертационной работы составляют труды зарубежных и отечественных исследователей мифа и эпоса, объединенных трактовкой мифа как особого типа художественного мышления, в основе которого лежит реальный факт, истина (η αλήθεια): факт бытия или факт общественного сознания.

Одна из таких трактовок нашла отражение в работе немецкого философа Ф.В.Шеллинга «Введение в философию мифологии». В центре труда Шеллинга – анализ древней мифологии как естественной религии: Шеллинг понимает мифологию как реальную для древних людей религиозную систему, учение о богах (политеизм), в которых верили люди.

Шеллинг исходит из того, что сознание человека является изначально мифологическим – то есть полагающим Бога, и мифология является порождением этого сознания 10). В связи с этим философ делает вывод, что события, о которых повествуют мифы, надо понимать буквально.

Главный постулат теории русского филолога-лингвиста А.А.Потебни состоит в том, что миф – это особый, синкретический тип мышления, где образ равен значению. Он очень важен для диссертационной работы, так как в ней делается попытка проследить эволюцию эпического синкретизма – художественого мышления эпоса - на примере образа Атланта.

В своей теории мифа А.А.Потебня исходит из факта взаимовлияния языка и мышления.

Значение языка состоит в том, что именно он объективирует мысль, а слово – это известная форма мысли 11).

Согласно теории А.А.Потебни, общая форма человеческого мышления, в том числе и мифологического, состоит в объяснении вновь познаваемого (в языке, в предложении функцию его выполняет подлежащее) прежде познанным (в предложении – сказуемым).

Древний же язык находился на более низкой ступени развития. Члены предложения в нем были однородны (так как не было еще частей речи), близкие к нынешнему существительному. Из такого состояния языка, предложения вытекает и синтетическое, синкретическое суждение, мысль, необходимость один объект определять через другой 12).

Таким образом, мифологическое мышление, в силу своей синкретичности, из-за того, что оно не может дифференцировать, отличить вещь от ее качеств, функций и действий (оно воспринимает их в совокупности, единстве с самой вещью, отождествляет их с ней), просто отождествляет познаваемое и прежде познанное (раковина есть море).

По мнению А.А.Потебни, миф – словесное произведение, то есть совокупность образа (= сказуемого), представления и значения (=подлежащего, т.е. того, что подлежит объяснению). Последующий миф создается при помощи предшествующего мифа-слова. Миф – это апперцепция в слове (Штейналь) 13).

Из синкретизма мифологического мышления исходил и А.Н.Веселовский, формулируя понятие «синкретического» эпитета. Синкретические эпитеты – это древнейший пласт любого языка. Их возникновение объясняется физиологическим синкретизмом и ассоциацией наших чувственных восприятий (например, впечателения звука могут быть вызваны впечатлением зрительным, световым). Синкретические эпитеты отвечают этой слитности чувственных восприятий, которые первобытный человек выражал нередко одними и теми же лингвистическими показателями. Так, целый ряд индоевропейских корней обозначает понятие напряженного движения, проникания, и в то же время понятие звука и света, горения, далее обобщаясь до выражения отвлеченных отношений (греческое οξύς) имеет значение «острый», в физическом, осязательном смысле, и служит для обозначения звуковых и световых впечатлений, передавая яркость, остроту света). В основе такого рода двойственности, по мнению А.Н.Веселовского, нет метафоры, а есть безразличие или смешанность определений, свойственная нашим чувственным восприятиям и более сильная в древнейшую пору их закрепления формулами языка 14).

Особое значение для диссертационной работы имеют исследования по античному мифу и эпосу.

Крупнейший русский филолог и философ А.Ф.Лосев рассматривает стихию чудесного, образного в мифе, которая, по его мнению, является результатом сочетания в мифе вещественного и идеального, чувственного образа и общей идеи.

А.Ф.Лосев в своем понимании мифа, как и А.А.Потебня, исходит из единства языка и мышления: «Миф есть всегда то или иное обобщение: «миф» по-гречески значит не что иное, как «слово». А всякое слово, или речь уже обобщает. Те существа, о которых повествует мифология, всегда являются тем или иным обобщением, поскольку им как чему-то общему всегда подчиняется определенная область действительности как совокупность того или иного множества или даже бесконечного числа частных явлений» 15).

Формирование мифологии А.Ф.Лосев считает результатом перенесения первобытным человеком на природу общинно-родовых отношений. Так природа становилась магической, наполнялась живыми существами, по своей силе уже бесконечно превосходящими человека 16).

Отсюда обосновывается необходимость изучения мифологии в ее связи с реальной действительностью, с породившей ее исторической средой.

Античная мифология должна рассматриваться исторически не только в смысле разделения ее на периоды, но и в смысле установления разновременных рудиментов в пределах каждого отдельного мифа 17).

Эволюционный подход А.Ф.Лосева к изучению мифо-эпического предания и исследование мифа в его связи с реальной действительностью, реальным фактом, используются в диссертационной работе при анализе эволюции мифа об Атланте и Атлантиде.

А.Ф.Лосев в развитии античной мифологии выделяет несколько периодов: доолимпийская хтоническая мифология (ее этапы - фетишизм, анимизм); олимпийская героическая мифология. Завершающий период развития мифологии связан с процессом разложения родовых отношений, который приводит к постепенному распаду мифологического мышления 18).

В работах И.В.Шталь находим развитие положений А.А.Потебни о мифе как особом типе художественного мышления, где образ и значение образуют нерасторжимое единство, применительно к античному материалу мифа и эпоса.

На анализе эволюции эпического синкретизма – художественного сознания гомеровского эпоса, который является главной темой работ И.В.Шталь, базируется предпринятое в диссертации исследование античного предания об Атланте и Атлантиде.

Согласно И.В.Шталь, в мифе образ присутствует в полном объеме, без отрыва от понятия. Но миф в чистом виде до нас не дошел. Миф дошел или в авторском пересказе (например, Эсхил, Павсаний), или в мифо-эпическом предании (через эпос). Главная отличительная черта эпоса архаического периода, имеющего опору в мифо-эпическом предании, по Страбону, в том, что он совмещае т в себе и вымысел (образное начало), и реальность, истину, поучает и доставляет удовольствие одновременно: «Вымысел (μύθος) и истина (αλήθεια) как формы проявления «приятного» и «полезного», а, в конечном счете, художественного и понятийно-логического мышления, в гомеровском эпосе слиты воедино и образуют вымысел особого рода, свойственный лишь эпической синкретической поэзии». «В эстетической терминологии Страбона понятие ό μύθος, «вымысел», приобретает расширенное значение, оказывается вымыслом, построенным на истине, содержащим истину, в противовес τό πλάσμα, «вымыслу», в воспроизведении дел и фактов свободному от истины бывшего. Термин ό μύθος у Страбона противопоставлен τό πλάσμα и прилагается к поэтическому вымыслу Гомера» 19).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Социально-гуманитарные чтения 2009 года

    Сборник научных работ
    ... Арин О. Миф об азиатско-тихоокеанском регионе ... в Атланте и ... просить Крайком ВКП(б) ... Атлантидой, ... Оп. 1. Д. 274. Л. 5. 2. ЦХИДНИКК. Ф 1. Оп 1. Д. 621. Л. 7–24. 3. ЦХИДНИКК. Ф 1. Оп 1. Д. 617. Л. 56. 4. ЦНИИО. Ф. 1. Оп ... мыслителей античного ... Владимировна ... Юлия ...

Другие похожие документы..