Главная > Автореферат диссертации


Великая греческая колонизация

Аполлодор. Поход за золотым руном

Аполлодор (ок. 180–109) — древнегреческий ученый, автор сочинения «О богах». Компиляцией этой книги является так называемая «Мифологическая библиотека», приписываемая Аполлодору, но составленная уже в римское время, не позднее II в. н. э. Это одно из немногих произведений античности, в котором систематически излагаются греческие мифы, в том числе — о путешествии аргонавтов в Колхиду (I книга). Сказание об аргонавтах оформилось, видимо, к VIII в. до Р. Х., но в мифологизированной форме отражает более ранние события греческой истории, связанные с освоением Средиземного и Черного морей и перекликающиеся с приключениями Одиссея. Печатается по изд.: Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1993 (сер. «Литературные памятники»). С. 18–23. Перев. с древнегреч. В. Г. Боруховича.

(16) От Эсона … родился Иасон. Он стал жить в городе Иолке; в этом городе после Кретея воцарился Пелий. Когда он вопросил оракул, как следует ему оберегать свою царскую власть, бог возвестил ему, что он должен остерегаться человека об одной сандалии. Вначале Пелий не понял того, что ему предсказал оракул, но позднее ему пришлось узнать его смысл. Однажды, принося на берегу моря жертву богу Посейдону, он пригласил на это торжество многочисленных гостей, и среди них Иасона. Иасон, пристрастный к земледелию, занимался в это время полевыми работами, но, получив приглашение, поспешил на торжество. Переходя через реку Анавр, он потерял одну сандалию, сорванную с его ноги речной струей. Увидев обутого таким образом Иасона и вспомнив о предсказании, Пелий подошел к нему и стал спрашивать, как бы он, Иасон, поступил, имея всю полноту власти, с тем из сограждан, о котором ему было бы предсказано, что этот человек станет его убийцей. Иасон … ответил, что приказал бы этому человеку принести золотое руно. Пелий, услышав это, тотчас же приказал ему отправиться за золотым руном. Это руно находилось в Колхиде, в роще, посвященной богу Аресу: оно висело на дубе и охранялось постоянно бодрствующим драконом. Иасон, посланный на свершение такого подвига, призвал на помощь Арга, сына Фрикса, и тот по совету Афины построил пятидесятивесельный корабль, названный по имени строителя Арго. На носу корабля богиня Афина укрепила ствол прорицающего додонского дуба1. Когда корабль был построен, Иасон обратился к оракулу, и бог приказал ему отплыть, после того как он соберет себе на помощь самых доблестных героев Эллады <…>

(17) Под командованием Иасона все эти герои отправились в путь и причалили на своем корабле к острову Лемносу <…> (18) Отплыв с острова Лемноса, герои причалили затем к стране долионов, которыми правил царь Кизик2. Он оказал им гостеприимство и дружелюбие. Оттуда они ночью выплыли в открытое море и попали в полосу противных ветров. Не узнавая берега, они вновь причалили к стране долионов. Последние приняли их за войско пеласгов3 (с которыми у них постоянно шли стычки). Началось ночное сражение, во время которого ни те, ни другие не знали, кто их противники. Аргонавты многих перебили и в том числе убили Кизика. Когда же наступил день и они уразумели происшедшее, они в знак скорби остригли себе волосы и устроили Кизику пышные похороны. После похорон, выйдя в открытое море, они причалили к Мисии <…>

(20) Из Мисии аргонавты отправились в землю, где жило племя бебриков4. В этой земле правил Амик, сын Посейдона и Вифинской нимфы. Будучи отважным бойцом, Амик заставлял чужестранцев, причаливавших к его земле, биться с ним на кулаках и таким способом их убивал. И в этот раз он прибыл к месту, где причалил корабль Арго, и стал вызывать самого доблестного на кулачный бой. Полидевк5 принял вызов и ударом под ложечку сразил его насмерть. Когда же после этого бебрики напали на него, герои, взявшись за оружие, обратили их в бегство и многих перебили.

(21) Отплыв оттуда, аргонавты подошли к Салмидессу на побережье Фракии. Там обитал Финей, слепой прорицатель … Боги ослепили его, как говорят, за то, что он по наущению мачехи ослепил своих собственных детей. Некоторые же сообщают, что его ослепил сам Посейдон за то, что он указал детям Фрикса морской путь из Колхиды в Элладу. Помимо того, боги наслали на него Гарпий. Это были крылатые существа, и каждый раз, как для Финея накрывали стол, они стремглав спускались с неба и похищали большую часть еды, а то немногое, что оставалось на столе, заражали таким зловонием, что есть это было невозможно. Когда аргонавты отправились к Финею с просьбой указать им путь по морю, он обещал выполнить их просьбу, если они избавят его от Гарпий. Тогда аргонавты накрыли стол для него с разнообразной пищей, и Гарпии тотчас же, внезапно слетев с неба, стали расхищать ее. Увидев это, сыновья Борея Зет и Калаид, будучи сами крылатыми, обнажили мечи и стали преследовать Гарпий в воздухе. Гарпиям было предсказано, что они погибнут от руки сыновей Борея <…> Аполлоний же в «Аргонавтике» говорит, что Гарпий преследовали до островов, называемых Строфадами, и что они не претерпели ничего дурного, так как дали клятву больше никогда не обижать Финея.

(22) Избавившись от Гарпий, Финей указал морской путь аргонавтам и дал им совет относительно скал Симплегад, находившихся в море. Эти скалы были огромной величины и, сдвигаясь под силой ветра, отрезали морякам путь. Над местом, где они находились, стоял густой туман и раздавался страшный грохот; даже птицы не могли пролететь между ними. Финей посоветовал аргонавтам пустить дикого голубя, чтобы он пролетел между скалами, и если он останется целым, то смело плыть; если же он погибнет, то отказаться от плавания. Выслушав это, они вновь выплыли в открытое море и, когда уже были близко от Симплегад, выпустили с носа корабля голубя. Тот пролетел, и скалы, сомкнувшись, успели отсечь ему только кончик хвоста. Подождав, когда скалы разойдутся вновь, напряженно гребя, поддерживаемые богиней Герой, аргонавты проплыли между ними: пострадали только кормовые фигуры корабля. С этого времени Симплегады стали неподвижными, ибо было определено, что они остановятся навсегда, если между ними проплывет корабль.

(23) После этого аргонавты прибыли к мариандинам <…> Проплыв мимо реки Термодонта и Кавказа, они прибыли к реке Фасису, которая протекает по Колхиде. После того как корабль там причалил, Иасон прибыл к царю Ээту. Рассказав ему о поручении, которое возложил на него Пелий, он стал просить Ээта отдать ему руно. Тот обещал сделать это при условии, если Иасон сумеет загнать в упряжку медноногих быков. Была у Ээта пара этих свирепых быков, огромной величины, дар Гефеста. У них были медные ноги и огнедышащие пасти. Ээт приказал Иасону запрячь этих быков и засеять поле зубами дракона: уже давно он получил в дар от Афины половину тех зубов дракона, которые Кадм посеял в Фивах. Иасон был в безвыходном положении, не зная, как он сможет запрячь быков. Но в него влюбилась Медея, дочь Ээта и Идии, дочери Океана, волшебница. Опасаясь, что быки погубят Иасона, она дала ему тайно от отца обещание помочь в укрощении быков и отдать руно, если он поклянется, что женится на ней и увезет ее с собой в Элладу. Когда Иасон поклялся, она дала ему волшебную мазь, которой он должен был натереть свое тело, копье и щит, когда станет запрягать быков, и сказала, что, намазавшись этой мазью, он будет неуязвим в течение дня как от огня, так и от железа. Она также объяснила ему, что, когда зубы дракона будут посеяны, из земли подымутся витязи в полном вооружении, которые на него набросятся. Когда он заметит, что они столпились, он должен будет забросить камень на самую середину: тогда они станут сражаться друг с другом, и Иасон сможет их перебить. Выслушав все это и намазавшись волшебной мазью, Иасон пришел в рощу, где находился храм, отыскал быков и, когда они, изрыгая из пасти огонь, ринулись к нему, запряг их в ярмо. После этого Иасон посеял зубы дракона, и из земли поднялись мужи в полном вооружении. Тогда Иасон стал незаметно бросать камни туда, где воины собирались вместе; и когда они вступали в сражение друг с другом, Иасон, подойдя близко, убивал их. Но, хотя Иасон и сумел запрячь быков, Ээт не отдавал руна: он замыслил сжечь корабль Арго и перебить аргонавтов. Однако Медея успела прежде привести Иасона к месту, где находилось руно, и, усыпив волшебным зельем дракона, который его охранял, взяла руно и села вместе с Иасоном на корабль Арго. С ней отправился в плавание и брат ее Апсирт. Ночью аргонавты вместе с ними выплыли в открытое море.

(24) Ээт, узнав о том, что дерзнула совершить Медея, кинулся преследовать корабль. Когда Медея увидела, что Ээт уже совсем близко, она убила брата <…> Когда аргонавты уже проплывали вблизи реки Эридана, Зевс, разгневанный убийством Апсирта, наслал сильную бурю и сбил их с курса. Когда же аргонавты проплывали мимо Апсиртских островов, корабль провещал им, что Зевс не сменит гнева на милость, пока они, прибыв в Авсонию, не очистятся у Кирки от убийства Апсирта. Затем аргонавты проплыли мимо земель, на которых обитали племена лигиев и кельтов, пересекли Сардинское море и, проплыв мимо Тиррении, пристали к острову Ээе. Там, обратившись с мольбой к Кирке, они были очищены от преступления <Далее аргонавты повторили путь Одиссея, проплыв мимо острова Сирен, между Сциллой и Харибдой и сдвигающимися скалами Планктами, мимо островов Тринакии и Керкиры>

(26) Выплыв в открытое море, аргонавты не могли пристать к острову Криту, так как им мешал сделать это Талос … Талос был человек из меди, но иные говорят, что это был бык. У него была только одна жила, протянувшаяся от шеи до лодыжек. Эта жила была заткнута медным гвоздем. Охраняя остров, Талос трижды в день обегал его кругом. И в этот раз, увидев подплывающий корабль Арго, он стал бросать в него камнями … Медея обещала сделать его бессмертным и вытащила медный гвоздь: из Талоса вытек весь ихор, и он погиб … Пробыв на Крите одну ночь, аргонавты затем причалили к острову Эгине, чтобы пополнить там запасы воды, и по этому поводу между ними началось состязание. Оттуда, проплыв между Эвбеей и Локридой, они прибыли в Иолк. Все плавание заняло у них четыре месяца.

(27) … Вернувшийся Иасон отдал руно и стал поджидать подходящего момента, чтобы отомстить Пелию за нанесенные обиды. Тогда-то он, приплыв с самыми доблестными героями к Истму, и посвятил там корабль Арго богу Посейдону; потом он обратился за помощью к Медее, чтобы она отыскала способ отомстить Пелию <…>

Аполлоний Родосский. Приключения аргонавтов

Другая, но уже поэтическая версия путешествия аргонавтов содержится в произведении Аполлония Родосского «Аргонавтика». Аполлоний, происходивший из Александрии, жил во второй половине III в. до Р. Х. Он был ученым и поэтом, долгое время руководил знаменитой александрийской библиотекой, позднее покинул Александрию и поселился на о. Родос, где получил гражданские права. Аполлоний, создавая объемную эпическую поэму, старался согласовать географические и этнологические представления эпохи раннего эллинизма с преданиями об аргонавтах. Предсказания Финея содержатся во второй книге «Аргонавтики». Печатается по изд.: Кавказ и Дон в произведениях античных авторов / Сост. В. Ф. Петракова, В. В. Черноус. Ростов-на-Дону, 1990. С. 110–112. Перев. с древнегреч. Г. Ф. Церетели.

Предсказания Финея6 аргонавтам

(369) <…> «А немного подальше большой выдающийся угол

(370) Выступает земли; близ него же реки Фермодонта7

Устье в спокойный залив Фемискирского мыса пониже

Тихо впадает (река чрез большой материк протекает).

Там Дойанта поля, а от них недалеко три града

Амазонок лежат; ниже наижалчайшие люди

(375) На земле, что крепка и трудна для работы, Халибы8,

Люди труда, проживают, а заняты делом железным.

Рядом же с ними стадами богатые Тибарены9

За Генетийским живут Зевеса Эвксинского мысом;

Возле же них Моссинеки10, соседи, богатый лесами

(380) Материк населяют, а также и рядом подгорья,

В башнях себе деревянных обитель из древа устроив,

(В крепко сколоченных башнях, «моссинами» их называя,

Да и они от «моссин» свое получили прозвание).

(382) Этих людей преминув, и у острова с берегом гладким

Бросив якорь, птиц вы отгоните хитростью разной

Наглых, что в бесконечном числе посещают обычно

(385) Остров пустой. А на нем, на том острове11, соорудили

Храм из камней в честь Ареса владычицы Амазонок,

Отрера с Антиопой самой, на войну пред уходом.

Там из соленого моря придет несказанная помощь

К вам, и я потому советую, дружески мысля,

(390) Бросить там якорь. Однако зачем надо вновь погрешать мне,

Полностью все в прорицаньи одно за другим излагая?

А за островом и за лежащим насупротив брегом

Племя Филиров живет. За Филирами выше — Макроны;

За Макронами вновь племена — им числа нет — Бехиров;

(395) Возле них их соседи, Сапиры, свой век провождают;

С ними смежны Бизиры, а выше ближайшими будут

Сами Колхи12 уже, войнолюбцы. Вы ж путь совершайте

На корабле, пока не войдете вы в пазушье моря.

Там на твердой земле Китаидской, из гор Амарантов,

(400) Из далекой дали, и по всей равнине Киркейской13

Свой широкий ток в море водоворотный льет Фазис.

И корабль к устью этой реки подгоняя, твердыни

Вы Ээта узрите Китейского, также Ареса

Рощу, тень где царит, Руно в ней на самой вершине

(405) Дуба висит, и чудище-змей невыносного вида

Взоры водит кругом, зоркий сторож, и день ли то будет

Или же ночь, не смыкает сон сладкий очей его наглых».

Так он сказал, их же страх охватил, его слышавших речи.

Долгое время они бессловесными были. И молвил,

(410) Много спустя, сын Эзона, герой, пред бедой растерявшись.

«Старец, свой сказ ты довел до плаванья нашего граней,

И знак явил, с коим мы сквозь отвратные скалы проедем

В Понт, на него полагаясь. Но нам, в этот раз избежавшим

Скал14, возврат вновь в Элладу сужден ли судьбою в грядущем,–

(415) Вот и об этом с охотой большой от тебя я б проведал.

Как тут быть, как снова пройду путь такой я по морю?

Я — новичок, новички и друзья! А Колхидская Эя

Ведь лежит на самом краю и Понта и суши!»

Так он молвил. Старик же в ответ сказал ему вот что:

(420) «Сын мой, только лишь ты проскользнешь чрез опасные скалы,

Духом воспрянь! Вождем будет бог при обратной дороге

Из-под Эи. А в Эю вождей вообще будет вдоволь.

Но, друзья, имейте в виду помощь хитрой Киприды15, –

Произойдет от нее завершение подвигов славных!

(425) Больше же мне ни о чем вопросов вы не задавайте».

Ранняя греческая тирания

Фукидид. Покушение на тиранов

Фукидид (о нем см. выше) в VI книге своей «Истории» приводит знаменитый эпизод покушения двоих юношей Гармодия и Аристогитона, ставших символами борьбы за свободу, на сыновей тирана Писистрата — Гиппия и Гиппарха, совместно правивших в Афинах с 528 по 514 гг. до Р. Х. Описываемые события относятся к 514 году. Печатается по изд.: Античная демократия в свидетельствах современников. М., 1996. С. 128–131. Перев. с древнегреч. Г. А. Стратоновского.

<…> 53. (3) Народ по слухам знал о том, сколь свирепой стала под конец тирания Писистрата и его сыновей (к тому же тиранов свергли не сами граждане и не Гармодий, а лакедемоняне), и жил поэтому в вечном страхе, чуя повсюду опасность для демократии.

54. (2) <…> После того как Писистрат скончался в преклонном возрасте, тиранию унаследовал не Гиппарх, как обычно думают, а старший сын Гиппий. Был тогда Гармодий, блиставший юношеской красотой, и Аристогитон, гражданин среднего круга и достатка <далее повествуется об оскорблении, нанесенном Гармодию Гиппархом> (4) Не желая применять насилия, Гиппарх решил при случае незаметным образом унизить юношу, действуя, однако, так, чтобы скрыть истинную причину. (5) Действительно, применение насилия не соответствовало характеру его власти, которая вовсе не была непопулярной или в тягость народу. Напротив, Гиппарх старался избежать всякого недовольства. Вообще Писистратиды стремились в своем правлении проявить больше всего доблести и благоразумия. Так, они взимали с афинян только двадцатую часть доходов с земли. На эти средства они благоустроили и украсили город, вели успешные войны и упорядочили празднества. (6) В остальном в городе продолжали существовать прежние законы, и тираны заботились лишь о том, чтобы кто-нибудь из их семьи всегда занимал должность архонта <…>

55. (1) А то, что Гиппий, как старший, наследовал власть, я могу определенно утверждать, так как собрал из устных источников более точные сведения об этом, чем другие <…> (3) Гиппию нелегко было бы достигнуть власти, если бы Гиппарх в момент смерти был правителем, а Гиппию пришлось бы сразу же провозгласить себя тираном. Привычный страх, который он сумел внушить гражданам, и строгая дисциплина телохранителей помогли ему одержать победу над заговорщиками и без малейшего затруднения обеспечить себе безопасность. Гиппий не выказал нерешительности и неуверенности, как было бы свойственно младшему брату, не имеющему опыта в управлении государством. (4) Однако печальный конец Гиппарха, как оказалось, сделал его столь знаменитым, что впоследствии стали даже думать, что он-то и был тираном.

56. (1) Итак, Гиппарх … нанес Гармодию оскорбление. Писистратиды сначала пригласили сестру Гармодия, девушку, нести священную корзину на праздничной процессии, а затем отказали ей, объявив, что вовсе и не приглашали ее, так как она не достойна такой чести16. (2) Этот поступок Гармодий воспринял как тяжкое оскорбление, а из-за него и Аристогитон еще больше озлобился на Гиппарха. Они втайне обсудили с другими заговорщиками план действий, но выждали наступления праздника Великих Панафиней. Это был единственный день, когда все граждане, участники процессии, могли собираться вооруженными, не вызывая подозрений. Гармодий и Аристогитон должны были начать нападение, а остальные — немедленно присоединиться к ним и вступить в схватку с телохранителями. (3) Заговорщиков, ради надежности дела, было немного. Если лишь горстка храбрецов, рассуждали они, отважится напасть на Гиппия и его телохранителей, невооруженная толпа непосвященных в заговор тотчас же присоединится к ним в борьбе за свободу.

57. (1) Наконец, с наступление праздника, Гиппий со своими телохранителями отправился за город в местность под названием Керамик17 для установления порядка прохождения отдельных частей торжественной процессией. В это время Гармодий и Аристогитон, вооруженные кинжалами, выступили, чтобы совершить свое деяние. (2) Заметив, однако, как один из заговорщиков дружески беседует с Гиппием (а Гиппий был легко доступен каждому), они испугались, вообразив, что уже преданы и их немедленно схватят. (3) Тогда они решили сначала, как только представится возможность, пока их не схватили, отомстить своему оскорбителю, из-за которого они предприняли эту отчаянную попытку. Они сразу же бросились через ворота в город и, встретив Гиппарха у так называемого Леокория18, тотчас же, не раздумывая, в слепой ярости … оба накинулись на него и сразили ударами кинжалов. (4) Аристогитону, правда, удалось, затерявшись в нахлынувшей толпе, пока спастись, но затем он все-таки был схвачен и мучительно погиб. Гармодий же был убит сразу же на месте.

58. (1) Когда весть об убийстве пришла в Керамик, Гиппий тотчас же поспешил не на место происшествия, а прямо к вооруженным гражданам, участникам процессии, пока те, находясь далеко, не успели еще узнать о случив-

шемся. Придав лицу непроницаемое выражение, несмотря на постигшее его горе, Гиппий приказал гражданам сложить оружие и отойти в назначенное место. (2) Граждане повиновались, думая, что тиран собирается им что-то сказать. Тогда Гиппий велел телохранителям незаметно отобрать оружие и тотчас же схватить всех подозрительных лиц и тех, у кого нашли кинжалы. Ведь обычно граждане являлись на праздник с копьем и щитом.

59. (1) Таков был заговор Гармодия и Аристогитона… (2) С того времени власть тиранов стала для афинян более тяжкой, и Гиппий, который после смерти брата, страшась за свою жизнь, стал еще более подозрительным, множество граждан осуждал теперь на казнь. Вместе с тем он начал также обращать взоры за рубеж, надеясь обеспечить себе убежище на случай переворота19 <…>



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа вступительного экзамена в аспирантуру нгу по специализации «всеобщая история» вопросы по истории древней греции и рима

    Программа
    Примерный план ответа: Типы документальных первоисточников: эпиграфические, нумизматические, археологические (включая папирусные) первоисточники. Степень значимости каждого типа.
  2. Хрестоматия по истории древнего рима

    Документ
    Основная задача данной хрестоматии – познакомить студентов ПСТБИ с основным кругом источников по античной истории. Для того чтобы понять религиозное воззрение и нравы античных людей, а также их поведение в определенных ситуациях, необходимо знать, как
  3. Хрестоматия по истории древнего мира (часть 2 история античности)

    Документ
    Текст приводится по изданию: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное.
  4. Вступительные экзаменационные вопросы по ооп «истоки европейской цивилизации европа и западная азия в древности» «история древней греции»

    Экзаменационные вопросы
    История древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. М., 1982, 1983, 1989. Кн. 1–3 (Кн. 1: Ранняя древность; Кн. 2: Расцвет древних обществ; Кн.
  5. Вступительные экзаменационные вопросы по ооп «истоки европейской цивилизации европа и западная азия в древности» «история древней греции»

    Экзаменационные вопросы
    История древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. М., 1982, 1983, 1989. Кн. 1–3 (Кн. 1: Ранняя древность; Кн. 2: Расцвет древних обществ; Кн.
  6. Магистерская программа по истории древнего мира и средних веков

    Программа
    М 13 Магистерская программа по истории Древнего мира и Средних веков: Учебная программа / Под ред. А.В. Махлаюка, А.Н. Маслова. – Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет, 2011.

Другие похожие документы..