Главная > Автореферат диссертации


Вешней порою на радость тебе дуновения с луга,

Тело святое твое указуют зеленые всходы,

Осенью вновь похищаема ты для брачного ложа,

(15) Ты одна — и жизнь, и смерть для людей многобедных,

Ферсефона — всегда ты «несешь» и всегда «убиваешь».

Внемли, блаженная, из-под земли урожай посылая.

Дай процветание в мире, здоровье с целящею дланью,

Благополучную жизнь, что под тяжкую старость приходит

(20) В царство твое, о царица, к Плутону, чья благостна сила.

XXX. Дионису

(фимиам, стиракта)

Я Диониса14 зову, оглашенного криками «эйа»!

Перворожденный и триждырожденный, двусущий владыка,

Неизреченный, неистовый, тайный, двухвидный, двурогий,

В пышном плюще, быколикий15, «эвой» восклицающий, бурный,

(5) Мяса вкуситель кровавого, чистый, трехлетний16, увитый

Лозами, полными гроздьев17, — тебя Ферсефоны с Зевесом

Неизреченное ложе, о бог Евбулей18, породило.

Вместе с пестуньями, что опоясаны дивно, внемли же

Гласу молитвы моей и повей, беспорочный и сладкий,

(10) Ты, о блаженный, ко мне благосклонное сердце имея!

XXXII. Афине

(фимиам, ароматы)

Единородное чадо19 великого Зевса, Паллада,

Ты, о богиня блаженная, славная, мощная духом,

К бою зовущая, ты изречима и неизреченна,

Дивная, любишь пещеры и грозные держишь вершины

(5) Гор, отдающихся эхом, и любишь лесные ущелья,

Ты, бранелюбица, в души людей исступленье вдыхаешь,

Дева, обвыкшая в битвах, чудовищно страшная духом.

Горгоубийца20, о дева-боец, твой гнев ужасает,

Мать многосчастная всяких искусств, ненавистница ложа,

(10) Бурная — бич негодяев, порядочным — мысль и решенье,

Ты и жена, и мужчина, о мысль, о родящая войны,

Переливаешься ты, о змея21, в исступлении божьем,

Славная, гонишь коней, истребитель флегрейских гигантов22,

О Тритогения23, демон победный, от зол избавитель,

(15) О совоокая24, изобретатель ремесел, царица,

Молят тебя днем и ночью, всегда, до последнего часа.

Ныне услышь и меня, подари же мне мир многосчастный,

Дай мне счастливые дни и добрую меру здоровья!

XXXIV. Аполлону

(фимиам, манна)

Феб Ликорей25, гряди, о блаженный, Пэан26 святочтимый,

Мемфиса житель27, податель богатств, златолирник, спаситель,

Тития28 свергший, оратай, титан, засеватель, Пифиец29,

Гриней, Сминфей, о вещий Дельфиец30, пифоноубийца,

(5) Бог светоносный, неистовый, отрок преславный, прекрасный,

О Мусагет31, о плясун хороводный, стрелец-дальновержец,

О Дидимей, издалека разящий, о Бакхий, о Локсий32,

Делоса царь, всезрящи твои светоносные очи,

Златокудрявый, вещатель грядущего чистых глаголов,

(10) Я умоляю тебя за людей, — о, внемли благосклонно!

Все перед взором простерлось твоим — и эфир бесконечный,

И под эфиром земля, наделенная долей счастливой,

Зримы тебе и сквозь мрак звездами расцвеченной ночи,

В полной тиши ее, корни земли и мира пределы,

(15) Сердце заботит твое и начало, и всеокончанье.

О всецветущий, ведь ты кифарой своей полнозвучной

Ладишь вселенскую ось, то до верхней струны поднимаясь,

То опускаясь до нижней струны, то ладом дорийским33

Строя небесную ось, — и все, что на свете живого,

(20) Ладишь, гармонию влив во вселенскую участь для смертных,

Поровну ты разделяешь, смешав и зиму, и лето:

Верхние струны — зиме, а нижние — лету вверяя,

Лад же дорийский — для сладкого цвета весны оставляешь.

Вот почему у людей именуешься ты, о владыка,

(25) Паном, богом двурогим, вздымающим бури свирелью,

Ведь у тебя — печать от всего, что есть в мирозданье, –

Мистов34 мольбам, о блаженный, внемли и храни их, спасая!

ХL. Деметре Элевсинской

(фимиам, стиракта)

Внемли, Део, богиня-всематерь, почтеннейший демон,

Юность растящая, счастье дарящая ты, о Деметра,

Ты наделяешь, богиня, богатством, питаешь колосья,

Мир, всецарящая, любишь, трудам многохлопотным рада,

(5) И семена ты хранишь, и зеленые всходы, и жатву,

В кучи ссыпаешь зерно, Элевсинской долины жилица35.

Смертного люда кормилица, всем ты мила и желанна,

Пахарю первая ты быков запряженных вручила,

Смертным желая подать отрадное в жизни обилье,

(10) Ты, сотрапезница Бромия36, славная, все утучняешь,

Факелоносная, чистая, серп тебе летний — отрада.

Ты, о подземная, явная всем, ты ко всем милосердна,

Детолюбивая, добрая матерь, растящая юность,

Ты запрягла колесницу — вся упряжь ее змеевидна,

(15) Вакховы буйные пляски твой трон окружают, ликуя,

Единородная, о многоплодная, о всецарица,

Ты, о цветочная, чистая, разная в обликах многих

Ныне гряди, о блаженная, летними полнясь плодами,

Мир к нам веди, приведи желанное благозаконье,

(20) Славный достаток и с ними всему господина — здоровье!

LV. Афродите

О Афродита Урания37, многовоспетая в гимнах,

Морерожденная, с вечной улыбкой, о матерь богиня!

Празднества любы ночные тебе, полуночнице славной,

Матерь Ананки, плетущая хитрости, всесопрягатель,

(5) Три мироздания части ты в тесном сплотила союзе,

Ты, на земле породившая все и в небе высоком,

Также и в глубях морских, — о почтенная, с Вакхом ты рядом,

Свадьбы любя, посылаешь ты браки, о матерь Эротов <…>

(10) Хоть не видна ты, но явна. Прекрасная, славного рода,

Свадебных пиршеств богиня, о волчья38, богов повелитель,

Жизнедарящая, о мужелюбица, род продлеваешь,

О вожделенная, узами смертных незримо связуешь,

Равно и племя зверей, любви вызывая влеченье,

(15) Кипророжденная, божьего рода, бываешь повсюду, –

Ты на Олимпе, богиня царица, сияешь красою,

Или в уделе сирийском своем, ароматами полном,

Иль золотая твоя колесница в равнинах Египта

Путь к омовению держит, дарящему многие жизни,

(20) Или над гладью морской ты летишь в лебединой повозке,

С радостью видя чудовищ морских хороводные пляски,

Или у Дия39 в земле синеглазые нимфы фиады40

Тешат, богиня, тебя на отмелях пляскою легкой,

Иль пребываешь, царица, на Кипре — твоя колыбель он,

(25) Там незамужние девы-невесты тебя ежегодно

Гимном святым прославляют с бессмертным Адонисом чистым.

Где б ни была ты — гряди, о богиня, твой вид столь отраден!

С чистой душой призываю тебя и святыми словами!

LXXXVII. Танату

(фимиам, манна)

Внемли, держащий правленья бразды над смертными всеми,

Коими издали правишь, давая священное время

Каждому, ибо твой сон сокрушает и душу, и тело,

Узы, природой сплетенные прочно, лишь ты разрешаешь,

(5) Сон насылая великий, вседолгий, что вечность продлится,

Общий для всех, но к иным он приходит порой не как должно,

Слишком поспешно, и юную жизнь прерывает в расцвете.

Все обретает в тебе предел, предназначенный свыше,

Только тебя одного не упросишь и ничем не умолишь,

(10) Я же к тебе обращаю, блаженный, молитву и жертву:

Дни моей жизни продлив, надели меня даром почетным –

Старость почтенную дай, наилучшую в людях награду!

Гигин. Двенадцать подвигов Геракла

Описание подвигов известного греческого героя Геракла содержится в книге, получившей название «Мифы», или «Генеалогии». Она была написана на латинском языке неким Гигином, жившим в середине или второй половине II в. н. э. Этот труд является переводом неизвестного греческого оригинала, созданного в конце I — середине II в. н. э., то есть в эпоху императоров династии Антонинов, активно возрождавших греческую культуру. Перевод Гигина был не профессиональным, а скорее всего, ученическим, но он, наряду с «Мифологической библиотекой» Аполлодора, имеет свою ценность, поскольку является попыткой систематизировать греческие мифы. Печатается по изд.: Гигин. Мифы. СПб., 1997 (сер. «Античная библиотека»). С. 84–92. Перев. с лат. Д. Торшилова.

30. Двенадцать подвигов Геркулеса, те, что по приказу Эврисфея41

Когда был ребенком, двух драконов42, которых послала Юнона, умертвил двумя руками, отчего получил прозвище Перворожденного.

Немейского льва, которого выкормила Луна43, неуязвимого, умертвил в пещере с двумя выходами. Его шкуру он носил как одежду.

Лернейскую Гидру, дочь Тифона, с девятью головами, убил около Лернейского источника. Ее яд имел такую силу что она убивала людей дыханием, а если ктo-нибудь проходил мимо нее, когда она спала, то дула на его следы и он умирал в ужаснейших мучениях. Ее он убил способом, который ему показала Минерва, и вскрыл, и пропитал ее желчью свои стрелы, так что потом тот, в кого попадала его стрела, не мог избежать смерти, и сам он потом от этого погиб во Фригии44.

Эриманфского вепря убил.

Свирепого оленя в Аркадии, с золотыми рогами45, привел живым показать царю Эврисфею46.

Стимфалийских птиц, на острове Марса47, которые метали свои перья, как дротики, перебил стрелами.

Коровники царя Авгия в один день очистил от навоза, большей частью за счет помощи Юпитера: подведя реку, он смыл весь навоз.

Быка48 <…> с острова Крита привел живым в Микены.

Диомеда, царя Фракии, и его четырех коней, которые питались человеческим мясом, убил вместе со слугой Абдером. А имена коней: Подарг, Лампон, Ксанф и Дин.

У амазонки Ипполиты, дочери Марса и царицы Отреры, забрал пояс царицы амазонок. Тогда он подарил Тесею пленную Антиопу.

Гериона, сына Хрисаора, убил, трехтелого, одной стрелой.

Огромного дракона, сына Тифона, который всегда сторожил яблоки Гесперид на горе Атлас, убил и принес яблоки царю Эврисфею.

Пса Цербера, сына Тифона, привел из подземного царства и показал царю.

31. Другие деяния его же49

Антея, сына Земли, убил в Ливии. Тот заставлял путников бороться с ним и, изнуренных борьбой, убивал. Этого он убил, борясь с ним.

Бусирида в Египте, который всегда приносил чужестранцев в жертву; когда Геркулес услышал об этом его законе, то позволил привести себя в жертвенной повязке к алтарю, а когда Бусирид начал взывать к богам, убил его и жрецов палицей.

Кикна, сына Марса, убил, сразившись с ним. Когда туда явился Марс и хотел сразиться с ним за сына, Юпитер бросил между них молнию.

Чудовище, которому была выставлена Гесиона, убил в Трое.

Лаомедонта, отца Гесионы, убил стрелами за то, что тот не отдавал ее.

Свирепого орла, который грыз сердце Прометея, убил стрелами.

Лика, сына Нептуна, убил за то, что тот хотел убить его жену Мегару, дочь Креонта, и сыновей Теримаха и Офита.

Ахелой, речной бог, мог превращаться во что угодно. Сражаясь с Геркулесом за то, чтобы жениться на Деянире, он превратился в быка. Геркулес отломал у него рог и подарил его Гесперидам или Нимфам, а богини наполнили его яблоками и назвали рогом изобилия.

Нелея, сына Гиппокоонта, убил вместе с десятью сыновьями, потому что тот не хотел его очистить тогда, когда он убил свою жену Мегару, дочь Креонта, и сыновей Теримаха и Офита.

Эврита убил за то, что просил в супруги его дочь Иолу, а он отказал ему.

Кентавра Несса убил за то, что тот хотел обесчестить Деяниру.

Кентавра Эвритиона убил за то, что тот просил в жены обрученную с ним Деяниру, дочь Дексамена.

32. Мегара

Когда царь Эврисфей послал Геркулеса за трехглавым псом, Лик, сын Нептуна, думал, что Геркулес погиб, и захотел убить его жену Мегару, дочь Креонта, и сыновей Теримаха и Офита, чтобы завладеть царством. Тут вернулся Геркулес и убил Лика. Потом Юнона наслала на него безумие и он убил Мегару и сыновей Теримаха и Офита. Когда он вернулся в здравый рассудок, то попросил Аполлона ответить, как ему очиститься от преступления. Аполлон не хотел давать ему ответа. Разгневанный Геркулес унес из его святилища треножник, который потом Юпитер приказал ему вернуть, а Аполлону согласиться дать ответ. Геркулес за свое преступление был отдан Меркурием в рабство царице Омфале.

33. Кентавры

Когда Геркулес был гостем у царя Дексамена, он лишил девственности его дочь Деяниру и обещал, что возьмет ее в жены. После его ухода кентавр Эвритион, сын Иксиона и Тучи, попросил Деяниру в жены. Боясь насилия, ее отец обещал согласие. В назначенный день Эвритион пришел с братьями на свадьбу. Появился Геркулес, убил кентавра и увел свою невесту.

Также и на другой свадьбе, когда Пирифой брал в жены Гипподамию, дочь Адраста, напившиеся вина кентавры попытались похитить у лапифов50 жен. Они убили многих лапифов и сами погибли.

34. Несс

Несса, сына Иксиона и Тучи, кентавра, Деянира попросила перенести ее через реку Эвен. Несс поднял ее и прямо в реке захотел обесчестить. Когда там появился Геркулес и Деянира, рыдая, просила его о защите, он поразил Несса стрелами. Поскольку тот знал, какую силу яда имеют стрелы, пропитанные желчью Лернейской Гидры, он, умирая, дал Деянире свою вытекавшую кровь и сказал, что это приворотное зелье: если она захочет, чтобы супруг не оставил ее, пусть смажет этим его одежду. Деянира поверила этому, спрятала и бережно хранила.

35. Иола

Когда Геркулес попросил в супруги Иолу, дочь Эврита, тот ему отказал, а Геркулес взял Эхалию51. Хотя девушка просила его, он собирался при ней убить ее родителей. Стойкая духом, она перенесла смерть родных, умерщвленных пред ее очами. Когда он всех убил, он отправил пленную Иолу к Деянире.

36. Деянира

Деянира, дочь Ойнея, жена Геркулеса, когда увидела, что привели пленную Иолу, девушку очень красивую, стала опасаться, как бы та не лишила ее супруга. Поэтому, помня о совете Несса, она послала слугу по имени Лихас отнести Геркулесу одежду, пропитанную кровью кентавра. Немного этой крови упало на землю и, когда солнце дошло до этого места, кровь загорелась. Когда Деянира увидела это, она поняла, что все не так, как говорил Несс, и послала другого слугу вернуть того, которому дала одежду. Геркулес уже надел ее и его сразу стало жечь. Когда он бросился в реку, чтобы потушить жар, жжение стало сильнее, когда же пытался снять ее, она отрывалась вместе с мясом. Тогда Геркулес бросил Лихаса, который принес одежду, в море, так что тот полетел, переворачиваясь в воздухе, и на том месте, куда он упал, появилась скала, которая называется Лихадской52. Тогда, говорят, Филоктет, сын Пеанта, сложил на Этейской горе для Геркулеса костер и тот взошел на него. […]53 За это благодеяние Геркулес подарил Филоктету лук и стрелы54. Деянира же из-за того, что случилось с Геркулесом, сама себя убила.

Ямвлих. Загадка греческих оракулов

Ямвлих (ок. 245 — ок. 325 н. э.) — философ-неоплатоник родом из Сирии. Ему, скорее всего, принадлежит сочинение «О египетских мистериях», в котором разрабатывались основы теургии (вид белой магии, посредством которой считалось возможным влиять на богов, а через них — на природу). Небольшой фрагмент из 3-й книги этого сочинения посвящен философскому исследованию греческих оракулов, которые давали предсказания в императорскую эпоху и мало изменились со времен классики. Печатается по изд.: Ямвлих. О египетских мистериях. М., 1996. С. 115–118. Перев. с древнегреч. Л. Ю. Лукомского.

(11) Итак, вот каков и вот каким образом возникает один вид боговдохновенности; другим же является многообразное прославленное и наизвестнейшее боговдохновенное прорицание оракулов, относительно которого ты объявляешь вот что: одни пьют воду, например жрец Аполлона Кларийского в Колофоне, другие сидят подле пещер, например прорицательницы в Дельфах, третьи вдыхают водяные испарения, например пророчицы в Бранхидах55. Ты, безусловно, вспомнил именно об этих трех славных оракулах не потому, что они имеются только здесь, — ведь неупомянутых много больше, а потому, что эти превосходят все остальные, и, кроме того, ты даешь достаточное представление о способе действия того, ради чего было проведено исследование, — я говорю о восприятии посылаемого людям богами пророчества, — и именно поэтому тебе достаточно перечисленного. Итак, и мы скажем об этих трех оракулах, оставив без внимания многие другие.

Так вот, оракул в Колофоне дает ответы при помощи воды, с чем согласны все. Ибо в подземном помещении существует источник и прорицатель пьет из него. В некоторые определенные ночи, после того как сперва было совершено множество священнодействий, он, выпив воду, изрекает оракул, будучи уже не виден присутствующим зрителям. Итак, отсюда вполне очевидно, что та вода является пророческой. То же, каким образом она оказывается таковой, уже не мог бы, как гласит пословица, «всякий муж познать». Ведь считается, что ее пронизывает некий пророческий дух. Однако на самом деле это не так. Ибо божественное не получило распространения в причастном ему столь обособленно и отдельно — напротив, оно наполняет источник своей пророческой силой, приближаясь к нему извне и освящая его. Однако не все вдохновение, которое предоставляет вода, является делом этого самого бога — напротив, она только приводит в готовность и делает чистым наш собственный сияющий дух, благодаря которому мы и оказываемся способными воспринять бога. Другим же, причем более важным, чем это, сияющим свыше является присутствие самого бога; оно, конечно, не покидает никого из причастных ему вследствие соприкосновения подобия с самим собой. Бог прямо присутствует и непосредственно пользуется пророком как орудием, неподвластным самому себе и не сознающим ничего того, что говорит и на каком свете находится. Таким образом, последний, после того как дает оракул, с трудом приходит в себя. А прежде чем пить воду, как описано, он целый день и ночь постится и уединяется в неких недоступных толпе священных местах, начиная приобретать божественную одержимость. При помощи удаления и отстране­ния от человеческих дел он очищается для восприятия бога. Именно благодаря этим действиям он и приемлет на чистый престол своей души сияющее вдохновение бога и предоставляет беспрепятственную одержимость и совершенное и не мешающее участие.

А пророчица в Дельфах или возвещает людям оракул благодаря тонкому огненному духу, поднимающемуся откуда-то из пещеры, или пророчествует, сидя на медном стуле с тремя ножками, который является священным сидением бога. В обоих случаях она тем самым предоставляет себя божественному духу и озаряется лучом божественного огня. И всякий раз, когда собранный воедино многообразный огонь, поднимающийся из пещеры, со всех сторон охватывает ее, она исполняется благодаря ему божественным сиянием; а когда она находится на троне бога, то приходит в соприкосновение с его неподвижной пророческой силой. Благодаря обоим этим действиям она целиком подпадает под власть бога. И вот именно тогда возле нее оказывается бог, сияя обособленно и будучи иным, и чем огонь, и чем дух, и чем собственный трон, и чем окружающая это место природная и кажущаяся священной обстановка.

Далее, и женщина, дающая оракулы в Бран­­хидах, или исполняется божественным сиянием, держа в руках жезл, изначально предоставленный неким богом, или предрекает будущее, сидя на оси, или восприемлет бога, смачивая ноги или край одежды в воде или вдыхая исходящий от воды пар. Во всех этих случаях она, приготовляя необходимое для встречи бога, получает его частицу извне.

Совершенно понятно и множество жертв, и установление всего священного обряда, и все то остальное, что совершается перед тем, как сообразно с богом дать оракул: и омовение пророчицы, и воздержание от пищи в течение целых трех дней, и пребывание ее в недоступных частях храма, когда она уже находится во власти света и насыщается им в течение длительного времени. Ведь все это представляет собой приглашение бога, направленное на то, чтобы он приблизился и явил свое присутствие вовне, а удивительное воодушевление, предшествующее его приходу к обычному месту и пребы­ванию в самом духе, восходящем от источника, и являет некоего иного, старшего и не связанного с этим местом бога, причину и места, и самого источника, и мантики вообще.

(12) Итак, прорицание оракулов на самом деле оказывается согласным со всеми предположениями, которые мы ранее высказали относительно мантики. Ведь описанная сила, будь она неотделимой от природы местностей и подчиненных ей тел или пребывая в движении, ограниченном некоторым замкнутым пространством, не могла бы знать наперед в равной мере о том, что происходит повсюду и всегда. Освобожденная же и покинувшая определенные местности и отмеренные числами времена — ведь она превыше и возникающего во времени и распределенного по местности, она в равной мере присутствует в существу­ющем повсюду, постоянно сопутствует произрастающему во времени и собирает вместе истину всего вследствие своей обособленной и высшей сущности.

Если мы в самом деле сказали это правильно, то пророческая сила богов не содержится обособленно ни в каком месте, ни в каком отдельном человеческом теле и ни в какой душе, пребывающей в одном виде отдельного, — напротив, будучи обособленной, нерасторжимой и повсюду целой, она присутствует в том, что в состоянии быть ей сопричастным, освящает и наполняет все извне и простирается через все стихии, объемлет и землю, и воздух, и огонь, и воду <…>

Федр. Об оракуле Аполлона

Федр (ок. 15 г. до Р. Х. — ок. 50 г. н. э.) — римский баснописец родом из Македонии, прибыл в Рим пленником, освобожден Октавианом Августом, попал в опалу при императоре Тиберии, однако дожил до преклонного возраста. Автор «Басен Эзопа» в пяти книгах, представляющих собой, главным образом, переработку произведений греческого баснописца. Федр первым среди римских писателей превратил басню в самостоятельный литературный жанр, однако не был признан ни при жизни, ни после смерти. Басня «Об оракуле Аполлона» относится к неизвестной книге Федра. Печатается по изд.: Федр. Бабрий. Басни. М., 1962 (сер. «Литературные памятники»). С. 58–59. Перев. с лат. М. Л. Гаспарова.

А (6) Об оракуле Аполлона

«Что нам всего полезнее? Скажи, о Феб,

Насельник Дельфов и Парнаса дивного!» –

– Сказать? — И дыбом волосы пророчицы,

Гудит земля, колеблются треножники,



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа вступительного экзамена в аспирантуру нгу по специализации «всеобщая история» вопросы по истории древней греции и рима

    Программа
    Примерный план ответа: Типы документальных первоисточников: эпиграфические, нумизматические, археологические (включая папирусные) первоисточники. Степень значимости каждого типа.
  2. Хрестоматия по истории древнего рима

    Документ
    Основная задача данной хрестоматии – познакомить студентов ПСТБИ с основным кругом источников по античной истории. Для того чтобы понять религиозное воззрение и нравы античных людей, а также их поведение в определенных ситуациях, необходимо знать, как
  3. Хрестоматия по истории древнего мира (часть 2 история античности)

    Документ
    Текст приводится по изданию: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное.
  4. Вступительные экзаменационные вопросы по ооп «истоки европейской цивилизации европа и западная азия в древности» «история древней греции»

    Экзаменационные вопросы
    История древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. М., 1982, 1983, 1989. Кн. 1–3 (Кн. 1: Ранняя древность; Кн. 2: Расцвет древних обществ; Кн.
  5. Вступительные экзаменационные вопросы по ооп «истоки европейской цивилизации европа и западная азия в древности» «история древней греции»

    Экзаменационные вопросы
    История древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. М., 1982, 1983, 1989. Кн. 1–3 (Кн. 1: Ранняя древность; Кн. 2: Расцвет древних обществ; Кн.
  6. Магистерская программа по истории древнего мира и средних веков

    Программа
    М 13 Магистерская программа по истории Древнего мира и Средних веков: Учебная программа / Под ред. А.В. Махлаюка, А.Н. Маслова. – Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет, 2011.

Другие похожие документы..