Главная > Документ


Терем-теремок на Лукьяновке

Муниципальные власти «матери городов русских» признали пользу от антиалкогольной деятельности Попечительства о народной трезвости. Как следствие, в 1898 году Киевскому комитету Попечительства был выделен участок городской земли в 350 квадратных саженей (около 1600 кв. м) на Лукьяновской площади — совершенно бесплатно на все то время, пока здесь будут действовать чайная и библиотека. В 1901-1902 гг. Попечительство построило на этом месте Лукьяновский Народный дом, в котором, кроме библиотеки и чайной, разместились бесплатная амбулатория, ночлежный приют, зал для спектаклей и лекций. Так решился вопрос создания культурно-просветительского очага для обширной окраинной местности. Здесь же разместили и офис Киевского комитета Попечительства.

Строительство Народного дома по первоначальной смете оценивали в 70 тысяч рублей, но в конечном итоге оно обошлось более чем в 100 тысяч. Однако результат был достоин затрат. Капитальный каменный корпус, выстроенный по проекту гражданского инженера Михаила Артынова, был оформлен в так называемом русском стиле и напоминал своим видом сказочный терем-теремок. Особенно эффектным помещением в заведении стал зрительный зал. Он вмещал 336 мест в партере, 249 — на просторном балконе и отличался хорошей акустикой. Здесь регулярно проводились популярные лекции на разные темы, каждая из которых собирала сотни слушателей. А еще — театральные представления. Причем если лекции обычно были бесплатными, то за билет на спектакль нужно было платить от 15 копеек до полутора рублей. Платными, хоть и достаточно дешевыми, были: пользование ночлежкой — по 3 копейки с персоны; получение библиотечных книг на дом — по 5 копеек в месяц; времяпровождение в чайной и столовой — 4 копейки за порцию чая и обеды от 5 до 25 копеек; услуги заезжего двора при Народном доме — 4 копейки за стоянку одной лошади с водопоем (чем не нынешняя платная автостоянка!).

Все эти копеечки поступали от тысяч посетителей и складывались в немалые суммы. В 1912 г. бюджет Лукьяновского Народного дома составил 65 607 рублей. Из них субсидия от казны — 4 077 рублей. Остальные деньги заведение заработало само. Добавим, что нынешним киевлянам Лукьяновский Народный дом больше известен как Клуб трамвайщиков.

Общественный приварочек

Как видим, правительство старалось минимизировать свои траты на борьбу за трезвость. И в этом ему оказывали добрую услугу организации, созданные неравнодушными гражданами. Так, в том же 1896 году, когда начал действовать Киевский губернский комитет Попечительства о народной трезвости, возникла и общественная организация аналогичной направленности — Юго-Западное общество трезвости. Оно провозгласило своей целью «развитие и распространение истинных понятий о трезвой трудовой жизни как важнейших условий здоровья, нравственного и материального благосостояния человека». Его члены поддерживали уставные задачи своими взносами и пожертвованиями. Правда, при вступлении в ряды общества от них не требовали обета вечного воздержания от спиртного, однако они принимали обязательство «вести правильную трудовую жизнь и избегать неумеренного употребления спиртных напитков».

В декабре 1897 года Юго-Западное общество трезвости открыло собственную чайную — на Львовской площади, вблизи Сенного базара. Она разместилась в теплом деревянном здании. Там стоял десяток столиков, за каждым из которых помещались восемь-десять посетителей. Заведение общества дополнило соответствующие структуры Попечительства о народной трезвости, причем казне это не стоило ни копейки.

Место для заведения было выбрано не случайно. Неподалеку от Львовской площади, на улице Ярославов Вал, жил основатель и бессменный председатель общества — Иван Алексеевич Сикорский. Свою деятельность на ниве трезвости он совмещал с научной и врачебной деятельностью: профессор Сикорский был одним из самых известных в Киеве специалистов по психиатрии и нервным болезням.

Надо признать, что за два десятка лет существования Юго-Западное общество трезвости так и не открыло никаких других учреждений, кроме единственной чайной. Зато по активности публичных выступлений и лекций оно могло дать сто очков вперед государственному Попечительству. Иван Сикорский не раз заявлял в разных аудиториях: «Повсеместно в программу борьбы с алкоголизмом стало входить приучение народа к таким напиткам, которые оказывают возбуждающее и подкрепляющее действие на нервную систему, взамен паралитического или одурманивающего действия, каким отличаются спиртные напитки. Охранять народ от гибельного действия вина составляет, быть может, одну из самых возвышенных задач благотворительности».

У профессора, впрочем, был один «пунктик». Он часто высказывал мысль о том, что в спаивании православного населения больше всего виноваты «инородцы», то бишь евреи, которые, дескать, наживаются за счет наивных пьющих славян. Эта позиция пользовалась успехом в шовинистических, черносотенных кругах. Но здравомыслящие люди чувствовали в ней изрядную натяжку. Еще в 1880-х годах писатель Николай Лесков в своих заметках «Еврей в России» отмечал несообразность подобного мнения со здравым смыслом: «Оказывается, что в великорусских губерниях, где евреи не живут, число судимых за пьянство, равно как и число преступлений, совершенных в пьяном виде, постоянно гораздо более, чем число таких же случаев в черте еврейской оседлости. То же самое представляют и цифры смертных случаев от опойства. Они в великороссийских губерниях чаще, чем за Днепром, Вилиею и Вислой. И так стало это не теперь, а точно так исстари было...».

Вступились за «зеленого змия»

После того как на Лукьяновке появился первый очаг борьбы с алкоголем — чайная в одноэтажном домике, — у добропорядочного населения несколько уменьшилась тяга к спиртному. Это, естественно, отразилось на посещаемости ближайшего питейного заведения. И вот окрестных алкоголиков при виде успешной борьбы за трезвость, что называется, «задавила жаба». Наиболее заядлые посетители лукьяновской «монопольки» то и дело хмельными компаниями вваливались в чайную. Там они с руганью требовали водки, а после того как их выставляли, усаживались перед входом и показательно пьянствовали, попутно зазывая прохожих в чайную «водочки с чаем выпить». Вмешательство городового не помогало: он разгонял одних, но вскоре появлялись другие. Лишь после того как Попечительство официально потребовало у властей прикрыть винную лавочку, ее персоналу пришлось урезонить свою клиентуру.

Здесь было Лукьяновское трамвайное депо

Генрих СИКОРСКИЙ, Леонид ФРОСЕВИЧ

ОПЕРА В ИСПОЛНЕНИИ СПРУТА

7-10-2009

analitica.kiev.ua/scandal/24-opera-v-ispolnenii-spruta-kievskogo.html

Даже неоднократное личное вмешательство президента Украины Виктора Ющенко не смогло умерить аппетиты строительного спрута, положившего глаз на четырехгектарный участок в центре столицы, на Лукьяновке.

Кто в ролях

Намедни блок Виталия Кличко в Киевсовете озвучил скандальную новость: дескать, мэрия пускает на продажу здания в центре столицы, где размещены социально-культурные учреждения. Среди них — знаковый объект: бывший Дом культуры трамвайщиков на Лукьяновке, где по инициативе легендарной певицы Евгении Мирошниченко (1931–2009) и при личной поддержке Виктора Ющенко создавалась Малая опера. Какова же драматургия столь странной истории?

— Честно признаться, подковерные игры вокруг Малой оперы пять месяцев назад свели в могилу незабвенную Евгению Семеновну Мирошниченко, — недавно признался нам директор этого несостоявшегося учреждения культуры Иван ХАРИНА. — А ведь сколько душевного тепла, сердечного трепета и сил отдала эта великая женщина, Герой Украины реализации прекрасной идеи. И вот теперь — такой грустный финал.

Чтобы разобраться в случившемся, мы с трудом и по крупицам собрали солидное досье, из которого просматриваются удивительные зигзаги не только в судьбе Малой оперы и супердорогого земельного участка, на котором стоит это историческое здание, но также территории бывшего Лукьяновского трамвайного ремонтно-эксплуатационного депо. Ей-ей, мы увидели сюжет для настоящего театра абсурда.

Напомним, что Малую оперу планировали создать в бывшем здании того самого Дома культуры трамвайщиков, который старожилы еще помнят как Лукьяновский народный дом, что был построен в начале прошлого века. Ведь там имелся зрительный зал, более чем на 600 мест, с прекрасной акустикой.

Итак, открываем свое досье. Анализ имеющихся документов показывает, что главные роли в недавних эпизодах битвы за Малую оперу сыграли президент Украины Виктор Ющенко, направивший по этому поводу Киевскому городскому голове три специальных письма, сам Леонид Черновецкий, секретарь Киевсовета Олесь Довгий, первый зампред КГГА Анатолий Голубченко и другие высокопоставленные чиновники.

Так, в письме от 3 марта 2007 года, адресованном председателю КГГА Черновецкому, Виктор Ющенко сообщает, что к нему обратилась группа народных артистов — Героев Украины, в частности Евгения Мирошниченко и Дмитрий Гнатюк, Нина Матвиенко и Мирослав Вантух, Анатолий Авдиевский, София Ротару и Лев Венедиктов. Они были обеспокоены ситуацией, сложившейся вокруг основанного в соответствии с решением Киевсовета от 24 июня 2004 года Малого оперного театра.

Журналистская палитра блекнет перед мощью и пафосом президентского письма. «Это действительно великая и яркая задумка, — отметил Виктор Андреевич, — основать в столице школу развития творческой молодежи, воспитания звезд академического искусства. Уверен, что и вы, зная о насушной нужде киевлян в новых муниципальных учреждениях культуры, посчитаете за честь взять под опеку реализацию этого масштабного культурологического проекта».

Вот почему гарант убедительно просит Черновецкого по-госу­дар­ственному подойти к решению вопросов землеотвода, проведения ремонтно-реставрационных работ и финансирования Киевской малой оперы.

Ну и как же отреагировал мэр Киева? Скажем прямо: реакция была оперативной и достойной. Черновецкий заверил, что КГГА приняла окончательное решение о ремонте и реставрации здания «с частичной реконструкцией сценической коробки с ее расширением».

Сообщил также, что для этого выделено 700 тысяч гривен, а выполнение всех работ будет осуществлено в 2007 — 2009 годах. И добавил, что в 2006 году на текущие ремонтные и хозяйственные нужды дирекции оперы уже истрачено 736 тысяч гривен. Кстати, о том, что мэрия подставила плечо Малой опере с восторгом поведали все городские СМИ.

Казалось бы, все решено и дело сдвинулось с места. Да не тут-то было. Прошел год. И президент Виктор Ющенко шлет Леониду Черновецкому второе письмо, а спустя еще пять месяцев — и третье. И в них, используя оперную терминологию, звучит речитатив: горгосадминистрация, дескать, затягивает выполнение указанных заданий и «что до сих пор проблема с места не сдвинута».

Причем, президент особо указал на необходимость «тщательно проверить законность проведения строительных работ ООО «Будхол» на спорной земельной делянке по ул. Дегтяревской, прилегающей к территории, которая запланирована для проектирования пристройки сценической части учреждения культуры «Киевская малая опера».

Вместо выговора — орден

Как видно из письма президента, в деле Малой оперы появилась существенная закавыка. Впрочем, о ней чуть позже. А пока заметим, что Виктор Андреевич или не злопамятен, или умеет ловко применять кнут и пряник. Спустя десять дней после разносного письма о проволочках при создании оперного заведения на Лукьяновке он объявляет Черновецкому отнюдь не выговор, но отмечает его заслуги… орденом Ярослава Мудрого V степени. Бра-а-во! На оперной сцене подобная ария заслуживала бы возгласов: «Бис!».

Однако рукоплескания — потом, а сейчас нас волнует та самая закавыка, на которую указал в своем письме президент. Оказывается, мину замедленного действия под Малую оперу заложил еще предыдущий Киевский голова Александр Омельченко со своей командой.

Подписывая 24 июня 2004 года решение «О создании театрально-зрелищного учреждения культуры «Киевская малая опера», уваажемый Сан Саныч почему-то запамятовал чрезвычайно важные обстоятельства, касающиеся земельных отношений.

Мы раздобыли документ, свидетельствующий о том, что всего за три месяца до этого, а именно 15 апреля 2004-го, Омельченко скрепил своей подписью решение Киевсовета за № 179/1389, которым земельный участок площадью 4,14 га на улице Дегтяревской, 5–7, 7-а и улице Коперника, 12-а, 12 был передан обществу «Будхол» в аренду на десять лет.

Причем, судя по свидетельствам наших очень серьезных источников из офиса на Крещатике, 36, лоббировал это решение тогдашний зампред КГГА, начальник Главного управления коммунальной собственности КГГА Игорь Лысов (впоследствии — народный депутат Украины от Партии регионов, в партсписке — №156).

О-о, Лысов в Киеве — персона довольно известная. Руководимая им компания «Лико-Холдинг» в период с 1996 по 2004 годы построила в Голосеевском районе столицы крупные офисно-жилые комплексы. В СМИ неоднократно сообщалось, что Лысов имеет определенные интересы и на Лукьяновке. Да и сам Игорь Владимирович публично заявлял, что на территории тамошнего трамвайного депо будет построен жилищно-офисный комплекс. И наверное не случайно на месте Лукьяновского депо, а также здания Дома культуры трамвайщиков запланировали возвести огромный элитный квартал, проект которого, кстати, уже рассматривался на градостроительном совете.

Неужели прежний градоначальник всерьез полагал, что Малую оперу можно создать без необходимого в таких случаях землеотвода на улице Дегтяревской, 5? Видимо, полагал, коль во время встречи с иностранными архитекторами амбициозно заявил ";В следующем, 2006 году, мы открываем Малую оперу";.

Увы, время шло, но красную ленточку на Лукьяновке никто не перерезал, зато в исполнении чиновников из крещатикских офисов периодически звучали все те же ариозо и каватины: откроем, мол, оперу в 2007, в 2008, в 2009 годах.

Главный тормоз

В чем же дело? В нашем досье есть письмо из столичного главка земельных ресурсов за подписью Андрея Тарнопольского от 6 октября 2008 года. Из него явствует, что главком были подготовлены все необходимые документы для землеотвода под здание Малой оперы и направлены в Киевсовет на рассмотрение. Однако депутаты вернули это ходатайство, поскольку от «землепользователя указанной земельной делянки (ООО «Будхол») письмо-согласие на прекращение права пользования частью участка на ул. Дегтяревская, 5 не поступало».

Так вот, оказывается, где собака зарыта! Не потому ли президент Виктор Ющенко в упомянутом нами письме от 9 августа 2008 года просил Черновецкого (цитируем): «лично разобраться в ситуации, которая сложилась вокруг театра «Киевская малая опера», и проинформировать меня о результатах в двухнедельный срок».

И что вы думаете? Полновластный хозяин столицы в ответе президенту (копия имеется в редакции) беспомощно оправдывается: мол, отсутствие государственного акта на отвод в постоянное пользование земельного участка для Малой оперы не позволяет внести этот объект в Программу социально-экономического и культурного развития Киева на 2008 год. И указывает на главный тормоз в решении проблемы (цитируем): «ООО «Будхол», которое отказывается согласовать границы земельного участка, необходимого для реконструкции учреждения культуры «Киевская малая опера».

— Боже ты мой, пять лет устраивают «хождение по мукам»! — однажды посетовала в беседе с нашим известным коллегой Олегом Вергелесом инициатор создания Малой оперы Евгения Мирошниченко. —Думают, небось, для себя стараюсь? Уверены, что барыши буду заколачивать в новом оперном зале? А я же о детях думаю — о ваших… И своих! Они же не нужны никому сегодня… Их выталкивают в мир другой, чужой и растирают грязными подошвами их профессиональную состоятельность… И они оставляют нашу родину… Бордели строят, казино открывают, шлюх своих ублажают в лучших местах столицы... А лучшие голоса — здесь не нужны?! Что за время такое? Почему никто никого не слышит? Почему все судят о других только по делам своим же циничным? Неужели и вправду оглохли?

— Ну и порядочки в стольном граде! — удивится иной обыватель. — Неужели власть не в состоянии убедить рядового арендатора киевской земли в необходимости уступить под оперу 16 соток?

Крайне интересно: что же это за силы, которые фактически сорвали реализацию идеи создания в Киеве, говоря словами президента, новой сценической площадки, где бы авторитетные мастера, передавая опыт своим воспитанникам, творили будущее отечественного оперного искусства? Но это уже тема отдельного разговора.

Гибнет памятник зодчества

Дом культуры трамвайщиков ТТУ — старейшее клубное учреждение Киева. Построен в 1902 году на ул. Дегтяревская, 5 по проекту архитектора Михаила Артынова в стиле псевдорусской архитектуры для Лукьяновского народного дома. Здесь ставили спектакли и играли в них корифеи украинского театра Иван Марьяненко, Любовь Гаккебуш, Прохор Коваленко и другие звезды. В 1910 году в этом здании был открыт первый в столице кинематограф. С конца 20-х годов прошлого столетия в доме обосновался клуб трамвайщиков, где вплоть до недавнего времени работали театральная студия, хор, различные кружки. Мастера культуры обучали детей и молодежь игре на музыкальных инструментах, танцам и пению. Действовала хорошая библиотека — на 70 тысяч томов.

По информации начальника столичного главка охраны культурного наследия Руслана Кухаренко, это здание находится на государственном учете как памятник архитектуры местного значения, имея охранный знак №95. Объект включен в Свод памятников истории и культуры Украины.

Сегодня помещения Дома культуры, с фасада которого вопреки закону кто-то снял государственный охранный знак, сдаются в аренду разным торговым организациям. На входных дверях приклеен листок: «Малая киевская опера закрыта на капитальный ремонт».

Сегодня эту землицу практически даром прибрали к рукам.

На месте бывшего трамвайного депо

вырыт котлован под затеваемое строительство.

Черновецкий не принимает

Поверьте, чутьем скептиков и мизантропов мы почувствовали в ситуации, сложившейся вокруг создания Киевской малой оперы, этакую чертовщинку с детективным душком. Вот уже пятый год в бывшем Доме культуры трамвайщиков на Лукьяновке, отданном мэрией под сей муниципальный очаг культуры, не звучат шедевры оперного искусства. Вместо этого там бурлит-кипит бойкая торговля ширпотребом.

А ведь художественный руководитель этого несостоявшегося театра, незабвенная певица, Герой Украины Евгения Семеновна Мирошниченко еще в 2005 году первым делом собиралась здесь поставить «Волшебную флейту» Моцарта, «Саломею» Штрауса, «Дейдамию» Генделя. А главным дирижером она намеревалась пригласить известного музыканта Владимира Сиренко.

Почему такое стало возможным в культурной столице Украины? Вопрос не давал покоя. Мы перелопатили кучу официальных документов, встречались с чиновниками из городской госадминистрации, работниками театра «Киевская малая опера». И пришли к выводу: кто-то, обладая особым слухом и держа руку на пульсе архизапутанного строительного рынка, мастерски расписал партитуру чиновничьего спектакля-хоровода под условным названием: «Долой оперу!»

Увертюру, как видно из документов нашего досье, три года назад блестяще исполнил начальник столичного управления градостроительства, он же главный архитектор Киева Василий Присяжнюк. Его позиция: состояние бывшего Дома культуры трамвайщиков по улице Дегтяревской, 5 изучалось специалистами, которые пришли к выводу — «полноценное функционирование театра «Киевская малая опера» в объеме существующего здания невозможно». И Василий Федорович предложил проектировщикам включить здание нового театра в будущий жилищно-офисный комплекс на территории бывшего трамвайного депо.

Как видим, главная мелодия этой увертюры — стройте, господа, новый театр. Пропеть-то легко… Но зачем тогда Киевсовет отдал сей непригодный памятник-рухлядь под оперу? Или это был просто красивый жест?

— Чтобы выяснить столь непростые вопросы, Евгения Мирошниченко решила лично переговорить с Леонидом Черновецким, — рассказал нам экс-директор Киевской малой оперы Иван ХАРИНА. — Да не тут-то было. Секретарь из приемной городского головы ответила, что Черновецкий никого из посетителей не принимает и посоветовала обратиться к Виталию Журавскому.

Журавский обещает

По словам Ивана Ивановича, он вместе с Евгенией Семеновной отправился к Виталию Станиславовичу. В кабинете Журавский, даже не поднявшись из-за стола, хорошо поставленным голосом заверил, что порядок будет однозначно наведен — с театром все будет окей. «Увы, это оказалось пустым сотрясением воздуха»,— грустно вздохнул экс-директор.

Впрочем, подобная реакция была и на обращение к мэру группы звезд украинской культуры, обеспокоенных волокитой в деле создания новой оперы. Черновецкий даже не удосужился ответить им.

В хороводе вокруг оперы сыграл свою роль и заместитель городского головы — секретарь Киевсовета Олесь Довгий, который в конце декабря 2007-го практически отфутболил прошение руководства Малой оперы о землеотводе 16 соток, столь для необходимости для реконструкции и дальнейщей эксплуатации театрального здания на Дегтяревской, 5. Олесь Станиславович черкнул: «Оставить ходатайство без рассмотрения до установления внешних границ земельной делянки».

Вот-вот, главный-то вопрос — о земле — не был решен. И дирекция театра — коммунального предприятия, созданного по решению Киевсовета, не найдя поддержки в «родных» крещатикских кабинетах, просто вынуждена была летом прошлого года обратиться в Хозяйственный суд Киева. К барьеру позвала фирму «Будхол», которой горсовет передал в десятилетнюю аренду всю территорию Лукьяновского трамвайного депо, включая участок, где стоит упоминавшийся Дом культуры. Не падайте со стула, но в соответчики также призвали и… горсовет.

Театр хотел одного — признать договор аренды деповского участка недействительным и согласовать границы землепользования. По нашему мнению, это было заранее проигрышное дело, ведь и ежику понятно, что горсовет, заваривший всю эту «земельную кашу», не поддержит в суде дирекцию Малой оперы. Так и случилось. После фиаско в первой судебной инстанции (судья Ю. Смирнова), опальные театралы с Дегтяревской, 5 потерпели поражение и в Киевском апелляционном хозяйственном суде (председательствующий — О. Моторный).

И не удивительно. Почему Фемида должна была решать те вопросы, которые полностью находятся в компетенции горсовета? Но мы знаем, что горсовет себе на уме, потому что, выстраиваем версию, — в этом хороводе вокруг Малой оперы есть опытные дирижеры. Поразмышляем.

В те годы, когда принималось решение о создании этого театра за дирижерским пультом в мэрии стоял Александр Омельченко. А вот один из его заместителей — Игорь Лысов — возглавлял Главное управление коммунальной собственности КГГА. Которого, по словам трех чиновников из офиса на Крещатике, 3, коллеги между собой по-свойски называли Лис.

— Когда меня назначили директором Малой оперы, — припомнил существенную деталь Иван Харина, — я заглянул по делам в юротдел горадминистрации. И там случайно увидел странную бумагу, от которой меня прошиб пот. В ней Игорь Лысов писал, что здание Дома культуры трамвайщиков ни в коем случае нельзя отдавать под Малую оперу. И потребовал его вообще снести. Иначе инвестор понесет большие убытки.

Вот и спрашивается: не случайно ли сей чинуша так изощренно, исподволь лоббировал интересы тех, кто взял в аренду более четырех гектаров супердорогой земли в самом центре Киева? И еще спросим: а не приложил ли руку сей соратник мэра к тому, чтобы трамвайное депо с Лукьяновки «переселить» на Подол?

Еще один ценный источник, близкий к мэрии юрист Щ., по секрету шепнул нам: ребята, копайте глубже — плацдарм на Лукьяновке Лис готовил для себя любимого, и своей фирмы.

О том, что это — отнюдь не вымыслы подтверждает и такой факт. Однажды в газете «Зеркало недели» появилось интервью с Евгенией Мирошниченко, которая в частности с горьким юмором призналась:

— А почему мы только трамвайное депо убираем? Там же много других территорий и зданий! И вот я вырезала из газеты и даже ношу с собой в кошельке — у самого сердца — портрет некоего господина Лысова, истинного хозяина этих гектаров. Оказывается, ему можно платить, согласно договору аренды, всего лишь по 3,75 грн. за квадратный метр в год.

Кстати, авторы расследования располагают копией этого самого договора аренды земельной делянки , о котором упоминала Евгения Семеновна. Так вот, городской голова Омельченко подмахнул его спустя пять месяцев после создания Малой оперы. А ведь Сан Саныч мог бы не пойти на поводу у богатенького арендатора и уважить интересы бедных театралов, а точнее «не забивать» в договор участок, на котором стоит Дом культуры трамвайщиков.

Мог бы. Только вот бес его попутал или Лис помешал?

";Будхолу"; — на 10 лет

Вокруг Киевской малой оперы, что на Лукьяновке, продолжается резонансная драма, суть интриги которой — «прихватизация» более четырех гектаров особо ценной земли в центре столицы.

Трудно себе представить, что мы б написали, если бы у нас появилась возможность отправить послание в будущее, скажем, в 2059 год. Поверьте, не хотелось бы сочинять текст о нынешней перманентной битве за власть, политической демагогии, экономическом кризисе и безработице.

А вот комсомольцы Лукьяновского трамвайного депо, заложив в 1967 году на его фасадной стене капсулу с посланием в 2017-й, как свидетельствуют очевидцы, высказали в нем твердую уверенность, что через полвека их ровесники уже будут жить при коммунизме и советовали продолжать ленинское дело. Так ведь не сложилось. Коммунизм у нас не состоялся, да и депо имени Ленина незаметно кануло в Лету, потянув за собой и Дом культуры трамвайщиков, где столичная власть создала коммунальное предприятие ";Киевская малая опера";.

Итак, в столице было подрублено на корню доброе дело известной певицы Евгении Мирошниченко — открыть на Лукьяновке оперную сцену. Причем, не помогло даже личное вмешательство президента Виктора Ющенко, который трижды (!) направлял жесткие приказные письма главе КГГА Леониду Черновецкому.

Увы, они превратились в пустое сотрясение воздусей.

Все уперлось в главное — в лукавые маневры хозяина земли, то бишь Киевсовета. Он, как свидетельствуют документы нашего досье, передал всю землю Лукьяновского трамвайного ремонтно-эксплуатационного депо площадью 4,1422 га, включая участок под Малой оперой, в аренду на десять лет некоей строительной фирме «Будхол».

Причем, по суперльготным тарифам, о чем скажем ниже.

Депо на птичьих правах

Журналистское расследование вывело нас на координаты этой осчастливленной фирмы, которая в 1995 году была зарегистрирована на захолустной улочке Академика Костичева, что на самом краешке Теремков в Голосеевском районе.

Мы выяснили, что схема оземеливания «Будхола» на Лукьяновке по своей простоте и элегантности была удивительной.

Заглянем в договор аренды земельного участка от 9 ноября 2004 года, копия которого имеется в нашем досье. Киевсовет, у руля которого тогда стоял Александр Омельченко, передал эту землю «Будхолу» с благородной, казалось бы, целью — ";для строительства, эксплуатации и обслуживания комплекса объектов общественного и жилищного назначения";. Причем, в этой бумаге ни слова не говорится об имеющихся здесь деповских объектах: ремонтных цехах, огромных ангарах, путевом хозяйстве, силовой подстанции. И, конечно, памятниках архитектуры. Словно бы передавалась землица в чистом поле.

Ну и дела, однако. Представьте себе, крупнейшее депо, обслуживающее население трети Киева, оказалось вдруг без земли, фактически на птичьих правах у «Будхола»!

И лишь спустя год горсоветовская команда Александра Омельченко спохватилась и приняла решение № 52 от 6 октября 2005 года о переносе без разных там тендеров и прочих процедур Лукьяновского депо имени Ленина на Подол, в депо имени Красина. Любопытно, но тогда в крещатикских кулуарах шутили: дескать, вождь пролетариата уживется там со своим верным наркомом транспорта Красиным.

Именно «Будхолу» поручили снести деповские строения и сооружения на Лукьяновке, а Киевпасстранс обязали списать их с баланса. Почему же такое доверие оказала городская власть неизвестной доселе фирме?

Ничто не возникает из ничего. Видите ли, в то время в замах Александра Омельченко по вопросам коммунальной собственности пребывал маститый предприниматель Игорь Лысов. Этот человек, как рассказывали нам надежные источники в горадминистрации, свои стартовые миллионы заработал в Голосеевском районе и, образно говоря, уже тогда заботился о сочном пастбище для «Будхола». Так вот, в крещатикских офисах, пожалуй, только ленивый не судачил о том, как Лысов лоббировал вопрос оземеливания «Будхола». Между прочим, в нашем досье есть еще много пикантных материалов о трудах и днях этого деятеля.

Правда, когда стул хозяина столицы перешел от Омельченко к Черновецкому то в известном здании на Крещатике, 36, видать, пришли к выводу, что лукьяновская история больно уж напоминает поговорку: кому-то — бублик, а кому-то — дырка от него. А посему в марте 2007-го Леонид Черновецкий распорядился создать комиссию и проверить соблюдение законности при ";переселении"; трех депо, в том числе и Лукьяновского трамвайного.

Мы связались с зампредом той самой комиссии Иваном САЛИЕМ.

— Сама идея переноса Лукьяновского депо вызывала у меня возражения, — сказал Иван Николаевич, — ведь там находится крупное энергетическое хозяйство, оттуда очень удобно разгонять трамваи по городу. А что касается нарушений, то их всегда находят у тех, кто что-то радикально перестраивает, идет вперед.

Ну что ж, у нас есть все основания предположить: кто-то из нынешних властителей на Крещатике отхватил приличный кусок лукьяновского бублика. И он, похоже, был настолько аппетитным, что даже гарант Конституции не смог добиться, чтобы на земельной делянке на улице Дегтяревской, где «Будхол»"; почти под стенами Малой оперы выкопал громадный котлован, соблюдалась законность. Кстати, на директора «Будхола» был составлен протокол об админнарушении — его уличили в том, что эти земельные работы проводились без разрешения столичного главка контроля за благоустройством.

За бутылку пива

Упомянув о «Будхоле», вернемся, как говорится, к нашим баранам. Итак, договор аренды делянки, скрепленный подписями двух тезок — Александра Омельченко и директора «Будхола» Александра Кривобока.

Ключевой вопрос: сколько стоит 4,1422 га на Лукьяновке? В то время, когда на рынке эта делянка ";тянула"; на 12 миллионов долларов, ее оценили в 9 млн. 573 тыс. 794 грн. 30 копеек. Причем, годовую арендную плату на период строительства установили — не падайте в обморок — в сумме 3 грн. 47 коп. за квадратный метр. Этих денег аккурат хватит на бутылку слабоватого пивка.

Наше расследование было бы неполным без консультации юриста.

— Этот договор не содержит условий об индексации арендной платы, — сказал магистр права Тимофей СИКОРСКИЙ.— В нем спутаны разные правовые понятия — арендная плата и нормативно-денежная оценка земли. Именно поэтому такой документ может быть признан недействительным, а факт государственной регистрации вправе оспорить прокуратура.

По словам юриста, в договоре есть лишь общая ссылка на право арендатора застраховать земельный участок. Законодательство же требует четко указывать, застрахован ли участок и за чей счет. Кроме этого, предусмотрено право Киевсовета расторгнуть договор в одностороннем порядке, если арендатор, а он обещал к 2007 году возвести на Лукьяновке целый комплекс зданий, нарушит сроки застройки участка.

Прошло уже три года, а там и конь не валялся. Хотя вот бывший главный архитектор Киева Николай ЖАРИКОВ говорил нам, что на этом месте можно было бы построить прекрасный футбольный стадион европейского уровня или — современный концертный зал.

Сегодня же унылое и убогое зрелище представляет этот, поистине золотой участок. Здесь, у стен несостоявшейся и так не зазвучавшей Малой оперы, теперь бродят стаи одичавших собак, вольготно себя чувствуют базарные бомжи и любители наспех выпить-закусить. Десятки колодцев канализационных и других инженерных сетей зияют открытыми провалами — с них ";заботливо"; сняты чугунные крышки.

На фоне этого дикого пейзажа, смахивающего на чернобыльскую зону, сиротливо торчит единственный оставшийся корпус депо — памятник промышленного зодчества начала прошлого столетия. Только вот с разбитыми окнами и треснувшими стенами. А что думают по этому поводу борцы за сохранение культурного наследия?

— То, что затевается на Лукьяновке, — сказал первый зампред Украинского общества охраны памятников истории и культуры Николай ПАРХОМЕНКО, — мы называем схемой, которая типична во многих случаях. — Например, здание можно передать юридическому или физическому лицу, а землю под ним оставить себе или сдать в аренду.

Наше расследование показало, что Николай Трофимович как в воду глядел. Так и получилось — оперу создали, а землю под ней отдали дяде.

Николай Пархоменко уверял, что памятник архитектуры просто так снести нельзя, поэтому хозяева или арендаторы земли постепенно приучают общественность к мнению о том, что это здание доведено до ручки и вот-вот рухнет. И если с фасада Малой оперы исчезла охранная табличка, то именно с этого, как правило, начинается дерибан самого здания.

— Мы готовы в ближайшее время восстановить охранную табличку на бывшем Доме культуры трамвайщиков, в котором создали Малую оперу, и добьемся приведения его в достойный вид, — заверил Николай Пархоменко.

В нашем расследовании тоже есть мораль. В выигрыше оказались деляги и лоббисты-чиновники, а по большому счет проиграли отечественное искусство и все киевляне. Хотя… Наверное, рано опускать занавес и тушить свет.

ЗМІСТ

Г. ІВАКІН, С. КЛИМОВСЬКИЙ.

Проблеми охорони археологічних пам'яток Києва 1

Василь ГАЛАЙБА. Фотоспомин. Київ, якого немає 8

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ. Лукьяновка и Татарка 19

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ. Главная Лукьяновская 24

Акклиматизационный сад АН УССР им. акад. Н. Ф. Кащенко 30

Елена ПОПОВА. Прогулки по Лукьяновке 31

Вулицями Лук'янівки 51

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, Борис ХАНДРОС.

Киевская еврейская больница 60

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, Борис ХАНДРОС.

Адреса еврейской благотворительности Киева 66

Ирина КОПРОВСКАЯ. В августе 1913 года… 69

В’ячеслав ПРОКОПЕНКО. Перша всеросійська олімпіада 73

Дмитро МАЛАКОВ. «Матч смерті» 77

Зиновий МОГАР. Трезвая жизнь за «пьяные деньги» 83

Генрих СИКОРСКИЙ, Леонид ФРОСЕВИЧ.

Опера в исполнении спрута 87

15 грн.

Колишня контора Лук'янівського єврейського цвинтаря,

арх. Володимир Ніколаєв. Фото — Валерій Лисенко, лютий 2008

96

95

3

94

93

5

92

91

7

90

89

9

88

87

11

86

85

13

84

83

15

82

81

17

80

79

19

78

77

21

76

75

23

74

73

25

72

71

27

70

69

29

68

67

31

66

65

33

64

63

35

62

61

37

60

59

39

58

57

41

56

55

43

54

53

45

52

51

47

48



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Храми святого Миколая в Києві Київ 2009 На обкладинці

    Документ
    ... 2009 Наобкладинці: Великий Микільський собор, на ... рр.) — зруйнована в 30-х рр. ХХ ст., монумент на честь Магдебурзького права (1802–1808 рр ... міська лісопильня. Напочатку1930-х років власником ... її називали "солдатською". Наприкінці 1920-х років із Черн ...
  2. НІЖИН Персоналії-1 Київ 2011 На обкладинці

    Документ
    ... Наобкладинці: пам’ятник капітану Юрію Лисянському. На ... одним з дослідників наприкінці 1920-х років) мала назву: ... на власні очі спостерігати за їх роботою. Але з початком1930 ... матеріалами, зібраними на Ніжинщині у 1920рр.), "Русская монетная система" ...
  3. Київ 2011 На обкладинці — пам’ятники Миколі Гоголю (1881) та Юрію Лисянському на центральній вулиці міста Гімназія вищих наук імені князя Олександра Безбородька у Ніжині

    Документ
    ... Довідничок Київ 2011 Наобкладинці — пам’ятники Микол ... . Протягом 1917–1920рр. Ніжин переходив ... =musiem Ще у 1930-ті роки колективом ... жин у XIX напочатку XX ст. на поштових листівках. ... рр. за північною околицею розмістилася військовий аеродром. Наприкінц ...
  4. Козелець та його околиці Київ 2011 На обкладинці

    Документ
    ... Київ 2011 Наобкладинці: Козелець. Собор Різдва ... — Микола Розумовський у 1930–40-х став футбольним ... із нареченою Урсулою — наприкінці серпня 2004-го прилетить ... незалежність 1917–1920рр. Свою думку ... датований 1918 роком. Напочатку1920 року після перемоги ...
  5. Володимир мельниченко українська душа москви (михайло максимович михайло щепкін осип бодянський микола гоголь)

    Книга
    ... напочатку 1863 року знову поселився на Великій Нікітській вулиці, де й помер. Наприкінці 60-х рр ... Бодянського // Україна. 1930, книга 40. ... страчених декабристів наобкладинці, Шевченко записав ... Дмитро Ревуцький наприкінці 1920рр. справедливо зауважив ...

Другие похожие документы..