Главная > Документ


Свидетель трагического шествия. Ул. Мельникова, 32

Угол улиц Мельникова и Пугачева отмечен граненой башенкой над солидным жилым домом. Его строили перед самой войной для личного состава Днепровской военной флотилии. 

Фото

В трагическом сентябре 1941-го из окон этого здания можно было наблюдать, как шли на смерть в Бабий Яр многие тысячи мирных жителей (об этом на днях рассказывала «Газета по-киевски»). Среди расстрелянных зимой 1941-42 гг. были и матросы-днепровцы...

Штаб идейности. Ул. Мельникова, 36

Уже издалека длиннейшая вереница припаркованных у обочины крутых «тачек» с «козырными» номерами подсказывает, что вы находитесь рядом с помещениями Института международных отношений и Института журналистики. Здесь выращивают кадры, которые, возвышенно говоря, призваны пропагандировать национальную идеологию. 

Что любопытно, прежние владельцы этого комплекса занимались тем же, но только речь шла об идеологии партийной. Ведь соорудили его в 1980-х годах для Высшей партийной школы при ЦК КПУ (проект Игоря Шпары и др., на месте строительства был ликвидирован давний акклиматизационный сад, основанный видным биологом, академиком Николаем Кащенко). И если бы не распад советской империи, то в центральной части фасада мы видели бы не эмблему ИМО, а монументальное панно, посвященное торжеству идей ленинизма. 

Небоскреб-карандаш. Ул. Мельникова, 42

Городской силуэт сегодня уже трудно представить себе без самого высокого сооружения Украины — телевизионной башни высотой 380 метров. Ее монтаж вблизи улицы Мельникова закончили в 1973 году. А с 1980-х на противоположной стороне улицы начали строить еще один характерный акцент киевской застройки — аппаратно-студийный комплекс Республиканского телецентра. В нём работают телеканалы УТ-1, «1+1», ТРК «Эра».

Архитектор Александр Комаровский и другие специалисты «Киевпроекта» придали ему вид нацеленного в небо карандаша высотой 97 метров. 24-этажный небоскреб на Мельникова стал одним из важнейших узлов медийного пространства, отсюда по Украине и за ее пределы разлетелось множество телепередач. Не все, правда, знают, что здание стоит фактически на человеческих костях. Для него отвели место бывшего Лукьяновского еврейского кладбища со многими тысячами захоронений... К слову, строили этот небоскреб намного дольше, чем предполагалось, а отдельные его части до сих пор не завершены. В конце 90-х гг. его переоборудовали современной электроникой на сумму более 13 млн. $.

Спортсмены на кладбище. Ул. Мельникова, 44

От огромного еврейского кладбища до наших дней сохранился только небольшой фрагмент с несколькими полуразбитыми надгробиями. А еще — бывшая кладбищенская контора, перед которой был когда-то главный вход на кладбище, увенчанный каменной аркой. Арку, ограду, контору и другие кладбищенские сооружения проектировал в 1890-х годах видный киевский зодчий Владимир Николаев. 

После того, как некрополь закрыли и уничтожили, прилегающую к главному входу часть еврейского кладбища вместе с соседним караимским кладбищем занял спортивный комплекс. И контора, в которой когда-то регистрировали погребения, стала тренировочной базой.

Чем не угодил Мельников?

В последние годы название улицы Мельникова нередко оказывается в списках тех топонимов, которые предлагают изменить как «идейно чуждые» нынешнему времени. Но, если разобраться, так ли уж необходимо от него отказываться?

Во-первых, давнее название улицы — Большая Дорогожицкая — теперь уже успешно «дублировано»: есть примыкающая к Мельникова улица Дорогожицкая, есть и метро «Дорогожичи». 

Во-вторых, за долгие годы нынешнее название улицы само стало историческим. Достаточно вспомнить немецкое объявление с «улицей Мельника», с которого началась горестная эпопея Бабьего Яра. 

Наконец, в-третьих, напомним, что марксистский кружок Ювеналия Мельникова действовал довольно давно, задолго до прихода к власти большевиков (в 1896-м агитатора арестовали и затем выслали из Киева, в 1900-м он умер). И учили там, ясное дело, не массовым репрессиям и не организации «голодоморов». Мельников разъяснял рабочим, что они не скот, что при сплоченном действии могут сопротивляться произволу хозяев и улучшать условия своего труда. При необходимости их выручала организованная здесь же касса взаимопомощи. Бесправные работяги расправляли плечи, требовали достойной зарплаты, бастовали — и нередко добивались своего. Словом, при любом нормальном демократическом режиме такой деятель, как Мельников, заслуживал бы доброй памяти.

АККЛИМАТИЗАЦИОННЫЙ САД АН УССР

ИМ. АКАД. Н. Ф. КАЩЕНКО

kvitka.biz/page/2

В 1915 г., в разгар Империалистической войны, когда ощущался большой недостаток в лекарствах, Н. Ф. Кащенко заложил на территории Политехнического института акклиматизационный сад лекарственных растений. В 1925 г. он был перенесен в район Лукьяновки, между улицами Герцена, Пугачева и Дорогожицкой.

Однако отдел лекарственных растений в этом саду просуществовал всего несколько лет. Н. Ф. Кащенко больше интересовался акклиматизацией таких южных растений, как персики, абрикос, айва, которые не приживались в условиях Киева. После долгих поисков и трудов Н. Ф. Кащенко вывел зимостойкие сорта персиков и абрикосов. Персики впервые дали обильный урожай лишь в 1932 г., спустя 18 лет после начала их акклиматизации. Работы, начатые Н. Ф. Кащенко, продолжали научные сотрудники ботанического сада АН УССР.

Площадь акклиматизационного сада достигла 10 гектарам. Кроме персиков, абрикоса и айвы там росли также декоративные виды деревьев и кустарников: тюльпановое дерево, лох садовый, абелия, шелковица бумажная, каштан съедобный, хурма кавказская, хурма восточная, рябина (4 вида), катальпа (3), гинкго, орех (4), павловния, парроция, гамамелис, виргинский чай, маакия амурская, глициния, сирийская роза, пеон древовидный, шефердия, чекалкин орех, желтое дерево, периплока, павой, аралия, магнолия и много других.

Елена ПОПОВА

ПРОГУЛКИ ПО ЛУКЬЯНОВКЕ

agritura.livejournal.com/29589.html

Использована информация из книги

";Особняки Киева"; Д. Малакова и О. Друг

Для киевлян название рассказа звучит, скорее всего, странно и настораживающе — в сознании жителей города Лукьяновка прочно ассоциируется с городским следственным изолятором №13, или, по-простому, с Лукьяновской тюрьмой. На самом деле, это один из старых районов города со своей историей и интересными образцами архитектуры середины 19-начала 20 веков. На поход по Лукьяновке меня подвигла новая книга «Особняки Киева», которую подарили друзья. В книге я обнаружила несколько зданий, которые ранее никогда не видела, либо не обращала на них внимания; захотелось разыскать их, осмотреть и сфотографировать. 

Лукьяновка как район образовалась после 1845 года, когда жильцы Подола, пострадавшего после очередного сильнейшего разлива Днепра, получили участки для жительства на более возвышенной местности в районе западного склона горы Юрковицы. Наводнения преследовали Киев с незапамятных времен — первое описано в летописях в 1975 года. Помню и я один такой разлив в середине семидесятых. Подруга моей старшей сестры жила с отцом в частном доме на Никольской Слободке, недалеко от берега; она жаловалась, что до остановок общественного транспорта приходится добираться на лодке. Жители Труханова острова (всего 90 семей) в конце 19 века сознательно строили свои деревянные дома на сваях, зная, что рано или поздно их жилище затопит.

Эти земли еще в 17 веке принадлежали богатому ремесленнику Лукьяну Александровичу, цехмейстеру сапожного цеха; от его имени и пошло название местности. В то время в киевских Липках и на Печерске селились богачи и чиновники, на Подоле продолжала жить беднота и мелкие торговцы, на Трухановом острове — работники доков и порта, а Лукьяновку и ее часть Татарку облюбовала интеллигенция. Татарка получила свое название благодаря нижегородским татарам, бежавшим сюда в 19 веке из своего голодного края. 

Первым казенным учреждением, построенным здесь, стал Лукьяновский тюремный замок — та самая тюрьма, о которой я говорила вначале. Проектировал ее архитектор Михаил Иконников, открыла она свои гостеприимные объятия в 1863 году.

В 1937 году здесь погиб известный священник, профессор духовной академии отец Александр Глагольев. Священник был заключен в тюрьму по обвинению в причастности к «фашистской организации церковников». Он прославился, выступая экспертом и защитником от духовенства на знаменитом судебном процессе по делу еврея Менахема Бейлиса, несправедливо обвиненного в совершении ритуального убийства 12-летнего мальчика. Кроме того, священник был духовником семьи Булгаковых и стал прототипом отца Александра в «Белой гвардии».

Отец Александр был убежденным противником антисемитизма, всячески старался предотвращать погромы в Киеве. Его дело продолжил сын — протоирей Алексей. Во время войны он укрывал евреев от фашистов. 

А еще в Лукьяновской тюрьме родился известный физиолог Александр Богомолец — его мама, революционерка Софья Богомолец, арестованная беременной, родила ребенка в заключении.

СИЗО действует до сих пор, несколько лет назад здесь даже «отдыхала» наша нынешняя премьер-министр, находящаяся тогда в опале. Сейчас тюрьма стыдливо спряталась за хрущевскими «пятиэтажками», а в середине 19 в. эту массивную постройку было видно со всех концов Лукьяновки. Район в 19 в. был застроен одно-двухэтажными особнячками, здесь было много зелени и церквей. Нагорную часть Лукьяновки занимали дачи. Границы Лукьяновки начинались тогда от Подольского спуска и тянулась до Обсерваторного переулка (ныне улица Обсерваторная), где располагалась первая Обсерватория Киевского Университета св. Владимира…

Помимо тюрьмы на Лукьяновке располагались казармы Бессарабского, Тираспольского, Бендерского и Луцкого пехотных полков, были здесь и Артиллерийские казармы, а летом на соседнем Сырце разбивали свои палаточные лагеря войска Киевского гарнизона. Было здесь и несколько учебных заведений: Шестая мужская гимназия, частная женская гимназия Конопацкой, гимназия Жекулиной, церковно-учительская школа, школа нянь, городское двуклассное училище. Одно из учреждений можно считать действующим до сих пор: земская фельдшерско-акушерская школа, «кузница кадров» для расположенной неподалеку Кирилловской больницы, в здании которой ныне располагается Первое городское медицинское училище. И еще на Лукьяновке была масса приютов и попечительских обществ. Такое впечатление, что эти благотворительные учреждения «селились» просто через дом! Сейчас в этом районе располагается множество лечебных учреждений, так было и встарь. При Киево-Покровском женском монастыре существовала больница Императора Николая Второго, больница Цесаревича Михаила — ныне Охмадет, больница при благотворительных учреждениях Дегтярева, клиника для нервнобольных алкоголиков Лихтермана, римо-католическая больница имени Станислава Сырочинского (сейчас Институт Нейрохирургии), психиатрическая клиника Горбунова и Сикорского.

Старые дома на Мельникова 61 и Герцена 12

На территории Областной больницы ранее располагалась Еврейская больница, содержащаяся на средства от добровольных жертвователей, а так же от «коробочных» сборов с кошерного мяса — пошлина ритуальных резчиков птицы на базарах. Сейчас кроме перечисленных учреждений на Лукьяновке располагаются госпитали МВД и СБУ, Институт Урологии, Больница Водников, 8-я детская больница и Детская инфекционная больница — просто больничный концентрат какой-то! 

Я начинаю прогулку с улицы Мельникова, которая называлась некогда Дорогожицкой. Название происходит от исторической местности Дорогожичи, что упоминалась в летописях с 988 года, и лежала между горой Глубочицей и ручьем Скоморох. Находилась где-то здесь средневековая таможня. «Дорогожичами» назвали сороковую станцию Киевского метрополитена. 

Особняк Баккалинского, ул. Мельникова 30

Первым я рассматриваю маленький особнячок по улице Мельникова, 30. Он ничем особенно не примечателен — скромненький и обшарпанный, но вид у него какой-то трогательный и по-стариковски симпатичный: эдакий символ уходящего прошлого, то немногое, что осталось от старой Лукьяновки. Несколько таких домиков сохранилось по улице Овручской и на Татарке, а ранее почти вся Лукьяновка была застроена ими. Многие снесены в 70-90 годах 20-го века (интересный сайт с фотографиями снесенных домов: grad.kiev.ua/o-01.htm). Особнячок под номером 30 на улице Мельникова построен в 1899 году. Подобные домишки складывали из местного светло-жолтого кирпича — весьма изрядного качества, по отзывам специалистов. Изготавливали кирпич в основном на кирпичном заводе Ионы Зайцева, расположеннго на окраине Лукьяновки (к слову, на заводе служил приказчиком Мендель Бейлис). В архивах хранятся документы, свидетельствующие, что участок земли в 486 кв. саж. был приобретен участником русско-турецкой войны на Балканах 1877-1878 года подполковником в отставке Филиппом Степановичем Баккалинским (1835-1908) за 3426 рублей. Домик небольшой, но строил его бывший вояка около пяти лет. Здесь он и дожил свой век, умер и был похоронен на Лукьяновском кладбище. После его смерти дом разделили на две квартиры. Одну заняла сестра-плакальщица Эстер-Геня Мордковна Кочержинская, в другой поселился служащий Акцизного управления Федор Федорович Бакалинский (возможно, родственник прежнего хозяина) и его сын Дмитрий. 

Особняк Керекеша, ул. Мельникова 28

Особняк по ул. Герцена, 6 до реконструкции

Справа от особнячка виднеется двухэтажное здание, принадлежавшее когда-то провизору Викентию Владиславовичу-Эдуардовичу (во как!) Керекешу. Сейчас этот особняк принадлежит посольству Казахстана и находится, кажется, в не очень хорошем состоянии. 

Особняк полковника Бенсона

Читала, что для постройки нового Казахского посольства планируют снести старый дом по улице Мельникова, 51. Здесь неподалеку есть и еще одно посольство, Ливийское — по ул. Овручская, 6. Здание недавно реконструировали — в нем трудно узнать сейчас старинный особняк. 

А я отправляюсь по адресу по улице Баггоутовская, 14 — это неподалеку от Института Нейрохирургии. Особняк полковника Владимира Антоновича Бенсона на мутной фотографии в книге выглядит не очень привлекательно, однако мне все-таки интересно, что там за чудо конструктивизма притаилось между однотипными многоэтажками. 

Мое любопытство вознаграждено сполна — обойдя высотку, обнаруживаю прелестный особнячок с «рожками», изящный и лаконичный, аккуратно декорированный в стиле модерн. На фото в книге, насколько я понимаю, изображен другой фасад здания, а они у него все разные. Дом был построен в 1911 году, к сожалению, автор проект не известен. После Бенсона домом владел другой военный — подполковник Александр Леонардович Казаровский. В 1927 году национализированный особняк передали клубу завода «Укракабель» (ужас!). Естественно, кабельщики оббили большинство украшений и «модерновых» завитушек. Сохранилась скульптурная группа, украшающая фасад, на которой воин с мечом и дама со щитом — видимо, память о прежних хозяевах-военных. С тех пор домик несколько раз перестраивался. На память о кабельщиках сохранилась мемориальная доска — имена рабочих завода, погибших во время войны. Довольно много имен. Сейчас, предполагаю, особняк восстановили по старым чертежам, причем ремонт был произведен совсем недавно. Подозреваю, что часть декора безвозвратно утрачена, но сейчас дом выглядит совсем недурственно, а винтовые рожки просто замечательные! Не знала, что старая Лукьяновка в своих недрах скрывает такой приятный сюрприз. 

Дальше я иду осматривать особняк аптекарского помошника Октавиана Дионисовича Бельского по улице Герцена, 14 (ранее — Осиевская, 14), более известный в народе под названием «дачи Хрущева». 

На территории института Педиатрии, Акушерства и Гинекологии и находится особняк, вернее, особняки. Аптекарь Бельский купил участок в Кмитовом Яру в 1889 году, а в 1893 здесь началось строительство усадебного дома. Проект небольшого, но пышно декорированного дома в стиле неоренессанс создал архитектор Николай Казанский (см. про него /38467.html), создатель здания Киевской Городской думы. Через несколько лет Бельский сам стал собственником аптеки на Подоле, что, скорее всего, приносило ему неплохой доход, и он смог купить соседний участок, на котором построили еще один особняк. Он был почти точной копией предыдущего, только у второго дома было на один оконный проем больше, чем у первого. Во втором доме располагалось две квартиры по пять комнат, которые Бельский сдавал постояльцам. 

В 1930 году вокруг усадьбы и парка вырос глухой забор, за которым отныне скрывалась государственная дача для высокопоставленных лиц. В 1934-37 годах здесь жил Нарком внутренних дел УССР Всеволод Балицкий, который руководил переездом столицы из Харькова в Киев. Новый хозяин не пожалел казенных денег на обустройство своего «пролетарского гнезда». При нем возникло большинство существующих поныне элементов малой парковой архитектуры — вазы, мостики, искусственный каменный хаос. Ручьи на дне яров запрудили и создали живописные пруды. 

Парк превратился в оазис комфорта и покоя посреди большого города. Правда, улица Герцена в то время была малолюдной и тихой, только изредка здесь проезжали казенные автомобили. В 1937 году Балицкого расстреляли, и в усадьбе разместился пионерский лагерь для детей работников НКВД.

Особняк Бельского

В 1943 году здесь поселился Н.С. Хрущев. Никита Сергеевич пережил бомбёжку своего бывшего жилья на Павловской, и теперь большую часть времени проводил здесь. Охрану особняка усилили, редких прохожих, останавливавшихся, чтобы поглазеть на высокий забор и надежные ворота, подгоняли бдительные охранники: дескать, нечего тут шастать; проходите, товарищ! Хрущев ежедневно совершал пробежки по аллеям парка и очень любил свою резиденцию. Здесь он прожил до своего отъезда в Москву в 1949 году, здесь умерла его мама, и родился сын Сергей (до сих пор жив, в Америке). 

После этого дача переходила от одного Председателя Совета Министров Украины к другому. Последним хозяином его стал Петр Ефимович Шелест. Его преемник Владимир Васильевич Щербицкий широким жестом отказался от дачи, отдав ее под детскую больницу. В 70-х гг. глухой забор заменили на легкую решетку, выстроили новое высотное здание ПАГа. В особнячках разместилась администрация института. 

Через решетку легко рассмотреть бледно-голубые домики, один из них стоит прямо у забора. Они до сих пор очень красивенькие, правда, не мешало бы их немного подновить. На том, который справа и поближе сохранилась башенка, второй ее давно утерял.

Мостики Балицкого сохранились, но состояние их сейчас плачевное. Искусственные озерца сейчас наполовину заполнены грязной водой и мусором. Под одним из мостиков на выступе «отдыхает» позеленевший лев — довольно симпатичный, надо сказать. Наверное, летом здесь очень красиво и уютно. А мне надо идти дальше.

Эдуард Брадтман Особняк Брадтмана

Следующим я осматриваю милый двухэтажный домик на улице Герцена, 6. Я давно его заприметила, часто проезжая по Лукьяновке; даже когда историческая архитектура мало интересовала меня, я испытывала симпатию к этому строению, продуманно декорированную ажурными завитками. Этот симпатичный особнячок в стиле модерн был построен для Эдуарда-Фердинанда Петровича Брадтмана (1856 — после 1926), архитектора, немца по происхождению, вероятнее всего, возведен им же самим. 

Этот зодчий создал несколько удивительных построек в столице: цирк Крутикова (1903 г.) — один из первых образцов модерна в Киеве, «дом Плачущей Вдовы», театр Соловцова, промышленные здания, доходные дома, пожарную часть. Он проектировал застройку бывшей усадьбы Меринга в центре города. Первые постройки в Киеве он возвел еще в 1886 году, а с 1898 года он уже пребывал на посту Киевского городского архитектора. Он входил в состав комиссии «Красота города» вместе с архитекторами Городецким и Николаевом и художником Мурашко. Имел Эдуард Петрович и дачу в Пуще-Водице. В этом чудесном загородном поселке он возвел несколько красивых деревянных коттеджей. В архивных домовых книгах сообщается, что Брадтман проживал по улице Осиевской, 6 и занимал 5-этажную квартиру на втором этаже дома вместе с супругой Паулиной Христиановной, ее сестрой Ольгой Христиановной Рутке и племянниками. Для прислуги была выделена отдельная комната.

После революции особняк национализирован. Сейчас в нем располагается Международный благотворительный фонд и коммерческий Центр снижения веса. Честно говоря, я не совсем понимаю, почему городские власти позволяют уродовать кричащими вывесками фасады домов, представляющих художественную ценность! 

Хочу осмотреть еще один приятный особняк. Жаль только, что он такой облезлый. Если бы его привели в порядок, это было бы одно из самых красивых зданий в городе. Речь идет о доме по адресу Мельникова, 8 (ранее — Дорогожицкая, 44). Это еще один образец модерна, типично асимметричный и изящно декорированный. Над входной дверью имеется небольшой фриз с барельефом с ирисами. Ранее он был накрыт свисающим граненым стеклянным козырьком, который при Советской Власти демонтировали или попросту разбили. 

Дом был построен в 1911 году по заказу Николая Степановича Грабаря, главы Киевского окружного суда. Он тоже был причастен к делу Бейлиса, о котором я писала выше...

Грабарь отказался вести сфабрикованное дело и не поддался давлению высоких полицейских чиновников. Проект создал гражданский инженер Владимир Андриянович Бессмертный, создатель еще одного известного дома на Лукьяновке — «Дома с котами» (бывшего доходного дома на улице Гоголевской). 

Грабарь был известен еще и своей благотворительной деятельностью — он был опекуном Бережанской колонии для малолетних преступников, а жена его Елизавета Ивановна состояла в комитете надзора Школы домоводства. Николай Иванович учредил стипендию для поддержания нуждающихся студентов Университета. Предназначалась она для одного из детей неимущих нотариусов или уроженцев Черниговской губернии. После революции здесь был детский дом, а что сейчас — не знаю. Вид у зеленого домика совсем заброшенный.

Дом судьи Грабаря

Знаменитые ирисы Инженер Бессмертный

За перекрёстком с улицей Черновола сверну на улицу Студенческую. Здесь под номером 3 сохранился небольшой двухэтажный особняк в стиле модерн. Его стиль более сдержанный.

Студенческая, 3 (1911)

Дом на Студенческой 7

Построили его в 1911 году, автор — вероятно инженер Мацнев, спроектировавший дом по заказу другого инженера, своего сослуживца по управлению ЮЗЖД Василия Ивановича Русакова…

Прохожу мимо одноэтажной постройки на улице Павловской, 9. Об этом одноэтажном домике тоже написано в книге «Особняки Киева». Построен он в начале 90-х годов 19 века и принадлежал мещанину Василию Яковлевичу Удовенко. Земля в этом районе была довольно дорога, поэтому стоимость усадьбы Удовенко оценивалась в кругленькую сумму — 16 тысяч рублей. Сохранились старые описания дома: шесть комнат и две прихожие, в подвале — кухня, еще одна комната, сени, коридор с лестницей. После смерти Василия Яковлевича в особняке проживала его вдова Надежда Юлиановна с сыном Владимиром — будущим ученым-гигие­ни­стом. Он работал в Больнице Цесаревича Николая для чернорабочих (ныне Охмадет). 

«Дом с павлинами» на Тургеневской, 81



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Храми святого Миколая в Києві Київ 2009 На обкладинці

    Документ
    ... 2009 Наобкладинці: Великий Микільський собор, на ... рр.) — зруйнована в 30-х рр. ХХ ст., монумент на честь Магдебурзького права (1802–1808 рр ... міська лісопильня. Напочатку1930-х років власником ... її називали "солдатською". Наприкінці 1920-х років із Черн ...
  2. НІЖИН Персоналії-1 Київ 2011 На обкладинці

    Документ
    ... Наобкладинці: пам’ятник капітану Юрію Лисянському. На ... одним з дослідників наприкінці 1920-х років) мала назву: ... на власні очі спостерігати за їх роботою. Але з початком1930 ... матеріалами, зібраними на Ніжинщині у 1920рр.), "Русская монетная система" ...
  3. Київ 2011 На обкладинці — пам’ятники Миколі Гоголю (1881) та Юрію Лисянському на центральній вулиці міста Гімназія вищих наук імені князя Олександра Безбородька у Ніжині

    Документ
    ... Довідничок Київ 2011 Наобкладинці — пам’ятники Микол ... . Протягом 1917–1920рр. Ніжин переходив ... =musiem Ще у 1930-ті роки колективом ... жин у XIX напочатку XX ст. на поштових листівках. ... рр. за північною околицею розмістилася військовий аеродром. Наприкінц ...
  4. Козелець та його околиці Київ 2011 На обкладинці

    Документ
    ... Київ 2011 Наобкладинці: Козелець. Собор Різдва ... — Микола Розумовський у 1930–40-х став футбольним ... із нареченою Урсулою — наприкінці серпня 2004-го прилетить ... незалежність 1917–1920рр. Свою думку ... датований 1918 роком. Напочатку1920 року після перемоги ...
  5. Володимир мельниченко українська душа москви (михайло максимович михайло щепкін осип бодянський микола гоголь)

    Книга
    ... напочатку 1863 року знову поселився на Великій Нікітській вулиці, де й помер. Наприкінці 60-х рр ... Бодянського // Україна. 1930, книга 40. ... страчених декабристів наобкладинці, Шевченко записав ... Дмитро Ревуцький наприкінці 1920рр. справедливо зауважив ...

Другие похожие документы..