Главная > Документ


Учебники русского языка первой трети ХХ века

Голубничая А. В.

Военная академия В ПВО ВС РФ им. Маршала Советского Союза А. М. Василевского, Россия

Язык – средство формирования и формулирования мысли, отражения видения человеком окружающего мира, выражения мыслей и чувств.Учёные, педагоги считают русский язык одним из главных общеобразовательных предметов. Он способствует развитию логического мышления, обладает большими познавательными и воспитательными возможностями. И. И. Срезневский писал: «Цель, достигаемая в общем образовании изучением отечественного языка, есть развитие уменья пользоваться отечественным языком как необходимым общенародным орудием мысли, чувства, знания и общительности» [1 с. 162]. Для гармоничного развития личности необходимо приобщение к сокровищам духовной культуры русского народа.

Русский язык как самостоятельный учебный предмет был введён в Устав школ в первой трети XIX века. Но учебные заведения давали знания по русскому языку в разном объёме. В 1835 году Московский университет сформулировал требования к поступающим по русскому языку. Эти требования использовались как программа до 60-х годов XIX в. Первая стабильная программа, предназначенная для школ, появилась в 70-е гг.

К началу XX века определилось содержание школьного курса русского языка. В него входило обучение грамоте, чтению и письму в начальной школе. В гимназии изучались курсы орфографии, пунктуации, церковнославянский язык, теория словесности, современный русский язык.

После 1917 г. изменяется структура школьного образования и форма преподавания русского языка. В тот период существовавшая ранее единая общегосударственная программа и заменяется местными, губернскими, основной целью которых стала ликвидация безграмотности. Эти программы имели практическую направленность – изучение орфографии, развитие речи. Было прекращено изучение церковнославянского языка и истории русского языка.

В 1926 г. издан «Живой язык в задачах и вопросах. Учебное пособие для школ I и II ступени» А. В. Миртова. Это был один из первых учебников по русскому языку, вышедших в двадцатые годы. Александр Василькович Миртов (1886-1966) – русский учёный, педагог, профессор. Он окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета и многие годы работал преподавателем в гимназиях и вузах Петербурга (преподавал в Смольном институте), Ростова-на-Дону. А. В. Миртов – автор учебников и вузовских пособий, трудов по стилистике и культуре речи, по методике преподавания русского языка в школе и др.

Учёный считал, что изучение языка – это богатейшая и интереснейшая область культурных человеческих достижений человека. При этом учебник должен быть лишь справочником, «…изучать же надо живой язык, – язык, на котором говорят и пишут наши современники» [2, с. 2].

«Живой язык в задачах и вопросах» включает в себя 53 параграфа и 477 задач (упражнений). Учебное пособие не содержит теоретических сведений. Предполагалось, что учитель на уроке знакомит учащихся с темой, обозначенной в параграфе, затем ученики выполняют задания. Автор пишет: «Наша книжка – попытка подобрать материал из живой русской речи и предложить не в готовом, обработанном, а в сыром виде, требующем самостоятельных наблюдений, сопоставлений и обобщающих выводов читателя» [2, с. 2]. В учебнике «Живой язык в задачах и вопросах» большое внимание уделено фонетике. В предисловии сказано, что «в старой школе фонетику рассматривали как ";пособницу орфографии";. Мы ставим другую задачу: научить сознательно разбираться если не во всём многообразии, то в наиболее типичных формах живого языка (литературного и народного). Дети могут произносить: Марь Иванна, хвакт, Родивон и т. д. Задача школы – дать детям ключ к пониманию и сознательному отбору (курсив автора) принятых и непринятых форм речи. Нельзя объяснить такие формы только коверканьем нашего языка. Их надо понять как своеобразные, но вполне закономерные, а потому типичные явления. Когда учащиеся почувствуют, что уроки грамматики расширяют их кругозор и дают практические возможности самостоятельно стилистически обрабатывать свой язык, появится живой интерес к лингвистическим наблюдениям» [2, с. 3]. По словам автора, около 30-40% собранного материала (особенно фонетического) взято от детей – школьников I ступени. Это учебное пособие примечательно ещё тем, что в нём автор использует примеры не только из литературных произведений XIX в., но и своих современников (Б. Пильняка, А. Серафимовича, Л. Андреева, К. Чуковского и др.).

В учебнике «Живой язык в задачах и вопросах» почти не освещаются вопросы синтаксиса и семасиологии. Им посвящён второй выпуск. Некоторые задачи, отмеченные знаком (*), более сложные (к ним имеются ответы в конце книги) либо предназначены для самостоятельного выполнения.

Изложение теоретических сведений представлено в учебнике А. В. Миртова «Грамматика русского языка» в двух частях. Учёный пишет: «Книги эти предназначены не для систематического изучения, а для пользования ими по мере надобности и в необходимых размерах. Этим объясняется значительная полнота и детализация в нашей работе. Здесь материал для нужного выбора (курсив автора). Нужным же могут оказаться самые различные факты» [2, с. 5].

К до- и послереволюционному периоду относится деятельность учёного-лингвиста Александра Матвеевича Пешковского (1878-1933). Он также занимается методикой преподавания русского языка. Его книга «Русский синтаксис в научном освещении» предназначалась для средней школы. В 20-е годы А. М. Пешковский создаёт учебную книгу по грамматике «Наш язык» в трёх томах для школ I и II ступеней и рабфаков. Этот учебник включал в себя книгу и для учителя и ученика. Первая часть учебного комплекса включает в себя 186 небольших примерных бесед учителя с учениками. Книга для учителя содержит в себе весь материал книги для ученика, а также «Методическое приложение». Наряду с этим в учительской книге в каждом параграфе даны выводы. В книге для ученика в параграфах представлено только по два – три опорных вопроса. В начале беседы учителя с учениками представлен небольшой текст или несколько примеров для наблюдения. Приведём пример одного из заданий:

Прошлахолоднаязимаднисталидлиннеесолнышкояркосветитворобьивеселочирикают. Затем следуют «Устные задачи и вопросы», заключающие объяснение нового материала, а также «Письменные задачи» для закрепления. Например, к приведённому выше небольшому рассказу «Весна» имеются следующие объяснения и задания: «Текст делится на слова и сказы (предложения)» [3, с. 8]. Учитель объясняет, как надо фонетически правильно их читать, с какой интонацией. Ученикам также необходимо переписать текст, разделив его на слова и сказы с точками и большими буквами, составить список всех слов рассказа, выписав их в столбец одно за другим. Беседа завершается «Выводами» и «Примечаниями». Например: «Речь делится по голосу и смыслу на слова и сказы (предложения). Сказ заканчивается понижением голоса и отделён от другого сказа паузой. На письме сказы отделяются друг от друга точкой и большой буквой. Слова пишутся отдельно» [3, с. 8].

В конце книги дано грамматическое оглавление, которое помогает учителю найти необходимый учебный материал.

Третья часть учебного комплекса А. М. Пешковского предназначена для пятого, шестого и седьмого годов обучения в трудовой школе, а также для рабфаковцев, которые уже обладали элементарными сведениями по грамматике. Учебник включает в себя 8 частей, каждая из которых делится на параграфы (всего 75). Как и в первой книге, в начале каждого параграфа дан материал для наблюдения (авторские примеры или отрывки из литературных произведений). После примерной беседы (объяснения нового материала) следуют выводы. Учащимся необходимо также выполнить устные и письменные задания.

Впервые, по словам автора, в учебник по грамматике включён раздел «Работа над словарём и стилем». Учёный считал этот раздел исключительно важным при обучении языку: «Отдел этот является первой попыткой ввести в нашу школу изучение стиля… Одна из трудностей этого раздела в том, что при одном и том же тексте есть вопросы всех степеней трудности, от самых элементарных до самых тонких. Но именно новизна дела мешала мне выбрать здесь соответствующее возрасту» [3, с. 2]. Автор видел основную цель не в том, чтобы учить теории словесности, а углублённому чтению.

В конце учебника приведён перечень текстов, которые разбираются в каждом параграфе. Среди них отрывки из эпоса: «Былина о Вольге», «Былина об Илье Муромце», «Поветь о Горе-Злочастии»; произведений XIX века: повести А. С. Пушкина «Дубровский», рассказов Л. Н. Толстого «Хозяин и работник», А. П. Чехова «Тоска»; XX века: стихотворений М. Герасимова «В купели чугуна», «Песня о железе», рассказа М. Горького «Город Жёлтого Дьявола» и др. Кроме того, в качестве иллюстративного материала А. М. Пешковский использует тексты, относящиеся к публицистическому и научному стилям: отрывки из речи В. И. Ленина на Мосгубсовещании, учебника Д. И. Менделеева «Основы химии», книг В. Ключевского «Русская история», Г. Плеханова «История русской общественной мысли».

В 1927 году вышла книга А. А. Щахматова «Синтаксис русского языка. Учение о частях речи». В ней есть два раздела, первый из которых подробно описывает существительное, глагол, прилагательное, местоимение, числительное, наречие, предлог, префикс, частицу, междометие. Второй носит название «Дополнение». Во втором разделе приведены примеры к теоретическим параграфам первого раздела – так называемый материал для наблюдения и закрепления.

В 20-е – начале 30-х годов существовали так называемые комплексные программы, которые отвергали учебный предмет как форму обучения. В этот период почти не издаются учебники. Лишь после отмены этих программ начинают появляться первые стабильные учебники по русскому языку. Традиция связи лингвистической науки с методикой получила дальнейшее развитие в советское время. Известные учёные-лингвисты В. В. Виноградов Л. В. Щерба, Д. Н. Ушаков, А. М. Пешковский, А. А. Шахматов и др. участвовали в создании программ, учебников и учебных пособий.

Использованные источники

1. Об изучении родного языка вообще и особенно в детском возрасте / В сб. И. И. Срезневского «Русское слово». – М., 1986.

2. Миртов А. В. Живой язык в задачах и вопросах. Вып. I. – М. – Л., 1926. – 144 с. / Уч. пособие для школ I и II ступени.

3. Пешковский А. М. Наш язык. Учебная книга по грамматике для школ II ступени и рабфаков. – М. – Л., 1927.

4. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Вып. 2. Учение о частях речи. Дополнения. – Л., 1927.

5. «Учебник по истории русского языка» А. В. Миртова // Русский язык в школе и дома, № 2, 2006. С. 5-8.

Генетические аспекты развития современной исторической географии

Джаман М. А.*, Ермаков В.В.**

*Полтавский университет потребительской кооперации Украины

**Полтавский институт экономики и менеджмента «Свиточ» Киевского славистического университета, Украина

Представления о пространственных процессах, явлениях и закономерностях составляет сущностную основу современной географической науки. Исследования закономерностей протекания геопространственных процессов, общих и конкретных вопросов организации географического пространства приобретают все большее значение, что обусловлено общественными потребностями. Концептуальным выражением этих процессов в современной общественной географии является учение о территориальных социально-экономических системах. Важным аспектом научных исследований в данном направлении должен стать, на наш взгляд, анализ исторических форм и типов этих систем, закономерностей их формирования и функционирования, направлений развития и трансформации их структуры. Как в свое время указывал известный немецкий географ А. Геттнер, географическая причинность современных явлений общественной жизни отличается сложностью вследствие наложения факта исторического развития [4, с.243].

Объективная сложность пространственно-временных взаимодействий, изучением которых занимается историческая география, оставляет открытыми для дальнейших дискуссий вопросы принадлежности данной дисциплины к кругу естественных и общественных наук, а также вопросы исследовательских методов и подходов. Современные историко-географические реконструкции зависят от особенностей решения этих проблем. Поэтому, в качестве цели данной статьи мы ставим задачу показать тенденции в подходах при определении места исторической географии среди родственных наук, а также сформулировать наше мнение по данному вопросу.

На сегодняшний день предложено много вариантов определения места исторической географии в этой системе, а также вариантов ее внутренней структуры (работы Э. Алаева, Н. Баранского, Л. Воропай, Г. Денисика, В. Жекулина, И. Ковальчука, В. Круля, Н. Пистуна, П. Подгородецкого, С. Романчука, Ю. Саушкина, П. Шищенко, В. Яцунского и многих других) [1; 2; 3; 6; 7; 8; 12; 13; 16]. Однако данный вопрос остается дискуссионным в силу ряда объективных обстоятельств. Прежде всего это происходит вследствие междисциплинарного положения исторической географии, которое она заняла с момента своего зарождения. Поэтому в разное время аргументировалась ее историческая или географическая принадлежность.

Дальнейшие попытки определить место исторической географии среди других наук связаны со стремлением усилить географические аспекты данной дисциплины. Это нашло свое отражение в предложенном рядом украинских географов термине – ретроспективная география [9; 10]. С данной точки зрения в ретроспективной географии главным принципом исследований должен выступать диахронический подход, разработанный представителями именно географического направления. Собственно историческая география использует способ исторических срезов, историко-типологический и историко-системный методы, характерные для арсенала исторических наук. Содержание диахронического подхода в ретроспективных исследованиях заключается в наблюдении развития, какого либо географического процесса или явления от зарождения до нынешнего состояния [9, с.12], что позволяет на основе изучения генетических и структурно-­динамических аспектов развития объектов полнее реализовать прогностические функции географической науки. Таким образом, в качестве основных критериев выделения ретроспективной географии предлагается считать определенные методы исследования и «сквозной» подход по отношению к временным свойствам географических объектов.

В предложенной в работах В. Круля схеме структуры ретроспективной географии отражены ее связи с системой географических и исторических наук [9, с.32]. Здесь, на наш взгляд, важным методологическим аспектом является учет степени приближенности или равноудаленности разных ветвей исторической географии от географических и исторических дисциплин. При этом мы считаем возможным уточнение данной схемы в части перемещения такой дисциплины, как ретроспективная картография, в поле равноудаленного влияния исторических и географических наук. Наше мнение основывается на представлениях о вспомогательной роли картографии по отношению к другим наукам, что проявляется в использовании картографических моделей в исследовательской практике как исторических, так и географических наук. По мнению К. Маркова, картографический метод в совокупности с палеогеографическим имеет характер «сквозных», которые интегрируют отдельные направления географии, и объединяют их. А это позволяет успешно решать прямое задание географической науки – исследовать связи между компонентами природы земной поверхности [11, с. 36-37, 43].

Поэтому при определении места ретроспективной географии в системе естественных и гуманитарных наук мы предлагаем использовать генетический подход, который предполагает последовательность выделения исторической, а впоследствии и ретроспективной географии с учетом связей с другими дисциплинами. Разделяя мнение Голикова А.П., Олийника Я.Б. и Степаненко А.В. о принадлежности исторической географии к кругу отраслево-комплексных географических наук в рамках общественной географии [5, с.14-15], мы предлагаем следующую схему структуры и связей исторической географии (рис. 1).

Рисунок 1 Ретроспективная общественная география в системе естественных и гуманитарных наук

В данной схеме мы старались отобразить генетические связи исторической географии через общественную ветвь географической науки с географией в целом и историей. Связь с историческими дисциплинами в данном случае отражает не только один из истоков исторической географии, но и включает в себя соответствующие связи по линии экономических дисциплин, которые вместе с географией служат важной теоретической основой для развития современных историко-географических концепций. Системность географической науки обусловливает также комплексный характер исторической географии, который она принимает на современном этапе своего развития, превращаясь в отраслево-комплексную науку с использованием системного подхода для познания географических объектов и явлений. Поэтому мы показали равнозначную связь ретроспективной географии с исторической физической и исторической общественной географией. Генетические истоки ретроспективной географии в приведенной схеме подчеркивают ее связи с исторической географией, которая является исходной основой дальнейшей ретроспективно-географической дифференциации.

Таким образом, на наш взгляд, дальнейшие перспективы обоснования географической ветви исторической географии связаны с общими представлениями о структуре географии в целом и общественной географии в частности. Поддерживая идею географической принадлежности исторической географии (в терминологии ретроспективной географии) при определении ее места среди наук о природе и обществе, мы исходили из современных взглядов на географию как комплексную междисциплинарную область знаний, в которой происходит тесное взаимодействие этих наук. При этом общественная география вместе с физической географией входит в комплекс географических наук, имея общие задачи, подходы, предметный угол зрения и методическую базу [14, с.18; 15, с. 30, 33]. Поскольку общественная география одновременно является общественной наукой, она использует ряд социально-экономических методов познания в контексте решения собственных задач. В связи с этим ретроспективная часть географии является необходимой составной частью ее естественной и общественной ветвей.

В свете вышеизложенного для дальнейших ретроспективных исследований в области общественной географии мы предлагаем свой схематический вариант поля взаимодействия ретроспективной географии с другими направлениями исторической географии, которые влияют на системный подход и способствуют обогащению историко-географических знаний, разработку концепций и теоретических обоснований (рис. 2).

Рисунок 2 Поле взаимодействия ретроспективной географии: 1) Историческая физическая география;

2) Историческая общественная география; 3) Ретроспективная география; 4) Поле взаимодействия

Данный подход мы использовали при исследовании процессов формирования общественно-географической системы Полтавского историко-географического края, что позволило нам обосновать особенности складывания сети расселения в данном регионе, определить ретроспективный поселенческий потенциал территории, иерархию исторических центров заселения, а также показать значение фактора изменения производственных отношений на динамику отраслевой и территориальной структуры Полтавского региона.

Таким образом, подводя итоги изложенного, мы можем сделать следующие выводы: а) на современном этапе развития как исторической, так и географической науки, историческая (ретроспективная) география вступает в фазу становления и укрепления самостоятельного статуса с выработкой собственного объекта, предмета и частично методов исследования; б) ретроспективная часть географии является необходимой составляющей как ее естественной, так и общественной ветвей; в) ретроспективно-географический подход к анализу географических объектов и явлений необходимо сочетать с методом исторических срезов; г) одним из ведущих методов такого анализа выступает диахронический подход, который предусматривает сквозной анализ географических объектов, явлений и систем на протяжении всего периода их существования.

Использованные источники

1.Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. - М.: Мысль, 1983. - 350 с.;

2.Баранский Н.Н. Экономическая география. Экономическая картография. М.: Географгиз, 1956. - 366 с.;

3. Воропай Л.И. Историческая география: методологические основы и проблемы// Історична географія: початок ХХІ сторіччя./Зб. наук. праць. - Вінниця, ПП «Видавництво «Теза», 2007. - С. 7-14;

4. Геттнер А. География, её сущность и методы./Под ред. Н.Н. Баранского. - М, 1930. - 400 с.;

5. Голиков А.П. та ін. Вступ до економічної і соціальної географії: Підручник / А.П.Голиков, Я.Б. Олійник, А.В.Степаненко.-К.: Либідь, 1996. - 320 с.;

6. Денисик Г.І. Роздуми на захист історичної географії// Історична географія: початок ХХІ сторіччя./Зб. наук. праць. - Вінниця, ПП «Видавництво «Теза», 2007. - С. 3-7;

7. Жекулин В.С. Историческая география: Предмет и методы.- Л.: Наука, 1982. - 224 с.;

8. Ковальчук І.П. Сучасна українська історична географія: структура, методи досліджень, перспективні напрями// Історична географія: початок ХХІ сторіччя./Зб. наук. праць. - Вінниця, ПП «Видавництво «Теза», 2007. - С. 19-28;

9. Круль В.П. Ретроспективна географія поселень Західної України: Монографія.-Чернівці: Рута, 2004. – 382 с.;

10. Круль В.П. Ретроспективна географія: структура, завдання та особливості// Історична географія: початок ХХІ сторіччя./Зб. наук. праць. - Вінниця, ПП «Видавництво «Теза», 2007. - С. 28-40;

11. Марков К.К. Два очерка о географии.- М.: Мысль, 1978. - 125 с.;

12. Пістун М.Д. Основи теорії суспільної географії: Навч. посібник.- К,: Вища школа, 1996. - 231 с.;

13. Шищенко П.Г., Муніч Н.В. Історія географії та історична географія: галузі науки і навчальні дисципліни// Історична географія: початок ХХІ сторіччя./Зб. наук. праць. - Вінниця, ПП «Видавництво «Теза», 2007. - С. 14-18;

14. Экономическая и социальная география СССР. В 2-х т. Т.1. Общая часть курса. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по геогр. спец./ В.Я. Ром, М.А. Валесян, Э.Г. Григорьева и др.; Под ред. В.Я. Рома.- М.: Просвещение, 1986. - 351 с.;

15. Экономическая и социальная география в СССР: История и современное развитие: Кн. Для учителя/ Сост. Т.Е. Губанова. - 2-е изд., перераб. - М.: Просвещение, 1987. - 542 с.;

16. Яцунский В.К. Историческая география. История её возникновения и развития в веках.- М.: Изд-во АН СССР, 1955. - 332 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великий шелковый путь его важнейшая роль в истории казахстана

    Документ
    ИсторияВеликийШелковыйпуть. Еговажнейшаяроль в историиКазахстана Абдибек А.С. Южно-Казахстанский государственный ... сводить значение Великогошелковогопути в истории мировой цивилизации исключительно к торговле шелком. Егороль была значительно ...
  2. История казахстана

    Документ
    ... . В какое время функционировал ВеликийШелковыйПуть? 11. Кто являлся автором ... . Центром был Баласагун. 9 Важнуюроль в историиКазахстана сыграли найманы и кереиты – ... происходило национально - освободительное восстание. Его эпицентром стал Средний жуз, ...
  3. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  4. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  5. Нуржанов арнабай абишевич средневековые города на участке великого шелкового пути от тараза до аспары

    Автореферат диссертации
    ... опыт прошлых поколений в памятниках истории и культуры Казахстана. Ставя столь сложные задачи диссертационного ... которого формировался город. Важнуюроль в сложении его играла международная торговля по ВеликомуШелковомупути [17]. Пятый ...

Другие похожие документы..