Главная > Документ


Деятельность западносибирской администрации по стабилизации общественно-политической ситуации в регионе в начале ХХ века

Гермизеева В.В.

Омский государственный технический университет, Россия

Деятельность западносибирской администрации была связана со всеми сторонами жизни региона. От политики высшей местной власти зависело обеспечение населения продовольствием, состояние медицинской и ветеринарной помощи, положение уездных учреждений, должностных лиц и прочее. Каждое из перечисленных направлений может стать темой для самостоятельного исследования. Мы остановимся лишь на общей характеристике деятельности администрации по стабилизации общественно-политической ситуации в регионе.

Период первой русской революции стал своеобразным испытанием для центральных и местных органов власти. Последующие события лишь способствовали углублению кризиса существовавшего государственного устройства, который так и не был преодолен. В сложившихся условиях власть была склонна к ужесточению методов управления, связанных с введением военного или исключительного положений, что подрывало ее авторитет среди населения.

Революция 1905-1907 гг. легла главным образом на плечи местных властей и, прежде всего, губернаторов. Высшая местная бюрократия стремилась выработать проекты улучшений, сохранить спокойствие среди населения, но, как отмечали современники, со временем «все заботы правительственных агентов в Сибири» стали выражаться только в одних репрессиях, что способствовало росту оппозиционного настроения к администрации. Например, губернатора В.Н. Азанчеева-Азанчевского томский депутат Государственной думы А.И. Макушин с думской трибуны обвинил в последствиях черносотенного погрома в октябре 1905 года [1, С. 37].

Для подавления революции правительство использовало все свои силы. Губернии и области объявлялись на военном положении. Так, 23 декабря 1905 г. указом царя были объявлены на военном положении Томск и все уезды Томской губернии, прилегающие к Сибирской железной дороге (Каинский, Томский, Барнаульский и Мариинский), а также Тобольский, Тюменский, Курганский, Ишимский и Тюкалинский уезды Тобольской губернии, Петропавловский и Омский уезды Акмолинской области.

В Тобольской губернии в конце 1905 г. в связи с болезнью губернатора А.П. Лаппа-Старженецкого исполнение обязанностей начальника губернии было возложено на вице-губернатора А.Н. Тройницкого, который был известен как человек с «крутым нравом», считавший, что только наличие войск будет являться гарантией сохранения спокойствия в губернии. После введения военного положения он получил права временного генерал-губернатора, вскоре в Тобольск из Омска были присланы две роты солдат.

Исполняющий обязанности томского временного генерал-губернатора К.С. Нолькен в начале января 1906 г. принял обязательное постановление о запрещении всех «сборищ в числе более трех человек», а также митингов и собраний. Были усилены военные гарнизоны в городах. Например, все тот же томский губернатор телеграфировал в Департамент полиции, что в Барнауле и Бийске расквартированы 12-й Сибирский Барнаульский полк, Сибирский резервный артиллерийский дивизион и конвойные команды.

На страницах журнала «Сибирские вопросы» не раз отмечалось, что размах разного рода выступлений в Сибири в годы первой русской революции в отчетах местных властей зачастую был преувеличен. Так, обращалось внимание на то, что Тобольская губерния «абсолютно была неповинна ни в какой революции: в ней не было ни забастовок, ни вооруженных выступлений; выступали «легалисты» - люди, стоявшие за проведение в жизнь основ Манифеста 17 октября». Вступивший во временное исполнение должности генерал-губернатора вице-губернатор А.Н. Тройницкий, чтобы оправдать необходимость введения военного положения, принялся за очистку губернии от «неблагонадежных элементов» [2, С. 89].

Во многом поведение высшей местной администрации в этот период похоже на размышления мифического губернатора из фельетона: «В губернии должна быть крамола и губернатор должен с ней бороться. Тогда это губерния и губернатору идут и награды, и повышения, и суммы на экстренные расходы. Нет крамолы, должно быть в губернии какое-нибудь засилье и губернатор должен с этим засильем воевать. Но если нет ни крамолы, ни засилья, так что же это за губерния? В ней только заплесневеть можно губернатору» [3].

Введенное военное положение, по свидетельству современников, представляло для Сибири «бедствие, тем более чувствительное и способное вызвать нетерпеливое отношение к себе, что оно не являлось чем-то стихийным, неизбежным, с чем волей-неволей нужно примириться, а совершенно искусственным, бумажным актом бюрократических высот». Кроме того, отмечалось, что большинство имевших место беспорядков произошло от несогласованности или бездействия властей. Согласно сведениям за 1906 г. омский полицмейстер неоднократно представлял военному губернатору Акмолинской области М.Я. Романову доклады по жалобам населения на незаконные действия чинов городской полиции для последующего рассмотрения в общем присутствии [4].

Военное положение со временем было заменено на положение чрезвычайной охраны, которое также было основано на расширении круга обязанностей и пределов власти существовавших административных учреждений по охране государственного порядка и общественной безопасности. Губернаторы получали право издавать обязательные постановления, а также решать в административном порядке дела об их нарушении, запрещать любые собрания, налагать штрафы, заключать в тюрьму на три месяца, разрешать экстренные, приостанавливать и закрывать очередные собрания сословных и городских учреждений, определять в каждом отдельном случае вопросы, подлежащие устранению из обсуждения собраний, приостанавливать периодические издания.

В ситуации существования разных стадий чрезвычайного положения начальники губерний стремились посредством издания обязательных постановлений контролировать практически все стороны жизни населения. Так, согласно постановлению тобольского губернатора Д.Ф. Гагмана от 15 сентября 1909 г., был запрещен созыв волостных и сельских сходов без разрешения крестьянских начальников, место жительство которых часто было удалено от селений участка более чем на 100 верст.

Профессор И.А. Малиновский в 1910 г. писал о необходимости отмены уже исключительного положения и всех чрезвычайных полномочий местных властей, так как «безграничное самовластие местных правителей – исторический порок сибирского управления». Деятельность томских администраторов по стабилизации общественно-политической ситуации негативно оценивалась в печати: «если вы заглянете в летописи работ губернской администрации», «то найдете беспрерывные кары, штрафы, наложенные и налагаемые на отдельных лиц, на учреждения и целые сельские общества» [5, С. 41]. Подобные действия местных органов управления вели к падению их авторитета среди населения Западной Сибири.

Совместная деятельность администрации, полицейских управлений и существовавших в составе последних сыскных отделений создавала дополнительные возможности для усиления губернаторского надзора. Уездные исправники и полицмейстеры должны были регулярно предоставлять губернаторам сведения о социально-политической ситуации в крае в целом, а также в отдельных городских и сельских районах. В свою очередь, центральная власть требовала от местной администрации доставки ежемесячных сведений о настроении населения. Они отличались большим разнообразием и не давали точного представления о реальном положении дел на местах. В большинстве случаев эти сообщения представляли собой ежемесячно повторяемые шаблоны, которые тоже были противоречивы. Например, одни губернаторы могли характеризовать настроение населения «спокойным», «совершенно спокойным», «не изменившимся», другие препровождали в Департамент полиции ведомости о происшествиях, которые не могли служить показателем настроения широких масс населения и ограничивались сообщениями о настроении только крестьянского населения. Поэтому в циркулярах МВД постоянно отмечалось, что для правильного и точного положения дел на местах, необходимо указывать сведения о настроении различных групп населения и о грабительской деятельности в сравнении с предыдущим отчетным месяцем.

Местные власти обязаны были следовать всей строгости закона и фиксировать любые изменения в настроении масс. Начальники губерний как «блюстители неприкосновенности верховных прав самодержавия» осуществляли высший надзор за исполнением всех постановлений и требований правительства. Тем не менее, при желании губернаторы могли представить положение губерний или области в необходимом для них свете. Например, томский губернатор П.К. Гран в секретном письме начальнику губернского жандармского управления И.П. Мазурину в марте 1913 г. просил подготовить политический обзор губернии за 1911-1912 гг. так, чтобы «наилучшим образом осветить положение дела на местах» [6].

Таким образом, вследствие роста выступлений и волнений среди населения Российской империи центральная власть шла по пути увеличения отчетности местных чиновников, которые обязаны были учитывать все стороны жизни края, характеризовать аграрное и рабочее движение, деятельность профсоюзов, настроение в войсках, демонстрации, настроение интеллигенции, отношение к происходящим в губерниях событиях священников и прочее. Подобное обстоятельство в первую очередь создавало трудности для служащих в канцеляриях, так как неизбежно вело к росту объема выполняемой работы и увеличению нагрузки на каждого канцелярского служителя.

В целом, деятельность администрации по стабилизации общественно-политической ситуации Западной Сибири шла по пути усиления надзора за отдельными лицами, неблагонадежными с точки зрения высшей власти и полиции, постоянно увеличивалось количество штрафов за нарушение обязательных постановлений губернаторов, при чем они не всегда были обоснованы.

Использованные источники

1. Сибирский город Томск в XIX – первой трети XX века: управление, экономика, население. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2000. – 280 с.

2. Сибирские вопросы. 1906. № 3.

3. Омский вестник. 1910. 5 июня.

4. Государственный архив Омской области. Ф. 33. Оп. 1. Д. 23. Л. 143–145.

5. Сибирские вопросы. 1912. № 3–4. С. 41.

6. Государственный архив Томской области. Ф. 3. Оп. 77. Д. 402. Л. 25.

Основные виды деятельности библиотек технических вузов Западной Сибири (1985- нач. 1991 г.)

Глазунова Т.В.

Омский государственный технический университет, Россия

Вся работа библиотек технических вузов в годы перестройки была организована в соответствии с принятым в 1984 году «Положением о библиотечном деле в СССР». Данное положение предоставило новые возможности для дальнейшего расширения масштабов библиотечного строительства в вузах Западной Сибири, определило социальные функции библиотек как идеологических, культурно-просветительных и научно-информационных учреждений.

В тех условиях в библиотечной работе происходил неуклонный, хотя и не безболезненный процесс избавления от устаревших представлений, формирование нового библиотечного мышления. В работе с читателями восстанавливалось все ценное из научного, методического и практического потенциала, и одновременно отрицались, отбрасывались дискредитировавшие себя взгляды, формы и методы обслуживания, в которых отражались догматизм и нетерпимость к иным взглядам и идеям.

В библиотеках области происходил процесс более тесного взаимоотношения библиотекаря и читателя как равноправных партнеров. Библиотечные мероприятия в основном были ориентированы на общечеловеческие ценности, усилилось внимание к личности, к семье.

Основными задачами библиотек технических вузов являлось:

  1. Формирование фондов библиотеки;

  2. Использование фондов библиотеки.

  3. Сохранение фондов библиотеки.

  4. Пропаганда литературы среди читателей библиотеки.

  5. Обучение преподавателей, студентов, аспирантов основам информатики, библиотековедения, библиографии.

  6. Идейно-воспитательная работа с читателями.

В соответствии с этими задачами строилась и вся деятельность библиотек втузов Западной Сибири.

Важной работой вузовских библиотек являлось комплектование фонда, который бы отвечал главному требованию соответствия между содержанием и запросами читателей. Основным источником комплектования библиотек вузов являлись местные бибколлекторы, которые выполняли заказы библиотек не в полном объеме, а только на 60-70 %.[4] По этой причине библиотеки были вынуждены обращаться в книжные магазины города или в иногородние «Книга-почтой» или в отделение «Союзпечать». Комплектование фондов осуществлялось в соответствии с тематическими планами.

Проблема полноты комплектования одна из сложнейших задач для втузовских библиотек. Ни одна библиотека не в состоянии собрать все необходимые издания даже по узкому профилю и полностью удовлетворить запросы читателей только своими фондами. Речь идет об относительной полноте комплектования фондов каждой библиотекой, с качественным отбором необходимой, лучшей литературы, не повторяющейся в других изданиях.

В годы перестройки в библиотеках технических вузов наблюдалась вполне удовлетворительная книгообеспеченность студентов по общеобразовательным дисциплинам, общественным наукам и иностранным языкам у студентов младших курсов, у студентов старших курсов и дипломников ситуация с укомплектованностью была значительно хуже.

Полнота фонда отдельной библиотеки невозможна в отрыве от фондов других библиотек. Полное удовлетворение запросов читателей с помощью фондов других библиотек должно было стать главным принципом работы любой втузовской библиотеки. В связи с этим в методических объединениях библиотек осуществлялась координация в комплектовании фондов, что давало возможность расширить репертуар изданий поступавших в библиотеки, избежать дублирования и излишней экземплярности и т.д.

В целях более полного использования библиотечного фонда работниками библиотек втузов проводились различные мероприятия, такие как лектории, выставки, вечера вопросов и ответов, дни открытого письма, дни лектора и пропагандиста, чтения и др. Для более полного охвата всего фонда библиотеки старались использовать самые разнообразные тематики. Например, о писателях и поэтах, о Великой Отечественной войне, об Октябрьской революции, «В помощь дипломнику», вечера интернациональной дружбы и др.[2]

Для сохранения библиотечных фондов предусматривалось внедрение в практику мер повышения ответственности за ущерб, нанесенный библиотечному фонду, предусмотренных «Положением о библиотечном деле». В большинстве библиотек разрабатывались планы по сохранению книжных фондов.

Пропаганда во втузовских библиотеках Западной Сибири была обширной и направленной на то, чтобы познакомить читателей с фондами библиотеки, заинтересовать их, привлечь новых читателей, обогатить методику пропаганды книги новыми приемами. В библиотеках были организованы специальные отделы по работе с пропагандой.

К наглядным формам пропаганды книги относились: выставка, выставка-вопрос, выставка-конкурс, выставка-полемика, выставка-словарь, картотека-викторина.

Среди устных форм пропаганды существовали тематические вечера, вечера вопросов и ответов, вечер занимательной науки, вечер книги, вечер-памфлет (про пороки пьянства и т.д.), вечер-портрет, вечер-репортаж, праздник книги, премьера книги, литературная игра, викторина, литературный аукцион, тематическое лото, литературное лото, ролевое обслуживание, литературный лабиринт, литературный «суд».

К отдельным формам работы с читателями и пропаганды книги можно отнести: бенефис читателя, диалог-обзор, дискуссия, диспут, обсуждение, мини-обсуждение, слайд-спектакль, слайд-лекция, устный журнал, читательская конференция, читательско-зрительская конференция, политбой, пресс-бой, пресс-конференция.[3]

Существенной работой являлось обучение своих читателей основам информатики, библиотековедения и библиографии. Библиотечно-библиографическая работа в технических вузах осуществлялась с момента образования и открытия самих библиотек. Вследствие накопленного с годами опыта эта работа библиотек развивалась и совершенствовалась. К 1985-1991 гг. в библиотеках осуществлялись такие формы библиотечно-библиографической ориентации, как выставки, обзоры библиографических и информационных изданий, рассчитанные на отдельные группы читателей; проводились лекции и практические занятия со студентами по основам ББЗ и информатики.

Одной из форм деятельности библиотек технических вузов являлась идейно-воспитательная работа. Она оказывала содействие в выполнении таких функций библиотек как: идеологической и культурно-просветительской, содействие системе партийного и комсомольского, политического и экономического обучения и массового политического просвещения читателей.

Идейно-воспитательная работа совпадала с главной задачей партии – сформировать у читателей марксистско-ленинское мировоззрение, «революционное переустройство общества на новых, социалистических началах».

Оценка результатов работы втузовских библиотек проводилась по различным направлениям: книгообеспеченность учебной литературой, руководство чтением студентов, эффективность массовой работы, помощь ускорению научно-технического прогресса; эффективность использования фондов, справочного аппарата библиотек, сохранность книжных фондов, внедрение НИР в практику работы библиотек, соблюдение требований стандартов системы СИБИД в библиотеках, состояние делопроизводства и др.[1]

К недостаткам в работе в этот период можно отнести ряд просчетов, недостаточную обоснованность организационных решений. Не все библиотеки имели всю необходимую для организации и ведения СБА документацию. Разобщенность в работе библиотек, органов НТИ, кафедр и других подразделений вузов привела к дублированию, созданию одинаковой библиографической информации для одних и тех же читателей (СБА библиотеки, картотеки на кафедрах, ИРИ ОНТИ). Работники библиотек недостаточно полно и точно представляли все возможности ГСНТИ, весь спектр представляемых ею услуг, не всегда умели самостоятельно оценить создаваемые на всесоюзном и отраслевом уровне библиографические пособия.[5]

Проанализировав работу библиотек, можно сделать вывод о том, что всем библиотекам втузов Западной Сибири необходимо было улучшать и совершенствовать весь комплекс мероприятий по комплектованию, организации и пропаганде книжных фондов, работе с читателями.

В итоге хотелось бы отметить, что в эти годы в библиотечной работе происходил неуклонный, хотя и не безболезненный процесс избавления от устаревших представлений, формирование нового библиотечного мышления. В работе с читателями восстанавливалось все ценное из научного, методического и практического потенциала, и одновременно отрицались, отбрасывались дискредитировавшие себя взгляды, формы и методы обслуживания, в которых отражались догматизм и нетерпимость к иным взглядам и идеям.

Использованные источники

1. Агеенко, Т.Д. Активизация деятельности вузовских библиотек Западносибирской зоны в 12-й пятилетке / Т.Д. Агеенко // Вузовские библиотеки Западной Сибири: опыт работы. – Томск, 1987. – Вып. 15. – С. 10.

2. ГАОО. Ф. 1979. Оп. 1. Д. 1693. Л. 173.

3. ГАОО. Ф. 1956. Оп. 1. Д. 681. Л. 95-103.

4. Серебрякова, М.П. Состояние и задачи по дальнейшему совершенствованию комплектования фондов вузовских библиотек Западно-Сибирской зоны // Вузовские библиотеки Западно-Сибирской зоны: опыт работы. – Вып 13. – Томск, 1985 г. – С. 41.

5. Смирнова, Е.М. Некоторые итоги анализа библиографических картотек вузовских библиотек / Е.М. Смирнова, В.А. Аксенова // Вузовские библиотеки Западной Сибири: опыт работы. – Томск, 1990. – Вып. 18. – С. 25.

Современники о русских театральных труппах во второй половине XVIII века

Глебова А.А.

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова, Россия

(исторический факультет)

Науч. рук.: Н.В. Страхова, к. ист. н., доцент

Театр имеет долгую историю. Зародившись еще в античности, театр до сих пор привлекает внимание многих людей, он является неотъемлемой частью культурного развития каждого человека. В истории развития культуры России театр занимает значительное место. Русский театр во много самобытен и выражает особенности русского характера и менталитета. Театральные подмостки всегда были средством выражения общественных и государственных идей, способом влияния на умы и настроения общественности.

Интенсивное развитие театра, происходившее во второй половине XVIII века, порождало потребность в театральной теории. А связь теории и истории делала вполне закономерным появление работ, рассказывавших о прошлом русского театрального искусства. Деятельность придворного театра, знакомство русского общества с новыми для него сценическими жанрами оперы, балета, трагедии, гастроли многочисленных иностранных трупп, распространение любительского театра в дворянских и демократических кругах – все это свидетельствовало об огромном и все возрастающем интересе к театру в различных слоях общества.

Целью данной работы является на основании источников проследить реакцию зрителя на появление русских театральных трупп и выявить круг вопросов интересовавших зрителей XVIII века, проследить отношение современников к репертуару ведущих русских театров, к актерам и драматургии XVIII века.

В ходе рассмотрения данной темы было выявлено, что не существует обобщающих работ, посвященных анализу мемуаров, дневников и записок современников. Практически не введены в научный оборот источники, в которых отразилось мнение современников на русский театр второй половины XVIII века. Существуют опубликованные дневники и записки драматургов и представителей аристократии, в которых даются краткие замечания или описания театров XVIII века. Но в этих источниках не содержится общего анализа этих исторических документов. В существующих работах по истории театра XVIII века изложены только общие сведения о реакции русского зрителя на театральную жизнь России второй половины XVIII века.

Одним из источников по данной теме являются «Записки современника» и «Воспоминания старого театрала» С.П. Жихарева. В ней содержится описание ведущих актеров этого периода, их игры и частной жизни. Жихарев принадлежал к золотой московской молодежи, интересовавшийся театром и литературой. Он имел обширный круг знакомых, от сенатора до отставного суфлера, был своим человеком за кулисами петербургских и московских театров. Все это позволило ему отразить в своих воспоминания всю театральную жизнь конца XVIII века.

В «Записках современника» Жихарев воссоздает широкую и яркую картину жизни дворянского общества конца XVIII века. По обилию материала «Записки…» являются драгоценным источником по истории нравов, быта, культуры и в особенности литературно-театральной жизни.

Круг его литературных и театральных знакомств был обширен. В него входили как драматурги, так и ведущие актеры того времени. Наибольшего внимания заслуживают описания таких актеров, как: Яковлев, Семенова, П.А. Плавильщиков, Шушерин, Дмитревский. Он подробно рассматривает внешность, манеру игры каждого актера, рассказывает о том, какими эти актеры предстают в обычной жизни. Кроме самих актеров пристальному вниманию подвергаются и зритель XVIII века, который посещает спектакли. Он детально разбирает драматургию того времени и даже сам пробует себя в роли драматурга. Жихарев дает красочное описание всей театральной жизни XVIII века от главных актеров до зрителей, которые приходят в театр.[1, с. 573]

В «Записках княгини Е.Р. Дашковой. Письма сестер Вильмот из России» интересны записи самой княгини Дашковой и письма сестер Кэтрин и Марты Вильмот домой о России. Сама княгиня Е.Р. Дашкова обращалась к драматургии. В течение всей жизни она увлекалась театром: постоянно посещала спектакли и в России и во время заграничных поездок, иногда самостоятельно занималась составлением того или иного очередного тома «Российского Феатра». Логическим воплощением этого интереса стало и создание крепостного театра в Троицком. Отдельные замечания в письмах сестер Вильмот и обнаруженные архивные материалы дали возможность представить особенности театра Дашковой.[2, с. 16-18]

Сестры Вильмот рассматривают русский театр с другой стороны. В письме матери Марта Вильмот описывает посещение русского театра: «Французская пьеса, которую мы смотрели вчера, оказалась весьма забавной. Здание театра большое и красивое, но освещение, как во всех русских театрах, плохое».

Кроме профессиональных театров, где давали представления иностранные труппы существовали и народные представления, в которых сохранились пережитки древних славянских обычаев. Так, Кэтрин Вильмот описывает травлю медведя: «… я забыла описать еще одно зрелище – травлю медведей. Однажды мы совершали поездку за 7 верст, чтобы посмотреть на город с высоты Воробьевых гор <…>». Кэтрин Вильмот дает описание «театра», где происходило это зрелище: «Мы с офицерами, сопровождавшими нас в этой «медвежьей» экспедиции, прошли в театр, построенный специально для этого дикого развлечения – травли громадных неуклюжих животных огромными бульдогами. Мы взобрались на сооружение, напоминающее подмостки, и внизу увидели собак, прикованных цепями к клеткам и воющих, как тысяча демонов, в ожидании встречи с грозным хищником».[2, с. 340-341]

Эти записи свидетельствуют о том, что в России в XVIII веке возрос интерес аристократии к театральному действу. Особый интерес для золотой молодежи представляют ведущие актеры того времени. Кроме публичных театров развивался частный театр дворян. В это же время сохранились древние народные обычаи такие, как травля медведя. Обо всем этом свидетельствуют дневниковые записи С. П. Жихарева и Е.Р. Дашковой.

Кроме воспоминаний представителей аристократии, сохранились и произведения драматургов XVIII века. Театр становится выразителем общественного мнения и средством пропаганды тех или иных идей, поэтому важную роль играет содержание пьес и те идеалы, которые ставит перед собой драматург.

Реалистические и демократические тенденции, свойственные сентиментализму, впервые в России нашли свое проявление в деятельности драматурга и теоретика Владимира Игнатьевича Лукина. В книге «Русская комедия и комическая опера XVIII века» опубликованы 14 пьес, среди которых и произведение В.И. Лукина. Кроме самой комедии «Щепетильник», в этой работе опубликованы примечания драматурга и его письмо к Ельчанинову. Предисловия, написанные Лукиным к своим пьесам, живо доносят до нас отзвуки споров о характере и задачах национального театра – о подражательности русского классицизма, о необходимости создания репертуара, отвечающего запросам широких кругов публики, - споров, которые разгорались в зрительных залах русского театра 60-х годов XVIII века. Лукин оказался самым значительным на тогдашнем этапе развития русской комедии представителем идейного направления. Он сделался теоретиком этого течения, которое можно назвать направлением «прелагательным».

Реформа русской комедии, предложенная Лукиным, состояла в том, чтобы максимально сблизить ее с русской действительностью, с русской обстановкой, понятиями, переработку чужеземных произведений в соответствии с русской действительностью и нравами. Переработка «Галантерейной лавки» в «Щепетильник» сделала пьесу только едва похожей на ее источник: сохранен сюжет – разговоры покупателей с владельцем галантерейной лавки, а «характеры» взяты из русской жизни.

Через посредство Лукина народный театр начинает заметно влиять на русскую комедию. Влияние это выражалось не в форме простого заимствования «приемов» народного театра, не в перенесении на сцену персонажей «игрищ», а в том, что, начиная с комедий Лукина, содержанием русской комедии становится русская жизнь, героями – «русские характеры»: помещик, крепостной, чиновник, купец, мещанин.

Лукин очень высоко ставил театральное искусство и литературу. В них видел он средство гражданского служения. В примечаниях Лукина к своим произведениям, даны рассуждения автора о необходимости становления русского национального театра, который бы отражал русский быт и характер русского человека, создание произведений понятных обычному зрителю русского театра в конце XVIII века.[3, с. 14-17]

Во второй половине XVIII века театр оказывает огромное влияние на общественную мысль, привлекает к себе внимание представителей разных слоев населения: от ближайшего окружения императрицы Е.Р. Дашковой, представителя дворянства С.П. Жихарева, до В.И. Лукина, который не был знатного происхождения. Их интересуют разные аспекты жизни театра: актеры, внутреннее убранство, реакция публики на те или иные пьесы, а так же влияние театра на общественное мнение.

В своих записках и мемуарах аристократические круги общества XVIII века описывают театральные действа. Их интересует закулисная жизнь актеров, они участвуют в обсуждении новых пьес, создают собственные театры. Среди драматургов идет борьба за становление русского национального театра. Иностранные труппы, привозившие свой репертуар, уже не устраивают ни обычных зрителей, ни представителей аристократии, ни самих драматургов.

Использованные источники

1. Жихарев, С.П. Записки современника – Воспоминания старого театрала. – М.-Л.: изд-во Акад. наук СССР, 1955. – 863 с.

2. Дашкова, Е.Р. Записки княгини Дашковой. Письма систер Вильмот из России. – 2-е изд. – М.: Сов. Россия, 1991. – 586 с.

3. Берков, П.Н. Русская комедия и комическая опера XVIII в. - М.-Л.: Искусство, 1950. – 704 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великий шелковый путь его важнейшая роль в истории казахстана

    Документ
    ИсторияВеликийШелковыйпуть. Еговажнейшаяроль в историиКазахстана Абдибек А.С. Южно-Казахстанский государственный ... сводить значение Великогошелковогопути в истории мировой цивилизации исключительно к торговле шелком. Егороль была значительно ...
  2. История казахстана

    Документ
    ... . В какое время функционировал ВеликийШелковыйПуть? 11. Кто являлся автором ... . Центром был Баласагун. 9 Важнуюроль в историиКазахстана сыграли найманы и кереиты – ... происходило национально - освободительное восстание. Его эпицентром стал Средний жуз, ...
  3. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  4. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  5. Нуржанов арнабай абишевич средневековые города на участке великого шелкового пути от тараза до аспары

    Автореферат диссертации
    ... опыт прошлых поколений в памятниках истории и культуры Казахстана. Ставя столь сложные задачи диссертационного ... которого формировался город. Важнуюроль в сложении его играла международная торговля по ВеликомуШелковомупути [17]. Пятый ...

Другие похожие документы..