Главная > Документ


«Кобанское наследие» в декоративно-прикладном искусстве карачаевцев, балкарцев и осетин

Биттирова Н. Х.

Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева, Россия

Наследие кобанской эпохи проявляется в сферах материальной и духовной культуры карачаевцев, балкарцев и осетин, например, бытовая утварь, орудия труда и т.д. Сосуды для закваски сыра одинаковы вследствие общего для балкарцев и осетин способа приготовления сыра; кобанские прототипы таких орудий мужского и женского труда, как приспособления для резки камней, выделки кожи, вдевания шнура и т.д.

Проблема ";кобанского наследия"; неразрывно связана также и с декоративно-прикладным искусством карачаевцев, балкарцев и осетин.

Крестомагнитным образцом кобанских реминисценций принято считать всевозможные зооморфные мотивы (подлинные или мнимые), которые удается проследить в орнаменте золотого и серебряного шитья, декоре войлочных ковров, резьбе по дереву, в художественном убранстве подвесных железных светильников и т.д.

Генетическая связь осетинских зооморфных узоров с кобанской анималистикой обосновывается следующими положениями:

1) осетинские узоры стилистически самобытны, следовательно, эндогенны;

2) многие из них как бы воспроизводят силуэты кобанских зооморфных подвесок;

3) сходство некоторых художественных приемов (например, изображение головы животного с двумя парами рогов);

4) в обоих случаях изображаются одни и те же виды животных;

5) преобладание в обоих случаях изображений, воспроизводящих не все тело, а лишь голову животного.

Вывод: зооморфные узоры народного орнамента ведут свое происхождение от мелкой пластики кобанцев, ";скульптурные мотивы перенесены в вышивке на плоскость"; [2, с.12-15].

В материалах по карачаево-балкарскому орнаменту XIX – середины ХХ века узоры, действительную принадлежность которых к указанной серии можно предполагать на основе каких-то реликтовых особенностей, исчисляются буквально единицами.

Например, в золотом шитье на женском платье из с. Безенги голова оленя выполнена в виде геометрически правильного ромба с круглыми лепестками на нижнем и двух боковым углам. В процессе стилизации изобразительной первоосновы головы животных часто принимают вид геометрических фигур – ромба или треугольника, при этом ";лепестками"; на углах, скорее всего, обозначены глаза животных и небольшое расширение в области ноздрей [4, с.173]. Почти столь же реалистичны оленьи рога на ковровой аппликации из с. Гунделен.

Намного чаще встречаются узоры в виде треугольников или ромбов с отходящими от них в обе стороны остроконечными завитками. В лексике ковровщиц за ними прочно закрепилось наименование кочкарбаш – голова барана. Нередки в ковровой орнаментике и различные спиралевидные фигуры, известные под наименованием ";змея"; [5].

Зооморфные узоры карачаево-балкарского и осетинского орнамента с кобанской анималистикой генетически связаны. Обоснование:

1) по совокупности своих наиболее существенных признаков (стол, круг изображаемых животных и пр.) зооморфные мотивы более всего соответствуют подобным мотивам в искусстве не степных предков осетин, балкарцев и карачаевцев (алан и половцев), а скорее в искусстве кобанских племен;

2) в аланский период на Центральном Кавказе происходит как бы ";возрождение кобанского ";звериного стиля"; и маловероятно, чтобы это обстоятельство каким-то образом не отразилось на дальнейших этапах развития декоративно-прикладного искусства горцев[1, с.29].

Несколько больше возможностей для сопоставлений содержат скульптурные изображения, в частности декоративные детали подвесных железных светильников – чирахтанов, изготовленные в виде головок различных диких и домашних животных. Уже в начале аланской эпохи сформировалась относительно устойчивая художественная иконография и тематический круг зооморфной пластики, которая прослеживается на железных бытовых предметах Кавказа вплоть до начала нынешнего столетия и которая в своих наиболее ранних образцах, вероятнее всего, связана с возрождением традиций кобанского звериного стиля. Например, два железных канделябра из богатого подкурганного захоронения V века близ с. Кишпек, которые были декорированы головками туров, совершенно неотличимыми от подобных изображений на карачаево-балкарских чирахтанах XIX – начала ХХ века.

Еще одна группа зооморфных изображений, но выполненная уже в технике резьбы и включаемая в круг кобанских реминисценций – это фигурные ручки деревянных чаш и черпаков.

В этнографическом материале Балкарии и Карачая основная масса этих узоров сосредоточена на войлочных коврах с вкатанным узором; лишь плавно изогнутые криволинейные мотивы вроде кругов или спирали заметно преобладают в вышивке и ковровой аппликации. В археологическом же материале геометрические узоры фиксируются почти во всех категориях инвентаря, но особенно полно и разнообразно представлены на кобанской керамике [1, с.33].

Перспективным материалом для сравнительно-исторического анализа является традиционный орнамент, например, информативно тамговая система карачаевцев, балкарцев и осетин. Тамга (букв. ";пятно";) – знак собственности, сфера применения которого охватывала в прошлом самые разнообразные аспекты быта и производственной деятельности. Прежде всего, тамга служила для таврения скота, преимущественно крупного (лошади, быки, коровы), ее же наносили на поверхность скал, валунов – для фиксации границ пастбищных или сенокосных угодий, нередко ее вырезали на щитках мужских перстней, служивших своего рода печатями или на деревянных чащах, на дверях кунацких помещений и т.д. Помимо этого тамга служила как бы гербом той или иной семьи или даже всего рода, тамги изображались на войлочных коврах, иногда на могильниках каменных стелах.

При визуальном сопоставлении очевидно довольно близкое сходство кавказских тамг с так называемыми ";сарматскими знаками"; Северного Причерноморья. Об этом неоднократно писал Л.И. Лавров [3, с.107-108]. Группы сармато-аланского этноса составили в свое время один из основополагающих компонентов в формировании целого ряда кавказских народов, в том числе и карачаевцев и балкарцев.

Богатые возможности для выявления сарматских и аланских традиций содержит в себе ковровая орнаментика и резьба по дереву. Сохранилась в декоре ковров астрально-солярная символика, генетически связанная с подобными знаками на сарматских и аланских сосудах, зеркалах, нашивках на одежду и пр. Не менее ярко прослеживается эта преемственность в декоративном убранстве карачаево-балкарских деревянных чаш. Узоры чаш обнаруживают более или менее близкие аналогии в сарматской и аланской керамике по четырем орнаментальным композициям.

Деревянные чаши с зоомофрными ручками можно условно разделить на две основные группы. Наиболее широко распространены в традиционном быту чаши первой группы. Ручки их олицетворяют собой фигурки животных, но в подавляющем большинстве случаев фигурки выполнены в столь условной форме, что вид изображенного животного совершенно не поддается определению.

Чаши второй группы встречаются значительно реже. Употребляемые преимущественно в торжественных случаях, они выделялись изысканностью форм и декора. Ручки их воспроизводят изображения животных более реалистично, можно определить вид изображаемого существа.

Зарождение ";моды"; на зооморфные ручки относится к эпохе раннего железа, в период широкого влияния тюркоязычных кочевых племён в Предкавказье. Об этом свидетельствует обширный археологический материал. Здесь мы сталкиваемся с одной из узловых проблем древнейшей истории региона – со скифским наследием.

В советской историографии скифы рассматривались исключительно как ираноязычный этнос. Однако многочисленные исследования последних лет, основанные на кропотливом анализе первоисточников и современных достижений языкознания, говорят о значительном тюркоязычном пласте в скифской среде. Отсюда и схожесть в орнаменталистике карачаевцев, балкарцев и осетин, поскольку и те и другие имеют в «арсенале» своего этногенеза скифский компонент.

Таким образом, можно смело утверждать, что вопрос о наследовании древних культур современными этносами крайне сложен и таит в себе огромный потенциал для дальнейших исследований.

Использованные источники

1. Батчаев В.М. Из истории традиционной культуры балкарцев и карачаевцев. Нальчик, 1986.

2. Берладина К. А. Народная вышивка Северной Осетии. // ИСОНИИ, т. XXII, вып. IV. Орджоникидзе, 1960.

3. Лавров Л.И. Историко-этнографические очерки Кавказа. Л., 1978.

4. Мамбетов Г.Х. Войлочные изделия в Кабарде и Балкарии во второй половине XIX – начале ХХ в. // УЗКБНИИ, т. XIX. Нальчик, 1963.

5. Студенецкая Е.Н. Узорные войлоки карачаевцев и балкарцев // КЭС, вып. 6. М., 1976.

Общественно-политическая обстановка в Калмыцкой автономной области в период перехода к новой экономической политике

Бугаев А.И.

МОУ СОШ № 3 (г. Элиста), Россия

Жестко централизованные методы управления и понятность установленных отношений политики «военного коммунизма» дали большевикам высокую эффективность и победу в Гражданской войне. Поэтому и после окончания военных действий для восстановления народного хозяйства руководство РКП(б) приняло решение продолжить политику «военного коммунизма», но уже на своеобразных «гражданско-коммунистических» рельсах. Однако несоответствие проводимой политики наступившим новым условиям усиливалось с каждым днем, углубляя социально-экономический и политический кризис. Осознание большинством руководителей партии и государства этого кризиса не произошло. Для этого потребовалось потрясение восстаниями крестьян и, главное, в армии – восстанием военных моряков Кронштадта в 1921 г.

С момента захвата власти большевиками настроения крестьянства, основной части населения страны, по отношению к советскому руководству делалось все более враждебным по мере того, как становилось очевидным, что проводимая политика большевиков ведет к ужесточению продовольственной диктатуры. Это особенно обнаружилось после обнародования разверстки на новый 1920-1921 продовольственный год. С этого времени начинается открытое противостояние крестьян и государства, наступает очередной перелом в настроении деревни уже не в пользу советской власти.

Вторая половина 1920 г. ознаменовалась началом массовых крестьянских волнений и вооруженных восстаний. Одним из центров такой стихийной борьбы стало Поволжье, где крестьянским движением были охвачены значительные районы. В Нижнем Поволжье при участии бывших офицеров деникинской армии был создан «штаб по ликвидации коммунизма» [1].

Параллельно на Украине для борьбы с большевиками возникло вербовочное бюро Астраханской армии под руководством калмыцкого князя Тундудова. В Новочеркасске и Екатеринодаре он выступал как атаман Астраханского казачества. Тундутов сумел побывать в Берлине и получить аудиенцию у немецкого императора, после чего добавил к своим титулам приставку «друг императора Вильгельма» [2].

Вооруженные выступления крестьян в значительной степени затронули территорию Калмыцкой автономной области. В 1920-1923 гг. в Калмыкии, по архивным данным, действовало не менее 10 крупных повстанческих групп, деятельность которых носила политический характер. В Малодербетовском улусе такую группу возглавил бывший окружной атаман, кадет Ордаш Босхомджиев. Отряд братьев Хойче, Шургучи, Сангаджи и Санзыр Менгетеевых из рода зайсангов оперировал в Хошеутовском, Икицохуро-Харахусовском, Яндыко-Мочажном и Малодербетовском улусах. Создал свой отряд и дезертировавший из армии Конарь. Активную деятельность против советской власти вел бывший хорунжий Махла Орлуев, выходец их зайсангов (калмыцкой знати) [3].

В урочище Лола действовал отряд из 85 чел. полковника Корнилова, племянника белого генерала Л.Г.Корнилова. Отряд Корнилова состоял из белых офицеров и бывших помещиков. На вооружении у них имелись 2 пулемета Льюиса при «достаточном количестве патронов», по 2 револьвера у каждого, винтовки, бомбы. В отряде находились санитарка, 2 сестры милосердия и 4 пароконных подводы. Отряд имел «большое количество хороших заводских лошадей» [4].

15 марта 1921 г., выдержав серьезный бой у станицы Великоняжеской, в КАО вторглась вооруженная группа бывшего организатора Конармии, комбрига 1-й бригады 4-й дивизии 1-й Конной армии, бывшего кавалера двух орденов Красного Знамени Григория Савельевича Маслакова (Маслака). В его отряд численностью до 250 человек, вошли группы Коноря, Сычева, атамана Кочубея и атамана-матроса Брова, который стал начальником штаба. В результате численность соединения достигла более 700 сабель и 300 штыков. На вооружение у них имелось 43 пулемета [5].

Акция вторжения в КАО была проведена с согласия Н.И. Махно, в армию которого до этого входила группа Маслакова. Теперь части Маслакова действовали под названием «Кавказской Повстанческой армии махновцев». Командир «армии» надеялся выйти в степи Ставрополя и перетянуть на сторону повстанцев станичников из 1-й Конной армии Буденного и 2-й Конной армии Миронова. Сама же 1-я Конная в этот период, по словам белогвардейского литератора Р.Б. Гуля, «…слитая из мужиков-партизан, красных казаков, калмыков, черкесов… о коммунистах отзывалась не иначе, как с полным презрением» [6]. Маслаков собирался призвать бойцов и местное население выступить против «узурпаторов-большевиков» и поддержать Махно. В листовках Маслакова говорилось: «Мы идем не против Советской власти, а боремся за нее… против диктатуры бумажных коммунистов…, против диктата свыше и диктаторов… за действительную Советскую власть без коммунистов» [7].

Маслаков непосредственно угрожал Царицыну и Астрахани, где по сообщениям источников «боевых сил для противопоставления этой внушительной банде» не было. Около полугода его группа, численность которой колебалась от 1 до 4 тыс. бойцов при 2 орудиях, вела повстанческую борьбу против власти большевиков в степях Калмыкии и на Ставропольщине. Эта «армия» для удобства маневра была разделена на 4 отряда. Первые бои отрядов Маслакова произошли уже в марте 1921 г. в Малодербетовском улусе у Царицына, а в начале апреле Маслаков захватил поселки Яшкуль, Чилгир, Улан-Эрге, Бургун-Сала. 29 апреля он занял Элисту, где казнил около 100 советских работников и комиссаров [8].

Для ликвидации «бандформирования» Маслакова, представлявшего наибольшую опасность, были задействованы 190 Пензенский, 192 Уфимский и 1-й Кавказский полки 64 бригады 22 дивизии Кавказского фронта [9].

Летом этого же года отряд Маслакова был полностью разгромлен частями Красной Армии. После гибели Маслакова 13 июля 1921 г., когда он был убит амнистированными властью бывшими повстанцами, остатки его отряда численностью до 200 сабель возглавил бывший поручик Сычев [10].

Сычев представлял не меньшую опасность для большевиков, чем его погибший командир. Несмотря на потери, отряд был хорошо вооружен и маневрен. Об этом свидетельствует исход боя 14 сентября 1921 г. По сообщению начальника милиции Ремонтного в результате столкновения местным властям удалось захватить трофеи: 3 тачанки, 3 брички, 2 пулемета системы Максим, 2 пулемета системы Льюис и 50 лошадей с седлами [11]. Сам отряд Сычева, проявляя высокую маневренность, рассеялся, чтобы через некоторое время снова собраться в другом месте. Уже почти через два месяца председатель Эркетеневского Улусисполкома Алексей Джувляев в докладе областному Калмисполкому сообщал, что «банда» Сычева 1 декабря 1921 г. сожгла ставку улуса. Сгорело 6 домов, было зарублено 10 милиционеров, 21 совработник уведен в плен. У члена Улусисполкома Одекова, который должен был закупить муку в Ставропольской губернии для голодающих, было забрано 55 млн. руб. Из кассы было захвачено еще 5300000 руб., выданных на хозяйственные расходы улуса и 2900000 руб., переданных для оказания помощи голодающим отделами Улусисполкома. У населения было изъято 22 верблюда, 16 лошадей, 70 голов крупного рогатого скота, 11 овец, 64 козы и много имущества [12]. 9 декабря этот же отряд напал на промысел «Джвиликту», забрав муку и товары. При этом член Совета Бульгинова хотона Л.Шеркесов был убит. В плен уведено 8 чел. с 12 подводами [13].

В этот же день одна из групп захватила поселок Яшкуль, увела в плен советских работников, изъяла 70 лошадей у населения. Другой отряд напал на ставку Эркетеневского улуса, где была восстановлена советская власть после налета отряда Сычева. В итоге нападения в ставке погибло 12 местных жителей [14].

Из Лагани Облкалмвоенкому в Астрахань поступила телеграмма от военкома Насунова о нападении банды зеленых. В результате чего уездвоенкомат, как сообщалось в донесении, стал не в состоянии выполнять текущие распоряжения и проводить учет ловсбора [15].

10 декабря 1921 г. западнее 10 верст Ремонтного произошел бой с отрядом, во главе которого стоял бывший Увоенком Большедербетовского улуса, известный под именем Ивана Алексеевича. Отряд был сформирован из недовольных проводимой большевиками продовольственной политики. В результате боя было убито 2 офицера, сам отряд с наступлением темноты скрылся [16].

Антибольшевистскими настроениями в Калмыкии смог удачно воспользоваться белый генерал А.Г. Шкуро [17]. В селе Кегульта он захватил в плен и казнил ставропольского комиссара Петрова, а его тело отправил в Ставрополь с запиской, что в ближайшее время весь Ставропольский Совнарком ждет та же участь. Вскоре Ставрополь был в руках Шкуро [18].

Помимо политических выступлений в Калмыкии широкое распространение получило объединение уголовных элементов, целью которых являлся грабеж населения. Основу таких групп, их можно назвать бандитскими, составляли различные деклассированные элементы. В 1920-1924 гг. в области, по архивным данным, действовало не менее 15 крупных криминальных групп.

Крупными криминальными соединениями являлись формирования Акулова, состоящие из уголовных элементов и дезертиров, банда Окона Шанунова примерно из 50 человек, выходцев из Малодербетовского улуса. В Хошеутах Икицохуровского улуса действовала банда Лелеева численностью до 10 человек, вооруженных винтовками и ручным пулеметом [19].

В Калмыцкой степи длительное время бесчинствовали отряды Дарагана и Андрианова. К 1923 г. банда Дарагана насчитывала 200 сабель, под командой Андрианова находились 25 всадников и 15 пеших [20]. Эти банды часто скрывались на территории соседних областей и совершали неожиданные налеты на селения КАО с целью грабежа.

Кроме крупных формирований, по сообщениям оперсводок за 1920-е гг., во всех улусах действовали мелкие банды численностью 4-7 чел., которые производили грабежи и угон скота.

В начале 1920-х гг. выступления против советской власти являлись продолжением Гражданской войны. Преобладающей силой политического выступления в данный период являлась зажиточная часть крестьянства, помещики, представители старого офицерства. Были и принудительно мобилизованные крестьяне, вовлеченные в антисоветское движение вследствие нищеты и безысходности.

В Калмыкии, за исключением переселенческой деревни, не было широкой прослойки кулачества, которое являлось социальной опорой повстанцев. Но феодально-зажиточная верхушка населения совместно с кулацкими слоями переселенческого крестьянства порождали и поддерживали различные формы выступлений, умело используя следствия «военного коммунизма» – продразверстку, запрещение торговли, всеобщую трудовую повинность и т.п.

Повстанческие группы, различающиеся друг от друга идеологическими оттенками, тем не менее, выдвигали ряд требований, которые подчеркивали однородность их программы: а) конец продразверстки и монополии государства на зерно и другие продукты питания; б) свободные советы, т.е. самоуправление (это означало советы без коммунистов); в) уважение религии, местных и национальных обычаев и традиций [21].

Первые советские работники КАО справедливо видели первопричину выступлений в послевоенной разрухе. Общий социально-экономический кризис влиял и на психологическое состояние красноармейцев, что создавало условия для самовольного ухода их из армии. Дезертирство стало еще одним источником бандитизма. Разбросанность хотонов (населенных пунктов), их отдаленность от улусов (районных центров), суровые бытовые условия также порождали основу для массового хищения животных, особенно в голодные 1921-1922 гг.

К данным причинам, указанным историком Е.Н. Бадмаевой, по моему мнению, можно добавить слабость новых органов советской власти и Калмыцкой организации РКП(б) в этот период. Наконец, за годы войн и революции были значительно ослаблены нравственные и религиозные чувства населения. Человеческая жизнь обесценилась. Подобная ситуация порождала настроения анархии и способствовала волнениям в обществе.

Повстанческие отряды, выступавшие против советской власти на территории Калмыцкой автономной области, были разделены Е.Н. Бадмаевой на три категории: 1) формирования, где вооруженные отряды повстанцев пользовались поддержкой местного населения и могли прилечь значительное число бойцов; 2) мелкие группы, связанные с местным населением, но не пользующиеся его активной поддержкой; 3) криминальные бандгруппы, подавление которых поддерживалось самими крестьянами [22]. Всего же, по архивным данным, на территории КАО в начале 1920-х годов действовало не менее 25 крупных бандформирований и множество мелких криминальных групп.

Недовольство населения в скрытой и открытой формах против проводимой политики большевиков осложняло и без того тяжелое положение.

В Калмыкии для борьбы с «бандитизмом», с целью координации действий всех учреждений и организаций при обкоме РКП(б) и КалмЦИКе в начале 1921 г. было создано «Военное совещание по борьбе с кулацкой контрреволюцией», которое возглавил секретарь обкома РКП(б) И.Р.Марбуш-Степанов. На военном совещании принимались решения о мобилизации коммунистов, введении в улусах военного положения, назначался командный состав отрядов. В марте 1921 г. обком РКП(б) направил на места особоуполномоченных. Они были призваны вводить в улусах, аймаках, волостях в моменты опасности военное положение, мобилизовать коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов на борьбу с повстанцами и уголовными элементами. 2 июля 1921 г. Президиум Калмыцкого обкома РКП(б) принял решение об организации отрядов частей особого назначения (ЧОН) на всей территории области [23]. Комиссаром ЧОН был назначен Крысевич, а начальником штаба – Коваленко [24]. Помимо этих мероприятий активно велась политическая пропаганда партийными органами. Выпускались листовки, рассказывающие о победах с «бандитизмом», воззвания к населению, воззвания к формированиям и обращения к пострадавшим, проводились разъяснительные собрания, организовывались «недели добровольной явки бандитов». Всем явившимся «бандитам» гарантировалась жизнь и свобода [25]. Разъяснительная работа давала положительные результаты. Об этом свидетельствует случай, произошедший с членом Улускома Далгаевым. Он со 2 на 3 мая 1923 г. выехал в степь Багацохуровского улуса в хотон своего брата Бембя Далгаева. Приехав на место и узнав, что недалеко находится банда, он решил вступить с ней в переговоры. На встречу с бандитами были посланы местные граждане Менкеш Манджиев и Саранг Манунов. Затем в хотон прибыли представители бандформированиния Мухара и Кузьма Манджиевы, Самыр Амхаев. Итогом переговоров стало решение бандитов в течение недели до 12 мая сдать оружие, лошадей и вернуться к мирной жизни [26]. Однако основная масса бандформирований и отдельные отряды еще продолжали антисоветскую и уголовную деятельность.

Правительство большевиков, ведя борьбу с повстанческими группами и бандитизмом, продолжало опираться на методы «военного коммунизма». Например, красноармейцы ЧОН получили право по своему усмотрению убивать рабочих быков на мясо и в «особо исключительных случаях для борьбы с бандами мобилизовывать необходимое количество лошадей через усовчоны вопреки приказу штаба РККА» [24]. При этом не уточнялась ситуация «особо исключительного случая», что порождало противоправные действия и репрессии со стороны власти в отношении к населению. «Калмыцкие улусы громили, уничтожали и оскверняли буддийские храмы, зверски казнили лам (буддийских священнослужителей – А.И. Бугаев)» [27].

Борьба с бандитизмом продолжалась в КАО около четырех лет. Обстановка стала изменяться к середине 1920-х гг. «Бандитизм, как таковой, был изжит только к началу 1925 года» [28]. Так указывалось в отчете Калмыцкого обкома РКП(б).

Решающим фактором, сначала ослабившим антисоветские мятежи, а затем сведшими их на нет стало изменение аграрной политики большевиков в связи с решениями Х съезда РКП(б), провозгласившими новую экономическую политику (нэп) в 1921 г. Когда нэп стал доходить до крестьян в виде замены продовольственной разверстки продналогом, свободы торговли, уменьшения налогового бремени, настроения крестьян стали меняться.

Антиправительственные отряды, лишившись крестьянского сочувствия, перестали представлять серьезную угрозу власти большевиков. Крупные отряды в этих условиях были быстро разгромлены, а борьба с мелким бандитизмом велась практически на протяжении всех 1920-х годов.

Таким образом, можно сделать вывод, что повстанческое движение крестьян против РКП(б) и бандитизм победили в первую очередь не ЧОН и Красная Армия, хотя, конечно, они сыграли свою роль, а прежде всего новая экономическая политика, переломившая настроения крестьянства и настроившая его на сотрудничество, а не на войну с советской властью.

Использованные источники

1 Виноградов С.В. Мелкотоварное крестьянское хозяйство Поволжья в 20-е годы. – М., 1998. - С. 3

2. Шамбаров В. Белогвардейщина. М.: Алгоритм, 2007. - С. 155.

3 Бадмаева Е.Н. О деятельности различных формирований по борьбе с советской властью и участии в них крестьянства Калмыкии в 1921-1924 гг.// Вестник института. – Элиста, 2003. - С. 158

4 НАРК Ф.-3. Оп. 10 с. Д. 9. Л. 18

5 Савченко В. Атаманы казачьего войска. – М.: Яуза. Эксмо, 2006. - С. 352

6 Там же. - С. 350

7 Там же. - С. 352

8 Там же. - С. 353

9 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 10. Д .5. Л .6, 16, 61, 94

10 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 10. Д. 5. Л. 6, 16, 61, 94

11 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 10 с. Д. 9. Л. 37-38

12 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 3. Д. 9 .Л. 8

13 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 3. Д. 9. Л. 18

14 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 3. Д. 9. Л. 18

15 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 3. Д. 9. Л. 18

16 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 3. Д. 9. Л. 18

17 НАРК Ф.-1. Оп. 1. Д. 47. Л. 12

18 Шамбаров В. Белогвардейщина М.: Алгоритм, 2007. - С. 149.

19 Шамбаров В. Белогвардейщина М.: Алгоритм, 2007. - С. 149.

20 Бадмаева Е.Н. О деятельности различных формирований по борьбе с советской властью и участии в них крестьянства Калмыкии в 1921-1924 гг.// Вестник института. – Элиста, 2003. С. 157

21 Там же. С. 158

22 Очерки истории Калмыцкой организации КПСС. – Элиста, 1980. - С. 59

23 НАРК Ф.Р.-3. Оп. 10 с. Д. 13. Л. 152

24 Очерки истории Калмыцкой организации КПСС. – Элиста, 1980. - С. 59

25 НАРК Ф.-1. Оп.1 Д. 55. Л. 23

26 НАРК Ф.-1. Оп.1.Д. 39. Л. 18

27 Шамбаров В. Белогвардейщин М.: Алгоритм, 2007. - С.104.

28 Очерки истории Калмыцкой АССР. Эпоха социализма. – М.: Наука, 1970. - С. 107



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великий шелковый путь его важнейшая роль в истории казахстана

    Документ
    ИсторияВеликийШелковыйпуть. Еговажнейшаяроль в историиКазахстана Абдибек А.С. Южно-Казахстанский государственный ... сводить значение Великогошелковогопути в истории мировой цивилизации исключительно к торговле шелком. Егороль была значительно ...
  2. История казахстана

    Документ
    ... . В какое время функционировал ВеликийШелковыйПуть? 11. Кто являлся автором ... . Центром был Баласагун. 9 Важнуюроль в историиКазахстана сыграли найманы и кереиты – ... происходило национально - освободительное восстание. Его эпицентром стал Средний жуз, ...
  3. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  4. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  5. Нуржанов арнабай абишевич средневековые города на участке великого шелкового пути от тараза до аспары

    Автореферат диссертации
    ... опыт прошлых поколений в памятниках истории и культуры Казахстана. Ставя столь сложные задачи диссертационного ... которого формировался город. Важнуюроль в сложении его играла международная торговля по ВеликомуШелковомупути [17]. Пятый ...

Другие похожие документы..