Главная > Ученые записки


У Ч Ё Н Ы Е З А П И С К И

ШАДРИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА

ВЫПУСК 9

ФИЛОЛОГИЯ. ИСТОРИЯ.

КРАЕВЕДЕНИЕ

Шадринск, 2005

Учёные записки Шадринского государственного педагогиче­ско­го института. Выпуск 9. Филология. История. Краеведение / Сост. и отв. редактор С.Б. Борисов – Шадринск, 2005. – 172 с.

Редколлегия выпуска:

Борисов С.Б. – доктор культурологии, редактор отдела «Краеведение», составитель, ответ­ственный редактор.

Смирнов Д.И. – кандидат исторических наук, редактор раздела «История».

Соколова Е.А. – кандидат филологических наук, редактор раздела «Филология».

© С.Б. Борисов, составление, 2005

Л И Т Е Р А Т У Р А

Л.М. Кадцын

Сонет, женский портрет и мадригал эпохи Возрождения: сравнительный анализ жанров

Анализ художественных произведений – это сложнейший процесс осмысления их содержания, где исходным уровнем является анализ жанрового содержания. Жанром мы называем тип произведения, отра­жающий (реализующий) определенные художественные потребности слушателей, читателей, зрителей времени создания произведения и выступающий определенным типом образности, единым (сходным, родственным) для разных видов и разновидностей искусства. Призна­ками жанров является совокупность свойств и качеств произведений, из которых следует выделить постоянные для всех видов искусства и особенные (специфические), обусловленные материалом отдельных видов художественного творчества. Постоянными признаками жанров являются масштаб произведений, их образная конкретность и компо­зиция, свидетельствующая об образной драматургии. Данные признаки выступают основой единства, сходности и родства жанров разных видов искусства и анализ такого единства является важнейшим средством самосознания и саморазвития отдельных видов и разновидностей искусства.

Иными словами, анализ жанровой концепции произведений должен в качестве исходной ступени включать сравнительный анализ родственных жанров разных искусств. Только через единое и сходное можно осознать различие и специфичность отдельных видов художест­венного творчества. Сравнительный анализ, бесспорно, должен учиты­вать историческую значимость жанров в развитии отдельных видов искусства. При этом наиболее полно сходство и родство жанров как образных типов проявляется, на наш взгляд, в главенствующих или доминирующих жанрах определенных эпох.

В данной работе мы хотели бы в сравнительном анализе произведений, представляющих некоторые жанры эпохи Возрождения, показать их сходство и родство для дальнейшего осмысления их специфичности.

I.

В эпоху Возрождения, выступающей завершением культуры средневековья и переходом к культуре Нового времени, тенденция развития жанров светского искусства приводит к качественно новым результатам, новым жанровым образованиям. В числе новых жанров выделяются не только яркой образностью и новизной языковых средств выражения, но и сходностью, близостью такие жанры, как сонет в поэзии, женский портрет (образы мадонн) в живописи и мадригал в музыкальном искусстве.

Сонет – это исповедальное стихотворение, представляющее собой одно высказывание в виде сложной четырнадцатистрочной строфы, состоящей из двух повторяемых простых строф (четырехстрочной и трехстрочной) – ААВВ. Как поэтический жанр сонет родился в творчестве итальянских поэтов «нового сладостного стиля» конца ХШ – начала ХІV веков, в частности в творчестве Г. Гвиницелли, Г. Орланди, Г. Кавальканти, Данте Алигьери и Ч. да Пистойя. (2, 171-174) Вот один из сонетов Данте, написанный пятистопным ямбом.

Все помыслы мне о любви твердят,

Но как они похожи меж собою.

Одни влекут своею добротою,

Другие мне неистово грозят.

Одни надеждой сладостной дарят,

Другие взор не раз темнят слезой.

Лишь к жалости согласною тропою

Стремит их страх, которым я объят.

За кем идти, увы, не знаю я,

Хочу сказать, но что сказать не знаю.

Так средь любви мне суждено блуждать.

Когда ж со всеми мир я заключаю,

То вынужден я недруга призвать

Мадонну – жалость, защитить меня.

Обратим внимание на строение сонета. Первая простая строфа (катрен) имеет рифму – авва, которая варьируется во втором четырех­стишии. Схема рифмы второй строфы (терцета) – cde, варьируется в заключительном терцете. Итак, строение сонета – аbbа аbbа cde dec.

Источником или непосредственным предшественником сонета был один из жанров творчества трубадуров, труверов и миннезингеров ХП-ХШ веков. Из песенных жанров, используемых средневековыми барда­ми (альба, кансона, тенсона, сирвентос, пастурелла, баллада) кансона как строфическая песня о любви отличалась монологичностью и испо­ведальностью – обращением, жалобой или признанием о любовном чувстве, долге, душевном смятении, томлении, желании, тоске и безыс­ходности или переполнявшей радости и восторге. Душевная испове­дальность и утверждение любви как главного предмета обсуждения внутреннего мира человека выделяют кансону как особый жанр позднего средневековья.

На протяжении двух столетий кансона получила значительное развитие в творчестве целого ряда поэтов-певцов, из которых можно выделить Джауфре Рюделя, Бернанта де Вентадорна, Гильема де Кабестаня, Пейре Раймона, Генриха фон Морунгена, Рейтмара фон Хагенау, Гартмана фон Ауэ и Вальтера фон Фогельвейде. Первона­чально развитие кансоны шло по пути усложнения куплета, который из семистрочной строфы превращается в строфу с большим коли­чеством стихов (строк) – девять, десять и даже тринадцать. При этом главным было выделение в строфе запева и его повторения, а также выделения припева (заключения), нередко с варьированием и повторностью, что наиболее ярко осуществлялось в произведениях Б. Вентадорна, Г. де Кабестаня и особенно Рейнмара фон Хагенау. С усложнением строфы уменьшается и количество куплетов в кансонах, что и стало, на наш взгляд, предпосылкой выделения сложной строфы как самостоятельно­го поэтического произведения в творчестве итальянских поэтов конца ХШ столетия. Безусловно, преобразование строфы кансон связано с де­тализацией и конкретизацией образа песни. Идеал высокой одухотво­рённой любви и поклонения Даме уточняется социальными и личност­ными мотивами поэтов, что стало исходным для сонета Возрождения.

Но, пожалуй, подлинная жизнь сонета начинается с творчества Франческо Петрарки. Его сонеты, написанные на итальянском языке и посвященные Лауре, принесли всемирную славу поэту, а с ней и попу­лярность жанру. (7, 29)

Сонеты Петрарки, объединенные с немногочис­ленными канцонами, балладами, мадригалами и секстинами в «Книгу песен», разделены на две части – «На жизнь Лауры» и «На смерть Лауры». Отражающие индивидуальный внутренний мир поэта, сонеты его различны по строению. Так сонет № 61 представляет собой единое и неразделимое высказывание, несмотря на формальное различие четырехстрочных и трехстрочных строф – аbbа аbbа cdc dcd .

Благословляю день, и месяц, и годину,

И час божественный, и чудное мгновенье,

И тот прекрасный край, где зрел я как виденье,

Прекрасные глаза, всех мук моих причину.

Благословляю скорбь и первую кручину,

В какую вверг меня Амур в жестоком мщенье,

И страшный лук его, и стрел его язвленье,

И боль сердечных ран, с которой жизнь покину.

Благословляю все те нежные названья,

Какими призывал ее к себе – все стоны,

Все вздохи, слезы все и страстные желанья.

Благословляю все сонеты и канцоны,

Ей в честь сложенные, и все мои мечтанья,

В каких явился мне прекрасный облик донны!

Более сложное внутреннее состояние отражается в сонете № 15, строение которого - аbbа аbba cdc dcе.

Разбитый, что ни шаг – назад гляжу,

Вздыхая воздух края дорогого,

И вновь душа утешиться готова,

И ободренный силы нахожу.

Но вспомню от кого я ухожу,

В какую даль, когда пути земного

Недалека черта. И жалкий снова

Стою, потупя взор, и весь дрожу.

Внезапно в горьком прорываясь плаче,

Меня порой недоуменье мучит:

Как плоть живет, с душой разлучена?

Но бог любви, придя на помощь, учит:

«Забыл, что у влюбленных все иначе,

Над коими природа не вольна?»

Внутренне контрастный и в то же время единый мир переживаний раскрывается в исповеди сонета № 134.

И мира нет - и нет нигде врагов,

Страшусь – надеюсь, стыну и пылаю,

В пыли влачусь – и в небесах витаю,

Всем в мире чужд, и мир обнять готов.

У ней в плену неволи я не знаю,

Мной не хотят владеть, а гнет суров,

Амур не губит – и не рвет оков.

А жизни нет конца и мукам – краю.

Я зряч – без глаз, нем – вопли испускаю,

Я жажду гибели – спасти молю,

Себе постыл – и всех других люблю.

Страданьем – жив, со смехом я – рыдаю,

И смерть, и жизнь – с тоскою прокляты,

И этому виной, о донна, ты!

Поэт продолжает исповедоваться и после смерти Лауры.

Я припадал к её ногам в стихах,

Сердечным жаром наполняя звуки,

Я сам с собою пребывал в разлуке:

Сам – на земле, а думы – в облаках.

Я пел о золотых её кудрях,

Я воспевал её глаза и руки,

Блаженством райским почитая муки,

И вот теперь она – холодный прах.

А я без маяка, в скорлупке сирой

Сквозь шторм, который для меня не внове,

Плыву по жизни, правя наугад,

Да оборвется здесь на полуслове

Любовный стих! Певец устал и лира

Настроена на самый скорбный лад.

Сонеты Петрарки стали источником исповедальности многих поэтов. Расширяются границы отражаемого их внутреннего мира – мира переживаний, источником которых выступает не только любовное отношение к женщине, но вместе с ним и мир профессионально-художественных размышлений, размышлений о разных сторонах окружающего мира. Таковы, например, сонеты Микеланджело Буонаротти.

Не правда ли – примерам нет конца

Тому, как образ, в камне воплощенный,

Пленяет взор потомка восхищенный

И замыслом, и росчерком резца?

Творенье может пережить творца:

Творец уйдет природой побежденный,

Однако образ, им запечатленный,

Веками будет согревать сердца.

И я портретом в камне или в цвете,

Которым, к счастью, годы не опасны,

Наш век могу продлить, любовь моя,-

Пускай за гранью будущих столетий

Увидят все, как были вы прекрасны,

Как рядом с вами был ничтожен я.

И все же чувство любви остается основным источником выражения прекрасного во внутреннем мире человека и предметом восхищения художников. Так, например, чувство любви было основным предметом выражения в творчестве Пьера Ронсара, о чем он признается другу и поэту Дю Белле:

Я по себе сужу: лишь только петь начну

Героев и Богов, войну и старину-

Язык отнимется, слова нейдут часами,

А песнь любовную лишь стоит мне начать,

Незримая рука снимает с уст печать,

И дышится легко, и строки льются сами.

А вот один из его сонетов в цикле «Кассандра».

Два серых глаза, ясных два топаза,

Передо мной сверкают как огни,

Мои поработители они,

Тюремщики мои, два карих глаза.

Ослушаться не в силах их приказа,

Их чары, наваждению сродни,

Меня лишили разума. Одни

Они – источник моего экстаза.

Заполнили собой мечты и сны,

Все мысли ими прочь оттеснены

И вдохновенье зажжено лишь ими.

Свое перо я тонко застругал –

В честь этих глаз слагаю мадригал,

Единственное прославляя имя.

Нельзя не отметить иную схему рифмовки строфы, а, следовательно, и её строение – аbbа аbbа ссd ede. При этом композиция сонета в целом, обусловленная соотношением, звучанием и смыслом простых строф (предложений), остается прежней – АА ВВ.

Рассмотрим в качестве примера ещё один сонет П. Ронсара из цикла «Сонеты к Елене», книга вторая:

Я вами побежден! Коленопреклоненный,

Дарю вам этот плющ. Он узел за узлом,

Кольцом в кольцо, зажал, обвил деревья, дом.

Прильнул, обняв карниз, опутав ствол плененный.

Вам должен этот плющ по праву быть короной –

О если б каждый миг вот так же – ночью, днем,

Колонну дивную, стократно всю кругом

Я мог вас обвивать, любовник иступленный!

Придет ли сладкий час, когда в укромный грот

Сквозь зелень брызнет к нам Аврора золотая,

И птицы запоют, и вспыхнет небосвод.

И разбужу я вас под звонкий щебет мая,

Целуя жадно ваш полураскрытый рот,

От лилий и от роз руки не отнимая!

Сонеты Шекспира по праву венчают, как и всё его творчество, эпоху Возрождения и закрепляют то новое, что появляется в них (7, 305). К новым признакам и качествам сонета в конце ХVI столетия можно отнести обращенность исповедального монолога к источнику своих переживаний и многовариантное строение строфы сонета. И если в пору становления сонета строение строфы соответствовало нормам риторики, то есть включало изложение основной мысли, её развитие, изложение антитезиса и вывод-резюме, то теперь качество монологи­ческого изложения может быть различным. Например, сонет может быть представлен лишь изложением мысли, как это делает Шекспир в сонете № 23.

Так молодой актер – нередко что бывает –

Затверженную роль от страха забывает,

Иль пылкий человек, игралище страстей

От силы чувств своих становится слабей:

Так точно и со мной! Излить речей любовных

Не смею я пред ней, не веруя в себя,

И страстно высей душой прекрасную любя,

Слабею и клонюсь в страданьях безусловных

Так пусть стихи мои, как смелый проводник,

Предшествуют в пути словам моим безгласно

И молят о любви успешней, чем язык

Мой умолял тебя так часто и напрасно.

О, научи читать, что в сердце пишет страсть!

Глазами слышать лишь любви дано во власть.

Обратим внимание на то, как изменяется композиция сонета. Вместо традиционного у итальянских и французских поэтов строения АА ВВ , мы слышим вариационное строение – АААК. Подобное строение часто используется Шекспиром, но возможно и другое – АВСК, которое мы найдем в сонете № 53.

Скажи мне: из чего, мой друг, ты создана,

Что тысячи теней вокруг тебя витают?

Ведь каждому всего одна лишь тень дана,

А прихоти твои всех ими наделяют.

Лишь стоит взгляд один склонить на облик твой,

Чтоб тотчас Адонис предстал тебе на смену,

А если кисть создаст прекрасную Елену,

То это будешь ты под греческой фатой.

Весну ли, лето ль – что поэт ни воспевает,

Одна – лишь красоту твою очам являет,

Другое ж – говорит о щедрости твоей

И лучшее в тебе являет без затей.

Всё, чем наш красен мир, всё то в тебе таится,

Но с сердцем, верь, твоим ничто, друг, не сравнится.

Обратимся к сонетам Шекспира № 137 и 150 с вариационной композицией и разной рифмовкой стихов (строк) внутри простых строф – парной, перекрестной и кольцевой.

Слепой и злой Амур, что сделал ты с глазами

Моими, что они, глядя, не видят сами.

На что глядят? Они толк знают в красоте,

А станут выбирать – блуждают в темноте.

Когда глаза мои, подкупленные взором

Твоим, вошли в залив, куда все мчатся хором,

Зачем из лживых глаз ты сделала крючок,

На жало чье попал я, словно червячок?

Зачем я должен то считать необычайным,

Что в бренном мире всем считается случайным,

А бедные глаза, не смея отрицать

Противное красе красою называть?

Итак, ошиблись глаз и сердце в достоверном –

И рок их приковал к достоинствам неверным.

Что силою тебя такою наделяет,

Что можешь ты влиять так сильно на меня,

И что меня гнетет и клясться заставляет,

Что лучезарный свет не украшает дня.

Откуда ты берешь те чары обаянья,

Которые влекут и придают твоим

Всем недостаткам вид такой очарованья,

Что каждый мне из них становится святым?

Кто научил тебя любить себя заставить,

Когда я мог питать лишь ненависть к тебе?

Хоть и люблю я то, что многие5 бесславят,

Все ж брани не должна ты позволять себе.

Но если страсть во мне к себе ты возбудила,

Тем боле стою я, чтоб ты меня любила.

И совершенно особенным, как исключение в тематике, предстает знаменитый его сонет № 66, в основе которого лежит изложение одной мысли.

Измучась всем, я умереть хочу,

Тоска смотреть как мается бедняк

И как шутя живется богачу,

И доверять, и попадать впросак.

И наблюдать, как наглость лезет в свет,

И честь девичья катится ко дну,

И знать, что ходу совершенствам нет,

И видеть мощь у немощи в плену.

И вспоминать, что мысли заткнут рот,

И разум сносит глупости хулу,

И прямодушье простотой слывет,

И доброта прислуживает злу.

Измучась всем, не стал бы жить и дня,

Да другу трудно будет без меня.

Таким образом, можно говорить о том, что эволюция сонета привела к вариантности его композиции, сохранив и закрепив исповедальность и возвышенность любовных переживаний, с которыми герою открывается свой собственный мир и мир, окружающий его.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. У ч ё н ы е з а п и с к и выпуск 10 филология история

    Ученые записки
    ... З А П И С К И ШАДРИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ВЫПУСК 10 ФИЛОЛОГИЯ. ИСТОРИЯ. КРАЕВЕДЕНИЕ Шадринск, 2005 ББК Учёные ... Шадринского государственного педагогического инсти­тута. Выпуск 9. Филология. История. Краеведение / Составитель ...
  2. История средних веков в 2-х томах том 1 под ред

    Документ
    ... финансов. Энергичные меры по выпуску полноценной монеты были предприняты в ... : следил, чтобы каждый мастер выпускал продукцию определенного вида и качества. ... наследие обширно и многообразно: труды по филологии, истории, философии, этике («Об истинном и ...
  3. История государства и права зарубежных стран (9)

    Список учебников
    ... центр с привлечением специалистов по античной филологии, истории, изящным искусствам, которые позволили поставить ... правительство использовало и систему государственных займов, выпуская время от времени процентные государственные ...
  4. История русских фамилий (на материале фамилий некоторых учащихся нашей школы ) ПРОЕКТНАЯ РАБОТА

    Автореферат диссертации
    ... священнослужители приобретали фамилии при выпуске из семинарии: Афинский, ... важный источник для исследования истории языка (истории лексикологии, диалектологии, этимологии ... в разных областях знания: филологии, истории, этнографии. От личных ...
  5. История российских

    Программа
    ... естественные науки, другие отмечали профессоров филологии, истории, права, среди которых было много ... , чему учить в университете и кого оттуда выпускать, взаимоотношения университетов и властных структур и т.д. Профессор ...

Другие похожие документы..