Главная > Документ


В. Дильтей, шедший скорее за Гегелем, нежели за Кантом, реализовал другую логику, поскольку в гегелевском подходе кроме историзма присутствовала идея целостности. Поэтому и Брентано протестовал главным образом против ";атомизма"; вундтовской психологии, а Дильтей против ее конструктивизма. Они очень хорошо понимали, что к такому сложному феномену, каковым является психика, возможны различные подходы. Поэтому ни Брентано, ни Дильтей вовсе не были ";радикалами";, ";ниспровергателями";, требовавшими замены одной психологии на другую (к примеру, Дильтей признавал сосуществование объяснительной и описательной психологии).

стр. 29

Очень важен другой аспект проблемы: какая психология окажется общей психологией? Л. С. Выготский свое знаменитое методологическое исследование начинает с обсуждения именно этого вопроса. Важность этого прекрасно понимал и Н. Н. Ланге - кризис для него означал отсутствие общей науки: ";Ныне общей, то есть общепризнанной, системы в нашей науке не существует"; [16, с. 72].

Отвечая на вопрос ";Что делать?";, надо учитывать: представители других дисциплин обвиняют современную психологию в постыдном равнодушии к собственной судьбе: ";Поражает какая-то принципиальная узость в обсуждении психологических концепций, идей, подходов(конечно, когда такие обсуждения вообще бывают). Складывается впечатление, что психология не только глубоко равнодушна к общей методологии и философии науки, но и остальной науке вообще. Она не только не смотрится в зеркало методологии и философии, она не хочет вообще смотреться ни в какие ";зеркала"; других научных дисциплин, соотносить себя с общенаучным движением и развитием научной мысли XX в. Наука, которая одним из своих разделов считает учение о рефлексии, кажется полностью отказывается от попыток отрефлексировать свои основания, методы, программы и результаты"; [21, с. 25]. К сожалению, в этих словах очень много правды.

Ответ на вопрос ";Что делать?"; Л. С. Выготский дал еще в 1927 году: разрабатывать методологию. В противном случае результаты огромного количества эмпирических исследований, проводимых в психологии, рискуют превратиться из ";Монблана фактов"; в ";кучу сырого фактического материала";. Л. С. Выготский в свое время заметил: ";Какая будет эта методология и скоро ли она будет, мы не знаем..."; [3, с. 422 - 423]. Трудно дать точный ответ и много лет спустя, можно лишь высказать предварительные соображения на этот счет.

В последние годы заметно стремление некоторых психологов свести методологию психологии к описанию конкретных процедур планирования, проведения эмпирического исследования и статистической обработки полученных результатов. Под эмпирическим исследованием имеются в виду преимущественно эксперимент и квазиэксперимент. В результате методология психологии как науки оказывается методологией экспериментальной психологии. Признавая ведущую роль эксперимента в современной психологической науке, мы, тем не менее, не склонны соглашаться с подобной трактовкой.

Возражения против такого понимания методологии коренятся в глубоком убеждении, что психология не может столь безоговорочно принимать модель, сформировавшуюся в естественных науках. По сути, сведение методологии к чисто техническим вопросам планирования и осуществления экспериментального исследования (при всей их несомненной важности) на деле означает признание ";окончательной решенное?"; проблемы предмета научной психологии и фактический отказ не только от дальнейшего ее исследования, но и от ее обсуждения. Такая позиция представляется ошибочной. Нельзя исключить и того, что научная психология еще не нашла своего подлинного предмета. Поскольку такая вероятность существует, первая задача методологии состоит в научной проработке комплекса проблем, связанных с исследованиями, в том числе и теоретическими (что в современной психологии, будем честными, большая редкость), по предмету психологии.

Это, по-видимому, должна быть методология на исторической основе, плюралистическая, свободная от идеологии, ориентированная не только на задачи познания, но и на практику. В ней должны быть представлены познавательный, коммуникативный и практический блоки (см. подробнее [18, 39]).

Важно, чтобы методология давала возможность максимально широкого понимания предмета. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы появилась возможность реального, а не декларативного соотнесения результатов исследований, полученных при разных подходах.

В настоящее время в исследованиях, выполненных в расходящихся методологических традициях, психологи склонны видеть все что угодно, только не методологические открытия. История психологии дает множество свидетельств, что за работами А. Адлера, К. Г. Юнга, А. Маслоу и др. современники с готовностью и с легкостью признают те или иные конкретные достижения, но ";ростков"; новой методологии они стараются ";не замечать";. Методологии, которая жизненно необходима нашей науке, ибо без нее невозможно приблизиться к решению проблемы соотношения психологической науки и жизни, поставленной В. Дильтеем в конце позапрошлого столетия. Проблема до сих пор не решена, хотя сейчас, в начале XXI века, это одно из основных условий существования научной психологии.

ПЕРСПЕКТИВА ИНТЕГРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Наконец, на вопрос ";С чего начать?"; ответ будет следующим: с разработки нового подхода к предмету психологической науки, с нахождения в истории психологии образцов такого его понимания, которые в большей мере будут соответствовать задачам сегодняшнего дня.

стр. 30

В начале XXI столетия стало очевидно, что современной психологии предстоит проделать ";работу понимания";, обращенную на свой предмет. Как справедливо указывает В. В. Знаков, ";проблема понимания оказывается как бы на стыке двух направлений в науке: анализа гносеологического отношения ученого к объекту познания и изучения методологических принципов отдельных наук, определяющих своеобразие присущих каждой из них способов понимания предмета исследования"; [13, с. 35 - 36]. Второе направление имеет сегодня для научной психологии первоочередную значимость. Нельзя не согласиться также с тем, что понимание является необходимым условием коммуникации ученых [там же, с. 35]. Обратив внимание на проблему предмета, можно осуществить следующий шаг: разработку новой методологии психологии, которая была бы ориентирована не только на познание, но и на коммуникацию, и на практику (о познавательной, коммуникативной и практической методологии см. подробнее [39]).

Выше уже упоминалось, что сложившееся понимание предмета психологии, конечно, достаточно для продолжения исследований в рамках традиционно сложившихся подходов, школ и научных направлений, но оно принципиально недостаточно для выхода за их ";пределы";. Особенно стоит подчеркнуть, что такое традиционное понимание практически делает невозможным осуществление интеграции.

Основные характеристики нового понимания предмета ";негативно"; заданы, т.к. они вытекают из сформулированных выше недостатков традиционного понимания. Но на вопрос, каким оно должно быть позволяет ответить история психологической мысли, где можно увидеть несколько подходов, которые приблизились к такому пониманию. Несомненно, одним из наиболее разработанных вариантов нетрадиционного понимания предмета является подход, сформулированный в аналитической психологии К. Г. Юнга [30 - 32, 34, 36, 5] и др.

Прежде всего должна быть отмечена его попытка вернуть в науку психическое как реальность. ";Чтобы правильно понять теорию Юнга, мы должны прежде всего принять его точку зрения, согласно которой все психические явления совершенно реальны. Как ни странно, эта точка зрения относительно нова"; [34, с. 388]. Магия психической реальности оказалась настолько сильной, что переводчик книги на русский язык И. Якоби интерпретирует юнговский термин Psyche (психе, психика) как психическую субстанцию, хотя у Юнга речь об этом все же не идет [34].

Трактовка психического как реальности, несомненно существующей и составляющей предмет изучения психологии, очень важна. Согласно Юнгу, ";психическая субстанция (психика - В. М.) так же реальна, как и тело. Будучи неосязаемой, она, тем не менее, непосредственно переживается; ее проявления можно наблюдать. Психическая субстанция - это особый мир со своими законами, структурой и средствами выражения"; [там же, с. 388]. Именно поэтому К. Г. Юнг отказывается от попыток соотношения психического и физиологического, психического и биологического для того, чтобы сосредоточиться на исследовании психики как таковой. ";Я посоветовал бы ограничиться психологической областью без каких либо допущений о природе биологических процессов, лежащих в их основании. Вероятно, придет день, когда биолог и не только он, но и физиолог протянут руку психологу и встретятся с ним в туннеле, который они взялись копать с разных сторон горы неизвестного"; [31, с. 91]. ";Психика вполне заслуживает того, чтобы к ней относились как к самостоятельному феномену; нет оснований считать ее эпифеноменом, хотя она может зависеть от работы мозга. Это было бы так же неверно, как считать жизнь эпифеноменом химии углеродных соединений"; [36, р. 8].

Согласно этой логике, психология обретает свой собственный предмет (психика для Юнга - не свойство другой вещи!), а именно то, что реально может исследоваться с помощью вполне ";рациональных"; методов. Другое дело, что эти методы не похожи на традиционные процедуры расчленения содержаний сознания на элементы (достаточно сравнить амплификативный метод Юнга и традиционную интроспекцию). ";С помощью своего основного определения психики как ";целокупности всех психических процессов, сознательных и бессознательных";, Юнг намеревался очертить зону интересов аналитической психологии, которая отличалась бы от философии, биологии, теологии и психологии, ограниченных изучением либо инстинкта, либо поведения. Отчасти тавтологический характер определения подчеркивает обособление проблемы психологичностью исследования"; [24, с. 116].

Таким образом, психология возвращается к соблюдению знаменитого шпрангеровского ";psychologica - psychological"; - требования объяснять психическое психическим. Принципиально важно утверждение об объективности психического: психика ";феномен, а не произвол... Психология должна ограничиваться естественной феноменологией, раз уж ей не велено вторгаться в другие области. Констатация психической феноменологии вовсе не такая простая вещь, как о том свидетельствует наш пример этой общераспространенной иллюзии произвольности психического процесса... Сама психика преэкзистентна и трансцендентна по отношении к сознанию"; [31, с. 100 - 101]. Трудно переоценить значение осуществленного Юнгом отказа от понимания психического как механиз-

стр. 31

ма, состоящего из постоянных элементов. Взгляд на психологию радикально изменится, если мы ";постараемся рассматривать душу (психе - В. М.) не как твердую и неизменную систему, а как подвижную и текучую деятельность, которая изменяется с калейдоскопической быстротой..."; [32, с. 33 - 34].

Юнговская психология предпочитает работать с целостностями: ";Аналитическая или, как ее еще называют, комплексная психология отличается от экспериментальной психологии тем, что не пытается изолировать отдельные функции (функции восприятия, эмоциональные явления, процессы мышления и т.д.), а также подчинить условия эксперимента исследовательским целям; напротив, она занята естественно происходящим и целостным психическим явлением, т.е. максимально комплексным образованием, даже если оно может быть разложено на более простые, частичные комплексы путем критического исследования. Однако эти части все-таки очень сложны и представляют собой в общем и целом темные для познания предметы. Отвага нашей психологии - оперировать такими неизвестными величинами была бы заносчивостью, если бы высшая необходимость не требовала существования такой психологии и не подавала ей руку помощи"; [31, с. 101]. Обращение к анализу сложнейших психических феноменов, как считает Юнг, требует изменения и методов исследования: ";Отличие аналитической психологии от любого прежнего воззрения состоит в том, что она не пренебрегает иметь дело с наисложнейшими и очень запутанными процессами. Другое отличие заключается в методике и способе работы нашей науки. У нас нет лаборатории со сложной аппаратурой. Наша лаборатория - это мир. Наши опыты - это действительно события каждодневной человеческой жизни, а испытуемые - наши пациенты, ученики, приверженцы и враги и, last not least, мы сами"; [там же, с. 102].

Значимые для определения предмета психологии основные положения юнговской ";общей психологии"; таковы: 1) психическое - далеко не гомогенное образование; напротив, это кипящий котел противоположных импульсов, запретов, аффектов и т.д.; 2) психическое - чрезвычайно сложное явление, поэтому на современном этапе исчерпывающая его теория невозможна; 3) психическое имеет свою структуру, динамику, что позволяет описывать и изучать собственно психологические законы; 4) источник движения психики - в самой психике; она сложна, поэтому психология вполне может обойтись без той или иной формы редукции психического; 5) можно говорить о психической энергии; 6) психическое представляет собой целостность; 7) объяснение психического не сводится лишь к причинному объяснению (синхронистичность как акаузальный принцип); 8) в психологии разработаны свои, особые методы (например, синтетический, амплификации и т.д.); 9) важная роль отводится построению типологий, позволяющих сохранять ";специфику"; рассматриваемых явлений; 10) теория скорее инструмент анализа, чем формализованная система (иными словами, в этом случае возможно достижение единства теории и метода).

Как легко увидеть, понимание предмета у Юнга таково, что позволяет избежать ";диссоциаций";, неизбежных при ";узкой"; его трактовке. Хотелось бы специально подчеркнуть: сам Юнг хорошо понимал, что он создает основы новой психологии, даже новой общей психологии (в смысле Л. С. Выготского), а не разрабатывает частные вопросы. Он писал: ";Свои суждения и концепции я рассматриваю как опыт построения новой научной психологии, основанной прежде всего на непосредственном опыте общения с людьми. Мое учение нельзя назвать разновидностью психопатологии; это скорее общая психология с элементами патологии"; [30, с. 387].

Разумеется, дело не в том, чтобы ";заменить"; традиционное представление о предмете, сформировавшееся в академической науке, парадигмой аналитической психологии, ";заставить"; развивать идеи К. Г. Юнга. Эти положения приведены лишь для того, чтобы показать принципиальную возможность иного понимания предмета психологической науки. Разрабатывать ее методологию - да и создавать теорию психического в современной психологии - нам в XXI веке предстоит самостоятельно.

НА ПУТИ К НОВОМУ ПСИХОЛОГИЗМУ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

Пример аналитической психологии был приведен лишь для иллюстрации того, что психология вполне может отказаться от некоторых допущений, недостаточная продуктивность и перспективность которых вполне доказана исторически. Можно найти и другие попытки преодолеть названные выше ";конструктивные дефекты"; традиционной трактовки предмета (достаточно вспомнить работы Л. С. Выготского). Представляется, что новое понимание указанного предмета откроет богатые перспективы. Такое понимание станет также основой для разработки методологии психологии: содержательной, на исторической основе, допускающей плюрализм, деидеологизированной, ориентированной не только на исследование, но и на практику. Принципиально важно, что в психологии возникнет возможность отказаться, наконец, от воспроизведения либо естественнонаучных, либо герменевтических логических схем и пойти по собственному пути (в соответствии с реальной сложностью собственного предмета). В этом случае науки о психичес-

стр. 32

ком составят особый класс научных дисциплин со своей логикой и своими методами, а внутри психологии окажется возможным соотнести достижения естественнонаучной психологии, с одной стороны, и понимающей, герменевтической, гуманистической, трансперсональной психологии - с другой. Именно для этого необходима новая коммуникативная методология психологии [39].

В классификации наук О. Конта психологии, как известно, места не нашлось. Отец позитивизма полагал, что психология не стала еще положительной наукой, а находится (согласно закону трех стадий) на метафизической ступени. Для первой половины XIX столетия эта констатация была в целом справедливой, хотя попытка заменить психологию френологией уже современниками воспринималась как курьез. С тех пор многое изменилось: психология выделилась в самостоятельную науку, в значительной степени стала ";положительной";. Классификации наук в двадцатом столетии составлялись неоднократно. При этом почти все авторы недвусмысленно указывали на особое, центральное положение психологии среди других наук. Многие известные психологи высказывали мысли о том, что психология в будущем займет ведущее место в структуре человеческого знания, что психологическое знание должно явиться основой для наук о духе и т.п.

Сегодня, когда мы вступили в XXI век, приходится констатировать, что эти прогнозы и надежды в целом не оправдались: статус психологии вовсе не так высок, а ее влияние на другие дисциплины не так сильно, как это следует из определения психологии как науки, имеющей особое положение среди других.

Научная психология на рубеже третьего тысячелетия должна создать новую методологию. Цели психологии были хорошо известны еще Иоганну Гербарту, первому ученому, стремившемуся сделать ее подлинной наукой, который писал, ";что психология не должна превращаться в художественное описание. Она должна не удивлять, но объяснять, не показывать редкости, но сделать для всех понятным человека, каков он есть, не вознося его на небеса и не приковывая совершенно к земле, и не заметать пути своего исследования, но открывать его"; [9, с. 103].

Книга, из которой взяты эти слова, появилась в русском переводе ПО лет тому назад. Намеченная в них перспектива актуальна и в новом тысячелетии.

Вероятно, тогда сбудутся пророчества, высказываемые не только великими психологами, но и представителями других наук, согласно которым психология занимает особое положение и действительно может послужить основой для наук о духе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абульханова К. А. О субъекте психической деятельности: Методологические проблемы психологии. М.: Наука, 1973.

2. Абульханова К. А. Российский менталитет // Человек. Власть. Общество: Материалы Азиатско-Тихоокеанского Международного конгресса психологов. 21 - 24 мая 1998 года. Хабаровск: Дальний Восток, 1998. С. 6 - 8.

3. Брентано Ф. Избранные работы. М.: Дом интеллектуальной книги; Русское феноменологическое общество, 1996. С. 176.

4. Брушлинский А. В. Психология субъекта. М.: ИП РАН, СПб: Алетейя, 2003.

5. Брушлинский А. В. Жизнь и творчество Карла Густава Юнга // Юнг К. Г. Структура психики и процесс индивидуации. М.: Наука, 1996. С. 252 - 260.

6. Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. N 6. 1996. С. 25 - 40.

7. Выготский Л. С. Собрание сочинений. М.: Педагогика, 1982. Т. 1.

8. Гараи Л., Кечке М. Еще один кризис в психологии! // Вопросы философии. N 4. 1997. С. 86 - 96.

9. Гербарт И. Ф. Психология. С. -Петербург: Пантеон литературы, 1895. С. 278.

10. Давыдов В. В. Исчерпала ли себя естественнонаучная парадигма в психологии? // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 127 - 128.

11. Дессуар М. Очерк истории психологии. С. -Пб.: Книгоизд. О. Богдановой, 1912.

12. Зинченко В. П. Методология или ";охранная грамота";?//Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 129 - 131.

13. Знаков В. В. Понимание в познании и общении. М.: ИП РАН, 1994.

14. Кант И. Сочинения в 6 т. М.: Мысль, 1964. Т. 3.

15. Кант И. Сочинения в 6 т. М.: Мысль, 1966. Т. 6.

16. Ланге Н. Н. Психический мир: Избранные психологические труды / Под ред. М. Г. Ярошевского. М.; Воронеж: НПО Модэк, 1996.

17. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.

18. Мазилов В. А. Теория и метод в психологии. Ярославль: МАПН, 1998.

19. От редколлегии // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 125 - 126.

20. Пиаже Ж. Характер объяснения в психологии и психофизиологический параллелизм // Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. 2. М.: Прогресс, 1966. Вып. 1, 2. С. 157 - 194.

21. Психология и новые идеалы научности: материалы ";круглого стола"; // Вопросы философии. N 5. 1993. С. 3 - 42.

стр. 33

22. Рубинштейн С. Л. Философские корни экспериментальной психологии // Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973. С. 68 - 90.

23. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М.: Гос. уч. -пед. изд. -во мин. проев. РСФСР, 1946.

24. Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. Критический словарь аналитической психологии К. Юнга. М.: ЭСИ, 1994.

25. Тихомиров О. К. Понятия и принципы общей психологии. М.: МГУ, 1992.

26. Философия и методология науки / Под ред. В. И. Купцова. М.: Аспект-Пресс, 1996.

27. Хомская Е. Д. О методологических проблемах современной психологии // Вопросы психологии. 1997. N3. С. 112 - 125.

28. Чуприкова НИ. Какой должна быть сегодня научная психология? // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 126 - 127.

29. Шульц Д. П., Шульц С. Э. История современной психологии. СПб: Евразия, 1998.

30. Юнг К. Г. Дух и жизнь. М.: Практика, 1996.

31. Юнг К. Г. Конфликты детской души. М.: Канон, 1995.

32. Юнг К. Г. Божественный ребенок. М.: Олимп, 1997.

33. Юревич А. В. Системный кризис психологии // Вопросы психологии. N 2. 1999. С. 3 - 11.

34. Якоби И. Психологическое учение К. Г. Юнга // Юнг К. Г. Дух и жизнь. М.: Практика, 1996. С. 385 - 534.

35. Buhler K. Die Krise der Psychologie. Jena: Fischer, 1927. XV. 223 S.

36. Cole M. Alexander Luria and the Resolution of the Crisis in Psychology //1 Международная конференция памяти А. Р. Лурии - First International Luria Memorial Conference: Abstracts. Moscow, Russia, September 24 - 26,1997. M.: MGU. P. 117.

37. Jung C. G. Collected Works. N.Y.; L., 1968. V. 8.

38. Lewin K. The Conflict between Aristotelian and Galilean Modes of Thought in contemporary Psychology // J. Gen. Psychol., 1931. P. 141 - 177.

39. Mazilov V. A. About Methodology of Russian Psychology of Today // Psychological Pulse of modern Russia. M. -Yaroslavl: IAPS, 1997. P. 126 - 135.

METHODOLOGICAL PROBLEMS OF PSYCHOLOGY AT THE BEGINNING OF THE XXI CENTURY

V. A. Mazilov

Sc. D. (psychology), professor, head of chair of common and social psychology, Yaroslavl State University

Crisis situation in modern psychological science is analyzed; its methodological origin is established. The conclusion that causes of various symptoms of crisis in psychology are rooted in narrow understanding of its object and that such understanding prevents integrative processes in which psychology at the beginning of the XXI century has need for was drawn. It is shown that prototype of new understanding of an object can be find in the interpretation of ";psyche"; in Yung's analytical psychology. Understanding of this kind can be a ";clue"; to crisis overcoming because it is a necessary condition for working out the pithy methodology for psychology aimed to integration of psychological knowledge.

Key words: crisis in psychology, methodology of psychological science, object of psychology, experimental psychology.

стр. 34

Социальная психология. ДИНАМИКА ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

Автор: Н. А. ЖУРАВЛЕВА



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методологические и теоретические проблемы психологии (2)

    Документ
    СОДЕРЖАНИЕ Автор: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫПСИХОЛОГИИ Постнеклассическая рациональность в культурной психологии М. С. Гусельцева 5 ПСИХОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО Влияние современных технологий на ...
  2. Методологические и теоретические проблемы психологии (1)

    Книга
    ... ПСИХОЛОГИИ Б. Ф. ЛОМОВ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫПСИХОЛОГИИ Ответственные ... Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии / Под ред. Е. В. Шо- роховой. М.: Наука, 1969. 376 с. Методологическиепроблемы социальной психологии ...
  3. Методологические и теоретические проблемы

    Документ
    ... , сознание, личность. М., 1975. 27. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М., 1984. 28. Малых СБ. Индивидуальные ...
  4. Методологические и теоретические проблемы

    Документ
    ... . Д. И. Фельдштейна. М.: Институт практической психологии, 1997. 21. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М.: Наука, 1984. С. 310 - 325 ...
  5. Глава 1 Проблемы психологии способностей 3

    Документ
    ... и диагности­ка способностей. М.: Наука, 1991. 6. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М.: Наука, 1984. Глава 2 Общие интеллектуальные ...

Другие похожие документы..