Главная > Учебно-методическое обеспечение


Соответствие пространственных, цветовых, растительных, металлических кодов зооморфному позволило составлять цепи соответствий, целые сообщения:

знак животного – растение – страна света – цвет – небесное светило – стихия – металлы – время года – божество.

Так возник первый мифопоэтический кодовый язык. И именно этот язык лег в основу первых моделей мира.

Задание: Объясните, почему код «человек» соответствует кодам «вода», «весна» и «восток».

Мифологические образы мира

Есть где то, в какой-то далекой стране, земле такое дерево, которое шумит вершиною в самом небе, и Бог сходит по нем на землю ночью перед светлыми праздниками.

Н.В. Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканъки».

Обучение слову в России начинается с незатейливой, коротенькой, легко запоминающейся сказки «Курочка Ряба». Минуют столетия, одни эпохи сменяют другие; революции, войны, кризисы... Многое и многие канули в Лету. А Курочка Ряба невозмутимо сидит в гнезде и несет, несет золотое яичко. И сколько их мышка разбила – не сосчитать. Магия сказки такова, что мало кто задается очевидными вопросами. И вопросов больше, чем предложений в сказке. А почему яйцо золотое? А если оно золотое, почему дед и бабка так усердно стараются его разбить? А если бить, то почему нельзя разбить? И что это за таинственная мышка, которая легко решает все сказочные проблемы? Почему, когда яйцо разбито и цель достигнута, дед и бабка неутешно плачут? И наконец, почему простое яйцо лучше золотого? На что намек, какой урок «добру молодцу» дает веками сохраненная народная мудрость? Тайна «Курочки Рябы» сокрыта в мифопоэтических представлениях об устройстве мира, Вселенной нашими далекими предками. Они оставили нам своеобразную «формулу» мира, понять которую можно, если знать кодовый язык, представления о котором мы получили из предыдущего параграфа. Но этих знаний недостаточно, чтобы понять сказку.

Мифологические алгоритмы образов мира. Поиски наиболее общих законов природы – главная задача естествознания. Стремление к общности представления о природе свойственно и древним цивилизациям. Древние народы оставили нам загадочные рисунки. Свои представления о едином мире они выразили в природных образах – дерева, яйца, животных и человека. Оставим предубеждения о примитивности сознания древних и будем разбираться по существу. Испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет писал: «Действительность – фермент мифа». Есть ли этот «фермент»-реальность в образах Вселенной: arbor mundi – мирового древа, и ovo mundi – мирового яйца! Следует заметить, что всякое суждение об этих загадочных образах-рисунках всегда будет неполным. Во первых, надо принимать, что мифологический образ должен рассматриваться в единстве со словом и числом. Как правило, мифологические тексты утрачены и забыты. Образная символика многозначна и не всегда доступна современному пониманию.

Все древние цивилизации и все народы мира, большие и малые, Восток и Запад, Север и Юг, имеющие различные религиозные культуры, свои представления о мире выразили через единые образы – arbor mundi и ovo mundi. Это убеждает в том, что эти образы в каждой культуре появились самостоятельно и не исходят из какого-либо источника. Все изображения имеют свой национальный колорит, но вместе с тем для них характерен, говоря современным языком, общий алгоритм. Рассмотрим этот алгоритм для некоторого обобщенного образа мирового древа.

Мировое древо – это образ мировой оси – axis mundi, соединяющей землю с верхом и низом. Мировое древо имеет различающиеся вертикалъную и горизонтальную структуру. Вертикальная структура складывается из трех частей: нижняя – корни, средняя – ствол, верхняя – ветви. Эти части образуют основные космические зоны: корни – преисподню (подземное царство), ствол – землю, крона – небесное царство. Каждой части дерева соответствует определенный зооморфный код' крона деревьев – птицы, ствол – копытные животные, корни – земноводные, олицетворяющие разные космические уровни Вселенной. Птица считалась вместилищем души человека, копытные животные олицетворяли жертвоприношение, а различные земноводные – лягушки, змеи, ящерицы, крокодилы – темный мир преисподни. В шумерском эпосе о Гильгамеше читаем:

";Выросло дерево, но кору его нельзя срезать

В его корнях змея, что не знает заклятья, устроила змея себе гнездо,

В ветвях его птица Анзуд поселила своего птенца";

Горизонтальные элементы, расположенные у ствола древа, отображают ритуал – жертвоприношение людей и животных, а также страны света, времена года, части суток, цвета, числа, элементы мира и т.д. Количество и типы этих элементов в различных культурах разные.

Мировое древо рассматривалось древними и как числовой код Вселенной. Трехуровневость мира отражается числом 3. Оно представляется как совершенное число и характеризует динамическую нерасторжимость макрокосмоса. Число 4, которое определяет структуру срединного мира, характеризует целостность, универсальность, стабильность, гармонию: четыре точки света, четыре времени года, четыре стороны божественного творения: вещи, растения, животные, человек. Из суммы этих двух чисел возникает число 7, являющееся как бы константой мирового древа и свидетельствующее об истине, то есть о структуре мира, которая обеспечивает гармонию. Такая структура противостоит хаосу, и если связи в этой структуре нарушаются, то рушится Вселенная.

Ovo mundi – мировое яйцо является образом первоосновы жизни. Для восточных традиций характерна связь образа яйца с началом творения. Брошенное в небо, яйцо раскалывается, взрывается, в результате возникает Вселенная. В карело-финском эпосе «Калевала» повествуется, как из яйца, из его нижней части вышла мать сыра-земля. Из верхней части вышел свод небесный. Золотое яйцо – символ божественной природы Вселенной. В образе яйца, как правило, открывается структура трех уровней мира, отраженных в мировом древе: неба, земли, преисподней. В различных культурах число, например, небесных сфер представлено разными числами: 3, 7, 9. Наиболее распространенное число небесных сфер – 7. Аналогичную структуру имеют земля и преисподня.

Задание: Вспомните, что означали мифологические числа 3, 4, 7 и 9 в системе пифагорийцев, проведите аналогию с пониманием мирового дерева (яйца).

Три принципа универсальности мировых образов. Каковы же истоки универсальности образов древних? Можно выделить три принципа, на которых строились первые образные формулы мира. Это – целостное мировидение древних, самоподобие в природе и генетическая связь между живой и неживой природой.

Единство мира. В Мировом Древе, в Мировом Яйце отражаются представления древних о единой и неразделимой Вселенной. Понятие единства рассматривается не только как результат нераздельности и взаимосвязи материальных объектов, но также как категории нравственные и духовные. В древней индийской книге «Махабхарата» признается нравственный приоритет целостного подхода в познании перед аналитическим:

";То знание, которое видит во всех существах единую

Сущность; непереходящую, нераздельную в раздельном, знай – светлое.

То знание, которое вследствие разделенности признает

Во всех существах разные отдельные сущности знай, – страстно.

То же знание, которое без оснований привязано к

Единичной цели как всеобщей; не имеющее

Целью истину, ничтожное – считается темным";.

Самоподобие. Образ дерева и образ яйца соответствовали большому количеству явлений в природе. Многие динамические природные системы имеют древовидную структуру: кровеносная система человека, нейронные сети мозга, водные бассейны рек, извержения вулканов.

На мега-, макро- и микроуровне мы находим животворящие аналоги яйца: планета Земля, плод человека в чреве матери и животная клетка. Все устроено подобно друг другу: близко к центру – самое ценное (ядро, плод, ядрышко); вокруг – транспортно-питательная среда (мантия, околоплодные воды, протоплазма), и все это заключено в активно работающую оболочку. Эта удивительная закономерность природы, когда часть повторяет целое и обусловливает его развитие, и была использована нашими далекими предками.

Генетическая связь. Последние исследования молекулярных биологов и генетиков показывают, что ботаничность, наличие вегетативного кода является признаком любой развивающейся системы, в том числе и человеческого сознания. Возникновение образов древа и яйца как формул мира является следствием генетической связи человека с миром. В рисунках детей преобладает образ дерева. С. Есенин в своем эссе «Ключи Марии» считает, то знак дерева определяет нашу национальную культуру. «Все от древа, вот религия мысли нашего народа... То, что музыка и эпос родились вместе через знак древа, заставляет нас думать об этом не как о случайном факте мифического утверждения, а как о строгом представлении наших далеких предков... Вытирая лицо своё о холст с изображением дерева, народ немо говорит о том, что не забыл тайну древних отцов вытираться листвою, что он помнит себя семенем над-мирного дерева, и, прибегая под покров его, окунаясь лицом в полотенце, он как бы хочет отпечатать на щеках хоть малую ветвь его, чтобы, подобно древу, он смог осыпать с себя шишки слов и дум и струить от ветвей рук тень-добродетель». Доверимся мироощущениям великого поэта и будем ждать строгих научных доказательств сказанного и познанного в ощущениях.

Мировые образы нашли свое отражение в творчестве великих писателей. Все знают начало поэмы А. С. Пушкина:

";У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том.

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом.";

Удивительная легкость, с которой запоминаются эти стихи, возможно, объясняется тем, что в этом четверостишье использован один из древних славянских образов. Согласно мифам древних славян, на окраине Вселенной – у Лукоморья – возвышается гигантское дерево, чья макушка упирается в небеса, а корни достигают преисподни. С образом дерева связан образ зверька, передвигающегося вверх и вниз по волшебному дереву. Это – чудесный кот Баюн. Его прозвище происходит от слова «баять», «рассказывать». Этот кот расхаживает по золотому столбу, «идет вниз – песни поет, поднимается вверх – сказки сказывает». И сказки кота Баюна обладают магической силой. Многоуровневая структура преисподни является основой «Божественной комедии», принадлежащей перу великого итальянского писателя и мыслителя Данте Алигьери (1265 –1321).

Но вернемся к Курочке Рябе. В этой сказке причудливо переплелись два мировых образа: образ дерева и образ яйца. Трактовка сказки может быть разнообразной, но образы древа и яйца вводят нас в опреде ленную систему логики. Все персонажи сказки (дед, бабка, Курочка Ряба, золотое яйцо) – символы мировых образов. В мифопоэтической форме в этой сказке представлены три мира: вселенная – золотое яйцо, преисподня – мышь, земля – простое яйцо, дед и баба. Забыв все земные дела, безрезультатно бьются дед и баба постичь тайну небесного, золотого, разрушив его. Быстро приходит помощь из другого мира – темного, подземного, противостоящего светлому, небесному. Наступает катастрофа. Яйцо разбито, гибнет вселенная, гибнет земля. Не того хотели дед и баба, оттого и плачут; не разрушить, а завладеть небесным и владычествовать над миром хотелось им. Но мудрая Курочка возвращает неразумных деда и бабу к реальной жизни, обещая простое яйцо – символ вечного обновления жизни на земле. А что же это за Курочка? И почему она ряба, а не бела или черна? И почему сказка называется «Курочка Ряба», а не «Золотое яйцо»?

Мифы – обращение предков к нам. Изучая мифы, мы пришли к истокам мироведения человека. В истоках мы увидели начало аналитической науки, которая достигла небывалого расцвета в наши дни. Но в мифе, как в зародыше, оказались спрятаны основные идеи естествозна ния сложного – единство и неделимость, познание сложного через от ношения между элементами системы, самоподобие, многоуровневая си стема строения Вселенной, образ как выражение сложного.

И еще мы увидели живого человека и ощутили токи единения с давно ушедшими народами. Мифы всех народов, больших и малых, несут большой заряд общности и объективности – нераздельность с природой, стремление к справедливости, любви. Питаясь глубинными токами национального эпоса, мифы помогают современному человеку осознать себя, уважать предков и будят тягу к единению духом с дру гими народами.

Сказания древних индейцев, населявших Северную Америку, оказались созвучны русскому писателю и поэту И. Бунину. Лонгфелло бережно собрал сказания древнего народа Америки и изложил их в ритмах эпоса. И. Бунин перевел Лонгфелло на русский язык. «Добро и красота разлиты в мире, и их надо искать», – вслед за Лонгфелло повторяет он поэмой «Песнь о Гайвате». «Вы, кто любите природу – сумрак леса, шепот листьев, в блеске солнечной долины, бурный ливень и метели и стремительные реки, в неприступных дебрях бора, и в горах раскаты грома, что как хлопанье орлиных тяжких крыльев раздаются... Вы, кто любите легенды и народные баллады, этот голос дней минувших, голос прошлого, манящий к молчаливому раздумью, говорящих так по-детски, что едва уловит ухо... Вы, в чьем юном, чистом сердце сохранилась вера в Бога, в искру божью в человеке; вы, кто помните, что вечно человеческое сердце знало горести, сомненья и порывы к светлой правде, что в глубоком мраке жизни нас ведет и укрепляет провидение незримо».

Готовы ли мы воспринять это обращение предков из вековых и тысячелетних глубин без снисходительности и превосходства, а с любовью и пониманием, пониманием того, что иное не значит примитивное? Пониманием того, что это иное робко живет в каждом из нас? Пониманием того, что мифы – это действенная нераздельная часть жизни человечества, которая может и должна нас обогатить в области как гуманитарного, так и естественнонаучного знания. Для Б. Пастернака мир мифов был органичен: «Я люблю живую суть исторической символики, иначе говоря, тот инстинкт, с помощью которого мы, как ласточки саланганы, построили мир, огромное гнездо, слепленное из неба и земли, жизни и смерти и двух времен, наличного и отсутствующего. Я понимал, что ему мешает развалиться сила сцепления, заключающаяся в сквозной образности всех его частиц».

Задание: Используя понятие родовая, генетическая память, дайте свое понимание устойчивости мифов.

Проверьте себя

Рекомендуемая литература

Кассирер Э. Естественнонаучные понятия и понятия культуры // Вопр. философии. – 1995. – № 8.

Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре / Пер. с нем. – М.: Республика, 1998.

Степин В.С, Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. – М.: Гардарика, 1996.

Философия и методология науки. – М.: Аспект Пресс, 1996.

Концепции современного естествознания: Учебник для вузов // Под ред проф. В.Н. Лавриненко, В.П. Ратникова. – 2-е изд. – М: ЮНИТИ-ДАНА, 1999.

Тема 2 Естественнонаучная и гуманитарная культуры

План занятия

Специфика и взаимосвязь естественнонаучного и гуманитарного типов культур

Ваша работа может считаться успешной, если в конце занятия Вы сможете

– объяснить, почему противостояние естественнонаучной и гуманитарной культур обострилось именно в XX в.;

– назвать главные основания различения естественных и гуманитарных наук;

– обосновать, что естественнонаучная культура нуждается в содействии культуры гуманитарной;

– выявить единство и взаимосвязь естественнонаучной и гуманитарной культур.

Информационный блок

Большинство из нас уже в школьные годы обнаруживают в себе некоторую предрасположенность, склонность к дисциплинам либо гуманитарного, либо естественнонаучного профиля. Любопытно, что речь при этом идет не об отдельных ";любимых предметах";, а о целых ";блоках"; учебных дисциплин. Если кому-то нравится история, то можно почти наверняка утверждать, что не останутся без внимания и литература, языки, философия и пр. Равно как и наоборот: если человек проявляет способности в области математики, то, как правило, он будет неплохо разбираться и в физике, космологии и т.д.

Для отдельного человека вопрос различения гуманитаристики (лат. humanitas – человечность) и натуралистики (лат. natura – природа) оборачивается, главным образом, проблемой выбора рода занятий, профессии, формирования культурных навыков и привычек. Для общества в целом проблемы выбора, разумеется, нет; но есть проблема совмещения, взаимосогласованности и гармонии ценностей двух типов культур – естественнонаучной и гуманитарной. Давайте попробуем разобраться в содержании этой проблемы.

Для начала определимся с исходными понятиями. Коль скоро речь пойдет о типах культур, то в определении нуждается в первую очередь само понятие ";культура";. Оставляя в стороне дискуссии о сложности и неоднозначности этого понятия, остановимся на одном из самых простых его определений:

Культура – это совокупность созданных человеком материальных и духовных ценностей, а также сама человеческая способность эти ценности производить и использовать.

С помощью данного понятия обычно подчеркивают надприродный, чисто социальный характер человеческого бытия. Культура – это все, что создано человеком как бы в добавление к природному миру, хотя и на основе последнего. Наглядной иллюстрацией этого тезиса может служить известное античное рассуждение о ";природе вещей";: если, допустим, посадить в землю черенок оливы, то из него вырастет новая олива. А если закопать в землю скамейку из оливы, то вырастет отнюдь не скамейка, а опять же новая олива! То есть только природная основа данного предмета сохранится, а чисто человеческая – исчезнет.

Однако, кроме тривиальной мысли о хрупкости созданий нашей культуры, из этого примера можно извлечь и другую мораль. Суть ее в том, что мир человеческой культуры существует не рядом с природным, а внутри него. И потому неразрывно с ним связан. Следовательно, всякий предмет культуры в принципе можно разложить как минимум на две составляющие – природную основу и его социальное содержание и оформление.

Именно эта двойственность мира культуры и является в конечном счете основанием возникновения двух ее типов, которые принято называть естественнонаучным и гуманитарным. Предметная область первого – чисто природные свойства, связи и отношения вещей, ";работающие"; в мире человеческой культуры в виде естественных наук, технических изобретений и приспособлений, производственных технологий и т.д. Второй тип культуры – гуманитарный – охватывает область явлений, в которых представлены свойства, связи и отношения самих людей как существ, с одной стороны, социальных (общественных), а с другой – духовных, наделенных разумом. В него входят: ";человековедческие"; науки (философия, социология, история и др.), а также религия, мораль, право и т.д.

Задание: Как соотносятся понятия «культура», «естествознание» и «гуманитарное знание».

Истоки и предмет спора двух культур

Наличие в единой человеческой культуре двух разнородных типов (естественнонаучного и гуманитарного) стало предметом философского анализа еще в XIX в., в пору формирования большинства наук о проявлениях человеческого духа (религиоведения, эстетики, теории государства и права). Однако в ту эпоху интерес к данной проблеме носил больше теоретический, академический характер. В XX в. эта проблема перешла уже и в практическую плоскость: возникло четкое ощущение растущего разрыва естественнонаучной и гуманитарной культур. Проще говоря, гуманитарии и ";естественники"; (";технари";) элементарно перестали понимать друг друга. А взаимное непонимание автоматически снижает интерес и уважение друг к другу, что в свою очередь чревато открытой конфронтацией и враждой.

И это отнюдь не надуманные страсти, а совершенно реальная угроза развитию культуры. Ведь культура – это прежде всего система общественных ценностей. Общее признание какого-либо набора таких ценностей консолидирует, сплачивает общество. Поклонение же разным ценностям, ценностный раскол в культуре – явление достаточно опасное. Вспомним хотя бы яростное отрицание религиозных ценностей в 20–30-е гг. и практику разрушения храмов, разгона религиозных общин и т.п. Много ли пользы принесло нашему обществу столь суровое внедрение антирелигиозных ценностей? Взаимонепонимание и неприятие людьми разных систем ценностей всегда чревато негативными последствиями. То же относится и к разногласиям естествоиспытателей и гуманитариев.

К взаимопониманию можно прийти, начав хотя бы с анализа причин и условий появления взаимонепонимания. Почему, например, конфронтация естественнонаучной и гуманитарной культур обострилась именно в XX в., причем во второй его половине? Ответ на этот вопрос очевиден. Это время отмечено грандиозными успехами естествознания и практических его воплощений. Создание атомных реакторов, телевидения, компьютеров, выход человека в космос, расшифровка генетического кода -– эти и другие выдающиеся достижения естественнонаучной культуры зримо меняли стиль и образ жизни человека. Гуманитарная же культура предъявить что-нибудь равноценное, к сожалению, не смогла. Однако и принять стандарты и образцы мышления естествоиспытателей она упорно отказывалась. В итоге гуманитарная культура, культивируя свою специфику и обособленность, все больше производила впечатление какой-то архаики, имеющей разве что музейную ценность и пригодной лишь для развлечения и досуга уставшего от практических забот носителя естественнонаучной культуры.

Таков был исходный пункт многочисленных споров ";физиков"; и ";лириков"; о судьбах двух культур, пик которых пришелся на 60-е гг. нашего столетия. В центре внимания оказались статус и общественная значимость двух типов наук: естественных и гуманитарных. Конечно, понятия соответствующих типов культур много объемнее и сложнее. Однако в конечном счете их современный облик и структуру определяют именно естественные и гуманитарные науки. Поэтому анализировать существо обсуждаемой проблемы легче как раз на примере различения гуманитарного и естественнонаучного знания.

Может, правда, показаться, что тут и проблемы-то никакой нет. Ясно, что гуманитарные и естественные науки различаются по своему объекту. Первые изучают человека и общество, а вторые – природу. Что же здесь проблематичного?

Однако проблема все-таки есть. Ее можно уловить даже в нашем обычном словоупотреблении. Мы привыкли, например, называть разделы естествознания ";точными науками";. Никого не удивляет противопоставление точных наук гуманитарным. Однако если быть последовательным и соблюдать правила логики, то получится, что гуманитарные науки – это науки ";неточные";. Но ведь таких не может быть просто по определению. Вот в этом-то и заключаются часть обсуждаемой проблемы.

Интуитивно ясно, что как бы гуманитарные науки ни старались, достичь точности, строгости и доказательности наук естественных им не дано. Подобное положение давно уже служит главной мишенью для критических стрел представителей естествознания: ну что за наука, например, история, если в ней возможны взаимоисключающие оценки одних и тех же событий?! Для одних историков события октября 1917 г. в России есть великая революция и прорыв в будущее, а для других – банальный политический переворот с трагическими последствиями.

Или, допустим, любой школьник знает из литературоведения, что Шекспир – гений. А вот другой литературный гений – Л.Н. Толстой – сей факт с непостижимым упорством отрицал, не обращая внимания ни на какие ";научные"; изыскания в этой области. Попробовал бы он отрицать геометрию Евклида или механику Ньютона. А Шекспира – пожалуйста. Создается впечатление, что в гуманитаристике порой вообще невозможно что-нибудь доказать рациональными аргументами. И признание каких-либо достижений в этих областях – вопрос лишь вкуса и веры. Оттого и возникает у многих представителей естествознания слегка пренебрежительное отношение к результатам гуманитарных наук. Полученное здесь знание рисуется каким-то неполноценным, не дотягивающим до статуса научности.

Гуманитарии в этом споре тоже в долгу не остаются. Защищаясь от обвинений в неоднозначности своих выводов, они в основном апеллируют к неимоверной сложности объекта своих исследований. Ведь нет в природе более сложного объекта для изучения, чем человек. Звезды, планеты, атомы, молекулы – в конечном счете структуры достаточно простые или, по крайней мере, разложимые на сотню с лишним химических элементов или пару сотен элементарных частиц. А типов фундаментальных взаимодействий между ними вообще всего четыре! Да и те вот-вот сведут к одному-единственному.

Кроме того, поведение природных объектов однозначно детерминировано законами природы и поэтому четко предсказуемо. Планета Земля или какой-нибудь электрон не выбирают произвольно, по каким орбитам им двигаться или в какую сторону вращаться. Другое дело – человек, обладающий свободой воли. Нет таких законов в природе, которые бы однозначно предписывали человеку, по каким траекториям ему перемещаться, какой род занятий (гуманитарный или естественнонаучный, например) предпочесть или как свою страну обустроить. Более того, даже сам факт пребывания человека в этом мире может служить предметом его собственного произвольного выбора! Ну о какой однозначной предсказуемости событий тут можно говорить?!

Конечно, между поведением человека и природных объектов можно обнаружить какие-то параллели и даже некое единство. Но есть одна чисто человеческая сфера реальности, аналогов которой в природном мире просто нет. Дело в том, что человек живет не только в мире вещей, но и в мире смыслов, символов, знаков. Кусок золота для нынешнего человека не просто пластичный металл, но и предмет вожделений, страстей, символ власти и престижа. Этот смысл управляет поведением человека не меньше природных факторов, а то и больше, раз ";люди гибнут за металл";. А это совсем другая реальность, куда естествознанию доступа нет.

Во всем, что делает человек, ему нужен прежде всего отчетливый смысл. Бессмысленность деятельности (Сизифов труд) – самое страшное наказание. Проясняют же смысл бытия человека, общества, Вселенной, а порой и создают его (просто придумывают) именно гуманитарные области знания.

Так что им тоже есть, чем похвастаться перед естествознанием: они ";очеловечивают";, наполняют смыслом и ценностью холодно-безразличный к нуждам человека природный мир. И в конце концов, что для человека важнее: знать, из каких клеток и тканей он состоит, или в чем смысл его существования? Вопрос этот, быть может, не совсем корректен, ибо ясно, что хорошо бы знать и то, и другое. Однако он достаточно четко высвечивает разницу в компетенции естественных и гуманитарных наук и культур.

Основная проблема их различения, однако, заключается не в том, кто главнее или нужнее. А в том, почему стандарты научности естествознания слабо применимы в гуманитарных областях? И соответственно, куда направлять усилия: продолжать ли до сих пор не слишком удачные попытки внедрения естественнонаучных образцов и методов в гуманитаристику или сосредоточиться на выявлении специфики последней и разрабатывать для нее особые требования и стандарты научности?

Вопрос этот пока окончательно не решен, и поиск ответа на него ведется по обоим обозначенным направлениям. Однако к настоящему моменту уже сложилась устойчивая традиция достаточно строгого различения гуманитарного и естественнонаучного знания по принципиально не сводимым к общему знаменателю особенностям их объектов, методов и образцов научности.

Задание: В чем опасность противостояния гуманитарного и естественнонаучного знания для науки?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методическое обеспечение преподавания естествознания в условиях профильного обучения

    Учебно-методическое обеспечение
    Учебно-методическоеобеспечениепреподаванияестествознания в условияхпрофильногообучения Содержание курса: Тема 1 Понятие науки 3 ...
  2. ПРОФИЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ ИНФОРМАТИКЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

    Документ
    ... разработки учебно-методическогообеспеченияпрофильногообучения информатике и перспективы развития профильногообучения информатике в Казахстане в условиях перехода ... (например, «Математика», «Естествознание» и т.д.). Общепредметные компетенции должны ...
  3. Профильное обучение в рамках развития сети общеобразовательных учреждений проблемы и перспективы

    Документ
    ... культура - 1 - - 1 - - 1 - 1 Естествознание Физика 2 - - 2 - - 2 - - 2 ... профильных предметах и элективных курсах, учебно-методическомобеспечениипреподаванияпрофильных предметов, методах и технологиях обучения ... условияхпрофильногообучения ...
  4. Нормативно – правовое обеспечение профильного обучения

    Информационный бюллетень
    ... . Аршанский Е.Я. Специальная методическая подготовка будущего учителя химии к работе в условияхпрофильногообучения // Химия: методика преподавания в школе ...
  5. Нормативно – правовое обеспечение профильного обучения

    Документ
    ... Специальная методическая подготовка будущего учителя химии к работе в условияхпрофильногообучения // Химия: методика преподавания в ... Естествознание в школе. – 2004. - №4. – С.27-42. Справка о ходе проведения конкурса по созданию учебно-методических ...

Другие похожие документы..