Главная > Литература


5. Человек в кризисном обществе

 

Особое значение имеют исследования состояния личности в условиях радикальных социальных перемен. Но как поступает человек, когда он ощущает себя наедине с хаосом, абсурдом переходной реальности? Некоторые активизируют выработанные столетиями и сохранившиеся в культуре механизмы. В одном из опросов Н.Ф.Наумова предлагала испытуемым оценить печальную мудрость Екклезиаста (12 высказываний). Наиболее распространенными элементами кризисного мироощущения оказались смирение, принятие вечных ценностей, стойкость, самоирония, объективность [101, с. 75]. Нестабильное общество характеризуется неожиданными, резкими, быстрыми и непредсказуемыми изменениями социальной среды. И происходит это на фоне уменьшения индивидуального жизненного ресурса и разрушения систем социальной регуляции поведения. Люди вынуждены готовить себя к непредвиденному, к наибольшему числу возможных вариантов. Тут не действует и не может действовать логика рациональной выработки решений.

Н.Ф.Наумова описала особенности свободного (не рационального) выбора: 1) альтернативное (многоплановое) переживание человеком своей жизни; 2) антиномичность тех предположений об индивидуальном существовании, которые закладываются в основание выбора; 3) намеренное сохранение в момент выбора одного из элементов целеполагания неопределенным; 4) случайность выбора как способ актуализации скрытых возможностей личности; 5) свободное структурирование и интерпретация объективного и субъективного времени [102, с. 16-37]. Индивид свертывает, упрощает стратегию - только бы сохранить внутреннюю свободу выбора, следовать собственной логике, а не логике социума. Возникают переходные модели поведения, неуловимо превращающиеся <в устойчивые образцы действия> [101, с. 61].

Опросы, проводимые Наумовой в последние годы, показали, что массовое сознание по-прежнему ориентируется на ценности социальной справедливости, однако содержание представлений о ней постепенно меняется. Наблюдается также ослабление доверия между людьми, т.е. сужение социального пространства.

Анализируя результаты массовых опросов, Г.Г.Дилигенский выявил, что часто сфера общественных потребностей образуется путем экстраполяции в нее потребностей индивидуальных [39, с. 71]. При этом активную роль играет макросоциальная атрибуция - индивиды приписывают обществу ответственность зато, что происходит в их собственной жизни. Иногда экстраполяция возникает на основе <имплицитных теорий>. Так, за антипатией к <новым русским> кроется неосознанная теория передела имущества: <раздать людям незаконно нажитое богачами>. В 1993 г. <лишь один из десяти россиян усвоил <имплицитную теорию>, соответствующую принципам свободного рынка> [39, с. 76]. Вслед за К.ААбульхановой-Славской Г.Г.Дилигенский признает <социальность и индивидуальность равно необходимыми свойствами личности>, из чего возникает тенденция к общению и к обособлению [39, с. 101]. Поэтому <любой человек стремится к поддержанию тех или иных форм социальных связей с другими людьми и в то же время - к утверждению себя... как самостоятельного субъекта этих связей, что невозможно без психологического дистанцирования, обособления от других> [39, с. 102].

Многие особенности общественных потребностей объяснимы лишь с позиции социологии: их количественные и качественные параметры определяются социально-культурными нормами, на которые ориентируется данная часть общества. Действует закон социального сравнения [39, с. 79; 100, с. 22], причем эталоном выступает референтная (нормативная или корпоративная) группа. Важный фактор динамики потребностей - социальные ожидания [39, с. 80; 104, с. 454-455], представление об уровне жизни близких субъекту, <соседних> групп, а также оценка возможностей достижения успеха. Каждый человек стремится быть <не хуже других>. Но социокультурная система очень сложна, многомерна. В конечном счете свобода воли, самоопределение личности, бремя выбора, творчество - это нормативные понятия, принятые в данной культуре.

Социальная идентификация. Сегодня Россия переживает становление новой социальной субъективности. Люди остро ощущают ломку устоявшихся социальных идентификатов. <Ответ на вопрос, какие группы и общности человек признает ";своими";, а какие - частично близкими или враждебными, становится принципиально важным для понимания социальных отношений> [160, с. 36].

Группа сотрудников Института социологии РАН под руководством В.А.Ядова объединилась в исследовании социальной идентификации [128]. В содержательной статье Т.С.Барановой рассматриваются современные отечественные и зарубежные теоретические модели. Автор отличает социальную идентичность от личностной, основанной на персональных качествах и характеристиках индивида [128, с. 35-46]. Теоретические понятия уточняются и Ю.Л.Качановым [128, с. 24-34].

Советская интерпретация марксизма подменяла проблему субъективной идентификации навязыванием индивиду ограниченного набора категорий, которые автоматически сочетались с его социопрофессиональной принадлежностью. Однако уже тогда люди типизировали друг друга в понятиях здравого смысла, сложившихся в обыденной жизни. Наша методика (использование неоконченных предложений, например: <люди в нашем городе делятся на...>) позволила выявить соответствующую систему классификации. Опрос студентов МАДИ, проведенный С.Г.Климовой в 1980 г. и повторно - в 1992-м, позволил заключить, что в обыденном восприятии социальной структуры стали более значимыми критерии, предполагающие большую автономию субъекта и усиление его активности (политическая принадлежность, доход, стиль жизни) [128, с. 69- 83]. Официально установленную классификацию самодеятельного населения на рабочих и служащих или рабочих и интеллигенцию приняли в 1980 г. только 4,5%, а в 1992 г. - 3,6% студентов. В 1980 г. вместо этой классификации чаще упоминались профессии продавца и шофера. В 1992 г. таких упоминаний не оказалось вообще, зато появились бизнесмены, предприниматели, коммерсанты, бомжи, безработные. В последнем опросе люди стали реже характеризоваться как носители личностных черт и значительно чаще - как безличные представители статусно-ролевых групп социума.

<Нежесткие> методики, соответствующие феноменологическому подходу, применяли также ЮЛ.Качанов, Н.А.Шматко, О.Н.Дудченко и А.В.Мытиль [128]. В условиях социальной нестабильности и непрозрачности общественных взаимоотношений, в частности межгрупповых, такая стратегия исследования вполне понятна.

Идентификация обусловлена так называемой оценкой возможностей индивида [39, с. 46] и сопровождается социальной атрибуцией: индивид приписывает себе, связывает со своим Я определенные интересы и смыслы.

В посттоталитарном обществе обостряются как стремление индивида к объединению с другими, выражающееся в идентичности, так и стремление к самоизоляции. Состояние маргинальноеT ведет к распаду социальных связей, к хаотичности системы самоидентификации. Работа Т.З.Козловой показывает, что в группе 20-24 лет идентификация еще не сложилась, а к старости она размывается [128, с. 107-125].

Е.Д.Игитханян отмечает, что наиболее размыта социально-слоевая идентификация интеллигенции. Делается вывод об утрате специалистами самостоятельного социального статуса [128, с. 158-159]. М.Ф.Черныш заключает, что жизненный успех приводит к изоляции, возможно, вследствие непризнания легитимности <новых русских> большинством населения [128, с. 159-166].

Три мониторинговых исследования 1992-1993 гг. позволили Е.Н.Даниловой и В.А.Ядову выявить ранговый порядок групп, составляющих те точки опоры, которые люди стремятся найти в окружающем социальном пространстве. На первом месте оказались группы повседневного общения (семья, друзья, близкие). За пределами этого сравнительно узкого круга социальное пространство формируется на основе стереотипов, созданных повседневным общением и средствами массовой коммуникации. Второе место занимают <товарищи по работе> (учебе, профессии), ниже - группы по признакам национальной принадлежности, верований, гражданства, наконец, по имущественному признаку (достаток) и по политическим взглядам. Минимальную близость обнаружили конструируемые группы: например, <граждане СНГ>, <советский народ>, <все люди на планете> [128, с 129-130].

Стала классической в российской социологии концепция В.А.Ядова, представившего личностные диспозиции60[60] разного уровня как взаимосвязанную иерархическую систему [159]. Описанные образования связаны с различными уровнями обобщенности социальной действительности. Высший уровень в иерархии образуют ценностные ориентации на цели жизнедеятельности и средства достижения этих целей. Концепция была проверена и скорректирована в многолетнем исследовании [123]. В основе структурированности, по Ядову, <длительность времени, в течение которого сохраняется основное качество данных условий, т.е. ситуацию деятельности можно принять как устойчивую или неизменную> [159, с. 94].

Соотнесение наблюдаемых процессов с диспозиционной концепцией регуляции социального поведения личности показывает, что идентификация с ближайшим окружением активизирует ситуативные установки; идентификация на уровне обобщенных социальных установок - это диспозиции, относящиеся к типичным ситуациям и позитивно-негативным объектам (корпоративно-солидарное поведение, например, участие в забастовке); идентификация на уровне ценностей и идеалов - включение в массовые социальные движения, отражающие интересы социального класса, нации, страны.

Идентификация с группой (общностью) существенно влияет на коллективное поведение. Как правило, социальные конфликты сосредоточиваются в зоне <корпоративных> солидарностей. Социальная дезинтеграция создает благоприятную почву для <моментной> мобилизации граждан под тем или иным обобщающим лозунгом или под воздействием выдающегося лидера. По мнению компетентного социолога, ни того ни другого, к счастью, не наблюдается [160, с. 36].

Социокультурные проблемы. Объяснение личности из взаимодействия социальной роли и Я в малой группе является необходимым, но не достаточным. Содержание названных переменных обусловлено влиянием макроструктур, культурным и социальным порядком общества61[61].

Солидный материал, имеющий прямое отношение к теме, представлен в трудах И.С.Кона [52, 53, 55, 57]. Автор показывает, как в ходе истории изменялась индивидуализация и персонализация человека, причем прежние структуры личности не просто отбрасывались, а включались в новые, более сложные системы. Повсюду изменение индивидуального <идет в ногу> с изменением социального. Сложное, динамическое общество несовместимо с примитивно-однообразным человеческим материалом, а духовно богатая, разносторонняя личность не может существовать и развиваться в примитивной и недифференцированной социальной среде.

Истории религии, искусства, литературы и языка свидетельствуют, что каждая этническая культура формирует специфический образ человека как личности. <Но в этом образе или, точнее, системе образов, которая представляется индивиду в качестве естественной нормы, отражается индивидуальность самой этой культуры, обусловленная ее историей> [55, с. 145].

Было проведено оригинальное исследование русского национального характера [46]. Автор осуществила сравнительный анализ ответов на многоступенчатый тест MMPI. Ответы <среднего американца> (средняя выведена уже давно) сопоставляются с ответами <среднего русского> (выведено в результате опроса). Различия этих <средних> дают материал для нетривиальных интерпретаций. Раскрываются отличительные черты русского характера: повышенная терпеливость, готовность к самоограничению жизненных потребностей, социальная интраверсия, т.е. склонность к ограничению контактов, самоуглубленность, правдоискательство, акцентуированная эпилептоидность (циклические чередования весьма умеренной и бурной активности, переходящей в агрессивность), высокий престиж социального статуса и склонность к принятию лидерства харизматических персонажей. Особую ценность монографии придают строго эмпирический характер исследования и индуктивная система выводов.

Социальные архетипы существуют на бессознательном уровне, они с трудом поддаются изучению. Десять основных шкал MMPI и около ста дополнительных представляют обширный материал к размышлению. Автор постоянно соотносит его с отечественной и зарубежной социологической, а также философско-религиозной литературой.

В статье <Россия в европейском социокультурном пространстве> (Социологический журнал. 1994, №3) на материалах анализа данных общеевропейского исследования ценностных ориентации Б.З.Докторов показал, что <российский менталитет во многом не схож с английским, качественно отличен от немецкого и по целому ряду характеристик близок к романскому>. Также было показано, что по ряду ценностных структур народы стран бывшего <социалистического лагеря>, независимо от их давнего историко-культурного прошлого (например, венгры, немцы, поляки и русские), на момент обследования (90-е гг.) были близки друг другу, особенно по критериям отношения к власти, открытости к переменам и др.

В 1995-1996 гг. А.М.Демидов осуществил исследование социокультурных стилей в странах бывшего Варшавского пакта [38а]. Основу типологии, опирающейся на десять блоков ценностных суждений, образовали пять социостилей, расположенных на оси координат: надежда - разочарование, активность - пассивность. <Ретрограды> отличаются пессимизмом, страхом перед будущим, стремятся к порядку, стабильности, патернализму. Для <победителей> также характерна ценностная дезинтеграция, однако они активны, индивидуалистичны, стремятся взять все от жизни. < Традиционалисты> скептичны, пассивны, однако обладают твердой системой традиционных ценностей, что заряжает их оптимизмом. <Новаторы> опираются на мораль XXI в., открыты к новому, верят в прогресс и общество, в отличие от <победителей> их амбиции не столь эгоистичны и циничны. <Истеблишмент> стремится к сочетанию индивидуальных свобод и социальной ответственности, отличается толерантностью, сюда входят как активные, так и пассивные люди.

В России преобладают ретрограды (55%) и победители (28%), для обеих групп характерна ценностная дезинтеграция. Социально уверенные составляют всего 18% населения. Несмотря на развитое чувство общности, россияне слабо идентифицируют себя как часть общества, более материалистичны, меркантильны и индивидуалистичны, чем жители других стран. Россияне больше других не доверяют и не верят своему государству, более разочарованы во всех социальных институтах и идеологиях.

Динамике ценностей населения нашей страны (1990-1994) посвящена коллективная монография под редакцией Н И.Лапина и Л.А.Беляевой [39а]. <В условиях патологического социокультурного кризиса, - пишет Лапин, - именно ценности принимают на себя функции аттракторов (как бы встроенных магнитов), одни из которых удерживают общество вблизи хаотической области, а другие влекут его из этой опасной зоны к новому социокультурному состоянию> [39а, с 14]. Было обнаружено, что за период исследования усилились либеральные ценности (<человек волен жить в любой стране>, <свобода - смысл человеческой жизни>). В то же время ослабли такие ценности, как <помогать бедным и слабым> Наблюдается <рационализация> ценностных смыслов жизни и деятельности россиян. В 1990 г. большинство связывало решение своих проблем с деятельностью властей или руководства, в 1994 г. более половины обследованных надеялись прежде всего на себя.

Н.Ф.Наумова полагает, что переходный период формирует долговременные <стратегические> установки и ценностные ориентации. <Новая> ценность включает <старую> как частный случай. Сегодня ценности возникают в разболтанной, разлаженной, но живой и действующей нормативной системе [39а, с. 45]. Ценностные ориентации выстраиваются в иерархию оптимальную, с точки зрения данного человека, в новой ситуации. Наумова прослеживает стадии разития жизненных стратегий человека: реверсивную (эйфория, иррациональные надежды, целерациональная ориентация на разрушение - человек собирает силы, чтобы преодолеть хаос исторического перелома), затем кризисную (ощущение незащищенности и зуд нетерпимости) и, наконец, адаптацию и стратегическое поведение (внешние воздействия уже не могут оказать влияния на формирование жизненных стратегий: реформы переживаются как стихийный, неуправляемый процесс).

За сравнительно короткий период исследование обнаружило, что доля тех, кто предпочитает уход в частную жизнь, возросла на 19%, а доля тех, кто приветствует коллективные формы протеста, снизилась более чем на одну треть.

Социокультурные типологии личности советского и постсоветского человека обстоятельнее рассматриваются в гл. 17, к которой мы и отсылаем читателя

 

6. Заключение

 

Область социологии личности, как мы видели, перекрещивается с проблематикой психологии и социальной психологии. Вряд ли возможно и нужно искать их чистое размежевание. Больше того, мы полагаем, что в будущем тенденция междисциплинарных исследований проблем личности (включая этнологию, культурологию) будет доминировать.

Широкий пласт исследований в этой области, который мы здесь не затрагивали, - работы культурологов и специалистов в сфере социологии культуры. Собственно культура, ее особенности и формируют социальный тип личности. То, что сегодня называют <хомо советикус>, есть не что иное, как сформированное нашей недавней историей особое сочетание социальных характерологических свойств.

Преобразования и изменения социально-типических черт - длительный и болезненный процесс, исследования которого, как и сам процесс, только обозначаются.

 

Литература

 

1. Абульханова К.А. О субъекте психической деятельности. М: Наука, 1973.

2. Абульханова-Славшая К.А. Диалектика человеческой жизни: (Соотношение философского, методологического и конкретно-научного подходов к проблеме индивида). М.: Мысль, 1977.

3. Агеев B.C. Межгрупповое поведение М., 1988.

4. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М., 1983.

5. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: МГУ, 1980.

7. Апраушев А.В. Воспитание оптимизмом. М., 1983.

8. Арнольди С.С. (Лавров П. Л.) Задачи понимания истории. СПб., 1898.

9. Артемова О.Ю. Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине. М., 1986.

10 АсмоловА.Г. Психология личности. М.: МГУ, 1990.

10а. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., Воронеж, 1996.

11. Баранов А.В., Сопиков А.П. Влияние группы на индивида // Социальные исследования. М., 1970. Вып. 3.

11а. Баранова Л.Я. Личные потребности. М., 1984.

12. Басов М.Я. Методика психологических наблюдений над детьми. М.-Л.: Госиздат, 1926.

13. Басов М.Я. Общие основы педологии. М.-Л., 1931.

14. Боткин Л.М. О социальных предпосылках Итальянского Возрождения // Проблемы итальянской истории. М., 1975.

15. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса. М., 1965. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.

15а. Бекаров A.M. Свобода человека в социальном пространстве. Н.Новгород, 1992.

16. Беккер Г., Бесков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении / Под ред. Г. В. Осипова. М.: Прогресс, 1961.

17. Беляев Э.В., Шалин Д.Н. К понятию <роль> в социологии // Социальные исследования. М., 1971. Вып. 7.

18. Бернштейн И.А. Общая биомеханика. М., 1926.

19. Бернштейн Н.А. Очерки физиологии движений и физиологии активности М., 1967.

20. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. Пг.: Колос, 1921.

21. Бехтерев В.М. Объективная психология. СПб., 1907. Вып. 1.

22. Бехтерев В.М., Ланге М.В. Влияние коллектива на личность // Педология и воспитание. М., 1928.

23. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978.

24. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968.

25. Бюджет времени русского рабочего и крестьянина в 1922-23 гг. М.-Л., 1924.

26. Вахтеров В.П. Внешкольное образование народа. СПб., 1913.

27. Вертов Дзига. Статьи, дневники, замыслы. М.: Искусство, 1966.

28. Водзинская В. В. О социальной обусловленности выбора профессии // Социальные проблемы труда и производства: Советско-польское сравнительное исследование. Москва- Варшава, 1969.

29. Возрастная и педагогическая психология М., 1978.

30. ВойтоловскийЛ.Н. Очерки коллективной психологии: В 2 ч. Психология масс. М.-Пг., 1924. Ч. 1.

31. Войтко В. И. Л ичностно-ролевой подход к построению учебно-воспитательного процесса // Вопросы психологии. 1981, № 3.

32. Всеподданейший отчет министерства просвещения за 1913 г. СПб., 1916.

33. Выготский Л. С. Психология искусства. М: Искусство, 1968.

ЗЗа. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. М., I960.

34. Выготский Л. С.Собр. соч.: В 6 т. М., 1982-1984.

35. Гастев А.К. Трудовые установки. М., 1973.

36. Герцен А И. Собр. соч.: В 30 т. Т. 20. Ч. 1. М.: АН СССР, 1960.

37. Гургенидзе Г. С., Ильенков Э.В. Выдающиеся достижения советской науки // Вопросы философии. 1975, № 6.

38. ГуревичА.Я. Категории средневековой культуры. М., 1972. 38а Демидов А М. Социокультурные стили в Центральной и Восточной Европе // Социологические исследования. 1997, март.

39. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Наука, 1994. 39а Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред. Н.И.Лапин, Л А.Беляева. М.: Эдиториад УРСС, 1996.

40. Замошкин Ю.А., Жилина Л.Н., Фролова И. Т. Сдвиги в массовом потреблении и личность // Вопросы философии. 1969, № 6.

41. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М.: Политиздат, 1986.

41а. Ионин Л.Г Социология культуры. М.: Логос, 1996.

42. Кабо Е.О. Очерки рабочего быта: Опыт монографического исследования домашнего рабочего быта. М., 1928.

43. Каммари М.Д.Марксизм-ленинизм о роли личности в истории. М., 1953.

44. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1984.

45. Кареев Н.И. Сущность исторического процесса и роль личности в истории. СПб., 1890

46. Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Институт национальной модели экономики, 1994.

47. Касьянова К. Представляем ли мы, русские, собой нацию? // Знание-Сила. 1992, № 11.

48. Коган Е.Б., Лебединский М.С. Быт рабочей молодежи (по материалам анкетного обследования). М., 1929.

49. Козырев Ю.Н., Козырева П.М. Дискурсированность социальных идентичностей // Социологический журнал. 1995, № 2.

50. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск: БГУ, 1976.

51. Коломинский Я.Л., Розов А.И. Изучение взаимоотношений школьников социометрическими методами // Вопросы психологии. 1962, № 6.

52. Кон И. С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984.

53. Кон И. С. Вкус запретного плода. М.: Молодая гвардия, 1992.

54. Кон И. С. Дружба: Этико-психологический очерк. М., 1980.

55. Кон И.С. Открытие Я. М.: Политиздат, 1978.

56. Кон И С Психология старшеклассника. М.: Просвещение, 1980.

57. Кон И.С. Ребенок и общество. М., 1988.

58. Кон И.С, Социология личности. М.: Политиздат, 1967.

59. Кон И. С., Шалин Д.Н. Дж.Мид и проблема человеческого Я // Вопросы философии. 1969, № 12

59а. Краева О.Л., Воронин Г.Л. Типология ценностно-нормативных ориентации // Социологический журнал. 1995, № 3.

60. Кричевский Р.Л., Рыжак М.М. Психология руководства и лидерства в спортивном коллективе. М., 1985.

61. Кропоткин П.А. Современная наука и анархия. СПб., М., 1920.

62. Крупская Н.К. К вопросу о социалистической школе // Пед. соч. М., 1958. Т. 2.

63. Крупская Н К. Народное образование и демократия // Пед. соч. М., 1957. Т. 1.

64. Кряжев П.Е. О диалектике общения и обособлении личности в обществе // Диалектика материальной и духовной жизни общества. М., 1966.

65. Кузнецов Г.В. Журналист на экране. М.: Искусство, 1985.

66. Куртиков Н.А Социальный объект управления - коллектив. М., 1974.

67. Лавров П.Л. Очерки вопросов практической философии. СПб., 1860.

68. Лазурский А.Ф. Об естественном эксперименте // Труды первого Всероссийского съезда по экспериментальной педагогике. СПб., 1911.

69. Лазурский А.Ф. Общая и экспериментальная психология. СПб., 1912.

70. Лазурский А. Ф. Современное состояние индивидуальной психологии // Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии. СПб., 1897, №5.

71. Ланге Н.Н. Психология. М., 1922.

72. Лапин Н.И. Руководитель коллектива. М.: Политиздат, 1974.

73. Лапин Н.И., Коржева Э.М., Наумова Н.Ф. Теория и практика социального планирования. М.: Политиздат, 1975.

74. Лебединский М.С., Мясищев В.Н. Введение в медицинскую психологию. Л.: Медгиз, 1966.

74а. Левин Б.М., Левин М.Б. Мнимые потребности. М.: 1986.

75. Легезо С. Сознание стихийного // Октябрь мысли. 1924, № 1.

76. Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти // Поли. собр. соч. Т. 36.

77. Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде работников просвещения и социалистической культуры 31 июля 1919 г. // Поли. собр. соч. Т. 39.

78. Ленин В.И. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве // Соч. Изд. 4-е. Т.1.

79. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Леонтьев А. Н. Избр. психологич. произведения: В 2 т. М., 1983. Т. 2.

80. Психологическое исследование речи // Леонтьев А. Н. Избр. психологич. произведения: В 2 т. М., 1983. Т. 1.

81. Лисовский В. Т., Дмитриев А.В. Личность студента. Л.: ЛГУ, 1974.

82. Лихачев Д. С. Человек в литературе Древней Руси. М.: Наука, 1970.

83. Лихачев Д. С., Панченко A.M., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. М., 1970.

84. Лосев А.Ф. История античной эстетики М.: Высшая школа, 1963.

85. Лотман Ю.М. Поэтика бытового поведения в русской культуре XVIII века / / Труды по знаковым системам. Тарту, 1977. Вып. 8. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М.: Гнозис, 1992.

86. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М.: Наука, 1974.

87. Магун B.C. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л.: Наука, 1983.

88. Макаренко А.С. Педагоги пожимают плечами. 1932 // О воспитании. М.: Политиздат, 1988.

89. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 3.

90. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 3.

91. Массовые празднества. Л., 1926.

92. Массовые праздники и зрелища. М.: Искусство, 1961.

93. Мерлин B.C. Индивидуальный стиль общения // Психологический журнал. 1982, т. 3, № 4.

94. Миртов (Лавров П.Л.). Исторические письма. СПб., 1870.

95. Михайловский Н.К. Герой и толпа // Михайловский Н. К. Сочинения. СПб., 1885. Т. 6.

95а. Михеева И.Н. Амбивалентность личности: морально-психологический аспект. М.: Наука, 1991.

96. Морено Дж. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. М., 1958.

97. Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 1983.

98. Мясищев В.Н. Личность и отношения человека // Проблемы личности: Материалы симпозиума. М., 1969.

99. Мясищев В.Н. Основные проблемы и современное состояние психологии отношений человека // Психологическая наука в СССР. М.: АПН РСФСР, 1960. Т. I.

100. Наумова Н.Ф. Влияние переходных социокультурных структур на социальные качества человека. М., 1990.

101. Наумова Н.Ф. Типология поведения в нестабильном обществе: механизмы устойчивости и неустойчивости // Устойчивость и неустойчивость целостных структур как предмет системного исследования. М., 1994. Вып. 1.

102. Наумова Н.Ф. Целеполагание как системный процесс. М., 1992.

103. Научное творчество Л.С. Выготского и современная психология / Отв. ред. В.В. Давыдов. М.: Наука, 1981.

104. Ольшанский В.Б.Ожидания социальные // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983.

105. Ольшанский В.Б,Психология практикам: учителям, родителям и руководителям. М.: Тривола, 1996.

106. Ольшанский В.Б. Санкции социальные // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983.

107. Павлов И.П. Поли. собр. соч. М.-Л., 1951. Т. III. Кн. 1.

108. Павловские Среды. М.- Л., 1949. Т. 1.

108а. Парыгин Б.Д. Научно-техническая революция и личность. М.: Политиздат, 1978.

109. Петровский А.В.Личность. Деятельность. Коллектив. М.: Политиздат, 1982.

110. Петровский В.А. Принцип отраженной субъективности в психологическом исследовании личности // Вопросы психологии. 1985, № 4.

111. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М., 1974.

112. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1979.

113. Пригожий А.И. Социальная организация. М., 1985.

114. Проблемы руководства научным коллективом / Под ред. М.Г.Ярошевского. М., 1982.

114а. Проблемы формирования гражданского общества / Отв. ред. З.Т.Голенкова. М.: ИС РАН, 1993.

115. Проблемы формирования социогенных потребностей. Тбилиси, 1974.

115а Прогнозирование социальных потребностей молодежи: Опыт социологического исследования / Отв. ред. И.В.Бестужев-Лада. М.: ИСИ АН СССР, 1978.

116. Психология личности: Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, А.А.Пузырея. М., 1982.

117. Рабочий быт в цифрах. М.- Л., 1926.

117а. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Власть и собственность // Социологические исследования. 1991, № И.

118. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: АН СССР, 1957.

119. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.: Учпедгиз, 1946.

120. Рубинштейн С.Л. Основы психологии. М., 1935.

121. Рубинштейн С.Л. Проблемы психологии в трудах Карла Маркса// Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1976.

122. Рубинштейн С.Л.Человек и мир // Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М: Педагогика, 1976.

123. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. Л.: Наука, 1979.

124. Свенцицкий А.Л. Социальная психология управления. Л., 1986.

125 Седов Л.А. Роль социальная // Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

126. Смирнов А.А. Развитие и современное состояние психологической науки в СССР. М.: Педагогика, 1975.

127. Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. М.: Политиздат, 1992.

128. Социальная идентификация личности: годичный отчет за 1993 г. по разделу подпрограммы <Человек в кризисном обществе> общеинститутской программы <Альтернативы социальных преобразований в российском обществе> / Под ред. В.А. Ядова. М., 1993.

129. Социальная психология: Учебное пособие для студентов педагогических институтов. М., 1987.

130. Социально-психологический портрет инженера. По материалам обследования инженеров ленинградских проектно-конструкторских организаций. М.: Мысль, 1977.

131. Соколов Э.В. Понятие, сущность и основные функции культуры. Л.: ЛГИК им. Крупской, 1989.

132. Социологическая мысль в России. Л.: Наука, 1978.

133. Социология в СССР: В 2 т. / Под ред. Г.В. Осипова. М.: Мысль, 1965. Т. 1.

134. Сталин В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983.

135. Струмилин С.Г. Бюджет времени русского рабочего. М.-Пг., 1923.

136. Тарасенко В.И. Социальные потребности личности: формирование, удовлетворение, развитие. Киев, 1982.

137. Тезисы докладов на II съезде общества психологов. Вып. 5. М., 1963.

138. Топоров В.Н. Образ трикстера в енисейской традиции // Традиционные требования и быт народов Сибири. Новосибирск, 1987.

139. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

140. Уманский Л.И. Психология организаторской деятельности школьников. М., 1980.

141. Ухтомский А.А. Собр. соч. Л.: ЛГУ, 1950. Т. 1.

142. Ушинский К.Д. Собр. соч. М., 1950. Т. 8.

143. Феноменов М.Я. Современная деревня. М.- Л.: Искусство, 1925. Т. 2.

144. Философская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1967. Т. 4.

145. Флоренский о.П. Из богословского наследия // Богословские труды. Сб. XVII Моск. Патриархии. М., 1977.

146. Флоренский о.П. Столп и утверждение истины. М., 1914.

147. Франкфурт Ю.В. Плеханов и методология психологии. М.- Л., 1930.

148. Хвостов В.М. Основы социологии. 2-е изд. М.: Русский книжник, 1923.

149. Цехновицер О.В. Празднества революции. Л.: Прибой, 1931. 149а. Человек и его работа: Социологическое исследование / Под. ред. АТ.Здравомыслова, В.П.Рожина, В.А.Ядова. М.: Мысль, 1967.

150. Челпанов Г.И. О свободе воли // Мир Божий. 1897, № 12.

151. Черноволенко В., Оссовский В., Паниотто В. Престиж профессии и проблемы социально-профессиональной ориентации молодежи. Киев: Наукова думка, 1979.

152. Шакуров Р.Х. Социально-психологические основы управления: руководитель и педагогический коллектив. М., 1980.

153. Шерозия А.Е. Психоанализ и теория неосознаваемой психологической установки: итоги и перспективы // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978.

154. Шпильрейн И.Н. Положение и задачи психотехники на Западе и в РСФСР / / Вестник социалистической академии. М.-Пг., 1923. Кн. 2.

155. Шпильрейн И.Н. Предмет и задачи психотехники // Психотехника и психофизиология труда. 1930, № 6.

Литература

156. Шубкин В.Н. Социологические проблемы выбора профессии // Социальные проблемы труда и производства: Советско-польское сравнительное исследование. Москва - Варшава, 1969.

157 Эльконин Д.Б. Психология игры. М.: Педагогика, 1978.

158 Этнические стереотипы поведения / Под ред. А.К.Бабурина. Л., 1985.

159. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1976.

160. Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. 1994, № 1.

161. Ярошевский М.Г. История психологии. 3-е изд., дораб. М.: Мысль, 1985.

162. RobackA. History of American Psychology. 1952.

163. Watson J.B. Psychology from the standpoint of a behaviourist. Philadelphia, 1919.

59[59] См. также гл. 19.

 

60[60] Подробнее см. в гл. 19.

61[61] В изучение последних внесли вклад многие отечественные исследователи: см.: [9,14, 38, 44, 84, 86, 131, 111, 112, 138, 158, 82, 83, 85, 41а].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. СОЦИОЛОГИЯ В РОССИИ ПОД РЕДАКЦИЕЙ (1)

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  2. СОЦИОЛОГИЯ В РОССИИ ПОД РЕДАКЦИЕЙ (2)

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  3. Образы власти в политической культуре россии под редакцией проф москва 2000

    Книга
    Коллективная монография посвящена одной из наиболее актуальных проблем российской политологии - тому месту, которое занимает власть в нашем политическом сознании.
  4. Под редакцией к э н к э н к э н

    Бюллетень
    Бюллетень подготовили к публикации сотрудники Информационно-библиографического сектора лаборатории экономики народонаселения и демографии Центра по изучению проблем народонаселения:
  5. Под редакцией хрестоматия по культурологии учебное пособие Божий дар - красота

    Учебное пособие
    Книга представляет собой антологию тематически структурированных культурологических текстов – извлечений из трудов мыслителей разных эпох, а также памятников мировой литературы.
  6. Под редакцией ХРЕСТОМАТИЯ ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ Gaudeamus igitur Juvenes dum sunuis! Post jucundam juventutem

    Книга
    Книга представляет собой антологию тематически структурированных культурологических текстов — извлечений из трудов мыслителей разных эпох, а также памятников мировой литературы.

Другие похожие документы..