Главная > Документ

1

Смотреть полностью

УПРАВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Страницы истории

зауральской полиции

ГАВРИЛОВ

Юрий Георгиевич,

советник начальника УМВД России по Курганской области

по работе с ветеранскими организациями

Предисловие

Более 200 лет полиция, затем милиция, а теперь и снова полиция стоит на страже Закона. Менялись эпохи развития нашего государства, менялись функции и обязанности милиции. Одно оставалось неизменным: верно и преданно служить Закону и Присяге, которую дает каждый сотрудник при поступлении на службу в органы внутренних дел.

Вся история органов внутренних дел области пронизана яркими примерами честного и добросовестного исполнения служебного долга ее сотрудниками.

Милиция по своей сути многофункциональна, каждая служба несет ответственность за конкретное дело, которое ей поручили, но все они в целом круглосуточно, в любую погоду, обеспечивают необходимый правопорядок в городах и селах области, оберегая личную неприкосновенность граждан и их имущество.

В трудную минуту, когда Отечество бывает в опасности, они не задумываясь, с оружием в руках, выступают на его защиту. Это было в годы Великой Отечественной войны, это повторилось на Северном Кавказе и в других «горячих точках» страны, где помощь их была просто необходима.

Сегодня, в период перехода государства из одной формации в другую, органы внутренних дел испытывает немалые трудности. Однако ее сотрудники не пали духом, не опустили руки, они верно и честно стоят на страже Закона, порой невероятными усилиями сдерживая навалившийся беспредел и анархию. Они редко бывают в семьях, мало уделяют внимания своим женам и детям, порой не следят за своим здоровьем. Все это ради того, чтобы наше государство стало по настоящему правовым, когда люди не боялись выходить на улицы в любое время суток, и были уверены в более светлом будущем своих детей.

Страницы истории

СЛОБОДА, ГОРОДИЩЕ, ГОРОД

Царево Городище (г. Курган) официально образовалось в 1662 году, вплоть до получения Курганом статуса уездного города, в 1872 году слобода существовала в виде комиссариатства. Вначале слободой управляли слободчики, затем приказчики, а в 1910 году было записано, что в слободе Царево Городище «ведает судом и расправою драгунского строя капитан Иван Филиппов».

В 1718 году Петром I была учреждена камер-коллегия, и ее представителем в Царево Городище стал земский комиссар, который заведовал и полицией. Указом от 19.01.1782 года учреждалось Тобольское наместничество, состоящее из двух областей – Тобольской и Томской. Курган вместе со своим уездом вошел в состав Тобольской области и находился в административно территориальном подчинении Ишимскому округу вплоть до 1934 года.

В августе 1782 года Курганская слобода получила статус уездного города, которому присваивался герб и разрешалось самоуправление. В Кургане появился штатный городничий как глава всей городской организации. Ему подчинялись частные приставы и квартальные надзиратели. Город еще долго нес черты военно-административного и земледельческого поселения, которое постепенно превращалось в торгово-промышленное.

Статус города, Шадринск получил раньше Кургана – в 1712 году. В городе и уезде полицейским управлением руководил уездный исправник. Город делился на две полицейские части, во главе их стоял полицейский надзиратель. В распоряжении полицейских надзирателей находились полицейские стражники и городовые. Так, например, в 1892 году в штате Шадринского полицейского управления состояло 26 полицейских. В городе было 8-10 полицейских будок, в которых несли службу вооруженные наганами городовые. Кроме этого, при уездном полицейском управлении, находилась и местная жандармерия - политическая полиция. Все они содержались на средства города, и стремления к увеличению штатов не было. Каждый заступающий на службу в полицию давал клятвенное обещание, в котором говорил «верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не изодя живота своего до последней капли крови».

Городничий в Кургане представлял государственную власть. В его обязанности входили следующие вопросы: безопасность граждан, проведение судов за маловажные проступки, взыскание долгов по обязательствам и т.д. Он осуществлял общий надзор за военной и политической структурами, за состоянием дел в городе, контролировал все его подразделения, в том числе и самоуправляющиеся общины. В его ведении находилось общее руководство городом, хотя согласно реформы 1775 года ему надлежало быть самоуправляющейся территорией, где на первое место выдвигалось купечество.

Однако г. Кургану на первых порах быть таковым не представилась возможность, не хватало податных горожан, а поэтому и о самостоятельности не могло быть и речи. По реформе 1822 года Курган был отнесен к малолюдным городам, поэтому в самоуправлении он имел небольшой штат: 10 пожарных и 6 полицейских.

В это время губернское правление предложило рассмотреть вопрос о полицейско-пожарной службе города. Проектом предусматривались следующие расходы: полицмейстер в помощь городничему – оклад 300 руб. в год, канцелярские служители – 300 руб., канцелярские расходы пожарной части – 60, частный пристав – 200, квартальный надзиратель – 120, содержащие лошадей – 400, пожарные инструменты и освещение – 1000 руб. Но таких денег в городской казне пока еще не было, их надо было искать.

Если в Тобольске и Тюмени действовали городские Думы, то в Кургане и других городах Урала – Хозяйственные управления во главе с городовыми старостами. В 1834 году в Кургане городовым старостой был избран М. Саматов, а в 1840 году губернское правление утвердило городовым старостой купца С. Осинцева и словесным судьей «купеческого брата» Е. Калмыкова. За городской общиной из окружного суда наблюдал стряпчий.

Городничий и стряпчий окружного суда вели надзор непосредственно на месте, а губернское управление – с помощью указов и постановлений, посылок ревизоров. Этот аппарат опирался на воинские подразделения и полицию. Курган в 1832 году содержал двух квартальных надзирателей за 227 руб. в год, пожарную часть с 8 рабочими и 8 лошадями, на что уходило более 2 тысяч рублей, тюремный острог и др.

В 1840 году словесным судьей собранием горожан был избран мещанин Шибаев. Он должен был принимать решения по спорным делам и небольшим искам.

Содержание полиции и пожарной команды городу обходилось очень дорого. Например, обмундирование только одного унтер-офицера стоило 8,18 рублей, на провиант давалось 1 пуд 32,5 фунта круп, 21 пуд 30 фунтов муки, что стоило 6,17 рублей.

Содержание одной пожарной лошади обходилось в год в 70,12 рублей, а будочника и полицейского в 17,54 рублей, пожарного – 17,07 рублей. Для полицейского и пожарного шинель выдавалась на 3 года, пуговицы на 20 лет, ремень на 8 лет, куртка на 2 года. Только за один 1845 год на 10 пожарных и 6 полицейских было израсходовано 212,61 рубль.

Нормативным документом, определившим подчиненность, действия и правомочность полиции, стал «Устав благочиния, или полицейский». Согласно этому Уставу, частный пристав, ответственный за «порядок и благочиние» в своей части города, назначался губернским правлением и подчинялся непосредственно городничему.

Территория, подведомственная частному приставу, делилась в свою очередь на кварталы. Квартальный надзиратель назначался Управой благочиния и подчинялся частному приставу. Ему подчинялись все сторожа квартала, а также избираемые сроком на три года из жителей данного квартала квартальные поручики.

В помещении квартального надзирателя в рабочее время, а оно продолжалось с 9 до 12 и с 18 до 24 часов, дежурили квартальный, его помощник и добросовестный, в обязанности последнего, избиравшегося из числа жителей квартала, входило присутствие при разбирательстве дел в квартале. Если проступок был малозначительный, то дежурный квартальный мог ограничиться несколькими ударами провинившегося и внушением «впредь ухо держать востро». После этого свидетели и добросовестный уходили, а будочник – дежурный при камере предварительного заключения мог получить и магарыч «за беспокойство». За более серьезные нарушения провинившийся наказывался розгами. Наказание исполняли служители пожарной части, после чего обвиняемый освобождался. Такое ведение делопроизводства практически не требовало от полицейских юридических познаний.

В1723 году указ о паспортах установил новую систему отношений казны и податного населения. Никто без ведома властей не мог покинуть город. Ни купцы, ни мещане не были вольными гражданами. За черту города не отпускали никого без оплаты податей и штрафов. Паспорта или особые билеты на отход выдавали только тем, кто был достоин, и за плату. Всеми случаями нарушения запретов занималась полиция. Купцы платили за годовой паспорт 25 рублей, мещане – 5 и полугодовой – 3 рубля. Паспорта городовой староста получал в уездном казначействе, деньги, полученные за них, отправлялись туда же. Эта система сохранялась очень долго, даже во второй половине XIX века она еще существовала, так как в городской бюджет приносила солидный доход.

В январе 1839 года в должность городничего вступил Антон Антонович Соболевский, который несколько лет спустя после вступления в должность написал донос в губернское управление о том, что в Кургане скопилось большое количество поселенцев и ссыльных и необходимо увеличить состав полиции. Однако его просьба не была удовлетворена, так как содержание полиции и пожарной команды городу и без того обходилась очень дорого. Однако, несмотря на трудности, в 60-е годы штат полиции значительно увеличили, к этому подтолкнуло все большое количество прибываемых в город ссыльных.

После восстания в 1825 году на Сенатской площади в Петербурге в Курган была отправлена в ссылку большая группа декабристов, а после восстания в 1864 году в Польше, затем Литве, Белоруссии и Украине количество ссыльных еще больше увеличилось. Всего в Сибирь, в том числе и в Зауралье, было выслано до 23 тысяч человек. Только в Курганском округе их проживало более 7 тысяч человек, а в 1862 году их количество переваливает за 10 тысяч.

В связи с крестьянской реформой и отменой крепостного права был принят ряд новых правил и реформ, коснувшихся всех сторон жизни русского государства. Согласно «Временным правилам об устройстве полиции», принятым 25 декабря 1862 года, в 44 губерниях России полицейские органы (городничий и его канцелярия, а в уезде земский исправник, земский суд) объединялись в возглавляемое исправником уездное полицейское управление.

В его штат входили: исправник, коллежский асессор, помощник исправника – надворный советник, секретарь, столоначальник, журналист (вел регистрацию журналов), пять становых приставов (по одному от каждого стана), четыре околоточных надзирателя по участкам.

Все полицейские чиновники имели свои квартиры в Кургане. Полицейское управление олицетворяло собой власть государственную, органа местного самоуправления (Городской Думе и управе) не подчинялась. Оно являлось высшим органом не только полицейской, но и административной власти и находилось в непосредственном ведении Тобольского губернаторского жандармского управления.

Для полицейских была определена следующая форма: Полицмейстер носил темно-зеленый кафтан русского покроя с отрезанной юбкой и стоячим, с закругленными углами воротником. Обшлаг и воротник окаймлены оранжевым кантом, на воротнике две петлицы серебряного галуна с оранжевыми просветами и серебряными звездочками по чинам: звездочки нашивались по длине погона. Шаровары серо-синие с оранжевой выпушкой заправлены в черные сапоги до колен. Черный с оранжевым кантом кушак, через правое плечо перекинута серебряная портупея с шашкой, на поясе справа крепилась черная кобура для револьвера, от которого шел трехцветный шнур. Шапка шилась из черной мерлушки с темно-зеленым суконным верхом; на околыше – посеребренная бляха с гербом губернии и офицерская кокарда. На руках – белые замшевые перчатки. Полагались также серый плащ с петлицами на воротнике и плечевыми знаками, серая офицерская шинель и серый капюшон. Такую же форму носил уездный исправник, но вместо серебряного прибора – золотой.

Полицейское управление осуществляло наблюдение за скорым и точным исполнением законов, постановлений и особых распоряжений правительства. Кроме этого, обеспечивало охрану общественного порядка, подавление революционного движения, осуществляло надзор за публичными собраниями.

Главой полицейского управления, а следовательно, и всей власти в городе и уезде был уездный исправник. С установлением в 1889 году должности заседателя уездного полицейского управления, уездный исправник в сфере своей деятельности окончательно стал олицетворять всесильную и непререкаемую государственную власть, стоящую над органами местного самоуправления. Он назначался и увольнялся губернатором и был председателем уездного распорядительного комитета, директором уездного попечительского отделения о тюрьмах, членом уездного по воинской повинности комитета и других комиссий. Одной из самых важных его обязанностей было: «вразумлять сельских обывателей на счет их обязанностей и пользе и поощрять их к трудолюбию, указывать им выгоды распространения и усовершенствования земледелия, рукоделий и торговой промышленности, особливо же сохранение добрых нравов к порядку».

Уездный исправник обычно назначался губернатором из местного дворянства сроком на три года, но курганский исправник М. Иконников исполнял свои обязанности с 1805 года до Февральской революции 1917 года. Подобное исключение было позволено в результате того, что М. Иконников умел угождать губернаторскому начальству, а с другой стороны, он был служака, четко знал свои обязанности и неукоснительно выполнял все указания губернатора, о чем регулярно отчитывался.

Обладая неограниченной властью в уезде, он, однако, никогда не злоупотреблял ею. Для удобства управления сельским населением весь уезд был поделен на 5 полицейских станов во главе со становыми приставами:

1-й стан -

волости: Брылинская, Белозерская, Иковская, Мендерская, Салтосарайская, Тебенякская, Усть-Суерская и Шмаковская;

2-й стан -

Арлагульская, Дубровская, Лебяжьевская, Марайская, Михайловская, Моревская и Саломатовская;

3-й стан -

Елошанская, Казаркинская, Кривинская, Лопушинская, Лисьевская, Макушинская, Мотылевская, Моршихинская и Спасо-Преображенская;

4-й стан -

Глядянская, Давыдовская, Камышевская, Михайло-Архангельская, Плотниковская, Утятская, Чернявская и Чинеевская;

5-й стан -

Введенская, Мало-Чаусовская, Меньшиковская, Митинская, Падеринская, Сычевская и Черемуховская.

Имея свое постоянное местопребывание в уездном городе, исправник два раза в год разъезжал по деревням и селам для обозрения уезда и выполнения особо важных дел. Он следил за добросовестным исполнением своих обязанностей приставами, которые должны были приводить к повиновению ослушных, преследовать воров, разбойников, военных дезертиров и тыловых, а также взыскать подати. При этом он обращал внимание на исправность дорог, на правильность строительства домов и на другие детали жизни сельского населения.

В преступном отношении Курганский уезд сильно не выделялся. Многие крестьяне по ночам не закрывали двери на засов. Однако это продолжалось не долго. С ростом населения росло количество правонарушений, а это, естественно, привело к росту полиции.

В 1875 году появилась городская управа, в ней выделились функции купеческого и мещанского старост, что способствовало облегчению управления на местах. Город стал сложной социальной, экономической и культурной организацией. Один раз в 4 года проходили выборы гласных в городскую Думу, а Дума избирала на такой же срок городскую управу, куда входили городской голова и несколько членов. Система выборов обеспечивала в Думе большинство представителей капитала. Поэтому в число избирателей не попадали многие горожане. Представители имущих слоев населения вершили городские дела. Первым главой Думы был избран самый богатый купец города Федор Шишкин.

С ростом города увеличивались и расходы на содержание полиции. Если в 1876 году содержание полиции обходилось в 1715 рублей, то уже в 1892 году – 2675 рублей. Кроме этого, 320 рублей тратилось на содержание квартальных и двух разъездных полицейских надзирателей.

Курганская городская Дума установила в мае 1879 года ряд правил соблюдения содержания скота, приняла ряд решений по пресечению краж и грабежей. Она потребовала в каждом квартале учредить «десятского» старшину и по очереди назначать караульных со свистками, о каждом подозрительном лице доложить в полицию, курение на базарах и ярмарках строго запрещалось. Однако, несмотря на принимаемые меры, сдержать рост преступности не удалось.

Курган жил беспокойной жизнью. Массовый приток поселенцев, их неустроенность и плохая обеспеченность средствами для существования приводили к разного рода правонарушениям. Тюремный замок города был всегда переполнен. За 10 лет его работы с 1884 по 1895 гг. в совершении преступлений участвовало: в разбоях и грабежах – 140 ссыльных и 50 старожилов, в подделке монет и ценных бумаг – 30 и 20, занимающихся бродяжничеством, укрытием беглых и допустивших нарушения паспортного режима – 2650 и 290, сопротивление властям – 10 и 200, в преступлениях по государственной и общественной службе – 100 старожилов.

Часть преступлений носила политический характер, отражая сложную классовую обстановку в городе. В 1894 году через Курган прошла железная дорога, которая резко изменила уклад жизни города. Население стало еще более быстрыми темпами возрастать, капитализм набирать силу, социальное разложение еще более усугубилось. Пропасть между богатыми и бедными стала все больше увеличиваться.

Купец Балакшин построил машиностроительный завод по производству турбин для водяных мельниц и маслодельных машин, два крупных консервных завода, холодильник. Братья Шелягины построили завод жестяных коробок для обслуживания консервных заводов. Открыл и несколько мельниц, маслобоен, крахмально-паточный, кожевенный и винокурные заводы.

В городе Шадринске в начале XIX века открылись льнопрядильная ткацкая фабрика и овчинно-шубные заводы Мазова и Нечаева, пимокатные заводы Митрофанова и Заева, три паровые мельницы, несколько механических и деревообрабатывающих мастерских Труфанова и Каплина.

Толчок к ускоренному развитию промышленности в Зауралье дал иностранный капитал. Датская фирма «Брюлль и Тегерсен» построила в Кургане консервный завод, английская фирма «Юннон» построила колбасно-беконную фабрику и холодильник, австрийский капиталист Гамилю – пивоваренный завод. Появление сепараторов дало толчок бурному развитию маслоделия. Масло вывозилось в Англию, Германию, Данию.

Многие крупные поселки Зауралья стали специализироваться на выпуске какой-нибудь продукции. Так, например, жители села Шатрово и деревни Дворцы работали над выпуском валенок и выделке овчин. В других деревнях появилось кузнечное, бондарное, гончарное производство. Создавались ткацкие артели по пошиву шуб и т.д.

Вместе с ростом промышленности и торговли начала развиваться и банковская сеть. В Кургане открылся общественный городской банк, отделение Сибирского и Волжско-Камского банков, агентство Нижнегородско-Самарского и Ярославско-Костромского банков, два сельских банка – в Марайской и Шмаковской волостях. В городе Шадринске открылся общественный банк Пономарева и отделение Сибирского банка. Стала широко пополняться сеть кредитования.

Развитие промышленности и кустарного производства в Зауралье не изменило его аграрного характера, но привело к росту классового расслоения. Многие крестьянские хозяйства разорились, увеличилось количество бедняков и батраков. Вместе с тем образовался мощный слой кулаков, которые скупая, а где и захватывая лучшие земли, полностью закабаляли крестьян. В Кургане уже полностью насчитывалось 123 крупных скотопромышленника. В руках кулачества оказалось и маслоделье. В 1907 году они создали «Союз сибирских маслодельных артелей», который возглавил купец Балакшин А.Н. Союз объединял 760 маслодельных артелей. Население жестоко эксплуатировалось. Широко использовался труд женщин и подростков. Рабочий день продолжался по 12 часов.

Сильная налоговая система: казенных денежных сборов, мирских сборов и натуральных повинностей способствовала еще большему разорению многих крестьян. Крестьяне практически содержали всех начальников: волостных писарей, духовенство, ямскую гоньбу, школы и т.д. К тому, кто пытался не платить налоги, применялись самые жестокие меры вплоть до того, что отбирали имущество, скот, инвентарь.

Все эти трудности привели, в конце концов, к тому, что 1 мая 1905 года в Кургане было проведено первое массовое выступление, на котором присутствовало около тысячи человек, а осенью этого же года, 19 октября, в демонстрации уже принимало участие более шести тысяч человек.

Начавшаяся 19 июля 1914 года империалистическая война еще больше усилила народное бедствие и вызвала бурное возмущение трудящихся, которое переросло в г. Шадринске даже в вооруженное столкновение. В Кургане на консервном заводе Сорокина была объявлена стачка. Рабочие выступали против дороговизны продуктов питания и за увеличение зарплаты. В марте 1917 года в Кургане съезд представителей кооперативов принял решение ликвидировать должности исправников, становых, урядников, крестьянских начальников, волостных старшин, заседателей и сельских старост.

Под влиянием народных масс буржуазия вынуждена была произвести замену руководителей полиции, устранить крестьянских начальников и даже произвести аресты ярко настроенных монархистов. С формированием капитализма стала развиваться система найма рабочих рук. На купеческих промыслах работали, как правило, ссыльные или разорившиеся мещане. Рынок рабочей силы расширялся с притоком поселенцев и переселенцев, которые не могли сразу заиметь усадьбу и свое хозяйство.

Однако усиленный приток поселенцев, которые прибывали в Курган по разным судебным приговорам, накаляли социальную жизнь города. Старожилы стали сопротивляться приему новоселов в свой состав, так как за них приходилось платить подати и повинности, а также отвечать за побеги и различные проступки.

Курган вплоть до 1917 года был разделен на различные группы. Отсутствовало равноправие женщин, кругом сквозило невежество, безграмотность, бескультурье. Кражи в городе происходили ежедневно. Воровали как днем, так и ночью. Так, 24 июля 1914 года у домовладелицы Шедко украли много золотых и серебряных вещей на общую сумму около 100 рублей. Похищенные вещи полиция очень быстро нашла. 7 августа из квартиры портного на улице Центральной были выкрадены вещи на сумму 280 рублей. Урядник Свинухов незамедлительно принял меры, и преступник Михаил Шенявин был схвачен на железнодорожном переезде и заключен под стражу.

Появилось много мошенников с хорошо организованной рекламой. Так, например, банкирско-комиссионный дом Этьена Жильберна стал предлагать «премийные облигации». Реклама утверждала, что все его облигации выигрышные и фирма солидная, зарегистрирована в Париже. Множество горожан, желая получить этот выигрыш, посылают деньги по указанному адресу. Однако обратных ответов не получают. Когда стали выяснять, что это за фирма, то оказалось, что по указанному адресу сидит один писец в комнате, который в момент проверки уже отсутствует.

Нередко на улицах города возникали драки по различному поводу. Город жил своей жизнью. Каждый день здесь происходили какие-нибудь события: смешные и трагические, курьезные и обыкновенные. Граждане ко всему этому давно привыкли как к кражам, так и к пожарам.

Заметную роль в культурном развитии Зауралья сыграли ссыльные, особенно декабристы. Здесь жило 13 декабристов: Н.В. Басаргин, Ф.М. Башманов, А.Ф. Бригген, В.Н. Кюхельбекер, В.Н. Лихарев, Н.И. Лорер, М.А. Назимов, М.М. Нарышкин, И.С. Повало-Швейковский, А.Е. Розен, П.Н. Свистунов, Н.Ф. Фохт, Д.А. Щепин-Ростовский. Люди, получившие образование и воспитание в самых престижных учебных заведениях не только России, но и Европы, значительно повлияли на уклад жизни города, оказывая влияние как на политическое, так и культурное развитие населения. Они внесли заметный вклад в развитие народного образования. Непосредственно А.Е. Розен, А.Ф. Бригген, М.А. Назимов, П.Н. Свистунов, Ф.М. Башмаков, М.М. Нарышкин помогли единственному в городе уездному училищу деньгами, книгами, журналами, географическими атласами и картами, которые впоследствии послужили началом школьной библиотеки. Сами непосредственно обучали детей, занимались медицинской практикой, особенно И.Ф. Фохт. Оказывали влияние на развитие музыкальной культуры. Впервые в Кургане прозвучала в гостиной Нарышкина классическая музыка. М.А. Назимов, как замечательный рисовальщик, стал приобщать одаренных детей к изобразительному искусству, сами постоянно делали выставки рисунков. До сих пор хранятся в краеведческом музее прекрасные рисунки Е.П. Нарышкиной, А.Е. Розан, Н.И. Лорер. Писали мемуары о Сибири. Политическую деятельность, несмотря на все ограничения и контроль со стороны полиции, ссыльные продолжали и на поселении. Вопреки запретам, 26 мая 1845 года они отметили день рождения А.С. Пушкина.

Общенациональный политический кризис в России начала XX века привел к ускорению политизации всех слоев общества. В эти годы начинается организационное оформление партий, принятие их программ, определение стратегии и тактики деятельности. Всего в России в этот период насчитывалось свыше 100 политических партий.

Центром политической деятельности в Зауралье являлись города Шадринск и Курган. Пик активности всех партий пришелся на период революции 1905-1907 гг., после чего многие партии распались. Наиболее влиятельной в Кургане и самой крупной партией в Сибири была социал-демократическая партия. Она имела средства массовой пропаганды и очень сильно критиковала русско-японскую войну. Обстановка накалялась. 23 декабря 1905 года специальным указом в Курганском, Тобольском и Тюкалинском уездах объявляется военное положение. Вводится Челябинское генерал-губернаторство.

Несмотря на самые широкие карательные меры, революционное движение продолжало развиваться. Втягиваются в общественно-политическую борьбу сельская местность и особенно крестьяне-фронтовики. Они выступают против произвола и злоупотреблений местных властей.

Наиболее жестокие меры репрессий принимаются против социал-демократических организаций. Так, Курганский военный суд приговорил к 15 годам каторжных работ участницу местной социал-демократической организации А.М. Шумилову. В результате многочисленных арестов, спада рабочего движения, Курганская организация РСДРП прекращает свое существование. Численность политических организаций на Урале и в Сибири после революции 1905-1907 гг. сокращается. Усиливается интерес к деятельности партии эсеров – самой многочисленной и влиятельной в России.

В ответ на карательные меры властей эсеры проводят ряд террористических актов. Так, 31 мая 1906 года террорист-эсер Н.И. Попов убивает воинского начальника города Шадринска полковника Куньева. Произошла перестрелка с эсерами-террористами и в городе Кургане в январе 1908 года, в ходе которой было убито три жандарма.

Начало первой мировой войны в 1914 году сопровождается введением закона военного времени. Однако по мере осложнения социально-экономической ситуации растут антивоенные настроения и недовольство существующим положением дел. Снова начинаются стачки рабочих, растет недовольство среди крестьян, так как многие семьи лишились кормильцев, призванных на войну. Активизировала свою деятельность и буржуазия.

Начинают усиливаться разногласия и трения между большевиками, меньшевиками и эсерами. Правда, это более выражено происходит в центральной России, а в Кургане во время выборов в городскую Думу социалистические партии выступили совместно под названием «Объединенные социалисты» и практически выиграли выборы. Это позволяет в марте-июне 1917 года в Южном Зауралье сформировать многопартийную систему. Создаются органы Временного правительства и Советской власти. Издаются общественно-политические газеты, избираются заводские комитеты и профсоюзные организации.

Учитывая сложную обстановку в Кургане и в уезде, уездный исправник М. Иконников телеграфирует в Тобольск губернатору Лаппу и командующему военным округом Сухотину в Омск: «В Кургане неспокойно. Прошу Ваше Высокопревосходительство усилить, по возможности, гарнизон города Кургана». А в Курган пришло указание примерно такого содержания: «Патронов не жалеть!», что и сделал начальник военного гарнизона полковник Павлушин. Демонстрации были разогнаны и расстреляны.

Началась Первая Мировая война. Она требовала все новых и новых жертв, массу необходимых товаров и продуктов на содержание армии. В стране разразился кризис и, прежде всего, на сельскохозяйственные товары.

С каждым днем росла дороговизна на все продукты питания и товары. Мужское население поредело, началось значительное сокращение почти всех товаров. Катастрофически не хватало сукна и ситца, кожевенных изделий. Цены росли очень быстро и доходили до невероятных размеров. На железных дорогах появилась масса мошенников. Торговцы и спекулянты получали баснословные прибыли, а народ нищал.

Департамент полиции сформировал несколько сыскных отрядов по розыску спекулянтов и лиц, взвинчивающих цены. Один из таких отрядов был направлен на станцию Курган, местная полиция помогала им повсеместно.

Уездный исправник Иконников опубликовал в печати распоряжение, где было сказано, что отменяется запрет на ввоз и вывоз за пределы уезда многих продовольственных продуктов. Запрет сохранялся только на вывоз молока, масла и молочных продуктов. Министерством путей сообщения были приняты меры по улучшению отправки по железным дорогам продуктов питания. Однако принятые меры улучшений не дали. Дороговизна росла. Ни штрафы, ни тюрьмы не смогли сдержать повышения цен на предметы первой необходимости. Постановление Правительства и указания исправника никак не исполнялись. В столице сибирского маслоделия Кургане стало быстро повышаться в цене сливочное масло, но даже по этой цене его трудно было найти. Появились слухи о том, что какая-то мафиозная шайка спекулянтов скупает у крестьян масло и перепродает его по бешеным ценам в столице и других городах центральной России.

Курганская полиция, во главе с исправником Иконниковым, произвела ряд обысков, и шайка была раскрыта. Она имела в Кургане специальную контору, делавшую миллионные обороты. Заведовал ею некий «инженер Воробьев», который признался, что за пять месяцев «заработал» в Екатеринбурге 200 тысяч рублей. «Контора» закупала на местах масло по 29 – 30 рублей за пуд, а продавала его в Екатеринбурге, Москве и Петрограде по 100 – 120 рублей. При обыске в разных местах было изъято до тысячи пудов масла, приготовленного к отправке. «Компания» также скупала и битую птицу. Ниточка расследования потянулась в Екатеринбург. Там тоже обнаружили склад масла и битой птицы. В одном из бочонков были обнаружены медные слитки, предназначенные для продажи за рубеж.

Главарем шайки оказался купец второй гильдии Т.Н. Жданов. Он жил в Екатеринбурге и был ярым «борцом» с дороговизной. Состоял членом местного обывательского комитета и членом городской и продовольственной комиссии, а также директором екатеринбургского отделения общества попечения о тюрьмах. В ходе расследования была обнаружена его связь с прапорщиком 139 запасного пехотного полка А.А. Ждановым, который дислоцировался в г. Шадринске. Кто они были по родственной части, не известно. После этого громкого дела все чаще стали раздаваться голоса о коренной реорганизации продовольственной комиссии и чистки ее состава. За проведенную операцию уездный исправник получил благодарность от Тобольского губернатора Ордовского-Танаевского.

В борьбе с капиталистическим беспределом царское правительство все больше опиралось на войска и полицию. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов опубликовал проект об усилении полиции, согласно которому значительно увеличивалось число чинов уездной полиции, становых приставов, урядников и уездных стражников. Значительно возросла и стоимость содержания полиции.

Совет Министров утвердил положение о введении полицейской стражи в губерниях Сибири и предоставлял право направлять во всякие публичные собрания общественных организаций председателей административной власти с присвоением им полномочий в случае надобности закрывать эти собрания. Правительство установило в стране военно-полицейскую диктатуру, но усиление репрессий вызывает еще большие протесты. Нехватка продовольствия вынудила правительство пойти на введение принудительной хлебной разверстки.

Недостаток топлива привел к остановке многих предприятий. Все это усугублялось неудачами на фронте и политическим кризисом в правительственных кругах. Серьезный урон авторитету монарха нанесла распутинщина. Становится невозможным компромисс монархии с либеральной буржуазией. Непрекращающиеся забастовки сменяются митингами и демонстрациями. Самодержавие не в состоянии контролировать политическую ситуацию в стране. Многие военные гарнизоны поддержали революционные выступления.

КРУТЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Царь Николай II отрекся от престола. В стране победила февральская революция. В понедельник 27 февраля 1917 года Курган получил телеграмму о революции в столице и отречении царя от престола. Однако местные полицейские власти на три дня решили притормозить публикацию этого известия. В ночь на 2 марта собралось экстренное совещание во главе с уездным исправником Иконниковым. На этом собрании присутствовали представители военного и гражданского ведомства. Постановили: «С целью сохранения порядка в городе столичные вести не публиковать».

Однако население города узнало о событиях в столице через другие каналы, рабочие забастовали. Типография опубликовала текст телеграммы. Народ с красными флагами вышел на улицы. В ночь с 4 на 5 марта 1917 года на конспиративной квартире собрались офицеры 34-го Сибирского запасного стрелкового полка, расквартированного в Кургане. Это были в основном эсеры. Они обсудили петроградские события и решили действовать. Они избрали Временный исполнительный военный комитет в составе: Петрова К.М., Петрова М.Н., Мирзаева, Гребенщикова и Сидоренко.

Рано утром 5 марта революционно настроенные части полка выступили из казарм с полной боевой выкладкой и очень быстро произвели аресты полиции и жандармерии, захватили почту, телеграф и телефонную станцию. Все арестованные были направлены в Курганскую тюрьму. Революция в Кургане совершилась. В этот же день «отцам города» был объявлен ультиматум и они, вместе с военными, по примеру других городов, создали коалиционный орган власти – Курганский комитет общественной безопасности. 7 марта на очередном заседании КОБа было проведено судебное расследование по делу Курганской полиции. На заседании присутствовали бывший Курганский уездный исправник Иконников, его заместитель Гурский и другие полицейские чины, оказавшие сопротивление новой власти. Все они были заслушаны. Осуждены были исправник и его заместитель. На этом Курганская полиция прекратила свое существование. На смену ей пришла милиция.

8 марта 1917 года в помещении городской управы состоялось заседание Курганского комитета общественной безопасности в присутствии многочисленной публики. Председательствующий эсер М.К. Сажин объявил повестку дня и предоставил слово курганскому лидеру Конституционно-демократической партии («Народной свободы») кадету Г.В. Татаринову, который выступил с докладом о реформе административно-полицейского строя. Практически он зачитал положение о городской милиции, состоящее из одиннадцати пунктов:

  1. Вся полнота власти в городе должна быть передана начальнику городской милиции.

  2. Курганский комитет общественной безопасности избирает его из своей среды.

  3. Так же избирается его помощник.

  4. Части города те же, что были и раньше, с добавлением участка около железной дороги.

  5. Во главе каждого участка – заведующий милиционным районом, назначаемый начальником городской милиции. Милиционеров должно быть 50. Столько же и городовых, которые исполняют обязанности рассыльных: эти обязанности не могут быть соединены с почетными обязанностями милиционеров, а потому рассыльные будут особые.

  6. Начальник милиции заменяет исправника, который был и председателем воинского присутствия, деятельность этого присутствия и теперь необходима.

  7. При полицейском управлении остается уездный распорядительный комитет, который заведовал хозяйством всего уезда вместо земства. Председателем его должен быть один из членов Исполнительного Комитета.

Следующее коллегиальное учреждение – комитет по отсрочкам для лиц, призываемых к исполнению воинской повинности. Председателем его может быть начальник милиции или его помощник.

  1. При начальнике милиции должен быть штат рассыльных, количество которых определяется по его усмотрению.

  2. Санитарная часть переходит в ведение города.

  3. Обо всех принятых мерах сообщать Министру внутренних дел и тобольскому губернатору.

  4. Начальник милиции избирает заведующего милицией на железной дороге, жандармов он назначает по соглашению с союзом железнодорожных служащих.

Обсуждение положения о милиции проходило бурно, каждый стремился внести свои предложения. Например: кадет Татаринков предложил, чтобы милиционеры несли службу в две смены. С ним согласились. Социал-демократ Елькин предложил, чтобы начальник милиции подчинялся комитету общественной безопасности. С ним согласились.

Единственная женщина-комиссар Временного правительства по шестому району Курганского уезда из села Лопатинского, член Курганского комитета общественной безопасности А.К. Фефелова возразила, что у начальника милиции слишком много обязанностей. Однако ее не поддержали, возразив, что столько же обязанностей возлагалось и на уездного исправника. Были и другие предложения. При голосовании был добавлен еще один пункт, который гласил: «Для заведования железнодорожной милицией на участке, прилегающем к городу Кургану, начальник милиции назначает особое лицо. Жандармы пока оставлены, а некоторые полицейские обязанности возлагаются на железнодорожных служащих».

На этом же заседании Исполнительного комитета (КОБа) было внесено предложение избрать начальником Курганской уездной милиции прапорщика 34-го запасного Сибирского стрелкового полка, бывшего члена третьей Государственной думы эсера Константина Матвеевича Петрова. После тайного голосования он был почти единогласно избран на эту должность. Воздержался один – кадет Успенский. Начальником милиции Петрова К.М. избрали заочно. Он в это время находился на приеме у командующего войсками Омского округа генерала Григорьева и доложил ему рапортом о революции в г. Кургане.

Так курганцы, после свержения монархии, впервые получили уроки демократии. Тогда в начале 1917 года все были вместе: и эсеры, и кадеты, и социал-демократы. А о большевиках в Кургане в то время еще не знали и не ведали. Они появились в Кургане перед самым октябрьским переворотом.

Время летело стремительно и так же стремительно принимались решения, раздумывать было некогда. 9 марта 1917 года в курганской «Народной газете» уже было опубликовано объявление:

«Граждане!

Для охраны порядка необходима городская милиция. Желающие вступить в нее приглашаются записываться в бывшем полицейском управлении. Желательно раненые, утратившие часть трудоспособности, но чувствующие в себе силу и способности служить по охранению общественной безопасности в городе Кургане и железнодорожных поселках.

Бывший член 3-й Государственной думы,

прапорщик Петров».

Первый начальник Курганской милиции К.М. Петров, вернувшись из командировки в г. Омск, возмутился тем, что его избрали начальником без его согласия и он – против. Мотивируя это тем, что его влечет более широкая общественная и политическая деятельность, чем исполнять обязанности начальника милиции.

Отказавшись от должности начальника милиции, он представил 18 марта на обсуждение Исполнительного комитета Положение о Курганской городской милиции, над которым особая комиссия, во главе с Петровым, работала 4 дня. Согласно этому проекту Курганская милиция объявлялась народной и должна состоять: из начальника, помощника начальника, трех участковых начальников милиции, 30 милиционеров и штата канцелярских служащих: одного секретаря, двух столоначальников, 6 писцов и 10 посылочных и сторожей. Все они избирались на широких демократических началах и приглашались по вольному найму с гарантированной зарплатой среднего месячного жалованья рабочего. Учреждался милиционный комитет в составе по одному представителю от каждого из четырех избирательных участков.

20 марта 1917 года в «Народной газете» вновь появилось объявление: «Женщины, желающие поступить в милицию, записываются в бывшем полицейском управлении у заведующего, прапорщика Примо». Через несколько дней на должность рядовых милиционеров было принято 24 человека, среди них были и женщины. Вместе с тем, желающих быть участковыми начальниками не находилось. И тогда в газете вновь появилось еще одно объявление:

«Граждане города Кургана!

Желающие занять внештатную должность участкового начальника милиции благоволят подать заявление на мое имя с указанием следующего:

  1. Имени, отчества и фамилии:

  2. Службы до настоящего времени;

  3. Возраст

  4. Фамилии граждан (не менее двух), которые могут удостоверить прежнюю деятельность кандидата.

Месячный оклад жалованья – 150 рублей, на наем писца – 40

рублей, на квартиру и канцелярские расходы – 30 рублей.

Просьба подать заявление в ближайший день по напечатании настоящего объявления.

Начальник Курганской городской милиции прапорщик Косов».

Граждан, желающих видеть начальника милиции, он принимал ежедневно с 10 до 13 часов.

По своей природе, структуре и деятельности курганская городская милиция Временного правительства коренным образом отличалась от царской полиции. По завершении формирования милиции губернский комиссар Временного правительства телеграфировал в управление милиции Министерства внутренних дел: «Старые чины полиции частью уволены, частью ушли сами, ибо нельзя, как прежде, брать взяток, а казенное жалованье ничтожно».

7 июня 1917 года в Курган прибыл вице-директор департамента милиции, чтобы лично ознакомиться с положением дел в курганской милиции. Он отстранил от исполнения должности начальника уголовного отдела Толчинского как несоответствующего назначению и предложил провести подробную ревизию уголовного отдела. Обследовав участковые отдела милиции, вице-директор нашел их в удовлетворительном состоянии.

Вскоре после этого начальник милиции города Кургана издает приказ, в котором касается этики подчиненных ему младших чинов милиции, требуя корректного, доброжелательного отношения последних к просителям, не допуская пренебрежительного отношения и служащих к ним. Предупредительность, заботливость, защита интересов и нужд мирного населения ставится начальником милиции во главу угла всей служебной деятельности подчиненных ему чинов. В это же время отзывается в Иркутск надзиратель 2-го округа Омского акцизного управления Я.В. Фелицин и назначается с 21 июня старшим ревизором Василий Николаевич Матвеев.

Как видно из вышеизложенного, Временное правительство и исполнительные комитеты на местах принимали самое активное участие в становлении и укреплении милиции. Для того, чтобы понять, как формировалась и действовала милиция Зауралья в период Временного правительства и после социалистической революции, надо ознакомиться со сложившейся в тот период экономической обстановкой и настроением масс.

Курганский уезд в основном был аграрным районом. Как было отмечено, в начале ХХ века в Кургане начинает развиваться промышленность. Происходит это в основном за счет вложений иностранного капитала. Но капитализм стал проникать во всю хозяйственную жизнь деревни, что привело к росту классового расслоения крестьян. С одной стороны, появился мощный слой кулачества, зажиточных хозяйств, с другой стороны, увеличилось количество бедных и батраков.

В Зауралье помещичьих землевладений не было. Крестьяне относились к разряду государственных крестьян и вели хозяйство на казенных землях, перешедших в их постоянное общинное пользование. С появлением зажиточных хозяйств они за бесценок скупали у крестьян земельные наделы и еще больше богатели. В их руках оказалась маслодельная кооперация и другие. Число бедных росло с каждым годом. Например, в Мишкинской волости они составляли уже 55,3%, в Воскресенской – 51%, в Кислянской – 49,9%.

Существовала сильная налоговая система казенных денежных сборов, мирских сборов и натуральных повинностей. К тем, кто не платил налоги, применяли самые жестокие меры, вплоть до того, что отбирали имущество, скот, инвентарь. Кроме этого, было сильно развито взяточничество. Все это породнило недовольство и возмущение крестьян.

В марте 1917 года в Кургане состоялся съезд представителей кооперативов, на котором было принято решение: ликвидировать должности исправника, становых, урядников, крестьянских начальников, волостных старшин, заседателей и сельских старост.

Под влиянием недовольства крестьян руководители уезда вынуждены были многие пункты решения выполнить. В это время крестьяне Белозерской волости отобрали землю у купца Губанова, в Падеринской – у Соколова, в Шадринском уезде – у Квашнина, подобные действия начались и в других волостях. Нарастало недовольство народных масс. 8 – 9 апреля 1917 года в Кургане состоялся первый крестьянский съезд, на котором присутствовали 300 человек. Они потребовали отмены частной собственности на землю и передачи ее без выкупа народу.

Только что избранный Курганский Совет рабочих и солдатских депутатов 18 марта принял решение о восьмичасовом рабочем дне и повышении заработной платы. Капиталисты с этим согласились.

Вместе с экономической все больше усиливается и политическая борьба. Эсеры захватывают руководство в Советах. Вместе с кадетами и, как раньше говорили, меньшевиками они прибирают к рукам все средства массовой информации, прежде всего газеты. Все они наперебой твердили: оказать доверие Временному правительству и продолжать войну до победного конца.

18 апреля 1917 года рабочий класс в Кургане организовал мощную демонстрацию с флагами и плакатами, с пением революционных песен. В демонстрации приняли участие все рабочие, служащие, поляки, эстонцы, латыши, военнопленные австрийцы, в том числе эсеры и кадеты. Все хотели революционных преобразований.

В поисках выхода и наведения порядка в стране Временное правительство неоднократно меняло министров внутренних дел, руководителей милиции, произвело аресты явных монархистов. Но это не помогло. Тогда в июле формируется новый состав Временного правительства во главе с Керенским, который решительной рукой стал наводить порядок. Первое, что он сделал, - разогнал демонстрацию рабочих и крестьян в Петрограде. Это еще больше возмутило народные массы и подтолкнуло их к еще более решительным действиям.

О победе вооруженного восстания в Петрограде в Зауралье узнали только 26 – 27 октября. В Кургане состоялся митинг, участники которого поддержали события в столице. Однако эсеры 27 октября на исполкоме Курганского Совета рабочих и солдатских депутатов высказали мнение против захвата власти большевиками. Рабочие потребовали переизбрать исполком, и 18 ноября 1917 года состоялось первое заседание вновь избранного исполкома, в составе которого большевиков было уже более 50 процентов.

25 – 26 октября состоялся II Всероссийский съезд Советов, на котором в числе тринадцати наркоматов был избран народный комиссариат внутренних дел. Первым наркомом внутренних дел стал А.И. Рыков. Однако этот пост он занимал всего девять дней. А.И. Рыков поддержал выдвинутое некоторыми членами партии требование о создании коалиционного правительства, в которое входили бы не только большевики, но и представители других социалистических партий. Это требование ЦК партии большевиков было отвергнуто. Тогда сторонники этой идеи, в том числе и Рыков, ушли из состава правительства. Правда, 28 октября А.И. Рыков успел подписать постановление НКВД «О рабочей милиции», которым на милицию возлагались функции охраны общественного порядка и военной силы.

30 ноября народным комиссаром внутренних дел был назначен Г.И. Петровский, который активно включился в формирование аппарата НКВД и народной милиции на местах. Предлагалось на 95% из 100 милицию сделать из рабочих и крестьян, чтобы она выражала волю и власть большинства народа. Петровскому помогали Ф.Э Дзержинский, М.В. Фрунзе.

В Кургане на должность начальника милиции был избран эсер Пляхинский. Однако вместо того, чтобы укреплять правопорядок в уезде, он вошел в преступную связь с одним из руководителей банды Ведерниковым, продал ему оружие, снабжал его необходимой информацией.

Надо отметить, что Временное правительство провело полную амнистию и выпустило на свободу убийц, воров, грабителей. В Курганском уезде из числа недовольных советской властью и бывших уголовников сформировалось несколько банд. Наиболее крупными были банды Ведерникова, Кольки Шпона и шайка Клуни. Налеты этих банд отличались особой жестокостью и цинизмом. Они грабили крестьянские дворы, угоняли скот, убивали всех, кто их не поддерживал или оказывал сопротивление. Когда преступная связь Пляхинского была установлена, он был предан суду и расстрелян.

В начале 1918 года на должность начальника Курганской милиции избирается Лавр Васильевич Аргентовский. Это был молодой человек, участвовавший в вооруженном восстании в Петрограде и вернувшийся в Курган, где проживали его родители. Обстановка в Кургане в этот период была просто ужасной. С одной стороны - саботаж всех решений власти эсерами и реакционно настроенными чиновниками, с другой стороны – разгул преступности. Грабежи и убийства достигали крайних размеров. Даже в дневное время совершались бандитские налеты на граждан и дома.

В этой сложной обстановке Л.В. Аргентовский сумел собрать вокруг себя наиболее подготовленных в военном деле людей. За короткий промежуток времени создал конный отряд милиции, по возможности его вооружил и провел несколько операций по разгрому банды Ведерникова и Шпона, которые прятались в лесах недалеко от Кургана.

Принятые меры вселили надежду у местного населения, что новая власть наведет порядок в уезде. Однако в ночь на 3 июня 1918 года белочехи, четыре эшелона которых стояли на станции Курган, совершили контрреволюционный переворот. Они провели аресты видных партийных и советских руководителей в уезде и городе и тех, кто их поддерживал. В Курганскую тюрьму было брошено более 500 человек.

После жестоких издевательств 15 сентября 1918 года белочехи вывели из городской тюрьмы под усиленным конвоем десять руководящих партийных и советских работников Курганского уезда, провели по улицам вечернего города, и за полотном железной дороги, в осиновом полке (ныне улица Химмашевская), без суда и следствия их расстреляли. Горожане, ставшие свидетелями этой кровавой расправы, плакали, но противостоять хорошо вооруженному отряду не смогли. В этот день трагически погибли:

Александр Павлович Климов - председатель первого большевистского комитета Курганской партийной организации, член исполкома совдепа, первый военный комиссар г. Кургана.

Евгений Леонтьевич Зайцев – председатель Курганского совдепа.

Иван Яковлевич Пуриц – первый редактор большевистской рабоче-крестьянской газеты «Известия Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» в г. Кургане.

Сергей Александрович Солодников – секретарь Курганского совдепа.

Лавр Васильевич Аргентовский – участник революционных событий в Петрограде. После свержения власти Временного правительства возвратился в Курган. Совдеп назначил его комиссаром горуездной милиции.

Владимир Владимирович Губанов – слесарь депо Курган, комиссар труда, член совдепа, военный комиссар.

Филипп Иванович Кучевасов – председатель следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала.

Александр Евстафьевич Мартынюк - секретарь Курганского уездного революционного трибунала.

Мартин Петрович Грунт – комиссар Курганской тюрьмы, член Курганского уездного революционного трибунала.

Григорий Михайлович Зырянов – член следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала. Однако одним расстрелом в Кургане белочехи не ограничились. Они разослали по станциям, деревням и селам сови карательные отряды и там не менее жестоко расправились с теми, кто поддерживал Советскую власть.

Карательный отряд под командованием поручика Гурского «наводил порядок» на территории Половинского и Глядянского районов. В селе Хлупово Половинского района они расстреляли Николая Климантова и 15 человек выпороли шомполами. В селе Башкирском расстреляли Кузьму Постовалова и Иллариона Корюкина, выпороли 23 человека. В селе Нижняя Алабуга Глядянского района расстреляли братьев Никиту и Ивана Жуниных, выпороли 40 человек.

В Шумихе белочехи арестовали работника милиции, Георгиевского кавалера, Иосифа Лукича Кузьмицкого, вывели его к железнодорожному пакгаузу и приказали копать себе могилу. Кузьмицкий улыбнулся и сказал: «Сам себя хоронить не стану!» Его убили выстрелом в упор и здесь же закопали.

В это же время Колчак, при поддержке Антанты и с помощью белочехов, объявил себя верховным правителем Сибири, занял Курган и многие другие города и села. В начале февраля 1919 года он провел мобилизацию в свою армию мужчин пяти возрастов – с 1893 по 1898 гг. Милиция на местах была разогнала или арестована, многие сотрудники прятались в лесах.

Однако в Курганском уезде колчаковцы не смогли задержаться надолго. Под мощными ударами сводного кавалерийского отряда, которым командовал Н.Д. Томин, к концу октября 1919 года все Зауралье было освобождено от банд «верховного правителя».

Курганцы не забыли расстрелянных красных комиссаров. Тела их были выкопаны и с почестями захоронены на площади им. Урицкого, недалеко от церкви Александра Невского, там, где в настоящее время расположен городской сад. Перенесли на поселковое кладбище и тело милиционера Кузьмицкого в Шумихе.

4 апреля 1921 года президиум Курганского исполкома рассмотрел вопрос «О памятнике на братской могиле» расстрелянных комиссаров. Был объявлен конкурс, и 27 апреля 1921 года было рассмотрено 7 проектов. Жюри остановилось на проекте памятника, который представил 206-й полк и 7 ноября 1921 года памятник был открыт. После чего курганцы провели демонстрацию и митинг.

Позднее, в 50-е годы, некоторые улицы города Кургана были названы в честь расстрелянных белочехами курганских руководителей.

В октябре 1957 года улица Быструшинская стала носить имя начальника милиции Л.В. Аргентовского. В этом же году появилась улица Губанова, затем Пурица, еще позднее, в августе 1959 года, улица Климова и т.д. Постепенно многие улицы областного центра стали носить имена расстрелянных в 1918 году комиссаров.

В 1919 году в Зауралье вырос хороший урожай. Хлеб поспел, а убирать его было некому. Мужчины были мобилизованы: кто в армию Колчака, кто в Красную армию. При этом белогвардейцы насильно угоняли с собой при отступлении даже стариков и подростков, для обслуживания армии забирали у крестьян лошадей. Кроме этого, в городах и селах свирепствовал тиф, вымирали целые семьи. Борьбы с этим злом практически не было, не хватало вакцины и медицинских работников.

29 августа 1919 года, вскоре после освобождения города от Колчака, на заседании Курганского Ревкома заслушали доклад председателя Воронцова «О сложившейся обстановке и мерах по организации работы в уезде» и приняли решение: заведующим уездной милиции назначить Федорова Федора Поликарповича, а заведующим городской милиции Чупина Поликарпа Ильича.

В это время население города Кургана уже составляет около 40 000 человек, город был разделен на три района, уезд – на 9. Начальниками городских отделов были назначены Водеников, Савельев, Мальханов. Им был выделен штат милиционеров в количестве 236 человек.

Резиденциями милиции в уезде были определены:

район

население

начальник милиции

милиционе-ров

1

с. Падеринское

50867

Громов И.Е.

25

2

с. Чесноковское

47235

Монсаров Ф.М.

32

3

с. Белозерское

38041

Иванов Г.Р.

23

4

с. Глядянское

38224

Сартаков И.

20

5

с. Байдарское

40637

Сычев Д.М.

22

6

с. Михайловское

36800

Лобков

20

7

с. Лопатинское

26702

Филиппов

24

8

с. Макушино

33640

Лобанов

19

9

с. Чаши

30680

Антипин М.Н.

20

26 сентября 1919 года при управлении городской милиции создается Курганское отделение уголовно-тайного розыска. Штат – 6 гласных сотрудников и три канцелярских служащих. Начальником был назначен Будаев. На вновь созданный уголовный розыск возлагалась борьба с преступностью и разными другими делами, в том числе борьба с винокурением и уничтожением буржуазно-кулаческого класса.

Ревком, ссылаясь на Инструкцию № 75 от 20 октября 1918 года «Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства», издает приказ, в котором говорится, что на работу в милицию могут быть назначены лица:

  • достигшие 21 года;

  • вполне грамотные;

  • признающие Советскую власть.

При поступлении на работу в милицию гражданин дает подписку и обязуется прослужить в милиции не менее 6 месяцев, безупречно подчиняясь приказам и распоряжениям. За дачу ложных сведений и нарушения своего обязательства члены милиции подлежат ответственности и высшей мере наказания по существующим указаниям.

Задачи милиции

  1. Стоять на страже интересов рабочего класса и беднейшего крестьянства.

  2. Охранять революционный порядок и гражданскую безопасность.

  3. Строго наблюдать за исполнением всеми гражданами декретов, законов и распоряжений.

Все должностные лица милиции за свои преступления подлежат ответственности по суду на одинаковых основаниях со всеми гражданами, причем несут высшую меру наказания.

Зарплата милиционера:

младшего пеший – 623 руб.

конный – 1183 руб.

плата за фураж – 560 руб.

старшего пеший – 665 руб.

конный – 1225 руб.

В это время напряжение в Сибири, в том числе и в Курганском уезде, возрастает.

Гражданская война, разруха, саботаж чиновников на местах, нехватка необходимых кадров создают невыносимую обстановку. Правительство, в целях ликвидации голода, объявляет продразверстку. Все излишки хлеба у крестьян изымаются, при этом очень часто допускаются перегибы. Все это отрицательно сказывается на настроении крестьян. Воспользовавшись этим, кулаки и эсеры стали проводить агитацию за свержение советской власти.

В г. Томске в 1920 году создается контрреволюционная организация «Сибирский крестьянский союз», цель которой была – свергнуть советскую власть, отделить Сибирь от России и избрать свое правительство. Во многих городах Сибири создаются штабы по подготовке восстания. За короткий промежуток времени мятежом была охвачена огромная территория Красноярского края, Томская, Омская, Петропавловская, Северное Приобье, Ишимская волость и другие районы.

Однако в Кургане быстрого распространения мятеж не получил. Работниками милиции был задержан на вокзале подозрительный человек. При совместной работе с чекистами выяснилось, что это бывший белый офицер Кириллов, который был связным контрреволюционного подполья. Приехал он к курганскому хлебозаводчику Ушакову, однако последний в лицо связного не знает. Тогда у чекистов родился план, послать на встречу к хлебозаводчику чекиста Забалуева, который отлично справился с этим заданием. Посещая явочные квартиры, склады с оружием, он быстро установил руководителей заговора. Командовал подготовкой восстания бывший штабс-капитан колчаковской разведки Ерофеев, специально оставленный для этой цели в Кургане.

Проведенной операцией чекистов и работников милиции ядро заговора в количестве 65 человек было арестовано. Однако Землин И.А. помощник командира конного отряда, стоящего в Кургане, ночью заехал к своему командиру, убил его и жену, ворвался со своими подручными на склад вооружения и, загрузив подводу оружием и патронами, скрылся в южных районах Курганского уезда (ныне Притобольный, Звериноголовский районы). Принятыми мерами часть оружия в некоторых селах удалось изъять.

Так, например, начальник милиции 4-го района Иван Сартаков, совместно с работниками милиции, провел операцию и изъял за одну ночь у населения 21 винтовку, 5 револьверов, три гранаты, а на заимке частновладельцев Поповых старший милиционер Гавриил Лыжин, совместно с общественниками, изъял 14 винтовок, наган и большое количество патронов. При этом были изъяты списки активистов, которые подлежат уничтожению в первую очередь. Подобные операции проводились и в других районах, однако это не смогло сдержать уже подготовленный мятеж.

9-10 февраля 1921 года по сигналу центра в Тобольске кулаки, совместно с эсерами, перешли к открытому вооруженному мятежу, который охватил Курганский, Тюменский, Ишимский, Ялуторовский и Петропавловский уезды. Совершая налеты на железнодорожные станции, озверевшие бандиты разбирали полотно железной дороги, спиливали столбы связи, увозили телеграфно-телефонное имущество. На три недели была прервана железнодорожная, а также прямая телефонная связь с Центральной Россией. На южном направлении в районах сел Глядянское, Звериноголовское в Курганском уезде действовала банда бывшего помощника командира казацкого отряда Землина И.А. и его адьютанта Рогозина А.П.

На восточном направлении действовала так называемая «Ишимская народная армия», в районе Ишимск-Петропавловск - «Восточная группа», к востоку от Петропавловска – «Петуховская группа», на участке железной дороги Мамлютка-Макушино – «Курганская освободительная дивизия» и «Казачья сибирская кавалерийская дивизия» под командованием полковника Токарева. Последняя действовала немного южнее участка железной дороги Петропавловск-Курган. Руководил мятежом в этом районе штаб Сибирского фронта во главе с начальником фронта эсером Родиным. Дислоцировал штаб в г. Петухове.

Восстание на почве недовольства тяготами продразверстки охватило всю Западную Сибирь и часть Челябинской губернии, прежде всего Курганский уезд. Оно было сопоставимо со знаменитыми Кронштадским и Антоновским восстаниями. Повстанцы выдвинули лозунги: «Да здравствует учредительное собрание!», «Даешь свободу торговле!», «Долой коммунистов!».

Для подавления восстания сил не хватало. Заведующий политическим бюро Кургана Рутке телеграфировал в Челябинск: «Банды в ночь с 29 на 30 апреля прорвали фронт, ревкомы, милиция первого и пятого районов эвакуировалась в Курган. Численность банды – 600 кавалеров и 400 человек пехоты». Местные власти могли выставить против повстанцев не более одного батальона милиции в количестве 60-70 штыков.

Приказом Президиума местного исполнительного комитета Советов от 12 февраля 1921 года Курганский уезд был объявлен на военном положении. Уполномоченным по введению военного положения был назначен командир 206-го полка внутренней службы Красиков, а затем Метелев. На борьбу с мятежом были мобилизованы военные части – отряды частей особого назначения (ЧОН) и милиция. Для общего руководства был создан оперативный штаб. Начальники районных уездных отделений милиции формировали вооруженные отряды из сотрудников милиции, членов волревкомов, сельревкомов, продовольственных отрядов. Из города Омска и Центральной части России в Зауралье были подтянуты части Красной Армии, броневой дивизион ВЧК – ОГПУ под командованием Н.Я. Николаева.

В районах, охваченных мятежом, началась дикая расправа с коммунистами и сельскими активистами, разрушались сельскохозяйственные коммуны, избы-читальни, школы. Расхищались продовольственные склады, прерывалась железнодорожная и телеграфная связь. На охваченных мятежом территориях была проведена мобилизация мужского населения от 16 до 50 лет.

Положение создавалось угрожающее. Кругом сквозила ненависть и страшная жестокость. В с. Носково Марайской волости кулаки избили гражданина Меньщикова, отрубили у него подбородок, пальцы рук, выкололи глаза. В Тебенякской волости под снегом обнаружили 29 трупов, среди них председатель волисполкома Мауров, военком Зырянов, старший милиционер Федоров. Все трупы раздеты, страшно обезображены, отрублены руки, носы и т.д. Многих опознать невозможно. Несмотря на численное превосходство отрядов бандитов, работники милиции очень часто вступали с ними в неравный бой и побеждали.

Так, отряд начальника 1 района уездной милиции Иванова Григория Романовича в составе: делопроизводителя Салтыкова П.М., старших конных милиционеров Егорова А.Е. и Князева Г.Н., младших конных милиционеров Пушкова К.В., Алехина И.В., Емельянова В.Д., Шестакова Ф.Ф., Киселева Я.М., Дубинкова Г.Ф., Губанова З.И., Бедко М.С., Минина Т.М., Мергенева З.П., Кочановского Г.И., Федорова Г.И. 9 февраля в с. Барашкове разбили бандитский отряд под командованием Лондана, 43 бандита взяты в плен. 11 февраля в с. Варгаши отбили нападение бандитов на элеватор, в котором хранилось 360 пудов хлеба.

12 марта в д. Носково Марайской волости разбили отряд бандитов под командованием Федорова и Урванцева. Взято в плен 150 вооруженных бандитов. 25 марта из с. Песьяное Макушинской волости выбили еще один бандитский отряд, взято в плен 480 человек.

Успешно вели агитационную разъяснительную работу среди мятежников начальник 4 района уездной милиции Рыбин Петр Игнатьевич, старшие конные милиционеры Рыльских Василий Федорович и Васильев Андрей Петрович. На станциях Макушино, Лебяжье, в с. Моревское, Лопатинское, Кривинское они смело входили под видом недовольных Советской властью в банды, разъясняли восставшим сложившуюся обстановку и принимаемые меры к подавлению мятежа, и, как правило, это действовало. Восставшие сдавали оружие и прекращали всякие воинские и разрушительные действия.

Подобную работу с мятежниками в селах Белозерском, Лопатинском, Кривинском проводил помощник начальника 8 района уездной милиции Порохин Григорий Дмитриевич. Он участвовал в митингах, сходках мятежников и проводил разъяснительную и агитационную работу, передавал информацию в отряд милиции 8 района, что способствовало успешному ведению боев против восставших. Особенно ярко отличались своими решительными действиями сотрудники его отряда конные милиционеры Куракин Яков Герасимович и Моржин Петр Лаврентьевич.

Милиционер курганской милиции Осипов Михаил Абрамович, командуя маленькой группой сотрудников в количестве 4 человек в с. Падеринском, когда банда совещалась в здании волисполкома, направив винтовки в окна и пригрозив, что дом окружен и в случае сопротивления все будут уничтожены, сумел разоружить 170 человек. В период мятежа Осипов М.А. принимает участие во многих операциях, получает несколько ранений, однако об отдыхе не помышляет.

Успешно сражался с бандитами отряд милиции г. Шадринска под командованием Чичеланова Федора Георгиевича.

Умело организовали оборону работники милиции и активисты в с. Елошное. Вокруг свирепствовали банды мятежников, но попытки захватить село заканчивались безуспешно. Здесь они получали достойный отпор, Елошное выдержало полуторамесячную осаду. В боях по ликвидации мятежа сотрудники милиции проявили высокий героизм и беззаветную преданность молодому советскому государству.

Так, в ночь на 10 февраля бандиты неожиданно захватили с. Чаши, окружили дом начальника милиции Антипина Михаила Нефедовича, завязалась перестрелка. Бандиты отступили. В этой суматохе, в темное время Антипин сумел бежать в соседнее село. Однако снова его дом был окружен бандитами. До последнего патрона отстреливался начальник милиции от наседавших мятежников, а последним патроном покончил с собой. Разъяренные бандиты вытащили его тело на улицу, раздели донага, долго над ним издевались, а затем привязали его к лошади веревкой и возили по селам для устрашения.

21 апреля 1921 года милиционер 5-го района милиции Георгий Кузнецов вместе с сотрудниками находился в разведке у села Саломатное. Бандиты окружили разведку и открыли по ним огонь. Однако сотрудники сумели прорвать кольцо и скрылись. В это время был ранен Кузнецов и упал с лошади. Несмотря на ранение, он сумел уничтожить нескольких бандитов и был ими зарублен шашками.

Когда бандиты ворвались в село Шмаково, местный отряд из работников милиции и активистов укрылся в церкви и в течение суток отстреливался. Когда боеприпасы кончились, бандиты натаскали к церкви соломы и подожгли ее, церковь загорелась. Милиционер Трушечкин, поднявшись на колокольню, встал в проем и крикнул: «Надо меня?! Возьмите!» и бросился вниз, охваченный пламенем. Разбитый о землю труп еще долго терзали бандиты. Всего в огне погибло 16 человек.

При освобождении Арлагульской волости геройски погиб милиционер 1-го района Александр Иванович Мазанов.

На окраине далекого села Семискуль Мокроусовского района стоит скромный памятник. Это братская могила 70 красных воинов, павших в бою с мятежниками в 1921 году. Эта могила – последняя пристань бойца конного отряда милиции г. Кургана Катанаева Ивана Федоровича. Он храбро сражался и погиб на поле боя от злой бандитской пули.

В эту командировку он мог бы не ехать, так как накануне он был ранен. Однако он не смог лежать на больничной койке, когда гражданская война полыхала за окном, когда бандиты без суда и следствия уничтожали всех, кто поддерживал советскую власть. «Не время отлеживаться – сказал он и жене Екатерине – надо бандитов бить» и выехал с отрядом. Не довелось Ивану Федоровичу больше вернуться в родной дом. В жестокой схватке с бандитами он пал смертью храбрых.

Для ликвидации банды Землина по решению исполкома был сформирован небольшой отряд работников милиции под командованием начальника 2-го района милиции Макарова Филиппа Матвеевича. Однако, преследуя банду, отряд неожиданно напоролся на засаду около деревни Лаптево. В этом бою погиб Макаров Ф.М. и двое сотрудников уездной милиции.

12 января 1921 года погиб в неравном бою около деревни Ялым милиционер 4-го района Егор Тимофеевич Ермаков, принимавший участие в работе волостного съезда. Обладая не дюжей силой, он в рукопашном бою раскидал наседавших на него бандитов, однако силы были неравные. Друзья нашли его тело раздетое и сильно изуродованное недалеко от дороги.

В августе 1921 года в окрестностях деревни Алабуга был убит милиционер В.Ф. Просвирин, преследовавший банду Землина. В феврале того же года погиб в селе Одинцово начальник 5-го района милиции Дмитрий Матвеевич Сычев.

Младший милиционер Чашинской волости Бразильский Иван Семенович и конный милиционер Комаров Северьян мужественно отстреливались от наседавших бандитов в селе Чаши почти до последнего патрона, оба погибли в этом бою. Зверски растерзан бандитами старший конный милиционер Бибиков Семен Иванович, старший милиционер Бутаков Константин и младший милиционер Бердников Григорий, старший милиционер Тебенякской волости Федоров Давыд Николаевич и Гришаков Георгий. Всего погибло в ходе мятежа 64 работника милиции. Только в Петуховском районе погиб почти весь гарнизон милиции в количестве 17 человек:

Голубев Тимофей, Голубев Антип, Бударов Егор,

Ягин Иван, Ананько Константин, Шашков Иван,

Васильев Федор, Коньков Иван, Григорьев Пантелей,

Сахаров Федор, Игишев Сергей, Власов Петр,

Ломакин Иван, Поляков Александр, Матюшенко Никита,

Семенов Иван, Косинцев Григорий.

Однако долго мятеж не мог продолжаться. Центральной России нужен был хлеб Сибири. В стране свирепствовал голод.

В середине февраля образцовый отряд высшей военной школы Сибири, под командованием Рослова, прибывший из г. Омска, разгромил «Восточную группу» мятежников, а 16 февраля части Красной Армии вместе с коммунистическим отрядом освободили г. Петропавловск. Для освобождения железной дороги к Западу от Петропавловска был направлен специальный отряд под командованием Звездова. Навстречу им из Кургана выдвинулись части 69 бригады Сибирского полка. Это позволило избежать возможность захвата Кургана мятежниками. В первых числах марта было завершено освобождение железной дороги на участке Петропавловск-Курган. Против казачьей «Сибкавдивизии» в районе казачьих станиц была двинута кавалерийская отдельная бригада.

Особенно беспокоили всех мятежники к северу от Петропавловска. Здесь был основной центр восстания. 1 марта 1921 года части Красной Армии перешли в решительное наступление и в этом районе Курганского уезда. Из района южнее Ишима наступление повели 181 и 256 полки, с юга, со стороны Петропавловска, образцовый отряд Высшей военной школы Сибири, к Западу от него действовали части 21 дивизии и два полка 28 стрелковой дивизии.

В деревне Локти наши части встретили упорное сопротивление мятежников. Более суток продолжался ожесточенный бой, и лишь к вечеру 3 марта сопротивление было сломлено. Наши части заняли деревню Локти. Перестало существовать гнездо «Ишимской народной армии», которая потрепанная отошла в район д. Пеганово-Смирново. Выбиты были далеко на юг мятежники и на участке железной дороги Голышманово-Ялуторовск.

В результате наступления Красная Армия зажала в кольцо окружения части «Ишимской народной армии», «Курганской освободительной дивизии» и «Петуховской группы». В стане восставших начался разброд. Среднее крестьянство, поняв безысходность положения, стало отходить от мятежников и разбегаться по домам. А кольцо регулярных войск продолжало сжиматься. На помощь частям подошли полки 63 бригады и Беломорского военного округа.

Поняв сложность положения, боясь ответственности за содеянное, руководители кулацко-эсеровского восстания сосредоточили свои силы в районе с. Армизонское, где в основе была «Курганская освободительная дивизия», и 8 марта обрушились на левый фланг 6-го запасного пулеметного батальона и после ожесточенного боя прорвали окружение и заняли дер. Кайнак, Иваново, Северо-Дубровное.

На помощь пулеметному батальону был выслан десант с бронепоезда № 51 и оружейно-пулеметный полк 85 бригады. Стремительными ударами прорыв был ликвидирован, и кольцо снова замкнулось. Однако значительная часть мятежников успела уйти часть на север уезда, а часть на запад. При этом очень много просто разбежались по домам.

В конце марта основные силы мятежников «Ишимско-Петропавловской армии», зажатые в кольцо, были разгромлены. Однако отдельные разрозненные банды головорезов долгое время продолжали бесчинствовать на территории Курганского уезда. Они совершали покушения на руководителей районов, нападали на крестьян, забирая хлеб, угоняя скот. Особенно злобствовали в это время банды Бардакова и Булатова. Ликвидация этих банд затянулась до осени 1921 года, возглавил ее коммунистический отряд под командованием Степана Ермиловича Гришина. Курганская городская милиция организовала и отправила на борьбу с бандитами резерв милиции под командованием начальника отряда Панасюка.

Во многих ожесточенных схватках с бандитами принимал участие конный отряд милиции. В одном из таких боев командир отряда был тяжело ранен.

Бесславно закончил свой путь бывший помощник начальника конного отряда, стоящего в г. Кургане, Землин И.А., руководитель восстания на юге Курганского уезда. Выбитый из Утятского, а затем Глядянского районов, он вместе со своими сподвижниками бежал в Казахстан. Однако отряд работников милиции, активистов и красноармейцев под командованием военкома Озернинской станции окружили банду в ауле. Завязался бой, в ходе которого основное ядро банды было уничтожено, часть взята в плен. Землин вместе со своим адъютантом Рогозиным на лошадях сумели скрыться. Однако отряд военкома выследил беглецов и окружил дом в селе Николаевка Звериноголовского района, где прятались бандиты. Перестрелка продолжалась долго. Тогда один из бойцов отряда подкрался к избе и бросил в окно гранату. В результате взрыва бандиты погибли. Так завершил свой путь еще один из руководителей кулацко-эсеровского восстания в Курганском уезде в 1921 году.

В марте 1921 года в Курган приехала выездная сессия военно-революционного трибунала и рассмотрела дела на всех арестованных бандитов. За зверства, насилие, издевательства над людьми, за попытку свергнуть советскую власть многие из них были приговорены к высшей мере наказания.

Участвуя в ликвидации повстанческих отрядов бойцы особого назначения нередко превышали предоставленные им полномочия, расстреливая задержанных по подозрению в связях с бандитами. Точно так поступал и начальник Верхнеуральской горуездной милиции А.А. Гейнеман, который лично расстрелял в 1920 году 19 человек. Губревтрибунал приговорил его к 1,5 годам лишения свободы. Позднее он был реабилитирован и направлен в Курган начальником Управления горуездной рабоче-крестьянской милиции. Имели место и внесудебные вынесения и приведение в исполнение смертных приговоров командирами отрядов, направленных на ликвидацию дезертиров, повстанцев.

Подобные факты не добавляли авторитета Советской милиции. Ее просто все боялись. Повстанческое движение силовым путем до конца ликвидировать не удалось, оно пошло на спад только после отказа от методов «военного коммунизма».

Гражданская война, засуха в 1921 году привели к полному развалу сельского хозяйства и к страшному голоду. Если до войны из Курганского уезда вывозилось в год:

  • 5,5 млн. пудов хлеба;

  • 1 млн. пудов масла;

  • 15 тыс. голов крупного рогатого скота;

  • 4 тыс. свиней;

  • 30 вагонов яиц и т.д.

Большая часть этих продуктов шла за границу на экспорт.

За время войны 1914 года, революции и гражданской войны посевные площади сократились в 6 раз, а крупный рогатый скот уменьшился наполовину. Неурожай 1921 года вогнал экономику страны и уезда в полную разруху. Общий сбор хлеба на душу населения составил 10-15 пудов, а кое-где доходит и до 6-7 пудов. В то время, когда до войны он составлял 20 пудов.

Число голодающих в уезде с каждым годом увеличивалось. Если к концу 1921 года их было 15464 человека взрослых и 14000 детей, то уже в первом квартале 1923 года голодало более 55000 человек в уезде и более 3000 человек в Кургане.

Сложившееся положение в городе и уезде очень хорошо просматривается из докладной начальника горуездной милиции Воденикова Ф.П. от 15 февраля 1922 года: «Продовольственное положение населения в очень тяжелых условиях. В 17 волостях уезда царит непомерный голод. Население питается исключительно суррогатом. Очень большое увеличение голодной смертью. 20% населения совершенно обессилело и не может даже для себя принести суррогат».

«За март 1922 года обнаружено 26 трупов на улицах города и в уезде. Часть из них умерла от голода, а большинство убиты с целью грабежа. Массовые случаи краж собак, которых съедают. Произошло несколько случаев, когда граждане убивают детей, а потом себя».

Начали развиваться эпидемии, в том числе и холера. Положение складывалось очень плохое. В докладных постоянно просматривалось колебание населения по поводу уверенности в Советскую власть. Снова появились эсеровские прокламации, призывающие к свержению Советов. Выдвигался лозунг: «Да здравствует трудовое крестьянство и казачество!». Для того, чтобы разрядить обстановку, в марте 1921 года в Москве на X съезде РКП(б) принимают решение: заменить продразверстку продналогом и перейти от военного коммунизма к новой экономической политике. Однако это не разрядило обстановку на местах. В голодном уезде резко возросла преступность.

Всего за 1921 год было заявлено 898 преступлений, зарегистрировано 739, раскрыто 352. Похищено денег и имущества на сумму 615698000 рублей. Найдено и возвращено потерпевшим 329210000 рублей. Задержан 71 рецидивист. Работникам милиции постоянно приходилось разбираться с кражами, совершенными руководителями учреждений. Так, например, из 74 кооперативов обнаружено и зарегистрировано 63 хозяйственных и должностных преступления. Начало следующего года не улучшило обстановку, она еще больше обострилась.

Только с 1 января по 1 мая 1922 года было зарегистрировано:

  • бандитских налетов – 6;

  • вооруженных ограблений – 29;

  • убийств – 18;

  • обнаружено трупов – 143;

  • крупные кражи со взломом – 494;

  • мелкие кражи – 691;

  • конокрадство – 138.

10 марта 1922 года в Кургане под маской милиции, с подложными документами, был произведен обыск, в ходе которого отобрали хлеб и золотые вещи. Дела в судах рассматривались с опозданием, так как на весь уезд было всего 5 судебных участков, что составляло большую трудность с доставкой за сотни верст арестованных. Не хватало сотрудников для охраны порядка на улицах и сохранности имущества граждан, особенно чувствовалась малочисленность уголовного розыска. Много времени уходило на подбор на улицах истощенных людей и трупов, умерших от голода.

Работать в милицию не идут. Слишком мала зарплата, и та задерживается очень часто на 2 месяца. Начальник городской милиции Воденников Ф.П. в своих рапортах в Исполком постоянно требовал: «… в связи с переходом на новую экономическую политику милицию необходимо снабдить так, чтобы она быстрее восстановила все разрушенное хозяйство и встала на твердые ноги…».

Однако «дыр» так было много в разрушенном гражданской войной хозяйстве, что до милиции руки не доходили.

Положение в милиции сложилось очень напряженным. В период кулацко-эсеровского мятежа многие сотрудники были ранены или убиты. Подбором кадров практически никто не занимался. Так как в продовольственном отношении милиция стояла ниже всех, часть имущества сотрудников, ввиду долгосрочного употребления, совершенно вышло из строя. Была острая недостача в обмундировании, сапогах, шинелях, гимнастерках, брюках. У милиционеров, проживающих в общежитии, не было даже матрасов, спали на голых досках. Дрова милиции не отпускались, учреждения не отапливались по нескольку месяцев.

Бедственное положение милиции привело к тому, что стали появляться случаи отказа от несения службы, факты необоснованных действий со стороны работников милиции. Проводились несанкционированные обыски, незаконно изымалось продовольствие, имущество у граждан. В некоторых районах были случаи оскорбления, избиения граждан, изнасилования, принуждения к даче взятки, скупка краденного и освобождение преступников.

Подобные факты заставили руководство милиции пойти на принятие ряда мер:

  1. В 1921 году в структуре уездногородских и губернских управлений ввели политорганы.

  2. На службу в милицию направили большую группу коммунистов из числа рабочих и демобилизованных бойцов и командиров Красной армии.

Принятые меры позволили несколько улучшить состояние дел по борьбе с преступностью и предотвращению должностных преступлений среди работников милиции.

В Курганском уезде работниками милиции с 1 января по 1 мая 1922 года была проделана следующая работа:

  • произведено арестов – 921;

  • проведено обысков – 501;

  • проведено облав – 32;

  • задержано контрреволюционеров – 3;

  • задержано бандитов – 17;

  • задержано воров – 544;

  • задержано дезертиров – 23;

  • отобрано винтовок – 5;

  • отобрано револьверов – 5;

  • отобрано штыков – 5 и т.д.

Подобрано на улицах брошенных детей и отправлено в детдом – 112 человек. Уголовный розыск г. Кургана, начальник Подкопаев, при штатах 4 человек и 5 агентов, сумел с 1 января по 1 мая 1922 года зарегистрировать 140 дел по кражам, на сумму 1478604000 рубля, было открыто дел на сумму 1934205000 рубля, арестовано 133 человека, из них 7 за убийство.

Особенно Курганский уезд отличился сильно развитым конокрадством. Не проходило и дня, чтобы не было кражи лошадей. Банды были всегда хорошо организованы и, как правило, вооружены. Газета «Красный Курган» от 20 ноября 1923 года писала: «Только за 1 месяц в волости зарегистрировано 29 случаев конокрадства. В одном Требушинском обществе уведено в сутки 13 лошадей. Высланная погоня по всем проселочным дорогам оказалась безрезультатной». Проведенными операциями по задержанию бандитов часть из них была арестована, в этом деле хорошо помогали крестьяне. Они больше всех были заинтересованы в ликвидации подобного рода преступлений.

Так, в январе 1923 года начальник 7 района (с. Лопатинское) Филиппов сумел провести операцию и задержать банду конокрадов в количестве 27 человек. Управлением городской милиции ему была объявлена благодарность и выдана премия: 1 пара белья и 20 рублей. Однако один из бандитов еще долго терроризировал население и уходил от облав. Однажды помощник начальника уголовного розыска г. Кургана Савельев Федор Митрофанович получил информацию, что бандит часто бывает в ночлежке по ул. Евграфьевской. 5 октября 1923 года, рано утром, Федор Митрофанович действительно обнаружил его в этой ночлежке, однако при его задержании преступник несколько раз ранил работника милиции из револьвера и скрылся. Через несколько часов Савельев скончался от полученных ран.

Почти все жители Кургана вышли на улицы города, чтобы проводить работника милиции в последний путь. Похоронили его на площади им. Урицкого (сейчас Городской сад), недалеко от могилы курганских комиссаров, расстрелянных белочехами, а улицу Евграфьевскую назвали его именем, и с 1923 года она носит имя Савельева – помощника начальника уголовного розыска г. Кургана.

Несмотря на страшный голод в уезде, да и в других регионах России, бурно развивалось самогоноварение и браговарение. Газета «Красный Курган» от 27 марта 1923 года писала: «На 15 марта по 19 волостям Курганского уезда числится 55335 человек голодающих. По городу 3000 человек. Посевная кампания близится, а работа кооператоров слабая. Семейные фонды не создаются. Пьяным огнем горит уезд. Работа по борьбе с пьянством недостаточна».

Население в борьбе с этим злом милицию не поддерживало. Проведенные ударные кампании результатов не дали. Созданные во всех волостях тройки для борьбы с пьянством работу вели не эффективно, а кое-где и сами занимались этим. Об этом публиковала газета «Красный Курган» от 27 марта 1923 года. В селе Заложное Марайской волости секретарь ВИКа Петухов и депутат Плотников пьяные болтались по улице. Ввалились в детский дом, всех перепугали и там спали, пока не проспались.

В селе Лопатинском самогон гонят открыто. Сельтройка пьет. В селе Дубровном Елошанской волости председатель правления Першин, член правления Сырников и фельдшер Самсонов вместо самогона варят пиво и пьют, а оно крепче самогона. Пьянствовали все, даже священнослужители. Газета «Красный Курган» от 27 марта 1923 года писала: «Поп Заложинской церкви Марайской волости, в д. Травной в Николин день «нализался» и распевал на улице «смело мы в бой пойдем за власть Советов», в селе Шмаковское Белозерской волости поп Фомин пьяный во время службы упал с алтаря».

Борьба с пьянством велась, но она не давала ощутимых результатов. В селе Нованское, Салтосарайской волости, поп Василий Крестинский пойман милиционером Панковым с 4-мя четвертями самогонки и оштрафован на 3 миллиарда рублей. Народный суд 6-го участка Курганского уезда в селе Белозерском рассмотрел дело по обвинению священника села Ново-Иковское, Салтосарайской волости в выгонке самогонки и эксплуатации чужого труда при помощи спаивания. Суд приговорил священника Марсова Николая Ал. подвергнуть наказанию лишения свободы сроком на два года, без строгой изоляции, использовать его как переписчика.

Начальник третьего района уездной милиции Дюжев в течение двух недель изъял в районе 30 самогонных аппаратов и ликвидировал 19 ведер самогона, за что ему была объявлена благодарность.

На почве пьянства, как правило, совершаются и преступления. В д. Песьяное Арлагульской волости председатель комитета взаимопомощи Игнатьев А. и секретарь сельсовета Минин Н. в пьяном виде ворвались в дом к вдове Ефимовой и там устроили дебош. В д. Песьяное Михайловской волости гр-ну Захарову в пьяной драке выбили глаз. В п. Лебяжье от систематической пьянки скончался гр-н Подкопаев. И таких случаев было немало.

Вторым, не менее опасным злом в уезде было взяточничество. В связи с новой экономической политикой, каждый нэпман стремился путем взятки добиться завоевания экономической и даже политической власти. Газета «Красный Курган» писала: «Взяточничество всех родов захватывает все большие круги служащих частных предприятий и госорганов. Нэпманье, пользуясь слабохарактерностью и недальновидностью ответственных совработников, добиваются увольнения честных и стойких служащих и стараются «пристроить» к госаппарату своих людей».

В борьбе со взяточничеством была создана чрезвычайная уездная тройка, в составе Беляшова – заместителя председателя Уездного исполкома, Гемборека – помощника Губернского прокурора и Бундина – уполномоченного ГПУ. Комиссия приказала всем волисполкомам в недельный срок изготовить и вывесить при входе в волисполком особые ящики с надписью «для заявлений по борьбе со взяткой».

Ящики опечатываются и еженедельно проверяются в присутствии секретаря волревкома. Все заявления запечатываются и тотчас отправляются в уездную тройку при Уисполкоме. Подобные ящики вывешивались и в других государственных учреждениях, в том числе и в милиции и даже на улицах. В трудовых коллективах проведены собрания по борьбе со взяткой.

Тройка обратилась через газету ко всем гражданам уезда не затаивать ни одного даже подозрительного случая взяточничества и сообщать об этом тройке письменно или устно. Это дало положительные результаты. Поступил сигнал, что фельдшер медпункта Егоров берет взятки за лечение в своем районе пшеницей, холстом и другими продуктами, хотя за свою работу ежемесячно получает 5 пудов хлеба. Введенский волисполком арестовал его и отправил к следователю для производства дознания и привлечения к ответственности. 20 февраля 1923 года милиционером Лебяжьевского волисполкома Вороновым был задержан гражданин села Камышного Григорьев за дачу непосредственно ему взятки.

Положение в обществе не могло не сказаться и на милиции. Среди сотрудников также стали появляться случаи взяточничества, пьянства и недостойного поведения. Большое количество сотрудников были безграмотные, культурно-массовая работа и обучение среди них не проводились. Не хватало грамотных кадров. Учитывая сложившееся положение в милиции и частые нарекания и жалобы граждан на поведение отдельных сотрудников, 23 декабря 1922 года ВЦИК издает постановление «О производстве основательного пересмотра личного состава милиции и укомплектование ее рядов кадрами стойких, сознательных и преданных делу революции работников». Иначе в милиции необходимо было произвести чистку.

При отделе Управления Курганского Уисполкома была создана специальная комиссия, которая должна была провести эту чистку в уездном масштабе. В газете «Красный Курган» 8 января 1923 года было опубликовано сообщение об этом и призыв к гражданам: «Это большое государственное дело будет удачно завершено только тогда, когда его проведению будут активно содействовать все рабочие и крестьяне, все честные граждане. Комиссия надеется получить практические советы и соответствующий материал. Весь примазавшийся за последние годы разлагающий милицию чуждый элемент должен быть из ее рядов вычищен. Только тогда борьба со взяточничеством, самогонщиной, преступностью и волокитой может быть успешной и положит конец несправедливости. Но на этом только останавливаться нельзя. Наряду с чисткой нужно улучшить материальное положение работников милиции и дать возможность подняться им до культурного уровня».

В ходе чистки в милиции Курганского уезда многих сотрудников выгнали за распутничество, нечестность и как не справляющихся с возложенными на них обязанностями, а некоторых начальников милиции понизили в должности. Об этом официально было сообщено населению. Газета «Красный Курган» от 13 февраля 1923 года сообщала: «В результате чистки уволен из милиции без права поступления и предан суду за расхищение вещественных доказательств (4 четверти самогона) и пьянство младший милиционер гормилиции Толстопалов Андрей».

Люди устали от войны. После кулацко-эсеровского мятежа сельское хозяйство, да и промышленность пришли в полный упадок. Эпидемии, голод значительно сократили население во многих волостях. Однако жизнь не стояла на месте, она торопила, подталкивала к восстановлению разрушенного хозяйства на новой экономической основе.

Процессы, происходившие в обществе в 20-х годах, заставили существенно менять и систему органов внутренних дел, их структуру. Все больше и больше принимаются меры по освобождению НКВД от функций, не связанных с обеспечением правопорядка, борьбы с преступностью, исправления и перевоспитания осужденных.

Курс на восстановление народного хозяйства, режим строжайшей экономии, сокращение административно-управленческих расходов отразились и на системе органов внутренних дел. В августе 1923 года вместо существующих организационно-административного управления, Главного управления милиции и отдела уголовного розыска было создано Центральное административное управление (ЦАУ) НКВД. В результате этих мер штаты управленческого аппарата были сокращены более чем в два раза. Соответственно и на 30 процентов сократились и расходы на его содержание. ЦАУ состояло из административного отдела, отдела милиции, отдела уголовного розыска и секретариата.

Реформа местных органов была проведена поэтапно. В 1923 году, 7 июля, было принято постановление о ликвидации отделов управления уездных исполкомов, передав административно-исполнительные функции в управления милиции. Вместо отделов управления при губернских и областных исполнительных комитетах были созданы административные отделы. На уездном уровне вместо уездных управлений милиции при исполкомах были образованы административные отделы с подотделами: общим, милиции и уголовного розыска и с 1926 года в крупных городах начали создаваться городские органы милиции. Перестройка органов внутренних дел произошла сверху донизу.

В начале февраля 1922 года ВЧК было упразднено. Согласно постановлению ВЦИК от 6 февраля 1922 года ВЧК заменялось Государственным политическим управлением при НКВД. Тем самым были полностью объединены органы государственной безопасности и органы внутренних дел.

В это время начальником ОГПУ Челябинской губернии был назначен А.П. Коростин. а начальником экономического отдела молодой, очень энергичный человек Веренкин Николай Степанович. Изучая экономическую обстановку в губернии, он обнаружил, что большое количество зерна каким-то образом исчезает из губернии, в том числе из Кургана. Было установлено, что скупают зерно какие-то кооператоры из Н. Тагила, однако при проверке выяснилось, что они в кооперации не значатся.

Ведя наблюдения за их деятельностью, Веренкин заметил, что однажды они что-то спрятали в поленницу дров во дворе. Получив ордер на обыск, он нашел в дровах мешочек с платиной весом в 11 фунтов. Мнимые кооператоры были арестованы. Веренкину Н.С. была объявлена благодарность и выплачена большая сумма денег, компенсация за платину. Однако сотрудник от денег отказался, сказав: «Жена мне не поверит, что я честно заработал так много денег». Тогда ему предложили путевку в санаторий ОГПУ в Крыму, где он встретился с Ф.Э. Дзержинским. В беседе он рассказал последнему историю с платиной. Дзержинский долго смеялся, а затем дал согласие на совместное фото. Н.С. быстро собрал почти всех отдыхающих санатория. Это была последняя фотография Дзержинского, через два месяца он умрет, а Веренкин Н.С. впоследствии станет видным руководителем ОГПУ, а затем в годы Великой Отечественной войны возглавит одно из подразделений «Смерш».

Сложная экономическая, да и политическая обстановка в России, наличие большого количества лиц недовольных советской властью, способствовали созданию боевой террористической организации эсеров, которую возглавил Борис Викторович Савинков. Он ненавидел Советскую власть и преклонялся перед фашизмом, который начал зарождаться в Европе и писал, что фашизм ему близок психологически и идейно. Поэтому, говоря о замене власти в России, Савинков имел заветную цель, установить здесь фашистскую диктатуру, в своих стремлениях находя поддержку у правительства Франции, Англии, Чехословакии и особенно Польши.

Организация эсеров подготовила и провела восстания в городах Ярославле, Рыбинске и Муроме, покушения на ряд видных руководителей государства. Принятыми мерами ОГПУ савинковские банды были разгромлены в Белоруссии, на Украине и в России. Однако немало их еще действовало, и от них можно было ожидать что угодно. Руководитель же этих организаций Б.В. Савинков находился за границей и жил в Париже. Добраться до него было нелегким делом.

Руководители ОГПУ Ф.Э. Дзержинский и А.Х. Артузов разработали операцию под кодовым названием «Трест» и поручили ее вести оперуполномоченному Федорову А.П., который должен был создать на бумаге сильную, хорошо законспирированную контрреволюционную организацию русской интеллигенции в России «Либеральные демократы», коротко «ЛД», и, выехав в Европу, пригласить на руководство ею Савинкова.

«Игра» продолжалась полтора года. За это время в Россию выехали и были арестованы самые близкие и преданные Савинкову люди. И только в августе 1924 года тайными тропами в Россию проник и Борис Викторович Савинков, где был немедленно арестован.

Верховный Суд СССР, рассмотрев дело Савинкова Б.В., принял решение: за все злодеяния приговорить его к высшей мере наказания. Однако Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР отменил решение Верховного Суда и заменил высшую меру наказания десятью годами лишения свободы. Савинкову Б.В. и эта мера наказания показалась очень суровой, и 7 мая 1925 года он выбросился из окна комнаты на 5-м этаже и разбился.

В этой сложной, с точностью до детали отработанной операции принимал участие молодой, энергичный, всегда собранный и готовый к действию пограничник, затем сотрудник ОГПУ и органов внутренних дел Кургана Баранов Василий Илларионович. Он обладал высокой работоспособностью и ответственностью за порученное дело, при этом был безгранично предан Советской власти.

За успешное проведение операции «Трест» Василий Илларионович был награжден орденом «Красного Знамени» и именным, как тогда называли, революционным оружием «Маузер». Награды и полученное оружие Баранова В.И. хранятся в музее милиции Курганской области, как напоминание о тех далеких и очень трудных годах жизни нашего государства.

Менялась обстановка, менялись и кадры милиции. После всех чисток ее ряды стали пополнять более подготовленные, морально устойчивые люди. В это время в курганскую милицию пришел работать начинающий писатель Глебов Н.А., который внес значительный вклад в укрепление дисциплины и культуры среди сотрудников. Позднее он напишет свои знаменитые романы: «Бурелом», «В степях Зауралья», «Карабарчик» и др.

В результате усилий административных и судебных органов, широкой разъяснительной работы среди населения оперативная обстановка в Кургане начала меняться в лучшую сторону. По кражам на первых местах были города: Челябинск – 12 преступлений на 10 тыс. жителей, Троицк – 8, Тюмень – 6, Шадринск - 2,2, а в Кургане только 1,6. Даже по кражам скота в это время Курган находился на последнем месте – 0,5.

По количеству совершенных убийств Шадринск, Ишим и Курган находились на одном уровне – 0,2 преступления на 10 тыс. жителей. По грабежам и разбоям в Кургане было 0,1 преступлений, а в Шадринске – 0,5 на 10 тыс. населения. Таким образом видно, что Курган, по сравнению с соседями, по преступности стал стоять на последнем месте.

Несмотря на то, что уже давно отгремела Гражданская война, заканчивалось восстановление народного хозяйства, но спокойствие крестьян курганского уезда нередко еще нарушали бандитские шайки, которые промышляли грабежом сельчан. Одна такая банда орудовала в Половинской волости, где работал участковым уполномоченным демобилизационный из армии Петр Алексеевич Балдин. Район был глухой – до железной дороги 120 километров, до райцентра 50 км, работы было много. Участковый почти ежедневно принимал по 30 – 40 человек по различным вопросам, поэтому круглые сутки приходилось находиться на служебном посту, передохнув немного в кабинете.

Однажды, как раз в первомай 1926 года, поступила информация о том, что в селе Пепелино орудует банда Храмцова. Наспех собрав местный актив, и под руководством участкового отправили его на задержание банды. Однако банда успела уйти, сумели задержать только одного бандита Уфимцева, через которого узнали явочные квартиры и места схронов. Около одной из таких квартир сделали засаду. Однако бандиты собрались в другой избе. Пришлось по ходу принимать решение. Участковый оставил милиционера Орлова снаружи и приказал стрелять по всем, кто попытается бежать, а сам с револьвером и гранатой в руке ворвался в хату и закричал: «Сдавайтесь! Вы окружены!». Бандиты от такого неожиданного визита оторопели. Не давая им опомниться, участковый пригрозил взорвать гранату, если они не сдадут оружие. Разоружив банду, он приказал им выходить во двор по одному, где их связывал милиционер Орлов. Потом бандиты опомнились, но было поздно, со связанными руками, под конвоем они были доставлены в райцентр.

Гражданская война, голод заметно сократили количество жителей г. Кургана. В 1925 году население насчитывалось 21698 человек, хотя количество районов значительно возросло:

Утятский -

25 293 человека

Куртамышский -

24 386 человек

Варгашинский -

24 118 человек

Марайский -

25 629 человек

Звериноголовский -

24 101 человек

Половинский -

25 232 человек

Лебяжьевский -

30 681 человек

Юргамышский -

37 442 человека

Чашинский -

26 940 человек

Белозерский -

35 770 человек

Мокроусовский -

23 726 человек

Чаусовский -

30 682 человека

Лопатинский -

22 932 человека

Чернавский -

25 073 человека

Макушинский -

33 750 человек

В это время в Союзе началась широкая кампания по дискредитации наркоматов внутренних дел. В центральных газетах очень часто проскакивали материалы о ликвидации НКВД, и в начале 30-х годов это событие произошло. Были ликвидированы все наркоматы союзных республик и создано Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ), которому полностью подчинялась милиция. Централизация органов милиции имела ряд положительных моментов. С 25 мая 1931 года милиция переводилась с местного бюджета на общегосударственный и снабжалась вооружением, снаряжением и вещевым довольствием в централизованном порядке.

Наконец-то прекращалось нищенское существование милиции, что крайне отрицательно сказывалось на качественном состоянии кадров и эффективности работы.

Параллельно с этим в сентябре 1931 года Главмилиция издает приказ, в котором констатирует, что в милиции и уголовном розыске имеют место издевательства, избиения, применение физических способов воздействия на допрашиваемых и задерживаемых. «Эти позорные явления, культивировавшиеся в царской охране, перенесены к нам классово чуждыми элементами. Лица, допустившие хотя бы малейшее издевательство над арестованными, не могут быть работниками РК милиции, а являются врагами нашего дела и заслуживают кары пролетарского суда».

10 июля 1934 года создается Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР – как орган принуждения, а одним из звеньев этого аппарата была милиция. В это время все больше внимания обращается на специализацию. В 1935 году образована Государственная автомобильная инспекция (ГАИ). В середине 1937 года – железнодорожная и водная милиция. 16 марта 1937 года образуется Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. В августе 1939 года появляются приемники-распределители.

Все эти мероприятия значительно сказались на улучшении эффективности работы милиции и значительном укреплении ее кадров. Параллельно с мерами по укреплению милиции происходит расширение ее функций. Усиливается борьба с пьянством. В 1939 году медицинские вытрезвители передаются из системы здравоохранения в систему НКВД и структурно входят в органы милиции. В 30-е годы восстанавливается политический аппарат, упраздненный в 20-е годы. В Главном управлении милиции создается политотдел, а на местах политинспекции, их задачи: руководство всей политической, культурно-просветительской и партийно-воспитательной работой. Это дало толчок по повышению воспитания кадров милиции и их общеобразовательного уровня.

Важным этапом в деле укрепления кадров милиции было введение в ноябре-декабре 1935 года аттестования всего начсостава и установление специальных званий и знаков различия. Вводились следующие звания: сержант милиции, младший лейтенант милиции, лейтенант милиции, старший лейтенант милиции, майор милиции, старший майор милиции, инспектор милиции, директор милиции, главный директор милиции.

Продолжает развиваться система профессиональной подготовки милиции. Летом 1930 года в Москве начал работать Институт административного строительства. Он готовил специалистов широкого профиля. Институт готовил кадры старшего начсостава, а среднего готовили девять школ. Кроме этого, работали курсы младшего начсостава.

В целях улучшения оперативно-розыскной работы уголовный розыск начал работать по территориальному принципу. Произошло разделение аппаратов уголовного розыска и следствия. С 27 августа 1939 года в отделах уголовного розыска и БХСС стали создаваться следственные группы. Принятые меры значительно улучшили оперативную осведомленность и соответственно показатели работы. Вместе с тем в органы внутренних дел стал насаждаться режим строжайшей секретности, замкнутости. Ставка делалась на принудительные, силовые методы, и милиция превратилась в аппарат репрессивной политики.

Курс на мировую революцию потерпел крах, и было взято направление на построение социализма в Советском Союзе. Новую экономическую политику начали поспешно сворачивать и форсировать индустриализацию страны и поспешную, вплоть до насилия, коллективизацию сельского хозяйства.

В 30-е годы оперативная обстановка в Зауралье продолжала оставаться напряженной. Кулачество никак не хотело примириться со своим поражением в 1921 году. Они всячески вредили сельхозартелям, вновь создаваемым колхозам: поджигали амбары с хлебом, ломали сельхозинвентарь, настраивали население против сбора налогов, создавали террористические группы и совершали убийства видных партийных, хозяйственных руководителей и тех, кто поддерживал советскую власть. Кулаки неоднократно покушались на жизнь начальника шадринской милиции Чичеланова Ф.Г., участкового уполномоченного Медведева М.М. и других

«1929 год для меня незабываемый – о положении дела в тот период, хорошо рассказал Герой Советского Союза, бывший сотрудник шатровской милиции Сабенин Михаил Варнавич – В этот год я вступил в партию большевиков и стал работать милиционером, в Шатровском отделе милиции. Уже вскоре мне доверили обязанности участкового уполномоченного. Трудное было время. Не хватало опыта, знаний. Обстановка на участке была сложной. Часто совершались преступления, особенно кражи скота и, прежде всего, лошадей. Не давали дремать и кулаки. Убийствами, поджигами, антисоветской агитацией они пытались помешать строительству новой жизни на селе. Помню, зимой 1930 года в деревне Яутле они убили члена сельского Совета Михея Коркина, выстрелом из ружья ранили в своей квартире секретаря сельского Совета Н.И. Рябкова. В селе Кодское часто полыхали пожары. Стоило потушить один, как тут же возникал другой. Работники Шатровской милиции при поддержке населения активно участвовали в ликвидации бандитизма. Не жалея своих сил, здоровья, а порой и жизни, они старались удержать необходимый порядок в районе».

20 сентября 1932 года была задержана хорошо организованная и вооруженная банда, в которую входили ранее раскулаченный Кузьминых И.И., неоднократно судимые Борисов В.И., Васильев А.М., Вакорин В.М. и Плешков Д.И. Они нападали на сельхозкоммуны, совершали поджоги, угоняли скот и прежде всего лошадей как тягловую силу.

Недовольные советской властью стали совершать диверсии на заводах, организовывать саботажи, создавали напряженную обстановку. Значительную роль в раскол партии большевиков внес Троцкий. Партия в это время выдвигает лозунг о сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как классового врага.

Но все эти мероприятия проходили не гладко. Сегодня сведут весь скот в одну ферму, а завтра передумывают и растаскивают все по домам. Очень часто в период коллективизации допускались перегибы, как тогда говорили «левацкие заскоки», которые нарушали главный принцип коллективизации – добровольность. Немалую роль в этот разброд и шатание вносили кулаки, которые категорически были против объединения крестьян в колхозы.

9 апреля 1930 года в деревне Кузнецовка Шумихинского района крестьяне, организованные кулаками, зарубили лопатами председателя Петуховского сельского Совета Чуракова, который приехал просить семена для посева.

12 апреля в деревне Трусилово был до полусмерти избит член сельского Совета. 15 апреля в деревне Красный Яр кулаки стреляли из обреза и ранили уполномоченного Карачельского сельского Совета. В селе Столбово из обреза ночью через окно стреляли в председателя сельского Совета. В селе Благовещенка в апреле группа крестьян во главе с кулаками, вооруженные ружьями, устроили бунт. В селе Травянка дважды поджигали склад с семенами.

В это время в Зауралье прокатилась волна бабьих бунтов, которые выступили против объединения в стада скота. Они стали разводить по своим дворам и коров, и овец, а затем и растаскивать семенной фонд.

Особенно отличались зверством и лютой ненавистью к новой власти кулацкие отряды, созданные в селах: Калмацком, Бердюжском, Армизонском, Коркинском, Уктузском, Песьяновском и Михайловском. Они жестоко расправлялись со всеми, кто поддерживал советскую власть.

Работникам милиции приходилось, с одной стороны, бороться с закоренелыми преступниками, с другой стороны, заниматься кулачеством и теми, кто выступал против советской власти. Нагрузки были неимоверные, сотрудников не хватало. Летом 1937 года в лесах Далматовского района долгое время скрывалась группа бежавших из-под стражи преступников. Они постоянно совершали кражи и терроризировали местное население. Начальник районного отделения милиции дал задание во что бы то не стало покончить с бандой. 5 августа 1937 года милиционеру Богатыреву удалось обнаружить одного из преступников и проследить путь его следования. В тот же день он один сумел задержать преступную группу, состоявшую из семи человек.

На милицию возложилось еще много несвойственных ей функций. В погоне за экономией в исполкомах принимались решения об упразднении конюхов, посыльных, сторожей. Все это постепенно стало возлагаться на сотрудников милиции. Милиция осуществляла контроль за тем, чтобы ночью никто не ходил по улицам, проводила проверки готовности к севу, участвовала в хлебозаготовительных кампаниях, проведении займов, сборе денежных средств.

Принятые меры и в обществе, и в милиции дали положительные результаты, уровень преступности начал снижаться. Однако при этом выросли грабежи и квалифицированные кражи. В городах начали создаваться отряды ночной охраны. Приказом НКВД от 27 мая 1935 года, подписанным Ягодой и Вышинским, вводятся тройки по рассмотрению дел наиболее опасных уголовных преступлений и нарушений паспортного режима. В ее состав входят:

начальник УНКВД или его заместитель – председатель;

начальник управления милиции;

начальник отдела, представляющего материал на рассмотрение.

На заседание тройки, как правило, приглашался прокурор и лицо, привлекаемое к ответственности. Решения тройки приводились в исполнение немедленно. Так был осужден тройкой ПП ОГПУ по Уралу в мае 1930 года Теняков Василий Самсонович, ссыльный, житель деревни Щучина Щучанского района, за то, что он «проводил организационную работу с требованием выдачи муки и попутно с этим вел антисоветскую пропаганду и распускал ложные слухи». Приняли решение «зачесть предварительное заключение».

29 октября 1937 года осужден тройкой УНКВД по Челябинской области Камаев Иосиф Васильевич, счетовод колхоза «Сеятель» Кетовского сельского Совета, «за антисоветскую пропаганду». Приговорен к 10 годам заключения в ИТЛ. Таких примеров было очень много.

Москва требовала поисков «врагов советской власти». В августе 1934 года в приказе НКВД СССР говорилось о том, что изъятие социально вредного элемента органами милиции и уголовного розыска ведется в ряде регионов не планово и систематично, а «рывками». При этом сильно критиковались за это работники НКВД Западной Сибири, где в марте изъято было 4000, а в мае 1934 года – только 300 «социально вредных элементов». Таких «социально вредных элементов» по Союзу только к 1 ноября 1935 года было изъято 265720, из них 84903 дела было рассмотрено тройками УНКВД.

Внесудебные репрессии стали расширяться. Уголовные дела рассматривали на совещаниях НКВД, в Политбюро и других органах власти. Так, в апреле 1938 года был арестован путеобходчик разъезда Чистое Щучанского района Бояркин А.Т. «за шпионскую подрывную работу». Особое совещание НКВД за «контрреволюционную деятельность» приговорило его к 10 годам лагерей.

В декабре 1937 года был арестован хлебопашец села Птичье Шумихинского района Курбатов Дмитрий Владимирович «за участие в нелегальной антисоветской организации». Челябинский окружной отдел ОГПУ вынес решение: «выслать из Урала на 3 года».

Плотник Каширинского конезавода Гордиевский Дмитрий Григорьевич арестован по постановлению горрайотделения ОГПУ в июне 1931 года по «обвинению в агитации против строительства и организации забастовок». Вместе с ним были арестованы еще несколько человек. Гражданско-правовые методы все чаще стали заменяться административно-репрессивными. Резко возросло влияние партийных руководителей на работу государственных органов. Все эти меры не могли не сказаться на оперативной обстановке в Курганском уезде, да и во всей стране в целом.

В приказе НКВД СССР от 17 марта 1936 года отмечалось, что по сравнению с 1934 годом в прошедшем 1935 году число вооруженных грабежей снизилось на 45%, невооруженных – на 46%, квалифицированных – на 32%, конокрадства – на 55%. Однако такое положение сохранялось не долго. Уже в 1938 году появились тревожные тенденции в структуре и динамике преступности. Стало расти число тяжких преступлений, прежде всего грабежей и квалифицированных краж.

С приходом Берия в НКВД СССР Сталин и его окружение предприняли ряд мер к уменьшению репрессии в стране. Они знали содержание анонимного письма, которое в 1938 году ходило по Москве. В нем писалось: «Всем мыслящим людям стало безумно тяжело жить. Средневековый террор, сотни тысяч замученных НКВД и расстрелянных безвинных людей, лучших преданнейших работников Советской власти – это только часть того, что еще предстоит!!!».

Высказанное таким образом недовольство содеянным подтолкнуло ЦК ВКП (б) в 1938 году принять ряд постановлений, в которых была сформулирована новая платформа работы. Так, например, в постановлении «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» был осужден глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором следователь ограничивался получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботился о подкреплении этого признания показаниями свидетелей, актами экспертиз, вещественными доказательствами. В постановлении признавалось наличие фактов извращения советских законов, совершение подлогов, фальсификация следственных документов, привлечение к уголовной ответственности невинных людей. Было запрещено производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению, предписано производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора. Ликвидировались судебные тройки.

26 ноября 1938 года издается приказ, на основании которого из тюрем и лагерей освобождается большое количество безвинных людей. Однако на самом деле мало что изменилось. Уже после принятых постановлений продолжалось и дальше «искоренение врагов народа». Пытки, избиения задержанных, расстрелы безвинных людей. Как и прежде работало Особое совещание при НКВД СССР, на котором рассматривались следственные дела на особо опасных преступников и выносилась мера наказания вплоть до расстрела.

Начались поиски новых организационных форм борьбы с преступностью. В крупных городах стали создаваться отряды ночной охраны. Было предложено организовать работу уголовного розыска по принципу территориального обслуживания. Кое-где разделили аппарат уголовного розыска на оперативно-розыскную и следственную.

В августе 1939 года это положение было закреплено НКВД СССР. Была проведена более глубокая специализация аппаратов уголовного розыска, улучшение их оперативной осведомленности. Принятые меры дали положительные результаты. Число вооруженных грабежей в 1940 году сократилось, дерзких хулиганских проступков почти на 30%. Начало следующего года дало еще более позитивные результаты. Преступность в целом сократилась более чем на 60%. Количество убийств снизилось наполовину, краж почти на 70%. Значительно возросла раскрываемость совершенных преступлений, она составила 85,7%.

Однако проведенными проверками было установлено, что работники уголовного розыска нередко прибегают к недопустимым методам следствия, допускают избиение арестованных и подследственных, нарушают процессуальные сроки, «заимствуют изъятые при обыске и аресте вещи, ценности, деньги».

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Война 1941 года не застала работников милиции врасплох. Они знали, что она будет, и готовились к ней. Учились стрелять, проводили учения на местности, совместно с общественными помощниками отрабатывают операции по задержанию вооруженных преступников. Каждый сотрудник органов внутренних дел был практически готовый боец для фронта.

В первые дни войны более 100 добровольцев работников зауральской милиции эшелон увозил на Запад. Потом их будет много, но на третий день войны их было не многим более 100. «Не могу оставаться в тылу, когда враг топчет нашу землю» - писал в своем заявлении участковый уполномоченный Катайского РОМ Григорий Иванович Пономарев. Он шел на фронт бить врага и бил его не жалея своих сил, здоровья и жизни.

2 марта 1943 года фронтовая газета писала: «Пытаясь вернуть утерянные позиции, немцы пошли в яростную атаку. Пулеметчик Григорий Пономарев смертельными очередями своего «максима» встретил врага. Вода кипела в кожухе, но Пономарев продолжал в упор расстреливать наседавших фашистов. Контратака захлебнулась. Десятки фашистских разбойников остались лежать на поле боя». Командование высоко оценило стойкость солдата, и он был награжден медалью «За отвагу». Много отбил подобных атак Григорий Иванович, но в одном из боев под Сталинградом он погиб.

С ротой солдат и матросов защищал в Сталинграде элеватор Каргаполов Алексей Константинович. В день отбивали по 5-7 атак. Как он говорит: «Мы били немцев, а они лезли снова и снова». Тогда они начали бомбить элеватор. Лопался и плавился бетон, горел хлеб. В этом аду было трудно дышать, но русские солдаты стояли насмерть. Они хорошо помнили сказанные слова «За Волгой нам места нет». В одном из дневников немецкого солдата 94-й дивизии, подобранном в Сталинграде, было написано: «Русские в плен не идут, а подпускают близко и забрасывают гранатами. В элеваторе засели не люди, а черти, которых не берут ни огонь, ни пули».

В таких же боях за заводы «Баррикады», а затем «Тракторный» участвовал контролер СИЗО-1 Черкасов Петр Егорович. В одном из уличных боев он был тяжело ранен, контужен.

Отчаянно сражались за Сталинградскую землю ветераны органов внутренних дел г. Кургана Камшилов Н.М., Кочегин М.К., Каримов С.Н., Сурков К.Т., Чесноков А.С.

Геройски погиб под Сталинградом милиционер Половинского РОМ Дмитрий Сергеевич Яковлев. Когда закончились патроны, смолкли дивизионные пушки, Дмитрий израненный, со связками гранат бросился под фашистский танк. Рисунок журнала «Пограничник» № 7 от 1943 года на первой странице навечно отразил подвиг нашего милиционера, младшего политрука 10 дивизии НКВД Дмитрия Яковлева.

Погиб, защищая Сталинград, агент уголовного розыска г. Кургана Колчанов Ксенофонтий Григорьевич. Обильно полита Сталинградская земля кровью работников зауральской милиции. Трудно представить, что 330 тысяч фашистских солдат были уничтожены под Сталинградом, более 90 тысяч взяты в плен.

Не менее стойко сражались с фашистами на других фронтах сотрудники органов внутренних дел Зауралья. Среди первых добровольцев на фронт был и Шайхислам Сайдашев – оперуполномоченный уголовного розыска Шадринского ОВД. Будучи отцом троих детей, он имел полное право на бронь, но отказался. Он также не желал, чтобы «фашистская сволочь», как писал он в рапорте, топтала родную землю.

В 1941 году на Брянском направлении он принял первое боевое крещение. Домой в своем письме он напишет: «Сегодня иду в бой со своим другом – пулеметом. Если погибну, то знайте, жизнь отдал за ваше счастливое будущее». В 1941 году в жестоких боях под Москвой погиб наш земляк и сотрудник милиции Сайдашев Шайхислан.

Командовал взводом штрафников в боях под Ленинградом бывший начальник БХСС Петуховского ОВД Николай Васильевич Привезенцев. Фронтовая газета рассказала нам только об одном бое, который провел он на подступах к городу. «Бойцы во главе с лейтенантом Привезенцевым встретили гитлеровцев дружным огнем. Маленький гарнизон дзота противостоял трем десяткам оголтелых бандитов. Одна атака следовала за другой, и каждая из них разбивалась о стойкость советских богатырей. Были тяжелые минуты, когда вражеские солдаты подбирались почти вплотную к дзоту, тогда бойцы пускали в ход гранаты, и гитлеровцы снова отступали. Лейтенант Привезенцев, несмотря на семь ранений, вдохновлял бойцов своим хладнокровием и мужеством».

Начальник снабжения ИТК-1 г. Кургана Кокшаров Алексей Алексеевич принял участие в боевых действиях еще в войне с Финляндией. Было приказано прорвать линию укрепления Манергейма и отнести границу Советского Союза в глубь территории Финляндии. С большими потерями, несмотря на сильный мороз, линия обороны финнов была прорвана. Был подписан договор о перемирии. За эту операцию Кокшаров А.А. получил орден «Красного Знамени».

По просьбе прибалтийских республик наши войска вошли в Эстонию, Латвию и Литву. Эстонцы встречали русские войска как защитников от немцев. Кругом звучала музыка, население выходило на встречу солдат с хлебом, солью и цветами.

Когда фашисты перешли границу Советского Союза, командуя взводом, Кокшаров А.А. почти непрерывно отбивал атаки фашистов. Особенно жестокими были бои за город Ленинград. Немцы во что бы то ни стало хотели захватить город на Неве, а затем всеми силами обрушиться на Сталинград.

Вместе с 8-ой армией, Алексей Алексеевич попал в окружение. Но они не пали духом. Питаясь чем попало, стойко переносили холод, а затем с боями вышли из окружения. Три дня передышки и снова в бой. Отдыхать было некогда, фашисты напирали. Трижды испытала война Алексея на прочность. Один осколок пробил спину, второй срезал волосы на голове, третий угодил в ногу. Ногу спасли, но стал он инвалидом второй группы.

Начальник отдела дознания УВД Кремлев Иван Федорович в качестве летчика сделал более 100 боевых вылетов, защищая Ленинград. На подступах к городу участвовал в боях с фашистами, командуя стрелковым батальоном, заместитель начальника ОИТУ Едренников Иван Иванович. В 1943 году он был тяжело ранен.

Участвовали в боях за город Ленина начальник горотдела милиции Богачев Б.А., начальник паспортного отдела Каргаполов А.М., работник ЛОМ Воинков И.Д., сотрудник ИТУ Евдокимов Г.В., комендант УВД Коробейников И.П., милиционер конвойного взвода Семенов К.А.

Работали в качестве милиционеров в городе более 900 дней блокады старший оперуполномоченный уголовного розыска Вакулич Константин Михайлович, старший инспектор ОБХСС УВД Харитонов Яков Степанович.

В бою за г. Ленинград был тяжело ранен и контужен милиционер курганской милиции Кириллов Федор Иванович. Родные получили похоронку, где было написано: «В боях за социалистическую Родину, верный воинской Присяге, проявив геройство и мужество, убит Кириллов Ф.И.». К счастью, это оказалось ошибкой. Он выздоровел, вернулся в строй и закончил войну в Берлине.

Аналогичный случай произошел и с медицинским работником УВД Сосновским Михаилом Гавриловичем, когда он еще молодой солдат вступил в смертельную схватку с фашистами за город Яссы. После боя его искалеченное тело нашли товарищи по оружию. Таких набралось немало. Когда опускали в братскую могилу, кто-то заметил, что тело еще теплое и его отложили. 18 дней без сознания пролежал гвардии младший лейтенант Сосновский. Но молодость и жажда жизни победили. Он выжил и вернулся домой, хотя мать и родные уже оплакали его «похоронку».

Крупнейшим событием в истории Великой Отечественной войны была битва на Курской дуге. 50 дней почти беспрерывно длилась эта битва. В этих сражениях фашисты потеряли более 500 тысяч солдат, 7 танковых дивизий. Это была попытка Вермахта взять реванш за Сталинград и провалилась.

Высокое морально-политическое состояние личного состава наших войск, смелость и мужество, проявленные в боях нашими солдатами, не позволили прорвать оборону и продвинуться немцам в глубь нашей земли. В этих сражениях, в составе 8-ой истребительной противотанковой артиллерийской бригады, участвовал заместитель начальника уголовного розыска г. Кургана Чечулин Сергей Яковлевич. Он рассказывал: «От разрывов снарядов, гула танков и пушечных выстрелов закладывало уши. Понимали друг друга без слов, работая чисто автоматически. О жизни никто не думал. Выстоять – вот главная была задача».

Выстояли и победили на Курской дуге комендант УВД Осипов Петр Григорьевич, бывший начальник городского отдела милиции Богачев Борис Александрович, инспектор уголовного розыска Пестерев Анатолий Артемьевич, бухгалтер ОИТУ Дедов Афанасий Матвеевич, начальник финчасти отдельного батальона Морев Сергей Максимович, милиционер отдельного взвода Поздняков Афанасий Нефедович, контролер СИЗО-1 Черкасов Петр Егорович. В дальнейшем он участвовал в боях за города Унеча, Клинцы, Гомель. Форсировал р. Сож, освобождал города Калиновичи, Добруша, Стрешин. В составе I Белорусского фронта участвовал в Бобруйской наступательной компании. Освобождал города Жлобин, Бобруйск, участвовал в прорыве обороны на р. Друть. В августе 1944 г. тяжело ранен, после выздоровления – в часть и в бой, контужен. Лечился в госпитале и снова в часть. При форсировании р. Наров снова ранен, но с поля боя не ушел. Освобождал Польшу, Восточную Пруссию, города Больска, ст. Гурия, Острова – Мазовецки, Нотденбург, Аленштейн, крепость Кенигсберг. Под городом Пилау контужен. День Победы встретил в госпитале.

1418 дней продолжалась Великая Отечественная война и не только на территории Советского Союза. Враг не сдавался, он с особой жестокостью и безысходностью сражался за каждый город, за каждое село. Война медленно, но двигалась на Запад, а вместе с боями двигались и сотрудники органов внутренних дел Зауралья. Фронтов было много, но почти на всех фронтах воевали сотрудники органов внутренних дел Курганской области.

Бывший заместитель начальника УВД Потанин Владимир Федорович воевал на Центральном фронте. В марте 1943 года ранен. После выздоровления направлен на II Украинский фронт. Участвовал в боях на Курской дуге, в разгроме Корсунь-Шевченской группировки врага. При форсировании р. Тиссы ранен вторично. После выздоровления участвовал в боях за г. Будапешт, форсировал р. Грон, освобождая г. Братиславу и закончил войну в Праге.

В первые дни войны ушел на фронт из села Чаши сотрудник милиции Сабенин Михаил Варнавич. Он воевал на Северно-Западном фронте, участвовал в сражении на Курской дуге. С боями дошел до Днепра. В сентябре 1943 года, под Киевом, под сильным огнем противника стрелковая рота, которой он командовал, первой форсировала Днепр и захватила плацдарм, обеспечив переправу советских войск. Фашисты несколько раз пытались столкнуть их в Днепр, но у них ничего не вышло. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, Михаилу Варнавичу присвоено звание Героя Советского Союза. Его именем названа одна из улиц г. Киева.

Прошел почти всю Европу с боями Богачев Борис Александрович, бывший начальник городского отдела милиции. В августе 1942 года он был призван в ряды Советской Армии. Прошел подготовку в 32-м запасном лыжном полку на Увале, затем в пулеметном училище в Златоусте и в мае 1943 года, в качестве командира пулеметного взвода, был направлен на Волховский фронт. Участвовал в боях на Курско-Орловской дуге, в районе ст. Салтов и Бобка. Освобождая г. Харьков, а затем Краснодар, участвовал в уличных боях. В конце сентября 1943 года со взводом форсировал реку Днепр под Бородаевкой. В течение недели вели бои за расширение плацдарма. Здесь же принял командование стрелковой роты. В атаке на хутор Оденец был ранен в ногу.

После выздоровления в госпитале участвовал в боях в качестве командира пулеметной роты под Никополем, вместе с ротой форсировал Южный Буг под г. Новая Одесса и в жестоких боях освобождал г. Николаев, за что был представлен к награждению орденом «Красная Звезда». Однако снова был ранен и отправлен в госпиталь. После излечения в боях за г. Одессу еще раз был ранен и орден получил только 22 года спустя в 1965 году.

Со своей ротой участвовал в Яссо-Кишиневской операции, форсировал реки Днестр, Прут. Освобождал город Кишинев, а далее Румынию, Венгрию, Югославию, Австрию. Участвовал в уличных боях в городах Будапешт, Белград, Вена. Последний раз Борис Александрович поднимал свою роту в атаку под городом Фрейштадтом (Австрия), когда одна из частей власовской армии пыталась прорваться к американцам. Бой был настолько жестоким, что неоднократно переходил в рукопашную. Все знали, что войне скоро конец, и умирать никому не хотелось, но чувство злости и ненависти к предателям, придавало силы и выражалось в ярости наших атак. В этом бою рота потеряла 8 человек убитыми и 15 человек ранеными, но власовцев не пропустили. Часть их была уничтожена, а часть взята в плен. Через несколько дней война закончилась.

В августе 1942 года был призван в ряды Советской Армии и Тропин Михаил Андреевич – начальник отдела вневедомственной охраны УВД. После небольшой подготовки в Златоустовском пулеметном училище был направлен на фронт. Первое боевое крещение принял за Вязьмой на Западном фронте. Молодому младшему лейтенанту поручили командовать взводом штрафников в 140-ой отдельной роте. Их было около 500 человек. Это были преступники, приговоренные к расстрелу, но им дали возможность кровью искупить свою вину. Штрафники воевали на самых трудных участках фронта. Чаще всего они вели разведку боем. Поэтому многие погибали. Только за 4 месяца боев взвод трижды обновился. В августе 1943 года в одном из боев был ранен и Михаил Андреевич.

После госпиталя – снова на фронт. В октябре 1943 года под Смоленском второе ранение, уже более тяжелое. Лечился три месяца и опять на фронт, под Оршу. Затем небольшая передышка плюс курсы усовершенствования офицерского состава и в качестве старшего лейтенанта, комиссара роты воевал в Литве. На границе Восточной Пруссии был третий раз ранен. Опять три месяца лечения и в бой за город Кенигсберг. С боями прошел Польшу, Германию. В апреле 1945 года был ранен четвертый раз. Победу встречал в госпитале.

С первых дней войны и до конца находился на фронте сотрудник ОИТУ Булыгин Борис Александрович. В декабре 1941 года воевал под Москвой, был ранен. В ноябре 1942 года в качестве командира пулеметного расчета сражался под Сталинградом. Участвовал в окружении и ликвидации третьей армии румын. Затем, после небольшой передышки, батальон, в котором служил Булыгин, был переброшен на Воронежский фронт под г. Калач. Участвовал в форсировании реки Дон и ликвидации итальянской армии.

В январе 1943 года был ранен, после выздоровления и небольшой подготовки в качестве командира пулеметной роты участвовал в боях на Курской дуге. В составе Первого, а затем Второго Украинского фронтов освобождал город Киев, участвовал в Яссо-Кишиневской операции. Воевал в Венгрии, Румынии, Австрии. В январе 1945 года снова был ранен. На этом для него война закончилась.

От Киева до Праги – таков фронтовой путь танкиста тридцатой бригады Михаила Яковлевича Комарова – начальника Макушинского ОВД, затем – ИТК-2. Все было – и бомбежки, и артобстрелы, и гибель товарищей. На всю жизнь запомнил он те яростные кровопролитные бои. В одном из них Михаила Яковлевича, как командира танкового взвода, ранило. После выздоровления – снова фронт, снова беспрерывные атаки и броски вперед.

О себе, о своей жизни никто не думал. Задача была одна – добить врага в его логове. 25 апреля 1945 года в составе 25-го танкового корпуса, участвовал в боях за город Кобус, лично сжег фашистский танк «тигр», подбил две бронемашины, огнем и гусеницами уничтожил до 100 немецких солдат и офицеров, две противотанковые пушки, миномет и два станковых пулемета. Фашисты разбегались в испуге от такого натиска и виртуозной работы экипажа танка. На поле брани остались стоять брошенные танки типа «пантера». Около 200 солдат и офицеров противника сдались в плен.

28 апреля 1945 года при отражении атаки фашистов около города Любен танковым взводом под командованием Комарова М.Я. было уничтожено до батальона пехоты и большое количество автомашин. Путь к Берлину был очищен. Не успели отгреметь салюты по захвату фашистского логова, Прага – столица Чехословакии через радиоэфир стала просить помощи. Уставшие от фашистского натиска чехи восстали, завязались уличные бои. Нужно было срочно перебросить часть войск им на помощь. Несколько суток без сна и отдыха провел в своем танке Михаил Яковлевич. Мощными ударами враг был уничтожен. Оставшиеся части противника бежали в разные стороны. Дорога на Берлин им была закрыта. Как самую дорогую награду держал на руках командир танкового взвода Комаров М.Я. чехословацкую девочку. Жители Праги со слезами на глазах, забрасывая танкистов цветами, встречали русских освободителей. Это был поистине незабываемый день.

Война у каждого фронтовика оставила неизгладимые зарубки и в памяти, и в сердце.

«Это было на Кюстринском плацдарме за Одером, – вспоминает бывший секретарь парткома УВД Фомин Григорий Михайлович, - До Берлина оставалось 69 км. Об этом все знали, так как на всех перекрестках дорог, в населенных пунктах на фанерных щитах или просто на обычных столбах было написано «До Берлина 69 км. Дойдем до Берлина!» Позднее появились плакаты, на которых улыбчивый солдат нарисован, а внизу призыв «Дойдем до Берлина». Для всех нас, кто был на Кюстринском плацдарме, это удивления не вызывало.

Шли тяжелые боевые будни. Немцы постоянно бомбили, вели артиллерийские обстрелы по площадям. То же самое делала и наша артиллерия. О наступлении говорили, готовились к нему, но сроков не знали. Но за три дня до наступления жизнь на плацдарме оживилась. В ночное время стали прибывать артиллерийские подразделения, окапывались артиллерийские батареи разных калибров. Причем все устанавливалось ближе к краю. 15 апреля 1945 года вечером появились листовки, в которых сообщалось о начале Берлинской операции, о последнем рывке, о том, что враг будет разбит в его логове – Берлине. Все как-то сжалось. Появилось чувство радости, что все скоро будет кончено, что скоро наступит мир. Появилось и другое чувство, чувство настороженности, опасности. Но все мы верили, что все обойдется.

Ночью с 15 на 16 апреля через наши огневые позиции к переднему краю двигались автоприцепы с зачехленными орудиями, и только утром, когда началась артподготовка, мы узнали, что это были мощные прожекторы. Все, что было на плацдарме, как бы затаилось, ощетинилось стволами орудий разных калибров. Мы были на наблюдательном пункте. Связисты постоянно проверяли связь с батареей. Сон не шел. Какая-то тревога заполнила все тело. Мы знали, что немцы будут цепляться за любую кочку. И ждали.

16 апреля 1945 года в 3 часа утра небо озарилось всполохами. Это началась артиллерийская подготовка. Командир батареи дал команду «Огонь!». Тысячи орудий, минометов «Андрюш» и «Катюш» обрушили всю огневую мощь по переднему краю фашистов. Включены были мощные прожекторы, которые ослепили немцев. В течение 20 минут на переднем крае врага и в глубине его обороны бушевал огненный смерч. Все утонуло в черном дыму. А мы кричали: «Огонь, огонь!». Впереди нашего НП начала подниматься пехота, она устремилась за огневым валом в траншеи противника. Началось наступление. С ходу была взята первая траншея немцев, в рукопашной схватке уничтожены сопротивляющиеся немцы во второй траншее. Но немцы очухались, пришли в себя. То, что осталось у немцев не уничтоженным, ощетинилось. По наступающим нашим частям били из орудий и минометов. Столбы взрывов говорили, что артиллерия их еще жива.

В упорном бою был взят опорный пункт немцев в Заксандорфе. Отделению разведчиков батареи была поставлена задача двигаться вслед за пехотой, держать связь с командиром стрелкового батальона и по его требованию корректировать огонь батареи. И мы ее выполнили. Огонек давали туда, кто мешал двигаться вперед (по огневым точкам, по пехоте, по предполагаемым минным заграждениям). Думать о себе было некогда. Настроение было хорошее. К вечеру мы вышли к Зееловским высотам.

У их подножия скопились все: пехота, танки, самоходные орудия, наблюдатели, артиллеристы. С ходу Зееловские высоты взять не удалось. Все началось на следующий день. Но и этот день не принес успеха. Немцы упорно сопротивлялись. Да и сложно было забраться на эти высоты. 18 апреля после артиллерийской подготовки по склонам Зееловских высот со знаменем начали карабкаться солдаты нашего соединения. Там были пехотинцы, повара, орудийные номера. Все было поставлено, чтобы взять эти проклятые высоты. Сколько мужества, героизма было проявлено моими однополчанами, чтобы разбить окопавшихся немцев. На этот раз это удалось. Многие остались лежать там после боя, но сопротивление немцев было сломлено, и дорога на Берлин была открыта. Все пошло, поехало на логово фашистов.

Вспоминается и еще один эпизод из фронтовой жизни. В начале марта 1944 года, прорвав оборону немцев на реке Ингулец, во взаимодействии с Четвертым кавалерийским корпусом генерала Плиева, части нашего соединения с боями двигались в направлении городов Явкино, Новая Одесса. Дороги, по которым шли подразделения, двигалась артиллерия, повозки, представляли собой непролазное месиво грязи. Но, несмотря ни на что, все двигались на запад. Перед нами была река Ингул. Батальон капитана Степаненко с ходу форсировал эту преграду и занял на правом берегу реки пос. Кашперовку.

Мы с командиром отделения разведки Борисом Яковлевым, связистом Горелкиным получили задачу быть вместе с командиром батальона и исполнять все его приказы. Установив связь с командиром батальона и батареей, пристреляв вероятное направление атак немцев, закрепились на занятом плацдарме, ожидая подхода главных сил соединения.

В начавшийся день, после переправы, немцы не предпринимали активных действий. Но на второй день они, видимо, поставили цель сбросить батальон в плавни, которые ночью заполнились водой из-за сильного ветра с юга. Немцы, поддерживаемые танками, артиллерией, начали атаки с утра. Юнкерсы один за другим с воем пикировали и сбрасывали на наши позиции свой смертоносный груз. Но каждый раз их атаки захлебывались, и они откатывались назад. Огонь нашей батареи и других артиллерийских подразделений из-за Ингула помогали сдерживать натиск немцев. Однако к концу дня превосходство их обозначилось. Они нас потеснили.

Подразделения батальона вынуждены были занять оборону в овраге, находившемся сразу же за поселком, ближе к плавням. Но немцы не оставляют цели вытеснить нас. Они предпринимают атаку. Идут цепью, стреляя на ходу. И когда осталось до наших позиций около 15-20 метров, командир батальона подает команду «В атаку!». С возгласом: «За Родину! За Сталина!» все, кто находился в овраге, бросились в атаку. Завязался страшный, ожесточенный рукопашный бой. Немцы не ожидали нашей атаки, нашего натиска и начали отступать. Командир батальона, как заговоренный, был неуязвим, он личным примером вдохновлял солдат. В этом бою, в рукопашной, получил отметину и я – пулевое ранение в шею.

Задача удержать плацдарм была выполнена. Мы вновь заняли северную часть Кашперовки, а немцы отступили на высоты за поселком. С наступлением сумерек немцы прекратили атаки, только их ракеты, трассирующие пули освещали надвигающуюся тьму. Наши подразделения основных сил начали переправляться на западный берег реки Ингула. Через основное русло реки был наведен понтонный мост. Все вновь двинулось на запад, на освобождение Одессы. Всех получивших ранение отправили на грузовой машине медсанбата в эвакогоспиталь в город Баштанку (Украина).

Битва за Берлин началась не на Зееловских высотах, а, может быть, намного раньше. Но в Берлин, его юго-восточную часть, мы вошли 24 апреля 1945 года, поздно вечером. Батарея остановилась во дворе какого-то медицинского учреждения. Немцев не было. Видимо, все ушли вместе с отступившими войсками фашистского логова. Командира батареи вызвали в штаб части, где была поставлена задача вести наступление в направлении Имперской канцелярии Рейхстага, а батарее огнем поддерживать стрелковые подразделения части.

Предстояли жестокие бои. Немцы сделали все, чтобы отстоять свою цитадель. На перекрестках улиц завалы, бронеколпаки и другие железобетонные сооружения, подготовленные для ведения огня. Первые этажи многоэтажных зданий тоже оборудованы для противодействия наступающим подразделениям. Тактика боевых действий наших пехотных подразделений в Берлине сводилась к тому, что действовали не всем подразделением, а группами по 5 – 10 человек, которые проникали к немцам и наносили быстрые, внезапные удары по фашистам, выбивая их из зданий.

Минометчикам работы большой не было. В основном действовали орудия сорокопятки, 76 и 85 мм орудия и танки, которые выдвигались на прямую наводку. Но иногда командиры батальонов, полка, давали команду дать «огонька» по скоплениям немцев во дворах, площадях и зданиях. Мы с НП передавали это на батарею, и батарея старалась бить точно по означенной цели. Бои шли днем и ночью, и к 30 апреля мы вышли на исходные позиции – к центру Берлина. Батарея оборудовала свои огневые позиции к зоологическому саду, это примерно около 1200 – 1500 метров от Имперской канцелярии и Рейхстага.

Метрах в 300 от батареи впереди находилось круглое, диаметром 18-20 метров здание. Примерно высотой в два этажа. Это был бункер. Особой опасности он не представлял, но и спокойно жить, передвигаться тоже не давал. Из бойниц этого бункера периодически немцы вели огонь из крупнокалиберного пулемета, зенитных установок. Чтобы обеспечить безопасность личного состава, было принято решение вышестоящими начальниками взять этот бункер. Батарее 152 мм пушек, которая окопалась в этом же саду, дали команду пробить брешь в этом здании, а группе полковой разведки, усиленной за счет лишнего состава батарей, как только обозначится пролом, ворваться в бункер и прекратить сопротивление немцев. В состав этой группы были включены и мы с Яковлевым Борисом из нашей батареи. Всего в группе было 18-20 человек.

Командир разведгруппы поставил задачу как действовать. После того, как образовался пролом, первая группа, забросав гранатами, бросилась в этот пролом, вслед за ней ворвались и мы. Немцы не оказывали сопротивления. Они были оглушены во время стрельбы по стенам этого бункера. Это было 1 мая. Вечером 1 мая немцы начали сдаваться. В окнах здания, на балконах были выброшены белые флаги. Немцы группами сдавались.

2 мая командир разведотделения Борис Яковлев предложил сходить к Бранденбургским воротам. В первой половине дня, примерно часов в 12, мы двинулись. Минут через 30 мы уже наблюдали, как наши солдаты лезли вверх и оттуда кричали все, что придет в голову. До Рейхстага было метров 300 – 500, и мы, недолго думая, двинулись к Рейхстагу. Площадь заполнена солдатами. Кто-то танцует, кто-то кричит, что он поставил точку в войне. Мы же подошли к тем, кто рисует на стенах Рейхстага. Стены все исцарапаны, исписаны, изранены осколками. Места чистого нет. Но мы нашли узкую ленточку и нацарапали свои каракули – первые буквы своих фамилий, имен и отчеств (ФГМ).

В связи с тем, что время нашего отсутствия на батарее исходило, мы быстро пошли к месту расположения батареи. Во второй половине дня 2 мая 1945 года батарея оставила свои огневые позиции и двинулась к новому месту сосредоточения, уже за пределами Берлина. По дороге, на одной из улиц Берлина, из окна многоэтажного здания раздался выстрел из фаустпатрона, снаряд попал в машину, где была кухня. Повар рядовой Дмитриев, который прошел всю войну от Сталинграда до Берлина, был ранен 17 осколками в живот и умер на руках батарейцев. Как он плакал, проклиная эту войну. Но не суждено было ему дожить до Дня Победы.

Так для меня закончилась война, которая длилась целых четыре года. Это только сказать! Кстати, о бункерах. Говорили, что эти бункера были построены вокруг Рейхстага и Имперской канцелярии. Что они собой представляли? Это железобетонные сооружения в 5 этажей, три из которых под землей, приспособленные для проживания и изоляции в течение одного года. Полностью оборудованы освещением, набором продуктов, питьевой водой, всем необходимым для жизни человека. Они хотели отсидеться, но ничего не вышло».

В июне 1942 года 18-летним парнем добровольцем ушел на фронт Григорий Михайлович. Трижды был ранен и каждый раз, не долечившись, возвращался в родную часть. За мужество и отвагу, проявленные в боях с фашистами, он награжден орденом «Славы» III степени, «Отечественной войны» II степени и медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

Прошли через всю войну и закончили ее в Берлине Преображенский Сергей Васильевич – заместитель начальника ИТК-1, Дедов Данил Федосеевич – сотрудник следственного изолятора г. Кургана, Фомин Федор Иванович – инспектор вневедомственной охраны. Шевелев Яков Григорьевич – старший оперуполномоченный уголовного розыска Шадринского РОВД.

Как воевали наши сотрудники, видно из тех наград, которые они получали. Старший стрелок колонии в г. Шадринске, а затем дежурный помощник начальника ИТК-1 Курицин Василий Федорович прошел с боями всю войну. За особые заслуги перед Отечеством и проявленные мужество и отвагу он награжден:

- двумя орденами «Красной Звезды»,

  • орденом «Александра Невского»,

  • орденом «Богдана Хмельницкого»,

  • орденом «Суворова» III степени.

Медалями:

  • «За взятие Варшавы»,

  • «За взятие Берлина»,

  • «За победу над Германией».

Но не только на фронтах вели борьбу с фашистами наши сотрудники. Некоторые из них в глубоком немецком тылу боролись с захватчиками. Бывший начальник линейного отдела милиции ст. Курган Команский ОлегПетрович воевал в партизанском отряде в Крыму. У Олега Петровича была не рядовая внешность: высокий, кряжистый, с лицом, словно высеченным из гранита. Его располагающий взгляд серых глаз и приятный, с чуть украинским акцентом говорок, невольно выделал его из окружающих людей.

В 1941-ом году, когда ему шел только 12 год, детство для таких как он босоногих крымских пацанов, загорелых до черноты, оборвалось. С запада надвигалась война..

В небе постоянно шли воздушные бои, через с. Васильевку, где они жили, пролетали уже чужие, со свастикой самолеты, улетая далеко в тыл, бомбить наши города и села. Нередко в небе повисали парашютисты, это фашистские диверсанты засылались в тыл, где они подрывали склады с продовольствием и боеприпасами, поджигали посевы пшеницы, ячменя. Дети, как и взрослые, по ночам охраняли поля, патрулировали по деревенским улицам, садам, охраняли заправочные станции, зерно, трактора и комбайны. Они еще надеялись , что фашистов остановят. Однако далеко не все так думали. Отца Олега – Петра Васильевича вызвали в райком партии и назначили политруком истребительного партизанского отряда, который спешно был сформирован из жителей крымских сел. Приехав домой, отец собрал семейный совет и решительно заявил : «Вы с матерью тоже будете воевать в партизанском отряде». Мать отвела Олега в сторону и погладив по голове спокойно сказала: «Запомни сынок, время очень сложное и мы в стороне стоять не сможем, предстоят очень большие испытания, будь готов к ним и дорожи своей честью и семьи нашей». Так Олег в 12 лет стал партизаном.

Волна войны стремительно охватила весь Крым. Они с матерью были глаза и уши партизанского отряда. По крупице собирали сведения о передвижении немецких войск в сторону фронта, поддерживали связь с подпольем, доставляли медикаменты больным и раненым. Да разве все перечислишь, что им пришлось делать в тылу. Порой просто побеседуют с людьми, подержат их морально и вселят уверенность, в нашу Победу. Это тоже многого стоило. Каждый день Олег с матерью выходили в разведку, подвергая себя невероятному риску, так как многие жители знали их просто в лицо. Мать Олега – Алевтина Яковлевна работала учителем в школе и через ее руки прошло не одно поколение подростков. Обстановка еще более обострилась, когда за голову отца – Петра Васильевича, фашисты объявили вознаграждение в сумме 30 тысяч марок. Везде рыскали немецкие и полицейские ищейки, которые искали логово партизанского отряда и всех, кто его поддерживал. Но не смотря на это, Олег с матерью вновь и вновь выходили на задание. Отряду и Красной Армии нужны были сведения о передвижении немецких войск и расположении их складов и огневых точек. Трудно представить, что мать могла решиться на такой риск, подвергнуть своего ребенка каждодневной опасности. Это могла сделать только женщина, которая по-настоящему горячо любила свой народ, свою истерзанную фашистами Родину и конечно родного сына. Она знала, что каждый советский человек должен внести свой вклад на алтарь Победы. А дыхание ее уже начало чувствоваться и Крыму, когда теснимые советскими войсками, фашисты засуетились, стали более нервозными, все чаще и чаще прибегали к крайним мерам.

14 января 1944 года, при выполнении очередного задания, Олег с матерью попал в засаду. Один из полицейских узнал Команскую. Вместе с сыном они прошли застенки вначале с.с. Васильевки, Белогорска затем концлагеря Симферополя. Почти три месяца ежедневных побоев, истязаний. Н глазах у матери издевались над сыном, а затем наоборот, в кровь избивали мать, требуя от них сведений о партизанском отряде. Еле шевеля распухшими от побоев, запекшимися от крови губами, они упрямо твердили, что ничего не знают о партизанах. Мать в конце концов расстреляли, а его обессиленного и истерзанного, поместили в Симферопольскую тюрьму.. Однажды, когда он стоял в колонне политических, во двор завели очередную партию задержанных при облаве. Когда колоны сблизились, кто-то сзади подтолкнул его в спину и сказал: «Давай туда, в ту колонну, может останешься живой». Олег юркнул в середину толпы вновь прибывших горожан. Вскоре их начали сортировать: кого в Германию, кого на укрепработы. Немец, взглянув на исхудавшего и оборванного пацана, отрицательно покачав головой, показал пальцем в сторону ворот. Однако даже этот путь, длинною в несколько десятков шагов, Олег пройти не смог. Буквально на подходе к долгожданной свободе он потерял сознание. Очнулся он в тюремном госпитале. Здоровье постепенно набирало силы. Молодой организм справился и с этим испытанием. В числе других заключенных Олега стали возить на оборонительные работы под Керчь. Однажды, по дороге к месту работы, он сумел воспользоваться не вниманием полицаев и бежал. Скрываясь где придется, помогли добрые люди, он добрался до партизанского отряда.

12 мая 1944 года, под ударами 40го Украинского фронта и отдельной приморской армии, Крым был полностью освобожден. Перед Олегом встал вопрос «что делать?» Дом фашисты сожгли, мать погибла в застенках гестапо, а отец буквально в последних боях за освобождение Крыма погиб. Сироту направили учиться в симферопольское железнодорожное училище, которое он успешно закончил в 1948 году. Работал помощником машиниста в Донбассе, затем служил в рядах Советской Армии, и даже остался на сверхсрочную, а в 1963 году райком партии Челябинска направил Олега Петровича работать в органы внутренних дел на транспорте. Всегда собранный, энергичный, не боящийся никаких трудностей, он быстро пробил себе дорогу и в новом ведомстве. В 1971 году его назначили начальником линейного отдела милиции в г. Кургане. И здесь Олег Петрович не подвел доверие руководства. Не смотря на сложность и специфику работы на транспорте, когда преступники, после совершенного преступления, могут уехать за сотни километров, начальник милиции сумел так подготовить и настроить личный состав отдела, что почти все преступления раскрывались по горячим следам.

За умелое руководство подчиненными, за хорошие показатели работы отдела, Олег Петрович был награжден золотым знаком «Отличник милиции», грамотами МВД и другими наградами. Его отдел неоднократно признавался лучшим на железнодорожном транспорте. Так из сироты, избитого и израненного пацана, вырос прекрасный человек и руководитель коллектива, который своей борьбой с фашистами, отличной работой доказал свою беспредельную преданность своему народу, родному Отечеству и делу, которому он служил. Уже в 12 лет он был награжден медалью «За боевые заслуги». Потом у него будет много разных наград, но это первая, постоянно напоминает ему о боевой юности, о самых близких ему отце и матери, жизнь которых так рано оборвалась. Поэтому не случайно, в день Победы он надевал свой праздничный мундир со всеми наградами и долго вспоминал весь свой жизненный путь, знакомые и родные лица, которые не дали ему погибнуть, споткнуться и потеряться в этом жизненном водовороте. Тянуло ли его туда, где так быстро оборвалось детство, где почти каждый день он смотрел смерти в глаза? Да, тянуло, и очень сильно. Там была его родина, там была могила его отца, и примерное место захоронения матери. Память об этой удивительной женщине, которую все любили и уважали в с. Васильевке, навсегда сохранится в Крыму. Главная улица этого села носит имя Алевтины Яковлевны Команской.

Федор Иванович Крылов, бывший начальник УВД Курганской области руководил партизанским движением на Смоленщине.

Крылов Ф.И. был одним из организаторов партизанского подполья в южных и западных районах Смоленской области. Активно вел политмассовую работу среди партизан и населения области, захваченной врагом, постоянно находился в самых горячих и опасных местах вражеского тыла, работал в штабах партизанских отрядов и бригад, был непосредственно связан с партизанским полком имени Сергея Лазо, с 5-й Зоргинской партизанской бригадой. Возвращался Крылов на «большую землю» только по вызовам для отчетов и получения новых заданий. Затем снова самолет увозил его в тыл врага, где он доносил правду о войне до партизан и населения, укрепляя их дух и вселяя надежду на скорую победу над врагом.

Вместе с мужчинами, в одном строю бились за родную землю и женщины - медицинские работники УВД.

Заслуженный врач РСФСР Гудкова Зинаида Георгиевна с боями дошла до Румынии. Надя Арсланова в 18 лет добровольцем в 1942 году пошла на фронт. В полевом госпитале она вместе с войсками двигалась вперед. Участвовала в ожесточенных боях под Ржевом, на Одере и Висле. День Победы встретила у стен Берлина.

Добровольцем ушла на фронт и 20-летняя Галя Николаева. Первое боевое крещение получила под г. Барановичи. Дни и ночи находилась не передовой, выносила раненых, под непрерывным обстрелом оказывала им помощь. День Победы встретила на земле Пруссии в г. Браунсберге.

А сколько спасли и поставили в строй медицинские сестры эвакогоспиталей Ушакова Вера Петровна, Петрякова Мария Александровна, Ануфриева Нина Александровна, Мыскова Валентина Платоновна. Они заменили раненым и мать, и сестру, и жену, ухаживая за ними и днем, и ночью. Они писали письма домой за тех, кто не мог, они пели им песни, они дежурили по ночам у кроватей раненых, не отходили от тех, кто, казалось, уже был безнадежен, и они выживали, и – снова уходили на фронт. Невероятной силой любви и нежности обладали эти женские руки. Они делали порой невозможное.

Не успев отгреметь на западе, война перекинулась на восток. Квантунская армия Японии начала стремительно захватывать территорию на Дальнем Востоке. Многие части в спешном порядке стали подтягиваться с запада. Война с Японией была непродолжительной, хотя Квантунская армия имела немалую силу. В ее состав входили 31 дивизия, 9 пехотных и 2 танковые бригады, 1 бригада «Смертников». На ее вооружении было более 1000 танков, более 500 орудий и около 2000 самолетов. На Южном Сахалине и Курильских островах они развернули 5-й фронт. Япония превратила Маньчжурию в мощный стратегический плацдарм. Вдоль границы СССР и Монголии укрепления превышали 1000 км.

9 августа 1945 года войска Советского Союза нанесли сокрушающий удар по Квантунской армии, а затем освободили Южный Сахалин и Курильские острова. Это сыграло решающее значение, и 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции.

В разгроме Квантунской армии принимали участие сотрудники органов внутренних дел Зауралья. Бывший начальник Советского ОВД Зверев Анатолий Алексеевич воевал в Северной Корее, участвовали в боях с японцами бывший начальник паспортного стола Первомайского ОВД г. Кургана Каргаполов Александр Матвеевич, милиционер отдельного взвода милиции Пономарев ДмитрийМихайлович, сотрудник Притобольного ОВД Никитин Григорий Иванович, старшина Октябрьского ОВД Носков Анатолий Николаевич, председатель объединенного комитета профсоюза УВД Терцев Алексей Яковлевич и другие.

Отгремела война, но не все вернулись домой. Погибли в боях, защищая Родину участковый уполномоченный г. Кургана Антонов АлексейПоликарпович, милиционеры Катайского РОМ Березин Яков Иванович, Жернаков Григорий Андреевич, Антропов Петр Спиридонович, милиционеры Половинского РОМ Дедов Терентий Алексеевич, Шевченко Василий Фролович, дежурный медвытрезвителя г. Кургана ШастовАлександр Захарович, милиционер Варгашинского РОМ Федоров ФедорДавыдович, агент уголовного розыска, Колчанов КсенофонтийГригорьевич; освобождая Черниговщину пал смертью храбрых участковый инспектор Щучанского райотдела Самохвалов Василий Федорович; защищая Черноморскую крепость – Новороссийск навсегда остался на поле боя сотрудник Варгашинского ОВД Шорин Александр Константинович, а при освобождении Донбаса – Шумков Василий Дмитриевич и многие, многие другие.

РОЖДЕНИЕ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Война послужила толчком к быстрому развитию Зауралья. Из центральной и западной России в Курган были переведены многие заводы, которые почти с ходу начали выпускать оружие для фронта.

Завод «Кургансельмаш» в конце июля 1941 года принимал первый эшелон с оборудованием Гомельского завода сельскохозяйственного машиностроения. Потом их будет много, всего 1100 вагонов. Вместе с оборудованием и материалами из Гомеля прибыло 290 кадровых рабочих и около 180 инженерно-технических работников и служащих.

Монтаж оборудования шел быстро. Заводы объединились в одно предприятие «Уралсельмаш». В конце декабря к ним присоединился эвакуированный из Подмосковья цех Люберецкого завода сельскохозяйственного машиностроения имени Ухтомского, а затем группа рабочих и часть оборудования кировоградского завода «Красная Звезда». Практически с ходу, а именно в сентябре 1941 года, завод начал выпускать мины и минометы. За годы войны завод выпустил 11 миллионов мин и 1500 минометов.

Осенью 1941 года в Курган перевозят остатки Кременчугского завода дорожных машин. В трескучие морозы завод начал монтаж своего оборудования в здании погорелого драмтеатра. Из родных мест привозили недостающее оборудование.

Примитивно, вручную, начали изготовлять первые емкости бензоцистерн, а затем автопливозаправщики для заправки самолетов. В декабре 1941 года завод получил срочное задание: освоить производство и выпустить партию огнеметов системы инженера Клюева. Сутками люди не выходили за территорию завода, а через десять дней задание было выполнено.

В августе 1941 года из украинского города Черкассы в Курган был эвакуирован завод им. Г.И. Петровского, который разместили в здании недостроенной фабрики музыкальных инструментов, ныне ЗДС. За короткое время коллектив завода установил оборудование и приступил к выпуску продукции – мин для минометного вооружения армии. В сентябре 1941 года завод выдал первую продукцию, хотя почти наполовину кадры завода составляли женщины и подростки 14-15 лет.

В ноябре 1941 года в Курган привозят оборудование харьковской артели «Производство весов», а затем, через несколько месяцев, часть оборудования Харьковского металло-штамповочного завода. Вместе с оборудованием прибыли около ста квалифицированных рабочих, инженеров и техников. Так появился в Кургане механический завод № 603. В конце февраля 1942 года завод расширился за счет эвакуированных цехов Московского станкостроительного завода им. С.Орджоникидзе. Механический завод стал выпускать капсульную втулку и гранаты. Во всех цехах развернулось стахановское движение, соревнование фронтовых бригад с патриотическим почином: «Все для фронта, все для Победы!».

Зимой 1941 года в г. Шадринск эвакуировался Московский карбюраторный завод и часть автозавода им. Сталина. Эшелоны шли за эшелонами с оборудованием и людьми. За короткое время город пополнился почти на 4000 человек. Все это надо было разместить, установить и отладить. Коллектив справился и с этим, уже в марте 1942 года он стал выпускать масляные фильтры и радиаторы для машин. В списке наркомата появился Шадринский автоагрегатный завод. Позднее завод начал выпускать бронебойные снаряды для противотанковых пушек, которые были необходимы на фронте в борьбе с гудериановскими дивизиями.

Родоначальником Шадринского телефонного завода стал Московский радиозавод. В ноябре и декабре 1941 года в г. Шадринск прибыло оборудование и основные кадры этого завода. В течение трех месяцев завод был запущен. На фронт стали тысячами отправлять оборудование для телефонной связи.

На базе Московского завода продовольственного машиностроения им. Калинина и Прилукского завода противопожарного оборудования, родился Шадринский завод противопожарного оборудования, который стал выпускать взрыватели, мины и минометы.

Война охватывала все больше и больше территорию нашей страны. Чтобы сохранить промышленность, по решению Государственного комитета обороны СССР, многие предприятия из прифронтовой полосы были эвакуированы на восток.

Юрюзанский конно-подковный завод перебазировался в г. Шадринск, а на его место прибыл завод, эвакуированный с западных регионов страны. Таким образом Юрюзанский металлозавод стал Шадринским металлозаводом. Именно здесь ковались для конницы шипы, гвозди и подковы.

Новую жизнь дал Катайску Мелитопольский насосно-компрессорный завод, эвакуированный с Украины. Город значительно пополнился людьми, которые стали прибывать из Подмосковья и западных областей страны.

За счет прибывших из Москвы, Ленинграда, Днепропетровска и других мест заметно оживило жизнь г. Петухово, особенно литейно-механического завода, который также очень быстро перешел на выпуск военной продукции: корпусов осколочно-фугасных снарядов, ручных гранат и корпусов мин.

Война помогла возникнуть Варгашинскому заводу противопожарного оборудования. В сентябре 1941 года в Варгаши перебазировался Новоторский завод противопожарного оборудования, который наравне с мирной продукцией стал выпускать корпуса авиационных бомб. Та же участь постигла и г. Щучье, когда за счет эвакуированных заводов из Брянска, Черниговской области и украинского города Прилуки создается Щучанский завод противопожарного оборудования, который также начал выпускать продукцию для фронта: огнетушители для танков и самолетов, «минометы-лопаты».

Из далекого украинского Запорожья эвакуируется в Шумиху завод противопожарного оборудования им. Войкова, и он вместе с пожарными насосами делает мины для фронта. Прибывает в Шумиху и Московский ремонтно-подшипниковый завод, который также способствует индустриализации промышленности небольшой станции и значительно повышает количество населения.

За годы войны в Зауралье было переведено из Западной и Центральной части Советского Союза более 20 заводов и промышленных предприятий, которые почти сходу, как говорят с колес, не взирая на мороз и непогоду, буквально через считанные месяцы, начинали выпускать военную продукцию. Предприятия Зауралья стали поставлять для фронта снаряды, мины, ручные и противотанковые гранаты, взрыватели и другие боеприпасы. Но уже начиная со второй половины 1943 года заводы начали выпускать и мирную продукцию: сортировки, молотилки, токарные и деревообрабатывающие станки, мотопомпы, печатные машинки, запасные части и детали к тракторам и комбайнам. За годы войны выпуск промышленной продукции в Зауралье увеличился почти в три раза. Это позволило за короткое время превратить наш край из сельскохозяйственного, в индустриальный. Все чаще и чаще в сводках информбюро стало звучать – Зауралье. Почти круглосуточно работали заводы, не менее напряженно шла борьба за урожай и на полях. В таком же ритме несла службу и милиция. Надо было с одной стороны обеспечить безопасность людей и их имущество, с другой стороны – бороться с паникерами и дезертирами, спекулянтами и мошенниками, не допустить хищение или поломку поступающего с Запада страны, оборудование заводов. В связи с военным положением 20 июля 1941 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР об объединении Народного комиссариата государственной безопасности СССР и Народного комиссариата внутренних дел СССР в единый Народный комиссариат внутренних дел СССР (НКВД). Это позволило сконцентрировать се усилия на борьбу с вражеской агентурой и преступностью в одном органе, укрепить охрану общественного порядка, общественной и государственной безопасности в стране.

Обязанности войск внутренних дел и милиции значительно расширились в связи с выходом в свет Директивы НКВД СССР за № 148 СС от 29 июня 1941 года.

Спали всего по несколько часов в сутки. Лозунг «Все для фронта, все для Победы!» - был актуален и для милиции. Никто не думал о здоровье, да и болели-то редко, а ради Победы готовы были пойти на пожертвование – отдать и свою жизнь. С первых дней войны Зауралье жило напряженной жизнью, давая фронту все необходимое, в том числе и подготовленные кадры – солдат и офицеров.

В августе 1941 года в г. Кургане был сформирован 32-й запасной лыжный полк. В его состав входило более 20 тысяч человек. Костяком полка были курганцы, в том числе и будущие сотрудники органов внутренних дел: Барышев Юрий Петрович, Богачев Борис Александрович, Ежов Григорий Васильевич, Каргаполов Алексей Константинович, Куприн Александр Афонасьевич, Пестерев Анатолий Артемьевич, Романов Михаил Иванович, Чесноков Александр Степанович и многие другие.

Полк был кузницей кадров для войны. Он готовил стрелков, минометчиков, снайперов, десантников, пулеметчиков и других военных специалистов, которые впоследствии участвовали в боевых действиях с фашистами почти на всех фронтах Великой Отечественной войны. Они защищали Москву, на Калининском фронте, в составе 30-ой армии, насмерть бились за города Ржев и Осташково. Здесь сибиряки проявили особую стойкость и мужество. Изрядно потрепав фашистов, многие из них остались лежать на поле боя.

С началом войны криминогенная обстановка в городах и селах Зауралья, как и во всей стране, заметно осложнилась. Трусы, подлецы и мерзавцы всех мастей пополнили армию уголовников. В 1942 году преступность в стране возросла на 22 процента. Наибольший рост произошел за счет тяжких преступлений, особенно убийств, разбоев, грабежей и краж. Это подтверждают и примеры из жизни бывшего заместителя начальника отдела уголовного розыска г. Кургана Иванова Федора Алексеевича:

«6 июля 1944 года арестовали группу воров: Леонова, Сафронова, Мальцева;

18 июля 1944 года арестовали квартирных воров Шушарева и Попова;

19 июля 1944 года арестовали Шабуцкого и Матвеева, которые систематически грабили квартиры граждан;

23 июля 1944 года арестована группа воров и грабителей, в которую входили ранее судимые Губанов и Козлов».

Почти каждый день задерживали преступников, а они появлялись снова и снова. За годы военных лет Федор Алексеевич раскрыл не одну сотню всевозможных преступлений, задержал преступников, которые совершили тяжкие преступления, в том числе убийства. Прячась в лесах, подбирая себе подобных, многие преступные группы буквально терроризировали местное население. Подобная банда, во главе с Яшкой Большаковым, действовала около деревни Ярки Куртамышского района. В деревне Калинка угнали лошадь, в деревне Крызаново подчистую разграбили курятник, в деревне Толстопятово на поле забрали картошку, избили женщину, которая ее охраняла.

Молодой участковый уполномоченный Горбунов Александр Самсонович неоднократно пытался задержать банду дезертиров, но в одиночку у него это не получалось. Однажды в перестрелке он был тяжело ранен в руку. Вскоре к нему на помощь, под видом заготовителей зерна, прибыла подмога – два сотрудника уголовного розыска, а затем и сотрудники милиции из райцентра. Принятыми мерами был арестован вначале один преступник, а затем, окружив дом, где прятались бандиты, и остальные.

Судил их военный трибунал. По законам военного времени дезертиров Ивана Яковлева, стрелявшего в участкового, и главаря Яшку Большакова суд приговорил к высшей мере наказания, а остальных к десяти годам лишения свободы. И в тылу шла война, только невидимая. Люди не знали, где затаился враг, но он был рядом, порой маскируясь под личиной порядочного гражданина.

Война способствовала развитию Зауралья, но она значительно осложнила положение милиции. Лучшие работники добровольцами ушли на фронт. На смену пришли пенсионеры, инвалиды и женщины. Партия и правительство призывали в строй всех честных и порядочных людей, кто мог с оружием в руках охранять по-военному суровый, но очень необходимый правопорядок.

В грозном 1941 году пришла работать в отдел кадров УВД Степанова Любовь Ивановна и 30 лет, как говорят, от звонка до звонка, исполняла различные обязанности нелегкой службы органов внутренних дел.

Александрова Анна Александровна начала работать в НКВД с июля 1942 года. Она бралась за любую работу, не считаясь с трудностями. Исполняла обязанности секретаря, старшего оперуполномоченного, заместителя начальника отделения. Позднее, как более опытного сотрудника, ее назначат начальником отдела. И так, тоже почти 30 лет, не снимая погон, она уверенно исполняла служебные обязанности, с которыми порой не справлялись и мужчины.

В декабре 1942 года была принята на работу в ГАИ г. Кургана Зырянова Наталья Мефодьевна. В этом же году пришла работать в паспортный стол Зыкова Таисья Абрамовна. Чуть позднее влились в состав отдела внутренних дел Половинского района Горбунова Валентина Самуиловна, затем Азарова Августа Матвеевна.

По рекомендации комсомольских и партийных организаций в милицию пришли работать Косачева Нина Николаевна, Мальцева Анна Ефимовна, Яковлева Анастасия Семеновна, Быкова Лидия Прокопьевна и многие другие.

Заменили мужей, сотрудников Катайского РОВД, ушедших на фронт, Жернакова Анна Ивановна и Пономарева, исполняла обязанности милиционера Шумихинского РОВД Кожевникова Анна Дмитриевна.

Много их боевых, задорных девчонок влилось в ряды милиции. Не хватало необходимого обмундирования, питались кое-как, однако девчата не унывали. Они видели – все так живут, вся страна переживала одни и те же трудности.

Бобровой Антонине Яковлевне как эксперту научно-технической группы постоянно приходилось выезжать на преступления. Правда, слово «выезжать» не всегда подходило. На все УВД, для выездов на преступления в районы была одна грузовая полуторка, которая не всегда была на ходу. Приходилось в жару и в холод добираться до места преступления пешком или на перекладных. При этом никто не смотрел, кто какого пола, требования ко всей оперативной группе были одни «Найти и обезвредить!». И она не давала себе поблажек, работала на равных с мужчинами. Лазила по оврагам, чердакам и подвалам, изымала следы преступников и преступлений. Она делала все, чтобы изобличить и задержать нарушителей Закона, и часто ей это удавалось.

Клавдия Александровна Каргаполова в милицию пришла работать почти на год раньше начала войны. За это время она успела набраться определенного опыта, что позволяло ей морально поддерживать девчат и нередко быть старшей при патрулировании улиц в ночное время. Спали мало – по 3-4 часа в сутки. Днем исполняли возложенные на них обязанности, а ночью вылавливали дезертиров, мародеров и преступников, были такие.

После дежурств возвращались в свои кабинеты или убогие жилища и засыпали, скинув с себя сапоги, порой даже не раздеваясь. Питание было скудное, и восстановить потраченные силы на работе помогала молодость. В короткое время передышек, звучал смех, шутки. Унылых людей не было, все верили: «Победа будет за нами!». И она пришла, светлая и радостная. От счастья плакали, целовали даже незнакомых. Это действительно была радость со слезами на глазах.

Военные годы для Кургана и Курганской области были переломными. В феврале 1943 года была образована Курганская область, а 11 февраля 1943 года Приказом НКВД СССР за № 00268 было создано Управление НКВД по Курганской области.

Первым начальником назначен Саломатов Алексей Сергеевич, подполковник госбезопасности, член ВКП(б).

1 марта начальник Управления своим приказом назначил себе заместителя – Храмушина И.И. и объявил расстановку личного состава по штатам отделов УНКВД и горрайотделений:

Секретариат

3

Карпов Иван Александрович

Политотдел

5

Щенников Семен Георгиевич

Отдел уголовного розыска

-1 отделение (по борьбе с грабежами и убийствами);

-2 отделение (по борьбе с кражами всех видов);

-3 отделение (по борьбе с хулиганством, мошенничеством и преступностью);

-группа по борьбе с детской преступностью;

-группа оперрозыска;

-следственная группа;

-группа служебного собаководства

3

4

4

3

2

1

2

2

Выходцев Сергей Ерофеевич

Уфимцев Иван Петрович

Иванов Федор Алексеевич

Бесполников Василий Александрович

вакантная

Сурин Василий Акимович

Шулепов Степан Семенович

Отдел БХСС

-1 отделение (по борьбе со спекуляцией);

-2 отделение (по борьбе с хищениями в госторговле и потребкооперации);

-3 отделение (по борьбе с хищениями в местной промышленности);

-следственная группа

3

3

3

4

2

Кайгородов

Горбачев Филипп Тимофеевич

вакантная

Решетников Гавриил Алексеевич

Оперотдел

-1 отделение (розыскная система);

-2 отделение (обыски, аресты, наружные установки)

2

3

3

Никонов Евгений Матвеевич

Колесников Алексей Алексеевич

Чехулев Анатолий Ксенофонтович

Группа НТО

1

вакантная

Паспортный отдел

-1 отделение (паспортное);

-группа розыска;

-группа по выдаче пропусков в погранзону, полосу, запретную зону;

-группа по учету военнообязанных;

-кустовое адресное бюро;

-группа ОВИР

2

3

1

1

1

3

1

Дмитриев Андрей Яковлевич

Салтыков Петр Осипович

вакантная

вакантная

Каргаполова Клавдия Александровна

Кондрасюк Лидия Петровна

Соколова Александра Гавриловна

Отдел службы и боевой подготовки

-группа по охране общественного порядка;

-группа по охране объектов КПЗ, конвоирования и вытрезвителей;

-группа боевой подготовки;

-группа по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности

2

3

2

1

1

Афанасьев Василий Изосимович

Белый Александр Георгиевич

Андронов Михаил Семенович

вакантная

Человечкова Любовь Тимофеевна

Госавтоинспекция

-квалификационная комиссия;

-автодорнадзор

3

4

2

Погребицкий Василий Никитич

Кочетов Александр Алексеевич

вакантная

Отделение АГС

4

Андронов Сергей Алексеевич

Всего по управлению вводился штат в количестве 85 человек.

В августе 1943 года количество личного состава УНКВД увеличивается до 93 человек. Кроме этого, при Управлении создается конвойный взвод в количестве 25 человек (командир Соколов Н.А.) и КПЗ в количестве 8 человек.

Еще ранее Приказом НКВД СССР № 00746 от 22 апреля 1943 года объявляется штат отделения по борьбе с бандитизмом в количестве 3 человек. Начальником отделения назначается Суханкин Алексей Степанович.

В марте 1943 года создается Курганское городское отделение НКВД. В его состав входят 43 сотрудника. Позднее, 10 августа 1943 года, штаты Управления НКВД увеличиваются до 241 человека, а городской милиции до 134 человек.

Начальником городского отделения утверждается Ленев Петр Георгиевич, а его заместителем – Чикинда Яков Степанович.

Структура городского отделения:

1.

Старший оперуполномоченный

вакантная

2.

Оперуполномоченный

Иванов Матвей Егорович

3.

Помощник оперуполномоченного

Белан П.А.

4.

Начальник паспортного стола

-паспортист;

-начальник военноучетного стола;

-учетчики ВУС

Дубровин Петр Александрович

вакантная

Дубровина Вера Дмитриевна

2 чел.

5.

Участковые уполномоченные города

10 чел.

6.

Секретарь-машинистка

1 чел.

7.

Старший госавтоинспектор

-госавтоинспектор

Казарин Серафим Яковлевич

1 чел.

8.

Заведующая бюро ЗАГСа

-делопроизводитель ЗАГСа

1 чел.

1 чел.

9.

Отдельное строевое отделение (26 чел.)

Горбунов Михаил Анатольевич (командир)

10.

Ведмилиция г. Кургана (взвод по охране госбанка)

30 чел.

11.

Особый взвод (по охране облисполкома и обкома ВКП(б))

(41 чел.)

Быков Василий Яковлевич (командир)

12.

Автодорнадзор (2 чел.)

Орлов Павел Александрович (старший инспектор)

В ноябре 1943 года приказом начальника УНКВД городское отделение милиции реорганизуется в три городских отделения:

I отделение

Начальник Ленев Петр Георгиевич, старший лейтенант милиции. Штат – 34 человека

-Центральная часть города (от ул. Пролетарской – нечетная сторона, до ул. Красина – четная сторона, от р. Тобол до железной дороги. Поселок за р. Тобол на правом берегу).

II отделение

Начальник Попков Иван Андреевич, старший лейтенант милиции. Штат – 24 человека

-Западная часть города, граничащая с улицей Красина – нечетная сторона. От р. Тобол до вокзала и по линии железной дороги на Восток. Вся Северная часть города за полотном железной дороги до мясокомбината и дороги, ведущей в с. Рябково.

III отделение

Начальник Ветер Михаил Григорьевич, старший лейтенант милиции. Штат – 23 человека.

Восточная часть города от р.Тобол от ул. Пролетарской, четная сторона, дорога, ведущая в с. Рябково, включая территорию мясокомбината и колхозный рынок.

Кроме этого, в областном центре вводится отделение по регулированию уличного движения в количестве 9 человек.

21 апреля 1943 года приказом начальника УНКВД объявляется расстановка личного состава горрайотделений милиции Курганской области.

1.

Шадринское горотделение НКВД

-начальник Кадников Павел Максимович. Штат 58 человек.

2.

Шумихинское РОНКВД

-начальник Трусов Алексей Иванович. Штат 19 человек.

3.

Куртамышское РОНКВД

-начальник Ленев Петр Георгиевич. Штат 18 человек.

4.

Петуховское РОНКВД

-начальник Бобровщиков Дмитрий Михайлович. Штат 17 человек.

5.

Галкинское РОНКВД

-начальник Саяхитдинов Салях Замалетдинович. Штат 13 человек.

6.

Далматовское РОНКВД

-начальник Рязанов Алексей Николаевич. Штат 16 человек.

7.

Катайское РОНКВД

-начальник Комаров Пеладий Степанович. Штат 15 человек.

8.

Ольховское РОНКВД

-начальник Кванин Петр Никитич. Штат 14 человек.

9.

Уксянское РОНКВД

-начальник Гребенщиков Григорий Яковлевич. Штат 13 человек.

10.

Щучанское РОНКВД

-начальник Хлызов Георгий Никитич. Штат 15 человек.

11.

Альменевское РОНКВД

-начальник Коньшин Александр Андреевич. Штат 13 человек (с 21.05.43 г. начальник Саяхитдинов Салях Замалетдинович).

12.

Сафакулевское РОНКВД

-начальник Меринов Павел Андреевич. Штат 13 человек.

13.

Белозерское РОНКВД

-начальник Ветер Михаил Григорьевич. Штат 15 человек.

14.

Варгашинское РОНКВД

-начальник Гомзяков Василий Петрович. Штат 13 человек.

15.

Звериноголовское РОНКВД

-начальник Чуваков Самуил Артемьевич. Штат 18 человек.

16.

Каргапольское РОНКВД

-начальник Бугаев Дмитрий Андреевич. Штат 15 человек.

17.

Лопатинское РОНКВД

-начальник Орлов Артем Григорьевич. Штат 13 человек.

18.

Макушинское РОНКВД

-начальник Ремизов Андрей Николаевич. Штат 16 человек.

19.

Мишкинское РОНКВД

-начальник Кудрявцев Филипп Сергеевич. Штат 16 человек.

20.

Мехонское РОНКВД

-начальник Веретенников Иван Николаевич. Штат 15 человек.

21.

Юргамышское РОНКВД

-начальник Богачев Дмитрий Иванович. Штат 16 человек.

22.

Шатровское РОНКВД

-начальник Артемьев Александр Васильевич. Штат 14 человек.

23.

Частоозерское РОНКВД

-начальник Баитов Алексей Петрович. Штат 13 человек.

24.

Чашинское РОНКВД

-начальник Кравченко Павел Романович. Штат 14 человек.

25.

Лебяжьевское РОНКВД

-начальник Беспалов Павел Егорович. Штат 14 человек.

26.

Мокроусовское РОНКВД

-начальник Гусев Георгий Михайлович. Штат 16 человек.

27.

Глядянское РОНКВД

-начальник Чуприн Максим Григорьевич. Штат 13 человек.

28.

Кировское РОНКВД

-начальник Большаков Петр Григорьевич. Штат 14 человек.

29.

Усть-Уйское РОНКВД

-начальник Кокшаров Яков Федорович. Штат 15 человек.

30.

Исетское РОНКВД

-начальник Конев Сергей Минаевич. Штат 12 человек.

31.

Мостовское РОНКВД

-начальник Бобков Василий Платонович. Штат 14 человек.

32.

Половинское РОНКВД

-начальник Филиппов Иван Алексеевич. Штат 14 человек.

33.

Бердюжское РОНКВД

-начальник Комаров Тимофей Игнатьевич. Штат 12 человек.

34.

Упоровское РОНКВД

-начальник Кутергин Григорий Владимирович. Штат 11 человек.

35.

Армизонское РОНКВД

-начальник Чусовитин Михаил Петрович. Штат 11 человек.

Ровно через месяц, а именно 21 мая, начальник УНКВД области делает перестановку руководящих кадров некоторых районных отделений:

Лопатинское РОНКВД

-начальник Кванин Петр Никитич.

Юргамышское РОНКВД

-начальник Горбачев Филипп Тимофеевич.

Чашинское РОНКВД

-начальник Дубровских Иван Тимофеевич.

Мостовское РОНКВД

-начальник Орлов Артем Григорьевич.

Альменевское РОНКВД

-начальник Саяхитдинов Салях Замалетдинович.

19 ноября 1943 года издается приказ о создании Шадринского районного отделения НКВД, для которого выделяется штат в количестве 23 человек. Начальником назначается капитан милиции Ефимов Михаил Григорьевич.

Вместе с созданием и реорганизацией милиции параллельно вводились и другие отделы и подразделения, необходимые для полнокровной деятельности всей системы НКВД области и города.

11 февраля 1943 года создается областной Совет «Динамо»:

  • председатель Совета – начальник УНКВД Саломатов А.С.;

  • заместители председателя – Федцев А.Н. – майор госбезопасности;

  • Кунгурцев А.И. – полковник милиции;

  • членов областного Совета – 10 человек;

  • ревизионная комиссия – 3 человека;

  • президиум облсовета – 5 человек.

В целях медицинского обслуживания сотрудников 27 апреля 1943 года создается санчасть. Начальником санчасти и поликлиники назначается военврач 3-го ранга Узоров Евгений Николаевич. Этим же приказом начальником строительного отдела ХОЗО УНКВД назначается Райтбург Мордеха Наумович.

В апреле издается приказ «О создании огородной комиссии при Управлении НКВД Курганской области».

Цель приказа:

  1. Организация индивидуальных огородов для сотрудников Управления НКВД и семей сотрудников фронтовиков. Обеспечение потребным количеством под огороды земельных участков, организация обработки индивидуальных огородов и изыскание семян.

  2. Для определения потребности земли и семян на индивидуальные огороды произвести учет по отделам желающих иметь огороды.

  3. Председателю огородной комиссии тов. Валееву о выполнении настоящего приказа 20.04.43 года доложить мне.

Начальник УНКВД

по Курганской области

подполковник госбезопасности

Саломатов А.С.

Осенью 1943 года, а именно 8 октября, приказом начальника УНКВД при Управлении создается подсобное хозяйство милиции, директором которого назначается Горбунов М.А.

Менялась структура административного деления области, а вместе с ней менялись расстановка районных отделений НКВД и штаты. С созданием Управления НКВД области больше внимания стало уделяться конкретной работе на местах, в отделах милиции, более качественно проводится отбор сотрудников, желающих работать в органах внутренних дел.

Как и все молодые парни, Луцкий Владимир Иванович рвался на фронт. Он хотел отомстить фашистам за разрушенные наши города и села, за кровь и слезы людей. В 1942 году он с отличием окончил среднюю школу, и его сразу призывают в ряды Советской армии. Он становится курсантом Свердловского военно-пехотного училища, однако очень скоро его комиссовали с формулировкой «к строевой службе не годен». Подвело здоровье Владимира Ивановича. Вернувшись в Курган, он, не задумываясь, поступает на службу в органы внутренних дел, в только что созданное УНКВД Курганской области.

Вначале работает участковым уполномоченным, но уже через год он переходит на оперативную работу, оперуполномоченным уголовного розыска УНКВД. Боевого, энергичного, не по годам смекалистого, его просто не могли не заметить. Через два года его назначают старшим опером, а в 1948 году – начальником отделения, затем зам.начальника отдела, а в 1952 году – начальником отдела уголовного розыска УНКВД Курганской области. До него и после его еще никто не назначался на столь высокую и ответственную должность в 28 лет. Работа просто захватила его. Желание навести порядок в молодой области, вовремя помочь людям, найти и обезвредить опасных преступников заставило его почти сутками не уходить с работы.

Не задумываясь о сне и отдыхе, он ночами бродил по темным улицам города, встречался с агентами, отрабатывал одну версию за другой. Его молодость, накопленные знания, желание во что бы то ни стало достичь поставленной цели помогали ему очень быстро вживаться в любое дело и раскрывать очень сложные, порой запутанные преступления. Ему не раз приходилось самому принимать участие в задержании особо опасных, вооруженных преступников. В него не раз стреляли, а одно ранение чуть не закончилось полной потерей зрения.

Долго такого напряжения даже молодой организм выдержать не мог. В 1953 году произошло несколько сердечных приступов, а в конце года медицинская комиссия безжалостно вынесла приговор: «работать нельзя, инвалид I группы». Это был удар. Мысли и желания его были здесь, в УНКВД, двери которого для него закрылись навсегда.

Состояние здоровья его еще более ухудшилось. Он практически был прикован к постели. Однако Владимир Иванович преодолел свою беспомощность и стал писать повести, рассказы о работниках милиции, которые вначале печатались в областной газете «Красный Курган», а затем в 1957 году его повесть «Горбунцы», в которой рассказывалось о расследовании запутанного убийства молодой женщины в поселке Увал, была опубликована в журнале «Советская милиция».

Начальник литературного отдела МВД В. Спицин писал Владимиру Ивановичу: «Ваша небольшая повесть нас заинтересовала. У Вас есть талант, зоркий взгляд и хорошее сердце. Вы любите людей, Вам небезразличны их судьбы, об увиденном Вы говорите горячо, страстно. Очень рады Вашему успеху, очень рады, что у нас появился такой наш, милицейский автор».

5 мая 1958 года приказом Министра внутренних дел СССР Луцкому В.И. была вручена Почетная грамота «За активное участие в работе журнала «Советская милиция»». Воодушевленный таким прекрасным отзывом о его творчестве, Владимир Иванович готовит к печати еще два своих произведения – повести «Бродяга бежал» и «Ядовитый цветок». Однако его творчеству не удалось дальше развиться, здоровье ухудшалось, и в декабре 1958 года в возрасте 34 лет, его не стало.

С окончанием войны из армии начали прибывать эшелоны с фронтовиками, многие из которых почти не отдыхали, сразу пошли работать в милицию. Раздумывать было некогда, надо было наводить порядок в области. Так, например, Белобородов Василий Алексеевич после демобилизации в декабре 1945 года сразу пришел работать в органы внутренних дел, вначале оперуполномоченным, а затем старшим оперуполномоченным отдела уголовного розыска УВД.

В 1943 году, после снятия блокады Ленинграда, больного, истощенного Константина Михайловича Вакулича направляют на поправку в г. Курган. Сразу же, с первых дней жизни в областном центре, он пришел работать в милицию, вначале участковым уполномоченным, а затем опером в уголовный розыск. За годы работы в уголовном розыске Октябрьского ОВД г. Кургана старший оперуполномоченный Вакулич К.М. раскрыл не одну сотню сложных, запутанных и очень опасных преступлений, за что неоднократно награждался различными наградами, в том числе высшей наградой – орденом «Ленина».

Чем-то похожая судьба сложилась и у Александра Феофановича Обабкова. После тяжелого ранения под Ленинградом в 1943 году почти полгода он провалялся на больничной койке, а по прибытии в Курган сразу же пришел работать в милицию, вначале в качестве милиционера в особый взвод, а затем он сам пожелал работать инспектором дорнадзора ГАИ Октябрьского ОВД. 30 лет работал Александр Феофанович в милиции, но в его личном деле почти одинаковые записи: награжден, поощрен «За добросовестное отношение к работе», «За проявленную инициативу и находчивость», «За проявленную бдительность», «За высокие показатели в работе». Все водители областного центра знали его требовательность, высокую принципиальность, честность и неподкупность. Не случайно многие из них уважительно называли его «Дядя Саша». В 1971 году за высокие показатели в работе, добросовестное исполнение служебных обязанностей он был награжден Указом Президиума Верховного Совета СССР орденом «Знак Почета». Это был настоящий патриот органов внутренних дел и своей области.

После второго ранения был демобилизован и приехал в Курган в 1943 году Павлов Иван Павлович. После небольшого отдыха он зачислен в штат УКГБ оперуполномоченным и почти 30 лет отдал он работе в этом ведомстве и милиции.

После окончания Свердловской школы начальствующего состава милиции с 1942 по 1945 гг. работал в Ленинграде Харитонов Яков Степанович. И только после снятия блокады, наведения необходимого порядка он был откомандирован в г. Курган, где работал в ОБХСС и в следствии на различных должностях. В марте 1972 года он вышел в отставку. 31 год своей жизни он посвятил укреплению правопорядка в своей стране, в областном центре Зауралья. За годы войны и службы наград и поощрений было много, они были разные, но все они говорили о смелости, мужестве, исключительной честности и высоком трудолюбии этого человека.

Несмотря на то, что многие из фронтовиков пришли работать в милицию, однако грамотных и профессионально подготовленных сотрудников катастрофически не хватало. Тогда принимается испытанный метод – партийная мобилизация. На местах подбираются наиболее зрелые, грамотные и умудренные жизнью люди и направляются на работу в органы внутренних дел.

После тяжелого испытания войной по путевке горкома партии в 1946 году был направлен на работу в милицию Чечулин Сергей Яковлевич. Вначале работал инспектором службы, а затем около 20 лет в уголовном розыске на различных должностях, и только полученные раны и болезнь заставили его в 1962 году уйти в отставку.

Закончил войну на подступах к Праге офицер связи штаба полка Потанин Владимир Федорович. После демобилизации, в марте 1946 года он приезжает в Курган и сразу же поступает на работу в органы внутренних дел. Исполняет обязанности инспектора хозяйственной части, начальника этого отдела, начальника отдела мест заключения УВД, а затем с 1965 года пятнадцать лет заместителя начальника УВД.

За эти годы он принял самое активное участие в улучшении жилищных условий сотрудников, в строительстве и благоустройстве помещений органов внутренних дел. Активно принимал участие в общественной и политической жизни города и области. Неоднократно избирался депутатом городского Совета. За высокую трудовую деятельность и большой вклад в благоустройство города Кургана был награжден орденом «Трудового Красного Знамени», ему присвоено звание «Заслуженный работник МВД».

После выхода на пенсию, он активно работает в областном Совете ветеранов, неоднократно выезжает в Москву, где пробивал строительство госпиталя для ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. Это был человек слова и дела.

Завершив войну, в апреле 1945 года после демобилизации, приехал в Курган и Богачев Борис Александрович, который также по путевке партии связал свою жизнь с деятельностью органов КГБ и внутренних дел. Вначале он работал оперуполномоченным уголовного розыска УВД, затем, набравшись опыта, был переведен вначале начальником отделения отдела уголовного розыска УВД, а затем начальником отдела милиции г. Кургана, Советского ОВД. Закончил службу в 1968 году в качестве начальника отдела вневедомственной охраны Октябрьского ОВД г. Кургана. За добросовестное исполнение возложенных обязанностей неоднократно поощрялся приказами начальника УВД и Министром внутренних дел. Но даже после ухода на пенсию Богачев Б.А. не знает, что такое отдых. Постоянно встречается с учащейся молодежью, слушателями учебного центра УВД, около 20 лет работает в составе Совета ветеранов УВД. Это человек, которому до всего есть дело.

Значительно позднее закончил службу в Советской армии Петр Семенович Пасечник. Его фронтовая дорога закончилась под Прагой, но только в 1950 году он был демобилизован. В 1953 году его вызвали в райком КПСС и сказали: «Обстановка с преступностью в стране сложная, пойдешь работать в милицию». И он пошел как солдат партии исполнять этот приказ. Начал свою работу в самом сложном и ответственном отделе – уголовном розыске. Вначале был инспектором УР Притобольного ОВД, а затем, набравшись опыта, был переведен заместителем начальника отдела по оперативной работе. Много всяких сложных, запутанных преступлений раскрыл Петр Семенович. Армейская закалка, терпение и выдержка часто помогали ему в этом. Почти 17 лет шел он по следу преступника, который совершил убийство гражданки Сынку А.В. Трудная и кропотливая работа: допросы, запросы, экспертизы, встречи и беседы с людьми на протяжении этих долгих лет. Не каждый может выдержать. А он сумел и доказал, и задержал преступника, который в это время уже проживал в Молдавии. Под массой собранных улик, показаний свидетеля, преступник признался: «Убил, нужны были деньги».

Восемнадцатилетним пареньком ушел на фронт Евдокимов Иван Александрович, заместитель начальника Шумихинского ОВД. Война и его не пощадила. Пулеметная очередь фашиста чудом не отняла у него жизнь, но изрядно искалечила. После госпиталя Иван Александрович попробовал свои силы вначале на железной дороге, а затем пришел работать в милицию. По характеру спокойный, выдержанный, по-житейски рассудительный, он сразу завоевал уважение среди сотрудников и тех, с кем по работе приходилось встречаться.

Работая инспектором по делам несовершеннолетних, он часто встречался с детьми в школах, по-отцовски тонко и мудро разбираясь в их судьбах. И дети тянулись к нему, усматривая в нем не столько милиционера, сколько хорошего человека. В 1954 году Ивану Александровичу предложили работу в уголовном розыске. Не сразу все получилось, но упорство, желание быстрее познать все секреты новой работы помогли ему стать полноправным «сыщиком».

Около 30 лет работал он в органах внутренних дел. Было всякое – в него стреляли, он стрелял. В мае 1965 года, задерживая группу цыган, Иван Александрович случайно не получил заряд дроби в голову. Прошел он совсем рядом, разворотив кабину автомашины. Но сотрудник милиции не растерялся. Он сумел обезвредить и задержать преступников. За делами да заботами не заметил он, как пролетело время и пора уже уходить на заслуженный отдых. В декабре 1978 года он ушел на пенсию.

По рекомендации Юргамышского райкома КПСС пришел на работу в милицию и Худяков Александр Иванович. За плечами война, ранение и богатый опыт житейской мудрости, накопленный за этот период работы в уголовном розыске, на различных должностях в других службах. Но однажды потянуло Александра Ивановича к перу. Как-то незаметно слова стали складываться в рифму. Строка за строкой – и вот оно, стихотворение «Утро». Затем другое, третье. Но о чем бы ни писал старый солдат, мысли его постоянно возвращали к годам войны.

В 1995 году он печатает сборник стихов о Великой Отечественной войне – «Глоток Победы», а в следующем году – «Вкус борьбы». И пошло, поехало. Его стихи стали печатать в сборниках «Единоверцы», «Память сердцу говорит», в областных и районных газетах. Стал он выступать с этими стихами перед сотрудниками, в трудовых коллективах, на встречах со школьниками.

С начала и до конца войны Кузьма Андреевич Семенов участвовал в боях с фашистскими захватчиками. Прошел почти всю Европу. Освобождал Прагу, Дрезден, участвовал в разгроме фашистской армии в Берлине. Он, как разведчик, повидал всякое. За смелые, мужественные и по-военному правильные действия трижды получал благодарность от Верховного главнокомандующего Сталина. Был награжден орденом «Красной Звезды», медалями «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». За годы войны был дважды ранен и дважды контужен.

В мае 1946 года, сразу после демобилизации, пришел работать в милицию. Исполнял обязанности милиционера конвойного взвода УВД, а по вечерам, как и все, выходил на охрану общественного порядка в городе. 16 июня 1953 года, ночью, в районе мясокомбината на него неожиданно напали сзади двое преступников, железными прутьями нанесли несколько ударов по голове и, завладев его табельным оружием, скрылись. Преступников через несколько дней задержали, а Кузьма Андреевич, не приходя в сознание, от полученных ран скончался.

Как несправедливо устроен мир. Четыре года участвовал в боях с фашистами Кузьма Андреевич, но остался живым, а погиб в родном Кургане от рук советских граждан, земляков, проживающих с ним в одном городе, которых он защищал.

Влившиеся в органы внутренних дел фронтовики резко изменили обстановку. Полученные на фронте закалка, смелость и решительность в достижении поставленной цели сыграли положительную роль в наведении правопорядка в области. Однако очень часто преступники, совершившие сложные и запутанные преступления, уходили от ответственности, не хватало у сотрудников милиции профессиональной подготовки. И тогда было принято решение направлять на учебу в высшие и средне-специальные учебные заведения наиболее молодых и перспективных сотрудников.

Не пришлось в годы войны Василию Артемьевичу Гаптарю поносить солдатскую шинель, слишком он мал для этого, однако и его семью опалило пламя войны. Родился он в небольшой украинской деревушке Радяньское Сумской области. Только закончил два класса, а тут война. На фронт ушли два брата, а сентябрьским днем 1941 года пришли в село фашисты. Целых два года длилась оккупация. За эти годы семья испытала все – и голод, и страх расстрела за спрятанных советских солдат.

После освобождения Василий продолжил учебу, а в свободное время вместе со взрослыми таскал плуг по одичалому полю, жал ножом хлебные колосья. Закончив семилетку, поступил в техникум, да пришлось бросить: нет ни обуви, ни одежды, ни хлеба. Когда подрос, пора собираться в армию. Военком, приметив Василия, направил его в училище внутренних войск, после окончания которого и оказался Василий Артемьевич в далеком Зауралье.

Послевоенное время было смутное. Подняло голову всякое отребье – шулеры, воры, расхитители народного добра. Василий начал службу участковым уполномоченным. Работали по 16 часов в сутки. Не хватало знаний, опыта. Пошел учиться в вечернюю школу. Получив аттестат о среднем образовании, сразу же поступил учиться на факультет криминалистики высшей Московской школы МВД СССР, окончив которую вернулся в Курган. Здесь его знали, любили и ждали. Направили вначале Василия Артемьевича в уголовный розыск, а затем заместителем начальника ОБХСС г. Кургана. Немало было сделано доброго и полезного на этом посту, однако с учетом приобретенных знаний, в 1963 году его переводят начальником оперативно-технического отдела УВД.

Более 12 лет Василий Артемьевич возглавлял научный отдел, который помогал уголовному розыску, следственным органам по мельчайшим следам устанавливать истину и распутывать сложные и запутанные преступления.

Накопленный опыт работы в органах внутренних дел, житейская мудрость и талант воспитателя привели его в 1977 году в учебный центр УВД, куда он был направлен в качестве начальника центра. Нужны были новые, более профессиональные и подготовленные кадры. Около десяти лет работал с молодыми сотрудниками Василий Артемьевич. Всегда собранный, по-спортивному подтянут, внешне опрятен, в обращении с сотрудниками корректен, он всегда вызывал уважение и доверие. Не случайно, когда встал вопрос, кого послать с группой сотрудников в Москву для обеспечения порядка и безопасности в период проведения XXII Олимпийских игр, все единогласно согласились с кандидатурой Гаптаря. И он оправдал оказанное ему доверие.

ВРЕМЕНА ВЕЛИКИХ ПЕРЕМЕН

50-е годы были отмечены резким ростом преступности не только в Курганской области, но и по всей стране. Проведенная амнистия после смерти Сталина И.В. в 1953 году выпустила на свободу, скорее всего несколько сотен тысяч заключенных, которые эшелонами возвращались в родные места, сметая на пути продовольственные киоски, магазины и базары.

Обстановка в стране резко ухудшилась. Правительство, ЦК КПСС неоднократно отмечали неудовлетворительную работу милиции по наведению общественного порядка и борьбе с уголовной преступностью. Было проведено сокращение численности руководящих кадров, канцелярского и обслуживающего персонала, а за счет этого увеличены штаты городских и районных отделов милиции.

Однако недостаточное финансирование милиции не давали возможность оснастить ее необходимой техникой, обеспечить сотрудников более высокой заработной платой и, естественно, создать необходимую сеть учебных заведений. Поэтому не случайно треть работников дознания и начальников городских и районных отделов милиции не имели даже среднего образования.

Реальные признаки улучшения положения в органах внутренних дел обозначились со второй половины 60-х годов, особенно тогда, когда Министром внутренних дел был назначен Щелоков Н.А. С этого времени начались поиски новых организационных форм охраны порядка и борьбы с преступностью. Создаются ряд самостоятельных структурных подразделений в МВД – Главное управление уголовного розыска, БХСС. ГАИ, другие. Вначале 70-х годов организационно-инспекторский отдел преобразовывается в штаб. Создаются специальные комендатуры по учету и надзору за условно осужденными и условно освобожденными с привлечением их к труду. В аппарате уголовного розыска создается профилактическая службы.

Принимаются меры и по повышению денежного содержания сотрудников. Появляются все больше и больше учебных заведений, которые начинают подготовку кадров для органов внутренних дел с высшим образованием. Уделяется большое внимание воспитанию сотрудников, культуре поведения, внешнему виду и. прежде всего, форме ношения. Средства массовой пропаганды все больше и больше начинают транслировать и публиковать материалы о правильных и умелых действиях работников милиции.

В г. Кургане проводятся конкурсы на лучшую картину о работниках милиции, на лучшее произведение, очерк о деятельности сотрудников органов внутренних дел. В 1967 году принимается решение о создании при УВД многотиражной газеты «На боевом посту», редактором которой назначается корреспондент Курганского областного комитета по радиовещанию и телевидению Александр Алексеевич Дудко. Он сумел за короткое время добиться признания газеты не только в области, но и в МВД СССР. Она стала одной из лучших газет, выпускаемых в органах внутренних дел СССР. Он написал сценарии к нескольким короткометражным документальным фильмам о работе милиции, ее истории: «Тени сами не исчезают», «В интересах детей», «Последний бой», «Что лучше охоты» и др.

Как журналист, он написал повесть о первом комиссаре Курганской милиции Л.В. Аргентовском, романы «Трубач трубит тревогу», «Засада». Выпустил книгу о великом русском скульпторе Шадре. Все его работы были отмечены грамотами и дипломами МВД и Союзом писателей. Он был членом Союза журналистов, членом общества «Знание» и постоянно выступал перед сотрудниками и населением области с беседами, лекциями на различные темы. Постоянно публиковал на страницах областных газет, радио и телевидение материалы о работе милиции. Это был живой, энергичный человек глубоко знающий и любящий свою работу и дело, которому он служил.

С первых дней работы в органах внутренних дел он начал собирать материалы об истории милиции и благодаря его усилий в 1980 г. был открыт музей милиции Курганской области, который и в настоящее время постоянно пополняется новыми материалами и экспонатами о ее деятельности. Ежегодно музей посещают около 4000 человек, это в основном учащиеся школ, училищ, вузов и слушатели учебного центра УВД, которые решили на долго связать свою жизнь с милицией.

Совместно с Дудко А.А. работал капитан милиции инспектор уголовного розыска УВД Сафронов Кузьма Савеьевич. Это был внештатный корреспондент курганского телевидения, член Союза журналистов СССР, который постоянно снимал фильмы о работе милиции, оказывал помощь в подготовке телепередач о сотрудниках органов внутренних дел. Его фильмы и отснятые материалы о работе милиции неоднократно были участниками Всероссийских и Всесоюзных конкурсов любительских фильмов и награждались Грамотами и Дипломами I степени.

Не менее интересно проходила служба и жизнь старшего инспектора штаба УВД майора милиции Пропалова Василия Фотеевича Кроме основной работы по службе, он также увлекался литературой и постоянно публиковал материалы о работе милиции в областных газетах. Издал книги «Ход конем», «Служба такая» и две повести «Судьба лейтенанта Погодина» и «Подарок». Он неоднократно награждался Почетными грамотами УВД, МВД, настольной памятной медалью за активную пропаганду работы органов внутренних дел.

Очень часто мелькали на страницах областных газет, в передачах радио и телевидения материалы начальника центра служебного собаководства УВД Бебутова Владимира Гарегиновича Он был постоянный участник семинаров молодых литераторов России. Его рассказы «Ожидание», «Собор таежной богоматери», «Дыни», «Расплата» и другие печатались во многих газетах и журналах Советского Союза.

Вел постоянную переписку с журналами «К новой жизни» и «Воспитание и правопорядок» начальник ОИТУ УВД Заварницин Анатолий Дмитриевич. В 1992 году вышла его книга «Смерть в рассрочку», а затем повесть «Под стук колес». В 1990 году он стал лауреатом газеты «Ленинский путь», а в 1994 году дипломантом МВД России.

Начиная с 1945 года, постоянно публикуется в печати полковник внутренней службы, заместитель начальника ОИТУ Салманов Василий Алексеевич Более 10 лет он был внештатныМ корреспондентом газеты «Советское Зауралье». Его материалы нередко печатались в журналах «К новой жизни», «Воспитание и правопорядок», в других союзных журналах. После выхода на пенсию он выпустил две солидные монографии о некотором опыте воспитательной работы в ОИТУ и «Мое слово в печати», где сделана подборка всех публикуемых им материалов в печати, начиная с 1945 года и по 2000 год.

Активным корреспондентом районной и областных газет был начальник Каргапольского ОВД подполковник милиции Кокорин Анатолий Кириллович. Его материалы о работе милиции очень часто публиковались на страницах областных многотиражных газет. Несколько лет назад он опубликовал автобиографическую повесть «Моя жизнь». Это практически настольная книга каждого начинающего руководителя органов внутренних дел.

Говоря о пропаганде деятельности милиции, нельзя не сказать о работе радиожурнала «Всегда на посту», который в 1969 году возглавил старший редактор Курганской телерадиокомпании Быбин Александр Иванович. За годы своего существования около 400 раз журнал выходил в эфир. На страницах публиковалась вся многогранная жизнь органов внутренних дел области и отдельных ее сотрудников. Масса благодарственных писем приходила в адрес редакции журнала за умелое освещение тех или иных наболевших вопросов. За тесную связь с милицией, за хорошее освещение ее работы, редактор радиожурнала Быбин А.И. награжден знаком «Отличник милиции» и денежными премиями УВД.

Немалую роль в укреплении авторитета милиции сыграл созданный в начале 80-х годов духовой оркестр при УВД, которым в разное время руководили сотрудники ОВД А. Зырянов, а затем Добролеженко Борис Георгиевич. Оркестр принимал участие во всех строевых смотрах УВД, в областных и городских мероприятиях. Музыка духового оркестра невольно заставляла подтягиваться каждого сотрудника, строго соблюдать порядок поведения в строю, прививала уважение к Знамени Управления и Государственному Гимну Российской Федерации.

В 1985 году духовой оркестр УВД Курганской области принимал участие во Всесоюзном смотре самодеятельного творчества, посвященного 40-летию Победы Советского народа в Великой Отечественной войне и был отмечен Дипломом военно-оркестровой службы Министерства обороны.

Ежедневное общение с преступниками нередко размывает жизненные устои сотрудников, прививает им негативное отношение к окружающему миру и ко многим вполне порядочным людям.

Занимаясь вопросами воспитания сотрудников органов внутренних дел УВД в 70-е годы заключило негласный договор, согласно которого наиболее заметные лица эстрады и кино, приезжающие в Курганскую филармонию, в обязательном порядке выступают перед сотрудниками милиции г. Кургана. Незабываемые вечера были проведены с артистами кино: Леоновым, Целиковской, Кириченко, Броневым, Хазановым, Гвоздиковой и Жариковым, Савиной, артистами театра им. Вахтангова и многими другими. Когда расходились с .этих встреч, лица сотрудников светились необычной радостью и одухотворенностью. Эти встречи расширяли кругозор сотрудников, прививали им элементы культуры, этики и эстетики.

Каждый из артистов оставил в душе присутствующих на вечере просто неизгладимый след. Не менее интересно прошла встреча сотрудников органов внутренних дел г. Кургана с международным гроссмейстером, заслуженным тренером СССР по шахматам Балашовым Ю.С. Сразу на нескольких досках был дан сеанс одновременной игры. Чистых побед не было, но несколько сотрудников закончили бой вничью. Даже такие успехи радовали и участников встречи, и естественно, болельщиков.

Одним из средств воспитания и профессиональной подготовки личного состава органов внутренних дел были слеты отличников милиции, которые постоянно проводились в УВД. На них пропагандировался передовой опыт работы в различных службах и подразделениях Управления.

Так, например, 29 сентября 1969 года на слет собрались лучшие из лучших, которые в совершенстве овладели мастерством милицейской профессии и готовы этот опыт передать другим. На слете говорилось о передовых методах работы старшего инспектора ОБХСС УВД Якова Степановича Харитонова, оперуполномоченного уголовного розыска Октябрьского ОВД Черемных Геннадия Павловича, участковых инспекторов Лебяжьевского ОВД Старцева Анатолия Павловича, Советского ОВД Тюрлина Владимира Александровича. Особо отмечалась деятельность старшего инспектора БХСС Щучанского ОВД Николая Никоноровича Кузьмина. Только в 1969 году им было выявлено 20 преступлений, из них 13 хищений, 4 обмана покупателей, разоблачена группа спекулянтов. Благодаря его настойчивости и принципиальности государству было возвращено 19 500 рублей. Не случайно Николаю Никоноровичу второй год подряд присваивалось звание «Лучший инспектор БХСС области».

На этом слете многие обменялись своим опытом работы. Закончился слет обращением отличников милиции ко всем сотрудникам органов внутренних дел Курганской области, в котором отличники милиции призывали вести активную борьбу против любых антиобщественных проявлений, более решительно наводить необходимый правопорядок и бороться с преступностью в городах и селах нашей области, постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, добиваясь раскрытия совершенных преступлений, как правило, «по горячим следам», повсеместно создавать остановку неотвратимости наказания за каждое совершенное преступление, бороться за села, участки образцового порядка и поддерживать это движение повсеместно.

Обращения участников слета всегда обсуждались в коллективах органов внутренних дел и принимались конкретные меры по распространению передовых форм и методов работы. Все это способствовало достижению более высоких положительных результатов во многих отделах и подразделениях УВД в целом.

Работники милиции постоянно поддерживали связь с трудовыми коллективами. Ежегодно на заводах проходили «Дни милиции», где сотрудники отчитывались о проделанной работе по укреплению правопорядка и вырабатывали совместные действия по борьбе с пьянством, кражами и другими антиобщественными действиями. Подобные встречи устраняли невидимые барьеры между милицией и населением области, вызывали уважение к деятельности органов внутренних дел и давали возможность своевременно получать информацию о совершенных преступлениях.

В интересной форме проходили отчеты участковых уполномоченных перед населением о проделанной работе. Очень часто присутствующие граждане ставили в неудобное положение сотрудников своими вопросами и выступлениями, заставляли участковых более ответственно относится к сигналам граждан и более оперативно решать вопросы по наведению порядка в микрорайоне.

Нередко и представители трудовых коллективов выступали перед сотрудниками органов внутренних дел непосредственно в отделах и подразделениях УВД. На хорошем организационном уровне проходили встречи с Героями социалистического труда г. Кургана, дважды Героем соцтруда академиком Т.С. Мальцевым, представителями клиники доктора Илизарова Г.А. и другими. Все это поднимало настроение, развивало желание сделать порученное дело лучше и быстрее.

Терентий Семенович Мальцев был не только хлеборобом, он был активным общественным деятелем, которому до всего было дело. Он находил возможность поприсутствовать на заседании комиссии по борьбе с пьянством, принять участие в работе коллегии УВД, где обсуждались вопросы укрепления правопорядка в Курганской области. Он встречался с участковыми уполномоченными области и внушал им житейские и хозяйственные премудрости. Он любил природу, родной край и пытался внушить каждому жителю Зауралья, самому, приложить усилия и облагородить его. Поэтому не случайно, именно с его согласия, обкомом комсомола был создан куб «Родная земля», на заседаниях которого обсуждались различные вопросы и литературы, и философии, и науки, и конечно защиты Родины и труда. На заседаниях этого клуба не раз присутствовали и руководители горрайорганов области. Здесь совместно вырабатывалась точка зрения на укрепление общественного порядка в городах и селах Зауралья, на совершенствование деятельности милицейских структур. Именно за активное участие в работе милиции, общественных формирований Терентию Семеновичу был вручен знак «Отличник милиции».

Не раз, находясь на Шадринской земле, сотрудники органов внутренних дел области попадали в дружеские объятия директора совхоза «Красная Звезда», Героя Социалистического труда Григория Михайловича Ефремова. Его пламенные и зажигающие речи, а главное высокие результаты работы руководимого им совхоза, действительно настраивали присутствующих на преодоление возникающих трудностей и достижение хороших показателей в работе. Именно эти два знатные хлеборобы и хозяйственники делали больше всяких указаний и инструкций по сохранности социалистического добра и приумножение экономики Зауралья. Не случайно, после беседы с Терентием Семеновичем Мальцевым участковый уполномоченный Белозерского ОВД Игорь Леонидович Арефьев говорил: «После этих встреч и бесед, я приезжаю в свой родной район одухотворенный. Появляется жажда сделать что-нибудь хорошее.

Настоящим праздником была встреча сотрудников органов внутренних дел г. Кургана с дважды Героем Советского Союза летчиком-космонавтом Шаталовым В.А., Героем Советского Союза, сотрудником МВД Попрядухиным А.И., дочерью генерала Карбышева Еленой Дмитриевной – кандидатом военных наук, преподавателем Академии Министерства Обороны СССР. Для сотрудников милиции г. Кургана работники Эрмитажа и Третьяковки провели цикл лекций по искусству, на которых они на слайдах показали лучшие произведения, хранящиеся в музеях. Все эти встречи, беседы, естественно, обогащали сотрудников и заставляли смотреть на мир другими глазами.

Надо отметить, что годы десятой пятилетки (1976-1980) были плодотворными. Об этом красноречиво говорят те награды, которые были получены в тот период. Только город Курган, начиная с 1974 года, шесть лет подряд, за победу во всесоюзном социалистическом соревновании награждался переходящим Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, а город Шадринск столько же раз награждался переходящим Красным знаменем Совета Министров РСФСР и ВЦСПС. Многие трудовые коллективы завоевывали призовые места во Всесоюзном и Всероссийском соревновании по одному, два и три раза.

За годы десятой пятилетки около 3 тысяч человек награждены орденами и медалями СССР за трудовую доблесть.

70-е годы были отмечены постоянным приездом в Курганскую область депутата Верховного Совета _____________________, заместителя Министра МВД СССР Шумилина Бориса Тихоновича. Он, как депутат избранный от Курганской области, постоянно встречался со своими избирателями, знакомился с работой колхозов, совхозов и трудовых коллективов. Не проходил он мимо и милиции, работы всех подразделений, подчиненных МВД. Часто эти знакомства для многих заканчивались не совсем приятными выводами: кого заслушают на очередной коллегии УВД, кого просто освободят от занимаемой должности, как несправившегося с возложенными на него обязанностями. Поэтому замминистра всегда встречали с определенной радостью и подспудным страхом. Он не давал расслабиться даже в малом, так как все недостатки работы органов внутренних дел области он узнавал из бесед с населением, которое лучше любого аналитического центра, делало ему расклад о работе каждого сотрудника от рядового до начальника отдела. Вероятно, это было одним из факторов активной и наступательной позиции милиции и других общественных формирований в укреплении правопорядка в этот период.

Неслучайно, именно 70-е годы отмечены высокими показателями борьбы с пьянством и хулиганством, снижением многих видов преступлений в области и высокой их раскрываемости.

Еще 25 октября 1956 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают постановление об укреплении кадров милиции. В область начинают поступать все больше и больше сотрудников, окончивших средне-специальные и высшие учебные заведения. Значительно улучшается отбор кадров для работы в милиции, особенно по рекомендациям трудовых коллективов, комсомольских и партийных организаций.

В 1957 году, после окончания пожарно-технического училища МВД, в область приехал Григорий Денисович Третьяков. Вначале работал пожарным инспектором, затем, окончив заочно юридический институт, участковым, следователем. Где бы он не работал, отдавался порученному делу полностью. Поэтому не случайно он был признан лучшим участковым области, о чем получил Почетную грамоту. Работая следователем, через три года снова стал лучшим, за что был награжден медалью «За трудовую доблесть», которую вручил ему на Всероссийском совещании следователей в г. Москве Министр В. Тикунов. Его трудолюбие, профессиональная грамотность, настойчивость к достижению поставленной цели были замечены, и в 1966 году его назначили вначале начальником сельского районного отдела милиции в пос. Лебяжье, а позднее городского – в городе Шадринске.

За короткое время он сумел сплотить коллектив и повести его за собой. Григорий Денисович стремился всегда и во всем, будь то работа, спорт, профессиональный конкурс – быть в числе первых не путем подтасовывания статистических данных, а путем достижения реальных результатов в борьбе с преступностью, наведения общественного порядка или в спортивной борьбе. При этом сам начальник принимал участие во всех мероприятиях и как профессионал, и как спортсмен давал фору молодым сотрудникам.

Он умел работать и отдыхать, умел вселить в души подчиненных уверенность и решимость к достижению поставленной цели. Это был лидер и вожак во всех вопросах. Рядом с ним росли, развивались и закалялись в борьбе настоящие руководители коллективов органов внутренних дел.

Не случайно в 1974 году его назначили заместителем начальника УВД Курганской области, а затем Министерство неоднократно предлагало переехать в другие области в качестве начальника УВД. Он отказался. Григорий Денисович патриот своего края и дела, которому он служил. Более 40 лет работая в органах внутренних дел, он всегда был примером для подражания молодым. Не случайно бывший начальник УВД Курганской области генерал-майор милиции Сковордин Ю.П. сказал о нем: - «Этот человек – целая эпоха в Курганской милиции».

УГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК

5 октября 2003 года российский уголовный розыск отметил свое 85-летие. Нельзя сказать, что до этого момента розыском преступников не занимались. Достаточно отметить, что в Российской Империи в системе МВД еще 6 июля 1908 года был создан уголовно-сыскной департамент.

После октябрьской революции 1917 года органы уголовного розыска были децентрализованы и действовали под руководством местных Советов. Фактически розыскного аппарата не было. Связь между учреждениями отсутствовала, регистрация преступников не проводилась. Личный состав не имел необходимых знаний оперативной работы. После учреждения в октябре 1918 года Центрального управления уголовного розыска. Было утверждено Положение об организации отдела уголовного розыска, в соответствии с которым органы уголовного розыска учреждались в городах с населением не менее 40-45 тысяч человек и обязаны были заниматься охраной революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и бороться с бандитизмом. Общее руководство уголовным розыском осуществляло НКВД.

В ноябре 1918 года Главное управление милиции РСФСР направило в местные Советы документ, в котором говорилось о том, что необходимо дело сыска поставить на научную основу и создать кадры действительно опытных работников – научных специалистов. После этого начали приниматься меры по налаживанию дактилоскопического учета, фотографирования на основе единых правил. Значительно усилилось техническое оснащение органов уголовного розыска, больше внимания стало обращаться совершенствованию знаний и профессиональных навыков сотрудников.

В феврале 1919 года Центророзыску по согласованию с исполкомами разрешалось открывать отделения уголовного розыска в населенных пунктах с населением менее 40 тыс. человек. Практически в 1919 – 1920 годах органы уголовного розыска фактически проводили предварительное следствие по большинству уголовных дел. Это в конечном итоге привело к слиянию органов уголовного розыска и органов следствия. Однако в конце 1920 года, после введения института народных следователе, милиция перестала выполнять функции органов предварительного следствия.

В феврале 1919 года принимается решение о создании кабинетов судебной экспертизы, регистрационного и дактилоскопического бюро. Это были первые научно-технические подразделения в милиции. Однако многие решения, в том числе и правовые основы деятельности низовых звений милиции, установленные специальной инструкцией, претворить в жизнь так и не удалось. В 1918 году началась гражданская война. Все граждане, независимо от занятий и возраста должны были беспрекословно выполнять обязанности по обороне страны. Поэтому работа по строительству правоохранительной системы на Урале и в Зауралье в полном объеме началась только после разгрома армии адмирала Колчака, в основном во второй половине 1919 года. Хотя официальным документом, регламентировавшим порядок, структуру и штаты рабоче-крестьянской милиции, являлась инструкция НКВД от 12 октября 1918 года, но о ней многие просто ничего не знали.

В прифронтовом Кургане милиция окончательно была сформирована во второй половине августа 1919 года. Городское управление, в штате которого числилось 65 сотрудников, возглавил М.И. Чупин, а управление уездной милиции – П.С. Федоров. Сам город был разделен на три района, а территория уезда – на восемь районов, позднее был образован еще один. Всю эту территорию охраняли 200 милиционеров, из числа которых почти 70% были крестьяне и 30% - рабочие.

В курганском уезде отделение «уголовно-тайного розыска» было сформировано позже других на Урале – 25 сентября 1919 года. Оно состояло из шести оперативных сотрудников и трех канцелярских служащих. Начальником был назначен Подкопаев. На содержание негласной агентуры выделялось 120 тысяч рублей в год. Все непосредственное руководство уголовного розыска находилось в г. Челябинске. Однако текучка захлестнула все административные отделы. Вместе с постоянной сменой руководства губернского Управления, менялись и начальники отдела уголовного розыска, не успев толком разобраться и оказать какое-либо влияние на работу этой службы.

Частые реорганизации, смена руководящего состава, отвлечение наличных сил на решение не свойственных милиции задач и наносило непоправимый вред эффективности ее работы. Тем более остро ощущалась проблема кадрового потенциала. На службу приходили не имевшие не только какой-либо профессиональной подготовки, но даже зачастую не владевшие азами грамотности. Плюс к этому мизерная заработная плата, нерешенность бытовых вопросов способствовало быстрой сменяемости личного состава городских и сельских подразделений. Поэтому не только рядовой, но командный состав слабо разбирался в профессиональных тонкостях милицейской специальности, особенно в оперативной работе. «Бывало задержим человека, – писал один из организаторов милиции на Урале А.Д. Плещачков, - а как составить протокол задержания или протокол допроса, понятия не имеем, а научиться негде. Знания и опыт приобретали в борьбе». Не случайно в тот период основное внимание уделялось силовым методам для достижения цели. Это естественно вызывало нарекания со стороны населения.

Формирование уголовного розыска шло крайне сложно. Назначенные на должность агентов 1-го, 2-го и 3-го разрядов сотрудники толком не знали свои обязанности. Полностью отсутствовали инструкции по организации розыска, проведения обысков и дознания. Поэтому первое время работники розыска использовали разработанную для чекистов Инструкцию для разведчиков, в которой раскрывались в той или иной мере приемы оперативно-розыскной деятельности и организации наружного наблюдения.

Центророзыск установил, что численность агентов на местах должна определяться в зависимости не от количества населения того или иного региона, а от состояния оперативной обстановки. В циркуляре от 4 января 1919 года говорилось:»Данные статистики, подтвержденные практикой, указывают, что технический состав служащих отделений должен равняться 10% преступлений в данном регионе в среднем за месяц, т.е. на каждого агента уголовного розыска должно падать 10 преступлений за месяц».

Агента принимал на службу начальник уголовного розыска. После прохождения месячного испытательного срока кандидат утверждался в должности отделом управления губисполкома, в ведении которого находилась местная милиция, и становился агентом 3-го разряда.

Перевод в более высокий или, наоборот, в более низкий должностной разряд осуществлял начальник уголовного розыска, но не ранее, чем после двухмесячного срока работы агента в соответствующей должности. По действующим нормам каждый агент в течение месяца должен был «отработать» по 10 преступлениям. Если за два месяца после утверждения в должности агент 3-о разряда раскрывал преступления или успешно выполнял оперативно-розыскные задания не менее чем по 16 уголовным делам, т.е. не менее 75% установленной нормы, он переводился сразу в 1-й разряд. Если он успешно выполнял работу по 10-12 уголовным делам (50-55% нормы), переводился во 2-й разряд.

Агенты 1-го и 2-го разрядов, не выполнявшие в течение двух месяцев определенной для них нормы «выработки» (75 и 5%), понижались соответственно в должности. Агент, выполнявший менее одой трети поручаемых ему дел, считался непригодным к службе по активному розыску и подлежал увольнению или переводу на другую работу.

В это время вал преступлений, связанных с посягательствами на жизнь людей и имущество, буквально захлестнул всю губернию, в том числе и Курганский уезд. Начальник Курганской горуездной милиции Воденников Федор Поликарпович докладывал в губернское управление.

«За период с 1 января по 1 мая 1922 года зарегистрировано:

бандитских налетов – 6;

вооруженных ограблений – 29;

убийств – 18;

обнаружено трупов – 143;

совершено краж со взломом – 494;

мелких краж – 691;

конокрадство – 138.

За этот период:

произведено арестов – 921;

проведено обысков – 501;

проведено облав – 32;

задержано контрреволюционеров – 3;

задержано бандитов – 17;

задержано воров – 544;

задержано дезертиров военных – 23,

трудовых – 6;

отобрано винтовок – 5;

револьверов – 5;

штыков – 7;

подобрано на улицах брошенных родителями и отправлено в дом матери и ребенка – 112 детей.

Количество нераскрытых преступлений с каждым днем растет. Штат работников уголовного розыска в городе Кургане 6 человек крайне недостаточно, надо повысить хотя бы до 12 человек. Частая сменяемость начальников гормилиции резко отражается на продуктивности работы милиции в целом».

Сложившаяся обстановка и вынудила принимать самые жесткие меры. В постановлении губисполкома отмечалось – Кражи, грабежи и убийства, совершенные с небывалой дерзостью и жестокостью, принимают характер безудержного и оголтелого бандитизма. Все средства борьбы, принимаемые судебными органами, до сих пор не достигли цели, ибо установлено точно, что участниками преступных деяний являются неисправимые профессиональные рецидивисты, не поддающиеся никакому влиянию карательных и исправительных методов Советской власти.

Учитывая это обстоятельство, и считая профессиональные кражи, грабежи и убийства особо тяжкими преступлениями, в условиях голода и разрухи равными мародерству во время военных действий, Челябинский губисполком постановил: принять самые решительные меры к ликвидации уголовного бандитизма в городах и к всемерному обеспечению личной и имущественной безопасности всего населения. Все дела о кражах, как с применением насилия, так и без такового будут изыматься из общей подсудности и направляются в высшее отделение губревтрибунала с целью применения к ворам-рецидивистам высшей меры наказания. Все лица, участвующие в вооруженных нападениях и ограблениях и оказывающие при задержании сопротивление, будут расстреливаться сотрудниками милиции, губрозыска и губчека безо всякого следствия».

Однако, несмотря на предпринимавшиеся усилия, борьба с преступностью желаемого результата не приносила. Как бы местные власти ни ужесточали наказания за различные виды преступлений, положение не улучшалось. Уровень жизни самих сотрудников был крайне низким, продовольственный паек в 22 фунта (300 гр. в день) позволял едва сводить «концы с концами».

Газета «Красный Курган» от 22 ноября 1923 года своей заметкой «Жизнь в милиции в уезде» наиболее красноречиво отразила материальное обеспечение работников милиции в тот период. «Трудно живется работникам милиции в уезде. И без того незначительное жалованье задерживается еще и с выплатой. Происходит большая потеря на курсе. К 16 ноября все еще не было уплачено за октябрь месяц.

Пришла осень с ее дождями и грязью, там и зима на носу, у работников милиции нет верхнего платья, сапог, дров. Нет и денег на керосин, квартиру, продовольствие и пр. «Хотя бы жалованье вовремя! Управление Усовмилиции! Где ты со своими заботами.? Не забывай и нас. Улучши положение».

Систематические перебои с выдачей пайка и обмундирования стали обыденным явлением в жизни южно-уральской милиции. Поэтому не случайно были зафиксированы частые случаи совершения сотрудниками милиции преступлений на корыстной основе.

Начальник Курганской милиции Водеников Ф.П. докладывал в губернское управление в феврале 1922 года «Милиционеры малограмотные, часто совершают преступления, допускают взяточничество – 11 отправили под суд».

После окончания гражданской войны обстановка в стране требовала отказаться от чрезвычайных методов управления. X съезд партии, состоявшийся в марте 1921 года, принял решение о переходе от военного коммунизма к новой экономической политике. Разрешалась частная торговля. Казалось вся страна превратилась за короткий промежуток времени в гигантский базар. Бывшие мешочники, рабочие, демобилизованные солдаты, домохозяйки и т.д. и т.п. толпами вышли на улицы и площади, торгуя и обменивая кто чем может.

В городах оживился слой мелких и средних предпринимателей – нэпманов, владельцев торговых заведений, мастерских, булочных, кафе, ресторанов и пр. Оживающий, мелкобуржуазный элемент начал чувствовать себя хозяином в стране. Он начал обходить все законы и добиваться того, что ему надо. Однако материальное обеспечение милиции, как и прежде находилось на прежнем уровне.

В июне 1921 года вышло в свет постановление ВЦИК, закрепившее единое организационное построение милиции. Были введены единообразные штаты, разработаны единые формы отчетности. Почти через год, 24 мая 1922 года, ВЦИК и СНК РСФСР приняли Положение о Народном Комиссариате. Оно определяло функции главного, губернских, городских и уездных управлений милиции, порядок прохождения службы и укомплектования милиции кадрами. Руководство милицией возлагалось на местах на губернские управления. Однако 28 ноября 1923 года выходит в свет Постановление Президиума Челябинского губернского исполкома, согласно которому все Управления милиции, в том числе и Управление уголовного розыска с 1 декабря 1923 года объявлялись расформированными. Все функции этих учреждений передавались вновь сформированным административным отделам исполкомов.

На основании Положения ОНКВД от 1922 года милицию составляли младшие и старшие милиционеры, агенты розыска, следователи, командный состав, а также технический персонал. Служба в милиции носила добровольный характер, но каждый поступающий в милицию, давал обещание прослужить не менее одного года. На работу принимались лица, достигшие 21 года, грамотные, годные по состоянию здоровья и служившие в Красной армии.

24 мая 1922 года вышел секретный приказ по милиции и уголовному розыску, которым четко разграничивались функции и определялись взаимоотношения милиции и уголовного розыска. На уголовный розыск возлагалось производство розыскных действий и дознания по всем делам общеуголовного характера. Милиция же должна была наблюдать за личной и имущественной безопасностью граждан; производить дознания по делам о преступлениях против общественной безопасности и публичного порядка; составлять протоколы по делам частного обвинения, содержать и сопровождать лиц, задержанных уголовным розыском.

Вроде бы все было четко определено: кто и чем должен заниматься. Однако, как и раньше, сотрудников использовали на совершенно не свойственной для милиции работе: следить за вывозом нечистот в ночное время, следить за ценами на обувь, за своевременной подачей освещения в коммунальных квартирах, оказывать помощь ветеринарам, следить за вывесками на торговых и промышленных предприятиях и т.д.

Некоторые партийные работники самовольно заставляли сотрудников милиции проводить обыски и аресты граждан, часто полагаясь только на собственную инициативу. Очень часто на Урале под эти аресты попадали и их помощники. Обращения в вышестоящие инстанции ничего не меняли.

По мере становления в стране тоталитарного политического режима сложилась полная монополия партии на власть, а милиция окончательно превратилась в чисто исполнительный орган.

Преступный мир в 20-е годы был многолик. Приказы сверху квалифицировали преступников в зависимости от видов совершаемых ими преступлений: «взломщики» или «громилы местные» - это воры, проникающие в помещение путем взламывания замка «домушники по тихой» - воры, проникающие в помещение, неслышно, «по-тихому», с помощью подобранных ключей и отмычек; «посетители» - воры, которые проникают в квартиры под различными предлогами, отвлекая внимание хозяев; похитителей церковной утвари и грабителей могил – «клюквенниками», проституток и сутенеров, совершавших кражи у клиентов – «хипесниками» и т.д.

Сотрудники уголовного розыска их подразделяли несколько по-иному, разделив их на 4 категории: профессиональные, случайные, душевнобольные и дегенераты.

Наиболее трудно раскрываемым видом преступлений в то время были квалифицированные кражи, так как преступники-профессионалы были хорошо организованы, имели между собой налаженную связь и, как правило, располагали жилыми помещениями, где укрывали краденные вещи.

Начальник губернского уголовного розыска А.Я. Ринкис вынужден был признать, что преступный мир «специализируется и совершенствуется быстрее, чем наши органы». Для того, чтобы справиться с валом преступлений, захлестнувших Урал и Зауралье, руководство губернского уголовного розыска предписывало своим сотрудникам «обращать самое главное внимание на самих себя, быть всегда осторожным, выдержанным, корректным и в то же время строгим, не допускать разгильдяйство». Работникам уголовного розыска предлагалось «проводить регистрацию улиц, переулков, кварталов, учет фабрик и заводов, а также различных категорий преступников – рецидивистов». На каждом заводе производить вербовку осведомителей, способных сообщать о кражах. «Этот способ позволит вам легко знать и ловить воров, а также раскрывать кражи» - гласила секретная инструкция. Необходимо было в каждом квартале завербовать трех – четырех осведомителей, которые должны быть грамотными, иметь хорошую память и «самое главное – не болтливым на язык».

В 20-е годы Курганский округ захлестнуло конокрадство, почти каждый день угоняли скот, а главное лошадей у крестьян. Так, в сводке начальника горуездной милиции Воденикова Ф.П. доводилось до сведения губернского управления, что ч 11 по 25 мая 1922 года было совершено 35 случаев краж скота, а с 10 по 15 июля 1922 года – 21 кража. И это продолжалось почти весь 1922 год. Сотрудники уголовного розыска провели несколько облав по задержанию организованных бандитских группировок конокрадов. В решении этого вопроса хорошо помогало милиции и само местное население. Совместными усилиями удалось несколько сбить волну конокрадства. Однако здесь не обошлось и без жертв. Конокрады всегда были хорошо вооружены, дерзки и решительны. При задержании одного из главарей банды 5 октября 1923 года был тяжело ранен помощник начальника уголовного розыска г. Кургана Савельев Федор Митрофанович, а 6 октября он от полученных ран скончался.

В это же время в Кургане орудовала еще одна банда под предводительством Семенова-Терентьева. Она совершала дерзкие налеты на дома граждан, убивая на своем пути всех, даже детей. Награбленные ценности вывозились за пределы города и продавались или менялись на продукты питания в сельской местности. Только в течение года бандой было убито более 20 человек. Обстановка в городе резко обострилась. Население стало бояться выходить на улицу в вечернее время. Жители города резко критиковали деятельность милиции, которая и без этого почти сутками совершала засады, облавы, но выйти на след банды не могла.

Однажды инспектор уголовного розыска Васильев получил информацию от своего агента, что похожий на бандита человек иногда приезжает в д. Редькино к женщине Кузиной, жительнице этого села. В доме была сделана засада, которая в течение 3-х дней терпеливо ждала гостей. На четвертый день действительно к дому подъехали двое мужчин. Они уверенно загнали подводу во двор и вошли в хату. Схватка была короткой, но жестокой. Преступников обезоружили, связали и на этой же подводе доставили в Курган. Была задержана и хозяйка дома. В ходе расследования были выявлены и задержаны все бандиты. Дело передали в суд, который в течение месяца внимательно изучал и рассматривал все случаи, совершенные бандой преступников и в конечном итоге вынес всем членам банды высшую меру наказания. Так, в 1924 году в Кургане перестала действовать еще одна преступная группировка.

Принятые меры в Кургане позволили, в общем, добиться хороших результатов работы. Так, отмечая 6-ю годовщину рабоче-крестьянской милиции, газета «Красный Курган» 24 ноября 1923 года публикует заметку «Как работал уголовный розыск»: - «Три последних года работа уголовного розыска характеризует его деятельность следующими цифрами:

  • поступило заявлений о преступлениях – 2004, раскрыто – 890;

  • общее число задержанных преступников – 1523 человека, из них: 1064 мужчин и 271 женщина, 112 малолетних преступников и 176 рецидивистов;

Отдельно по годам: за 1921 год подано заявлений 856, раскрыто – 313, задержано преступников – 848. В 1922 году – заявлено 556, раскрыто 265, задержано – 410 и в 1923 году (не полном) заявлено – 592, раскрыто – 324 и задержано – 365.

Мы видим, что с постепенным уменьшением преступности улучшается работа уголовного розыска, несмотря на сокращение его штата – ровно наполовину против 1921 года. Причины – хороший подбор работы данного момента по сравнению прошлых лет – бандитизма и голода».

В период НЭПа широкое распространение получило хулиганство и самогоноварение. «Новые капиталисты» - нэпманы, не имея никаких политических прав, постоянно находились во враждебном окружении, не уверены были в завтрашнем дне и жили по принципу - «пропадать, так с музыкой!». Это выливалось в беспрерывные кутежи и рвачество. Все это передавалось и местному населению. Несмотря на голодные годы на Урале и в Зауралье грандиозный размах получило самогоноварение, при этом наибольшее распространение оно получило в Курганском округе, где в 1924 году было зарегистрировано 1998 случаев.

Но, несмотря на все усилия, самогоноварение так и не удалось ликвидировать административными методами. Сам народ не поддерживал эту борьбу. Особенно крестьяне, которые на продаже самогона имели определенные доходы.

Если хулиганство в той или иной мере начало сокращаться после изменения в 1926 году в УК РСФСР ст. 176, где говорилось, что за хулиганство предусматривается мера лишения свободы сроком до трех месяцев, а за повторное – до двух лет. Это остудило некоторые лихие головы, то в борьбе с самогоноварением ничего не помогало.

12 июня 1025 года Уральский облисполком был вынужден принять постановление, где предписывалось «не выпячивать борьбу с самогоном в деревне на передний план», а позднее 18 апреля 1928 года в подразделениях милиции был направлен секретный циркуляр, где указывалось на недопустимость нарушений законности «в деятельности милиции по борьбе с самогоноварением». От сотрудников требовалось, чтобы они сами стали примером честности, профессионализма и бескорыстной преданности делу.

22 июня 1922 года вышел приказ по милиции республики, где было сказано: «Милиционер, поставленный блюсти общественную нравственность, прежде всего сам должен быть безупречным. Понятие и представление о милиции у населения должно быть связано только с честностью, законностью, выносливостью, культурностью и прочими лучшими качествами безупречных людей».

Однако условия жизни сотрудников милиции не соответствовали этим требованиям. Перевод милиции в 1922 году на местный бюджет крайне негативно отразился на материальном обеспечении милиции. Местный бюджет испытывал острый дефицит и оказался не в состоянии удовлетворить самые элементарные потребности органов охраны правопорядка. Не хватало обмундирования, вооружения, транспорта и других самых необходимых в работе предметов. Это привело к резкому сокращению личного состава милиции, но и эта мера не решила проблему повышения уровня материального благосостояния милиции.

Весной 1922 года в Москве состоялся I съезд работников милиции, открыто признавший неудовлетворительным снабжение милиции всеми видами довольствия. Съезд принял решение, в котором говорилось о предоставлении квартир сотрудникам с отоплением и освещением, своевременно выплачивать жалованье, выдавать продовольственный паек, снабжать обмундированием, снаряжением, вооружением; обеспечить милицию средствами передвижения и бесплатной медицинской помощью.

Принцип социальной справедливости нарушался повсеместно по всем без исключения сотрудникам милиции. Заработная плата работника милиции и уголовного розыска, чья служба была сопряжена с огромной ответственностью, ежедневным риском и опасностью для жизни, была ниже, чем у сотрудников государственных учреждений. Например, рядовой делопроизводитель администрации в 1923 году получал от 1200 до 1500 рублей в месяц, то помощник начальника уездной милиции – 376 рублей, а рядовой милиционер – 178 рублей.

«Милиция голодна, необута. Продуктивность ее деятельности страдает. Но судить ее строго нельзя. В условиях оплаты ее труда нужно искать ключ к решению всех проблем», – писал Д.Ф. Татаркин – прокурор губернии, прокурору республики Д.И. Курскому.

«Как сохранить тех, кто вопреки всем невзгодам продолжает честно трудиться над обеспечением правопорядка в регионе», – вот вопрос, который более всего волновал руководство губернского и уездного отделов милиции, особенно сотрудников уголовного розыска. Решено было за каждым милицейским подразделением закрепить шефствующую организацию, которая брала на себя обязательство оказывать ему посильную помощь. Из губернского управления постоянно поступали распоряжения на места с указанием, «во что бы то ни стало изыскать средства на премирование особо ценных работников». Особенно это касалось работников уголовного розыска. Таким образом, именно в 20-е годы начала складываться практика материального стимулирования сотрудников милиции, послужившая в последующем стимулом повышения эффективности их профессиональной деятельности.

Использовалась эта практика и в Курганском округе. Так заметка в газете «Красный Курган» от 28 января 1923 года о заслугах милиции гласит: - «Начальнику района т. Филиппову за поимку организованной шайки уголовных бандитов – конокрадов из 27 человек управлением горуездной милиции объявлена благодарность и выдана премия: 1 пара белья и 20 рублей. Заслуги милиции велики. Население должно принять участие в шефстве милиции».

К этому времени относится становление системы профессиональной подготовки кадров милиции на Южном Урале. 3 июля 1920 года приказом № 6 по Челябинской губернской рабоче-крестьянской милиции было объявлено о создании краткосрочных курсов для милиционеров, комсостава и райисполнителей. В соответствии с Положением, из каждого уезда губернии для прохождения обучения откомандировывалось «восемь человек развитых, грамотных милиционеров и лиц комсостава».

Курсы были рассчитаны на 48 человек и содержались за счет губернского управления милиции. Весь личный состав курсов считался резервом губмилиции. Все курсанты официально числились в командировке и получали ежемесячное жалованье по месту основной службы. На курсах их кормили, обеспечивали общежитием, по типу военной казармы, при строгом соблюдении порядка и дисциплины. Продолжительность учебы рассчитывалась на 26 дней. По окончании срока учебы каждый выпускник проходил экзаменационные испытания по следующим предметам: «Основы советской конституции и законодательства», «Основы советского судопроизводства и его основные принципы», «Основы гражданского, административного и уголовного права», «Основы судебной медицины», «Канцелярское производство» и т.д. Несколько позднее, примерно по такому же принципу, открылись курсы сотрудников милиции в городе Шадринске и городе Кургане, где прошли переподготовку и все работники уголовного розыска.

В начале 30-х годов с целью «усиления охраны социалистической собственности и обеспечения действенной борьбы с преступностью» началась последовательная централизация органов милиции в государственном масштабе. В декабре 1930 года были ликвидированы народные комиссариаты внутренних дел союзных республик, и милиция выделилась в самостоятельное ведомство. При Совете народных комиссаров РСФСР было образовано Главное управление милиции и уголовного розыска. Общее руководство ими возложено на Объединенное государственное политическое управление СССР (ОГПУ).

25 мая 1931 года ВЦИК и СНК СССР утвердили первое общесоюзное Положение о рабоче-крестьянской милиции. Милиция стала административно-исполнительным органом советской власти на местах. На нее возлагалось наблюдение «за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих революционный порядок и общественную безопасность».

Милиции, вместе с уголовным розыском, поручалось вести борьбу с преступностью, охранять государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан. Этим Положением милиция переводилась с местного бюджета на общегосударственный и подлежала снабжению в общегосударственном, централизованном порядке. В декабре 1932 года было образовано Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР. В его составе было сформировано и Управление уголовного розыска.

После создания общесоюзного уголовного розыска из его состава стали выделяться самостоятельные направления работы, происходило перераспределение функций. Так, в 1937 году было выделена линия по борьбе с хищениями государственного и общественного имущества и специализацией – БХСС. В том же году из наружной службы в уголовный розыск были переведены подразделения служебного собаководства.

Началась специализация сотрудников по раскрытию определенных видов преступлений: по борьбе с убийствами, грабежами, конокрадами, поджогами, с хозяйственными должностными преступлениями и т.д. К 1940 году эта специализация уже четко определилась и практически была завершена.

Когда началась Великая Отечественная война, именно уголовный розыск отдал фронту и пополнил истребительные отряды своими лучшими сотрудниками. Не случайно из сотрудников уголовного розыска 22 апреля 1943 года в Кургане было создано отделение по борьбе с бандитизмом в количестве трех человек, которое возглавил капитан госбезопасности Суханкин Алексей Степанович.

Надо отметить, что 1943 год для милиции Зауралья был переломным: 11 февраля 1943 года объявляется о создании НКВД по Курганской области, а 1 марта 1943 года приказом начальника УНКВД Саломатова Алексея Сергеевича объявляется расстановка штатов отделов Управления милиции и горрайотделений НКВД.

Первым начальником отдела уголовного розыска области назначается майор милиции Выходцев Сергей Ерофеевич. За ним на эту должность были назначены Ткачев Михаил Ильич, Мижеров Серафим Тимофеевич и другие. Это были первые ступени становления уголовного розыска Курганской области.

Состав ОУР в Зауралье был не многочисленным, но и малым объемом уголовный розыск в годы войны обеспечил необходимый общественный порядок и активно вел борьбу с уголовной преступностью, а после войны самым решительным образом включился в налаживание мирной жизни. Так как в послевоенные годы очень многие преступники, имея оружие, объединялись в банды и совершали очень дерзкие преступления. А здесь нужна была не только смелость, но высокое профессиональное мастерство и преданность своему любимому делу.

Война Виталия Иннокентьевича Каргаполова обошла стороной. Как не просился он, как не старался писать убедительные рапорта о направлении его на фронт, ничего не получалось. Виза всегда была одна: «Отказать, нужен здесь». И действительно это был незаменимый в оперативной работе человек. Он знал почти всех преступников в лицо и его естественно хорошо знал преступный мир и жители не только г. Кургана, но и области.

Однажды в Куртамышском районе было совершено 6 краж из магазинов и складов. Как не бились местные «пинкертоны», не одной раскрыть не смогли. Вызвал начальник уголовного розыска к себе Каргаполова и сказал: «Езжай Виталий Иннокентьевич, на тебя только одна надежда». Более 15 дней напряженной работы ничего не дали. Как настоящая ищейка, днем и ночью мотался по городу и району оперуполномоченный уголовного розыска, ни одной зацепки. Однажды, в сильно расстроенных чувствах, возвращался он в отдел, и вдруг его окрикнула старушка, стоящая по другую сторону плетня – «Виталий, ты Пньковского искал, он только что домой зашел».

Иван Пеньковский – это был закоренелый вор гастролер. Разъезжая по области из одного района в другой, он буквально поднимал всех на ноги. Но попытки его задержать проходили безуспешно. Он как будто предчувствовал охоту за ним и опережал сотрудников на несколько часов. Получив информацию о появлении в городе такого человека, Виталий Иннокентьевич не стал долго задумываться, и вместе с оперативной группой летуна задержали почти без шума. При обыске нашли и все улики, подтверждающие его кражи из магазинов и складов не только Куртамышского района, но и в других районах.

В другой раз начальник управления, вызвав Каргаполова, сказал: - «Опять в г. Кургане появился вор – рецидивист Семка Агафонов, опять трещат от его руки магазины и киоски. Совсем недавно на него пришел запрос из Петропавловского ОУР. Так что давай, ищи с ним встречи и как можно быстрее».

Семку Агафонова Виталий Иннокентьевич знал хорошо. С 14 лет он начал воровать, был в разных группировках. Был неоднократно судим за кражи, но промысел свой не бросал. После очередного срока он надолго исчез из Кургана, и вот снова его фигура замаячила в родном Зауралье.

Каждый день мотаясь по притонам, встречаясь с агентурой, Каргаполов заранее знал, что их дороги сойдутся. Так и вышло. Однажды шагая по улице Советской, он заметил знакомую фигуру. Решил проверить документы, не ошибся ли, времени прошло много с последней встречи. Однако документы оказались на имя Очеренко, тоже вора, но которого очень хорошо знал Виталий Иннокентьевич. При попытке задержания Агафонов бросился бежать и почти перемахнул через забор, но пуля оперуполномоченного настигла его. Раненный в ногу он был доставлен в милицию. В ходе расследования выяснилось, что кроме Кургана Агафонов совершил несколько крупных грабежей и краж в г. Петропавловске. Доведенные жесткой рукой опера до отчаянья, воровская компания на очередной сходке приговорила Виталия Иннокентьевича к смерти.

За ним началась охота, но все попытки заканчивались безуспешно. Друзья из уголовного розыска постоянно подстраховывали друга, а по заданию начальника УВД, Моисей Павлович Попик вообще от него не отходил ни на шаг. Так этот приговор воровской шайки и остался не выполненным.

Не раз в своей практике Виталий Иннокентьевич вступал в единоборство и с цыганами, задерживая их и за угон лошадей, и за кражи из магазинов, и за другие преступления. Не искал в жизни оперуполномоченный уголовного розыска легких дорожек, не искал и иного пути кроме милицейского. Ночные засады, рискованные дела, погони и схватки с матерыми преступниками его не пугали. Для него не было другого пути, который бы он избрал.

Но трудная, боевая жизнь не прошла бесследно. Однажды в 1948 году у него в командировке отказала правая рука. Вернувшись из командировки, он не сказав ни слова, написал отчет левой рукой. Начальник отдела вызвал и отчитал за то, что написано, как «кура лапой». Однако даже здесь Виталий Иннокентьевич не сознался, что правая рука у него не работает. Он, как и прежде, окунулся в гущу событий и был всегда на самом их острие. Но жизнь подготовила ему еще одно испытание – отказала и левая рука. Тогда он упросил жену, тоже работника милиции, добыть ему хотя бы старую пишущую машинку и по ночам одним пальцем печатал рапорта и отчеты о командировках.

Такой он был «Заслуженный работник НКВД» Каргаполов Виталий Иннокентьевич – оперуполномоченный уголовного розыска УВД. Он не представлял свою жизнь вне милиции, фанатически любил ее, гордился своей службой и очень сильно дорожил. Неслучайно, не участвуя в боях с фашистами, он был награжден боевыми наградами орденами «Красной Звезды» и «Красного Знамени», а в 1945 году медалью «За боевые заслуги».

Личный сыск всегда помогает наблюдательным и вдумчивым работникам уголовного розыска, тем, кто может по приметам опознать преступника в лицо, по внешним признакам, одежде, наколкам, привычкам, из целой толпы увидеть человека склонного к совершению правонарушений.

Многие сотрудники милиции и сейчас еще помнят старшего оперуполномоченного ОУР УВД Белобородова Алексея Петровича. Это был признанный мастер личного сыска. Это был признанный мастер личного сыска. Более чем за тридцать лет работы в уголовном розыске он сумел развить в себе такие качества, которые часто позволяли ему раскрывать преступления по пути из дома на работу. Он мог с закрытыми глазами описать внешность и повадки многих преступников, всегда знал, где, когда и кого надо искать.

Практику милицейской жизни он начал в 1929 году. Трудные были годы, голодные. Ничего не хватало. С одной стороны голод, с другой стороны различные болезни, эпидемии сотнями и тысячами косили людей. Работники милиции отвечали за все. Боролись с бандитами разных мастей и одновременно не допускали в карантинные районы людей. «Мы были, - как говорит Алексей Петрович, - просто представителями советской власти на местах». Уголовная преступность в то время была высокая. Воровали все: хлеб, скотину, птицу домашнюю, грабили квартиры, магазины, не редко убивали людей. Работать было очень трудно, почти дни и ночи не уходили из райотделов. Спали в сутки по несколько часов на стульях, на полу, где придется. Порой не хватало сил, подрывалось здоровье, лечились на ходу. Одни не выдерживали такой нагрузки и уходили из милиции, но не такой был Алексей Петрович. «Такой ритм работы, – говорил он, – мне нравился, она меня просто манила. Я даже на минуту не мог себя представить вне ее». Естественно сказывалась молодость, романтика и желание сделать что-то весомое, полезное для людей и в целом обществу.

С детских лет он батрачил на кулаков и на всю свою жизнь затаил в себе ненависть к несправедливости, к тем, кто лишал человека элементарного счастья жизни. Особенно он остро чувствовал сиротство и поэтому, выезжая на очередное убийство, он заранее ставил себе цель: «Все равно найду», и, как правило, находил.

Под Катайском убили человека. Труп его обнаружили только через месяц. Дело было в мае, весна, жарко. Время не оставило почти никаких улик. Родители только по одежде в убитом опознали своего сына. При вскрытии обнаружили два огнестрельных ранения. Известно было только, что потерпевший ехал на мотоцикле.

Месяца три Алексей Петрович домой не возвращался. Много сел и станций проехал он и в Катайском, и в соседних районах в поисках хоть какой-нибудь зацепки. И только в Камышлове ему подсказали, что видели двух молодых парней, которые здесь проезжали в соседний колхоз на мотоцикле.

Переходя от дому к дому, он нашел шофера, который дал им бензина. Описания подозреваемых везде совпадали. Из беседы с заведующим участка оперуполномоченный узнал, что действительно в деревне проживают два парня, которые якобы в отпуске, но проживают у родителей более двух месяцев. Не поднимая шума, Белобородов обследовал местность, примыкающую к указанному дому, и обнаружил следы мотоцикла. Необходимо было быстро и очень осторожно задержать преступников, так как последние были вооружены пистолетом. Попросив по телефону помощь из Камышлова, сам, взяв четырех рабочих, перекрыли подходы к дому. Ночью ребята действительно приехали на мотоцикле. Переждав до утра, когда в доме проснутся родители, решительно вошли в дом, Алексей Петрович вытащил из-под подушки спящего парня пистолет «Парабеллум», а затем общими усилиями связали ребят. При обыске нашли у них 700 метров мануфактуры. Оказывается они по ночам ездили по деревням и грабили магазины. В ходе следствия также выяснилось, что они убили не только хозяина мотоцикла, но и майора Советской армии, у которого взяли «Парабеллум» и с которым совершали бандитские налеты на магазины.

Не случайно среди сотрудников уголовного розыска Алексей Петрович Белобородов всегда значился «опером» номер один. Государство высоко оценило его труд. За период работы в милиции он был награжден орденами «Ленина», «Красного Знамени», «Красной Звезды» и многими медалями.

Великая Отечественная война закончилась, но обстановка в стране еще была очень напряженная. Не хватало продуктов питания, товаров первой необходимости. Промышленность еще по инерции, в большинстве своем, выпускала военную продукцию. Используя это сложное положение, преступники всех мастей повылазили из своих нор. Каждый стремился урвать себе кусок по жирнее. Нужны были новые, более профессиональные кадры в милиции, чтобы справиться с этой вспышкой преступности. В 1949 году в милицию пригласили работать мастера ФЗО № 8 г. Кургана Константинова Федора Романовича и через некоторое время отправили его на учебу в Омскую школу начсостава милиции. Пройдя ускоренную подготовку, через два года, Федор Романович возвратился в г. Курган, где его назначили старшим оперуполномоченным БХСС. Набравшись опыта оперативной работы, познав вкус милицейской жизни, в 1957 году Федор Романович принимает решение перейти работать в уголовный розыск городского отдела милиции. Напряженный и беспокойный характер новой работы его не пугал. С годами выработался азарт следопыта, охотника преследующего серьезного зверя. Городскую шпану он знал хорошо, а с годами работы познал их приемы и методы совершения преступлений. Как опытного «опера», его, в 1959 году переводят в отдел уголовного розыска УВД. Вначале на должность оперуполномоченного, а затем - старшего оперуполномоченного. Через несколько лет, в 1963 году, город курган был поделен на два района. Во вновь создаваемые отдела на руководящие должности нужны были опытные, испытанные в боях с преступностью кадры. Федора Романовича назначают вначале начальником отделения уголовного розыска Октябрьского ОВД, а затем заместителем начальника РОМ по оперативной работе. В новой должности он сумел подобрать себе необходимые кадры и общими усилиями решительно повел борьбу с преступностью. Октябрьский район был большим и менее благоприятным районом. Именно здесь, в частном секторе поселка Восточного, «Капая», «Тихоновки», поселка Северного, процветали воровские «малины», притоны и другие, на первый взгляд незаметные пункты опоры преступного мира. Надо было знать всех их содержателей и бесспорно тех, кто посещал их. Не простое было это дело. Преступный мир не любил выдавать свои секреты, а того кто это делал, ждала не минуемая кара. Однако на то и щука, чтобы карась не дремал. Федор Романович нашел подходы и в этом деле. Полученная информация, как правило, воплощалась в конкретные дела, с конкретными лицами. Показатели раскрываемости совершенных преступлений значительно улучшились. В своей повседневной работе Константинов Ф.Р. постоянно опирался на помощь и опыт сотрудников уголовного розыска, которые на протяжении нескольких лет успешно вели борьбу с преступностью. Среди них особенно отличались оперуполномоченные Вакулич К.М. и Косачев М.Г. Оба не многословные, но настырные в своем деле люди. Из их цепких рук редко кому удавалось уйти. Большое внимание Федор Романович уделял и молодым сотрудникам. Он умел зажечь огонь в глазах молодого сыщика, подогреть романтику и интерес к работе. Через его заботливые, по отцовски – лаковые, но требовательные руки прошла целая плеяда работников уголовного розыска, которые потом по нескольку десятков лет верой и правдой служили милиции. К ним можно отнести Радпопова Алексея Илларионовича, позднее одного из руководителей уголовного розыска области, Черемных Геннадия Павловича - руководителя ОВД области, Бабушкина Владимира Федоровича – старшего оперуполномоченного УР по особо важным делам и многих других, истинных профессионалов и патриотов милиции и уголовного розыска.

В 40-е годы уголовный розыск значительно пополнился фронтовиками. Это были люди особого склада. Не имея профессиональных навыков работы, они рвались в бой с преступниками со стрельбой, захватами. А на деле вышло совсем не то. Каждый день был отмечен кропотливой, рутинной работой, когда теряется счет дням и неделям, когда версии одна за другой, когда на опера давит с одной стороны руководство, а с другой стороны население, нередко пресса, очень трудно сдержаться от резкого слова. А в минуты отчаянья многим не раз хотелось бросить все и бежать, куда глаза глядят с криком: «Я вам не мальчик для побоев!».

Не раз такое бывало и с Михаилом Георгиевичем Косачевым, который говорил: «На фронте все было проще, впереди фронт, впереди враг, его нужно уничтожить. Ползли, бросались и уничтожали. А в мирной жизни все совершенно не так. Порой неоднократно встретишь преступника в городе, а то и побеседуешь с ним не раз, а доказательств нет, что он «враг» нашего общества, что именно его ты уже несколько дней, а то и месяцев ищешь». Многие не выдерживали такого ритма работы, срывались или просто меняли свою профессию. Однако не такого характера был Михаил Георгиевич. Он по крупицам познавал тонкости оперативной работы, нередко сутками не возвращался домой. Науку побеждать преступников ему передали классные специалисты этого дела Каргаполов В.И., Белобородов А.П. и другие.

Брошенные им зерна дали хорошие всходы. Буквально через год Косачев М.Г. уже сам неплохо разбирался в милицейском деле, как говорят познал вкус оперативной работы. «Бывало, весь отдел поднят по тревоге, – вспоминают сотрудники, - все при делах, в заботах, разрабатывают версии, а Михаил Георгиевич заходит и спокойно говорит: «Поехали задерживать преступника». Оказывается, он уже вычислил этого преступника, а полученная информация от агентуры подтвердила его догадки.

За 29 лет работы в уголовном розыске он изучил всех неблагонадежных граждан в городе сразу в нескольких поколениях. Нередко подтверждая русскую поговорку: «Яблоко от яблони далеко не падает». Он знал своих подопечных всех в лицо, знал их привычки, манеры поведения в общественных местах и, прежде всего, приемы и способы совершения преступлений. Он никогда не кричал на подозреваемых, никогда не сыпал угрозами. Он просто спокойно беседовал с преступником и рассказывал ему, как он это сделал, а детали, как правило, задержанный дополнял сам.

Опер не уходил из отдела до тех пор, пока не добирался до истины. Его любили сотрудники, его уважали преступники. Не случайно и те и другие за глаза звали «Дядя Миша». Это и была самая высокая оценка его деятельности.

Примерно такого же характера был и Федотов Алексей Трофимович, отличающийся от других сотрудников уголовного розыска своей спокойной настырностью в достижении поставленной цели. Как-то в Кетовском районе было совершено более 10 краж из магазинов и складов. Местные работники милиции сбились с ног в поисках преступной группы, но задержать никого так и не смогли. Больно ловко и с особой хитринкой действовали преступники. Тогда было принято решение поручить это дело старшему оперуполномоченному ОУР УВД майору милиции Федотову Алексею Трофимовичу. В 1947 году он сменил солдатскую шинель на милицейскую и более 20 лет успешно трудился в милиции. К этому времени он уже накопил богатый опыт борьбы с преступностью, хорошо знал повадки и привычки преступного мира, а главное – даже по методу совершения преступления мог заранее сказать, кто это сделал. Прибыв в Кетовский ОВД он, тщательно изучив материалы предварительного расследования, определил круг подозреваемых.

Шаг за шагом, крупицу по крупице собирая доказательную базу опер медленно, но уверенно приближался к цели. И вот долгожданный конец, задержана группа во главе с матерым преступником-рецидивистом Васильевым, которая на первых порах категорически отрицала ее участие в кражах.

Пришлось провести многочисленные оперативные комбинации, допросы, очные ставки, представить заключения экспертов криминалистов прежде чем они поняли, что дальнейшее запирательство бесполезно. Под тяжестью всех собранных улик они были вынуждены полностью признать участие более чем в двадцати кражах. Это была еще одна победа над преступным миром. Конечно, этот бой, длившийся несколько месяцев, был без выстрелов, крови и жертв, однако он отнял немало бессонных ночей, личного времени и, конечно здоровья.

Вероятно не случайно к Алексею Трофимовичу постоянно тянулась молодежь. Его не только уважали, его любили за выдержанный и спокойный характер, душевную доброту, готовность всегда прийти на помощь.

После службы в армии в 1952 году пришел работать в милицию Рыбаков Арсентий Григорьевич. Трудно было деревенскому пареньку разобраться в городе, а не только в оперативной обстановке. Однако ему повезло, его брат Каргаполов Виталий Иннокентьевич, отдавший сыскному делу более 10 лет, быстро ввел его в курс дела и взял над ним шефство. Арсентия назначили участковым уполномоченным. Кроме профилактической работы на участке, чаще всего ему приходилось заниматься кражами. Кражи совершались из квартир, сараев, киосков, магазинов, строек. Короче говоря, там, где плохо охранялось или закрывалось. Поддерживая хорошую связь с населением, изучив весь подучетный элемент, ранее судимых, пьянствующих, ведущих неправильный образ жизни, Арсентий очень быстро научился эти кражи раскрывать.

Цепкого и смышленого парня перевели в уголовный розыск и поручили ему очень беспокойный участок работы – подростков. В распоряжении инспектора был весь Курган со всеми его переулками и закоулками, где всегда собирались мальчишки. Преступления совершались в школах, училищах, техникумах, на улицах и везде надо было успеть, найти, задержать, доказать. Днем и ночью велась эта работа, особенно в городском саду и других местах, где вечерами собиралась молодежь. Напряженный труд не пропал даром. Показатели работы с подростками заметно улучшились.

Через несколько лет его перевели на конкретную зону. От вокзала до Тобола и плюс Шевелевка – вот такой оказалась она. Теперь не только за подростков – за все отвечал Арсентий Григорьевич. Однако показатели работы опера от этого не ухудшились. Он знал всех в лицо, кто так или иначе попадал в поле зрения милиции. «Приезжаю на место преступления – говорит Арсентий Григорьевич – ознакомлюсь с обстановкой, побеседую с людьми и делаю вывод, кто это сделал и, как правило, почти не ошибался».

Сколько их, таких простых и сложных, запутанных и многоэпизодных за годы работы в уголовном розыске раскрыл Рыбников А.Г. Трудно все сосчитать. Но наиболее громкое, о котором знал весь город, можно рассказать. Преступник на протяжении длительного времени нападал на женщин и насиловал их, а если жертва сопротивлялась, пускал в ход нож. Одна женщина была убита, другая чудом осталась жива. Умело сопоставляя факты, мысленно отрабатывая лиц, способных совершить подобные преступления, Арсентий Григорьевич сумел задержать, а потом изобличить преступника.

Около 20 лет отработал в уголовном розыске «Арся» - так звали его друзья. Сколько добра и полезного сделал он людям. Не случайно Указом Президиума Верховного Совета РСФСР он награжден орденом «Знак Почета».

Геннадий Павлович Черемных не сразу стал старшим оперуполномоченным по особо важным делам областного отдела уголовного розыска. В 60-е годы он, как комсомолец, активно оказывал помощь милиции на общественных началах, а в начале 1963 года его пригласили в военкомат и предложили пойти работать в милицию. Посоветовавшись с матерью Гена долго думать не стал и уже в ближайшее время он был зачислен в уголовный розыск Октябрьского ОВД. Наставником за ним закрепили опытного сыщика Косачева Михаила Георгиевича. Не успел толком осмотреться в милиции, как вызвал его к себе начальник уголовного розыска Константинов Ф.Р. и предложил сходить и разобраться по одной из квартирных краж. Хозяйка квартиры терпеливо ожидала в коридоре. Прибыв на место преступления, молодой опер установил, что преступник без особых усилий проник в квартиру, так как ключ от нее хранился под ковриком на лестничной площадке. Если бы не выкраденные рыбки из аквариума, то, вероятно, хозяйка долго бы не хватилась о пропавших вещах. Как раз эти рыбки и подсказали, что кражу вероятнее всего совершили подростки. Прогуливаясь по соседним дворам Гена по пути беседовал с игравшими там ребятишками и просил продать рыбок для аквариума. Многие из них отказали, а один предложил обратиться к Вовке Смирнову, у него появились какие-то красивые рыбки.

Придя по указанному адресу Черемных действительно встретился с пареньком лет 17, который любовался рыбками в аквариуме. Раздумывать было некогда, и сотрудник милиции тихонько спросил: «Где остальные выкраденные вещи?». И почти тут же получил ответ: «Под диваном».

Вот так быстро и не совсем трудно, на первый взгляд, он раскрыл первое преступление, которое ему было поручено. Однако оформление выемки вещей и другие тонкости следственной работы он еще не знал, за что вместе с благодарностью получил первое нравоучение. Потом раскрытых преступлений будет много, все они разные, но вместе с оперативной работой он всегда искал пути сбора и закрепления доказательств совершенного преступления.

Так, например, направили его в командировку в Катайский район, где было совершено убийство сторожа на ферме. Прибыв в Катайский ОВД и ознакомившись со всеми собранными материалами, решил выехать в село и там, на месте осмотреться. Сотрудники отдела убежденно предлагают убийцу искать в соседней области, так как через село идет тракт в сторону г. Каменск-Уральска, кроме этого с фермы похищено две коровы. Осматривая место преступления Черемных Т.П. определил, что к указанной ферме ведет только санная дорога и она стоит довольно далеко от тракта. Кроме этого обратил внимание на то, что в соседнем загоне две коровы стоят отдельно от стада и не пытаются с ним смешаться. Все это породило подозрение и вызвало сомнение, что преступление совершили заезжие.

По заключению судмедэкспертизы убитый сторож был в нетрезвом состоянии, а жена утверждает, что он на работу уходил трезвым. Денег у него не было, да и продавцы подтвердили, что он спиртное в магазине не покупал в тот день. «С кем же он пил? – задумался Геннадий Павлович – С чужими ночью пить не станет». В тот вечер в магазине покупал две бутылки водки Темирбаев – скотник загон которого находится рядом, на той же ферме, где убит сторож. При беседе с подозреваемым он подтвердил, что действительно покупал две бутылки водки, но у него в гостях были сваты и назвал их имена и фамилии, домашние адреса. Сомневаясь в его честности, сотрудник милиции решил основательно осмотреть прилегающую местность к загону для скота, где в снегу действительно нашел одну пустую бутылку из-под водки. Однако Темирбаев категорически отрицал, что он распивал на ферме спиртные напитки. Бутылку отправили на экспертизу, а сами поехали по указанному адресу в Свердловскую область к сватам Темирбаева, по пути прихватили с собой следователя прокуратуры, чтобы основательно закрепить сказанное. По дороге, заплутав, заехали в большое село, где остановив женщину-почтальона, спросили дорогу на Погорелку. Она не только указала дорогу, но даже подсказала, что того, кого сотрудники милиции ищут, живут совсем в другом месте и она несет им письмо от Темирбаева.

Сотрудники милиции, прихватив ее, упросили не вручать сразу это письмо, а только минут через 30 после их приезда. При допросах Сапаковых они подтвердили, что действительно Темирбаев покупал 2 бутылки водки, но выпили они только одну, вторую он унес с собой на ферму. В это время почтальон вручила им письмо, которое было изъято. Но так как оно было написано на казахском языке, пришлось приглашать переводчиков, которые, зачитав письмо, сообщили, что Темирбаев совершил убийство сторожа и просил обеспечить ему алиби.

По прибытии в Катайский ОВД оперативной группе было вручено заключение эксперта ЭКО: «…на бутылке, изъятой около фермы, обнаружены отпечатки пальцев Темирбаева». Под тяжестью улик последний рассказал, как было совершено преступление. С месяц назад Темирбаев продал двух коров из своего стада, а когда ему сообщили, что ревизия, он решил в ходе распития спиртных напитков уговорить сторожа перегнать к нему в загон коров из другого стада, на что сторож категорически отказался. Тогда Темирбаев начал его бить, а затем задушил руками.

Используя манекен и одежду потерпевшего, показания преступника были отсняты на кинопленку и представлены суду вместе с другими неопровержимыми уликами. Так был раскрыт еще один, на первый взгляд, «глухарь».

Нечто подобное Геннадию Павловичу пришлось распутывать и в Катайском районе. Там во дворе школы обнаружили труп старушки с признаками насильственной смерти и, похоже, она была изнасилована.

Прибыв на место преступления Черемных отметил, что практически все было осмотрено, зафиксировано на месте преступления и запротоколировано, а результатов – ноль. Известно было лишь то, что она провожала внука в армию, а затем, взяв кулек с ирисками «Кис-кис», ушла домой. Опрошенные родственники и гости ничего нового в этом деле не открыли.

Тогда опер пошел по-другому пути. Собрав личный состав ОВД, он поставил задачу: установить через друзей, знакомых, родственников были или нет ранее попытки изнасилования? Через сутки выявили таковых даже 14 женщин, но в правоохранительные органы с заявлениями никто не обращался. Приняли решение с ними беседовать по отдельности, выявляя подробности этих преступлений, а главное приметы преступников. Все изнасилования произошли под угрозой ножа. Со слов потерпевших, приглашенный художник нарисовал портрет предполагаемого преступника. Утром, на планерке, портрет показали сотрудникам отдела.

Один из участковых сказал, что на его участке проживает похожий парень – Русских Юрий Михайлович. Стали его проверять. Ничего вызывающего в его поведении не заметили. Приехал из Мордовии, живет у сестры, ведет себя скромно. Соседи о нем самого хорошего мнения. Однако, когда проверили его по милицейским учетам, оказалось он ранее был судим за изнасилование и при том совершал он это тоже под угрозой ножа. Когда Русских задержали, он не стал долго запираться, а все в подробности рассказал о всех случаях изнасилования и даже рассказал про убийство старушки.

Однако Геннадия Павловича смутил один факт, что везде он, совершая преступления, угрожал ножом, а старушку задушил. Состоялся суд, который все эти факты учел, и мера наказания была суровой.

Оперуполномоченный уголовного розыска не верил, что именно Русских убил старушку и продолжал работать над выявлением истинного убийцы. И действительно, очень скоро получил сигнал о том, что одна женщина подозревает в убийстве своего брата, который приезжал к ней в гости и уехал в Далматово.

Стали отрабатывать и эту версию. Выехали в Далматово, установили брата женщины. Им оказался Брюханов Виктор Александрович, тоже ранее судимый. Свой приезд к сестре в Катайске категорически отрицал. О том, что в день убийства старушки угощал детей сестры ирисками, не стал отрицать, но указал магазин, где он их купил.

Проверили его показания, оказалось, в этот магазин подобные конфеты не завозили. Провели биологическую экспертизу. Подозреваемый заволновался, а потом все рассказал как было. Рассказ записали на магнитофон. Сделали выезд на место преступления, где все тщательно зафиксировали, как это было. Сомнения отпали: действительно, он, Брюханов, совершил убийство старушки. Однако снова в душе опера возникло еще одно сомнение, а только ли одну эту бабушку убил подозреваемый? Два года назад таким же способом в Далматово была убита Мокрушникова, но преступника так и не нашли. Беседа на эту тему с Брюхановым ничего не дала. Он отказывался от второго убийства наотрез.

Тогда, получив санкцию на обыск, решили досконально изучить вещи подозреваемого. Ничего подозрительного в квартире не нашли, правда изъяли вместе с некоторыми вещами и черный кожаный ремешок от ручных часов, который отправили на судебно-медицинскую экспертизу. Через несколько дней получили категорическое заключение: следы пота на ремешке часов соответствуют группе крови убитой Мокрушниковой. Круг замкнулся. Через несколько часов подозреваемый начал давать показания. Кроме этого, удалось выяснить, что в момент убийства женщины его видели из окна напротив старики, которые позднее подтвердили показания и самого убийцы. За эти совершенные преступления Брюханов был осужден судом к 15-ти годам лишения свободы.

Можно было много интересного рассказать о жизни и деятельности оперуполномоченного уголовного розыска Геннадия Павловича Черемных, но сделать это будет очень трудно, так как почти каждый его день работы в милиции практически по-своему интересен и памятен. Хотя бы случаи с кражами в 1976 году из магазинов в Лебяжье. Вначале обокрали магазин «Культтовары». Ни вещей, ни преступников местные сыщики не нашли.

На следующие сутки был обворован районный универмаг. Снова никаких следов, кроме отпечатков на выбитом стекле. Выкраденные вещи нигде не всплывают. Сотрудники милиции начинают подозревать в этих кражах ранее неоднократно судимого Дубкова Анатолия Федоровича, однако одними разговорами его не возьмешь, он стреляный воробей, а необходимых доказательств нет. Следы на стекле в универмаге оказались не его.

Однако в один прекрасный день Дубков из Лебяжья исчезает и поиски его не увенчались успехом. Вместе с тем кражи продолжались. Каждую неделю какой-нибудь магазин оказывается обворованным. За месяц шесть магазинов. Это было негласное соревнование: кто – кого. И, как видим, это соревнование проходило явно не в пользу работников милиции. Руководство отдела милиции наседало на работников уголовного розыска, а результаты были нулевые. Загрустил и Геннадий Павлович, который более месяца мотался по Лебяжьевскому району, а пользы никакой.

9 декабря, в подавленном состоянии, он возвращался на электричке в Курган и там случайно встретил своего знакомого, который тоже когда-то был судим, а после освобождения ему помог в трудоустройстве. За разговором быстро бежит время и в ходе его, как бы невзначай, знакомый рассказал, что видел в Варгашах Дубкова, который вероятно там проживает. Адрес он его не знает, но сегодня говорил, что пойдет в гости к Тамаре Могильниковой, вероятно там и заночует.

В два часа ночи Черемных Г.П. был уже в Варгашах в дежурке. Вооружившись пистолетами, прихватив с собой фонарик, пошли на указанную квартиру вдвоем с Анатолием Алексеевичем Акентьевым. По пути договорились, кто и где будет стоять. Прежде чем стучать в калитку, Акентьев обошел дом со стороны огородов и там затаился. На стук Черемных вышла Тамара, и как ни в чем не бывало начала вести с ним во дворе беседу. В это время за спиной опера резко раздался крик «Палыч!». Черемных, выдернув пистолет, лицом к лицу столкнулся с Дубковым, в это время с пистолетом в руке вышел из-за поленницы дров Акентьев. Бежать было бесполезно. Когда Дубкова проводили около столовой, он успел что-то сбросить в темноте, но искать пока не стали. В отделе, оформив протокол задержания, проверили карманы Дубкова, где нашли около 100 рублей мелочи. На вопрос: «Где взял?», последний, с ехидцей ответил: «Утром узнаете».

Начало светать. Пошли искать то, что сбросил Дубков около столовой. Нашли большой перочинный нож в открытом состоянии. Лезвие острое как бритва. После этого Акентьев предложил пойти во двор Могильниковой Тамары и забрать обрез ружья, который предусмотрительно Дубков положил на поленницу, а Акентьев его перепрятал. Поэтому, когда Черемных вошел в калитку и Дубков увидел, что он один, резко метнулся к поленнице дров и судорожно начал шарить в поисках обреза, он хотел выстрелить в Черемных, но не найдя обреза, открыл складной нож. В это время за его спиной оказался еще один сотрудник милиции, которого он не ожидал и вынужден был сдаться. Утром, придя на работу, узнали, что ночью был обворован буфет райпотребсоюза. Похищен коньяк, шоколад, продукты и деньги – мелочь.

На допросе Дубков все отрицал и каждое преступление пришлось подкреплять конкретными уликами, доказательствами. По отпечаткам пальцев на стеклах, оставленных в универмаге, задержали сына Могильниковой Алексея, который рассказал, как они с Дубковым совершили эту кражу, и указал тайник, где были спрятаны выкраденные ценности. Дальше заговорил и сам Дубков, указывая другие места, где находились краденые вещи и продукты. Суд учел все, что совершил Дубков и приговорил его к 10-ти годам лишения свободы и за кражи, и за вовлечение несовершеннолетнего в свои преступные дела.

За 14 лет работы в уголовном розыске и четверть века в милиции подобных историй конечно много. Не случайно личное дело Черемных Г.П. пестрит записями: «За раскрытие квартирных краж по горячим следам», «За умелое проведение оперативно-розыскных мероприятий», «За умелые действия в раскрытии особо важного преступления», «За проявленную инициативу и умелое раскрытие особо опасных преступлений» и так далее. Всего не перечислишь. Более 40 подобных записей сделано в послужном списке ветерана милиции. Даже после ухода на заслуженный отдых, он продолжал работать в милиции по контракту. Его опыт, память как компьютер, чутье сыщика очень часто помогали в раскрытии преступлений.

Нечто подобное можно было рассказать и о Бабушкине Владимире Федоровиче, которого в 1965 году комсомол направил на работу в милицию, где он исполнял различные обязанности, но больше всего ему пришлось потрудиться в уголовном розыске. Особенно трудно пришлось в период работы в отделе уголовного розыска УВД, когда он исполнял обязанности зонального работника. Вся Восточная часть, 8 районов входили в его ведение. Месяцами не бывал дома, более 240 дней в командировках и при этом каждая из них требовала концентрации всех сил, знаний, скрытых возможностей человеческого организма. Расслабляться было некогда.

Кроме этого коллектив уголовного розыска требовал от него и общественной работы. Неоднократно приходилось защищать честь ОУР в спортивных соревнованиях. Получил первый разряд по боксу и шахматам, не гнушался кроссов, лыжных гонок, футбола.

За безупречную службу в 1984 году ему было присвоено звание «Лучший по профессии», его портрет неоднократно заносился на Доску Почета УВД, около 70 раз он поощрялся за добросовестное исполнение служебных обязанностей и раскрытие совершенных преступлений. Владимир Федорович любил свою нелегкую работу и коллектив, честь и достоинства которого постоянно отстаивал в борьбе с преступностью и в спорте.

Радионов Алексей Илларионович пережил трудное детство. Матери своей не знал она умерла, когда ему еще не исполнилось и одного года. Учился, как все в школе, но не закончив 10 классов, пошел работать на КМЗ. Вначале учеником контролера, а затем слесарем-инструментальщиком. Работа ему нравилась. Уже через несколько лет получил 6 разряд. Однако его трудовую деятельность прервала армия. Служил в Северной группе войск в Польше, в танковых войсках. Природная смекалка и настойчивость в достижении поставленной цели помогли ему очень быстро изучить бронированную машину и стать вначале командиром танка, а затем командиром танкового взвода. Окончив службу выдумывать ничего не стал, вернулся на родной завод и продолжил учиться в вечерней школе, после окончания которой в 1963 году поступил в Омскую среднюю специальную школу милиции. Получив диплом юриста он пришел работать в Октябрьский ОВД г. Кургана в уголовный розыск. Пришлось обслуживать всю Северную зону района. Первое, с чем столкнулся молодой опер, это была кража линолеума из строящейся в то время 2-й горбольницы. Разгорелся не шуточный скандал. Строители упрекали в этом медперсонал, а те наоборот – строителей. Вопрос был вынесен на решение райкома КПСС. Нужна была истина, а они ее своими силами найти не смогли. Вот и обратились за помощью в милиции. Это не сложное на первый взгляд дело, поручили молодому инспектору уголовного розыска Алексею Радионову. Прибыв на место происшествия, он, совместно со старшим медперсоналом, решил осмотреть помещение. В одной из кладовой нашли небольшой рулон линолеума по расцветке схожим с тем, который похитили. Когда рулон развернули, на нем четко обозначились следы босоножек, хозяйкой которых оказалась одна из медсестер, отдыхающая дома после дежурства. Уточнив ее домашний адрес Алексей выехал на квартиру и там обнаружил, что вся она застлана линолеумом, который исчезал со стройки. Остальное было дело техники. Медсестра созналась в совершенной краже, а молодой опер с первых своих шагов в милиции понял: преступления раскрывать можно, если хорошо прислушиваться к народу и опираться в работе на его мудрость. В дальнейшей работе у Алексея Илларионовича будет масса раскрытых подобных и более серьезных преступлений, но он никогда не отступал от своего правила : слушай людей и делай выводы. В 1967 году Радионова, как перспективного сотрудника, направили на учебу в высшую школу МВД в г. Москву. Там он с одной стороны значительно расширил свой кругозор, получил отличные знания по милицейскому ремеслу, а с другой стороны нашел себе спутницу жизни – жену Раису Сергеевну.

После окончания Академии в Курган вернулось уже два дипломированных и хорошо подготовленных к жизни человека.

Однако, как не хороша была Академия, а в милицейской жизни нередко возникали такие вопросы, на которые не всегда можно было быстро найти конкретные советы. Нужна была еще жизненная мудрость, которую Алексей брал у старшего поколения, ветеранов войны, опытных сыскарей уголовного мира. Его первыми наставниками в этом деле были Федотов Алексей Трофимович, Утюмов Дмитрий Гаврилович, Васильев Василий Егорович, Константинов Федор Романович, Косачев Михаил Георгиевич. Немало хорошего он почерпнул и из опыта работы руководителей более высокого ранга: Колебина Геннадия Александровича, Катаева Юрий Ивановича, Свиридова Михаила Михайловича, Воронова Бориса Васильевича и особенно Каро Игоря Сигизмундовича, с которыми ему постоянно приходилось общаться, разрабатывать и проводить конкретные операции по розыску и задержанию преступников. Это была Академия оперативной элиты, которая научила его без лишнего шума расставлять подчиненные ему силы и умело направлять их на выполнение поставленных задач. Именно эта наука помогла ему предугадывать ходы преступного мира, находить на первый взгляд невидимые зацепки и раскручивать очень сложные и запутанные преступления. Он никогда не видел в подозреваемом или даже преступнике своего врага. Он смотрел на него, прежде всего, как на человека с душевными сдвигами, изломанной обстоятельствами судьбой. Поэтому он всегда находил общий язык с подозреваемыми, умел их «расшевелить» и заставить идти на откровенность. Он обладал искусством подобрать ключик к человеку, умел затронуть его душевные струны. Поэтому Алексей Илларионович с годами работы в уголовном розыске не озлобился, не стал «сухарем», научился сдерживаться и зажимать свою волю в кулак, не поддаваясь на словесную провокацию. Он всегда говорил с человеком ровно, спокойно, не повышая голоса, и тем более не унижая его достоинства. Он твердо знал, если задержанный не осознает сам свою вину и сложившееся безвыходное положение, не криком, не крепким выражением его не возьмешь, он слышал и по крепче. Алексей Илларионович в совершенстве обладал всеми нужными для сыщика качествами, столь необходимыми для поиска преступника и сбора доказательств его вины. И не случайно ранее судимые освободившись из мест лишения свободы, при встрече доверчиво окликали его на улице: «Иларионыч, здравствуй!» Это была не маловажная оценка его деятельности в уголовном розыске.

По мере того, как он набирался опыта и житейской мудрости, все круче и круче была и его послужная лестница. Вначале он исполнял обязанности оперуполномоченного отдела уголовного розыска УВД, затем начальника отделения УР Октябрьского ОВД, заместителя начальника по оперативной работе этого же отдела, а в 1979 году был переведен в УВД в качестве заместителя начальника уголовного розыска Курганской области. Ровно десять лет он руководил этим очень сложным и очень ответственным участком работы, где Слава и Беда ходят взявшись за руки. За раскрытие особо тяжких преступлений, его не раз поощряли и начальник УВД, и Министр, а за промахи в работе объявляли серьезные взыскания, и, как говорят в народе, делали выволочку.

В 1984 году Алексея Илларионовича откомандировали в 8 Главное управление МВД СССР на должность начальника одного из отделов, где он и закончил свою службу в звании подполковника милиции. И здесь Алексей Илларионович поступил не стандартно, по-своему. Когда подошло время присвоения очередного звания – «полковник» он написал рапорт и отказался от очередной звезды. Такой он человек. Энергичный, решительный, всегда эмоциональный, с хитринкой в глазах и располагающей улыбкой на лице, но поступающий в жизни далеко не так, как все.

Лустин Василий Алексеевич в 19 лет начал свою трудовую жизнь на Куртамышском ремзаводе. Однако, не успев толком освоить заводскую специальность, был призван в ряды Советской Армии. Служба выпала не легкая, на Севере, на подводной лодке. Именно здесь Василий научился высокому терпению, выносливости и удивительной настойчивости в достижении поставленной цели. Армия сцементировала в нем все лучшие качества, закалила и сделала настоящим мужчиной. Поэтому вероятно он сразу после демобилизации пошел служить в органы внутренних дел на оперативную работу, которой практически посвятил почти 30 лет своей жизни.

Не легкое это дело служить в милиции, но еще более сложное разгадывать ходы преступного мира, определять пути совершения преступления и распутывать оставленные следы. Не раз в своей практической работе Василию Алексеевичу пришлось разрабатывать оперативные комбинации и четко следить за их исполнением. Он знал, что одна не точность, одна ошибка, могли привести к неправильным последствиям, когда преступник уходит из поля зрения сотрудников уголовного розыска или чья-то жизнь в смертельной опасности. Он всегда находился за кадром, но всегда был рядом с теми, кто уверенно и настойчиво шел по следу преступника. По характеру не разговорчивый, он был мыслитель и аналитик, на лету схватывающий все новое и передовое, которое потом успешно внедрял в практической жизни милиции области. Вероятно не случайно именно его в 1990 году назначили на должность заместителя начальника отдела по борьбе с организованной преступностью. Хорошие знания оперативной работы и преступного мира помогли ему, потом не раз, выигрывать эти незримые бои с матерыми преступниками.

Вообще надо отметить, что сотрудники уголовного розыска в милиции – это особая каста. Можно несколько десятков лет отработать в милиции, но так и не стать по-настоящему сыщиком. Им надо родиться. Чтобы сама природа дала тебе все необходимые качества, без которых не может жить и работать опер.

На протяжении длительного времени на территории Курганской области из касс колхозов и совхозов совершались кражи сейфов с деньгами. Преступники прежде чем выйти на очередное преступление все тщательно продумывали. Работникам уголовного розыска надо было из тысяч граждан, проживающих на территории области и областного центра, вычислить этих преступников, разработать очень хитроумную операцию, чтобы задержать вооруженных и хорошо подготовленных физически бандитов.

Вот как раз здесь и сказалось подлинное лицо опера Быстрова Виктора Фадеевича. Это он сумел внедрить в среду преступников своего человека и знал о каждом их шаге. Это он, как сейчас часто говорят - «Держал ситуацию под контролем». В итоге банда задержана с поличными, без жертв. Преступники все получили по заслугам. Об этом и многом другом, что присуще настоящему сыщику, Виктор Фадеевич отразил в книге «Признание сыщика».

И вообще, если говорить откровенно, Виктор Фадеевич необыкновенный человек. Кроме хороших профессиональных знаний, умений своевременно разгадать замыслы преступников, он с юных лет увлекается сбором старинных вещей, как принято их называть – раритетов. Еще давным-давно в 1950 году ему шестилетнему пацану брат подарил несколько царских монет. Это послужило толчком к сбору разного рода старинных вещей. В настоящее время его коллекция насчитывает более 500 экземпляров предметов музейного значения, собранных на территории Курганской области. Часть своей коллекции Виктор Фадеевич в 2002 году выставлял на общее обозрение в областном краеведческом музее. Это было старинное оружие, кухонная и церковная утварь, предметы повседневного обихода, книги, колокольчики и особенно богатая коллекция самоваров.

Жители Кургана, посетившие эту выставку, были просто восхищены всем увиденным и оставили не мало благодарных записей.

Очень часто преступники идут на всякие ухищрения, чтобы скрыть следы содеянного и тут очень многое зависит от искусства работника уголовного розыска.

19 августа 1987 года в г. Кургане по улице Анфиногенова неизвестный преступник путем множественных ударов топором совершил убийство гражданина П., после чего похитив 5 икон, поджег дом и с мета преступления скрылся. Оперативная группа во главе старшего оперуполномоченного ОУР УВД майора милиции Москвина В.Н. умело используя профессиональный опыт, хорошие знания преступного мира, правильно разработанные версии сумела в течении 10 дней установить и задержать трижды судимого преступника Еремеева.

Это не просто 10 дней и ночей, почти без отдыха, идти по следу озверевшего человека, который тоже используя свой преступный опыт пытается сбить работников уголовного розыска со следа. И здесь, в этом единоборстве, надо выиграть, задержать, не подвергнуть риску здоровье сотрудников и граждан и доказать, что именно он сотворил это чудовищное преступление.

26 июля 2001 года у мусорного бака, по ул. Станционной, нашли фрагменты женского тела, руки и ноги. Опознать потерпевшую, не имея туловища и головы, не просто. Однако, преступник не учел, что жертва уже имела ранее дело с милицией и оставила на память свои дактилоскопические данные. Погибшей оказалась Иванова Ольга, 1979 года рождения. Позднее были найдены и другие части тела, разбросанные в Северном поселке. Преступник на этом не остановился. 7 марта 2002 года снова у мусорного бака по ул. Станционной был найден пакет со свежим мясом, оно оказалось человеческим. Экспертиза дала заключение, что это часть туловища девушки не старше 20 лет. Смерть наступила в результате 14 проникающих колотых ранений грудной клетки, причиненные колющим оружием трехгранной формы. Все совпадало. Обе девушки были убиты одним и тем же орудием, тела их расчленены примерно в одной части города. Правда, во второй раз преступник поступил еще более жестоко и ухищренно. Он отрубил голову, кисти рук девушки, а с тела снял кожу, чтобы избежать опознания даже по родинкам.

На раскрытие этого очень сложного дела была создана оперативная группа в составе сотрудников уголовного розыска УВД г. Кургана: старшего Еловникова Анатолия Павловича, заместителя начальника ОУР ГУВД Хребтова Валерия Вениаминовича, оперуполномоченных Гранкина Вадима Александровича и Малахевич Константина Васильевича. Контроль за работой группы осуществлял начальник ОУР ГУВД Мурзатаев Щегебай Мухтарович.

Работа предстояла не легкая. Провели поквартирный обход жителей домов по улицам Красина – Ленина, К. Мяготина – Станционная. Более тысячи жителей были опрошены. Пока никаких зацепок. Начали отрабатывать связи покойных. Однако и они ничего не дали. Версия за версией не подтверждались. Параллельно с этим проводили выборку лиц, имеющих отношение к разделке мяса, ранее судимых за преступления, совершенные с особой жестокостью, больных, состоящих на учете КПНД и так далее. Все напрасно.

Оперативную группу настораживал один факт, что обе убитые девушки жили в одном доме и были соседи. Это навело на мысль плотнее изучить круг их знакомых. В поле зрения вновь попадает Сергей по кличке «Барон». В ходе расследования выясняется, что это - Сергей Акунин, который ранее дружил с одной и другой девушкой. Знакомые Сергея показали, что он увлекается холодным оружием и восточными единоборствами. Главное было в том, что он проживает в районе вокзала.

Однако одни подозрения к делу не пришьешь. За ним установили наблюдение, которое показало, что подозреваемый ведет странный образ жизни: днем спит, а ночью, после 12-ти, выходит на прогулки по городу, бесцельно болтаясь по улицам. Во избежание худшего, решили Сергея задержать и произвести в его квартире обыск, который дал массу улик: изъятые серьги, крестик, цепочка, сумочка принадлежали убитой Оле, кожаный плащ явно не принадлежащий хозяину квартиры, калькулятор и другие вещи, а главное, был изъят трехгранный стилет и огнестрельное оружие с боеприпасами.

Все изъятые вещи и оружие способствовали к более откровенному разговору. Первое преступление Акунин совершил еще в ноябре 1999 года, зарезав одного из своих собутыльников. Труп зашил в мешок и поместил в металлическую бочку, а затем на автомобиле вывез ее на пустырь.

В ту же ночь, после совершения убийства в пос. Северном, он направился в фирму ООО «Белкозин» на ул. Омской 135, где ранее работал охранником. Там, выстрелом из обреза охотничьего ружья, убил сторожа. Снял с убитого часы, похитил попавшую под руку технику и скрылся. На вопрос: - «С какой целью он это делал?» Сергей ответил, что совершив первое убийство не смог остановиться, где одно там и два. Но оказалось и этого мало. Летом 2001 года он убивает свою старую знакомую Олю, а затем ее подругу Иру. Трупы разделал и разбросал по городу, чтобы не смогли опознать. И даже на этом «Барон» не остановился. 16 мая 2002 года, как всегда болтаясь по городу поздно вечером, он увидел на остановке общественного транспорта мужчину и предложил ему выпить пива. Зайдя во двор дома, в котором находится магазин «Красинский», он несколько раз ударил мужчину стилетом в голову, снял с него кожаный плащ и ушел. Однако потерпевший не умер. Прохожие обнаружили окровавленное тело и вызвали «скорую помощь».

Работая с преступником, сотрудники милиции и прокуратуры не раз задумывались: «А не больной ли это человек?». Однако медицинская экспертиза дала категорическое заключение: «здоров». Ему говорят: «Ты зверь!». Он отвечает: «Нет. Я верю в бога и хожу в церковь, а зимой 2001 года даже уезжал на полтора месяца в мужской монастырь, где жил послушником».

Сколько не бились сотрудники правоохранительных органов, так и не смогли понять сути бытия этого «человека» на Земле. Не найди, не останови его, сколько бы еще зла и горя принес он людям.

Не зря оперативная группа сотрудников милиции, так долго и упорно, почти без отдыха, проделала эту колоссальную работу и вышла на преступника. Жители города могут спать и работать спокойно. Больше этот маньяк не появится на улицах областного центра.

Курганская область, в силу своей сельскохозяйственной направленности и близости к Северному Казахстану, постоянно была под прицелом конокрадов и в 20-е и более поздние годы. Банды конокрадов очень часто орудовали на территории колхозов и совхозов области.

Одна из конокрадских троп проходила по территории Варгашинского района, который и сам страдал от этого постоянно. Созданная при райотделе оперативная группа по борьбе с кражами скота, в которую вошли: следователь Заева Т., инспектор уголовного розыска Ясинский И. и милиционер-водитель Тишков В. Возглавил группу Багит Омаров – заместитель начальника отдела. Очень скоро они определили маршрут конокрадов и после кражи лошадей в деревне Щучье, а затем в деревне Гагарье, прихватив с собой участкового Михайлова, стали преследовать преступников. Не раз следы умело замаскированные терялись, но природное чутье Багита Омарова помогало быстро сориентироваться и найти нужное направление движения конокрадов.

Преследование по бездорожью длилось несколько часов. Главное было одно – найти, задержать и обезвредить. Ближе к вечеру банду обнаружили и окружили. Однако бандиты оказали яростное вооруженное сопротивление, стреляя из обреза, а когда круг сомкнулся, взялись за ножи. Используя приемы самбо, четверо преступников были обезоружены и задержаны, но даже со связанными руками некоторые пытались бежать.

Это яростное сопротивление конокрадов насторожило сотрудников и не случайно. Когда их доставили в отдел, выяснилось – чтобы замести следы угона лошадей, они недалеко от села Белянино на покосах убили трех мужчин, а четвертого тяжело ранили.

Работник милиции, особенно уголовного розыска, всегда должен быть готовым к бою, к единоборству с преступником, независимо, где и в какое время суток это может произойти. Преступный мир очень часто не дает время сотруднику на раздумье. Так случилось и в августе 1984 года, когда тогда еще молодой инспектор уголовного розыска УВД Половников Виктор Николаевич проходил по улицам областного центра, к нему подбежала женщина и сообщила, что в кассе «Трансагентства» грабитель с пистолетом. Не теряя время, Виктор поспешил на помощь. Приоткрыв осторожно дверь кассы, он действительно увидел грабителя с пистолетом в руке. Решительными действиями он обезоружил преступника и, вызвав оперативную группу, сдал задержанного.

Нередко хорошие знания психологии поведения преступника помогают работникам уголовного розыска задерживать опасных преступников.

Очень часто психология лиц, ставших на преступный путь устроена так, что если он однажды был судим за хулиганство, то последующие его судимости тоже за хулиганство, если он судим за изнасилование, то этот человек и в преклонном возрасте способен совершить подобное.

В 70-е годы по городу прокатилась волна преступлений, связанных с насилованием женщин. Больше всего это происходило в Октябрьском районе. Сотрудники милиции работали почти круглосуточно. Засады, перекрытие и отработка микрорайонов, ничего не давало. Приметы были скудные: среднего роста, меховая куртка, шапка надвинутая на глаза и унты. Раньше многие в зимнее время ходили в такой одежде и обуви. Да и разглядывать себя преступник долго не давал. Нападал, как правило, сзади, угрожая ножом заводил в укромные места, очень часто в подвалы и совершал свое подлое дело.

Специально в ночное время пускали по улицам, особенно темным, сотрудниц милиции, инспекторов по делам несовершеннолетних. Но такая приманка не давала результатов. Он как будто чувствовал подвох. Перекрывали несколько микрорайонов, где он ранее совершал преступления, он делал это там, где его не ждали. Так и метались по городу и в форме и без форменной одежды сотрудники. Десятками приводили в отдел похожих по одежде на преступника граждан, однако ни одного из них женщины не опознавали. Но однажды, поздно ночью, в дежурную часть поступил звонок женщины, которая сообщила, что около швейной фирмы ее пытался изнасиловать мужчина. Приметы совпадали. Введена была операция «Стрела». Весь микрорайон был перекрыт. Однако преступник был не робкого десятка. Он неоднократно проходил милицейские сети. Даже стрельба из табельного оружия не помогала. И только в районе перекрестка улиц Пролетарская – К.Мяготина, во дворах он был задержан. Им оказался рабочий «Востокбурвода» Митрофанов. Приглашенные около десятка потерпевших женщин в райотдел опознали задержанного. Началась рутинная работа: где, когда, при каких обстоятельствах и т.д.

Однако на следующий день в Октябрьский отдел внутренних дел пожаловала делегация «Востокбурвода», которая с возмущением стала требовать освобождения одного из самых лучших рабочих организации. Оказывается, Митрофанов имел более 50 поощрений за хорошую работу. Его портрет висел на Доске почета, ему без очереди была выделена квартира и продан автомобиль «Жигули».

Аргументы были веские, но и свидетельские показания потерпевших тоже имели солидный вес. Отрабатывая задержанного как личность, сотрудники милиции установили: несколько лет назад он уже отбывал наказание за изнасилование в другой области. Собранные доказательства, показания потерпевших женщин помогли завершить это нашумевшее дело. Суд вынес Митрофанову наказание в виде лишения свободы в колониях строгого режима на 12 лет. На этом вроде бы можно было ставить точку, однако через 20 лет, в 1995 году, город снова узнал о страшном преступлении: изнасилована 13-летняя девочка. Снова начались поиски злодея. Новое поколение сотрудников уголовного розыска и не знало о существовании Митрофанова. Осужден и из списков подозреваемых вон. Однако поспешили с таким выводом работники милиции. Снова в приметах фигурировала меховая шапка, полушубок и унты.

Проезжая как-то по улице Космонавтов, водитель СОБРа Казанцев А.М., который много лет назад участвовал в задержании Митрофанова, заметил во дворе одного дома знакомую фигуру и сообщил об этом сотрудникам уголовного розыска Филиппову А. и Мурзатаеву Щ.М. После задержания подозреваемого, потерпевшая девочка сразу опознала насильника. В ходе следственных мероприятий было доказано, что именно он совершил данное преступление.

В третий раз суд рассматривал дело насильника Митрофанова. Наказание снова было суровым – 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Вероятно это было его последнее преступление такого рода. Хотя даже сейчас, работникам милиции не стоит его сбрасывать со счетов. Как гласит русская поговорка «Седина в голову – бес в ребро». Не зря же среди народа ходит такой анекдот, когда двое осужденных мечтают – один говорит: «Эх, сейчас бы женщину», а второй продолжает: «Да по морде ее, да по морде». Один просто не исправимый насильник, а другой хулиган.

Человеку, вставшему на путь преступления, не так-то просто потом отойти от этого. Задержали однажды сотрудники уголовного розыска карманного вора. Я с ним беседую и задаю вопрос: «Как это могло случиться, что вы рабочий завода, имеющий семью и квартиру, могли совершить подобную кражу?». На что задержанный мне ответил, что когда он трезвый, то и он сдерживается, а стоит ему немного выпить спиртного, так и хочется кричать, зайдя в автобус или магазин: «Граждане, зачем вы так выставили свои кошельки?». На это я ему ответил, что и я захожу в автобусы, и в магазины, но не вижу никаких кошельков. Ответ оказался очень прост – «Вы же не смотрите, где они лежат, а я их вижу сразу». Оказалось, что данный гражданин три раза уже был судим за аналогичные кражи, не сдержался и в четвертый раз.

В 60-е годы пришел работать в милицию Булатов Виктор Павлович. Вначале попробовал свои силы в качестве милиционера, а затем младшего инспектора уголовного розыска. Семнадцатилетним парнем попал он на фронт, в батальонную разведку. Учился воевать и выживать в самых трудных условиях, особенно в запутанных подвалах Вены, затем Будапешта. За годы войны награжден медалями и орденом «Отечественной войны» II степени. Накопленные навыки разведчика ни раз помогали ему в борьбе с преступностью. Работая по предупреждению и раскрытию карманных краж, он хорошо изучил повадки и действия преступников.

Фотографии многих из них держал в своей картотеке, которые не раз помогали ему изобличить преступников. У женщины в магазине преступник выкрал кошелек со всеми ее сбережениями. Со слезами на глазах пришла она в Октябрьский отдел милиции. По фотографиям картотеки Булатова опознала ранее судимого карманника Кошелева. Это он крутился около ее в магазине. Много времени не потребовалось, чтобы задержать преступника. При обыске у него действительно оказалась большая сумма денег, рассованная как попало по карманам.

Опознать свои деньги женщина конечно не смогла. После беседы с преступником он быстро сам отсчитал ей украденную сумму. Однако этого было мало, чтобы задержать Кошелева. Он ушел из отдела с высоко поднятой головой. Пришлось не мало поработать, чтобы поймать его с поличным. Булатов изучал карманников, они изучали его. Стоило ему появиться на рынке, в магазине, как они быстро оттуда исчезали, переходя на остановки общественного транспорта и другие многолюдные места. Виктор Павлович стал применять маскировки, засады и наблюдения издалека. В парике, одетый в одежде узбека или в чем-то другом, он вовремя появлялся и брал их с поличным. Это был гроза карманных воров в Октябрьском районе г. Кургана.

Аналогичной тактикой борьбы с карманными кражами придерживался и младший инспектор уголовного розыска Советского ОВД Дернов Александр Иванович. У них было негласное соревнование: кто больше поймает карманных воров. Это «соревнование» руководством УВД поддерживалось и поощрялось.

Одно время в центральном универмаге успешно действовала карманная воровка. Очень часто, прикрывая свою преступную деятельность, она брала на руки трехлетнего сына. Кто поверит, что заботливая мать может совершить кражу кошелька. Именно так с ребенком в руке и задержал ее Александр Иванович, перевоплотившись в сгорбленного старичка с вывернутым веком и припадающего на одну ногу.

Очень часто сотруднику уголовного розыска приходится играть роль артиста и при этом так играть, чтобы его в этом никто не мог заподозрить, так как на кон ставится слишком многое: или выкраденные ценности, или здоровье, или жизнь человека.

Когда в Кургане длительное время орудовал в банях вор Круглов, который прибегая к разным комбинациям, совершал кражи шуб, работники милиции сбились с ног, чтобы задержать преступника. Однако это им не удавалось. А когда получили информацию о том, что он живет не по средствам, посещает ресторанчик, делает дорогие покупки, надо было доказать, что это именно он воровал из бань шубы и сбывал их в г. Омске.

В конце концов, в его квартире, при обыске, нашли несколько десятков шарфов и шапок. Упрямец не сдавался. Он отказывался сотрудничать с работниками уголовного розыска и отвечать на заданные вопросы. Тогда его к себе в кабинет попросил привести заместитель начальника Октябрьского ОВД по оперативной работе Родионов Алексей Илларионович. Он не стал угрожать преступнику, ссылаясь на то, что они и так все знают, он просто с улыбкой встретил в кабинете Круглова, пожал ему руку и сказал спасибо за то, что на его примерах милиция учит молодых сотрудников, и похвалил его за то, что уж больно умно он все делал. А затем непосредственно перешел к допросу. И в ходе этой, скорее всего неформальной беседы, преступник разговорился и стал давать показания. Тридцать преступлений было раскрыто.

Важной особенностью работника уголовного розыска является наблюдательность, способность видеть то, что порой простой человек не способен заметить. Прежде всего, конечно, держать в памяти словесный портрет преступника, но и еще кое-что. Именно это кое-что помогало Булатову и Дернову из толпы прохожих замечать карманных воров. Оказывается, как они говорили, карманного вора в толпе заметить не сложно. Просто надо знать, как эта категория преступников в своих делах очень обходительна. При посадке в автобус или троллейбус они вежливо пропустят вперед и даже помогут зайти, но при этом обязательно освободят вас от кошелька. Неважно где он лежит – в кармане, в пакете или сумке. Иногда он увлеченно прижмется к вам и даже извинится за неудобства, но снова лишит вас кошелька. Работая с напарником, а чаще с напарницей, они разыграют интересную сцену и отвлекут ваше внимание и в это время обязательно позаимствуют вашу наличность.

Передвигаясь по городу, в общественных местах он неоднократно оглянется назад, зайдет и выйдет в магазин или в транспорт, чтобы убедиться, что за ним нет «хвоста», а именно этого дотошного опера уголовного розыска, который хорошо знает все уловки карманного вора и ловит его за руку в момент совершения кражи, а это ох как не просто.

Иногда в жизни работников милиции встречаются и литературные герои типа Ромео и Джульетты, только в зрелом возрасте. Вначале 70-х годов в милицию позвонил гражданин и сообщил, что в районе п. Вороновка в Тоболе он увидел голову человека. Вместе с оперативной группой Октябрьского ОВД, во главе с начальником отдела Рукавишниковым В.В., я выехал на указанное место. Когда на лодке отплыли немного от берега, то действительно увидели в воде, на расстоянии сантиметров 30-40 от поверхности качается на волнах голова человека. Подсобными средствами из реки вытащили труп мужчины. К его ногам была привязана солидная железяка. Мужчине было явно за 40. Никаких документов в его одежде не нашли. Осмотр прилегающего к месту преступления берега тоже ничего не дал. Только в кустах, случайно, нашли измятую газету «Советское Зауралье», страницы которой были исписаны чьей-то неразборчивой росписью. Дворовый обход тоже ничего не дал. Потратив напрасно немало времени, было решено съездить и проверить, кто проживает по адресу, написанному на брошенной газете. Однако оказалось, что на газете не написана улица. Работникам уголовного розыска пришлось объехать все почтовые отделения и узнать, кто доставлял эту почту, на какой улице распложен этот дом. Хозяйкой квартиры оказалась женщина, уже не молодая, которая опознав свою газету, категорически отрицала свое присутствие на берегу Тобола за Вороновкой.

Беседа с работниками милиции затянулась надолго. В конце концов, женщина не выдержала и все рассказала. Она работала заведующей складом на заводе КЗКТ, там же работал начальником цеха и погибший. Они любили друг друга, но соединиться им мешали семьи. Тогда она ушла из семьи и сняла квартиру, требуя подобного и от своего возлюбленного. Однако, последний не решался на подобный шаг. Тогда она берет на прокат туристическую палатку и спальные мешки, приглашает его в субботний день отдохнуть на берегу Тобола.

Они покупают спиртное и закуску, по пути заходят в старый Универмаг на ул. Куйбышева и женщина покупает бельевую веревку, а на вопрос мужчины зачем, говорит: «Я тебя сегодня убивать буду». Затем вместе посмеялись, сели в автобус, который довез их до Вороновки. Выбрав укромное место на берегу реки, поставили палатку и стали обедать. В ходе обеда выпили бутылку водки, после чего она накинула веревку на шею своему возлюбленному и задушила его. Находясь в шоковом состоянии, она чисто автоматически расписывалась на разложенной с продуктами газете, а затем, привязав к ногам мужчины валяющуюся недалеко железяку, волоком дотащила его до Тобола и столкнула в воду. Собрав походный скраб быстро скрылась с места преступления. На мой вопрос: «А любила ли она его действительно?», ответила: «Да, любила и очень сильно. Но если он не достался мне, значит никому». Фамилии не называю умышленно, так как и в той и в другой семье это преступление принесло очень много горя и страданий.

Сотрудник уголовного розыска постоянно ходит по острию ножа, за его действиями, как правило, очень внимательно следят прокуратура и суды. Упасть или поскользнуться нельзя, обязательно порежешься. Еще до войны в милиции работал в качестве агента, была такая должность в милиции, Меньщиков Филипп Еремеевич. Перед самой войной бежал из колонии осужденный Волосников. Вся милиция г. Кургана была направлена на поиски и задержание опасного преступника. Получив информацию, что Волосников может быть дома, Меньщиков Ф.Е. решил это проверить, однако, когда он входил в квартиру, преступник выскочил в окно и пытался бежать. Когда он заскочил на забор, сотрудник выстрелил из табельного оружия. Выстрел оказался роковым. При проведении расследования было установлено, что сотрудник уголовного розыска не произвел несколько предупредительных выстрелов вверх. Было возбуждено уголовное дело и Меньщиков был уволен из милиции и осужден. Когда началась война, он мужественно и смело защищал нашу Родину на фронте в качестве командира артиллерийского расчета. После окончания войны вернулся в Курган и как заслуженный фронтовик и опытный сотрудник снова был принят на работу в уголовный розыск на должность старшего оперуполномоченного ОУР УВД Курганской области.

В это время рабочий день милиции начинался с 10 часов и продолжался до 17 часов, затем перерыв до 20 часов, после чего начиналась вторая половина рабочего дня с 20 и до 24 часов. Однажды, возвращаясь после 12 часов ночи домой, Меньщиков заметил, что его обогнали трое молодых парней, одного из которых он узнал – это был курганский авторитет по кличке «Китаеза» - Астафьев Анатолий. Компания была навеселе. Работника милиции заинтересовало, куда и зачем спешит эта троица. Он стал следить за ними. Дошли до чайной № 7, около моста через Тобол. На одно стекло в окне наложили пластырь и почти бесшумно его выдавили. Затем проникли в здание чайной и через некоторое время, уже со свертками, вылезли назад.

Сотрудник милиции, имея с собой оружие, задержал их и сопроводил о УВД, в дежурную часть. Когда вошли в тамбур здания, «Китаеза» пригнувшись, резко проскользнул под рукой Меньщикова и пытался выскочить на улицу. Времени на раздумье не оставалось, сотрудник ударом пистолета сбил его с ног и задержав, завел в помещение дежурной части.

По факту кражи из чайной было возбуждено уголовное дело и направлено в суд. При рассмотрении дела, арестованный Астафьев заявил, что его ударил пистолетом сотрудник милиции. Судья Березина, осудив троицу, вынесла определение – возбудить уголовное дело и против работника милиции Меньщикова, так как он превысил свои полномочия. Дело было направлено в военную прокуратуру, так как сотрудники милиции и НКВД были подсудны военному трибуналу. Уголовное дело было расследовано, Меньщиков Ф.Е. был взят под стражу и осужден второй раз.

Для сотрудников уголовного розыска это событие было ударом. Все знали Меньщикова как честного и добросовестного работника, не раз рисковавшего своей жизнью при задержании опасных преступников. После оглашения приговора в отделе уголовного розыска, несколько человек сразу написали рапорта, и ушли из милиции. Через некоторое время дело Меньщикова было пересмотрено, он был оправдан и восстановлен на работе.

Через год «Китаеза» бежал из колонии, через своих дружков достал пистолет ТТ с патронами и совершил 16 вооруженных грабежей. Милиция практически лишилась отдыха. Засады делали в разных местах, но безуспешно. Однажды сотрудник конвойной службы Романов случайно встретил «Китаезу» и пытался его задержать, однако отстреливаясь, он скрылся. Немало «малин» перешерстили сотрудники уголовного розыска, прежде чем задержали дерзкого разбойника. Снова состоялся суд, который в этот раз вынес ему более суровое наказание: 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Уголовный розыск – это марафонский бег на длинную дистанцию. Повседневный, тяжелый труд, вымотанные нервы, бессонные ночи и постоянный риск. Не каждый может выдержать. Дни, месяцы, годы – мелькают незаметно. Падает здоровье, теряются любимые лица, распадаются семьи и только 10-ая часть тех, кто начинал работать в УР доходит до финиша – пенсии. Однако именно сюда стремятся попасть на работу многие сотрудники. И это не случайно. Уголовный розыск всегда был и останется ведущей службой в милиции. Именно здесь проходят проверку на прочность и готовятся руководители различных рангов органов внутренних дел. Из оперов уголовного розыска вышли генералы милиции Каро Игорь Сигизмундович, Котляров Александр Михайлович, Сковордин Юрий Петрович, начальник УВД генерал-майор милиции Федосов Сергей Степанович, заместитель начальника УВД полковник милиции Старков Владимир Михайлович, полковник внутренней службы Максимовских Сергей Иванович, полковник милиции Котов Сергей Иванович и многие начальники ГРОВД области.

Не случайно многие из тех, кто активно боролся с преступностью, до конца отдавался любимой работе, отмечены государственными наградами: Рыбаков Арсентий Григорьевич, Волосников Валерий Петрович, Быстров Виктор Фадеевич, Гринько Владимир Михайлович, Барабанов Дмитрий Федорович, Юдин Анатолий Александрович, Половников Виктор Николаевич, Москвин Владимир Николаевич, Бабанов Валерий Иванович, Курбатов Владимир Павлович, Олейник Александр Викторович, Дерябин Виктор Юрьевич и многие другие.

Службе в милиции, из нее большую часть в уголовном розыске, посвятил 30 лет полковник милиции Комиссаров Михаил Васильевич. «Ничего не терял, а всю жизнь искал, - как он сам говорит, - искал преступников, украденные вещи, ценности, машины». Одним словом, 30 лет он делал людям добро, а ради этого стоило жить и работать.

Шулепов Александр Михайлович после окончания средней школы и службы в армии, работал на Далматовском заводе «Молмашстрой». По рекомендации райкома партии в 1976 году поступил на учебу в Елабужскую среднюю школу МВД СССР на очное отделение, и в 1978 году с отличием окончил ее. В выпускной аттестации отмечалось целесообразно использовать Шулепова А.М. в органах внутренних дел в должности инспектора уголовного розыска. Что было и сделано. С 1978 по 1984г.г. Шулепов А.М. работал инспектором, а затем старшим инспектором УР Далматовского РОВД. Параллельно учился в г. Свердловске на отделении Московского филиала Академии МВД СССР. Он умело использовал полученные теоретические знания в практической работе, раскрывая сложные, а порой очень запутанные преступления. Руководство отдела сразу заметило его исполнительность, инициативность и высокую работоспособность, что в конечном итоге позволило значительно повысить показатели работы отдела.

За умелое раскрытие тяжких, особо-тяжких преступлений и высокие показатели в работе Шулепову А.М. присваивают звание «Лучший по профессии». В 1984 году Шулепова А.М., накопившего достаточный опыт оперативной работы переводят в Лебяжьевский РОВД заместителем начальника. И в новой должности он не замыкается на администраторской деятельности, а активно участвует в оперативно-розыскных мероприятиях и личным примером обучает молодых сотрудников уголовного розыска раскрывать преступления. По характеру немногословный, спокойный и на первый взгляд нерасторопный, он умел очень грамотно, четко организовать работу как оперативных подразделений, так и по конкретному уголовному делу. В подтверждение можно оисать один яркий и характерный пример. Из вагона пассажирского поезда, из-под стражи, бежал особо опасный преступник, ранее судимый за убийство, и арестованный за разбойное нападение. Преступник завладел пистолетом с патронами и служебным удостоверением сотрудника милиции. Шулепов А.М. во взаимодействии с сотрудниками РОВД области, принял участие в оперативно-розыскных мероприятиях, разработке плана действий работников Лебяжьевского ОВД и лично возглавил оперативную группу. Менее чем через сутки было установлено местонахождение преступника. Группа захвата под руководством Шулепова А.М. окружила дом. Преступник наблюдал из окна за обстановкой, пистолет со взведенным курком и патроном в патроннике находился рядом. Выбрав момент, Шулепов А.М. ворвался в дом, а за ним другие сотрудники. Действуя внезапно, решительно и профессионально грамотно, Александр Михайлович захватил преступника врасплох, не дав ему возможности применить оружие. За мужество, самоотверженные и умелые действия, грамотно проведенную операцию Шулепов Александр Михайлович Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.07.1988г. был награжден орденом Красной Звезды.

За период службы, а это свыше 20 лет, Шулепов А.М. не один раз подвергался опасности, рисковал, задерживал преступников и с оружием и без оружия. И никто из них не мог ничего противопоставить неопровержимым уликам, собранным Шулеповым А.М. и его аналитическому складу ума. Он не любил громких слов, красивых фраз. Но за его не многословием всегда скрывалась собранность, деловитость, обязательность.

В сентябре 1993 года Шулепову А.М. присвоено специальное звание «подполковник милиции», что на одну ступень выше предусмотренного по занимаемой должности.

В феврале 2000 года Шулепов А.М. ушел на пенсию по достижению предельного возраста. В представлении к увольнению отмечались его высокий профессионализм и организаторские способности, умение отстаивать и проводить в жизнь свою позицию. Умелое руководство им службой криминальной милиции позволило на протяжении нескольких лет эффективно раскрывать совершенные преступления. Указом Президента Российской Федерации от 19.01.2000 года Шулепову А.М. присвоено почетное звание «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации».

Лучшие годы своей жизни отдал борьбе с преступностью Василий Егорович Васильев. Сразу после окончания войны, израненным 19-летним парнем, пришел он работать в милицию на должность оперуполномоченного розыска. Не сразу все получилось и удалось. Пришлось по крупицам собирать знания и опыт милицейской службы. Работать приходилось по 14 часов в сутки, а порой и сутками, не забегая домой, даже на минутку. Таков был режим работы в уголовном розыске. Как и на фронте не думали о себе и о своих родных, больше думал о порученном деле, о поисках безвести пропавших, о розыске и задержанию преступников. Без малого 35 лет отработал Василий Егорович в этом режиме. Он пошел путь от опера до начальника отделения уголовного розыска УВД. Это был руководитель с феноменальной памятью. Он как компьютер выдавал необходимые знания о многих преступниках и затерявшихся гражданах. За его добрый нрав, настойчивость и усидчивость в работе его любили в отделе уголовного розыска, к нему шли советоваться, от него очень часто получали необходимую помощь. Такой темп работы выдержать было трудно, боевые ранения начали все чаще и чаще напоминать о себе. И в ноябре 1986 года он ушел в отставку, в звании полковника милиции.

Прожитые годы не прошли даром. Накопленный опыт он сумел передать молодым сотрудникам, а своему внуку Андрею привить любовь к милиции. Теперь уже он уверенно шагает по стопам деда, вгрызаясь в новую для него науку охранять Закон.

Рассказывая о деятельности уголовного розыска нельзя не сказать о его руководителях. Не каждому можно доверить управление деятельностью подразделения, которое вобрало в себя все основные функции милицейского дела и прежде всего – поиски преступника, как правило с нуля, с пустого места, а потом задержание, порой матерого, неоднократносудимого преступника и очень часто хорошо вооруженного. Здесь ошибка руководителя всегда сопряжена с большим риском, здоровьем и жизнью подчиненных сотрудников. Поэтому не случайно, путь любого начальника ОУР начинался с азов, с рядовой должности.

Федор Алексеевич Иванов службу в милиции начал в 1938 году в качестве милиционера Белозерского РОМ. Набравшись определенного опыта работы его перевели участковым уполномоченным и только в 1941 году, после окончания Челябинской школы милиции, он был назначен на должность оперуполномоченного уголовного розыска Кировского района. И с тех пор он не расставался с этой службой. В январе 1943 года его переводят в Курган. Вначале на должность старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска управления милиции, а затем начальником 2-го отделения отдела уголовного розыска областного управления. Довольно скоро и эта шапка оказалась мала . Его выдвинули на должность заместителя начальника отдела уголовного розыска во вновь образованной Курганской области. Его оперативная хватка, цепкий ум и настойчивость в достижении поставленной цели не раз помогали ему и подчиненным сотрудникам раскрывать очень сложные и запутанные преступные уловки. Именно с помощью Федора Александровича уголовный розыск в годы войны задержал не одну сотню преступников всех мастей. Поэтому не случайно, когда Иванов Ф.А. писал рапорта с просьбой отправить его на фронт, он получал решительный отказ, так как профессионалов высоко класса в милиции в тот период оставалось очень мало. Война забрала на фронт самые лучшие кадры. Очень часто ряды милиции заполнялись инвалидами, женщинами и безусыми юнцами, с которыми еще много надо было работать. После окончания войны в 1949 году Федора Алексеевича назначили начальником отдела уголовного розыска управления милиции УМГБ по Курганской области. Позднее он работал начальником отдела милиции г. Шадринска, затем вернулся в Курган в городской отдел милиции и сова на оперативную работу. Этот эмоциональный, энергичный человек не знал покоя. Он умел организовать дела, по отцовски строго спросить, а если надо и пожалеть сотрудника. Он сочетал в себе качества руководителя и человека. Его строгость всегда сочеталась с шуткой, юмором. Его уважали не только сотрудники и граждане, даже в преступном мире сказанное им слово много значило.

Ушел на пенсию Федор Алексеевич в 1961 году. Более 20 лет напряженной работы сказались на здоровье. Стало пошаливать сердце, да и нервы стали сдавать. В годы войны он не ходил в атаку на фашистов, он свое здоровье положил на алтарь борьбы с преступностью, чтобы прочным был тыл, где люди, работающие днем и ночью на заводах и фабриках не боялись бы за свое имущество, здоровье и жизнь. Не случайно среди многих его наград есть ордена Красного Знамени и Красной Звезды, медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией», «За безупречную службу», а они просто так не давались.

Не менее интересная судьба была у начальника ОУР УВД Курганской области Каро Игоря Сигизмундовича.

В 1954 году, после окончания Саратовского юридического института, был принят на службу в органы внутренних дел. Пять лет он исполнял обязанности эксперта, старшего эксперта в УВД Саратовской области, а затем переведен к нам в курганскую область на должность начальника научно-технического отдела УВД. Спустя пять лет его знания и накопленный опыт были востребованы в отделе уголовного розыска Управления внутренних дел, где он в качестве руководителя активно включился в организацию борьбы с преступностью. Прежде всего он стал постоянно внедрять в оперативную работу научно-технические средства, в этом плане всячески поощрял творческую инициативу, настойчиво добивался использования передового опыта оперативно-розыскной работы, лично сам принимал активное участие в разработке различных оперативных комбинаций, а затем в задержании преступников. Два конька: инициатива и настойчивость были определяющими чертами его характера и метода работы. Кроме этого он был высоко эрудированным человеком, с цепкой аналитической памятью, что позволило ему впоследствии прекрасно исполнять обязанности начальника оргинспекторского отдела УВД Курганской области. Его широкий кругозор, хорошие знания милицейского дела были замечены и в МВД СССР. В 1970 году его переводя в центральный аппарат Министерства, где он исполнял различные обязанности, а в 1983 году – первого заместителя начальника Инспекторского управления, немного позднее – возглавил это Управление. Последние годы своей жизни он работал помощником Министра МВД, а затем в Правительстве Москвы. Это был необычный человек, и смерть его была также скоропостижной и необычной. Всю свою сознательную жизнь он провел в труде и заботах, а умер на отдыхе в Испании, там, где о смерти никто и не думал.

О всех начальниках уголовного розыска сказать не возможно. Каждый из них внес свою лепту в организацию работы этого очень сложного милицейского механизма. Но хотелось бы немного рассказать еще о Катаеве Юрии Ивановиче. Он вначале своей трудовой деятельности и не мечтал о работе в милиции. Окончив Куртамышский сельскохозяйственный техникум, стал исполнять обязанности агронома. Однако в 1947 году его пригласили на работу в Куртамышский районный отдел милиции на должность инструктора политико-воспитательной работы. Занимаясь воспитательным процессом, он все больше и больше тянулся к оперативным службам. Ему дали возможность испытать свои силы, вначале в качестве оперуполномоченного Куртамышского РОМГБ, а затем старшего оперуполномоченного ОБХСС областного управления. Всесторонняя подготовка, хорошие познания в милицейском деле позволили ему позднее занять должность заместителя начальника по политчасти 3-го РОМ г. Кургана. Однако Юрий Иванович постоянно чувствовал, что не хватает юридических знаний. Успешно поступив, а затем окончив в 1958 году Омскую школу милиции, он возглавил отделение уголовного розыска Курганского городского отдела милиции, а позднее отделение ОУР УВД Курганской области. В 1965 году Юрий Иванович закончил заочно Высшую школу МВД СССР и через три года после этого уверенно возглавил отдел уголовного розыска Курганской области.

С приходом Катаева Ю.И. в отделе уголовного розыска значительно увеличилось внимание и требовательность к повышению профессионального мастерства сотрудников. В этих целях в областном Управлении создается школа повышения оперативного мастерства сотрудников уголовного розыска, которая успешно работала длительное время. Юрий Иванович был заметен не только как руководитель отдела, а прежде всего как специалист высокого класса. Поэтому не случайно очень многие сложные запутанные уголовные дела он брал на себя и не жалея личного времени непосредственно участвовал в их раскрытии. Именно под руководством Катаева Ю.И. было раскрыто убийство Долгих в г. Петухово, кражи из сейфов колхозных касс области и много других особо опасных преступлений, которые имели большой общественный резонанс. Не случайно среди многих наград Юрия Ивановича есть орден Трудового Красного Знамени. В Указе Президиума Верховного Совета СССР записано: «За заслуги в деле борьбы с уголовной преступностью».

Составной частью уголовного розыска всегда была служба кинологов. Человек с незапамятных времен заметил и оценил выносливость собаки, ее хорошее обоняние, острый слух и подвижность. Проводник служебно-розыскной собаки со своим четвероногим другом очень часто идут еще по неостывшему следу преступника первыми, в пути преодолевая различные препятствия и трудности, рискуя каждую минуту попасть под пулю или нож вооруженного преступника. Не легкая служба у проводника и собаки. Именно они играют важную роль в предупреждении и раскрытии преступлений. Они просто незаменимы порой при задержании преступника и розыске похищенного имущества. Проводник – это прежде всего следопыт, квалифицированный специалист уголовного розыска. Если ищейка сделала все возможное и дальше след утерян. Проводник обязан личным сыском продолжить поиски преступника, используя все лучшие качества следопыта.

Так, например 20 ноября 1968 года в г. Кургане по ул. Пролетарской неизвестный преступник, путем взлома окна, совершил кражу из кафе «Звездочка». Выехав на место преступления в составе оперативной группы проводник служебно-розыскной собаки старшина милиции Тутубалин быстро сориентировался и определил следы преступника. Поставив на след собаку по кличке «Урал», которая несколько километров по улицам города проработала след и привела к общежитию арматурного завода, где в одной из комнат были задержаны граждане Махнев и Стенников, совершившие эту кражу. В ходе следствия они рассказали еще о семи ранее совершенных преступлениях.

Подобных примеров в жизни кинологического центра не мало. Однако собаки в милиции используются не только по отработке следа преступника. Очень часто проводники с собаками используются в засадах, при патрулировании улиц города и в других оперативных мероприятиях. Неслучайно в питомнике существует два отделения. Первое имеет общерозыскной профиль, воспитанники которого обучаются следовой работе, выборке вещей, человека по запаху, задержанию правонарушителей. Второе отделение готовит собак по запаху отыскивать наркотические, взрывчатые вещества и оружие. Это более деликатная и сложная работа, требующая гораздо больше времени, сил и нервов как кинолога, так и собаки.

Геннадий Аркадьевич Колесниченко «заболел» собаками в подростковом возрасте, еще готовясь к службе в армии. Однако вернулся к своему увлечению только в 2000 году, имея за плечами уже накопленный житейский опыт. Любовь к новой службе, хорошие знания психологии собачьего поведения, позволили ему участвовать в раскрытии многих преступлений. Только в одном полугодии 2003 ода, работая с немецкой овчаркой, он сумел раскрыть 24 преступления и получить звание «Лучший кинолог области».

Большую помощь в розыске наркотиков оказал русский спаниель по кличке «Войта», воспитанница Андрея Понкратьева. Выступая с ней на Всероссийских соревнованиях служебных собак, Андрей занял четвертое место.

Как и люди, собаки несут службу, получают за это приличный собачий уход и продовольственный паек. Как люди они стареют, уходят в отставку на другую, менее ответственную работу по охране имущества или объектов. Но есть среди служебных псов и такие, которые до последних дней жизни находятся на боевом посту. Например, у воспитанницы Алексея Алексеева «Эльбы» сердце остановилось прямо на «рабочем месте». Та же участь постигла семилетнего «Зигфорда», кинолог Игорь Леонов. Это были хорошо тренированные и подготовленные псы.

За последние годы все чаще и чаще используют собачью выучку в Северо-Кавказском регионе, где они приносят неоценимую помощь. Так, менее чем за один год, кинологи с собаками выезжали на места происшествий 1768 раз. С их помощью было раскрыто 764 преступления, они помогли отыскать 794 грамма наркотиков, задержать 264 нарушителя правопорядка.

В общем, сегодня центр кинологической службы УВД оказал значительную помощь уголовному розыску в борьбе с преступностью.

Около двадцати лет руководил этим центром Виктор Сергеевич Пимоненко, который еще в далекие шестидесятые служил на границе инструктором служебно-розыскных собак, где не раз приходилось преследовать и задерживать нарушителей границы. Но особенного ему врезалось в память 19 марта 1966 года, когда три вооруженных автоматами нарушителя, пытались перебраться из Грузии в Турцию. В перестрелке они ранили одного пограничника, и запутывая следы, пытались скрыться. Около тридцати километров преследовал их Виктор Сергеевич с псом по кличке «Верный», на пути преодолевая горные склоны, бурные и очень холодные горные речки. В одном из дачных поселков они встретились. Вымотанные до предела преступники заскочили в домик и организовали круговую оборону. Вместе с подоспевшим напарником Тимоненко В.С. расстреляли окна домика из автоматов, а затем вместе с «Верным» заскочили в домик. В этой схватке один из преследуемых был убит, второго задержала собака, а третий сдался сам, не рискуя своей жизнью.

Потом, работая в милиции, он не раз смотрел смерти в лицо. Так случилось и в апреле 1986 года, когда разбушевавшийся хулиган Савельев в с.Белорском, Щучанского района вооружившись обрезом, занял оборону в своей усадьбе. При попытке проникнуть в дом, он серьезно ранил одного из милиционеров. Тимоненко В.С. прибыл на место преступления вместе с оперативной группой и кавказской овчаркой по кличке «Пальма». При задержании преступника был ранен милиционер Достовалов, а одна из пул побила грудь собаке. Вынеся своего верного пса на безопасное место, Пимоненко решительно проник в кладовую, где скрывался преступник, завязалась перестрелка, которая продолжалась не долго. Вероятно от выстрелов загорелась часть дома, тушить при такой стрельбе пожарные отказались. Огонь быстро поглотил дом и преступника, спрятавшегося в подвале. Когда начали осматривать место происшествия, нашли Савельева на дне погреба с зарядом дроби в груди. От безысходности он просто застрелился. А «Пальме» сделали операцию и она еще долго несла свою собачью службу.

Такой был начальник питомника служебных собак Виктор Сергеевич Пимоненко, строгий и требовательный по службе и своим подчиненным и постоянно работающий над их общеобразовательными и профессиональными знаниями. А когда ребята сдавали экзамены, сам брал в руки поводок собаки и выезжал на преступления с оперативной группой. Ему это нравилась, это была его стихия. Он внес большой вклад в развитие кинологической службы в области помог питомнику пережить трудные времена, когда останавливались заводы и фабрики, когда безработица захлестнула города и села, когда зарплата не выплачивалась по нескольку месяцев, а животным не хватало продуктов питания. Виктор Сергеевич делал все, чтобы питомник жил полнокровной жизнью. В соответствии с планами строилась еженедельная работа с собаками. На достаточно высоком уровне была физическая подготовка сотрудников. Рядом с вольерами оборудовали футбольное поле, в спортзале установили тренажеры. Проделанная работа не могла не сказаться на результатах. Только в одном 1993 году с помощью служебных собак было раскрыто более 200 преступлений.

Курганский центр служебного собаководства уверенно много лет удерживал первое место в России в системе МВД.

В 1995 году Пимоненко В.С. ушел на заслуженный отдых. Начатое им дело стало медленно затухать, а опытные сотрудники просто уволились с работы. В такой ситуации руководство УВД сделало правильный шаг, и снова на пост начальника кинологической служб пригласило Пимоненко В.С., который без долгих раздумий начал налаживать былые связи, подбирать крепких ребят, здоровых щенков и делать из них настоящих профессионалов. А их в центре было не мало: Эдуард Костромин, кандидат в мастера спорта, вместе со своей собакой по кличке «Чита» несколько лет был чемпионом Уральского региона. Хорошо зарекомендовали себя в работе кинологи Задорин Алексей, Геннадий Колесниченко, Андрей Панкратьев, Дмитрий Капустин, Андрей Хотенов, Олег Гилев, Андрей Дерябин, Евгений Овчинников, которые со своими собаками задержали не один десяток особо опасных преступников, а Олег Гилев впоследствии сам возглавил центр кинологической службы УВД.

В милицейской практике нередко бывают курьезные, а иногда просто анекдотичные случаи. В пос. Северном была совершена из киоска кража ящика армянского коньяка. Кража была совершена путем подкопа лаза под киоск. Оперативная группа милиции все зафиксировала и приступила к поискам преступников, а через день в этот киоск пришли босоногие мальчишки сдавать коньячные пустые бутылки. Их задержали. В ходе беседы со слезами на глазах ребята рассказали, как они совершили эту кражу. Содержимое бутылок вылили, а бутылки пришли сдавать в киоск. Им нужны были деньги на мороженое.

Сотрудники БХСС получили сигнал, что в системе потребсоюза постоянно совершаются хищения материальных ценностей. В кабинетах, а затем на квартирах руководителей были произведены обыски, факты хищений подтвердились. Кабинеты сотрудников были завалены изъятыми вещами. Вместе с обыском у руководителей решили аналогичную операцию проделать и у секретарши. К всеобщему удивлению в кладовой на дому у нее были обнаружены горы писчей бумаги, коробки стирательных резинок, простых карандашей и стержней для ручек. Со слезами на глазах секретарша заявила: «Да, все тащат, а мне больше нечего, вот и беру, что возможно».

Однажды сотрудникам ОБХСС УВД сообщили по телефону, что в одном магазине города Кургана продавцы сильно обманывают покупателей. С целью проверки сигнала сделали контрольные закупки. Факты обмана подтвердились. Тогда было принято решение осмотреть магазин. Под прилавком, на кнопке нашли небольшую записку, которая гласила: «Галя, в сметану больше не добавляй кефира, я уже добавила и размешала. Ушла на базу». Эту записку приобщили к делу, продавцы были наказаны.

Дежурная оперативная группа милиции должна быстро реагировать на сигналы граждан о совершенном преступлении. Нередко это помогает задержать преступника на месте преступления. Точно так и сработали дежурные на звонок граждан о том, что в п. Восточном продуктовый магазин после обеда не открывается очень долго. Вероятно что-то случилось с продавцом. Прибывший наряд осмотрел с фасада двери, окна, все было цело. Тогда решили осмотреть магазин с тыльной стороны. Хозяйственная дверь оказалась открытой. Соблюдая осторожность, наряд с оружием зашел в помещение магазина и в бытовке, где хранились продукты, на мешках с сахаром обнаружили продавщицу, которая занималась сексом с грузчиком. Поговорка оказалась верна: «Влюбленные часов не наблюдают».

ВМЕСТЕ С НАУКОЙ

Рядом с работниками уголовного розыска всегда кинологи со служебными собаками, эксперты криминалистического управления и конечно, следователи. Команда: «Оперативная группа, на выезд!» поднимает их ночью и днем, в жару и в холод. И от того, как они быстро доберутся до места преступления, как там оперативно и профессионально сработают, зависит исход раскрытия этого преступления.

В конце 80-х годов было совершено вооруженное нападение на магазин в г. Кургане. Преступник, в наглую, в 18 часов, под угрозой пистолета забрал дневную выручку и скрылся. Оперативная группа Октябрьского ОВД выехала на место преступления. Кое-как успокоив продавца, выяснили, что преступник, угрожая пистолетом, закрыл ее в подсобке, забрал деньги и скрылся с места преступления. В поисках следов преступника облазили все, следов не было. Подворный обход тоже ничего не дал. Тогда решили снять дверь с подсобки и в лабораторных условиях более тщательно ее обследовать.

Предположения сотрудников подтвердились. Часа через полтора эксперт сообщил, что он нашел пригодные к идентификации следы пальцев рук. Сотрудники уголовного розыска пригласили художника, и он со слов продавщицы нарисовал портрет подозреваемого. Очень быстро копии портрета были розданы сотрудникам милиции всех служб, но, прежде всего, патрульно-постовой. Отрабатывая лиц ранее судимых, обратили внимание на сильное сходство грабителя с неким Каратаевым. Стали отрабатывать его связи. На одной из квартир обнаружили его куртку с паспортом. Расставили засады, и вечером следующего дня Каратаев был задержан. Однако он оказался неразговорчивым и только тогда, когда показали заключение эксперта, подтверждающего, что на двери в подсобке отпечатки его пальцев, начал рассказывать, как он это сделал. Вечером, при свете фонарей, деньги вместе с пистолетом были выкопаны из тайника в огороде дома, где проживала его мать. Действуя слаженно, используя все возможности, сотрудники милиции в течение двух суток сумели раскрыть такое особо опасное преступление.

Иногда не только следы пальцев рук или ног, оставленные преступником на месте преступления помогают в конечном итоге задержать его и доказать, что именно он совершил это преступление. В ночь на 6 сентября 1969 года в с. Чебачье Петуховского района неизвестный преступник, проломив стену склада, проник в магазин и совершил кражу большой суммы денег, вина и других материальных ценностей.

Выехав на место преступления, оперативная группа обнаружила в магазине тонкометаллическую пробку от бутылки водки, со следами зубов на ней. Не найдя ничего более существенного, было решено изъять эту пробку. Через некоторе время сотрудники Петуховского ОВД по подозрению в краже задержали жителя с. Чебачье Коркина Г., который категорически отрицал свое причастие к данному преступлению. Тогда было принято решение изъять у подозреваемого гипсовые слепки зубов и вместе с пробкой отправить на экспертизу в ОТО УВД. Производство экспертизы было поручено опытному эксперту-криминалисту капитану милиции Мельникову Сергею Александровичу, овладевшему в совершенстве методами исследований вещественных доказательств. Детально изучив следы, оставленные на пробке и гипсовые слепки отпечатка зубов подозреваемого, произведя массу экспериментов и сравнений, эксперт пришел к категорическому выводу: «Следы зубов, оставленные на пробке, принадлежат Коркину Г.». После такого заключения последнему ничего не оставалось, как рассказать подробно о совершенном преступлении. Сразу после окончания Высшей школы МВД в 1964 году начал работать в экспертно-криминалистическом отделе УВД Сергей Андреевич Мельников. Он умело соединил полученные в Высшей школе знания с исключительным трудолюбием и стал настоящим мастером своего дела. Многие работники Управления, отделов внутренних дел, следователи с благодарностью отзывались о Сергее Андреевиче, как о человеке, который всегда мог делом или хорошей исчерпывающей консультацией по многим вопросам криминалистики оказать помощь.

Мельников С.А. в совершенстве владел методами исследования вещественных доказательств. В апреле 1969 года из магазина, расположенного на территории откормсовхоза Катайского района, неизвестный преступник совершил кражу товароматериальных ценностей. При осмотре места происшествия работники Катайского ОВД обнаружили осколки стекла со следами стеклореза. Других следов преступника обнаружить не удалось. Вскоре по подозрению в краже был задержан гражданин С, у которого обнаружили стеклорез. Однако задержанный категорически отрицал свою причастность к совершенному преступлению. По этому делу была назначена криминалистическая экспертиза, с которой блестяще справился Сергей Андреевич. Он с высокой точностью установил, что следы надрезов на осколках оконного стекла, оставлены стеклорезом гражданина С. Заключение данной экспертизы подтолкнуло задержанного дать признательные показания. Выкраденные ценности были возвращены магазину.

Осмотры мест происшествий с участием Мельникова С.А. отличались всегда высокой результативностью, а обнаруженные им следы и вещественные доказательства не раз служили основными уликами в раскрытии преступлений и изобличении преступников.

Очень часто в милицейской практике заключение эксперта в доказательной базе бывает решающим.

В 1980 году по улице Кравченко г. Кургана в своей квартире была убита несколькими ударами ножа женщина. Вещи не тронуты, в квартире порядок, а у входной двери мертвая хозяйка. Ребус со многими неизвестными. Оперативная группа во главе с заместителем начальника ОУР УВД Родионовым Алексеем Илларионовичем приступила к работе. Как выйти на след преступления? Соседи по дому ничего не слышали, ничего не видели. Единственной зацепкой был кровавый след ноги в носке, оставленный в ванной, где преступник мыл руки. Картотека следов преступников, ранее совершивших преступления, ничего не дала. Начали поиски на ощупь, с завязанными глазами. Отрабатывали различные версии, вплоть до подозрения в убийстве мужа хозяйки квартиры, который в это время находился за пределами области.

В поле зрения инспектора уголовного розыска Бабушкина Владимира Федоровича попал племянник убитой хозяйки, который только что вернулся из армии и проживал в г. Магнитогорске. В целях более внимательного изучения племянника, Бабушкин выехал в г. Магнитогорск и там провел несколько встреч с подозреваемым. В ходе беседы с ним у работника милиции все больше и больше складывалось мнение, что убийство своей тетки совершил он. Однако одного подозрения для доказательства было маловато. Тогда сотрудники уголовного розыска разработали оперативную комбинацию, согласно которой подозреваемый находился постоянно под пристальным контролем работников уголовного розыска начиная с момента посадки на поезд Челябинск-Курган и непосредственно здесь, в Кургане, в период его проживания и допросов в милиции и в прокуратуре. Подобный контакт сотрудников уголовного розыска с подозреваемым в совершении преступления, помог склонить его к даче признательных показаний, а с другой стороны решающим фактором доказательства совершенного им преступления было категорическое заключение эксперта криминалиста Ваганова Леонида Григорьевича: «кровавый след ноги, оставленный в ванной комнате, принадлежит племяннику убитой женщины». Это послужило для суд весомым аргументом в вынесении справедливого приговора.

Однако на этом дело не закончилось. Родственники написали жалобу в Генеральную прокуратуру. Центральная печать подвергла большому сомнению заключение эксперта. Прокуратура СССР затребовала все вещдоки и заключение Ваганова, а через некоторое время и самого эксперта. Группа ученых специалистов, собранная по этому случаю, высоко оценила экспертизу и признала ее законной.

Подобные встречи с наукой у эксперта Ваганова были и в дальнейшей работе. Как-то в одной деревне области было совершено убийство старушки. Жила она бедно, но иногда покупала несколько бутылок водки, чтобы мужиков нанять дрова привести, да расколоть. Преступление по горячим следам раскрыть не удалось. Тогда в деревню направили эксперта Ваганова Л.Г. В дому, где произошло убийство, все сохранили по-прежнему, но поиски следов преступников найти не удавалось. И только на крашенной стене, в одном месте, случайно был найден отпечаток пальца руки. Как обычно проверили, прежде всего, ранее судимых. Ответ был отрицательным. Тогда начали дактилоскопировать мужское население деревни. Отпечаток совпал м пальцем бригадира, который характеризуется положительно. Он заявил, что связи с потерпевшей никакой не имел, если и заходил в дом, то очень давно. Тогда Ваганов, пользуясь методикой по определению давности следа, доказал, что следу пальца, оставленному бригадиром на стене, не более месяца. данное заключение и использованную методику Ваганов отправил в Москву в научно-исследовательский институт Министерства юстиции. Вскоре пришел ответ – давность отпечатку не 30, а 28 дней. После подобного заключения бригадир сознался: «Пьяный был, стал просить водки, она не дала, тогда ударил ее и сам взял». Удар оказался для старушки смертельным.

Пожалуй, ни одно расследуемое уголовное дело не обходится без участия в нем экспертов-криминалистов: почерковедов, балистиков, трассологов, дактилоскопистов. Экспертно-криминалистическое управление при УВД в своем составе имеет 116 специалистов, занятых очень важной и такой необходимой работой. Сюда постоянно обращаются за помощью многие службы ОВД Области, за год здесь проводится порядка пяти тысяч самых различных исследований.

Трудно сосчитать, сколько раз, благодаря лишь профессионализму сотрудников ЭКУ, удавалось изобличить преступников, доказать их участие в преступной деятельности.

У экспертов-почерковедов особо «громких» дел бывает не так уж мого. Им чаще всего приходится иметь дело с мошенниками, которые порой приносят обществу не меньший урон, чем убийцы и насильники. То, что им удается «урвать» у других, исчисляется порой суммами с большим количеством нулей на конце.

Вот так, в содружестве с наукой, раскрыта не одна тысяча особо опасных преступлений.

Истоки экспертно-криминалистической службы были заложены еще давно, в начале 1919 года. Центророзыск подготовил и представил в коллегию НКВД доклад об организации в уголовном розыске научно-технической службы. Это способствовало тому, что уже с 1 марта 1919 года начал работать Кабинет служебной экспертизы. Если в 1923 году научно-технические подразделения были только в Москве, Петрограде, Харькове и Самаре, то в 1940 году их было уже 30, а к концу Великой Отечественной войны более 80.

С рождением Курганской области в 1943 году создается и научно-техническая группа при УВД, а первым начальником этой группы назначается Боброва Антонина Яковлевна. В область начали прибывать дипломированные эксперты: Анатолий Куватов, Николай Рыгин, Субботин Юрий, Гаптарь Василий. Группа переросла в отделение, а когда она в 60-е годы еще значительно пополнилась за счет молодых специалистов: Болотник Генриетты, Антонова Николая, Помигуева Александра, Мельникова Сергея, был создан оперативно-технический отдел, который возглавил молодой, энергичный, уде с солидным опытом работы в милиции, Гаптарь Василий Артемович, а затем не менее опытный Каро Игорь Сигизмундович. Преступников и в прошлые годы было не мало. Эксперты на пределе своих возможностей успевали переезжать с одного преступления на другое. Нагрузки были большие, технического оснащения не хватало. Многие экспертизы, связанные с дорожно-транспортными, приходилось делать в Челябинске.

В 70-е годы оперативно-технический отдел объединили с отделом связи. Руководство новым отделом поручили Махитко Андрею Митрофановичу. Развивалась Курганская область, вместе с ней совершенствовала свою деятельность и милиция. Закупалась новая, современная, не редко зарубежная техника для проведения более сложных экспертиз. Вместе с ней появились эксперты, способные выполнить любые виды экспертиз, в том числе графические, баллистические и различные криминалистические. Новый руководитель отдела Прокопьев Вадим Иванович пошел еще дальше. Он сумел подобрать наиболее способные и одаренные кадры, создать им все условия для плодотворной работы.

Теперь все чаще и чаще эксперты по совершенным преступлениям давали категорические заключения. Развивался отдел, расширялась его база, еще больше приростало число экспертов и в 1993 году он становится экспертно-криминалистическим управлением. Сегодня в каждом отделе внутренних дел области служат эксперты, число их перевалило за 100. Они проводят более 20 различных видов экспертиз. Это они способствовали созданию в России ряда автоматизированных дактилоскопических систем, наличию в УВД Курганской области необходимых лабораторий. Почти по всем видам экспертной деятельности Курганское ЭКУ работает на равных во всей системе МВД России.

СТРОГО ПО ЗАКОНУ

Задержать преступника, как видим, это одно дело, а доказать его причастность к совершенному преступлению – это второе и порой не менее сложное дело. Из отдельных, совсем незначительных мелочей, следователь, как художник выкладывает мозаику картины совершенного преступления. Следователь на месте преступления и в ходе расследования уголовного дела – это организующее и направляющее звено. От его оперативности, эрудиции, кругозора, умения войти в контакт с человеком, расположить его к разговору и притом к откровенному, зависит очень многое и, прежде всего, судьба человека и конечные результаты оперативной группы. Его профессиональное ремесло проверяется на прочность в судах: или задержанный будет признан преступником и уйдет за решетку отбывать наказание, или выйдет из суда оправданный с высоко поднятой головой, и тогда труды всей милиции идут насмарку.

В системе МВД России следственные органы были образованы в 1963 году, хотя институт предварительного расследования возник еще в царской России.

До 1860 года расследование преступлений осуществлялось городской и земской полицией. В уездах его проводили становой пристав, земский исправник и уездный стряпчий. В городах преступления расследовались частными и следственными приставами.

Указом от 8 июня 1860 года императора Александра II были учреждены должности судебных следователей. По уставу уголовного судопроизводства 1864 года следователи назначались императором по представлению министра юстиции. На должность судебного следователя могли претендовать лица, имеющие высшее юридическое образование и прослужившие по судебной части не менее трех лет. Присяжные поверенные (адвокаты) назначались на должность судебного следователя при стаже работы не менее 10 лет и наличие свидетельства судов, при которых они состояли о добросовестном исполнении своих обязанностей. Да и права следователей в ту пору были шире, чем в настоящее время. Так в соответствии со статьей 310 Уложения о наказаниях лицо, отказавшееся от участия в деле в качестве понятого, могло быть подвергнуто денежному взысканию до 25 рублей, не явившееся по вызову судебного следователя – до 50 рублей, а в случае злостного уклонения от явки – аресту на срок от 3 до 7 дней.

В то ж время нагрузка на каждого следователя составляла 120-150 дел в год, а в отдельных губерниях до 200-400 дел ежегодно. Весьма большими были и обслуживаемые участки (до 16,2 тыс. кв. верст), что не позволяло своевременно производить осмотр места происшествия и другие неотложные следственные действия.

Для сравнения, Курганская область имеет площадь 71 тыс.кв. километров, то есть на всю территорию полагалось бы до 10 следователей. Сейчас же их в пять раз больше, а нагрузка в 2002 году составила 56,4 дела.

В 1917 году институт судебных следователей был упразднен.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 года следственный аппарат переподчиняется и переходит в ведение прокуратуры.

Важнейшее решение было принято 20 октября 1929 года ВЦИК и СЕК РСФСР: прокурорам предоставлялось право поручать милиции расследование любого преступления. На практике это привело к тому, что в течение последующих тридцати лет милиция, не являясь по закону органом предварительного следствия, тем не менее расследовала в полном объеме уголовные дела практически всех категорий. Для обеспечения этой деятельности в 40-50 годах в органах внутренних дел на основании ведомственного приказа были созданы свои следственные подразделения во главе со следственным отделом Главного управления милиции МВД СССР.

Принятые 25 декабря 1958 года Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик наделили правом производства предварительного следствия только следователей прокуратуры и госбезопасности. В связи с этим следственный аппарат милиции был снова ликвидирован.

Вместе с тем практика показала, что из-за большой нагрузки следователи прокуратуры оказались не в состоянии обеспечить всего массива уголовных дел. Органы дознания (милиция) по существу продолжали выполнять функции предварительного следствия и передавали возбужденные уголовные дела для окончания расследования в прокуратуру лишь тогда, когда значительный объем работы по ним выполнен. Поэтому Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года право производства предварительного следствия было предоставлено МООП РСФСР, позднее переименованного в МВД СССР. Введение его в действие с 1 июля 1963 года положило начало официальной деятельности следственного аппарата органов внутренних дел.

Комплектование следственных аппаратов в органах внутренних дел Курганской области началось в июле 1963 года. Первым начальником следственного отдела Управления охраны общественного порядка стал Алексей Николаевич Сперанский, опытный юрист, фронтовик, бывший работник прокуратуры. Затем следственным отделом руководили Борискин Михаил Гаврилович, Лунев Вячеслав Сергеевич.

Позднее было образовано следственное управление УВД, которое возглавлял Фирстов Валерий Николаевич, Самыгин Сергей Михайлович. В настоящее время – полковник юстиции Хабонен Игорь Петрович.

Говоря о тех, кто стоял у истоков следственного аппарата в органах внутренних дел нашей области, нельзя не вспомнить Григория Денисовича Третьякова, Геннадия Ивановича Куликова, Владимира Васильевича Рукавишникова, Николая Михайловича Шабашова, Василия Захаровича Макарова, Андрея Николаевича Черемных, Вассу Ивановну Емельянову, Нину Владимировну Казакову.

Большой вклад в дело борьбы с преступностью внесли следователи – ветераны Ширяев Виктор Григорьевич, Шатоха Петр Петрович, Давыдов Виталий Андреевич, Лебедева Любовь Александровна, Дружинина Любовь Петровна, Петухов Анатолий Николаевич, Фадюшина Галина Ивановна. Эти люди составили профессиональное ядро следственного аппарата области, воспитали целую плеяду молодых следователей. От работы которых, а тем более руководителей, зависит очень многое. Так в 1973 году начальник следственного отделения Октябрьского ОВД г. Кургана Тычина Анатолий Андреевич, по согласованию с прокурором города Бутаковым Александром Кирилловичем, начал следственный эксперимент, суть которого заключалась в сокращении сроков расследования до одного месяца. Прежде всего необходимо было подобрать толковых и грамотных следователей. Из отдела кадров УВД пригласил Анатолия Петухова, имеющего высшее юридическое образование, Дмитрия Жаркова – из Советского ОВД, Виктора Позднякова – из Кетовского ОВД, а специалиста по расследованию дорожно-транспортных происшествий пригласил из ГАИ Владимира Баранова. Кроме этого следственное отделение пополнилось двумя молодыми специалистами, только что окончивших Омскую высшую школу милиции, Юрием Федоровым и Александром Косенко. Это позволило при распределении нагрузки подходить более дифференцированно с учетом опыта работы: одним дела посложнее, другим – попроще. Правильная расстановка и использование имеющихся сил привело к прекрасному результату.

Каждый месяц качественно расследовали до 90 уголовных дел. В производстве их осталось примерно по десять на каждого следователя, а ранее было по 20 – 30 дел. Ни одного дела не возвращалось на доследование. Общими усилиями коллективу отделения удалось значительно сократить остаток уголовных дел, находящихся в производстве, что позволило лучше работать над нераскрытыми преступлениями.

Такая работа продолжалась несколько лет, не случайно проводимая МВД СССР инспекторская проверка дала высокую оценку работы следственного отделения.

Опытнейшие сотрудники работают в следственном управлении при УВД и сейчас, это: Иткин Яков Алексеевич, Шалютина Наталья Сергеевна, Богатенкова Лидия Сергеевна, Пешков Николай Геннадьевич, Борычев Владимир Иванович, Холодок Валентина Алексевна, Вельмезев Олег Васильевич.

В течение многих лет успешно руководят следственными подразделениями Андреева Нина Анатольевна (Далматовский ОВД), Жаров Амангельды Бекетович (Макушинский ОВД), Пушкарев Александр Васильевич (Шатровский ОВД), Тимофеева Нина Петровна (Щучанский ОВД) и другие.

По итогам работы за 2002 год лучших результатов в следственной работе достигли следователи СУ при УВД г. Кургана: Данилов Андрей Викторович, Мирошниченко Сергей Павлович, а также сельских ОВД: Петров Олег Юрьевич (Макушинского), Балбеков Роман Владимирович (Лебяжьевского).

В 2002 году в суды было направлено 5 684 уголовных дела. Так, следователями СЧ Бердниковым и Яковлевым расследовано уголовное дело по краже электропроводов в 4 районах области на сумму более 2 миллионов рублей. К уголовной ответственности привлечены 16 обвиняемых, совершивших 47 эпизодов преступной деятельности, все они осуждены к лишению свободы.

Старший следователь СЧ Пухова А.М, расследовала уголовное дело по обвинению жителей г. Кургана Ефимова и Спиридонова, которые с помощью компьютерной техники изготовили 273 банковских билета достоинством от 10 до 500 рублей и сбыли более 80 купюр гражданам, в основном, в киосках и на транспорте.

Следователем СО при ОВД Каргапольского района майором юстиции Лябовой Натальей Александровной было принято к производству уголовное дело по факту разбойного нападения на гражданку Кошкину в р.п. «Красный Октябрь» Каргапольского района. По подозрению в совершении преступления ею задержаны в порядке ст. 91 УПК РФ Емельянов, Федоров, Ержанов, перед судом возбуждено ходатайство об избрании в отношении из меры пресечения – заключение под стражу. При расследовании уголовного дела, в результате грамотно проведенных следственных действий, в том числе допросов свидетелей, опознаний обвиняемых, проведением судебных экспертиз, проверок показаний обвиняемых на местах происшествий, Лябова Н.А. установила, что указанные лица также совершили грабеж и 5 краж чужого имущества. Не считаясь с личным временем, проявив высокий профессионализм, Лябова Н.А, в течение месяца закончила уголовное дело по 9 тяжким и особо тяжким преступлениям.

Итоги работы следственного аппарата области в 2003 году показывают, что количество уголовных дел, находящихся в производстве, увеличилось на 7,7% и составляет около 2,5 тысяч. Следователями области окончено 5553 уголовных дела, из них 4779 направлено в суд, что значительно выше среднероссийского показателя. Превышен показатель и по нагрузке на одного следователя по уголовным делам, направленным в суд (10,1 – 8,5%).

Стабильно сокращается количество оконченных дел с нарушениями сроков УПК, их удельный вес составил 8,4%, против 11,4% в прошлом году и 17,7% по России. На протяжении ряда лет на высоком уровне удерживается возмещение материального ущерба по оконченным уголовным делам – 92,1%, по России около 50%. Опережает следственный аппарат области среднероссийские показатели и по внесенным представлениям по уголовным делам – 97,9% против 89,9%.

Все эти цифры говорят о том, что следователи Курганской области работают на высоком профессиональном уровне и вносят солидную лепту в укреплении правопорядка в городах и селах Зауралья.

НАШ УЧАСТКОВЫЙ

Говоря о работе милиции необходимо отметить, что население, в большинстве своем, чаще всего встречается не с работниками уголовного розыска или следствия, а с участковыми уполномоченными, которые на закрепленных за ними участках олицетворяют собой всю милицию. Не случано о них говорят, что это микроначальники милиции. Вероятно так оно и есть на самом деле. За все, что связано с нарушением Закона на участке, отвечает прежде всего участковый. Он как семейный врач, постоянно поддерживает контакт с населением, своевременно гасить конфликты и другие, более серьезные проступки, не допуская их развитие до большой беды.

Служба участковых уполномоченных милиции существовала еще в царское время. Ее функции выполняли урядники, околоточные, приставы. Февральская, а затем октябрьская революции ликвидировали всю полицейскую систему, в том числе и службу участковых уполномоченных. Принятый 10 ноября 1917 года Декрет о создании рабоче-крестьянской милиции еще не давал четкой регламентации прав и обязанностей милиции и только 13 октября 1918 года была подготовлена и утверждена инструкция «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции», в которой определялись главные задачи по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.

Однако в этой инструкции ничего не говорится о службе общественной безопасности и, прежде всего, участковых уполномоченных. И только в конце 1922 года, сама жизнь заставила создать в милиции такую службу, которая работала бы на определенной территории, хорошо знала все население и занималась вопросами профилактики правонарушений. В декабре 1923 года приказом НКВД РСФСР утверждается инструкция участковому надзирателю, которые вводились только в городах, а в сельской местности вся территория разбивалась на участки, и за ними закреплялись милиционеры, народ их называл участковыми милиционерами.

В феврале 1930 года специальным приказом НКВД № 109 должности участковых надзирателей и сельских милиционеров были переименованы в участковых инспекторов милиции. Однако окончательно эти должности уравняли в своих правах только в мае 1930 года. На протяжении длительного времени в этой службе никаких изменений не происходило. И только 19 ноября 1968 года Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О серьезных недостатках в деятельности милиции и мерах по дальнейшему ее укреплению», в целях поднятия статуса участкового инспектора милиции вводится положение об обязательном утверждении в исполкоме местного совета депутатов трудящихся всех сотрудников, принимаемых на эту должность.

Это положение сохранилось и до настоящего времени. Каждый участковый уполномоченный – это представитель милиции общественной безопасности и отвечает полностью за состояние правопорядка на своем участке. В приказе МВД от 10 июня 1999 года № 420 «О неотложных мерах по коренному улучшению деятельности участковых инспекторов» сконцентрировано показаны основные направления их деятельности.

А деятельность их действительно многогранна:

  1. Профилактическая работа на участке.

Как говорится, умный законодатель прежде всего предупредит преступление, чем потом бегать раскрывать его. Прежде всего научить людей жить по закону, не допуская даже незначительного нарушения общественного порядка. Так как все большое начинается с малого. Каждый участковый обязан установить самые тесные, доверительные отношения с гражданами, проживающими на территории участка.

Жители должны видеть в своем участковом прежде всего помощника, друга, и со своими бедами в любое время суток обращаться к нему. Он обязан хорошо знать всех лиц, склонных к совершению правонарушений, особенно из числа ранее судимых и постоянно держать их в своем поле зрения. Хорошие знания и четкое выполнение возложенных на участкового обязанностей позволяет ему добиваться высоких показателей по службе.

В 60-е годы работал в Петуховском районе участковый уполномоченный Шепилов Григорий Максимович. Еще в 1950 году по путевке райкома партии направили его коммунисты в милицию на усиление борьбы с преступностью. Участок ему достался большой, кроме села Пашкова, где он сам проживал, находилось еще 16 населенных пунктов. Одному везде никак не успеть. И начал Григорий Максимович подбирать себе помощников из числа сельского населения.

Отобрал шесть общественных участковых уполномоченных, на которых мог бы в любое время положиться. Создал несколько комиссий по борьбе с пьянством, товарищеские суды, привлек к своей работе партийные и профсоюзные организации. В двух крупных селах Пашково и Актабан по инициативе участкового начали работать детские комнаты милиции на общественных началах. Для дежурства в вечернее время стал привлекать школьников старших классов. Постоянно выступал в трудовых коллективах с беседами о вреде пьянства, о наведении в селах образцового порядка.

И эта, порой незаметная работа, стала приносить ощутимые результаты. Детская преступность сократилась до минимума, почти все правонарушения в селах не остались без внимания общественности. Совершенные преступления стали раскрываться, как в милиции говорят, по «горячим следам». Восемь лет держал Григорий Максимович на своем участке 100% раскрываемость и соответственно вымпел «Лучший участковый уполномоченный милиции области». На вопрос: - «Кто самый известный на селе человек?» - все, не задумываясь, говорили – участковый уполномоченный. Он действительно был строгий и справедливый, добрый и внимательный к людям. За это и любили Григория Максимовича. Не случайно его труд был отмечен правительственной наградой – медалью «За отличную службу на по охране общественного порядка».

В эти же годы работал участковым уполномоченным в с. Просвет Кетовского района Карпов Михаил Карпович. Когда его назначали на этот участок, друзья говорили: «Карпыч – Просвет это зона отдыха, курорт для горожан, но отдыхать тебе там не придется». Действительно места здесь красивые, но глухие, летом полно грибов, каждую субботу и воскресенье масса жителей областного центра заполняет эти леса. И почти каждый такой день приносил какое-нибудь происшествие.

Понимая, что одному не справиться, солдат, фронтовик, он пошел за помощью к людям. И не напрасно. За короткое время ему помогли подобрать группу внештатных участковых уполномоченных, а в каждом крупном населенном пункте создать по народной дружине. Он сам вычертил планы всех поселков, отметил дома, в которых живут неблагополучные семьи, дебоширы и пьяницы, лица ранее судимые. Все эти дома стал посещать регулярно. Это был своего рода подворовый обход. В поселках заработали суды общественности, сельские сходы. Подолгу приходилось задерживаться Михаилу Карповичу на работе. Все его старание и напряженный труд не пропали даром. Заметно сократились на участке различного рода нарушения общественного порядка, а преступность уменьшилась более чем в два раза с 24 в 1965 году до 11 в 1969.

Трудолюбивого и энергичного старшего лейтенанта милиции сразу все заприметили. Дважды его выдвигали кандидатом в депутаты сельского Совета, а затем назначили заместителем председателя исполкома сельского Совета.

Аналогичным образом организовал свою работу в селах участковый уполномоченный Альменевского ОВД капитан милиции Шангареев Фаттах Мананович. Опираясь на общественность, он сумел навести необходимый порядок на участке. Добился такого положения, что все совершенные преступления раскрывались по «горячим следам». Не мог он спать спокойно, когда преступник, совершивший преступление, гуляет на свободе. Когда из кассы была похищена большая сумма денег, он несколько суток по крупицам собирал вначале информацию, а затем неопровержимые доказательства на одного из подозреваемых, о причастности его к этому преступлению. Аналогичным путем раскрыл несколько краж из магазинов. Легко и уверенно шагал Фаттах Мананович по своему участку. Ему не стыдно было смотреть людям в глаза, у него в селах порядок.

За свой ратный труд он неоднократно поощрялся и награждался, был признан «Лучшим участковым уполномоченным Курганской области». Его фотография была помещена на Доску Почета УВД. В 1963 году Фаттах Мананович принимал участие во Всесоюзном совещании участковых уполномоченных в г. Москве. Он всегда был собран, подтянут, по-молодому энергичен, отвечая полностью званию «Служитель Закона».

Бежит время, меняется страна, а вместе с ней меняются люди и отношение ко всему происходящему вокруг. Криминогенная обстановка на территории Ольховского сельского совета Шадринского района была всегда напряженной. Участковому уполномоченному Казенко Ивану ивановичу пришлось, как он сам говорит «пахать» ни один год, чтобы сбмить эту волну преступлений. Особенно много совершалось краж скота, цветмета». Они и сейчас еще проскакивают, но уже не в том объеме.

Участковый сумел доказать, что за совершенное преступление неминуемо последует наказание по всей строгости Закона. В 2003 году он лично раскрыл более 20 краж и добился самого высокого уровня раскрываемости в области. Конечно, это ему удалось не просто. Жители поселков стали все больше и больше замыкаться в себе, ни на какой контакт с милицией не идут. Даже найти понятых бывает не так-то просто. Боятся люди мести, того беспредела, что прокатился по всей России и о чем беспрерывно передает телевидение. Народные дружины распались, товарищеские суды не работают, внештатных помощников не стало, да их и не требуют инструкции и руководство. Вот и приходится работать в одиночку. Обстановка еще усугубляется тем, что нет у участкового государственного транспорта. если днем еще модно подскочить в ближайшее село на попутке, в ночное время, когда движение замирает, преступный мир выходит на «охоту», на собственных ногах далеко не ускочишь. Все это вызывает жалобы и недовольство граждан.

Однако стонать и сетовать на плохую жизнь участковому просто некогда, его постоянно ждут дела и зовут в дорогу люди. Звание «Лучший участковый уполномоченный области» надо оправдывать.

Еще больше хозяйство у старшего участкового уполномоченного Мишкинского ОВД майора милиции Карецкого Виктора Александровича: три административных сельсовета, шесть населенных пунктов, несколько хозяйств, общая протяженность участка – 60 километров. Однако все эти трудности Виктора Александровича не пугают. Он, имея практический опыт инженера механика в буквальном смысле слова оживил давно заброшенный УАЗик и имея под собой транспорт, стал оперативно решать все вопросы, связанные с правопорядком на участке. Любое заявление граждан он старается рассмотреть в кратчайшие сроки и принять надлежащие меры.

За десять лет работы в этой должности он не допустил ни одного случая нарушения регистрационной дисциплины. На его счету наибольшее количество раскрытых неочевидных преступлений. Все в отделе знают: если что-то случилось серьезное на участке, Виктор Александрович сумеет быстро определить в каком направлении надо работать. Хорошие знания района и людей, проживающих на его территории, дают ему возможность аккуратно, но оперативно и без лишнего шума и спешки находить истину. Все это позволило ему добиться такого положения, что за весь период его службы на участке от граждан не поступило ни одной жалобы на его работу. Он везде успевает: усмирить скандалистов, остановить пьяниц, разобраться с неблагополучными семьями и несовершеннолетними хулиганами. Он, как сын педагога, внимательно и старательно направляет на истинный путь подростков и многие ему за это благодарны. Не случайно его уважительно люди называют «наш Анискин».

На протяжении ряда лет лучшим отделением участковых уполномоченных милиции в областном центре считается ТОМ-2. Успех их работы заключается в том, что начальник отделения Быстров Андрей Станиславович несколько иначе организует работу отделения, чем в других ОВД города. Весь район разбит на зоны: «Северная», «Рябково», «Заозерный» и «КМЗ». В каждой такой зоне работу участковых координирует и контролирует старший участковый из числа самых профессиональных, опытных и сильных сотрудников. Он каждый день дает конкретные задания и проверяет ход их выполнения. Он же и несет полную ответственность за работу своего коллектива. Это освобождает участковых от ежедневных планерок в отделе внутренних дел и экономит время на поездках через весь город.

Успех дела заключается еще и в том, что кроме сильных старших, костяк отделения составляют 12 участковых, прослуживших в этой службе более семи лет. В свое время, когда шел повальный отток сотрудников из милиции, вызванный тотальными неплатежами зарплаты, прежнее руководство отделения Вшивков А.В. и Акатьев М.Н. сумели удержать «стариков» на работе. Сейчас к ним добавилось еще 15 сотрудников, имеющих опыт работы от 3 до 5 лет.

Этот старослужащий костяк помогает быстрее осваиваться на участках молодым сотрудникам и удерживает коллектив в лидерах. Начиная с 1998 года все участковые, удостоенные звания «Лучший в области» - сотрудники этого отделения.

Нечто подобное пытались внедрить в практику работы участковых и ранее. Так, еще в конце 60-х годов в области начали зарождаться спаренные участки, когда участковые вдвоем, подстраховывая друг друга, обслуживают сразу два закрепленных за ними участка. Нередко им в помощь выделяются сотрудники из других служб. Так, например, в Далматовском районе по такому принципу успешно работал участок в с. Уксянка.

Участок был довольно большой, дальние точки от центра располагались на расстоянии 25 – 30 км, в селах проживало 18 тысяч человек, которые входили в 8 сельских Советов, 4 колхоза и 2 совхоза. Даже вдвоем такой участок обслуживать было трудно и тогда руководство отдела приняло решение: закрепить за ним участковых инспекторов В.Л. Перевалова, Р.Н. Плотникова и инспектора дорнадзора А.Н. Ременникова. С одной стороны каждый делал свое дело, а при необходимости, когда вооруженный ружьем преступник пытался убить водителя «Запорожца» и скрылся, действия стали согласованными. Буквально через несколько часов преступник был задержан. Чувство плеча товарища очень часто помогало в наведении порядка в закрепленных за участком сел и позволило на протяжении ряда лет иметь 100% раскрываемость и очень малый уровень преступности.

Участковый уполномоченный должен вобрать в себя с одной стороны самые лучшие человеческие качества, а с другой – воплотить задатки сыщика., следователя, педагога и, прежде всего, служителя Закона. Именно такими качествами и обладал участковый уполномоченный Целинного отдела внутренних дел Подорожко Петр Кириллович.

В 1962 году он пришел работать в милицию по направлению Усть-Уйского РК КПСС. С первых дней свой службы он настойчиво стал овладевать новыми, до этого ему неизвестными методами приемами работы с людьми по наведению необходимого правопорядка. Как коммунист, а затем депутат районного Совета, он не мог спокойно спать и тем более смотреть людям в глаза, когда на его участке случались нарушения общественного порядка, а тем более преступления. Он поднимет на ноги всех: внештатных сотрудников, дружинников, руководителей колхозов и актив, но своего добьется. Преступление будет раскрыто.

Однажды угнали лошадь из села. Для горожанина это почти ничего, а для колхоза – тягловая сила. Долго плутал участковый по буеракам в поиске следов. Цепочка конского следа вывела его к наезженному тракту и там оборвалась. Значит для угона использовался грузовик, след колеса которого четко отпечатался на дороге. Началось преследование по оставленному на дороге от автомашины следу. На одном из ухабов заметили стекло от автомашины, большое, но не лобовое, с закругленными углами. Это навело на мысль, что автомобиль был с будкой. На ухабе тряхнуло и конь выдавил окно. А между тем, след вел все дальше и дальше. На рассвете на горизонте появилась панорама города Троицка.

Решили начать проверку с комбината бытового обслуживания. Редкие прохожие указали путь следования, а сторож подтвердил, что одна спецмашина на стоянку не вернулась. Дальше дело техники. Узнали номер автомашины, адрес водителя и – к нему в гости. Не ожидал подобного, а тем более такого скорого визита милиции водитель. Заспанного и недовольного его подняли с постели и заставили вставлять выпавшее стекло в машине, которая стояла во дворе.

В другой раз на автостраде Шумиха-Целинное неизвестным автомобилем были сбиты две женщины, водитель с места происшествия скрылся. Одна из женщин скончалась от полученных травм, а вторая просто в ночное время ничего не запомнила. Осмотр места преступления ничего не дал, кроме как подтвердил, что женщины были сбиты на левой стороне дороги. Водитель либо заснул, либо был пьян.

С чего начать? Куда скрылся преступник? На эти и другие вопросы необходимо было ответить опергруппе, которая добросовестно всю ночь отрабатывала различные версии. Но поиск ничего не дал. И тогда настойчиво и методически стал отрабатывать весь имеющий транспорт в колхозе им. Куйбышева участковый уполномоченный Подорожко П.К. Делая подворный обход он нашел ГАЗ-69, на крыле которого обнаружил свежую вмятину. Вызванная опергруппа уже ночью следующих суток задержала преступника.

Участковый Петр Кириллович был невероятной воли, силы и терпения человек. Эти качества, как он сам говорил, воспитал в себе с детства. В грозные годы Великой Отечественной войны он двенадцатилетним подростком пахал, боронил и сеял хлеб на корове, с сурогатной лепешкой в кармане. Усталость просто валила с ног, так и хотелось лечь в борозду, но он научился преодолевать эту слабость.

Именно эти качества помогли ему в 1977 году задержать вора, который совершил кражу из магазина д. Первомайки. Оглядев место преступления он обнаружил след резинового сапога, который хорошо отпечатался в магазине и на дороге.

Собрав весь свой актив, Подорожко П.К. каждому дал задание, а сам пешком с небольшой группой стал преследовать человека по следу. След вел через кусты по полям и лугам. Вскоре взошло солнце и следы подсохшие, пропали. Ходили зигзагами, отыскивая отпечатки резиновых сапог. В небольшой низине снова вышли на след, затем опять потеряли. Позади осталось более 20 километров. Люди устали и от дальнейшего преследования отказались. Но не такой был Петр Кириллович, он решил преследовать преступника один. И как он потом рассказывал, вскоре открылось второе дыхание и стало легче. Прошагав еще более десяти километров, он увидел впереди человека, который вышел на большую дорогу и стал останавливать проезжающий маршрутный автобус. Участковый, собрав последние силы, бросился на перерез автобусу и остановил его, в салоне которого и задержал преступника вместе с выкраденными вещами.

Вскоре произошел еще один далеко не рядовой случай. Позвонили из д. Рачеево, что один из жителей деревни, ранее судимый Душко, в пьяном виде застрелил своего отца и вооружившись двумя охотничьими ружьями, через окна ведет стрельбу по прохожим. Не раздумывая долго, Подорожко П.К. бросился к своему мотоциклу и за несколько минут был уже около этого злополучного дома. Улица вымерла, все жители деревни попрятались в своих домах. Оглядевшись, участковый проник в усадьбу Душко, который в поисках мишени для стрельбы отправился на улицу. Здесь, на крыльце дома обезоружил его Петр Кириллович. Ни один мускул не дрогнул на лице участкового. Как он потом сказал: «Мне надо было его победить не только физически, но и психологически. И я это сделал».

В этом же 1977 году с риском для жизни он задержал еще одного преступника вооруженного ружьем и ножом, пытавшегося совершить разбойное нападение, а затем убийство в с. Михалево.

Участковый уполномоченный был по-настоящему другом и товарищем для всех жителей обслуживаемых им сел. Он очень часто не задумываясь о своем здоровье или жизни смело шел на защиту прав и законных интересов граждан. Вероятно за его преданность своему делу, за честность и порядочность его уважали, доверяли во всем и любили. Его неоднократно избирали депутатом сельского совета, он был частый гость в школе, в доме культуры, в спортзале, в правлении колхоза, на фермах и других трудовых коллективах. Он говорил: «Надо научить людей культурно отдыхать и уважать Закон, по которому мы живем». Не случайно он имел больше всех в области общественных помощников, которые старались подражать своему наставнику.

Общими усилиями они добились такого положения, что на протяжении 10 лет преступность на участке сокращалась и сокращалась, а совершенные преступления, как правило, все были раскрыты. В течение 10 лет Подорожко П.К. был «Лучшим участковым Курганской области», его фотография постоянно находилась на Доске Почета УВД. За проявленные смелость и мужество, при задержании вооруженных преступников, в 1977 году он был награжден орденом «Красной Звезды».

Однако не всем нравилась подобная активность участкового по наведению порядка в селах. Немало злостных пьяниц и дебоширов кидали на него злобные взгляды, а 19 мая 1980 года один из них выстрелом из ружья убил Петра Кирилловича на крыльце собственного дома в с. Кислянка.

Преступника сразу же задержали. В последний путь провожали Петра Кирилловича, практически всем районом. Даже с отдаленных сел приезжали люди, чтобы почтить память столь уважаемого всеми человека. Уверен, что все доброе и хорошее, что посеял участковый уполномоченный Подорожко П.К., дало и после его смерти положительные всходы.

Далеко за пределами Кетовского района хорошо знали село Колесниково. Прежде всего, это родина Коли Мяготина, погибшего от рук кулаков, с другой стороны село, пользующееся недоброй славой. Именно здесь, говорили в старину, больше всего проживало бунтарей, скотокрадов и различного рода хулиганов. Не случайно там, где начиналась земля колесниковских крестьян, стоял огромный черный столб, который напоминал спутникам быть внимательнее, на постой не вставать, могут быть неприятности. И на самом деле в прибрежных чащобах зачастую находили людей, убитых чьей-то злодейской рукой. На выезде села, в сторону Марково, стояла церквушка, набат которой нередко тревожно оповещал: «Опять в селе поножовщина!». Здесь долго, даже в период советской власти, сохранялись обычаи и традиции разбойной старины.

Вот такое наследство в 1961 году принял участковый уполномоченный Терентьев Николай Стратонович. Он сразу понял: в одиночку не справиться. Стал поднимать на борьбу со старым злом общественность. Постоянно выступал перед населением с беседами, на которых призывал к наведению порядка в селах. Территория всего участка была большая, в ее входили населенные пункты Каширино, Лукино и пос. Снежный.

Все больше и больше подогревал участковый у населения страсть к соревнованию за поселок образцового общественного порядка. Ежеквартально стал подводить итоги на собраниях, заслушивать народные дружины о проделанной работе, каждый вечер выделять дружинников для охраны правопорядка в селах. И это давало нередко положительные результаты.

Однажды в с. Колесниково появились двое неизвестных. На них сразу отреагировали помощники участкового. Сообщив ему по телефону, сами обеспечили охрану магазинов и складов. Действительно ночью эти двое попытались проникнуть в магазин в с. Лукино, но их спугнули, а утром задержали, это были курганские гастролеры Ядрышников и Комлев. Как потом выяснилось, ранее они обокрали магазины в с. Белозерском и других селах.

Так постепенно, шаг за шагом Николай Стратонович привил людям любовь к порядку, научил их самих наводить этот порядок и не давать нарушать его другим. Не случайно, через несколько лет участок стал образцовым и это высокое звание получили все села, входящие в него.

Участковый уполномоченный Арефьев Игорь Леонидович вначале не мечтал стать милиционером, но в свои юношеские годы как бы готовил себя к этой нелегкой службе. Свою трудовую деятельность он начинает с охотника-промысловика. Целыми днями на природе, в поисках зверя и разгадывания его хитроумных комбинаций он быстро научился выживать в любых условиях. Именно здесь он выработал выдержку, хладнокровие и невероятную целеустремленность в достижении поставленной цели. Его выносливости и меткости глаза завидовали даже бывалые охотники.

В 1966 году, вернувшись в Белозерский район с далекого Севера, он сразу же пошел работать в милицию. Первое, на что обратил особое внимание участковый, это лица, ведущие неправильный образ жизни. Вот с них он и начал свою профилактическую работу. Подняв на ноги всю общественность, заставив отвечать за каждого правонарушителя, трудовые коллективы, он буквально за три года навел порядок в селах, которые были за ним закреплены. Самое главное – преступность сразу резко сократилась, а все совершенные преступления он раскрывал сам, не дожидаясь помощи уголовного розыска. Случилось весной 1969 года три дерзких кражи из магазинов, буквально одна за другой.

Внимательно осматривая места преступлений, Игорь Леонидович заметил, что один из преступников среднего роста, русый. Когда ломал замок, ломик сорвался, и он сбил себе казанки пальцев правой руки. В магазине воры действовали не уверенно, плохо ориентировались – значит не местные. Но кругом распутица, весна, как они могли сюда добраться – только самолетом. Обратного рейса еще не было, надо было поднять общественность и по имеющимся приметам искать подозреваемых. Что было и сделано. Вскоре был задержан один, а затем еще двое. Все предположения участкового совпали. Таких случаев, граничащих порой с легендой, в с. Першино могут вам рассказать даже сейчас очень многие.

Однажды колхозники сельхозартели «Россия» были свидетелями, как Арефьев буквально за один час раскрыл кражу 22 гусей. Прохаживаясь по улицам поселка, он приглядывался к каждому двору и буквально как настоящая ищейка обнюхивал воздух. Догадка его подтвердилась. Ранняя осень, птицу и зверя в селах еще не бьют, а из одного двора тянет запахом жаркого. Не задумываясь, он пригласил понятых и вошел во двор. Все подтвердилось. В печи стоял казанок с одним гусем, а в погребе летали остальные.

Смекалка и особенно выносливость не раз помогали участковому при задержании преступников. Однажды во вьюжную январскую ночь угнали в с. Тебеняк лошадь. Участковый уполномоченный прибыв на место преступления быстро сориентировался и бросился преследовать преступника. Конокрад на лошади с ружьем, а участковый пешком по глубокому следу пять часов преследовал преступника. Выдохлась лошадь, обессилел и сам бандит, когда Арефьев догнал их. Помогла охотничья закалка. Хватило у участкового и в этот раз силы воли и выносливости, чтобы добиться поставленной цели: догнать и обезвредить.

Такой он был участковый Арефьев Игорь Леонидович. Его не просто уважали жители сел, они его любили, ласково называя «Наш Анискин».

В 1980 году, откликнувшись на призыв милиции, пришел работать в органы внутренних дел бывший железнодорожник, водитель тяжелых составов Алимпиев Олег Сергеевич. Прошел первоначальную подготовку и приступив к обязанностям участкового уполномоченного Кетовского района активно включился наводить порядок в закрепленных за ним селах. Работы было много. Пьянство, хулиганство, да и мелкие кражи практически процветали на участке.

1 апреля 1991 года, находясь на службе в с. Меньщиково, Олег Сергеевич увидел движущийся автокран, а за рулем – водителя в сильной степени опьянения. Не задумываясь, он на ходу заскочил на подножку автомобиля и потребовал водителя остановить машину. Однако последний вместо исполнения требований работника милиции пытался дверкой столкнуть его с подножки. Когда у него это не получилось, остановил машину и напал на участкового и, повалив его на землю, начал душить. В этой сложной обстановке Олег Сергеевич сумел произвести выстрел и слегка ранил нападавшего, а затем с помощью подоспевшего инспектора дорожно-патрульной службы сумел задержать его.

16 апреля 1991 года, практически через полмесяца, он вновь вступил в единоборство с разбушевавшимся пьяным, неоднократно судимым жителем села Драчева. Задержав хулигана, участковый отправил его с помощью подоспевших граждан домой просыпаться. Однако последний, вооружившись обрезом ружья, вернулся на площадь села Меньщиково, где нес службу Олег Сергеевич и почти в упор двумя выстрелами убил его. Прибывшая на место преступления оперативная группа задержала преступника.

Погиб при исполнении служебных обязанностей молодой, только начинающий сотрудник – участковый уполномоченный, который привык к порядку, дисциплине и этого требовал от других: «Жить честно и по Закону».

Есть еще в нашем обществе немало таких, для которых анархия – мать порядка. Не будет этого никогда, пока в милиции служат такие ребята, как Алимпьев, которые нередко ценой собственной жизни спасают жизнь других.

14 августа 1995 года преступник, вооруженный охотничьим ружьем, убил гражданина и, угрожая жителям села «Курорт Медвежье», бродил по улицам в поисках очередной жертвы. На пути преступника встал участковый уполномоченный Мальцев Сергей Александрович, когда он вступил в единоборство с бандитом, ему некогда было думать о себе, главное было защитить жизнь других. В этой схватке преступник сумел тяжело ранить участкового, который по дороге в больницу скончался.

Преступника вскоре задержала подоспевшая оперативная группа милиции. Еще один сотрудник в 30 лет сложил голову за порядок, за то, чтобы люди в любое время суток не боялись выходить на улицу, могли спокойно жить, работать, растить детей, хотя собственные очень часто остаются без отцов.

Около 500 участковых уполномоченных выходят ежедневно на свои участки охранять покой и личную неприкосновенность граждан. И каждый из них не знает, в какую минуту, какой день встретятся их пути подобные озверевшие люди, способные ради собственной прихоти лишить жизни другого человека. Только усилиями участковых уполномоченных области в 2003 году раскрыто и задержано 4000 преступников, из них: за систематическое истязание более 70 человек, за угрозу убийством и нанесение тяжких ранений более 700 человек, около 200 за нанесение ранений средней тяжести. Даже из этого, незначительного перечня проделанной работы, видно скольких жителей нашей области участковые спасли от неминуемой гибели, а кого уберегли от более тяжких последствий. Вот главная оценка работы службы участковых уполномоченных.

НА СТРАЖЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

Милиция на протяжении всей своей истории, постоянно боролась с хищениями государственной собственности и мошенниками всех мастей. Однако самостоятельный отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией был создан при Главном управлении милиции только 16 марта 1937 года.

Сегодня служба по борьбе с экономическими преступлениями является одной из ведущих в органах внутренних дел. И на протяжении всей истории этой службы написано немало интересных и ярких страниц. Каждый сотрудник – это прежде всего профессионал высокого класса, обладающий высокой честностью и добросовестностью. Здесь очень точно подходит поговорка «Без труда, не вынешь и рыбку из пруда». Только особое терпение и трудолюбие позволяет сотруднику этого отдела докопаться до истины. Первым начальником ОБХСС г. Кургана стал Василий Платонович Бобков.

Это был не просто руководитель отдела. Имея богатый житейский опыт, пройдя через испытание фронтом, он был исключительно требовательным к себе и подчиненным. Его высокая работоспособность, знание порученного дела позволяло ему распутывать очень сложные и замаскированные хищения социалистической собственности. Не случайно за годы работы в милиции он был награжден самыми высокими наградами: орденами «Ленина» и «Трудового Красного Знамени», знаком «Почета».

После окончания Великой Отечественной войны отдел БХСС значительно пополнился сотрудниками, бывшими фронтовиками. Из блокадного Ленинграда приехал Харитонов Яков Степанович, пополнили ряды БХСС фронтовики Богданов Г.П., Привензенцев Н.В., Степанов А.К., Кузнецов А.Е. и другие. Дружными усилиями в 40-х годах они разоблачили группу Бегизова, занимающегося крупными махинациями по сбыту вина в районах области. У преступников было изъято в доход государства свыше 150 тысяч рублей. Вскрыты крупные хищения хлебопродуктов на Курганском хлебокомбинате. Арестовано было 12 человек.

В Мехонском районе была задержана группа расхитителей хлеба во главе с Закировым. У 10 преступников изъято 1225 пудов зерна. В более поздние годы значительный ущерб был выявлен на винзаводе, допущенный директорами Пиртцхелаву и Долидзе.

Сотрудники ОБХСС А.С. Даниленко, А.И. Сапрыкин, А.М. Фомичев вместе с товарищами по работе смогли разоблачить преступную группу в количестве более 20 человек, во главе с братьями Ирицян, которая скупала краденное кожсырье и занималась изготовлением и сбытом обуви. Только у одного руководителя группы Жоры Ирицян было изъято:

денег

- 160881 рубль;

облигации 3% займа

- 103090 рублей;

денежных вкладов

- 136355 рублей;

золотых изделий

- 87832 рубля;

хрустальных изделий

- 1275 рублей;

автомобиль «Волга»

- 8128 рублей;

автозапчасти

- 763 рубля.

Если учесть, что автомобиль в тот период стоил в пределах 5000 рублей, то это получается довольно внушительная сумма. Не случайно материалы этого дела хранятся в музее МВД России в Москве.

Только за 5 лет сотрудниками службы БХСС было возмещено государству 19692116 рублей:

1982 год

1983 год

1984 год

1985 год

1986 год

185157

472514

386072

355970

569503

Высокие показатели работы Курганского отдела БХСС, хорошие профессиональные знания, позволили взять на повышение в аппарат МВД России наших сотрудников: Даниленко А.С., Сапрыкина А.И., Федорова А.И. и Григорьева Н.М.

Несмотря на сегодняшние сложности и проблемы, непрестанное изменение характера экономических связей и форм собственности, оперативными работниками отдела выявлено ряд тяжких замаскированных преступлений, совершенных с использованием новых форм и методов хищения.

Так, в 1994-1995 гг. в ходе оперативных разработок удалось разоблачить несколько преступных групп, пытающихся похитить банковские средства по подложным авизо. Директор Курганского предприятия «Кромвас» Климонтова Р.П., вступившая в сговор с гражданином Чеченской республики Бакаевым М.У. пытались изъять из оборота в 1994 году 282 млн. рублей. В ходе следствия вина их была доказана полностью, они были приговорены к длительным годам лишения свободы и у них конфисковано имущество на сумму 330 млн. рублей.

Зимой 1995 года была изобличена организованная преступная группа из 9 человек. Ее лидер – директор ТОО «Таганай» Сивков Е.М. и жители г. Грозного по подложному авизо похитили более 300 млн. рублей. В ходе оперативно-следственных мероприятий вина их была доказана, ущерб возмещен, а они получили длительные сроки лишения свободы. В разоблачении преступной группы участвовали сотрудники ОЭП УВД Степанов С.П., Гладков Э.Ю., Лаврешов А.А.

В 1996 году изобличена группа лиц, занимающаяся незаконным перемещением материальных ценностей через границу. Были выявлены факты незаконного ввоза на территорию области 50 автомобилей импортного производства. За взятки данный транспорт ставился на учет в ГАИ по фиктивным документам. В ходе расследования был наложен арест на имущество на сумму свыше 2 миллиардов рублей.

И это не единичные примеры очень грамотной и активной борьбы с экономическими преступлениями, когда государству возвращают большие ценности.

В середине 1993 года были обнаружены поддельные денежные знаки в большом количестве. До конца года было возбуждено 50 уголовных дел. В ходе расследования было задержано и привлечено к уголовной ответственности 6 человек, у которых было изъято поддельных денег на сумму более 6 млн. рублей.

В 1994 году количество появления фальшивых денежных знаков в обращении не уменьшилось. Было возбуждено уже 82 уголовных дела. В ходе расследования было изъято фальшивок на 6,5 млн. рублей, пресечена попытка сбыта нескольких 100 долларовых купюр США. К различным срокам наказания было привлечено 17 человек.

Летом 1994 года был задержан житель г. Талнах Красноярского края Комарских О.А., который вместе с двоюродным братом Тупоноговым И.А., жителем с. Половинное, сбыли в районе 17 фальшивых купюр достоинством по 50 тысяч рублей. Арестованные Комарских и Тупоногов приговорены к различным срокам лишения свободы.

В этом же году была прекращена деятельность межрегиональной преступной группы мошенников: Ситало О.Ю., Лобов В.В., Пузаков В.А., Хлызов В.А, и др., которые проживали в Кургане, Екатеринбурге и Челябинске. Они путем подделки денежных билетов в 50 000 рублей сбывали их в различных городах. Мошенники арестованы и осуждены к длительным срокам лишения свободы.

В апреле 1995 года на Центральном колхозном рынке был арестован житель г. Екатеринбурга Черкасов Е.Г., который сбывал фальшивые 100-доллоровые банкноты. У него были изъяты 52 поддельные купюры. Черкасов приговорен к 3 годам лишения свободы. Принятыми мерами вал поступления в обращение фальшивых купюр различного достоинства резко сократился.

Важную роль в подборе, подготовке и воспитании кадров отдела сыграли начальники БХСС Шипунов А.М., Коклягин А.И., Улыбин С.И., Ломовских А.Н. и Швецов Г.А. Это благодаря их настойчивости, искусства управления коллективом, отдел в разное время, но всегда имел высокие показатели в работе. Они умело используя опыт ветеранов: Фомичева А.М,, Брусова С.А., Бармина В.А., Словцова В.Н,, Соколова А.Ю., Новикова Н.М,, Чернышова В.Н., Меньщикова В.И., Ноздрина А.Н. и других умело обкатывали молодых сотрудников и направляли их усилия в необходимом направлении. Не случайно многие из них, пройдя школу работы в БХСС – ОБЭП, стали сами руководители коллективов, в их числе начальники районных отделов внутренних дел Малетин А.Е., Банщиков В.Н., Куликов А.Н., Проскуряков А.Н., Мосенков В.А., Соболев В.В. и другие.

Анализ основных показателей оперативно-служебной деятельности подразделений БЭП области и в последние годы показывает, что в современное время работа по выявлению преступлений в сфере экономики ведется наступательно. Достаточно отметить, что в 2000 году было выявлено более 2000 преступлений, нагрузка на одного сотрудника стала значительно выше среднероссийского показателя.

Выявлено крупных и особо крупных преступлений более 500. По зарегистрированным преступлениям установленный материальный ущерб составил 117 млн. рублей, который более чем наполовину был возмещен. Значительно улучшилось качество расследуемых уголовных дел. На 3% возросло число уголовных дел, направленных в суд. Не случайно по общему рейтингу ГУБЭП МВД России подразделения БЭП УВД Курганской области заняли второе место.

Работа в органах внутренних дел всегда сопряжена с определенными трудностями, при этом очень часто сотрудникам приходится рисковать своим здоровьем и жизнью.

Осенью 1968 года после работы домой возвращался инспетор уголовного розыска Советского ОВД Юдин Анатолий Александрович. Проходя через городской сад, он услышал крики зовущие на помощь. Не раздумывая, Анатолий сразу же бросился на крик. На полутемной аллее городского сада какой-то верзила, угрожая ножом, снимал пальто с мужчины. Завязалась схватка с преступником. Потерпевший, вместо того, чтобы помочь сотруднику милиции, убежал. Схватка продолжалась более 20 минут. На подмерзшей луже Юдин поскользнулся, когда поднимался, преступник ударил его ножом в горло. Захлебываясь собственной кровью, Толя сумел поймать его на прием самбо и держал до приезда милиции. Правда, ему помог мальчишка, который видел эту борьбу. Он выбежал на дорогу и остановил проходящую машину, она оказалась милицейской. Толю доставили в больницу, ему сделали несколько операций, и он снова служил в милиции. В 1991 году Юдин А.А. вышел на пенсию в звании подполковник милиции.

Нечто подобное произошло и в 1967 году с участковым Тюрлиным Владимиром Александровичем. Когда он возвращался поздно вечером домой, на него напали трое с целью убить и завладеть оружием. Схватка продолжалась несколько минут, которые были на грани жизни и смерти участкового. Невероятным усилием воли и физических нагрузок, он сумел отбить атаку нападавших, а затем ранил двоих, третий ретировался и бежал. Позднее задержали и его.

Для работника милиции не бывает такого времени, когда он сотрудник, а когда гражданский человек. В любое время суток, на службе и вне ее, в форменной одежде, или в гражданском платье, он всегда готов прийти на помощь человеку, попавшему в беду, принять все меры, чтобы восторжествовал Закон.

Находясь в командировке в городе Калуге, инженер по спецсвязи Советского ОВД г. Кургана Ефимов Анатолий на вокзале заметил, что маленькая девочка не замечая поезда идет по шпалам. Не раздумывая, он, бросив чемодан, схватил девочку и буквально вырвал ее из-под поезда, споткнувшись вместе с ней, скатился под откос. Над головой с грохотом мелькали колеса. Поднявшись, он передал девочку подбежавшей женщине, и хромая пошел дальше. Об этом поступке не знал никто. И только несколько месяцев спустя родители девочки, супруги Галкины, нашли место службы Анатолия, и в управление внутренних дел пришло письмо, в котором они выражают большую благодарность сотруднику за спасенную дочку.

Сотрудникам милиции, решающим применить оружие, не раз приходится стоять перед делемой: с одной стороны преступник, с другой стороны человек. Нечто подобное случилось и в р.п. Макушино в 1968 году. Старый охотник, имея два двуствольных ружья и целый чемодан патронов, закрылся в доме и начал стрелять через окна по прохожим гражданам. В итоге 14 человек было ранено. Прибывшая на самолете оперативная группа УВД, во главе с начальником отдела охраны общественного порядка Шерстяковым И.Я., блокировав все подходы к дому, столкнулась с настойчивой просьбой жителей поселка – «Не убивайте деда, он хороший. Это просто у него что-то случилось с головой». Затянувшиеся переговоры ни к чему не привели, а только усугубили обстановку. Один человек был убит, а несколько, в том числе и сотрудники милиции, были ранены. Только после этого началась стрельба на поражение. Дед был тяжело ранен, и его не смогли живого довести до больницы. Кто-то скажет – жестоко. Но в данной ситуации промедление могло бы привести к еще большим жертвам.

А вообще, если откровенно сказать, убить человека, даже преступника, это не простое дело. Сотрудник получает такой стресс, от которого он долго не может оправиться, а иногда сразу уходит из милиции.

Однажды, в середине 70-х годов, наряд милиции проезжая на «Жигуленке» по Восточному поселку, обратил внимание на троих мужчин, которые прямо посреди дороги оправлялись «по легкому». Когда работник милиции Гаврилов Николай, в форменной одежде, подошел и попросил их прекратить безобразие, один из хулиганов подошел и ударил его в лицо, а второй добежав до соседнего дома, прибежал с ломом и несколько раз пытался им ударить сотрудника милиции. Выхватив пистолет, Николай, увертываясь от ударов, несколько раз выстрелил в воздух, но это не охладило пыл нападавшего и тогда, уже пятым выстрелом, он поразил его на замахе. Друзья нападавшего разбежались. Когда я приехал и стал беседовать с Гавриловым, его била нервная дрожь. Прокуратура признала действия сотрудника законными. Однако работать дальше в милиции Николай не стал, ссылаясь на то, что он все-таки убил человека, подал рапорт на увольнение.

История Курганской милиции насыщена немалым количеством примеров, когда сотрудники до конца выполняют свой служебный долг, защищая честь и достоинство граждан, укрепляя правопорядок в городах и селах нашей области, порой ценой своей жизни.

По путевке комсомола в 1951 году пришел работать в Шумихинский ОВД Дмитрий Петров. Энергичный, смелый, решительный, он быстро освоился в новой обстановке. Не считаясь с личным временем, сутками пропадал на работе. Романтика и молодая кровь не давали ему засиживаться дома.

Война оставила после себя не только разруху. Повылазили на свет спекулянты, грабители и убийцы. В Шумихинском отделе в то время не было автотранспорта, да и с кадрами было не густо. Но горстка людей в синих шинелях мужественно противостояла преступному разгулу. Среди сотрудников милиции было немало и участников Великой Отечественной войны, их трудно было напугать или заставить бездействовать. Они привыкли к фронтовым трудностям и умели их преодолевать.

Однажды вечером Дмитрий зашел в отдел, чтобы узнать, как идут дела и какова оперативная обстановка. В это время в дежурку забежала женщина и стала просить помощи, так как к ней в квартиру ворвался незнакомый мужчина и угрожал ей. Вместе с дежурным И.А. Евдокимовым, ветераном войны, Дмитрий бросился бежать по указанному адресу. Мужчина не успел скрыться, но, неожиданно выхватив нож, он нанес удар в грудь Дмитрию. Нож вошел в сердце и Дмитрий погиб прямо в квартире.

Бандит был разоружен и доставлен в отдел милиции, а Дмитрия, через несколько дней провожала в последний путь почти вся Шумиха. Все прекрасно понимали, что Дмитрий погиб тоже в бою на фронте, только в борьбе с преступниками. И этот бой далеко еще не закончился, он продолжается и по сей день.

Через два года после смерти Дмитрия в Шумихинский ОВД пришел работать Шутов Миша. Его не смутила смерть товарища. Он был уверен, что с преступностью в районе рано или поздно надо кончать, и чем быстрее, тем лучше. Поэтому после учебы в Кургане, он более решительно и уверенно стал наводить порядок в городе.

Однажды вместе с группой товарищей он выехал на задержание преступника. Ворвавшись в дом, он неожиданно наткнулся на него, который, направив ружье на Мишу, уже почти нажал на спусковые крючки. В последний момент сотрудник милиции сумел схватить ружье за ствол и отвести его в сторону, заряд свинца, разворотив стену, прошел мимо. Остальное произошло молниеносно, преступник был обезврежен.

7 ноября 1967 года охраняя правопорядок на улицах Шумихи, инспектор дорнадзора ГАИ Шутов Михаил Михайлович увидел, что водитель автокрана в пьяном виде направил машину на толпу людей. Не раздумывая, Шутов М.М, на ходу заскочил на подножку автомобиля и в борьбе с водителем сумел отвернуть машину от людей. Но в момент удара машины о поребрик, Шутов М.М, слетел с подножки и погиб под ее колесами.

От рук преступников погиб участковый уполномоченный Кетовского ОВД Алимпьев Олег Сергеевич, Целинного ОВД Подорожко Петр Кириллович, Петуховского ОВД Мальцев Сергей Александрович.

При попытке задержать опасного, неоднократно судимого преступника, в 1991 году в схватке получил 6 ножевых ранений оперуполномоченный уголовного розыска Каргапольского ОВД Верзилов Сергей Иванович. От полученных ран скончался в больнице.

Спасая женщину, захваченную преступником в заложники, требующего оружие, деньги и автомашину, был ранен в 1995 году инспектор ГАИ Петуховского ОВД Дроздецкий Иван Николаевич. От полученной раны скончался в больнице.

Как сильно ошибаются некоторые граждане, считающие, что работники милиции незаслуженно так рано уходят на пенсию и получают ее больше, чем гражданские лица. Служба, зачастую не имеющая четкого режима работы, в любое время суток независимо от погоды, притом очень часто сопряженная с риском для жизни, не каждому по плечу. Не случайно некоторые улицы, площади наших городов и сел носят имена работников милиции.

Вероятно слова стихотворения, написанные В.В. Маяковским «Товарищу Нетте» очень подходят и к жизни сотрудников органов внутренних дел:

«Мы идем

сквозь револьверный лай,

чтобы, умирая, воплотится

в пароходы,

в строчки

и в другие долгие дела…».

Сколько слез пролито и проведено бессонных ночей женами сотрудников милиции, особенно теми, у кого мужья отправляются в командировку в «горячие точки». И как больно смотреть на них, бьющихся в истерике, когда приходит в дом известие о погибшем или пропавшим без вести муже, отце еще маленьких детей.

Подобное известие о пропавшем муже в 1995 году получила и Тегаева Вера Михайловна. Группа сотрудников милиции во главе с Тегаевым Абдулой Музаровичем возвращалась в город Грозный из Щелковского района и пропала. Вначале Вера терпеливо ждала – где-нибудь сотрудники объявятся. Потом начала верить, что они попали в плен к боевикам и нужен выкуп. Со своей тревогой и неизвестностью она обошла все гарнизоны г. Грозного. Не добившись ничего нового, пошла в горы. Встречалась с группами боевиков, однажды попала к самому Масхадову. Но тайна пропажи работников милиции так и оставалась тайной. «Страха я не испытывала. У меня было полное равнодушие к собственной жизни, а слезы я уже давно выплакала - говорила Вера – была одна только цель, найти живого или мертвого мужа».

Несколько лет продолжались эти поиски, и только 4 года спустя она нашла тело Абдулы расстрелянного и закопанного в пригороде г. Грозного вместе со своими товарищами по службе. Приняв участие в похоронах мужа, она приехала в Курган, и пошла служить в милицию.

НА ОХРАНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА

Заметную роль в укреплении правопорядка в области, да и во всей стране, в 60-е и последующие годы сыграл Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 года «Об усилении ответственности за хулиганство». По сравнению со статьей УК РСФСР от 1922 года он давал более четкое представление о видах и признаках хулиганских действий. Руководствуясь этим документом, работники милиции повели самую решительную борьбу с нарушениями общественного порядка. Большую помощь в этом деле им оказали общественные формирования и, прежде всего, народные дружины, которые каждый вечер вместе с милицией патрулировали на улицах городов и сел нашей области.

По инициативе Кетовского ОВД начальник Кремлев Николай Алексеевич, по согласованию с прокуратурой и народным судом в районе в конце 60-х и начале 70-х годов стали проводить в селах сельские сходы. Заранее анализировалась оперативная обстановка во всех селах и предприятиях. Готовились докладчики, намечались графики гражданских собраний, подбирался актив и круг лиц, нарушающих общественный порядок.

Собрание практически превращалось в суд общественности. Граждане требовали объяснения от хулиганов и пьяниц, родителей, не занимающихся воспитанием своих детей. Здесь же поднимались вопросы о несунах, растаскивающих народное добро, о культуре села, о работе ДНД и товарищеских судов, милиции, прокуратуры и районного суда.

На этих судах сразу же принимались решения: кого отправить в ЛТП, кого решить материнства, кого наказать за нарушение общественного порядка. В дальнейшем все эти решения воплощались в жизнь.

Подобная практика проведения гражданских собраний способствовала тому, что преступность в районе, да и в области, с каждым годом стала снижаться.

Как эстафету борьбы за укрепление правопорядка в стране Центральный комитет КПСС в мае 1985 года принимает постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». И раньше, еще в 20-е и 30-е годы принимались меры борьбы с этим злом. Было создано Всероссийское общество борьбы с алкоголизмом, проведен Всероссийский беспроигрышный книгорозыгрыш «Книга вместо водки», принимали участие в этой борьбе и средства массовой пропаганды. Однако вся эта работа велась не наступательно и не конкретно. Многие государственные учреждения и общественные формирования занимали наблюдательную позицию, активную антиалкогольную пропаганду среди коллективов трудящихся не вели.

Принятое постановление ЦК КПСС потребовало от партийных организаций, руководителей всех уровней, Государственного комитета СССР по науке и технике Академии педагогических наук, Минздраву СССР разработать комплексную программу по профилактике пьянства и алкоголизма. Обращалось большое внимание на улучшение досуга трудящихся, развитие физкультуры и спорта, расширение строительства клубов, дворцов культуры, спортивных сооружений, особенно в городских районах и на селе. Министерству торговли в категорической форме предполагалось навести порядок в торговле спиртными напитками и, прежде всего, повсеместно запретить родажу их лицам, не достигшим 21 года.

Руководителями МВД СССР, Прокуратуры и Минюста предлагалось решительно пресекать нарушения правил торговли спиртными напитками, искоренять самогоноварение и спекуляцию спиртным. Это постановление придавало особое значение развитию массовости антиалкогольного движения в трудовых коллективах, учреждениях и предприятиях.

Выполняя данное постановление на местах, не обошлось и без перегибов. Стали вырубать виноградники, в магазинах образовались громадные очереди, введена была талонная система приобретения спиртных напитков, запрещалось проведение свадеб со спиртными напитками и т.д. Все это отрицательно сказалось и на экономике страны и сильно пошатнуло общественное мнение о целесообразности принимаемых мер по борьбе с пьянством.

Вместе с тем активизация борьбы с пьянством и алкоголизмом дало и положительные результаты. Лица, злоупотребляющие спиртными напитками, были помещены в ЛТП (лечебно-трудовые профилактории), количество прогулов на работу по причине пьянства сократилось, уменьшилось количество производственных травм, сократилось количество преступлений, совершенных в нетрезвом виде. В Курганской области было закрыто несколько медицинских вытрезвителей, в областном центре практически работал один и тот не в полную меру. Потребляемость спиртных напитков в области резко сократилось. Если в 1980 году на душу населения продавалось 48,4 литра, а в 1984 году – 40,6 литра, то уже к концу 1985 года – 32,6 литра, а в 1986 – 10,2 литра.

Вместе с сокращением потребления спиртных напитков, сократилось количество хулиганских действий в общественных местах, уменьшились семейные скандалы и другие антиобщественные действия.

Наибольшая нагрузка по наведению общественного порядка в городах и селах области легла на плечи патрульно-постовой службы. Истоки ее создания были заложены еще в начале XIX века. Вначале эту работу выполняла Управа благочиния, созданная в соответствии с «Уставом благочиния», изданным 8 апреля 1782 года.

Служба, отвечающая за эту деятельность, неоднократно переименовывалась. После Октябрьской революции 1917 года эти функции были возложены на народную милицию. В сентябре 1918 года для сотрудников милиции была введена единая форма одежды, а для милиционеров, несших постовую службу установлен особый постовой знак – белый металлический щит с названием участка, волости или деревни и постовой номер.

В обязанности постовых входило наблюдение за порядком движения на улицах, осуществление надзора за санитарным состоянием и благоустройством, обеспечение порядка во время стихийных бедствий, а также оказание помощи при несчастных случаях. В 20-е годы на постовую службу возложили и борьбу с уголовной преступностью, была принята Инструкция постовому милиционеру.

В 30-е годы организация ППСМ в масштабах России осуществлялась отделом административного надзора и наружной службы ГУМ Республики. Выпущенное Положение о рабоче-крестьянской милиции в 1931 году еще больше конкретизировало обязанности в сфере обеспечения общественного порядка. Сложность оперативной обстановки в стране в послевоенный период отразилась и на органах наружной службы. Приказом НКВД от 17 января 1946 года за постами милиции закреплялись постоянные сотрудники, в городах их в помощь привлекался офицерский и технический состав милиции, а также комендантские патрули и внутренние войска.

В феврале 1969 года вместо Главного управления милиции МВД СССР был организован ряд самостоятельных структурных подразделений. Были приняты Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью» и Постановление Совета Министров СССР «О дальнейшем совершенствовании правового регулирования деятельности советской милиции», утвердившее Положение о советской милиции.

Приказом МВД РФ от 18 января 1993 года утвержден Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности Российской Федерации, которым определены задачи и порядок организации несения патрульно-постовой службы по охране общественного порядка, а в марте 1994 года утверждена медаль «За отличие в охране общественного порядка».

6 февраля 2003 года мы отметили 60-летие со дня образования Курганской области. Одновременно с ее образованием, а именно 11 февраля 1943 года приказом НКВД СССР за № 00268 был образован НКВД по Курганской области. Приказом начальника УНКВД от 17 марта 1943 года за № 7 объявляется о создании городского отделения НКВД, в его состав вводится отдельное строевое отделение в количестве 16 человек, начальником назначается сержант милиции Горбунов Михаил Анатольевич. Буквально через 4 месяца отделение увеличивается до 26 человек и становится взводом. Транспортом для передвижения были лошади. Город хоть и стал областным центром, однако многие его улицы были не доступны транспорту.

В ноябре 1943 года городское отделение реорганизуется вначале в три, а затем в четыре отделения. Взвод по охране общественного порядка переходит в подчинение Управления. Подобная структура охраны правопорядка в городе продержалась до конца 1956 года. В начале следующего года принимается решение вернуться к старому положению, когда в городе все силы милиции сосредоточены в одном городском отделе, при котором создается дивизион по охране общественного порядка. Штат его увеличивается почти до 100 человек. Вместо лошадей сотрудники пересаживаются на мотоциклы «М-72», а позднее «Уралы».

Командиром дивизиона назначается Ермошин Михаил Иванович, а его заместителем Рыгин Николай Михайлович. В городе находилось незначительное количество транспорта, и это позволяло сотрудникам дивизиона за считанные минуты прибывать к месту дислокации и совершенного преступления, более оперативно реагировать на поступающие сигналы граждан и решать задачи по укреплению правопорядка в городе.

С ростом населения и расширением черты города в 1963 году было принято решение о создании в областном центре двух районов – Советского и Октябрьского. Основной границей раздела районов стала улица Ленина. Соответственно было создано два районных отдела милиции, в каждом из которых был сформирован свой дивизион патрульно-постовой службы милиции.

Сотрудники данных строевых подразделений очень часто принимали участие в наведении порядка и в районах области. Так, в 1969 году мотомеханизированный взвод под командованием лейтенанта милиции Габрусенко нес службу в г. Шадринске. Как писала в то время газета УВД «На боевом посту»: - «Двенадцать дней и ночей сотрудники мотовзвода вели беспощадную борьбу с пьяницами и хулиганами, ворами и дебоширами. За время пребывания в командировке, взводом было задержано 378 правонарушителей, в том числе преступников, пытавшихся совершить или уже совершивших кражи государственного имущества или личной собственности граждан. Это была в полном объеме чистка города от всякой скверны. Особенно отличились в этой работе сержанты милиции В.М. Байков, В.Н. Ульянов и М.В. Шихалев. Приказом начальника Шадринского ГОВД они отмечены денежными премиями».

Подобная структура охраны общественного порядка в городе сохранялась до 1979 года. После чего 5 октября приказом начальника УВД был создан единый батальон патрульно-постовой службы милиции. Командиром батальона назначен Семенюк Иван Михайлович, а начальником штаба, на правах его заместителя, Стефанцев Илья Васильевич. Как заботливые родители, они подбирали и воспитывали своих подчиненных. Через городскую администрацию, руководителей заводов и предприятий они добивались выделения комнат в общежитиях, путевок в детские сады. Стремились отметить денежными премиями и другими поощрениями положительные результаты работы отдельных сотрудников. Постоянно проводили и совершенствовали соревнование среди отделений и рот на лучшие показатели в работе и дисциплине. Умело поддерживая связь с семьями сотрудников, они своевременно гасили конфликты между супругами.

Их заботы, внимание и влияние на коллектив способствовали созданию легко управляемого, слаженого и высоко работоспособного подразделения, способного выполнить любые задачи по обеспечению охраны общественного порядка в областном центре.

Оснащение дивизионов, а затем батальона автомобилями УАЗ-469, радиостанциями способствовала значительному повышению оперативности в работе, а значит и результативности.

Группы сотрудников милиции, патрулирующие улицы города по определенным маршрутам, имея стационарные и переносные радиостанции, могли свободно общаться друг с другом и передавать полученную информацию о разыскиваемых лицах и совершенных преступлениях. Это ускоряло процесс их раскрытия.

Как-то из ресторана «Восток» позвонили в милицию и сообщили, что из гардероба выкрадена кожаная куртка, однако из летчиков, решивших отобедать в ресторане, ПМГ-52 (передвижная милицейская группа) обеспечивающая порядок в Восточном поселке в составе Брюханова Николая, Казанцева Саши и Сергея Лабутина немедленно подскочила к ресторану. Летчик был очень расстроен, так как в одном из карманов находились секретные карты маршрутов полетов самолетов. Из беседы с гардеробщицей выяснилось, что здесь постоянно крутился один парень, и обрисовала его приметы. Полистав бортовой журнал задержанных ранее лиц за различные правонарушения и ведущих не правильный образ жизни, сотрудники милиции, посадив с собой потерпевшего, поехали по адресу, где проживал похожий по приметам молодой человек. Когда они зашли в комнату, обнаружили, что у большого зеркала стоит и любуется в ворованной куртке их подозреваемый. Это было настолько неожиданно, что летчик от радости, буквально расцеловал сотрудников милиции.

Однажды, закончив дежурство, в два часа ночи сотрудники ПМГ-52 приехали в отдел внутренних дел, где им сообщили, что в п. Восточном угнали мотоцикл. Снова используя небольшие знания свидетелей о приметах преступника, нашли его адрес, но подозреваемого дома не оказалось. Установив место проживания его родителей, поехали в Мокроусово. Когда вошли в ограду родителей подозреваемого, нашли угнанный мотоцикл. В доме оказался и сам виновник этой поездки. К утру милицейская группа уже была в городе. Преступник сдан в дежурную часть, а мотоцикл закрыт на хранение. Хорошие знания граждан, проживающих на закрепленном маршруте, исключительная внимательность и дисциплинированность, позволяла этим ребятам всегда держать под контролем наиболее опасные в криминогенном отношении месте и своевременно вмешиваться и наводить порядок.

Не случайно на протяжении длительного времени ПМГ-52 занимала по работе первое место в городе и была награждена Почетной грамотой Министра внутренних дел Щелокова Н.А., а водитель этой группы Казанцев Александр Михайлович награжден Министром наручными часами.

Бежит время, меняется личный состав батальона, но хорошие традиции по охране общественного порядка и заботе о подчиненных, заложенные Семенюком И.М. и Стефанцевым И.В. сохраняются и в последующие годы новыми командирами: Пивнем Анатолием Васильевичем, Мальгиным Сергеем Владимировичем, Михайловым Вячеславом Витальевичем, Барбасовым Владимиром Александровичем и Константиновым Александром Сергеевичем.

О честном и добросовестном несении службы по охране правопорядка в областном центре, защите прав и законных интересов граждан говорят многие примеры. Так, заместитель командира взвода первой роты батальона прапорщик милиции Нуждин Василий Федорович только за 1991-1993 годы принимая активное участие в раскрытии уголовных преступлений, помог раскрыть более 160 преступлений, большинство из которых были тяжкие, задержал за административные правонарушения более 1200 человек, а всего за 6 лет работы экипажа милиции, которым руководил старшина милиции Нуждин В.Ф. было раскрыто более 350 преступлений и свыше 6000 граждан задержано за различные правонарушения. Не случайно он награжден медалью «За отличную службу по охране общественного порядка».

Сотрудники батальона патрульно-постовой службы – это чистильщики города Кургана. Через их руки проходит всякая нечисть, которая нарушает общественный порядок, мешает людям трудиться и отдыхать. Выезжая на звонки граждан, они как скорая помощь стремятся побыстрее прибыть к месту вызова и оказать необходимую помощь.

Достаточно отметить, что только за два 2001-2002 года ими было обслужено 12952 семейных вызова, изъято 127 единиц оружия, составлено 53113 протоколов за различные нарушения, доставлено в медицинский вытрезвитель 3819 человек, задержано 1056 преступников, находящихся в розыске, раскрыто 954 преступления и проведено около 13 тысяч различного вида автотранспорта. Даже мысленно трудно себе представить, чтобы натворила эта целая армия нарушителей общественного порядка и преступников, оставаясь они без внимания милиции и на свободе.

Очень часто сотрудники батальона, выезжая на вызов, сталкиваются с непредвиденными обстоятельствами. Так, 2 июня 1992 года в 22.30 час. поступил сигнал взывающий о помощи. Наряд милиции в составе милиционеров 2-ой роты батальона Рябцева Алексея Анатольевича, Плаксина Дмитрия Владимировича и водителя Смолина Валерия Анатольевича прибыли по указанному адресу. Пробираясь по лестничным маршам не освященного подъезда, они неожиданно подверглись нападению преступной группы. С близкого расстояния по ним из баллончика было применено отравляющее вещество, после этого нанесены удары свинцовой дубинкой. Превозмогая боль и последствия отравляющего вещества, сотрудники вступили в единоборство. Боевыми приемами самбо они отбили нападения и в схватке сумели задержать вначале двух преступников, а затем и третьего, вооруженного обрезом ружья.

За мужество и самоотверженные действия, проявленные при отражении нападения и задержании преступников, сотрудники милиции были награждены медалями «За отличную службу по охране общественного порядка».

Батальон патрульно-постовой службы – это самое большое строевое подразделение в милиции области. Каждый десятый сотрудник этого подразделения награжден государственными наградами за мужество и героизм, проявленные при обеспечении правопорядка и общественной безопасности.

В 2003, юбилейном для патрульно-постовой службы, году многие строевые подразделения отделов внутренних дел области показали хорошие результаты работы. Все призовые места в соревновании за звание «Лучшее подразделение ППСМ» заняли сельские районы. Так, по всем показателям в расчете на одного сотрудника, первое место заняла служба ППСМ Сафакулевского РОВД, второе место – Шатровского, а третье место – Мокроусовского РОВД. Хорошо работали по раскрытию совершенных преступлений в Лебяжьевском и Юргамышском РОВД. Победителем за звание «Лучший по профессии» признан по результатам работы за полугодия 2003 года Сухнев Сергей Владимирович – командир отделения ППСМ Шадринского ОВД, второе и третье места соответственно заняли милиционеры БППСМ УВД г. Кургана Москвин Сергей Викторович и Шестаков Алексей Викторович.

Говоря о работе по наведению общественного порядка в городах и селах нашей области, необходимо отметить, что сотрудники патрульно-постовой службы милиции в составе сводных отрядов нередко выезжают в служебные командировки в Чеченскую республику, где активно помогают восстановить конституционный порядок. Они с честью выполняют поставленные задачи, зачастую с риском для своего здоровья и жизни. В борьбе с боевиками и вооруженными преступниками многие из них получили ранения, а старший сержант милиции Тимашев А.А. и прапорщик милиции Лисихин В.А. погибли.

Сотрудникам органов внутренних дел Курганской области неоднократно приходилось выезжать в столицу нашей Родины Москву, для оказания помощи при проведении различных мероприятий российского и международного масштаба. В 1980 году большая группа сотрудников, во главе с полковником милиции Гаптарем Василием Артемьевичем, выполняла задачи по охране общественного порядка в период проведения XXII Олимпийских игр, в 1981 г. – в период подготовки и проведения XXVI съезда КПСС, в 1985 году – на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов. Во всех случаях несения службы в г. Москве Министерство внутренних дел выражало благодарность нашим сотрудникам за обеспечение образцового общественного порядка и безопасности граждан. Это лишний раз подтверждает высокую ответственность, дисциплину и работоспособность наших сотрудников.

АФГАНИСТАН

Серьезным испытанием для Курганской милиции и всего советского народа была война в Афганистане.

12 декабря 1979 года в кабинете Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И, Брежнева состоялось решение о вводе ограниченного контингента наших войск в Афганистан. Это решение состоялось в тайне от народа и даже Президиума Верховного Совета СССР и Политбюро ЦК КПСС.

25 декабря 1979 года наши войска пересекли государственную границу, а вместе с войсками были направлены в Афганистан и сотрудники органов внутренних дел. Двадцать сотрудников зауральской милиции были также откомандированы в район боевых действий, как было сказано, для оказания помощи правоохранительным органам Афганистана. Среди них Каргаполов Александр Владимирович, Епанчинцев Николай Андреевич, Липатов Александр Викторович, Мальгин Сергей Владимирович, Сычев Владимир Владимирович, Александров Александр Александрович, Едренников Сергей Николаевич, Федотов Михаил Александрович, Просвирнин Николай Павлович, Рой Илья Иванович, Рукавишников Владимир Васильевич, Третьяков Григорий Денисович, Черепанов Валерий Александрович, Киров Георгий Федорович, Федоров Николай Владимирович, Мосин Александр Ерофеевич, Сухоносов Сергей Александрович, Петрушкин Виктор Петрович, Родькин Евгений Викторович, Медведев Юрий Устинович, Лукаш Борис Фомич.

На их долю выпали трудности и лишения, не уступающие по своей значимости и ответственности тем, с которыми пришлось столкнуться личному составу армейских подразделений. Личное участие в планировании и проведении боевых операций по ликвидации вооруженных банд потребовали от них не только глубоких специальных знаний, подлинного профессионализма, но и личной отваги, самоотверженности и доблести. каждый из них свято хранил и приумножал честь и славу органов внутренних дел Курганской области.

Лишь в прошлом году был снят гриф секретности с документов о специальном отряде МВД СССР под названием «Кобальт», созданным в начале 80-х годов для организации помощи МВД Демократической Республики Афганистан в организации и ведении разведывательных операций против бандформирований. Отряд «Кобальт» - это 23 мелкие мобильные группы разведчиков, разбросанный по всему Афганистану, деятельностью которых была оказана неоценимая помощь командованию всей операции. Они непосредственно участвовали в сборе и обработке разведданных, разрабатывали и помогали проводить операции по внедрению информаторов в бандформирования душманов, лагеря беженцев. Комплектовался отряд из оперативных работников уголовного розыска, имевших большой опыт и всестороннюю подготовку. Через «Кобальт» прошло более тысячи сотрудников, профессионалов своего дела.

Несколько групп отряда «Кобальт» возглавили зауральцы: Рукавишников Владимир Васильевич, Сычев Владимир Владимирович, Киров Георгий Федорович. В состав каждой группы входило около 60 человек. Это были в основном оперативники и группа обеспечения. Отряды «Кобальт» устанавливали места дислокаций бандформирований, их состав пофамильно, какие операции они готовят, чем вооружены.

Афганская война – это война на дорогах, вдоль которых в основном и кипела жизнь. Необходимо было обеспечить продвижение наших войск без потерь по этим дорогам. Группой Рукавишникова В.В. была составлена четкая схема всех дорог в обслуживаемой им зоне, где были отмечены не только опасные участки пути, но даже давалась полная раскладка по действующим в том или ином районе бандам: чем вооружены, на чем «специализируются», какие операции уже совершили и т.д.

Наличие этой схемы дорог помогло сберечь жизнь не одной сотне русских солдат. Русские разведчики в Афганистане ценились очень дорого. Ведь только за один год в зоне было взято в плен и уничтожено больше тысячи бандитов. Их готовили, вооружали и засылали в Афганистан западные государства, в том числе США, Египет и даже Китай. Так, например, банда Хайдара в количестве 500 человек контролировала район Гортопы, это 20 кишлаков. По данным разведки «Кобальта» по расположению бандитов был нанесен мощный удар, а затем проведена войсковая операция. Банда была полностью уничтожена.

Группа разведчиков была для душманов как заноза. Она мешала безнаказанно передвигаться и наносить удары по нашим войскам. Поэтому душманы постоянно охотились за ними, устраивали нападения, обстрелы расположения группы, особенно в ночное время. «За год, прожитый в Афгане, было только несколько спокойных ночей, когда не стреляли» - говорит Владимир Васильевич. Поэтому жили и спали в обнимку с оружием. 365 дней работы и жизни пролетели незаметно. Домой возвратились все. Правда двое были ранены, при этом один разведчик тяжело. Природный дар охотника помогал руководителю группы. Рукавишникову В.В. предвидеть опасность и принятыми мерами избежать ее. Аналогичным образом работали в Афганистане и другие группы «Кобальта», возглавляемые курганцами. Все они благополучно вернулись домой.

С 1984 по 1986 г. в качестве специалиста МВД оказывал помощь афганскому народу в формировании системы правоохранительных органов Родькин Евгений Викторович. За эти годы ему не раз приходилось участвовать в боевых операциях. За проявленное мужество и самоотверженность он был награжден орденом «Красной звезды», афганским орденом «За храбрость» и медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

Исполнял обязанности оперативного работника в отряде специального назначения Просвирин Николай Павлович – начальник Мишкинского ОВД. За успехи в оперативно-розыскной деятельности Реввоенсовет ДРА наградил его медалями «За хорошую службу» и «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

Работал в республике Афганистан в должности заместителя начальника отряда «Кобальт» Киров Георгий Федорович. За боевые заслуги награжден орденом ДРА «Звезда» и ему дважды были присвоены внеочередные звания «майор» и «подполковник милиции».

В декабре 1982 года прибыл в Кабул в качестве советника Александр Ерофеевич Мосин. Столица Афганистана встретила его настороженно и противоречиво. С оной стороны ярко просвечивал феодальный строй с чинно следовавшими осликами, то с людьми, то с какой-то поклажей, громыхающими по улицам старинными колымагами, скрипучими арбами на больших колесах. С другой стороны новенькими блестящими «Мерседесами», «Джипами» и другой техникой.

Здесь, в этом по-восточному шумном разнообразии, без знания местного языка, Мосину и предстояло работать, делать все, чтобы предотвратить дальнейшие потери советских солдат и ограниченного контингента наших людей, проживающих в Афганистане.

Ему поручалось контролировать провинцию Бомиан и вести сбор информации об отрядах моджахедов, о их передвижении, о тайниках и схронах, где хранилось оружие и группы боевиков. Кроме этого, на подступах к столице он обязан был держать посты безопасности и постоянно контролировать их работу. Для выполнения поставленной задачи ему выделили несколько районных отделов царандоя – местной милиции и переводчика – таджика, который хорошо знал местный язык и обычаи афганского народа, который с одной стороны был вежливым торговцем и хорошим дипломатом, а с другой стороны отличным воином, умеющим постоять за свой дом и свою страну. Поэтому не случайно Афганистан за всю историю своего существования никогда не находился под чьим-то игом.

Сбор необходимой информации было проще проводить в базарной суете, но там также просто можно было и погибнуть. Поэтому приходилось изыскивать новые места и пути встречи с доверенными лицами, которые оказывали помощь советским людям, правда часто не бескорыстно.

Не менее трудно было собрать призывников в афганскую армию и милицию. Приходилось ездить по кишлакам и насильно забирать молодых афганцев, добровольно они служить не хотели. Правда, потом, когда они проходили курс молодого бойца и принимали Присягу, служили и порой добросовестно.

Войсковых операций в 1982-1984 годах проводилось много. Так, например, в уезде Пагман изъяли большую партию оружия, гранатометов, автоматов, боеприпасов. В уезде Суруби в жестоком бою ликвидировали бандгруппу, которая постоянно делала налеты на АЭП, построенные советскими специалистами. За участие в одной из таких операций Александр Ерофеевич был награжден орденом «Красной Звезды».

Однако надо заметить, что не все так проходило гладко. Однажды, получив информацию о местонахождении бандгруппы и склада с оружием, Мосин вместе с местной милицией и частями афганской армии отправился в путь, чтобы проверить эту информацию. При въезде в ущелье моджахеды встретили колонну плотным огнем. Танкисты-афганцы поспешно развернулись и уехали с поля боя, оставив на растерзание участковых инспекторов царандоя.

Бой продолжался несколько часов. Погибли десять работников царандоя, многие были ранены. Отбивая атаку за атакой, с боем, с большим трудом они вышли из окружения. Пришлось просить помощь у наших войск и совместными усилиями разрядить обстановку. Сейчас, даже по прошествии многих лет, Александр Ерофеевич, вспоминая этот бой и подобные другие, с волнением тянется за сигаретой. Это был ад, из которого трудно было выйти живым.

Уехал Мосин из Афганистана в декабре 1984 года, увозя с собой память о пережитом, фотографии друзей и медаль от правительства Афганистана. Прощай гостеприимная и жестокая, любознательная и суеверная страна, которую не смогли покорить и в этот раз.

30 июля 1981 года прибыл на Афганскую землю и Григорий Денисович Третьяков – заместитель начальника УВД Курганской области. В Кабуле получил инструктаж, его назначили старшим советником в провинции Парван, центром которой являлся город Чарикар.

В военно-политическом отношении это была сложная провинция. В нее входили Панджшерское ущелье и перевал Саланг. Именно через него шли все грузы СССР в Кабул и именно здесь шли жестокие бои на дорогах. Противник постоянно делал засады и нападения на колонны с грузом. Обстановка осложнялась еще и тем, что почти вдоль всей трассы вплотную стояли глинобитные дувалы и сплошные виноградники (зеленая зона). Душманы умело этим пользовались. С близкого расстояния, почти невидимые, они прицельно вели огонь по колоннам, нанося значительный урон в технике и живой силе. Неслучайно среди наших военных и советников провинция Парван называлась «Курской дугой». И это было правдой. Вдоль всей трассы стояли сотни единиц сожженой противником техники. Один вид которой заставлял вздрагивать и оглядываться кругом. Но не такой Григорий Денисович. В жизни он видел всякое. Когда ему, за неимением лучшего, предложили лететь из Кабула в назначенную провинцию на самолете с грузом «200», он не отказался, хотя его и отговаривали, ссылаясь на плохую примету.

Прибыв на место назначения первое, что усвоил старший советник, афганцы народ по характеру доверчивый, очень тонко чувствующий добро и зло. На почтительное отношение отвечают еще более глубоким уважением. Поэтому прямо на ходу, Григорию Денисовичу приходилось многому учиться самому и учить своих подсоветников, изучать вековые обычаи и традиции афганского народа, уважительно относится к ним. Все это в дальнейшем помогло ему установить тесные товарищеские отношения с провинциальным комитетом НДПА, губернатором, командованием царандоя и руководителями различных ведомств, успешно решать все наиболее важные военные, политические и хозяйственные вопросы.

В результате совместных, согласованных действий за несколько месяцев удалось значительно укрепить позиции народной власти в провинции, завоевать доверие и уважение местного населения, склонить руководителей бандгрупп к ведению переговоров. На эти переговоры нередко в логово врага ходил и Григорий Денисович. Вооружившись четками вместо оружия, он решительно склонял противника к замирению. Ведь на Востоке уважают разум и смелость. Людей, обладающих этими качествами, всегда принимают с особой честью. Именно так, без стрельбы, нередко добивался победы Третьяков Г.Д. Десятки жизней, наших и афганских парней, спасла трудная, и до отчаянности рискованная, работа старшего советника

Иногда ему приходилось вступать в единоборство за честь и справедливость с нашими, советскими людьми. Когда в Газни несколько военных, в целях личного обогащения, забрали у афганцев солидную сумму денег, Третьяков дошел до самых высоких инстанций, но добился своего, деньги были возвращены. Дело было не таким простым. Даже на этом пути он мог потерять собственную голову. Этот случай значительно поднял авторитет старшего советника в Афганистане. Там нет телефонной связи. Но добрые вести быстро передаются из уст в уста. Неслучайно министр внутренних дел Афганистана Сеид Мухамед Гулябзой характеризовал Григория Денисовича, как высоко квалифицированного работника, решительного и бесстрастного человека, абсолютного трезвенника, что на Востоке также вызывает особое доверие и уважение.

Активная и напряженная работа в провинции была замечена и руководством Советского правительства. Неслучайно руководитель Советского Представительства в Афганистане генерал-лейтенант милиции Цыганник Николай Ефимович, на собрании профсоюзного актива 21 декабря 1981 года, отметил хорошую работу советнического аппарата в провинции Парван.

Добиться этого было далеко не просто. Противная сторона тоже не дремала. Только на территории Пакистана действовало более 10 организаций, ведущих подрывную работу в Афганистане. Под давлением США были приняты меры по объединению афганской контрреволюции. На территории Пакистана, Ирана было создано 94 центра по подготовке бандформирований, где они вооружались самым современным оружием и обучались им владеть. Вооруженные группы почти беспрепятственно проходили через границу на территорию Афганистана.

Исламские комитеты на местах были местными органами власти. Они решали все вопросы, в том числе производили призывы в мятежные отряды, направляли учиться в лагеря боевиков. Их работа привела к тому, что на территории Афганистана стало действовать более 500 различных бандформирований, в которых насчитывалось более 30 тысяч человек. Основными методами их действия были нападения из засад небольшими группами на транспортные магистрали, чтобы добиться перебоев в снабжении воинских подразделений и местного населения. Бандформирования вели среди населения и большую пропагандисткую работу. Группами обобранных агитаторов по 5-7 человек они проникали почти во все кишлаки и активно запугивали безграмотных афганцев новой властью и советами, призывали население отказать им сопротивление, вступать в ряды бандитских отрядов. В результат такой пропагандисткой работы противнику удалось значительно расширить сферу своего влияния. Из 286 улусвали, алакадари под контролем народной власти остались полностью только 24 и частично – 143. На 1 декабря 1981 года уже более 80 тысяч мятежников создали 1,5 тысяч банд и более 700 нападений на колонны, движущиеся по фронтам и совершили более 1 300 террористических актов.

ЦК КПСС и Советское Правительство поставило перед советниками одну, но очень важную задачу: в течение двух лет создать в Афганистане боеспособный царандой (народная милиция), который должен был стать реальной силой, способной во взаимодействии с афганской армией, защитить завоевания Апрельской революции 1978 года. Необходимо было довести численность царандоя страны до 120 тысяч человек. А вместе с этим провести обучение личного состава, оперативно решать повседневно текущие вопросы: по вооружению, экипировке, обеспечению продуктами питания и денежным довольствием. Одновременно с этим необходимо было вести работу по ликвидации неграмотности, строительству казарм, столовых и даже мечетей, так как в каждом крупном подразделении имелись штатные муллы. Советническому аппарату приходилось заниматься и ростом рядов народно-демократической партии Афганистана и ДОМА (Демократическая организация молодежи Афганистана. Решая эти и другие не менее сложные задачи, необходимо ежедневно проводить боевые операции, так как противник очень часто напоминал о себе. Поэтому главной задачей советников и других советских представителей в Афганистане было ускоренными темпами комплектовать оперативные части царандоя. На 20 октября 1981 года он насчитывал 45 тысяч человек. Задача была поставлена такова: до 1 января 1982 года это количество увеличить до 75 тысяч.

Трудности были очень большие. С одной стороны колосальный ущерб наносила антисоветская пропаганда, а с другой стороны отсталость страны. Не хватало грамотных людей и прежде всего офицеров и сержантов. Их надо было учить на местах, направлять в СССР на подготовку, а на это нужно было время, которого категорически не хватало. Кроме того, ежедневные, боевые действия уменьшали сторонников народной власти. Только за 1981 год царандой в боях потерял более 2 тысяч человек.

Вот краткие сводки, которые писал ежедневно Григорий Денисович Третьяков:

«В ночь на 24 декабря 1981 года противник значительными силами совершил нападение на пост № 105. В ходе боя 25 душманов уничтожено. Ранен один солдат царандоя».

«29 декабря 1981 года противник обстрелял пост около института усовершенствования, ранен один защитник».

«Неделю назад в г. Санчаране противник совершил нападение на защитников революции – 7 человек погибло».

И так почти каждый день бои, перестрелки, нападение из-под тишка. Эта партизанская война заставляла постоянно быть в боевой готовности, почти сутками не расставаться с оружием.

Кроме задач по отражению нападений противника. Очень часто приходилось заниматься вопросами дезертирства из рядов царандоя: 19.10.1986г. ушел с поста солдат с автоматом царандоя. 25.10.1986г. с поста Макан дезертировали 2 солдата. 01.11.1986г. дезертировал солдат с поста Исфанде. И так постоянно. То тут, то там солдаты покидали свои посты, кто с оружием, а кто и просто так и нередко часть из них, под сильным давлением, оказывались в стане противника. Комиссия ЦК НДПА проведя проверку 11 апреля 1987 года внуждена была записать, что за прошедшее время из царандоя дезертировало 20 человек с оружием и 45 человек без оружия.

В феврале 1982 года Третьякова Григория Денисовича перевели старшим советником царандоя на Север Афганистана, в провинцию Джузджан, провинциальный центр г. Шиберган. В экономическом отношении это была наиболее промышленно развитая провинция. Здесь находились департаменты нефти и газа, подавляющее большинство нефтеперерабатывающих скважин страны и новейший завод по переработке природного газа. Две нити газопровода тянулись на завод азотных удобрений в соседнюю провинцию Баях (г.Мазари-Шариор), а вторая – в нашу страну. Именно здесь наиболее активно противник проявлял себя. Только в 1982 году он 18 раз подрывал эти нити газопровода. Не спокойным оказался и 1983 год. Пости каждый день в сводках Григория Денисовича сообщалось о взрывах на газопроводе:

«4 января 1983г.- взорван газопровод на 50км в районе Алакадари Мурдиан».

«17 января 1983г. – взорван газопровод на участке между Джар-Куруном и Ходжи Чугердаком».

«1 апреля 1983г. нападение на буровую, убиты рабочие, ранен офицер и солдат охраны».

«21 апреля 1983г. снова взорван газопровод идущий на Советский Союз».

Исходя из сложившейся обстановки реввоенсовет республики Афганистан принял решение о формировании полка по охране газопровода..

Работа предстояла огромная. На голых местах в трех пунктах, вдоль трассы газопровода, необходимо было разместить и благоустроить три батальона. В условиях боевой обстановки это сделать было не так то просто. Работали сутками, но поставленную задачу выполнили.

Летом 1983 года, после двух напряженных лет работы, Григорий Денисович Третьяков вернулся в родной Курган. Командировка в Афганистан была закончена. Начали забываться те тревожные афганские дни и ночи, как в июне 1986 ему снова предложили поехать в эту горячую точку Ближнего Востока. Другой бы отказался, его черед прошел, однако не такой Григорий Денисович. Долго не дума ответил: «Раз надо, значит надо» и поехал второй раз испытывать свою судьбу. В этот раз его назначили старшим советником командующего царандоя зоны Юго-Восток, в которую входили провинции Газни, Постия, Пактика и округ Хост.

Площадь зоны составляла 52,2 тысяч км2, население 1 млн. 800 тысяч человек. Из них основная масса пуштуны (78%) и почти 16% хазарейцы. Почти все они занимались крестьянским хозяйством. Именно здесь сложились устойчивые родоплеменные отношения.

Юго-Восточная зона граничила с Пакистаном. Многие из племен располагались по обе стороны границы и имели самые тесные связи с Пакистаном, получая оттуда в основном хлеб и продукты питания.

Именно здесь, Григорию Денисовичу предстояло оказать необходимую помощь в становлении и укреплении царандоя, сделать его более организованной реальной силой, способной вместе с афганской армией защитить завоевания апрельской революции.

Прибыв на место назначения он узнал,. Что до него в Газни, в качестве советника по безопасности, работал сотрудник Курганской милиции Лукаш Борис Фомич, а в Хосте – Родькин Евгений Викторович, о которых очень тепло отзывались афганцы.

Военно-политическая обстановка в Афганистане во второй половине 80 годов значительно осложнилась. Противник за последние годы приобрел большой опыт ведения боевых действий. На его вооружение поступили новейшие образцы оружия из различных стран мира, в том числе ракеты «Стингер» американского производства. Другой особенностью обслуживаемой зоны было то, что противник постоянно минировал дороги, особенно главную магистраль, которая на протяжении 682км граничила с Пакистаном, откуда постоянно караванными тропами поступало оружие и пополнение в бандгруппы. Все это делало Юго-Восточную зону одной из самых сложных в Афганистане. Нападения на посты, подрывы на дорогах совершались почти каждый день. Об этом красноречиво говорят строчки рапортов Григория Денисовича, которые он отправлял в вышестоящие инстанции.

«В ночь на 18 июля 1986 года в результате потери бдительности мятежниками был захвачен пост Шамс, расположенный в 3км от г. Газни».

«30 июля 1986 года обстановка в Джогури сложная, обстрел ведется из различных видов оружия, просят помощи».

«31 июля 1986г. в 1930 обстреляли Гудули, а затем уезд Джагури».

Разведка донесла, что 14 июля 1986 года в г. Пешаваре состоялось совещание главарей банд, на котором присутствовали иностранные советники. Они приняли решение до 6 августа 1986 года направить в провинции Газни, Пактия более 200 террористов, прошедших подготовку в Египте, для совершения террористических актов против советских специалистов, диверсий на объектах, постах безопасности и, прежде всего, на дорогах, против колонн с грузом. Кроме этого было принято решение перебросить в провинции, на помощь бандформированиям, еще 3,5 тысячи человек.

Принятые решения очень быстро стали воплощаться в жизнь.

8 августа 1986 года обстреляли ракетами и из орудий уезд Джигури.

9 августа 1986 года обстреляли ракетами «Земля-Земля» г.Газни, пост № 1. На дороге около кишлака Ногай подорвали автомашину ГАЗ-66 – 9 человек ранено, 3 в тяжелом состоянии. В этот же день из орудий обстреляли Советский батальон.

В это сложное время в июле 1986 года XXI чрезвычайный Пленум НДПА рассмотрел вопрос «О задачах НДПА по осуществлению политики общенационального примирения», на котором предлагалось обеспечить мир и безопасность в Афганистане.

Основными принципами примирения выдвигались:

  1. Прекращение огня.

  2. Отказ от вооруженной борьбы и кровопролития.

  3. Справедливое представительство в политической структуре и экономической жизни.

  4. Не преследовать за предшествующую политическую деятельность.

  5. Сохранение и приумножение исторических и культурных традиций.

  6. Уважение священной религии – ислама.

Цели примирения:

  1. Мир и безопасность – главное.

  2. Дальнейшее развитие завоеваний революции.

  3. Полное осуществление программы действий НДПА.

  4. Обеспечение независимого демократического и прогрессивного развития Афганистана.

  5. Создание стабильной обстановки в Афганистане, укрепление режима верного дружбе с Советским Союзом.

На основании решений Пленума НДПА Реввоенсовет Афганистана торжественно провозгласил: « С 15 января 1987 года:

  • прекратить огонь из всех видов оружия, приостановить войсковые операции;

  • вернуть войска в пункты постоянной дислокации;

  • прекратить артиллерийские и авиационные удары по противнику;

  • вооруженным силам ограничиться охраной госграницы и военных объектов, проводкой колонн;

  • перемирие продолжить до 15 июля 1987 года, при условии, если к нему присоединится противоположная сторона.

В случае примерного соблюдения перемирия обеими сторонами оно может быть продлено.

Наши предложения идут от чистого сердца. Мы готовы к взаимопониманию, к переговорам, компромиссам и даже уступкам.

Но пусть никто не принимает нашу выдержку за признак слабости».

Выполняя принятое решение общими усилиями всех государственных структур, в том числе и царандоя, в Газни уже 6 января 1987 года было распространено более 700 листовок по национальному примирению.

Необходимо отметить, что на протяжении 8 лет в Афганистане не было правительственных учреждений. Все мероприятия по руководству на местах проходили на уровне племенных отношений и исламских комитетов, которые практически решали все вопросы.

Новое руководство Афганистана решило провести выборы в местные органы народной власти. Это был не простой вопрос. Душманы выступили категорически против этого мероприятия, они не желали усиления государственной власти. В ответ на это они наоборот усилили агитационно-массовую и пропагандистскую работу среди населения, организовывали нападение на избирательные комиссии, избирательные участки, накладывали непомерные штрафы на тех, кто начал сотрудничать с народной властью, совершали против них террористические акты, обстреливали их дома из орудий. Стараясь всеми средствами запугать население и не допустить дальнейшее развитие народной власти на местах.

12 марта 1988 года на берегу речки в местечке Ходжа Хаким, сотрудники царандоя обнаружили трупы трех женщин, две из которых были обезглавлены. Как выяснилось впоследствии, боевики сделали это за то, что эти женщины брали продовольствие, которое раздавала народная власть и естественно ее поддерживали.

Надо отметить, что многие афганцы начали разбираться кто есть кто. Они поняли, что советские войска пришли в страну не с целью ее захвата, а для оказания помощи народной власти. Поэтому все чаще и чаще раздавались голоса, чтобы советские войска не уходили, пока не окрепнет новая власть. Многие жители кишлаков перестали помогать душманам и последние всё брали силой, что еще больше обостряло отношение к ним.

Особенно эти отношения испортились в период подготовки и проведения выборов.

Поэтому сотрудникам царандоя приходилось с одной стороны обеспечивать охрану избирательных участков и комиссий, с другой стороны помогать населению продовольствием и проводить операции по ликвидации бандформирований.

Только за одну неделю в провинции Газни населению было роздано 800кг муки, почти 100кг сахара, очень большое количество мыла и обуви.

10 марта 1987 года царандой в количестве 55 человек провел операцию, в ходе которой 94 душмана были уничтожены, ликвидировано 16 складов с боеприпасами, 3 – с вещевым имуществом, 5 – продовольственных, 4 – медицинских. Захвачено 6 мятежников и большое количество оружия.

Силами народной власти, совместно с воинскими подразделениями в провинции Газни было проведено в этот период всего 960 военных операций. По противнику было нанесено 64 авиационных и 119 артиллерийских ударов, организовано 87 засад, 85 проверок кишлаков, 1 700 досмотров автотранспорта. Не случайно на заседании актива 21 июня 1987 года было отмечено, что царандой стал более организованной и реальной силой, стоящей на охране завоеваний апрельской революции.

В ходе этих операций противник потерял более 1000 убитыми, в том числе 17 главарей бандформирований, уничтожено 45 автомашин и большое количество различного вида оружия. Всего, в ходе проводимых военных операций, только в 1986 году было уничтожено более 8 тысяч бандитов.

Потери с той и другой стороны были большие, особенно среди мирных граждан. Местное население оказалось между двух огней. Народная власть выбивает душманов из кишлаков – гибнут мирные люди. Бандиты обстреливают кишлаки и провинции подконтрольные народной власти – опять гибнут мирные, ни в чем не повинные, люди.

Так, например, 4 августа 1986 года при обстреле бандитами Газни был ранен 16 летний мальчик.

9 ноября 1986 года на минах подорвались женщина и старик.

11 ноября 1986 года двое подростков подорвались на мине рядом с постом Синджитак.

23 декабря 1987 года в уезде Карабаг на мине подорвался 10 летний мальчик.

5 марта 1987 года получили пулевые ранения в кишлаке Рауза 16 летний и 14 летний подростки.

В кишлаке Балюль подорвалась на мине девочка.

10 апреля 1988 года в Колан-Кози на мине подорвался мальчик 10 лет.

30 апреля 1988 года получил ранение при взрыве 13 летний мальчик Джума. В кишлаке Кушк ранение получила женщина и т.д.

Почти каждый день во время обстрелов, проводимыми операциями, и просто на расставленных той и другой стороной минах, гибли мирные люди, особенно часто - дети.

Однако, многие бандитские формирования настойчиво не хотели даже и слышать о каком-либо примирении, особенно «заокеанские друзья». Соединенные Штаты Америки выделили на необъявленную войну в Афганистане более 2 млрд. долларов и они ни в кое мере не хотели допустить этого перемирия.

Еще в августе 1986 года, они помогли главарям бандформирований, племени, враждебного народной власти, джадран, провести джиргу, на которой главарем мятежников был избран руководитель этого племени Джалламудин. В его руках сосредоточили и политическую, и военную власть.

Количество советников США, Китая, Франции, Турции и Египта в племени джадран увеличилось до 40 человек. В январе 1987 года они помогли племени сформировать 3 полка по 400 человек, два из которых они сосредоточили в Пактии, один в Пактике. Все это привело к тому, что из 26 уездов и 24 волостей в зоне осталось под контролем народной власти только 18 уездов и 15 волостей, 23,4% кишлаков поддерживали и признавали народную власть, а за годы войны 561 кишлак были вообще покинуты населением из-за боязни расправы над ними бандитами.

В результате слабой пропагандистской и агитационной работы с населением более 70% человек проживало в кишлаках, находящихся под контролем мятежников. Малограмотность, наличие родственников или соплеменников в бандах приводило к тому, что они отказывались поддерживать народную власть.

Особенно усиливалась эта борьба в летнее время, когда активизировалась диверсионно-террористическая деятельность боевиков, резко возрастала подрывная агитационная и пропагандистская работа. Иностранные технологи делали упор на разложение государственной власти изнутри.

После объявления перемирия они собрали в Пакистане всех главарей бандформирований и выдали им свои инструкции на период национального примирения, которые очень скоро заговорили.

6 января 1987 года был обстрелян спецполк, пост в кишлаке Сини из безоткатных орудий и ракет «Земля-Земля»;

12 января – обстрел 60 полка из всех видов оружия;

13 января – снова обстрел полка;

14 января – обстрел Газни и дислокаций воинских подразделений и царандоя;

17 января – обстрел 60 полка;

18 января – снова обстрел полка.

И так почти каждый день. Разведка доносила, что главари бандформирований Нигмамад, Гульмамад, Фихруддин и Кари Малик провели совещание и договорились с 4-х сторон обстрелять г. Газни ракетами «Земля-Земля2 и выпустить более 300 ракет.

Эту же практику они использовали и против уезда Карабаг, волости Дияк и уезда Андар.

Усилилась террористическая деятельность против руководителей и представителей партгосаппарата и сотрудников спецорганов.

Все чаще и чаще противник начал применять ракетные снаряды. Если в 1985 году по провинции Газни было выпущено чуть больше 40 снарядов, то в 1986 году – 435. Наибольшее количество их использовали в провинциях Пактия и округе Хост.

После объявленного перемирия многие беженцы вернулись из Пакистана в свои кишлаки и начали их благоустраивать, ремонтировать и строить дома. Это явно не нравилось бандитам. Они начали угрожать населению, похитили 4 старейшин из кишлака Арзу и стали требовать за их выкуп 240 тыс. афгани. Хуже того, они на вертолетах без опознавательных знаков совершили несколько налетов на места. Где проживало наибольшее количество беженцев и бомбили их. Погибло более 250 человек. Затем мирным жителям стали разъяснять, что это сделано по указанию НДПА и новой власти. На границе с Пакистаном, в кишлаках тракторами и бульдозерами сносили дома беженцев, заставляя их жить в палатках. О проведенных терактах в городах распространялись слухи, что это сделали беженцы. Этими действиями политтехнологи пытались направить народ друг на друга и уничтожить даже саму мысль о национальном примирении.

Не редко им способствовали и сами сторонники этой новой власти., часто своими действиями подрывая ее авторитет.

Комиссия ЦК НДПА вынуждена была констатировать, что жалобы и претензии населения на поборы на постах почти всегда подтверждаются. Очень часто в нечистоплотности уличались и серьезные государственные ведомства.

Так, 26 июня 1986 года сотрудники МГБ Мунури изъяли у граждан 500 тыс. афгани и 6 500 долларов, деньги исчезли.

4 августа 1986 года у граждан было изъято 2 млн.400 тысяч афгани, которые также были переданы в МГБ. Впоследствии они исчезли.

Несколько сотрудников за данные преступления были привлечены к уголовной ответственности.

Два сотрудника нового райотдела были задержаны и осуждены за кражи. Даже наши солдаты нередко допускали полнейшее беззаконие. Жители кишлака Калай-Кази вынуждены были обратиться к вышестоящему руководству с жалобой, в которой говорилось, что советские солдаты пилят деревья, которых в Афганистане и так мало, сожгли зерно в ямах, в течение года в перестрелках убили 20 мирных. Ни в чем не повинных граждан. Более 20 советских сотрудников допустили грубейшие нарушения дисциплины, из них 5 человек за пьянство откомандировано в Союз.

Все эти примеры были на руку мятежникам, которые принимали свои меры по наведению порядка в зонах, где они проживали. И прежде всего стремились подкормить голодных, подбрасывая им продукты питания и безжалостно вели борьбу с мородерством, расстреливая виновных прямо в кишлаках.

Сыграли на руку «заокеанским друзьям» и новое руководство Советского Союза, а затем России, продавшее Договор о дружбе и сотрудничестве с Афганистаном, начав весной 1988 года массовый вывод наших войск. Уходили из Афганистана и советники царандоя. Вот как вспоминает эти минуты Григорий Денисович: «Прощание с личным составом царандоя было трогательным и тревожным. Мы расставались с нашими товарищами, многие из которых стали верными друзьями, делившие в течение двух лет наши совместные успехи, неудачи и потери. Сердце щемила тревога – смогут ли они без нас выстоять в этой жестокой борьбе».

Руководители Афганистана во главе с Наджибулой были уверены, что если наша страна не прекратит поставки оружия, боеприпасов, ГСМ и другого имущества, то народная власть выстоит и сохранит свои позиции. Но Президент СССР Горбачв М.С., министр Иностранных дел Шеварднадзе Э.А., а позднее и Президент России Ельцин Б.Н. прервали договор с Афганистаном в угоду своим новым «друзьям» из-за океана и отказали Наджибуле в помощи, хотя последний готов был за все рассчитаться деньгами. Но даже брошенный Россией на произвол судьбы, он и после вывода наших войск оставался у власти еще два с половиной года.

Вот что сказал Валентин Варенников, возглавлявший в то время оперативную группу Министерства обороны СССР в Афганистане, а затем заместитель Министра обороны СССР: «Политически мы проиграл и вывод наших войск из Афганистана. Была возможность обставить наш шаг рядом условий и соответственно обязать и США, и Пакистан, на территории которого было создано 181 центр подготовки вооруженной оппозиции, арсеналы, склады, лагеря. У нас в Афганистане насчитывалось 183 военных городка. Я предложил министру иностранных дел СССР Шеварднадзе Э.А. договориться с США и Пакистаном о том, чтобы вместе с выводом наших войск ликвидировались лагеря и центры подготовки в Пакистане. Это лишало бы оппозицию материальной основы. Шеварднадзе согласился. Но ничего не сделал».

В итоге мы потеряли на юге не только дружественную нам страну, но вероятно своим бездействием подтолкнули огненный вал, который прокатился через Таджикистан, Абхазию, Карабах, Приднестровье, Дагестан, Ингушуетию и который до сих пор полыхает в Чечне.

За девять лет войны в Афганистане мы потеряли 13 тысяч наших ребят. Сейчас ежегодно от наркотиков поступающих с Ближнего Востока у нас гибнет до 60 тысяч молодых людей. Вот и задумаешься, что было выгоднее: дружить и помогать Афганистану или бороться с дурманом у нас в стране и пополнять армию наркоманов, бездельников и преступников, а главное способствовать резкому сокращению численности российского населения. Вероятно все это и подтолкнуло Григория Денисовича сделать вывод: «Ввод наших войск в Афганистан был обоснован».

За годы службы в органах внутренних дел, за заслуги пред Отечеством Григорий Денисович Третьяков награжден орденами: Боевого Красного Знамени, Красной Звезды, Дружбы народов и 11 медалями. Ему присвоено звание «Заслуженный работник МВД СССР». При проводах его на заслуженный отдых Министр внутренних дел России А.Куликов наградил его именным боевым оружием. Это был первый случай за всю историю существования Курганской области.

За прошедшие годы органы внутренних дел значительно пополнились за счет бывших военнослужащих, проходивших службу в Афганистане. Это бывший воин-десантник Каргаполов Александр Владимирович. За смелость и мужество награжденный орденом «Красной Звезды» и медалью «За отвагу».

Получил боевое крещение на афганской земле бывший старшина автороты Головин Игорь Николаевич. В экстремальной ситуации, рискуя собственной жизнью, он взял на буксир горящую со снарядами машину и вывел ее из под огня.

Немало подобных примеров проявили курганцы на афганской земле. Около 120 участников тех далеких событий были награждены высокими государственными наградами за выполнение боевых задач и за отличие в правоохранительной деятельности, в том числе:

орденом «Красной Звезды» - 9 человек;

орденом «За личное мужество» - 3 человека;

медалью «За боевые заслуги» - 23 человека;

медалью «За отвагу» - 15 человек;

медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» - 63 человека.

С той поры, когда выехали из Афганистана наши сотрудники и российские войска, прошло более 15 лет. Многое изменилось и в нашей стране и в Афганистане. Разрушены города и кишлаки, сотни и тысячи друзей России уничтожены физически, а кто и просто испил горькую чашу беженцев, но многие жители Афганистана на всю жизнь запомнили все добрые дела, которые были сделаны советскими людьми, в том числе и нашими сотрудниками в этом разрушенном войнами государстве. Ведь не случайно русских людей там с большим почтением называли «шурави», что означает «советский».

ПЛОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ

Последнее десятилетие 20-го века было отмечено полным развалом государственной машины. С распадом Советского Союза каждая республика старалась «проглотить» как можно больше суверенитета. Давились, захлебывались собственной кровью, глотали. Всем захотелось быть независимыми, самостоятельными, только от кого и от чего независимыми – никто не знал. Политики дурманом своих речей и сладкими обещаниями будоражили народ, порой толкая его друг на друга.

Вначале Приднестровье, а затем взыграла горячая южная кровь ингушей, осетин, чеченцев, дагестанцев, зашевелились около сердца России татары. На этом быстро стало развиваться вахобитское течение, призывы мусульман к великому государству Голифат. Дельцы разного толка стали поставлять на Кавказ оружие, тоже по тому же принципу, сколько «проглотить» и запылала красным пламенем сама матушка Россия. Нужны были силы, которые в качестве «пожарных» смогли бы потушить этот разгоревшийся костер.

Со всех уголков России были направлены на Кавказ отряды работников милиции. Первая группа Курганских милиционеров выехала на Кавказ в Северную Осетию в начале 1993 года. Потом вторая, третья, четвертая и так постоянно целых 10 лет. Они перебрасываются из одного региона в другой, днем и ночью несут вахту по охране правопорядка. Как миротворцы, защитники спокойствия мирных жителей, борются с преступными элементами, откровенными бандитами и наемниками, самоотверженно и до конца выполняют свой служебный долг.

Полковник милиции Бартовский Андрей Казимирович дважды возглавлял сводные отряды работников милиции Курганской области в зоны чрезвычайного положения в Северной Осетии и Ингушетии. В феврале-марте 1995 года во главе сводного отряда милиции находился в служебной командировке в Чеченской республике, в г. Грозном. 27 февраля, во время боя с бандформированием, получил контузию, но с поля боя не ушел, продолжал командовать отрядом. В декабре 1995-феврале 1996 года снова находился со сводным отрядом в Чечне. За короткое время сумел организовать восстановление и укрепление взорванного боевиками контрольно-пропускного пункта на трассе Червленная-Кизляр, вошел в контакт с администрацией района, старейшинами, и совместными силами милиции Щелковского РОВД и ОМОНа г. Кургана сумел организовать несение службы по охране общественного порядка.

28 декабря 1995 года при нападении на блок-пост боевиков умело организовал оборону поста, рискуя жизнью, поднялся на крышу и огнем автомата и подствольного гранатомета заставил нападавших отступить.

Оперуполномоченный СОБРа Бойков Олег Васильевич также неоднократно выезжал в служебную командировку в Чеченскую республику. Летом 1995 года, за образцовое исполнение служебных обязанностей, смелость и мужество, проявленные в боях с боевиками, ему было присвоено досрочно специальное звание «старший лейтенант милиции». находясь в командировке повторно с февраля по март 1996 года принимал активное участие в трех общевойсковых и двенадцати специальных операций, что позволило задержать более 10 боевиков, изъять большое количество оружия и боеприпасов.

20 февраля 1996 года, когда отделение СОБРа оказывало поддержку подразделению внутренних войск при выходе из зоны обстрела, Олег Васильевич, умело используя складки местности приблизился к пулемету противника и несколькими выстрелами гранатомета уничтожил огневую точку. 28 февраля 1996 года при проведении операции попал под автоматный обстрел. Проявив мужество, выдержку и хладнокровие, он метким огнем из гранатомета уничтожил стрелявших.

6 марта 1996 года Бойков О.В. в составе СОБРа оказывал помощь сотрудникам милиции блок-поста № 22, подвергшихся нападению превосходящих сил противника. На протяжении четырехчасового боя, он метким огнем из автомата и гранатомета поражал живую силу противника и подавил две огневые точки. Во время одной, наиболее критической ситуации, Бойков рискуя жизнью, под шквальным огнем противника вынес с поля боя двух раненых и укрыл их в безопасном месте. Получив контузию от близкого разрыва гранаты, он остался в строю и, превозмогая боль, продолжать вести огонь по противнику до подхода подкрепления.

Помотала по Кавказу судьба и оперуполномоченного СОБРа Мацкого Владимира Ивановича. Вначале командировка в Северную Осетию, а затем взбунтовавшуюся Чечню. В составе подразделения СОБР принимал участие в двух общевойсковых и десяти специальных операций. С его помощью задержано более 10 боевиков, изъято большое количество оружия и боеприпасов.

Располагая сведениями, что в одной из квартир скрываются боевики, ворвался в квартиру, с помощью боевых приемов рукопашного боя обезвредил четырех вооруженных боевиков и доставил их в комендатуру. При проведении операции по разминированию жилых зданий в Октябрьском районе г. Грозного, Мацков В.И. неоднократно вступал в схватку с боевиками и прицельным огнем автомата и гранатомета ликвидировал огневые точки, обеспечивая дальнейшее выполнение операции.

6 марта 1996 года в составе подразделения СОБР участвовал в отбитии атаки на блок-пост № 22 в г. Грозном. Более 4 часов продолжался бой. Умело меняя позиции, под огнем противника, он из автомата уничтожал наседавших боевиков и огневые точки. При массированном обстреле блок-поста сумел вынести с поля боя двух раненых сотрудников ОМОНа и укрыл их в безопасном месте.

За 10 лет пребывания сотрудников милиции Курганской области на Кавказе было всякое. Подобные примеры стойкости и мужества, сотрудники показывают почти каждый день. С 1 февраля 2003 года по 30 июля 2003 года находился в служебной командировке на территории Чеченской Республики Чистоусов Николай Михайлович – старший оперуполномоченный межрайонного отдела по раскрытию умышленных убийств при УВД Курганской области. За период командировки показал себя грамотным сотрудником, способным ориентироваться в сложной обстановке.

12 марта 2003 года при проведении оперативно-розыскных мероприятий он обнаружил и уничтожил на месте самодельное взрывное устройство. 3 апреля 2003 года после подрыва боевиками автобуса в г. Грозном, на котором перевозили строителей, организовал преследование лиц, совершивших этот террористический акт. В ходе боя, в результате решительных действий Чистоусова Н.М, был задержан один из преступников.

5 апреля 2003 года, участвуя в специальной операции в населенном пункте Горный Аллерой Ножай-Юртовского района по выявлению и задержанию членов незаконных вооруженных формирований, возглавляемых полевым командиром Абу-Али, было уничтожено 12 боевиков, изъято 23 единицы огнестрельного оружия, 1700 единиц боеприпасов.

17 апреля 2003 года в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в лесном массиве, недалеко от населенного пункта Семашки Ачхой-Мартановского района, группа, в которой был и Чистоусов Н.М, наткнулась на засаду. Бой длился более 40 минут, в ходе которого 5 боевиков было уничтожено, обнаружено два тайника с оружием и боеприпасами, которые были уничтожены.

22 апреля 2003 года при проведении следующей операции по выявлению лиц, причастных к незаконным вооруженным формированиям, группой были обнаружены тайник с оружием и самодельными взрывными устройствами. 28 мая 2003 года Чистоусов Н.М. вместе с группой принимает участие в задержании автомобиля КАМАЗ, перевозившего взрывчатые вещества.

За период служебной командировки Чистоусовым Н.М. принимал непосредственное участие в проведении девяти специальных операций, в ходе которых было задержано 4 боевика, изъято 2100 единиц боеприпасов, задержано 11 автомобилей, находящихся в федеральном розыске.

За образцовое выполнение служебного долга, высокий профессионализм, мужество и отвагу, проявленные за период командировки на территории Чеченской республики, Чистов Николай Михайлович представлен к награждению медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени.

В Чечне идет война и там свои законы. Либо ты, либо тебя, другого там не дано. Все зависит от качества твоей подготовленности, от хладнокровия и выдержки. А это не так просто оставаться спокойным, когда с криками «Аллах, Акбар!» на тебя бегут не менее подготовленные вояки, яростные в бою и очень коварные в засадах. В этом не раз убеждались сотрудники.

6 марта 1996 года обстановка в Грозном резко обострилась. Почти по всему городу велись уличные бои. Боевики навалились со всех сторон на 6 и 22 блок-посты, стараясь их сравнять с землей. Силы были явно не равные. Сотрудники Пермского СОБРа несли большие потери. В эфире не раз звучали сигналы о помощи. Получив эту информацию, командир Курганского СОБРа, подполковник милиции Родькин Е.В, принял решение своими силами оказать пермякам помощь. На подъезде к блок-посту БТР, на котором находились курганцы, напоролся на засаду. Обстрелянные снайперами из гранатомета многие сотрудники были ранены, особенно сильно пострадали Звонарев В.В, и сам командир. Однако, превозмогая боль, Евгений Викторович дал команду покинуть подбитую машину и укрыться в ближайшем доме.

На протяжении четырех часов сотрудники вели этот неравный бой. Бандиты все наседали и наседали. Имея смертельные ранения, силой сохраняя сознание, Родькин Е.В. продолжал руководить боем и лично сам поражал из своего пистолета боевиков, неоднократно пытались ворваться в дом. И только после того, когда у оборонявшихся закончились боеприпасы, боевики окружили здание и забросали их гранатами.

Погиб командир Курганского СОБРа подполковник милиции Родькин Евгений Викторович и вместе с ним Курганские собровцы майор милиции Звонарев Владимир Васильевич и лейтенант милиции Максимов Константин Борисович. Это были настоящие патриоты своего Отечества, верные своему служебному долгу и принятой Присяге.

Посмертно они и еще 7 человек были награждены орденами «Мужества». Родькину Е.В. присвоено звание «Герой Российской Федерации». Его именем названа школа № 75 в г. Кургане, где он учился, и улица в п. Заозерном. На доме, где жил Герой, установлена мемориальная доска.

Отчаянно сражался в том злополучном бою 6 марта 1996 года и оперуполномоченный Курганского СОБРа Елин Александр Иванович. Когда БТР, которым он управлял, попал под интенсивный обстрел, сумел, маневрируя, прикрыть своих товарищей броней и дать возможность добежать до ближайшего дома и занять круговую оборону. Когда машина была подбита, он получил осколочные ранения, выбрался из горящего БТР и присоединился к друзьям. Бой продолжался более 4 часов. Когда друзья погибли, под прикрытием темноты, сумел пробраться к своим.

В это время на блок-посту № 22 вел напряженный бой с бандформированием командир отделения СОБРа Маслов Сергей Александрович. Заняв с отделением круговую оборону, он на протяжении нескольких часов отбивал атаку за атакой наседавших боевикоы. Был ранен в ногу, но, несмотря на это, продолжал руководить отделением.

За восемь лет боевых действий в Чечне Курганская милиция потеряла 11 сотрудников.

8 октября 2000 года выполняя задание по сопровождению мобильного отряда МВД в г. Грозный, машина, которой управлял прапорщик милиции, милиционер-водитель АТХ УВД Будаев Эдуард Георгиевич, попала под обстрел боевиков. Получив смертельное ранение в голову, Эдуард Георгиевич, превозмогая боль, вывел автомашину из зоны обстрела, чем спас жизнь сопровождавшего его милиционера ОМОНа. От полученного ранения скончался.

Погиб в бою в мае 2001 года милиционер роты патрульно-постовой службы милиции г. Шадринска Тимашев Александр Александрович. Подорвались на радиоуправляемых фугасах старший конвоя отдельной роты конвойной службы УВД Сапожников Сергей Геннадьевич, милиционер охранно-конвойной службы Мишкинского ОВД Ваганов Роман Иванович, прапорщик милиции, милиционер 2-й роты батальона патрульно-постовой службы милиции г. Кургана Лисихин Владимир Анатольевич, сержант милиции Лебяжьевского ОВД Феденев Александр Сергеевич, расстелян вместе с группой сотрудников при возвращении в г. Грозный из Щелковского РОВД майор милиции Тегаев Абдул Муцарович.

Дороги Чечни – это артерии жизни и смерти. Не случайно именно о них написал неизвестный автор:

«Я убит под Бамутом,

А мой друг в Ведено.

Как Иисусу воскреснуть

Нам уж не дано.

Ты прости меня мама,

Что себя не сберег,

Нас лежит очень много

У кавказских дорог».

Скорбят матери, родные, скорбим и мы о столь тяжелой утрате в Курганской милиции.

За мужество и отвагу, проявленные сотрудниками органов внутренних дел Курганской области в боях с бандформированиями 37 сотрудников награждены орденом «Мужества», 10 из них посмертно.

Конец XX века совпал с распадом страны Советов. Однако строители нового, «демократического» общества не учли, что на развалинах старого, как правило, долго ничего не растет, а если и появляются всходы, то бурьяна. Так и в нашем обществе начал зарождаться анархический капитализм, который принес столько неожиданного, что не только простому гражданину, даже законодателю стало трудно разбираться во всем содеянном. Преступность резко оживилась, мошенники всех мастей подняли голову и, пользуясь несовершенством Закона, начали создавать различные группировки, пирамиды, лохотроны, появились наемные убийцы, случаи захвата людей в заложники. И над всем этим бурно расцвела наркомания. Немало оказалось и подстрекателей, призывающих людей к забастовкам, митингам, погромам и неповиновению. Преступный мир начал производить раздел сферы влияния. почти каждый день стали проходить перестрелки, вымогательство, рэкет.

Нужны были новые структурные подразделения милиции, способные остановить этот беспредел. В 1987 году приказом Министра внутренних дел создаются отряды милиции специального назначения, которые в крупных городах России начинают решительно наводить порядок. 3 октября 1988 года спецназы заменяют ОМОНами – отрядами милиции особого назначения, которые входят в структуру местных территориальных органов власти и комплектуются только из числа сотрудников милиции, прослуживших не менее одного года. В Кургане подобный отряд был создан приказом начальника УВД за № 171 от 12 апреля 1993 года.

Первым командиром Курганского ОМОНа назначили Пивня Анатолия Васильевича, который имел солидный опыт работы в милиции, а первыми омонацами стали Кокорин Сережа, Богданов Валерий и Бартовский Андрей. Общими усилиями совместно с УВД было отобрано более 150 наиболее достойных этого подразделения сотрудников. Штат укомплектован – места для работы нет. Квартировали в медучилище, ГПТУ-30, автоколонне и только потом получили здание бывшего детского сада в п. Энергетиков. Надо было учить и одновременно строить. Отведенного помещения явно не хватало. Зарабатывали деньги, искали спонсоров, своими силами строились.

Не успели толком скомплектоваться, как в начале 1993 года, со взводом ППС, первая командировка в Северную Осетию в с. Чермен, откуда начался осетино-ингушский конфликт. Затем эти командировки начали повторяться очень часто. Около 30 раз сотрудники ОМОНа выезжали в «горячие точки» Северного Кавказа.

Шесть раз направлялись в служебные командировки на территорию Северного Кавказа заместитель командира взвода отряда милиции особого назначения прапорщик милиции Безруков Сергей Владимирович и милиционер-боец отряда прапорщик милиции Андреев Евгений Викторович. Командир отделения ОМОНа старшина милиции Пименов Алексей Николаевич – пять раз, начальник медицинской части отряда милиции майор милиции Артименко Александр Яковлевич – 7 раз, инженер-сапер отряда лейтенант милиции Галендра Иван Викторович и инспектор-дежурный дежурной части отряда милиции Бочков Андрей Владимирович по 8 раз, заместитель командира отряда майор милиции Асямолов Александр Александрович – 7 раз и т.д.

Если раньше командировки были продолжительностью около трех месяцев, то в настоящее время – полгода. Шесть месяцев одна группа, шесть месяцев другая группа и так беспрерывно год за годом Зауралье лишено такой мощной поддержки в борьбе с преступностью. Кроме этого каждый день пребывания на Чеченской земле, это постоянное напряжение, бессонные ночи и риск потерять здоровье или лишиться жизни.

Так, 10 августа 2000 года поступила информация о том, что на мосту через реку Аксай установлено взрывное устройство. На место выехала группа сотрудников ОМОНа во главе с заместителем командира Ятченко В.В. Осматривая мост, сотрудники действительно обнаружили взрывное, радиоуправляемое устройство. Уничтожать на месте – нельзя, взрывом будет разрушен мост. И тогда, Ятченко В.В., как наиболее опытный инженер-сапер, сам, в течение часа провел обезвреживание радиовзрывателя, после чего изъял взрывное устройство из дорожного полотна. Думал ли он о смерти? Вряд ли. Все его сознание и воля были направлены на то, чтобы быстрее обезвредить и ликвидировать еще одну ловушку боевиков, несущую смерть. С подобными сюрпризами омоновцам приходится встречаться постоянно.

24 февраля 2002 года группа бойцов отряда во главе с заместителем командира взвода Безруковым Сергеем Владимировичем проводила инженерную разведку по обнаружению взрывных устройств на маршруте движения автомобильной колонны группировки федеральных сил. В ленинском районе г. Грозного, на обочине дороги Безруков С.В., находясь в авангарде группы, обнаружил хорошо замаскированное минное заграждение из трех взрывных устройств. Принятыми мерами, все они были ликвидированы, теракт не состоялся.

10 августа 2002 года проводя инженерно-саперную разведку на заводе «Красный молот» в г. Грозном милиционер-боец отряда обнаружил два самодельных взрывных устройства, направленных на уничтожение промышленного цеха. Принятыми мерами акт был предотвращен.

19 января 2003 года при осмотре улицы Маяковского в Ленинском районе г. Грозного командир отделения Пименов А.Н. обнаружил взрывное устройство, очень тщательно замаскированное и управляемое по проводам из укрытия. Принятыми мерами взрывное устройство ликвидировано.

15 февраля 2003 года подобное взрывное устройство снова обнаружено в другой части ул. Маяковского в г. Грозном. Обнаружил его милиционер-боец отряда Требухин Юрий Владимирович. В этот же день начальник медицинской части отряда милиции Артименко А.Я. на этой же ул. Маяковского обнаружил еще одно взрывное устройство. Оба они были обезврежены.

Сотрудники милиции почти каждый день ликвидируют подобные ловушки, а они снова и снова как грибы появляются на дорогах, в промышленных зонах, неся смерть т разрушения. Подобные взрывные устройства очень часто закладываются боевиками в автомобили, и здесь многое зависит от того, как оперативно и профессионально грамотно эта машина будет задержана и обезврежена.

Так, 22 февраля 2003 года в канун Дня защитника Отечества, старший инспектор дежурной части отряда милиции Бочков Андрей Владимирович задержал на контрольно-пропускном пункте № 11 Ленинского района г. Грозного автомобиль «Жигули» белого цвета. После проверки документов выяснилось, что данная машина находится в розыске. При внимательном ее досмотре было обнаружено взрывное устройство с часовым механизмом. Еще несколько человеческих жизней было спасено.

Однако не всегда сотрудникам милиции удается своевременно обнаружить и ликвидировать эти взрывоопасные ловушки. Так, 12 мая 2002 года колонна автомашин отряда милиции особого назначения Курганской и Пензенской области возвращалась в свое расположение с Южной базы по ул. Кульбаса. Недалеко от пропускного пункта № 35 автомобиль «Урал», в котором находились милиционеры-бойцы отряда Курганского ОМОНа Зайцев Андрей Анатольевич, Евдокимов Вадим Сергеевич и другие сотрудники отряда, был подорван на радиоуправляемом фугасе. В результате взрыва автомобиль был полностью охвачен огнем. Младший сержант милиции Евдокимов В.С. потерял сознание, на нем загорелась одежда. Находящийся в кузове сержант милиции Зайцев А.А. не растерялся, несмотря на полученные раны, вытащил друга из горящей машины, оказал ему необходимую помощь, а когда он пришел в сознание, вместе стали огнем своих автоматов отряжать нападение боевиков, прикрывая собой остальных сотрудников сводного отряда милиции, до прибытия подкрепления. За этот бой они награждены медалями «За отвагу».

Всего за время командировок в «горячую точку» России было награждено 124 сотрудника отряда милиции различными государственными и ведомственными наградами. По маршруту Курган-Чечня и протекает вся их служебная и личная жизнь.

Со слезами на глазах каждый раз их провожают матери, жены, дети, чтобы потом не спать долгими ночами и тревожно ждать вестей из далекой Чечни, вздрагивая и замирая от каждого телефонного звонка. Не каждая женщина может это вынести.

Фактически война в Чечне никогда и никем не объявлялась. Даже не был принят Закон о чрезвычайном положении, как будто там идет нормальная мирная жизнь. А на самом деле война с ее жестокими Законами и невосполнимыми потерями. Если в первую чеченскую войну Россия потеряла убитыми 4103 человека, то во вторую 4405 человек и эти потери продолжаются.

БОРЬБА С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ

С развитием и совершенством новой России, резкого изменения курса на перестройку и гласность, на всеобщую демократизацию общества, породило массу недостатков. Капитализация общества в кратчайший срок привела к быстрому социальному расслоению на крайне бедных и очень богатых. Большая часть населения негативно отнеслась к новым условиям жизни и практически не воспринимала происходящие перемены.

Наметилась четкая тенденция криминализации общества. Создание преступных сообществ и организованных преступных групп. Несовершенство имеющихся законов в новой реальной жизни способствовало тому, что коррупция, как расползающаяся плесень, стала поражать все больше и больше государственные структуры власти.

Нужны были новые методы и новые специализированные подразделения для борьбы с этим злом. Первый пробный камень в фундамент этих подразделений был заложен еще в 1985 году в связи с «хлопковым делом» в Узбекистане. По инициативе Главного Управления уголовного розыска МВД СССР был создан отдел по борьбе с организованными преступными группами, в количестве 25 человек.

Собранные материалы этим отделом легли в основу доклада Министру внутренних дел СССР Федорчуку В.В. «О результатах анализа разоблаченных преступных групп и выявленных форм организованной преступности в Узбекской ССР», который предопределил появление указания МВД СССР в июне 1985 года «Об усилении борьбы с организованными группами». Чувствуя, что эта зараза стала захватывать все новые регионы страны, в сентябре 1985 года Коллегия МВД СССР рассмотрела вопрос «О состоянии и мерах по усилению борьбы с опасными проявлениями групповой преступности» и приняла решение создать в союзных и автономных республиках, УВД, крайкомов и облисполкомов, специализированные подразделения по борьбе с групповой преступностью.

В структуре МВД СССР 15 ноября 1988 года создается Управление по борьбе с организованной преступностью, которое стали называть Шестым управлением МВД. 14 марта 1989 года утверждается структура управления и его штатное расписание. В УВД Курганской области 6-ой отдел был создан в августе 1989 года. Первоначальный его штат состоял всего из 5 человек.

Первыми сотрудниками, пришедшими на работу в новое, до селе неизвестное подразделение, были: Лустин Василий Алексеевич, Спицын Александр Николаевич, Пенский Анатолий Анатольевич, Еремеев Сергей Владимирович, Морозкин Владимир Васильевич. Возглавил новый отдел Шахов Владимир Павлович. Это был костяк нового подразделения, которому впоследствии пришлось решать самые сложные и опасные задачи борьбы с организованной, порой лучше вооруженной и оснащенной преступностью, нередко имеющей очень влиятельных покровителей. В феврале 1991 года в 6-ое Управление МВД Указом Президента СССР преобразуется в Главное управление по борьбе с наиболее опасными преступлениями, организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом.

Совершенствуя еще дальше структуру данного подразделения приказом МВД СССР № 10 от 9.04.1991 года в УВД Курганской области создается оперативно-розыскное бюро, штат которого составил 25 человек. Бюро имело два подотдела: по борьбе с организованной преступностью против личности и имущественной безопасности граждан, который возглавил Лустин Василий Алексеевич и по разоблачению организованной преступности в сфере экономики, под руководством Дюйсенова Сафабека Хайдаровича. ОРБ пополняют опытные профессионалы: Тлеугалеев Нуржан Ашимханович, Шульц Геннадий Бернгардович, Чернышов Василий Иванович, Бондаренко Владимир Иванович.

Распад Советского Союза был отмечен ростом социально-политической напряженности в обществе, межнациональными конфликтами, дальнейшим ухудшением экономического положения в стране.

Все это подталкивает Президента и Правительство Российской Федерации принять ряд дополнительных нормативных актов по активизации борьбы с преступностью. 1 октября 1993 года издается приказ МВД РФ «О дополнительных мерах по усилению борьбы с вооруженными преступными группами». Этим приказом ОРБ реорганизуется в Управление по организованной преступности. теперь в состав управления вводятся не только «сыскари», но и бойцы специального отряда быстрого реагирования (СОБР), призванные оказывать силовую поддержку оперативным работникам.

Первым командиром отдела был назначен подполковник милиции Родькин Евгений Викторович. Для вновь созданного СОБРа была поставлена конкретная задача: сдержать в Кургане и области вал организованной, групповой преступности. Начались засады, внезапные нападения, задержания – вот перечень эпизодов, из которых складывались дни, месяцы, годы жизни этого подразделения. С распадом Советского Союза зашевелились бандформирования на Северном Кавказе, заполыхала огнем Чечня. В срочном порядке, в декабре 1994 года, Курганский СОБР выдвигается в эту горячую точку России. Несколько месяцев пости непрерывных боев, спецоперации помогли обезвредить деятельность некоторых вооруженных формирований.

Было изъято большое количество стрелкового оружия, авиационные пушки, множество боеприпасов. И самое главное – не было потерь личного состава. Из первой командировки собравцы возвратились усталые, но счастливые, их ждали и встречали семьи, родные и близкие лица. Казалось все пережитое позади. Однако передышка длилась недолго. Обстановка в Чеченской Республике продолжала накопляться и соответственно с этим участились командировки.

Достаточно отметить, что только с 1999 года по 2003 год они проводились одиннадцать раз: брали Гудермес, стояли в Аргуне и Хайтуне, участвовали в штурме Грозного. Не раз смотрели смерти в глаза. Особенно тяжелые бои были в 1996 году в г. Грозном, когда боевики навалились на милицейские блокпосты, со всех сторон стараясь стереть их с лица земли. В радиоэфире беспрерывно слышались голоса, взывающие о помощи. В трудном положении оказались сотрудники 6 и 22 блок-постов, там были убитые и раненые. На выручку к ним на БТРе выдвинулась группа курганских собравцев во главе с командиром Родькиным Е.В. Не доезжая до 22 блок-поста, БТР был обстрелян из гранатомета и загорелся. Израненные, выскочив из горящей машины, собравцы заняли круговую оборону в ближайшем доме. Более четырех часов продолжался бой. В этой неравной схватке трое наших сотрудников погибло и двое были тяжело ранены.

В жестоком и скоротечном бою с бараевцами в 2000 году в г. Грозном (был такой полевой командир бандформирований) двое курганских собравца: Уфимцев Олег и Анциферов Юрий были также тяжело ранены. В промежутках между командировками собравцы активно принимали участие в наведении порядка и на территории Курганской области.

Силами управления только по организованной преступности были раскрыты массовые заказные убийства в г. Шадринске. оперативная группа в составе Маслова, Устюгова, Рязанова, Шадринского руководителя ОБОПа Епачинцева Н.А. под руководством Шахова В.П. в течение 6 месяцев 1997 года раскрыла 4 заказных убийства и два покушения на убийства. Были обезврежены 2 банды в количестве 16 человек, раскрыто покушение на убийство Шацких, при задержании киллер был убит. В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий были изъяты автоматы, пистолеты, гранаты, более 1000 штук патронов различного калибра. До конца расследовано дело Рындина, совершавшего убийства владельцев квартир, арестована группа Мандрыгина, занимающаяся грабежами и вымогательствами.

Многие сотрудники этого подразделения принимали активное участие в боевых действиях на территории Афганистана, а затем Чеченской Республики. Накопленный опыт борьбы с террористами, бандформированиями и организованными преступными группами они умело стали передавать опыт молодым сотрудникам, приучать их к выдержке, хладнокровию и решительным действиям.

Отлаженный механизм УБОП начал приносить ощутимые результаты в борьбе с организованной преступностью. Однако кому-то «на верху» этого показалось мало. В 2000 году Управления организованной преступности при УВД преобразуются в УБОПы субъектов РФ, выводятся из подчинения УВД и подчиняются региональным УБОПам, а затем через год снова возвращают их в состав УВД. Специальные отряды преобразуются в отряды милиции специального назначения (спецназы) и переподчиняются начальнику службы криминальной милиции. Произошла и смена руководства управления. В настоящее время его возглавляет Закомалдин Михаил Иванович.

Все эти неоднократные реорганизации, неоднократные выводы личного состава за штаты, существенно подорвали силы и авторитет грозного для преступников подразделения и привело к значительному оттоку высокопрофессиональных кадров, способствовало резкому снижению эффективности и наступательности в работе.

В Управлении борьбы с организованной преступностью произошла смена поколений. Молодые сотрудники, прямо на марше, успевают набираться необходимого опыта и продолжают начатое старшим поколением. И во многом это им удается.

Так, в 2003 году в г. Куртамыше был арестован и осужден, так называемый «смотрящий», который обложил данью всех предпринимателей, даже проезд по дорогам района был платный. Усилиями сотрудников УБОПа все участники этой преступной группы были задержаны, изобличены и осуждены судом к различным срокам отбывания наказания.

В течение 10 месяцев 2003 года всего было выявлено 176 преступлений, из которых 128 относятся к категории тяжких и особо тяжких преступлений. В ходе оперативно-следственных мероприятий было раскрыто 138 преступлений, из них более 100 особо тяжких. В три раза больше выявлено случаев незаконного оборота наркотиков. Активная деятельность УБОПа позволила добиться такого положения, что «воры в законе» не стали проживать в Кургане. Их полностью лишили того былого комфорта.

ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ ДВИЖЕНИЯ

Еще одной составной частью милиции является государственная автомобильная инспекция или как ее сейчас сокращенно называют ГИБДД. История этой службы неразрывно связана с историей нашего государства. С ростом и укреплением которого соответственно увеличивалась и интенсивность автомобильного движения, менялся сам аппарат, наблюдающий за порядком этого движения.

10 июня 1920 года глава советского государства В.И, Ленин подписал декрет «Об автодвижении по городу Москве и ее окрестностям». Этот декрет положил начало организации движения автотранспорта в нашей стране. В нем было четко предписано:

  1. Легковые автомобили и мотоциклы могут двигаться по улицам со скоростью не выше 25 верст в час, а грузовые – не выше 15 верст в час. Ночью, при отсутствии световых фонарей, автомашины не должны развивать скорость свыше 10 верст в час.

  2. Езда левой стороной, обгон на узком месте и срезание углов – запрещалось.

  3. Все машины должны иметь какой-либо звуковой сигнал.

  4. Езда без глушителя воспрещалась.

Воспрещалось также оставлять машину на улице без присмотра, а если что-то случилось, убирать ее с улицы в течение 12 часов.

Этим же декретом все автоинспекторы обязаны были иметь при себе мандат установленной формы и в случае надобности останавливать автомобили поднятием флажка днем и фонаря ночью. Лица, которые не выполняли законные требования автоинспекторов, подлежали немедленному аресту.

Другим важным событием в организации дорожного движения было введение в 1926 году 4-х дорожных знаков: «Неровная дорога», «опасные повороты» (2 знака) и «Железнодорожный переезд».

В 1936 году Советский Союз присоединился к Международной конвенции об унификации дорожной сигнализации, а в марте этого же года работники автоинспекции были переданы в органы рабоче-крестьянской милиции. Однако автоинспектор еще не был наделен милицейскими правами и не имел милицейской формы. В июле 1936 года права автоинспекторов были расширены, и было утверждено приказом НКВД СССР Положение о Государственной автомобильной инспекции. В штат ГАИ вводились и должности автоинспекторов дорожного надзора.

Вводилась и специальная форма, которая отличалась от общемилицейской только знаками различия. В петлицах работника ГАИ носился значок фортуны. Такой же знак находился и на рукаве, выше локтя левой руки. Теперь в ГАИ вводилась административная практика и следственное производство, которое велось от начала и до конца работниками ГАИ, а затем передавалось по подсудности.

С увеличением количества автотранспорта росла и интенсивность его движения на дорогах и улицах городов. Появилась необходимость в совершенстве организации движения транспорта и пешеходов. В 1940 году появляются первые типовые Правила дорожного движения, распространявшие свое действие на всю страну. Однако, на основании этих правил, каждая область разрабатывала свои движения, что вносило путаницу и создавало дополнительные трудности для водителей, так правила каждой области заметно отличались друг от друга.

Поэтому в 1961 году вводятся новые единые для всей страны Правила движения пешеходов и транспорта. Затем эти правила постоянно дополнялись, изменялись в соответствии с ростом темпов автомобилизации страны.

Курган, как провинциальный город, со слабой промышленной базой, входил в состав Челябинской области. Однако близость развитого Урала способствовала наполнению и нашего города автотранспортом. Необходимы были кадры автоинспекторов, чтобы проводить техосмотры и переквалификацию водителей. К нам «на прорыв» в 1932 году направляют молодого специалиста Соболева Сергея Иосифича, который успешно окончил техникум и работал автоинспектором в г. Свердловске. Вначале он работал межрайонным автоинспектором, а в мае 1938 года его назначили госавтоинспектором Курганского РОМ НКВД.

С образованием Курганской области в 1943 году создается госавтоинспекция в количестве 3-х человек, первым ее начальником назначается Погребицкий Василий Никитич – младший лейтенант милиции, который до этого работал в г. Магнитогорске. Однако не долго он исполнял возложенные обязанности. В 1944 году, по его личной просьбе, Василия Никитича перевели на Украину начальником ГАИ Дрогобычской области, где он погиб в бою с бендеровцами.

Не менее легендарной личностью для Кургана был Казарин Серафим Яковлевич. За год до войны он был назначен госавтоинспектором Курганского РОМ Челябинской области. Когда началась война, он ушел защищать родное Отечество. Однако тяжелая контузия вывела его из строя и уже в 1942 году он возвращается в Курган и снова на должность старшего госавтоинспектора. Несмотря на ранение, он работал не считаясь с личным временем: выезжал на дорожные происшествия, наказывал на дорогах нарушителей, собирал и отправлял на фронт транспорт, вообщем крутился, забывая об отдыхе и сне. После создания Курганской области 10 августа 1943 года приказом начальника УНКВД в помощь Казарину вводится автонадзор в количестве 2-х человек, старшим инспектором назначают Орлова Павла Александровича, а в ноябре этого же года создается в г. Кургане отделение по регулированию уличного движения в количестве 9-ти человек. Это было уже целое боевое подразделение, способное обеспечить необходимый порядок на улицах нашего города.

Следом за этим подразделением в ГАИ создается отдел по приему экзаменов и учету транспорта. Все это облегчало работу начальника ГАИ и давало возможность передохнуть, но не такой был Серафим Яковлевич. Он успевал поприсутствовать на экзаменах, проверить работу инспекторов на дорогах, провести беседы в автотранспортных предприятиях. О его работоспособности, настойчивости и принципиальности ходили целые легенды.

Работая в Мишкинском районе, он получил следующую характеристику: «Инициатива товарища Казарина по борьбе с нарушителями автодисциплины не имела предела, им задержана масса нарушителей и в результате этого в районе почти не стало аварий». Это был человек слова и дела. Он никогда не приспосабливался, не угодничал, а честно и добросовестно исполнял возложенные на него обязанности. Даже после выхода на пенсию, он не мог сидеть спокойно, продолжал посещать родной отдел, помогая молодым сотрудникам словом и делом.

Город Курган, как областной центр, развивался быстро. Если первая благоустроенная дорога в городе появилась только в 1947 году, то уже в 1950 году он напоминал большой современный благоустроенный город. Во всяком случае, он имел 15 км асфальтированных дорог, более 1000 машин и мотоциклов, их них 46 владельцев индивидуального транспорта, а через десять лет количество частного транспорта уверенно перешагнуло 5000 рубеж.

Всю эту массу водителей необходимо было научить и вразумить, как правильно ездить по дорогам. В этом вопросе активно помогала Куртамышская школа шоферов, которая могла обучать одновременно по 300 – 400 человек. Однако экзаменаторов на всю область было всего 2 – 3 человека, это, прежде всего, Волосников Николай Петрович и Секисов Вениамин Евгеньевич. Нагрузки были страшные. Представьте себе, за один день экзаменатор должен был принять до 80 человек, а после этого проверить вождение, да и выписать права. Мотались они по бездорожью на мотоциклах из одного района в другой, забывая о доме, семьях и порой и о себе.

В 1960 году главной кузницей водительских кадров стал Курганский учебный комбинат. Его руководитель, Герой Советского Союза Суховаров Дмитрий Гаврилович, добивался отличной подготовки будущих водителей. Курсанты комбината сдавали экзамены с первого раза. Затем, в 1967 году экзамены на право вождения автомобилем отдали в районы и вскоре пожалели, так как количество аварий, допущенных этими самоучками, резко возросло.

Для улучшения работы по регистрации транспорта и улучшению качества знаний водителей в 1974 году создается новое структурное подразделение ГАИ – регистрационно-экзаменационное. Таких отделений в области начало работать 4: центральное в Кургане, а межрайонные в городах Шадринске, Мишкино, Макушино. Первым начальником центрального регистрационно-экзаменационного отделения стал Михалев Иван Иванович.

Развивалась Курганская область, совершенствовалась система приема экзаменов у водителей. Появились экзаменационные аппараты «Вятка-5», затем «Вятка-20». Все это значительно облегчило экзаменационный процесс.

Однако новая техника требовала и новых помещений. В 1976 году решили строить новое здание областного отдела ГАИ во дворе по ул. Васильева 30. Строили хозспособом, но ударными темами и уже в 1977 году коробка здания была готова, а затем и новоселье. Три года обживали новое здание, но вскоре убедились, что и этого мало. Решили строить за городом. Произвели отсыпку грунта, вытеснили болото, укрепили берега речки Черной и снова хозспособом принялись строить новое, более современное, здание. Через пять лет оно было готово к заселению. Здесь разместились: СМЭУ, регистрационно-экзаменационный отдел ГАИ, батальон дорожно-патрульной службы.

Вся эта перестройка в основном выпала на долю начальника отдела ГАИ Куликова Геннадия Ивановича. Он своим волевым решением пробивал в ускоренном порядке проекты вместе с начальником СМЭУ Симаковым Г.Д., почти круглосуточно занимались отсыпкой грунта, заготовкой необходимого строительного материала. Под руководством начальника отдела штаб по реконструкции и строительству новых помещений каждому сотруднику отдела находил конкретную работу. Этой «болезнью» - начать и закончить, белели все. Был единый порыв, единое желание – начать, закончить и переселиться в новое помещение. Занимаясь так активно строительством, личный состав не менее активно и требовательно наводил порядок на дорогах Зауралья. В результате этой работы количество дорожно-транспортных происшествий в области на 1000 транспортных единиц с 7,1 (1975 год) сократилось до 6,2 (1978 год), а количество погибших за год снизилось на 18,5%.

Высокие показатели в работе и личной дисциплине сотрудников неоднократно позволяло коллективу отдела государственной автомобильной инспекции занимать призовые места в социалистическом соревновании среди отделов ГАИ Советского Союза, получать высокие оценки в ходе инспекторских проверок МВД.

Именно в период работы Куликова Г.И. в Кургане впервые была введена в эксплуатацию установка ТСКУ-3 «Зеленая волна», реставрировано здание РЭО в г. Шадринске, активно велось строительство стационарных постов ГАИ на главных магистралях области, началось строительство и нового административного здания Государственной автомобильной инспекции. Через двенадцать лет активной работы в ГАИ он был выдвинут на должность заместителя начальника УВД.

Если говорить о работе ГАИ в целом, то нельзя не отметить значительную роль в ее становлении и развитии Климова Виктора Николаевича. Начав в 1974 году службу с госавтоинспектора регистрационно-экзаменационного отделения, а затем начальника РЭО ГАИ, он принимал самое активное участие в строительстве, оснащении техникой и благоустройстве подразделения. В то же время, вместе с другими инспекторами В. Богдановым и А. Комогоровым, мотался по районам на «Передвижном регистрационно-экзаменационном пункте», принимая экзамены у водителей сёл и деревень области. Он строил всю свою работу так, чтобы водителям, приходившим в РЭО и непосредственно сотрудникам подразделения было комфортно. В помещении всегда идеальный порядок, назначенный ответственный дежурный обязательно заметит в очереди инвалида или пожилого человека и окажет ему необходимую помощь.

Руководство РЭО всегда смотрело вперед и нередко в своей работе обгоняло соседей в регионе. Так, например, в стране не было закона о регистрации грузового транспорта и автобусов для индивидуальных владельцев, даже для многодетных семей. Руководство вышло с ходатайством в областной исполнительный комитет и там вынесли соответствующее постановление о разрешении регистрации этого вида транспорта в частном владении.

В 90-е годы появилось очень много мотоциклов, водители которых нередко нарушая правила вождения, создавали аварийные ситуации. По инициативе РЭО, совместно с отделом пропаганды стали проводить экзамен – конкурс среди водителей этого вида транспорта, притом бесплатно. Каждый мотоциклист, успешно выступивший в этом конкурсе получал водительские права. Вот таким нестандартным методом был навсегда необходимый порядок и на дорогах.

В эти же 90-е годы стали проводить плановые проверки районов. В бригаду проверяющих, как правило, брали представителей с разных районов. При проверке документов, водительских удостоверений, оснований на выдачу техпаспортов и другого, была школой по обмену опытом работы. В ходе общения выяснялось, как это делается в других районах, и затем находили наиболее правильное решение.

Успешно справился со всеми задачами Виктор Николаевич, и работая с личным составом в Чечне. Даже там, в боевых условиях, он находил возможность проявить заботу о личном составе, создавал все условия для нормальной и более или менее спокойной службы.

В 1995 году Виктор Николаевич Климов был назначен заместителем начальника областного отдела ГИБДД, но многие традиции остались в РЭО и по сей день. Коллектив отдела заметно подрос, в настоящее время в нем насчитывается 45 аттестованных сотрудников, да и количество транспорта в области к 2000 году возросло до двадцати восьми тысяч. Сотрудники отдела сумели принять экзамены у 14 тысяч водителей и при этом успешно выполнили правительственное задание «О проведении обмена водительских удостоверений». Только за 1999 год было обменено 841777 водительских удостоверений. Каждый инспектор в день принимал и работал с 250 водителями. Здесь некогда было делать технические перерывы, задерживаться после обеда, наоборот их сокращали до минимума, руководствуясь правилом «Нельзя – люди ждут».

Нечто подобное сотрудники отдела проделали и в середине70-х годов, когда необходимо было произвести обмен технических паспортов. Рассматривая сейчас, выданные в те годы водительские документы, специалисты утверждают, что такую высококлассную работу, даже в современных условиях выполнить не возможно. А Тамара Михайловна Кривошеева – сотрудник РЭО сумела не только выдержать такую нагрузку, но и выполнить ее на самом высоком уровне качества. Весь коллектив отдела – Комогоров А.Г., Дедов В.Н., Никулин Г.Г. и другие душой болели за дело, которое им было поручено. Не считались с трудностями, находили выход из любой тупиковой ситуации. Они с желанием шли на работу и не с меньшим желанием ее выполняли.

На дорогах России каждый день погибает около 100 человек. Специалисты стали задумываться, как эту цифру уменьшить, как можно добиться снижения аварийности на транспорте. И пришли к выводу, что одним из способов уменьшения гибели людей на дорогах является разумная организация движения. Руководствуясь этим правилом, в 1968 году в госавтоинспекциях вводится новая должность – инженер по организации дорожного движения. Он должен следить за проектированием и строительством дорог, за правильным использованием технических средств регулирования дорожного движения, качеством ремонта дорог, сооружением переездов и многим другим, чтобы с одной стороны защитить жизнь человека на дорогах, а с другой – обеспечить беспрепятственное и безаварийное движение транспорта.

В Курганской области старшим инженером по организации дорожного движения назначили Сергеева Николая Ивановича, опытного ветерана ГАИ, хорошо знающего руководителей города и области, а также расположение и состояние дорог.

Инженером по организации движения г. Кургана назначили Соснина Василия Николаевича, ветерана войны, не менее опытного сотрудника ГАИ. Позднее группа организаторов дорожного движения пополнилась Павшоком Леонидом Михайловичем, который окончив Челябинский политехнический институт пришел работать в ГАИ. Затем, после окончания Воронежского инженерно-строительного института, прибыл Фролов Александр Александрович и позднее, через некоторое время, в группу влились еще молодые, энергичные ребята, это Быков А., Колташов В.С., Чеботарев В.Г., желающие значительно улучшить движение транспорта в городе и области.

Павшок Л.М., находясь на курсах повышения квалификации в Московском автодорожном институте, сумел произвести расчеты по организации движения транспорта по принципу «зеленой волны» по ул. К. Мяготина.

В это время, с развитием города и области, интенсивно велось и строительство дорог. Достаточно отметить, что в год сдавалось до 150 км. В этом немалая заслуга и группы инженеров ГАИ по организации дорожного движения. Это они постоянно требовали улучшения качества строительства дорог, нередко с большими скандалами. Это они добились, чтобы вместе со сдачей дорожного полотна сдавались и тротуары, заставили «Курганавтодор» следить за состоянием дорог и своевременно их ремонтировать.

Сейчас даже смешно смотреть сводки о введенных в эксплуатацию дорог. Например в 2000 году было простроено только 45 км, в то время, когда в 1991 году было сдано 800 км. Работники ГАИ настояли открыть в Курганском госуниверситете отделения организации дорожного движения, и с 1998 года такой факультет действует.

За 20 лет работы городской группы в ней служило около 20 сотрудников, но наиболее заметно среди них выделялись Чеботов В.Г., Гадимов В.И., Лавренов В.В. и Зимин С.Б. Это они ввели схему одностороннего движения по улицам Володарского и Томина, добились открытия пешеходной зоны в областном центре. Вместе с инженерами Сачеком Г.П., Кудровым С.А. приложили руки к проекту и строительству проспекта Голикова, путепроводу в пос. Керамзитный, по улице Бурова-Петрова и «Чеховский», мосту через реку Тобол, реконструкции проспекта Конституции и ко многому другому, хотя бы строительство искусственного освещения трассы «Курган-Увал». На этом участке дороги была зарегистрирована масса аварий, в которых десятки людей погибли и сотни стали калеками. Бесконечные представления в различные инстанции в конечном итоге дали положительные результаты. В 1995 году наконец-то было принято решение о выделении из фонда безопасности дорожного движения денег на строительство освещения этого участка дороги.

Немало сил и старания вложили инженеры по безопасности движения в организацию работы светофорного хозяйства в городе. С 45 светофорных объектов в 80-е годы количество их увеличили до 52-х, на многих перекрестках произвели реконструкцию светофорных объектов, установили светофоры нового поколения – светодиодные, а там, где небольшие по ширине улицы – горизонтальные.

Невозможно перечислить все, что сделано инженерами дорожниками по ликвидации очагов аварийности и улучшения условий движения в г. Кургане. Ясно одно, своей, на первый взгляд неприметной работой, они предотвратили большое количество аварий, спасли от увечья и смерти и не одну человеческую жизнь.

Обеспечить безопасное движение на дорогах области без знаков и светофоров практически не возможно. В 70-е годы, после выхода в свет Постановления Совета Министров, в стране стали создаваться специализированные монтажно-эксплутационные подразделения в структуре органов внутренних дел. Их задача была – внедрение и эксплуатация новых технических средств для регулирования дорожного движения. Практически в ГАИ появилась целая отрасль производства по выпуску светофоров, разметочных материалов, машин и механизмов для их нанесения на дорожное полотно. В Кургане уже работало дорожно-эксплуатационное управление № 1 под руководством Пяткова Ивана Петровича, которое доставило 10 светофоров и 300 дорожных знаков. Однако всего этого было крайне недостаточно, и в 1972 году в Зауралье создается совершенно новый строительно-монтажный и эксплуатационный участок, начальником которого утвердили Симакова Геннадия Дементьевича. Именно он, совместно с начальником ГАИ области Куликовым Г.И., заложил фундамент новой службы.

Преодолевая бюрократический механизм, новая служба набирала силы, объемы, нужных людей и твердо становилась на ноги. Однако старые производственные площади никого не устраивали. Общими усилиями добились такого положения, ч