Главная > Документ


После выздоровления в госпитале участвовал в боях в качестве командира пулеметной роты под Никополем, вместе с ротой форсировал Южный Буг под г. Новая Одесса и в жестоких боях освобождал г. Николаев, за что был представлен к награждению орденом «Красная Звезда». Однако снова был ранен и отправлен в госпиталь. После излечения в боях за г. Одессу еще раз был ранен и орден получил только 22 года спустя в 1965 году.

Со своей ротой участвовал в Яссо-Кишиневской операции, форсировал реки Днестр, Прут. Освобождал город Кишинев, а далее Румынию, Венгрию, Югославию, Австрию. Участвовал в уличных боях в городах Будапешт, Белград, Вена. Последний раз Борис Александрович поднимал свою роту в атаку под городом Фрейштадтом (Австрия), когда одна из частей власовской армии пыталась прорваться к американцам. Бой был настолько жестоким, что неоднократно переходил в рукопашную. Все знали, что войне скоро конец, и умирать никому не хотелось, но чувство злости и ненависти к предателям, придавало силы и выражалось в ярости наших атак. В этом бою рота потеряла 8 человек убитыми и 15 человек ранеными, но власовцев не пропустили. Часть их была уничтожена, а часть взята в плен. Через несколько дней война закончилась.

В августе 1942 года был призван в ряды Советской Армии и Тропин Михаил Андреевич – начальник отдела вневедомственной охраны УВД. После небольшой подготовки в Златоустовском пулеметном училище был направлен на фронт. Первое боевое крещение принял за Вязьмой на Западном фронте. Молодому младшему лейтенанту поручили командовать взводом штрафников в 140-ой отдельной роте. Их было около 500 человек. Это были преступники, приговоренные к расстрелу, но им дали возможность кровью искупить свою вину. Штрафники воевали на самых трудных участках фронта. Чаще всего они вели разведку боем. Поэтому многие погибали. Только за 4 месяца боев взвод трижды обновился. В августе 1943 года в одном из боев был ранен и Михаил Андреевич.

После госпиталя – снова на фронт. В октябре 1943 года под Смоленском второе ранение, уже более тяжелое. Лечился три месяца и опять на фронт, под Оршу. Затем небольшая передышка плюс курсы усовершенствования офицерского состава и в качестве старшего лейтенанта, комиссара роты воевал в Литве. На границе Восточной Пруссии был третий раз ранен. Опять три месяца лечения и в бой за город Кенигсберг. С боями прошел Польшу, Германию. В апреле 1945 года был ранен четвертый раз. Победу встречал в госпитале.

С первых дней войны и до конца находился на фронте сотрудник ОИТУ Булыгин Борис Александрович. В декабре 1941 года воевал под Москвой, был ранен. В ноябре 1942 года в качестве командира пулеметного расчета сражался под Сталинградом. Участвовал в окружении и ликвидации третьей армии румын. Затем, после небольшой передышки, батальон, в котором служил Булыгин, был переброшен на Воронежский фронт под г. Калач. Участвовал в форсировании реки Дон и ликвидации итальянской армии.

В январе 1943 года был ранен, после выздоровления и небольшой подготовки в качестве командира пулеметной роты участвовал в боях на Курской дуге. В составе Первого, а затем Второго Украинского фронтов освобождал город Киев, участвовал в Яссо-Кишиневской операции. Воевал в Венгрии, Румынии, Австрии. В январе 1945 года снова был ранен. На этом для него война закончилась.

От Киева до Праги – таков фронтовой путь танкиста тридцатой бригады Михаила Яковлевича Комарова – начальника Макушинского ОВД, затем – ИТК-2. Все было – и бомбежки, и артобстрелы, и гибель товарищей. На всю жизнь запомнил он те яростные кровопролитные бои. В одном из них Михаила Яковлевича, как командира танкового взвода, ранило. После выздоровления – снова фронт, снова беспрерывные атаки и броски вперед.

О себе, о своей жизни никто не думал. Задача была одна – добить врага в его логове. 25 апреля 1945 года в составе 25-го танкового корпуса, участвовал в боях за город Кобус, лично сжег фашистский танк «тигр», подбил две бронемашины, огнем и гусеницами уничтожил до 100 немецких солдат и офицеров, две противотанковые пушки, миномет и два станковых пулемета. Фашисты разбегались в испуге от такого натиска и виртуозной работы экипажа танка. На поле брани остались стоять брошенные танки типа «пантера». Около 200 солдат и офицеров противника сдались в плен.

28 апреля 1945 года при отражении атаки фашистов около города Любен танковым взводом под командованием Комарова М.Я. было уничтожено до батальона пехоты и большое количество автомашин. Путь к Берлину был очищен. Не успели отгреметь салюты по захвату фашистского логова, Прага – столица Чехословакии через радиоэфир стала просить помощи. Уставшие от фашистского натиска чехи восстали, завязались уличные бои. Нужно было срочно перебросить часть войск им на помощь. Несколько суток без сна и отдыха провел в своем танке Михаил Яковлевич. Мощными ударами враг был уничтожен. Оставшиеся части противника бежали в разные стороны. Дорога на Берлин им была закрыта. Как самую дорогую награду держал на руках командир танкового взвода Комаров М.Я. чехословацкую девочку. Жители Праги со слезами на глазах, забрасывая танкистов цветами, встречали русских освободителей. Это был поистине незабываемый день.

Война у каждого фронтовика оставила неизгладимые зарубки и в памяти, и в сердце.

«Это было на Кюстринском плацдарме за Одером, – вспоминает бывший секретарь парткома УВД Фомин Григорий Михайлович, - До Берлина оставалось 69 км. Об этом все знали, так как на всех перекрестках дорог, в населенных пунктах на фанерных щитах или просто на обычных столбах было написано «До Берлина 69 км. Дойдем до Берлина!» Позднее появились плакаты, на которых улыбчивый солдат нарисован, а внизу призыв «Дойдем до Берлина». Для всех нас, кто был на Кюстринском плацдарме, это удивления не вызывало.

Шли тяжелые боевые будни. Немцы постоянно бомбили, вели артиллерийские обстрелы по площадям. То же самое делала и наша артиллерия. О наступлении говорили, готовились к нему, но сроков не знали. Но за три дня до наступления жизнь на плацдарме оживилась. В ночное время стали прибывать артиллерийские подразделения, окапывались артиллерийские батареи разных калибров. Причем все устанавливалось ближе к краю. 15 апреля 1945 года вечером появились листовки, в которых сообщалось о начале Берлинской операции, о последнем рывке, о том, что враг будет разбит в его логове – Берлине. Все как-то сжалось. Появилось чувство радости, что все скоро будет кончено, что скоро наступит мир. Появилось и другое чувство, чувство настороженности, опасности. Но все мы верили, что все обойдется.

Ночью с 15 на 16 апреля через наши огневые позиции к переднему краю двигались автоприцепы с зачехленными орудиями, и только утром, когда началась артподготовка, мы узнали, что это были мощные прожекторы. Все, что было на плацдарме, как бы затаилось, ощетинилось стволами орудий разных калибров. Мы были на наблюдательном пункте. Связисты постоянно проверяли связь с батареей. Сон не шел. Какая-то тревога заполнила все тело. Мы знали, что немцы будут цепляться за любую кочку. И ждали.

16 апреля 1945 года в 3 часа утра небо озарилось всполохами. Это началась артиллерийская подготовка. Командир батареи дал команду «Огонь!». Тысячи орудий, минометов «Андрюш» и «Катюш» обрушили всю огневую мощь по переднему краю фашистов. Включены были мощные прожекторы, которые ослепили немцев. В течение 20 минут на переднем крае врага и в глубине его обороны бушевал огненный смерч. Все утонуло в черном дыму. А мы кричали: «Огонь, огонь!». Впереди нашего НП начала подниматься пехота, она устремилась за огневым валом в траншеи противника. Началось наступление. С ходу была взята первая траншея немцев, в рукопашной схватке уничтожены сопротивляющиеся немцы во второй траншее. Но немцы очухались, пришли в себя. То, что осталось у немцев не уничтоженным, ощетинилось. По наступающим нашим частям били из орудий и минометов. Столбы взрывов говорили, что артиллерия их еще жива.

В упорном бою был взят опорный пункт немцев в Заксандорфе. Отделению разведчиков батареи была поставлена задача двигаться вслед за пехотой, держать связь с командиром стрелкового батальона и по его требованию корректировать огонь батареи. И мы ее выполнили. Огонек давали туда, кто мешал двигаться вперед (по огневым точкам, по пехоте, по предполагаемым минным заграждениям). Думать о себе было некогда. Настроение было хорошее. К вечеру мы вышли к Зееловским высотам.

У их подножия скопились все: пехота, танки, самоходные орудия, наблюдатели, артиллеристы. С ходу Зееловские высоты взять не удалось. Все началось на следующий день. Но и этот день не принес успеха. Немцы упорно сопротивлялись. Да и сложно было забраться на эти высоты. 18 апреля после артиллерийской подготовки по склонам Зееловских высот со знаменем начали карабкаться солдаты нашего соединения. Там были пехотинцы, повара, орудийные номера. Все было поставлено, чтобы взять эти проклятые высоты. Сколько мужества, героизма было проявлено моими однополчанами, чтобы разбить окопавшихся немцев. На этот раз это удалось. Многие остались лежать там после боя, но сопротивление немцев было сломлено, и дорога на Берлин была открыта. Все пошло, поехало на логово фашистов.

Вспоминается и еще один эпизод из фронтовой жизни. В начале марта 1944 года, прорвав оборону немцев на реке Ингулец, во взаимодействии с Четвертым кавалерийским корпусом генерала Плиева, части нашего соединения с боями двигались в направлении городов Явкино, Новая Одесса. Дороги, по которым шли подразделения, двигалась артиллерия, повозки, представляли собой непролазное месиво грязи. Но, несмотря ни на что, все двигались на запад. Перед нами была река Ингул. Батальон капитана Степаненко с ходу форсировал эту преграду и занял на правом берегу реки пос. Кашперовку.

Мы с командиром отделения разведки Борисом Яковлевым, связистом Горелкиным получили задачу быть вместе с командиром батальона и исполнять все его приказы. Установив связь с командиром батальона и батареей, пристреляв вероятное направление атак немцев, закрепились на занятом плацдарме, ожидая подхода главных сил соединения.

В начавшийся день, после переправы, немцы не предпринимали активных действий. Но на второй день они, видимо, поставили цель сбросить батальон в плавни, которые ночью заполнились водой из-за сильного ветра с юга. Немцы, поддерживаемые танками, артиллерией, начали атаки с утра. Юнкерсы один за другим с воем пикировали и сбрасывали на наши позиции свой смертоносный груз. Но каждый раз их атаки захлебывались, и они откатывались назад. Огонь нашей батареи и других артиллерийских подразделений из-за Ингула помогали сдерживать натиск немцев. Однако к концу дня превосходство их обозначилось. Они нас потеснили.

Подразделения батальона вынуждены были занять оборону в овраге, находившемся сразу же за поселком, ближе к плавням. Но немцы не оставляют цели вытеснить нас. Они предпринимают атаку. Идут цепью, стреляя на ходу. И когда осталось до наших позиций около 15-20 метров, командир батальона подает команду «В атаку!». С возгласом: «За Родину! За Сталина!» все, кто находился в овраге, бросились в атаку. Завязался страшный, ожесточенный рукопашный бой. Немцы не ожидали нашей атаки, нашего натиска и начали отступать. Командир батальона, как заговоренный, был неуязвим, он личным примером вдохновлял солдат. В этом бою, в рукопашной, получил отметину и я – пулевое ранение в шею.

Задача удержать плацдарм была выполнена. Мы вновь заняли северную часть Кашперовки, а немцы отступили на высоты за поселком. С наступлением сумерек немцы прекратили атаки, только их ракеты, трассирующие пули освещали надвигающуюся тьму. Наши подразделения основных сил начали переправляться на западный берег реки Ингула. Через основное русло реки был наведен понтонный мост. Все вновь двинулось на запад, на освобождение Одессы. Всех получивших ранение отправили на грузовой машине медсанбата в эвакогоспиталь в город Баштанку (Украина).

Битва за Берлин началась не на Зееловских высотах, а, может быть, намного раньше. Но в Берлин, его юго-восточную часть, мы вошли 24 апреля 1945 года, поздно вечером. Батарея остановилась во дворе какого-то медицинского учреждения. Немцев не было. Видимо, все ушли вместе с отступившими войсками фашистского логова. Командира батареи вызвали в штаб части, где была поставлена задача вести наступление в направлении Имперской канцелярии Рейхстага, а батарее огнем поддерживать стрелковые подразделения части.

Предстояли жестокие бои. Немцы сделали все, чтобы отстоять свою цитадель. На перекрестках улиц завалы, бронеколпаки и другие железобетонные сооружения, подготовленные для ведения огня. Первые этажи многоэтажных зданий тоже оборудованы для противодействия наступающим подразделениям. Тактика боевых действий наших пехотных подразделений в Берлине сводилась к тому, что действовали не всем подразделением, а группами по 5 – 10 человек, которые проникали к немцам и наносили быстрые, внезапные удары по фашистам, выбивая их из зданий.

Минометчикам работы большой не было. В основном действовали орудия сорокопятки, 76 и 85 мм орудия и танки, которые выдвигались на прямую наводку. Но иногда командиры батальонов, полка, давали команду дать «огонька» по скоплениям немцев во дворах, площадях и зданиях. Мы с НП передавали это на батарею, и батарея старалась бить точно по означенной цели. Бои шли днем и ночью, и к 30 апреля мы вышли на исходные позиции – к центру Берлина. Батарея оборудовала свои огневые позиции к зоологическому саду, это примерно около 1200 – 1500 метров от Имперской канцелярии и Рейхстага.

Метрах в 300 от батареи впереди находилось круглое, диаметром 18-20 метров здание. Примерно высотой в два этажа. Это был бункер. Особой опасности он не представлял, но и спокойно жить, передвигаться тоже не давал. Из бойниц этого бункера периодически немцы вели огонь из крупнокалиберного пулемета, зенитных установок. Чтобы обеспечить безопасность личного состава, было принято решение вышестоящими начальниками взять этот бункер. Батарее 152 мм пушек, которая окопалась в этом же саду, дали команду пробить брешь в этом здании, а группе полковой разведки, усиленной за счет лишнего состава батарей, как только обозначится пролом, ворваться в бункер и прекратить сопротивление немцев. В состав этой группы были включены и мы с Яковлевым Борисом из нашей батареи. Всего в группе было 18-20 человек.

Командир разведгруппы поставил задачу как действовать. После того, как образовался пролом, первая группа, забросав гранатами, бросилась в этот пролом, вслед за ней ворвались и мы. Немцы не оказывали сопротивления. Они были оглушены во время стрельбы по стенам этого бункера. Это было 1 мая. Вечером 1 мая немцы начали сдаваться. В окнах здания, на балконах были выброшены белые флаги. Немцы группами сдавались.

2 мая командир разведотделения Борис Яковлев предложил сходить к Бранденбургским воротам. В первой половине дня, примерно часов в 12, мы двинулись. Минут через 30 мы уже наблюдали, как наши солдаты лезли вверх и оттуда кричали все, что придет в голову. До Рейхстага было метров 300 – 500, и мы, недолго думая, двинулись к Рейхстагу. Площадь заполнена солдатами. Кто-то танцует, кто-то кричит, что он поставил точку в войне. Мы же подошли к тем, кто рисует на стенах Рейхстага. Стены все исцарапаны, исписаны, изранены осколками. Места чистого нет. Но мы нашли узкую ленточку и нацарапали свои каракули – первые буквы своих фамилий, имен и отчеств (ФГМ).

В связи с тем, что время нашего отсутствия на батарее исходило, мы быстро пошли к месту расположения батареи. Во второй половине дня 2 мая 1945 года батарея оставила свои огневые позиции и двинулась к новому месту сосредоточения, уже за пределами Берлина. По дороге, на одной из улиц Берлина, из окна многоэтажного здания раздался выстрел из фаустпатрона, снаряд попал в машину, где была кухня. Повар рядовой Дмитриев, который прошел всю войну от Сталинграда до Берлина, был ранен 17 осколками в живот и умер на руках батарейцев. Как он плакал, проклиная эту войну. Но не суждено было ему дожить до Дня Победы.

Так для меня закончилась война, которая длилась целых четыре года. Это только сказать! Кстати, о бункерах. Говорили, что эти бункера были построены вокруг Рейхстага и Имперской канцелярии. Что они собой представляли? Это железобетонные сооружения в 5 этажей, три из которых под землей, приспособленные для проживания и изоляции в течение одного года. Полностью оборудованы освещением, набором продуктов, питьевой водой, всем необходимым для жизни человека. Они хотели отсидеться, но ничего не вышло».

В июне 1942 года 18-летним парнем добровольцем ушел на фронт Григорий Михайлович. Трижды был ранен и каждый раз, не долечившись, возвращался в родную часть. За мужество и отвагу, проявленные в боях с фашистами, он награжден орденом «Славы» III степени, «Отечественной войны» II степени и медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

Прошли через всю войну и закончили ее в Берлине Преображенский Сергей Васильевич – заместитель начальника ИТК-1, Дедов Данил Федосеевич – сотрудник следственного изолятора г. Кургана, Фомин Федор Иванович – инспектор вневедомственной охраны. Шевелев Яков Григорьевич – старший оперуполномоченный уголовного розыска Шадринского РОВД.

Как воевали наши сотрудники, видно из тех наград, которые они получали. Старший стрелок колонии в г. Шадринске, а затем дежурный помощник начальника ИТК-1 Курицин Василий Федорович прошел с боями всю войну. За особые заслуги перед Отечеством и проявленные мужество и отвагу он награжден:

- двумя орденами «Красной Звезды»,

  • орденом «Александра Невского»,

  • орденом «Богдана Хмельницкого»,

  • орденом «Суворова» III степени.

Медалями:

  • «За взятие Варшавы»,

  • «За взятие Берлина»,

  • «За победу над Германией».

Но не только на фронтах вели борьбу с фашистами наши сотрудники. Некоторые из них в глубоком немецком тылу боролись с захватчиками. Бывший начальник линейного отдела милиции ст. Курган Команский ОлегПетрович воевал в партизанском отряде в Крыму. У Олега Петровича была не рядовая внешность: высокий, кряжистый, с лицом, словно высеченным из гранита. Его располагающий взгляд серых глаз и приятный, с чуть украинским акцентом говорок, невольно выделал его из окружающих людей.

В 1941-ом году, когда ему шел только 12 год, детство для таких как он босоногих крымских пацанов, загорелых до черноты, оборвалось. С запада надвигалась война..

В небе постоянно шли воздушные бои, через с. Васильевку, где они жили, пролетали уже чужие, со свастикой самолеты, улетая далеко в тыл, бомбить наши города и села. Нередко в небе повисали парашютисты, это фашистские диверсанты засылались в тыл, где они подрывали склады с продовольствием и боеприпасами, поджигали посевы пшеницы, ячменя. Дети, как и взрослые, по ночам охраняли поля, патрулировали по деревенским улицам, садам, охраняли заправочные станции, зерно, трактора и комбайны. Они еще надеялись , что фашистов остановят. Однако далеко не все так думали. Отца Олега – Петра Васильевича вызвали в райком партии и назначили политруком истребительного партизанского отряда, который спешно был сформирован из жителей крымских сел. Приехав домой, отец собрал семейный совет и решительно заявил : «Вы с матерью тоже будете воевать в партизанском отряде». Мать отвела Олега в сторону и погладив по голове спокойно сказала: «Запомни сынок, время очень сложное и мы в стороне стоять не сможем, предстоят очень большие испытания, будь готов к ним и дорожи своей честью и семьи нашей». Так Олег в 12 лет стал партизаном.

Волна войны стремительно охватила весь Крым. Они с матерью были глаза и уши партизанского отряда. По крупице собирали сведения о передвижении немецких войск в сторону фронта, поддерживали связь с подпольем, доставляли медикаменты больным и раненым. Да разве все перечислишь, что им пришлось делать в тылу. Порой просто побеседуют с людьми, подержат их морально и вселят уверенность, в нашу Победу. Это тоже многого стоило. Каждый день Олег с матерью выходили в разведку, подвергая себя невероятному риску, так как многие жители знали их просто в лицо. Мать Олега – Алевтина Яковлевна работала учителем в школе и через ее руки прошло не одно поколение подростков. Обстановка еще более обострилась, когда за голову отца – Петра Васильевича, фашисты объявили вознаграждение в сумме 30 тысяч марок. Везде рыскали немецкие и полицейские ищейки, которые искали логово партизанского отряда и всех, кто его поддерживал. Но не смотря на это, Олег с матерью вновь и вновь выходили на задание. Отряду и Красной Армии нужны были сведения о передвижении немецких войск и расположении их складов и огневых точек. Трудно представить, что мать могла решиться на такой риск, подвергнуть своего ребенка каждодневной опасности. Это могла сделать только женщина, которая по-настоящему горячо любила свой народ, свою истерзанную фашистами Родину и конечно родного сына. Она знала, что каждый советский человек должен внести свой вклад на алтарь Победы. А дыхание ее уже начало чувствоваться и Крыму, когда теснимые советскими войсками, фашисты засуетились, стали более нервозными, все чаще и чаще прибегали к крайним мерам.

14 января 1944 года, при выполнении очередного задания, Олег с матерью попал в засаду. Один из полицейских узнал Команскую. Вместе с сыном они прошли застенки вначале с.с. Васильевки, Белогорска затем концлагеря Симферополя. Почти три месяца ежедневных побоев, истязаний. Н глазах у матери издевались над сыном, а затем наоборот, в кровь избивали мать, требуя от них сведений о партизанском отряде. Еле шевеля распухшими от побоев, запекшимися от крови губами, они упрямо твердили, что ничего не знают о партизанах. Мать в конце концов расстреляли, а его обессиленного и истерзанного, поместили в Симферопольскую тюрьму.. Однажды, когда он стоял в колонне политических, во двор завели очередную партию задержанных при облаве. Когда колоны сблизились, кто-то сзади подтолкнул его в спину и сказал: «Давай туда, в ту колонну, может останешься живой». Олег юркнул в середину толпы вновь прибывших горожан. Вскоре их начали сортировать: кого в Германию, кого на укрепработы. Немец, взглянув на исхудавшего и оборванного пацана, отрицательно покачав головой, показал пальцем в сторону ворот. Однако даже этот путь, длинною в несколько десятков шагов, Олег пройти не смог. Буквально на подходе к долгожданной свободе он потерял сознание. Очнулся он в тюремном госпитале. Здоровье постепенно набирало силы. Молодой организм справился и с этим испытанием. В числе других заключенных Олега стали возить на оборонительные работы под Керчь. Однажды, по дороге к месту работы, он сумел воспользоваться не вниманием полицаев и бежал. Скрываясь где придется, помогли добрые люди, он добрался до партизанского отряда.

12 мая 1944 года, под ударами 40го Украинского фронта и отдельной приморской армии, Крым был полностью освобожден. Перед Олегом встал вопрос «что делать?» Дом фашисты сожгли, мать погибла в застенках гестапо, а отец буквально в последних боях за освобождение Крыма погиб. Сироту направили учиться в симферопольское железнодорожное училище, которое он успешно закончил в 1948 году. Работал помощником машиниста в Донбассе, затем служил в рядах Советской Армии, и даже остался на сверхсрочную, а в 1963 году райком партии Челябинска направил Олега Петровича работать в органы внутренних дел на транспорте. Всегда собранный, энергичный, не боящийся никаких трудностей, он быстро пробил себе дорогу и в новом ведомстве. В 1971 году его назначили начальником линейного отдела милиции в г. Кургане. И здесь Олег Петрович не подвел доверие руководства. Не смотря на сложность и специфику работы на транспорте, когда преступники, после совершенного преступления, могут уехать за сотни километров, начальник милиции сумел так подготовить и настроить личный состав отдела, что почти все преступления раскрывались по горячим следам.

За умелое руководство подчиненными, за хорошие показатели работы отдела, Олег Петрович был награжден золотым знаком «Отличник милиции», грамотами МВД и другими наградами. Его отдел неоднократно признавался лучшим на железнодорожном транспорте. Так из сироты, избитого и израненного пацана, вырос прекрасный человек и руководитель коллектива, который своей борьбой с фашистами, отличной работой доказал свою беспредельную преданность своему народу, родному Отечеству и делу, которому он служил. Уже в 12 лет он был награжден медалью «За боевые заслуги». Потом у него будет много разных наград, но это первая, постоянно напоминает ему о боевой юности, о самых близких ему отце и матери, жизнь которых так рано оборвалась. Поэтому не случайно, в день Победы он надевал свой праздничный мундир со всеми наградами и долго вспоминал весь свой жизненный путь, знакомые и родные лица, которые не дали ему погибнуть, споткнуться и потеряться в этом жизненном водовороте. Тянуло ли его туда, где так быстро оборвалось детство, где почти каждый день он смотрел смерти в глаза? Да, тянуло, и очень сильно. Там была его родина, там была могила его отца, и примерное место захоронения матери. Память об этой удивительной женщине, которую все любили и уважали в с. Васильевке, навсегда сохранится в Крыму. Главная улица этого села носит имя Алевтины Яковлевны Команской.

Федор Иванович Крылов, бывший начальник УВД Курганской области руководил партизанским движением на Смоленщине.

Крылов Ф.И. был одним из организаторов партизанского подполья в южных и западных районах Смоленской области. Активно вел политмассовую работу среди партизан и населения области, захваченной врагом, постоянно находился в самых горячих и опасных местах вражеского тыла, работал в штабах партизанских отрядов и бригад, был непосредственно связан с партизанским полком имени Сергея Лазо, с 5-й Зоргинской партизанской бригадой. Возвращался Крылов на «большую землю» только по вызовам для отчетов и получения новых заданий. Затем снова самолет увозил его в тыл врага, где он доносил правду о войне до партизан и населения, укрепляя их дух и вселяя надежду на скорую победу над врагом.

Вместе с мужчинами, в одном строю бились за родную землю и женщины - медицинские работники УВД.

Заслуженный врач РСФСР Гудкова Зинаида Георгиевна с боями дошла до Румынии. Надя Арсланова в 18 лет добровольцем в 1942 году пошла на фронт. В полевом госпитале она вместе с войсками двигалась вперед. Участвовала в ожесточенных боях под Ржевом, на Одере и Висле. День Победы встретила у стен Берлина.

Добровольцем ушла на фронт и 20-летняя Галя Николаева. Первое боевое крещение получила под г. Барановичи. Дни и ночи находилась не передовой, выносила раненых, под непрерывным обстрелом оказывала им помощь. День Победы встретила на земле Пруссии в г. Браунсберге.

А сколько спасли и поставили в строй медицинские сестры эвакогоспиталей Ушакова Вера Петровна, Петрякова Мария Александровна, Ануфриева Нина Александровна, Мыскова Валентина Платоновна. Они заменили раненым и мать, и сестру, и жену, ухаживая за ними и днем, и ночью. Они писали письма домой за тех, кто не мог, они пели им песни, они дежурили по ночам у кроватей раненых, не отходили от тех, кто, казалось, уже был безнадежен, и они выживали, и – снова уходили на фронт. Невероятной силой любви и нежности обладали эти женские руки. Они делали порой невозможное.

Не успев отгреметь на западе, война перекинулась на восток. Квантунская армия Японии начала стремительно захватывать территорию на Дальнем Востоке. Многие части в спешном порядке стали подтягиваться с запада. Война с Японией была непродолжительной, хотя Квантунская армия имела немалую силу. В ее состав входили 31 дивизия, 9 пехотных и 2 танковые бригады, 1 бригада «Смертников». На ее вооружении было более 1000 танков, более 500 орудий и около 2000 самолетов. На Южном Сахалине и Курильских островах они развернули 5-й фронт. Япония превратила Маньчжурию в мощный стратегический плацдарм. Вдоль границы СССР и Монголии укрепления превышали 1000 км.

9 августа 1945 года войска Советского Союза нанесли сокрушающий удар по Квантунской армии, а затем освободили Южный Сахалин и Курильские острова. Это сыграло решающее значение, и 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции.

В разгроме Квантунской армии принимали участие сотрудники органов внутренних дел Зауралья. Бывший начальник Советского ОВД Зверев Анатолий Алексеевич воевал в Северной Корее, участвовали в боях с японцами бывший начальник паспортного стола Первомайского ОВД г. Кургана Каргаполов Александр Матвеевич, милиционер отдельного взвода милиции Пономарев ДмитрийМихайлович, сотрудник Притобольного ОВД Никитин Григорий Иванович, старшина Октябрьского ОВД Носков Анатолий Николаевич, председатель объединенного комитета профсоюза УВД Терцев Алексей Яковлевич и другие.

Отгремела война, но не все вернулись домой. Погибли в боях, защищая Родину участковый уполномоченный г. Кургана Антонов АлексейПоликарпович, милиционеры Катайского РОМ Березин Яков Иванович, Жернаков Григорий Андреевич, Антропов Петр Спиридонович, милиционеры Половинского РОМ Дедов Терентий Алексеевич, Шевченко Василий Фролович, дежурный медвытрезвителя г. Кургана ШастовАлександр Захарович, милиционер Варгашинского РОМ Федоров ФедорДавыдович, агент уголовного розыска, Колчанов КсенофонтийГригорьевич; освобождая Черниговщину пал смертью храбрых участковый инспектор Щучанского райотдела Самохвалов Василий Федорович; защищая Черноморскую крепость – Новороссийск навсегда остался на поле боя сотрудник Варгашинского ОВД Шорин Александр Константинович, а при освобождении Донбаса – Шумков Василий Дмитриевич и многие, многие другие.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... В.В.Григорьева открывались в зауральской области четыре маленьких киргизских ... министерству юстиции, политическая полиция стала самостоятельной организацией ... торможения и революционная перестройка Страницыистории советского общества /факты, проблемы ...
  2. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... В.В.Григорьева открывались в зауральской области четыре маленьких киргизских ... министерству юстиции, политическая полиция стала самостоятельной организацией ... торможения и революционная перестройка Страницыистории советского общества /факты, проблемы ...
  3. история россии учебник для вузов

    Список учебников
    ... односторонними идеологическими догмами. Многие страницыистории страны отражались в литературе односторонне ... , входили ханты, манси, зауральские башкиры и другие народы. ... и исполняло функции "земской полиции": пресекало по­беги крестьян, подавляло ...
  4. КАЗАЧЕСТВО СИБИРИ ОТ ЕРМАКА ДО НАШИХ ДНЕЙ (ИСТОРИЯ

    Документ
    ... утвердить наименование казаков «Зауральские». Представители Зауральской казачьей общины неоднократно ... , открываются неизвестные ранее страницыистории и главное идёт осмысление ... и «нравственностью населения» осуществляла полиция. Наряду с реформой « ...
  5. КАЗАЧЕСТВО СИБИРИ ОТ ЕРМАКА ДО НАШИХ ДНЕЙ (ИСТОРИЯ

    Документ
    ... утвердить наименование казаков «Зауральские». Представители Зауральской казачьей общины неоднократно ... , открываются неизвестные ранее страницыистории и главное идёт осмысление ... и «нравственностью населения» осуществляла полиция. Наряду с реформой « ...

Другие похожие документы..