Главная > Документ

1

Смотреть полностью

Региональная общественная организация учёных

БАЛТИЙСКАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

--------------------

Отделение трансперсональной психологии и педагогики

НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ

---------------------------------------------------------------------

ВЕСТНИК БАЛТИЙСКОЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ

Вып. 80 - 2008 г.

СОЗНАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО, ИСКУССТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЕ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2008

Редакционная коллегия выпуска:

Волков И.П., Курис И.В.,

Сойдла Т.Р., Бурановская Н.А,

Ответственный за выпуск: проф. Курис И.В.

РЕДАКЦИЯ ВЕСТНИКА:

Главный редактор – И.П. Волков

Зам. главного редактора по выпуску – И.В. Курис

Секретарь – Н.А.Бурановская

Адрес редакции:

190121, Санкт-Петербург, ул. Декабристов, 35.

Кафедра психологии им. проф. А.Ц. Пуни.

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Физической Культуры им. П.Ф. Лесгафта

Тел. (812) 714-66-27 Факсы: (812) 714-10-84; (812) 550-02-11

В 36

Печатается на средства авторов и взносы членов БПА

по отделению трансперсональной психологии и педагогики и Регионального Северо-Западного отделения Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии

(Руководитель отделения – член-корр. БПА, проф. И.В. Курис)

© РООУ БПА

© И.В. Курис

(E-mail:

«ВЕСТНИК БАЛТИЙСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ»

Научное издание (сокращенное название: «Вестник БПА»)

Основано в июле 1995 года, в г. Санкт-Петербурге. Лицензия № 00-5832.

Международная регистрация:

ISSN 1818-6467 (VestnikBPA)

-----------------------------------

Подписано к печати 23.03. 2008 г. Печать ризографическая

Зак. 04. Тираж 150 экз. Формат бумаги 60х90 РООУ БПА

СОДЕРЖАНИЕ стр

От редколлегии вестника……………………………………………………………..6

ИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Дрогалина Ж В.В. Налимов и трансперсональная психология…………………… 8

НАВСТРЕЧУ 7-й КОНФЕРЕНЦИИ АТПП

ТЕЗИСЫ ПЛЕНАРНЫХ ДОКЛАДОВ

Майков В. Безумие и творчество: трансперсональный взгляд……………………….

Козлов В. Творчество как состояние сознания…………………………………….......

Крупицкий Е. и соавт. Рандомизированное исследование психоделической психотерапии героиновой зависимости……………...................................

Петренко В. Сопоставление практик работы с образом в тантрическом

буддизме и в современной гипнотерапии………………………………..

Ровнер А. Тропа восхищенности………………………………………………………...

Файдыш Е. Творчество как трансперсональный опыт.Тезаурус архетипов.…………

Кушнер А. Дневные сны…………………………………………………………………

Николаева О. Поэзия как энергия………………………………………………………

Груздев В. Искусство живописи…………………………………………………………

Курис И. Танец как трансперсональный творчество …... …….………………………

Сойдла Т. Кладовая солнца………………………...…...……………………………….

Сойдла Т. Стрела, лотос и бракосочетание миров: сказка о Иване-Царевиче и

Царевне-Лягушке……………………………………………………………..

Адамович Г. Народное песенное творчество и тренировка дыхания

в славянских психофизических гимнастиках……………………………

Белокурова М.Телесно-ориентированная инсайт-терапия…………………………….

Белокуров А. Психическое отражение процесса эмбрионального развития

Богданович В. Искусство пользоваться искусством

Бревде Г. Станиславский – Арто – Морено – Минделл

Бурановская Н. Размышленияо надличностных переживаниях………………….…

Волченко М. Творческий подход к кошмарным сновидениям…………………………

Кенга В. Творчество и Бог………………………………………………………………..

Лабковская Г. Блуждания кентавра…………………………………………………….

ОшурковМ. Ложка практической герменевтики в бочку трансперсонального мейнстрима

Охайв Й. (Дания-США) Круги на полях….. ………………………………………….

Равдоникас Ф. Повод к некартезианскойхронологии……………………………………

Серов Н. Идеальное в трансперсональной психологии……………………………….

Трусов В. Связь процессов восприятия и творческой активности личности…………

Экспериментальные исследования

Дульнев Г., Стражмейстер И. Влияния арттерапии на энергоинформационные процессы…………………………………………………………………….

Коротков К. Экспериментальное исследование индивидуальных и коллективных состояний сознания………………..………………………………………

Изварина Н. Ленсман М. Психофизиологические аспекты творчества………………

Секционные доклады

Белокурова М. Что такое «Плейбек»……………………………………………………..

Голдовский Б. Прикладные аспекты «реинкарнационной медитации»……………….

Лопатина Н. Работа с символами и архетипами сознания……………………………..

Кононов В. Регрессия в прошлые жизни или Кармическая психология……………

Огненко Н. Я не сплю: сновидения и осознания, изменяющие жизнь»……………….

Рыжова В. О чем танцуют ИКС′овцы?.........................................................................

Соловьев В.Получение ресурсных состояний и раскрытие творческого потенциала в системе Усуи Рэйки Риохо (Японская форма обучения)………………..

Тетерников Л.Взаимоотношения Мужчины и Женщины – совместное творчество

Хрущева Н. Концепция в музыке ХХ - начала ХХI века…………………………….

Чупятова В.Реинкарнационная психотерапияи истоки уголовных преступлений…..

ШевченкоВ. Музыка Л.А. Грабовского и  психонетика. ……………………………

Элькин В. Гармонизация цветовых программ жизни…………………………………

Мастер-классы

Адамович Г. Ритуальная славянскаягимнастика «Крыжам ляжаць»………………..

Анисимова О., Парфенова Г. Голос и творчество.Медитативная работа с голосом…

Бахтияров О. Активизация воли и технические приемы формирования безобъектного сознания…………………………………………………………………..

Белокуров А., Кучинский М. Символы и их роль в сознании человека ……………

Белокурова М. Работа с мифом………………………………………………………...

Богданович В. Проективная методика «Картина Мира»………….……………………

Волченко М. Сновидение как творчество. Прапамять ………………………………..

Волченко М., Курис И. Сны Одина……………………………………………………..

Голдовский Реинкарнационная медитация и раскрытие творческого потенциала

Даур А. Монотипия – графическая техника свободного сознания……………………..

Изварина Н. Путь к расширению творческого потенциала…………………………….

Кононов В.В. Карма – одна из составляющих сегодняшней судьбы………………

Кудряшов Николай Системный подход в волновой нейродинамике………………..

Курис И.В. Спонтанные танцы как путь к творчеству………………………………….

Лопатина Н. Работа с символами и архетипами сознания……………………………..

Ошурков М. «Коды доступа к энергии творчества: спонтанность, осознанность и технологии успеха»………………………………………………………..

Рыжова В. Символ и образ в гурджиевских танцах……………………………………..

Рязанова И., Васильева Э. Раскрытие творческого потенциала ребенка……………

Соловьев В. Получение ресурсных состояний и раскрытие творческого потенциала

Тетерников Л.Йога или единство с партнером………………………………………

Титова Н.. «Жизнь и Смерть как творческий процесс»…………………………………

Трусов В. «Освобождение голоса»……………………………………………………..

ЧертоваЛ. Методика ДФС как инструмент творчества. Язык души………………...

Чупятова В. Феномен прошлых и будущих жизней…………………………………..

Элькин М. Цветовая философия; интуитивная биолокация…………………………

Сведения об авторах……………………………………………………………………..

О ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Термин “трансперсональная психология” дословно обозначает “выход за пределы своей персоны”.(“Транс” - “через, сквозь”).

Трансперсональную психологию нередко называют называют психологией ХХI века… Это одно из направлений современной психологии, прямо занимающееся исследованием вопросов влияния духовного развития на жизнь человека. Официальная наука и психология, в том числе, несмотря на безусловные достижения, далеко не всегда способна ответить на самые животрепещущие вопросы, которые ставит перед собой любой мыслящий человек. Трансперсональная психология, в значительно большей степени, чем любая другая наука о душе способна удовлетворить желание познать себя, расширить возможности саморазвития, самосовершенствования, помочь выйти за пределы обыденного. Это и является предметом трансперсональной психологии.

Спектр её возможностей очень широк и разнообразен. Здесь мирно сосуществуют множество различных практик, которые самоценны и в то же время взаимодействуют и вписываются друг в друга. Существует отдельное понятие - интегративная психология, в которой, как правило, синтезируются несколько модальностей (направлений), каждая из которых, при этом, является вполне самостоятельной практикой. Одни из них, психотелесные, связаны с дыханием, движением и ментально-медитативной практикой. В процессе этих занятий происходит интеграция техник по вертикали и горизонтали, то есть методов как внутри одного направления, так и в совокупности. Например, движение и дыхание, с одной стороны, интегрируются с теоретическими и практическими основами эзотерических знаний, с другой. Объединяющим началом являются релаксация, медитация и дыхательные техники.

С помощью осознанной работы с дыханием и телом человек может снять последствия психологических травм, избавиться от последствий стрессов, научиться входить в целительные и необычные состояния, находить ответы на вопросы. Эти техники позволяют индуцировать глубокие трансперсональные переживания мистического и трансцендентного характера, способствующие позитивным личностным изменениям, личностному росту и самопознанию. Дыхательные психотехники способствуют важным инсайтам (внелогическим прозрениям) в отношении проблематики обретения смысла жизни. Они помогают кардинальной трансформации взглядов на собственное «Я» и окружающий мир, жизнь и смерть, повышению творческой активности, расширению духовного горизонта, гармонизации взаимоотношений человека с окружающим его миром и другими людьми.

Особое место в трансперсональной методологии занимают динамические и статические медитации, трансовые танцы, ша­манские ритуалы и прочие техники, которые в сочетании с современными методами самоисследования и терапии позволяют трансформировать невротический или проблемный материал в процессе самоинтеграции. Работа в измененных состояниях сознания имеет не только психотерапевтическое значение, но и направлена на самопознание, духовный рост и максималь­ную реализацию потенциала. В конечном итоге широкое использование интегративных эмпирических психотехник может привести к созданию новой фор­мации homo spiritus - человек духовный.

Трансперсональная методология представляет собой наиболее целостное и эффективное направление в современной психологии. Трансперсональные методы можно считать промежуточной зоной между психотерапией и опытом мировых религиозно - философских учений по исследованию сознания. Современный сплав научных исследований и мощь психотехник позволяют получить опыт переживаний, выходящих за рамки личности, чтобы привнести этот опыт в повседневную жизнь для повышения своего творческого потенциала, достижения успешности и гармонии в различных областях жизни.

В этом номере журнала, посвященного 7-й Конференции Российской Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии освещены самые разные вопросы. Но их объединяет одна тема, которая является так же и темой конференции:

СОЗНАНИЕ, ИСКУССТВО, ТВОРЧЕСТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ.

Мы очень надеемся, что каждый из наших читателей найдет в представленных публикациях интересные и, возможно, неожиданные идеи, или мысли, которые созвучны ему самому. И вполне вероятно, что они явятся тем импульсом, который необходим для погружения в трансперсональное поле собственного творчества.

Жанна Дрогалина–Налимова

Москва, МГУ

В.В. НАЛИМОВ И ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Our knowledge is a torch of smoky pine

That lights the pathway but one step ahead

Across the void of mystery and dread.

George Santayana [1992, p. 91].

В июне 2005 г. в Москве проходила конференция Европейской ассоциации трансперсональной психологии (EUROTAS), в программе которой был указан докладТрансперсональные аспекты в концепции В.В. Налимова. Но мне показалось, что следует сместить акценты и назвать доклад иначе: В.В. Налимов и трансперсональная психология, потому что последняя – только один из аспектов в контексте разработанной им целостной модели мира.

По специальности Василий Васильевич Налимов прикладной математик, многие годы занимавшийся применением математической статистики и планированием эксперимента (также математической дисциплиной) в различных задачах научной и технической направленности. В течение последних двух десятилетий жизни он расширил поле своей деятельности и начал заниматься применением математики, ее вероятностного1 направления, в рассмотрении задач философского характера. Целью для него стало построение вероятностной модели языка [Налимов, 1979, 2003], а затем и сознания в целом [Налимов, 1989, 1991а, 1991 б, 1993, 2000], [Nalimov, 1992, 1995, 1996], [Nalimov, Drogalina, 1995], [Налимов, Дрогалина, 1995].

Основатели трансперсональной психологии, пишет американский психолог и философ Самьюэл Шапиро2 в статье, посвященной В.В. Налимову [там же, с. 384], видели свою цель в том, чтобы раскрыть и легализовать ту область человеческого сознания и опыта, которой современная западная психология пренебрегает. Они подчеркивали необходимость исследований «более глубоких свойств человеческой природы», включая духовные, мистические и трансперсональные состояния сознания (ссылка на Maslow, 1969). По словам Налимова, трансперсональная психология – это попытка изучать сознание человека за пределами его дискретной капсулизации [Nalimov, 1985, c. 70; Налимов, 2000, с. 157]; и здесь, в его терминологии, оказывается возможным интерпретировать личность как некоторую проявленность семантического поля. Через это поле сознание взаимодействует с самим собой и целостностью мира.

Определение Налимова вполне соотносится с позицией основателей и охватывает все ракурсы его вероятностного видения единой Вселенной.

В рецензии на книгу Налимова Realms of the Unconscious: The Enchanted Frontier3 С. Гроф отмечал [Grof, 1982]:

Значение работ Налимова выходит за рамки чисто научных трудов. Его мировоззрение объемлет и объединяет многообразие опыта, накопленного человечеством. Оно преодолевает узость провинциальных, национальных, политических воззрений, расистский и религиозный шовинизм, идеологические клише соперничающих систем, которые игнорируют тот факт, что реальность целостна по самой своей природе. В контексте воззрений Налимова единственная надежда человечества обращена с созданию совершенно новой, очеловеченной культуры путем радикального преображения сознания (c. 188).

Эта мысль вполне могла принадлежать самому Налимову. Он, к примеру, писал так [1993]:

От новой культуры мы ожидаем... возвращения к поискам самого себя в масштабах вселенского звучания, достигающих запредельной реальности... Удовлетворение мы можем найти только в свободном творчестве, расширяющем горизонты реальности...

Провоцирующие наше сознание вопросы могут... прозвучать так: Какова природа человека? Что есть смысл? В чем смысл Мироздания? Какова причастность человека к Природе, к Мирозданию?...

Эти вопросы... «предполагают наличие активного персонального поиска предельной реальности» (с. 134).

Чтобы коснуться трансперсональных аспектов в работах Налимова, можно прибегнуть к его приему – фрагментарной характеристике. Трансперсональное движение интересно, с его точки зрения, прежде всего своим «противостоянием традиционно принятому представлению о природе человека» [1993, с. 116]. Существенные характеристики этого противостояния следующие:

признание трансличностного начала человека и его иррациональной природы [1993, с. 129];

космическая природа сознания [1989, с. 29];

трансличностные состояния сознания [1989, с. 114];

космическое или вселенское сознание: в карте сознания это уровень метасознания [1989, с. 29];

новое понимание природы человека – в широком мировоззренческом контексте [1989, с. 78–81], вне рамок позитивизма [2000, c. 49];

новая философия человека, основанная на эксперименте [1989, с. 78–81];

экспериментальное изучение внеличностного – трансперсонального состояния сознания [1989, с. 78–81];

созерцание как метод изучения [1989, с. 78–81];

доктринальная свобода (трансперсональная психология впитывает в себя как опыт, достигнутый религиями прошлого так и некоторые теоретические представления современной физики) [1989, с. 78–81];

поиск новых форм существования культуры (врачевание, основанное на новом понимании смысла и существа жизни) [1989, с. 78–81];

новая, философски ориентированная терапия, стремящаяся заменить ранее существовавшие формы религиозной терапии [1989, с. 78–81];

бунт против существующей парадигмы (трансценденция личностного начала, выход за его границы) [1989, с. 78–81];

вызов традиционно принятому представлению о природе человека [1993, с. 116];

попытка трансперсонального направления стать трансдисциплинарным разделом знания о человеке [1993, с. 129];

медитация [1989, с. 192–193; с. 212–213], [1995, c. 118–119], почему медитация в наше время вдруг стала такой популярной? [1995, с. 122]4. В.В. Налимов первый в нашей стране начал писать о медитации в научных работах еще в конце 70-х гг.;

реинкарнация (создание надвременной гиперличности) [1989, с. 214], [2000, с. 246]5.

Все это, отвергаемое действовавшей парадигмой науки и философии, самым естественным образом устраивалось в вероятностной модели В.В. Налимова.

Что составляло идейный стержень его подхода? В книге «Спонтанность сознания», которую, как указывалось выше, он считает своей главной философской работой, читаем:

Опираясь на систему герменевтических представлений, мы можем думать, что Мир во всех своих проявлениях – физическом, биологическом или психологическом –устроен некоторым одинаковым образом. Его сердцевиной является некая изначально заданная данность, раскрывающаяся через число. И, наверное, все неудачи в попытке построить содержательную модель сознания кроются в страхе прослыть идеалистом. Нельзя сказать что-либо серьезное о сознании, не постулировав изначальное существование непроявленной семантики. Это, пожалуй, и есть главный вывод наших многолетних размышлений над проблемой сознания (с. 229–230).

Работы Василия Васильевича в русле трансперсональной психологии, пишет С. Шапиро, появились в основных англоязычных журналалах этого направления: The Journal of Humanistic Psychology, The Journal of Transpersonal Psychology, ReVision, The International Journal of Transpersonal Studies. Последний журнал особенно способствовал представлению его работ международной аудитории, опубликовав 22 материала, подготовленные им самим или при его участии (см. Bibliography and Website: http://panigada.hypermart.net). «Англоязычные публикации Василия Налимова внесли в трансперсональное движение интеллектуальную мощь, широту и прозорливость» [2005, с. 385].

С. Шапиро также отмечает, что не менее важными для понимания трансперсональных взглядов Налимова оказались его четыре книги, опубликованные усилиями Юджина Гарфилда в США в издательстве ISI Press: In the Labyrinths of Language [1981], Faces of Science [1981], Realms of the Unconscious [1982], Space, Time, and Life [1985]. Шапиро считает, что «публикация этих обращенных в будущее работ способствовала интернационализации трансперсонального движения и соотнесению этой области исследований с другими дисциплинами» [там же, с. 385].

Он также отмечает, что Налимов был «вероятно первым исследователем, который на основе наукометрии проанализировал и охарактеризовал область трансперсональной психологии [там же, с. 385].

Налимов приветствовал трансперсональное движение прежде всего потому, что оно противостоит традиционно принятому представлению о природе человека. В этом движении он видел бунт, вызов, брошенный современной науке в целом. И хотя, «строго говоря, это движение... не научно, но в то же время его существование оправдано свежестью мысли и успешной терапевтической практикой» [1993, с. 116].

А то обстоятельство, что взбунтовавшееся направление опирается в цитировании на признанные научные журналы, свидетельствует о том, что в самой ортодоксальной науке есть нечто, противостоящее ее парадигме. И это, с его точки зрения, – естественно, поскольку во всякой логически достаточно богатой системе должны быть высказывания, выходящие за ее границы (теорема Гёделя, о ней он много писал, в частности в [1979]).

Вероятностное видение мира стало для Налимова знаком контркультуры, поскольку язык вероятностных представлений – это переход к поведенческому описанию явлений без аппеляции к причинам их вызвавшим, отказ в рамках этого понимания от причинно-следственной трактовки наблюдаемых явлений [1995, с. 16]. В книге Space, Time, and Life (1985; русский вариант – Мир как геометрия и мера, 2000, гл. 6), прослеживая существование бейесовского (вероятностного) русла в эволюции культуры, он отмечает, что в недалеком прошлом, граничащим с нашими днями, мы наблюдаем такие внутренне близкие, но внешне отчужденные друг от друга направления мысли как позитивизм, классическая физика, дарвинизм, фрейдизм, бихевиоризм, которые развивались с опорой на глубокую веру во всесильный формализм логики, в простоту и механистичность природы, во всемогущество ее законов – безусловную осязаемость материи и абсолютность пространства и времени [2000]:

Но старое направление еще не успело изжить себя, как началась новая волна мысли: в физике возникло представление о неопределенности и нелокальности (в квантовой механике) и усилилось вероятностное начало; расшатались сами представления о существовании элементарных – далее не делимых частиц материи; исчезла самоочевидность в понимании времении и пространства; в логике и математике глубокий резонанс вызвала теорема Гёделя; в психологии появилось новое, хотя еще и не вполне признанное трансперсональное направление; наука согласилась признать принцип дополнительности; философия прошла через искушение проблемой экзистенциализма. Возник серьезный интерес к древним философским представлениям Востока – даже у физиков (с. 133–134).

Налимов отслеживает возникновение новой ценностной ориентации в русле старой парадигмы, которая во многом еще не уступила своих позиций, и особенность нашего времени, в его понимании, состоит в том, что мы живем в мире перекрывающихся парадигм.

Трансперсональное движение как новое видение природы человека интересовало его еще и в контексте экологии человека. «Такая направленность позволяет оценивать среду интеллектуального обитания и включить в нее все то, что раньше оставалось в “подвалах” сознания. Расширение духовной среды обитания меняет облик самого человека. Человек выходит из своей личностной капсулизации. Трансличностность человека становится объектом его изучения...» [1993, с. 117].

Характеризуя трансперсональное направление, Налимов отмечает, что сложившийся подход, имеющий три ипостаси – мировоззренческую, терапевтическую и научную – опирается на близкие ему исходные посылки: признание трансличностного начала человека и его иррациональной природы, которые и определяют особенности новой терапии; доктринальную свободу, привлекающую исследователей из разных областей знаний; попытку трансперсонального направления стать трансдисциплинарным разделом знания о человеке [там же, с. 129]. Это соотносилось с его стремлением создать программу комплексного изучения человека (в его домашнем архиве сохранилась целая серия докладных записок по этой проблеме).

Здесь уместно вспомнить и о Тейяре де Шардене, и о В.И. Вернадском, и о мистиках прошлого, пытавшихся войти в контакт с иными, несравненно более мощными, сознаниями. Теперь мы понимаем, пишет Василий Васильевич, что такая возможность, по крайней мере в принципе, не исключена – сознание может быть планетарным, если не вселенским. Отметим и еще одно обстоятельство: стремление к развитию многомерных личностей, так же, как и общая устремленность трансперсональной психологии, – все это опять-таки есть попытка (может быть, и не осознанная до конца) воплотить мечту о едином трансличностном сознании [Налимов, 1989, с. 228]. Во всяком случае, считает Налимов, со всей серьезностью мы должны отнестись к словам Тейяра де Шардена [1987]:

Не означает ли это (вполне возможная вещь), что ткань универсума, став мыслящей, еще не закончила свой эволюционный цикл и что, следовательно, мы идем к какой-то новой критической точке впереди? (с. 199).

Развиваемый Налимовым философский подход – принципиально трансдисциплинарен. И не только потому, что, занимаясь проблемой смыслов (их проявленности в Мире и одновременно их вневременной трансценденции), он рассматривал многообразие проявленности смыслов – через биосферу и через человекав таких сферах его деятельности, как язык, воображение и наука. (Смыслы распаковываются всегда через тексты. Человек — это тоже текст, или, точнее, многообразие текстов, грамматику и семантику которых Налимов хочет охватить единым, вероятностно задаваемым взглядом [1989, с. 6]. Его исходная позиция состояла в утверждении, что смыслы изначально заданы в своей потенциальной непроявленности [2000, с. 14], изначально существуют.) Его подход трансдисциплинарен еще и потому, что человек, как он был убежден, не может быть понят вне его сопричастности целостности мира; отсюда естественным образом следовало использование спектра знаний, накопленных человечеством, включая не только математику, физику, психологию, философию, но также религиоведение, антропологию, лингвистику, теологию. Это оказалось возможным, потому сам Василий Васильевич – ученый энциклопедических знаний, что, конечно, «явление чрезвычайно редкое в современной науке... Однако работы Налимова показывают, что времена энциклопедистов не прошли» – это отмечает Е.В. Золотухина-Аболина в своем эссе Философский универсум В.В. Налимова [2005, с. 126–127].

Коротко остановимся теперь на вежливом возражении Налимова в книге «Спонтанность сознания» в адрес буддийского идеала трансперсональной психологии [1989]:

И если медитация на низших своих стадиях раскрывает воображение, раскрепощает внутренний опыт, то на более высоких стадиях возникает ощущение безмолвия, безбрежности, Великого Молчания.... На высшей стадии достигается выход из всех конфликтов, и всякого страдания. Это полное освобождение от смыслов. Возвращение их в исходное – нераспакованное состояние. Это действительно высшая форма интеграции со вселенским началом – интеграция без каких-либо предпочтений. Здесь глубокое понимание того, что всякая система предпочтений преходяща, конфликтна, иллюзорна. Но здесь и отказ от признания творчества жизненным началом мира.

С этим, по существу буддийским, идеалом смыкается и устремленность некоторых мыслителей трансперсональной психологии. Но опасность потери активного творческого начала в жизни не может не вызывать возражения (с. 214–215).

Позже в книге «В поисках иных смыслов» [1993] он сформулировал следующее пожелание, завершая наукометрический анализ журнала трансперсональной психологии:

Хочется думать, что в будущем границы трансперсонального подхода существенно раздвинуться – он должен будет ближе сомкнуться с философской мыслью Запада (прошлого и настоящего), с современной наукой, и прежде всего с математикой, теоретической физикой и, может быть, даже с космогонией. Если мы хотим подойти к решению пресловутой проблемы сознание–материя, то нужно будет найти язык, на котором можно было бы описывать как семантический Мир, так и Мир физических явлений. Развитие физики уже давно идет по пути геометризации ее представлений... Отсюда естественно обращение к геометризации и семантических представлений [Налимов, 1989], а следовательно, к математике [Nalimov, 1989] и теоретической физике (с. 130).

Ему было бы очень интересно узнать, как обстоят дела сейчас. У него на глазах возникала и утверждалась новая дисциплина, с которой в идейном плане оказался соотнесенным его собственный научный бунт. Он всегда любил еретиков и часто мыслью переселялся в великую эпоху между II и III веками после рождения Христа, вдохновляясь тем, что расцветало в то время в средиземноморском бассейне. Здесь надо процитировать пассаж, отмеченный им в книге Умберто Эко Маятник Фуко[1995]:

...Была в полном расцвете эпоха Апулея, мистерий Изиды, этого великого возрождения духовности, какими были неоплатонизм, гностицизм6...

Благословенны времена, когда христиане еще не завоевали власть и не затравили насмерть еретиков. Прекрасны времена присутствия Nous, озаренные экстазом... (с. 215)

В.В. Налимов не раз задавался вопросом: возможно ли новое Средиземноморье в наши дни? Он серьезно относился к мистицизму, особенно к гностическому его проявлению. Мистицизм для него – это прежде всего осознание причастности человека всему Мирозданию; вера в то, что человеку открыта не только посмертная земная реинкарнация, но и странствие в мирах и веках, связанное с дальнейшим духовным раскрытием человека [Налимов, 2000, с. 246]. Таким образом, гностицизм оказался также в ряду трансперсональной размерности его мировидения.

Это непосредственно связано с личностью Василия Васильевича. В своем эссе о нем С. Шапиро обратил на это внимание [2005]:

Будучи одним из ранних участников трансперсонального движения, обогативших его своей личностью, мыслью и опытом, Василий сам мог бы служить воплощением трансперсональной перспективы такого уровня, которого это движение прежде не знало. Уже в юности он увлекся идеями мистического анархизма, духовного движения России, идеалы которого вдохновляли его на протяжении всей жизни. Позднее он многие годы провел в ГУЛАГе и ссылке, где прошли проверку и выдержали испытание его трансперсональный дух и отвага (с. 385).

Действительно, «трансперсональный дух» коснулся жизни Василия Васильевича еще в молодости не только обучением, но еще и событием рыцарского посвящения в движении МА. И это была не просто орденская процедура, но результат длительного совершенства ума и сердца, соотнесенного с интуитивным пониманием тех тайн «которые разум не может объяснить, – это глубинный процесс, медленное изменение ума и тела, которое может привести к познанию добродетелей высшего порядка, вплоть до завоевания бессмертия... но это что-то интимное, тайное. Оно не выливается наружу, оно целомудренно» [Эко, 1995, с. 249]7.

Отсюда проистекает внимание Налимова к иррациональному, медитации, реинкарнации, к величию тайн («Величие человека измеряется величием тайн, которые его занимают»). В его трудах философской направленности мы находим разработку этих тем. Более того, все его творчество, «научная экспериментальная, интегративная интеллектуальная деятельность» вдохновлялись идеями, воспринятыми им в движении МА.

Это особая страница в биографии Василия Васильевича и говорить об этом надо подробнее, но здесь только замечу, что свой лагерный срок он получил в связи с принадлежностью к этому движению, в котором участвовал с 16 до 26 лет, вплоть до своего ареста в 1936 г.

Анархизм, писал Налимов, не какая-то социально-политическая структура, а мировоззрение. В него следует вдумываться, а не поносить, потому что его изначальный преобладающий смысл состоит в праве личности сопротивляться насилию в любой его форме и защите права на свободу решений во всех сферах бытия – личной, социальной, научной, духовной [2000, c. 53].

Философски ориентированные анархисты-мистики делали попытку построить транскультурное мировоззрение, опирающееся на все многообразие духовного опыта прошлого, не противопоставляя его современной науке. Прошлое интерпретировалось в культуре настоящего. Но в 30-е годы XX века началось тотальное истребление всякого инакомыслия в нашей стране [Налимов, 1993, с. 121].

С медитацией Налимов познакомился еще в юношеском возрасте в движении анархистов-мистиков, и на Колыме это умение оказывалось мостом к звездному небу над бездной лагерной тьмы. Подробно обо всем этом Василий Васильевич пишет в биографической книге «Канатоходец» [1994].

Что здесь существенно?

В этой книге есть глава под названием В защиту анархизма, заключительная часть которй передает главный пафос этого раздела – Ненасилие как идеал социальной святости. Думаю, что это квинтэссенция духовной позиции Налимова, в основе которой лежит глубокое понимание смысла идеала. Идеал в реальной жизни недостижим, но «если он отчетливо разработан и достаточно осмыслен, он помогает благоустройству жизни» [1994, с. 352].

Литература

  1. Гроф С. 1992. Области человеческого бессознательного: Опыт исследований с помощью ЛСД. (К XIX Всемирному философскому конгрессу). М.: ИНИОН РАН, 314 с.

  2. Золотухина-Аболина Е.В. 2005. Философский универсум В.В. Налимова. Я друг свобод… В.В. Налимов: вехи творчества, т. 2. М.: Водолей Publishers, с. 126–139.

  3. Налимов В.В. 1979. Вероятностная модель языка. Издание 2-е, расширенное. М.: Наука, 303 с. 2003 – издание 3-е, расширенное. М.: Водолей Publishers, 367 с.

  4. Налимов В.В. 1989. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.: Прометей, 287 с.

  5. Налимов В.В. 1991 а. Требование к изменению образа науки. Вестник Московского университета, серия 7, философия, № 5, с. 18–31.

  6. Налимов В.В. 1991 б. Как возможна математизация философии? Вестник Московского университета, серия 7, философия, № 5, с. 7–17.

  7. Налимов В.В. 1993. В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, 280 с.

  8. Налимов В.В. 1994. Канатоходец. М.: Издательская группа «Прогресс», 456 с.

  9. Налимов В.В. 2000. Разбрасываю мысли. М.: Прогресс-Традиция, 344 с.

  10. Налимов В.В. 2003. Вероятностная модель языка. Издание 3-е, расширенное. М.: Водолей Publishers, 367 с.

  11. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. 1993. Трансперсональное движение: история и перспектива. В кн.: В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, с. 116–129.

  12. Налимов В.В. 1995. В кн.: Философы России XIX–XX столетий. М.: Книга и бизнес, с. 407–408.

  13. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. 1995. Реальность нереального. М.: Мир идей, 432 с.

  14. Шапиро С. 2005. Понимающий Вселенную. Я друг свобод… В.В. Налимов: вехи творчества, т. 2. М.: Водолей Publishers, с. 383–391.

  15. Эко У. 1995. Маятник Фуко. Киев: ВИТАЛ-ПРЕСС, 746 с.

  16. Grof S. 1982. Nalimov V.V. Realms of the Unconscious: The Enchanted Frontier. Philadelphia, Pa: ISI Press, 1982. $ 29.50, 320 p. The Journal of Transpersonal Psychology, v. 14, № 2, p. 186–188.

  17. Jonas H. 1958. The Gnostic Religion. Boston: Beacon Press, 289 p.

  18. Nalimov V.V. 1982. Realms of the Unconscious: The Enchanted Frontier.Philadelphia: ISI Press, 320 p.

  19. Nalimov V.V. 1985. Space, Time and Life: The Probabilistic Pathways of Evolution. Philadelphia: ISI Press, 110 p.

  20. Nalimov V.V. 1989. Can philosophy be mathematized? Probabilistic theory of meaning and semantical architectonics of personality. Philosophia Matematica, II, v. 4, № 2, p. 129–146.

  21. Nalimov V.V. 1995. Facing the mystery: A philosophical approach. The International Journal of Transpersonal Studies (Entering the Light: Voices of Russian Transpersonalism), v. 14, Supplement, April, p. 25–29.

  22. Nalimov V.V. 1996. Les Mathématiques de l’Inconscient. Paris: Éditions du Rocher, 488 p.

  23. Nalimov V.V., Drogalina Zh. 1995. The emergence of transpersonal psychology in Russia: A dialogue. The International Journal of Transpersonal Studies (Entering the Light: Voices of Russian Transpersonalism), v. 14, Supplement, April, p. 20–24.

  24. Nalimov V.V., Drogalina Zh. 1996. The transpersonal movement: A Russian perspective on its emergence and prospects for further development. The Journal of Transpersonal Psychology, v. 28, № 1, p. 49–62 (Drogalina J.A.).

  25. Santayana G.O. world, thou choosest not the better part. In: One Hundred and One Poems of Romance. Chicago: Contemporary Books, 140 p.

Навстречу 7-ой конференции АТПП

Тезисы пленарных докладов

БЕЗУМИЕ И ТВОРЧЕСТВО (трансперсональный взгляд)

Владимир Майков (Москва)

Рубрика: НАШ ЧЕЛОВЕК

Однажды Хидр, покровитель суфиев и их проводник, обратился к человечеству с предостережением о том, что скоро произойдет смена вод: вся привычная вода уйдет и появится новая, от которой люди станут сходить с ума.

Случилось так, что только один человек понял смысл сказанного. Он собрал большой запас воды и надежно припрятал его в пещере.

В назначенный день иссякли все реки, высохли колодцы. И запасливый мудрец удалился в свою пещеру утолять жажду. Когда он увидел, что реки вновь возобновили свое течение, он спустился к людям взглянуть, что творится. Обнаружилось, что теперь все они говорят и думают не так, как прежде, что они забыли о своем прошлом и о предостережении Хидра. Когда же мудрец попытался заговорить с ними, то понял, что его принимают за сумасшедшего. При этом жалеют или проявляют враждебность, но никак не понимание.

Поначалу он совсем не притрагивался к новой воде и постоянно возвращался к своим запасам. Но в один прекрасный день он решил пить новую воду, так как его поведение и мышление, выделявшее его среди остальных, сделали жизнь невыносимо одинокой. Он испил новой воды и стал таким как все. И тогда он забыл о своем запасе иной воды, а окружавшие его люди сочли, что этот сумасшедший чудесным образом исцелился от своего безумия.

УМ ЗА РАЗУМ

Монолог, произнесенный в стенах Института философии директором Трансперсонального Института Владимиром Майковым специально для i

(i сохраняет авторские обороты и интонации)

Безумное - нормальное... Это соотношение неизбежно. О безумии можно говорить только с точки зрения нашего обычного опыта. Сумасшествие всегда определяется только по отношению к норме. Само по себе оно не имеет смысла.

Проблема возникает, когда человек не в состоянии адаптироваться к тому миру, в котором он живет, к нормальной жизни. Тогда появляются другие методы приспособления. И безумие - один из них.

Знание нормы, понимание ее и следование нормальному поведению позволяют человеку чувствовать себя уверенно в обществе ему подобных. И из этого нормального состояния он ";общается"; со всеми экстремальными и необычными. Сталкиваясь с ними, он отдает себе отчет, что находится в состоянии, несколько отличном от ";правильного";: я пьян, я раздражен, я веду себя как дурак, я сейчас взорвусь и т.п. Тем он и отличается от человека больного - тот не отдает себе отчета в состоянии, в котором находится. Когда мы перестаем контролировать свое поведение, мы все становимся более или менее безумны.

Современная психотерапии считает одним из основных корней безумия практику подавления и отсутствие поддержки со стороны окружающих. Поэтому в первую очередь она дает человеку основополагающую поддержку: все правильно, все хорошо, тебе совершенно не о чем беспокоиться.

( Поля: В этом состоит послание Кутузанпо, изначального Адибудды) На уровне обычной жизни это значит, что нет необходимости кому-то что-то доказывать, нет необходимости беспокоиться о том, как тебя примут другие. ...Да, у меня есть недостатки, и прекрасно, я принимаю их все, всего себя со всеми своими характерными особенностями...

На более глубоком уровне поддержка работает на достижение полного согласия с самим собой: все хорошо, не надо ничего менять, расслабься и приди к своей изначальной природе. В этом основа основ. И для многих духовных практик, а теперь и для психологии и психотерапии. Отцы так называемой антипсихиатрии - Купер, Лэйнг и другие - увидели проблему безумия совсем с другой стороны. (Поля: НОРМА И ОПЫТ) Не как на болезнь, а как на опыт, на необычный опыт. Как на более широкое понятие нормы, за которую так держится общество. Может быть, это как раз общество безумно в том, что отдельных своих членов и отдельные свои проявления оно воспринимает как ненормальные и репрессирует их. А это, в свою очередь, еще сильнее фиксирует неадекватные формы приспособления...

Как общество договаривается о нормальности? В основу кладутся моральные правила (десять заповедей), плюс золотое правило поведения - веди себя с другими так, как хочешь, чтобы они вели себя с тобой. Но помимо того, норма обрастает еще увесистым багажом добровольно-принудительных правил, претерпевающих изменения вместе с переменами в обществе. Норма передается, сохраняется и видоизменяется через сложные механизмы обычаев, законов, моды и пр.

В каждом обществе, помимо действующей нормы, существуют окраины - крайние, необычные проявления. Их представляют маргиналы, люди экстравагантные, выходящие за рамки принятой нормы. Судя по всему, маргинальность эта характерна для людей творческих, ищущих - всякого рода неформалов и экспериментаторов. Мы смотрим на этих людей как на необычных и ненормальных. Но весь парадокс заключается в том, что деятельность их жизненно необходима для общества. Именно через их ";маргинальную"; практику происходят прозрения, делаются открытия, вводятся новые стили жизни и разрабатываются совершенные технологии. Все новое появляется сначала под маской безумия. Все новое - это новый, необычный опыт. И для общества и для каждого человека. Обычный страх перед безумием - это страх перед собственной тенью. (Поля: юнгианское shadow). Мы проецируем свой страх выйти за норму на других людей, объявляя их ненормальными и репрессируя их.

Безумие неотделимо от жизни каждого человека, от его роста.

Станиславу Грофу принадлежит определение безумия как духовного кризиса.

Его мысль заключается в том, что поведение, которое мы называем неорганическими, или функциональными, психозами, то есть поведение взбудораженное, неконтролируемое, с сильнейшими переживаниями, типа Я Бог или Меня все преследуют, переживаниями, необычными по силе и плотности, часто (но не во всех случаях) оказывается процессом трансформации. Человек развивается духовно. Но и он сам, и окружающие воспринимают его поведение как безумное. Традиционная медпрактика относится к таким проявлениям репрессивно. В лучшем случае прибегает к транквилизаторам. То есть, вместо того, чтобы поддержать процесс роста, его подавляет.

(Поля: ШИРОКИЙ УМ И НОРМАЛЬНЫЙ РАЗУМ) В процессе своей исследовательской работы Гроф установил, что безумие переживают все люди в тех или иных ситуациях. При приеме психоделиков, например, все, и здоровые и больные, переживают похожие состояния. Таким образом, то, что мы принимаем за безумие - это просто иное качество энергии. Если мы вспомним христианских святых, буддийских мастеров, суфийских дервишей или, например, гениальных творцов - везде мы встретим безумие. Да, случается, что мы перерастаем уровень нормальный и уходим туда, где ";ума"; нет. (Поля: читай: разум. Речь идет о ";нормальном уме";, т.е. разуме, рассудке, на который опирается норма).

И здесь очень важно иметь экспертов по тем способам ориентации, бытия, познания, где обычного ума недостаточно, но необходимо что-то другое. Необходим адекватный проводник. Не обычный психиатр, который не понимает, что происходит, и потому не пущает, который и на шамана смотрит как на эпилептика или параноика. Нужен человек, который видит за безумием необычные состояния сознания, необычный человеческий опыт. В современной западной психологии этот опыт исследуют и изучают два направления: трансперсональная психология и антипсихиатрия.

Духовный кризис - это когда старое Я уже не работает, а новое Я еще не созрело. В такой ситуации раскрытия и кризиса неизбежно оказываются, например, люди, которые начинают заниматься духовными практиками. В этот критический момент перехода от нормального ума к расширенному и необходима поддержка и путеводители.

Самую лучшую поддержку способны оказать серьезные духовные практики и современные специалисты трансперсональной медитации.

То, чем занимаются люди, которых можно назвать пионерами в области современной психологии и психиатрии, - это удивительное путешествие в мир безумия, которое они совершают вместе со своими подопечными. Замечу, что последних никогда не называют больными. Вообще, современные исследователи человеческого сознания исключили из своего словаря термины ";безумие"; и ";ненормальность";. Они называют это экстремальными состояниями с тем, чтобы не было патологического оттенка.

В Москве ежегодно появляется 30 000 шизофреников. Они вылечиваются, и на их место приходят 30 000 новых. Растет численность населения (популяция) - увеличивается количество безумных, изменяется интенсивность жизни ¤ изменяется соотношение между нормой и безумием. Как будто в обществе действует Закон Сохранения числа дураков и безумцев. В каждой деревне есть свой дурачок, знахарь, несколько кликуш, истеричных людей, большое количество нормы, аксакалы, олицетворяющие здравый смысл, есть дебилы и имбицилы в разной степени,.. но в общем это нормально, и если какой-то дурак выздоровел, то вакантное место занимает другой человек, который начинает играть его роль в общегородской или деревенской общине. Действует некий Закон Постоянства. (Поля: по Арни Минделлу ";Тени городов";)

Если мы смотрим на проявления безумия в системе всех отношений, мы видим, что это просто роли, которые мы играем,.. и в которых мы застреваем. Проблема безумия - проблема коммуникации, общения. Если мы честно взглянем на себя: кто из нас в жизни ни разу не был дурак дураком? Бывают ситуации, когда нас можно поставить в роль дурака, просто применяя к нам соответствующее обращение. В другой ситуации мы блещем талантами, мы нормальны, а в третьей опять окажемся в невыгодном положении. Таковы возможности нашей адаптации, те роли, которые оказываются нам по плечу в конкретных ситуациях. Если нормальный человек более пластичен в этом спектре ролей, то тот, кого мы называем безумным, застревает в каком-то одном состоянии, и оно становится устойчивой адаптацией.

Современные методы работы с безумием подразумевают, что прежде нужно бесстрашно войти в мир необычных состояний, чтобы самому пережить их как свои возможности. Нужно получить некое посвящение в безумие, чтобы снять свои собственные ограничения и страхи к тому, чтобы переживать необычное.

Как говорят буддийские мастера, вся работа психотерапевта есть работа по улучшению кармы. Давая основополагающую поддержку - все хорошо, тебя принимают таким, какой ты есть, входить в мир безумного, расширять его и помогать нарабатывать положительную карму. Быть честным по отношению к человеку, не давать нового ";расщепления";, помогать ";распутаться";, прояснять ситуацию. Через поведение, поступки, несовершение зла, сострадание, через размышления и практику в широком смысле этого слова появляется больше позитивных переживаний, меняется состояние, открывается выход из порочного круга.

(Поля: Я И НЕ-Я) Буддийские мастера говорят, что все мы психически больны. Потому, что свое ограниченное кармическое видение мы выдаем за весь мир. А наш ограниченный мир еще и иллюзорен, ибо в нем мы верим в наличие Я.

Я сводит нас с ума. Я, со всеми теми механизмами, которые поддерживают его существование. В современной психологии речь уже не идет о Я, говорится о способах самоидентификации, многообразии ролей, устойчивых конфигурациях психики. По жизни мы проходим через разные пластические идентичности, называя все это словом Я.

Буддисты идут еще дальше и говорят, что нет даже и этого Я, что все происходит из пустоты, и Я - только различные спектры проявления из открытого пустого пространства... Все мы невротики потому, что считаем Я устойчивым и реальным. Это основа для безумия. Человек, который верит в личное неизменное Я, потенциально болен и может стать клинически больным. Всегда есть вероятность, что это случится с одним из нас. Для каждого человека уготованы ситуации, в которых его разум может не выдержать, не сумеет адаптироваться, приспособиться. А ситуации такие возникают потому, что человек постоянно растет, превозмогая свое Я, выходит в более широкий мир. И в этот момент рискует сойти с ума.

(Поля: К вопросу о манипуляции сознанием).

Каждый человек имеет острие духа, но если он не разовьет его, то будет ";съеден орлом";. За свою свободу нужно бороться. Если мы не владеем собой, то владеют нами. Мы очень многого не осознаем, поэтому не можем отделить просто общение от манипулирования нашим сознанием. В работе психотерапевта также присутствует манипулирование (как в работе телевизионного ведущего), которое помогает настроиться на происходящее в мире. Поэтому психотерапевт всегда должен оставаться специалистом по сопровождению, главным же действующим лицом в любом случае является его подопечный. Каждый должен учиться самостоятельно работать со своими состояниями, в том числе негативными. Ближе узнать себя можно только через знакомство с собственными экстремальными состояниями. При этом безумие хранит тайну - тайну творчества. Человек, не знакомый с собственным безумием, бесплоден как творец. Почитайте ";Жизнь замечательных людей";. Обратите внимание на родство гениальности и помешательства. Вспомните про безумие, насылаемое богами, - божественное безумие Платона.

ТРИ СПОСОБА РАБОТЫ С ДУШЕВНЫМИ СТРАДАНИЯМИ:

1) психотерапия (адаптация к нормальной жизни)

2) искусство (разрядка напряжения)

3) духовные практики

В христианстве и буддизме методы помощи безумцам интегрированы в жизненный опыт и не выделяются в отдельную область. Христианская практика нравственности говорит: борись со страстями, не допускай их. В буддизме существуют тантрийские методы работы со страстями, трансформация их в мудрость. Если для тебя характерны какие-то проявления гнева, зависти, недоброжелательства, агрессии, ты начинаешь делать соответствующие практики и тренируешься опознавать свою скрытую характерность, которая на самом деле и сводит тебя бессознательно с ума. Опознавать ее как свою силу, как свою энергию. Духовные практики расширяют сознание и снимают ограничения, загоняющие нас в угол. Христианская аскетика, монастырские уставы, буддийская дисциплина - все начинается с отслеживания эмоций, порождающих страсти. За этим следует работа со страстями, их трансформация - ведь страсти накапливают негативные тенденции и вносят путаницу в наши жизни, и снятие ограничений - выход в другие состояния, пространства, за пределы ума. (Поля: ";нормального"; ума) .

Все три способа работы с состояниями человеческого сознания присутствуют в практике шамана. Шаманизм, по большому счету, является архетипом встречи человека с неизвестным.

(Поля: Из истории...)У истоков человеческого рода лежит безумие, глобальная шизофрения. Современный рассудок формировался с течением истории, в ответ на жизненное требование устойчивого ядра, которое регулировало бы социальное поведение, - нормы. Однако отношение к безумию долгое время оставалось мягким, радикально изменилось оно после практики Инквизиции. Когда христианская Церковь стала относится ко всему языческому прежде всего как к демоническому. И все ";голоса";, отличные от голосов пророков и Библии стали восприниматься как бесовские. Необходимость контроля этих голосов и привела к формированию института безумцев в современном понимании. Формировалась ИДЕОЛОГИЯ! Параллельно с этим шли пытки, история тюрьмы. Всех ненормальных в плане поведения изолировали и репрессировали. И, в конце концов, где-то в 16 веке безумцев стали содержать вместе с преступниками. Только в 18-19 вв. стали появляться сумасшедшие дома, где безумцев изолировали от общества. А в эпоху гуманизма моря бороздили корабли дураков - общество выпускало на волю волн, на все четыре стороны, ни к чему не пригодную сумасшедшую братию.

Современная психиатрическая практика неотделима от практики медицинской. В ее основе лежит подход к человеческому телу как к механизму, как к машине. Психические же болезни рассматриваются как неполадки тела. Конечно, есть безумие врожденное, запущенные случаи и необратимые процессы. Не все безумие - духовный кризис, но и далеко не все - болезнь. Часто безумие - священно, оно несет в себе наше творческое измерение. Наши творческие возможности. (Поля: В играх с безумием, в этой охоте за бессознательным, действует закон: умные становятся умнее, а глупые глупее.)

Практическое, конкретное знакомство с безумием ждет каждого из нас, по крайней мере в момент смерти, в Бардо. Для того, чтобы не сойти с ума в ответственный момент и не пропустить Ясный Свет, полезно познакомиться со всем этим сейчас, пока мы в состоянии это сделать.

Владимир Козлов, ЯрГУ

ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА

ТВОРЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ЛИЧНОСТИ.

В процессе формирования интегративной психологии (Козлов, 1999) мы заявили, что ее прагматическая цель - изменение структуры и формы сознания человека, обретающего в результате способность мыслить, рефлексировать, действовать адекватно в соответствующей социокультурной среде и на сущностном уровне трансформировать homo sapiens и homo habilis (человека разумного и умелого) в homo ludens и homo creacoficus (человека играющего и творящего мудрость).

Наши многолетние исследования показывают, что притягательная сила творческих (ресурсных, эвристических, потоковых, расширенных) состояний сознания обеспечивается рядом важных признаков. Как показывают нейропсихологические, психологические и социально-психологические эксперименты, они сводятся к следующим качественным отличиям (признакам, свойствам):

1. Трансценденция Эго. В эвристическом акте сам действующий субъект исчезает, то есть ";чувство себя";, «Я-ковость», самосознание и самоидентичность теряется.

Отсутствие Эго в сознании не означает, что человек теряет контроль над своей психикой или над своим телом. Эго растворяется на высшей точке управления ситуацией, действия человека становятся средством выражения и реализации своего ";Я"; как системы взаимодействия с действительностью.

В творческом процессе человек настолько вовлекается, погружается в то, что он делает, что у него исчезает осознание себя как чего-то отделенного от совершаемых им действий.

В процессе творчества возникает единая когнитивно-ментальная структура сознания человека, которая, растворяя «Я» в деятельности, растворяет деятельность в «Я».

В некотором смысле – творчество – всегда забывание себя, некое заклание, жертвоприношение «Я».

В результате трансцендирования (выхода за пределы своего ";Я";) происходят существенные изменения в ценностно-смысловой сфере личности, начинают действовать механизмы сверхсознания. Здесь человек испытывает дистанцированность от других людей, погружается в собственное интеллектуальное переживание. Уединение становится сродни самотворчеству, выступает как необходимое условие для ";труда души";. В этом аспекте мы можем вспомнить мысль А.Маслоу о творческом аспекте состояния одиночества и что одиночество является одним из отличительных признаков самоактуализирующееся личности. Человек в таком состоянии представляет собой своеобразный телесно-духовный континуум. Он осмысливает себя метафизически.

В творческом состоянии человек может привносить трансцендентный смысл во внешнюю реальность, и может извлекать его оттуда.

Наше понимание творческого акта как расширенного состояния сознания имеет несколько значимых аргументов:

  • Эго перестает быть «кожным». Личность не идентифицирует себя только тем, что находится под кожей, она расширяет свои границы, растворяется в знаковых системах (научное, литературное, поэтическое творчество), в других людях (коммуникативное взаимодействие – «упоение общением»), в природе (в эстетическом восприятии, медитации, экстремальных видах спорта), технических объектах (гонщика с автомобилем, токаря со станком, программиста с компьютером и др.).

  • Личность становится частью действующей системы, большей, чем его индивидуальное ";Я";. За счет интроецирования деятельностной среды, пространства ее реализации, само Эго становится «расширенным» в аспекте идентичности.

  • возникает интеграция всех языков сознания (ощущения, эмоций, образов, символов, знаков) и чувственного отражения опредмеченной реальности в мышлении личности, синтетические способы познания и интерпретации мира, при которых задействованы всевозможные виды чувственно-логического опыта.

  • В творческом акте человек действует как источник своих сущностных сил. Осваиваемая и порождаемая деятельностная среда предстает как адекватное, истинное отражение глубинных интенций личности, его потенциальности. Человек существует в опредмеченной деятельностной среде как Демиург, создатель, который и творит ее, и отображает себя в ней наиболее полно и целостно.

  • творчество дает возможность проявить ресурс витальности человека, его энергии, жизненных сил. Не только воодушевление, прилив сил ассоциированы с творческим процессом, но и возможность почти неимоверной интенсивности усилий в длительное время: без пищи, без сна, без отдыха.

2. Трансценденция времени. Мы еще в начале 90-х годах экспериментально доказали искажение восприятия времени в расширенных состояниях сознания. Вне сомнения, такого рода искажения существуют и в «потоке». В творческом состоянии сознания человек теряет адекватное чувство времени. В основном возникает феномен искажения временных промежутков в сторону их сокращения (час как несколько минут, день как час) или возникает аутизация такого уровня, когда восприятие времени полностью исчезает и личность «обнаруживает себя» во временном промежутке – «уже утро оказывается».

Искажение восприятия времени связано с аутизацией сенсорных систем (в том числе кинестетической и слуховой, которые играют самую важную роль при точном различении промежутков времени). Феномен также связан с подавлением таких психофизиологических механизмов восприятия времени, каковыми являются разноуровневые биологические ритмы, связанные с удовлетворением биологических потребностей.

Человек «забывает» не только привычно дышать с характерным личностным паттерном, переходя на биологическое (животное) связное дыхание.

У человека меняется режим питания. Часто в творческом процессе человек «постится», «забывая» покушать, может длительное время не пить, меняется ритм удовлетворения выделительных функций.

Трансценденция времени, искажение базовых его переменных (длительность, скорость протекания и последовательность) в эвристическом потоке обусловлен, таким образом, психофизиологическими механизмами. Но нам бы хотелось сделать некоторые дополнения, которые продиктованы нашим исследовательским опытом:

а) Искажение восприятия длительности временных периодов существенно зависит от «поглощенности» деятельностью. Интеграция мира, который находится в человеке(психосемантический предметный мир), и мира, в котором находится и действует человек(предметная физическая среда) в творческом процессе приводит к ситуации, когда привычные способы картирования времени подавляются. Это подавление привычных механизмов структурирования времени приводит к искажению его восприятия.

б) В творческом акте нивелируется граница между объектом и субъектом, между тем, что есть (предметная среда) и тем, что есть для субъекта (индивидуальное психосемантическое пространство). Творчество происходит в полном присутствии в «здесь и сейчас», растворении личности в происходящем процессе. Это некий аналог архаического восприятия реальности (презентизм первобытного мышления), когда мир распаковывается в ежесекундном присутствии. «Между секундами есть брешь, которая называется вечностью» (Козлов, 1993). В творческом процессе происходит некое «выпадение» из континуума линейного времени: из привычного «прошлое-настоящее-будущее» в полное присутствие «в здесь и сейчас» - без всего, что было, и без всего, что будет. Пиковые творческие состояния открывают врата вечности. У меня есть подозрение: творчество особо притягательно тем, что дает вкусить нектар бессмертия.

в) Третьим дополнительным истоком трансценденции времени являются особые эмоциональные состояния, которые возникают в ходе творческой деятельности. ";Душой исполненный полет";, как Пушкин описывал творческий процесс, сопровождается чрезвычайно неординарными эмоциями. Они многообразны: эстетический восторг, мистический экстаз или инстаз, трепет, таинственность, чувство парения души, ликования, наслаждения процессом деятельности, изумления- умиления открытием, упоения действием, радости бытия.

Чувство упоения следует отличать от чувства удовольствия, которое также может приносить процесс деятельности. Удовольствие можно испытывать без приложения каких-либо усилий, поэтому оно не ведет к росту и развитию личности. Чувство же упоения не может возникать без полной отдачи сил.

Ресурсное состояние сознания имеет непостижимое великолепие эмоционального состояния. Само понятие наслаждения не настолько точно раскрывает содержание состояния. Мы можем, наверно, выделить две возможные версии эмоциональных паттернов, сопровождающих «поток»:

  • творческий экстаз, который связан с сильным возбуждением, часто безудержной энергией и восторгом, неуправляемостью, мощными эмоциями, граничащими с безумием и социальной неадекватностью (аналог религиозного экстаза);

  • инстаз – более дисциплинированное, систематическое и потому сохраняющееся во внутреннем сознании. В ресурсном состоянии сознания мы всегда можем дифференцировать мыслящего субъекта, мышление как процесс и мыслимое как содержание деятельности. Когда эти три составляющие сливаются друг с другом и растворяются в единстве – это и есть ресурсное состояние сознания.

Инстаз мы бы обозначили как глубокую медитацию на истину. А в эмоциональном состоянии – это тихое умиление-восторг-радостность и созерцательность.

Поэтическое «Счастливые часов не наблюдают» является точным описанием влияния эмоционального состояния на восприятие времени в творческом процессе.

3. Трансценденция пространства – индифферентное отношение к качественным характеристикам пространства, их трансформация или полная отрешенность от этих качеств.

Основным механизмом возникновения этого феномена является трансформация объективного пространства среды в субъективный предметный мир личности.

Мы можем рассматривать этот феномен в трех аспектах:

Во-первых – индифферентность по отношению к физическим характеристикам пространства. В творческом состоянии сознания личность перестает замечать такие важные параметры как эстетические характеристики (красиво-безобразно) и все образные переменные, которые находятся за пределами деятельностной активности, звуко-шумовые характеристики (человек как бы перестает слышать), температурные (тепло-холодно), обонятельные, вкусовые и даже степень удобства (комфорт-дискомфорт, удобно-неудобно).

Во-вторых, трансценденция социальных характеристик пространства: теряется половая (мужчина-женщина), интеллектуальная (умный-глупый), эстетическая (красота-безобразность), социально-иерархическая(крупный начальник-подчиненный, богатый-бедный) значимость других людей.

В-третьих, происходит сужение стимульного поля восприятия пространства до значимых, референтных, обеспечивающих деятельность переменных.

Трансформация качеств пространства может сводиться к антропоморфизации природных объектов и вещей. Известно, что человек может воспринимать свойства того или иного объекта как со стороны самого объекта (";космический холод";), так и со стороны субъекта (";холодок между лопатками";).

Человек способен перевоплотиться в неодушевленный предмет, видеть его как бы ";изнутри";, вступать в ";диалог с вещами";, истолковывать их поведение с точки зрения человеческих мотивов. Иначе говоря, сознание человека спонтанно стремится к одухотворению, анимации всех объектов, с которыми он контактирует.

Он наделяет животных и растения, неодушевленные предметы и отвлеченные (высокоабстрактные) понятия человеческими свойствами - сознанием, мыслями, чувствами, волей (антропоморфизм). Так, скрипач олицетворяет (персонифицирует) свою скрипку, программист – компьютер, плотник – топор, водитель - машину. Средневековые рыцари одушевляли свой меч, моряки парусного флота - корабль. Существует религиозная персонификация мира (пантеизм, абсолютная идея, Бог, Универсум, Мировая Воля, Брахман, Высший Разум).

Феномен антропоморфизации природы и вещей, созданных человеком (рукотворный мир, или ";вторая природа";) как партнеров по ";общению";, имеет, видимо, глубокие корни в человеческой психике. Сами способы восприятия и действия с предметами внешнего (добавим - и внутреннего) мира включают в себя ";позицию партнера"; по общению. Их можно рассматривать как трансрациональные протофеномены сознания человека, позволяющие ему осуществлять с природой "; a livre ouvert";, что в переводе с французского означает - действовать без подготовки, ";читать по раскрытой книге";, ";петь с листа";.

Человек выступает в функции трансцендентного субъекта, которому истина дана ";как на ладони";, и он действует ";как по нотам";, записанным в партитуре природы. В этом аспекте мы очень много писали об «изначальном состоянии сознании», при котором личность теряет свою субъектность и «растворяется в одухотворенном космосе» (Козлов, 1999)

4. Трансперсональность – в результате трансцендирования Эго происходит замещение этого смыслового пространства идентификаций надличностной феноменологией. У человека, на фоне трансценденции Эго, возникает состояние Боговдохновенности Демиурга: «Мысли льются», «Идеи падают с небес», «Открывается Канал», «Бог творит»…

Творчество происходит. Не человек, не личность творит, а через человека происходит творчество. И этот процесс не только озарен таинством, мистерией творчества, но и наполнен переживанием реализации своей миссии, высшего смысла бытия в мире, исполнением предназначения.

Ресурсное состояние жестко ассоциировано переживанием функции трансцендентного субъекта, которому истина дана «как на ладони» и мир открыт и сущностно понятен. Но при этом не по твоей воле, а по «Его». Если творчество происходит, то оно «боговдохновенно», ты, твое сознание, твое Эго просто являются инструментом проявления и раскрывания истины жизни.

Мы предельно хорошо понимаем, что термины, которые здесь употребляются, весьма ненаучны. Но нужно понимать, что само творчество часто проживается как мистическое состояние, которое ты «заслужил», «достиг», которое с тобой «случилось».Как мы уже указывали выше, ресурсное состояние сознания – это экстатическое или инстатическое состояние, «захватывающее» человека. В этом состоянии доминирует мотивационно-эмоциональная сфера мышления, а не рационально-логический интеллект и доминирует духовность как направленность к высшим силам личности.

Самосознание человека релевантно ощущению демиурга. В процессе творения не столько человек создает те или иные идеи, образы, лингвокреативные (языкотворческие) символы и знаки, сколько продуктивные идеи «создают» человека – в их власти находятся увлеченные своими действиями люди. Действующая личность раскрывается как «causa sui» (причина себя). Так, личность, со-творяет себя и «о-творяет» (открывает другому) – в моментах выхода за границы себя (в межличностное пространство) и своих возможностей (знаний, умений, способностей); представленности себя в других людях (бытие человека в другом человеке) и воспроизводстве другого человека в себе.

Подлинный смысл ресурсных состояний сознания – это не столько погружение вглубь бесконечного антропокосмического для того, чтобы найти для себя нечто новое, сколько постижение глубины конечного «Я», чтобы найти неисчерпаемое и обрести духовное измерение бытия. Человек на этом пути «взращивает» в себе не только Субъекта Деятельности, но и Субъекта Мира. В любом случае происходит глубокое постижение мира, самого себя и преображение-обогащение сознания человека. Это и есть блаженство человеческой деятельности. Вообще говоря, это и есть Деятельность Человека.

Творческое состояние сознания связано с рождением всего нового и прекрасного в мире и в самом человеке, в выходе за пределы известного, за границы предустановленного, простирании субъекта в новые пространства знаний, способностей, умений, трансперсональных переживаний.

5. Апрагматичность - непрактичность, бессеребренность, немонетарность творческих состояний сознания, их ориентированность на процесс выполнения деятельности, а не на результат.

Для ресурсного состояния истинно и ценно лишь то, что происходит в процессе выполнения деятельности, какими состояниями он наполнен, а не практическая действенность цели и результата. Более того – часто к нарисованной картине художник теряет всякий интерес, а писатель к написанной книге, хотя в них вложено неимоверное количество энергии, жизни и времени. Часто творцу не так важно, как повлияет эвристический процесс на общественную и индивидуальную жизни. Явные практические плоды, на мой взгляд, чужды ресурсным состояниям сознания. Само творчество и является манной небесной.

Настоящее творчество ни купить, ни продать невозможно.

Творец и не променяет творчество ни на какие блага в мире.

Творчество, те психические состояния, которые сопряжены с ним, являются самым высокой наградой для человека в мире.

Кто был уже награжден – это знает.

Итак, феноменология творчества как процесса и состояния сознания, показывает нам, что люди, которые переживают это состояние, оказываются целиком поглощены своим занятием.

Они испытывают глубокое удовлетворение от того, что они делают - и это чувство приносит сам процесс деятельности, а не его результат.

Они забывают личные проблемы, видят свою компетентность, обретают опыт полного управления ситуацией.

Они переживают чувство гармонии с окружением, ";расширения"; себя, их навыки и способности развиваются, личность растет.

Насколько эти элементы опыта присутствуют, настолько субъект получает наслаждение от своей деятельности и перестает беспокоиться о внешней оценке, становится поленезависимым, свободным – «имеет наглость быть».

Естественно, что такой опыт является оптимальным для человека.

Он позволяет упорядочить случайный поток жизни субъекта, дает базовое чувство опоры: в каждый данный момент субъект может сконцентрировать все своё внимание на осознанно выбранной деятельности.

Он позволяет пережить свою глубинную миссию, судьбоносное предназначение, мгновенно забыть то, что его разрушало и было сиеминутным, наносным - грязной пеной на волнах жизни.

И самое важное – в ресурсном состоянии сознания человек «творит себя» – не только «образовывается» (то есть приобретает знания, умения, навыки), но и сам «образует мир»: создает свое понимание, свое видение мира; проектирует и строит собственную жизнь, решает, куда ему идти, о чем думать, с кем взаимодействовать и общаться.

Е.М. Крупицкий, А.М. Бураков, Т.Н. Романова,

И.В. Дунаевский, Т.Ю. Славина, А.Я. Гриненко

Отдел наркологии НИПНИ им. В.М. Бехтерева

Ленинградский областной наркологический диспансер

ДВОЙНОЕ СЛЕПОЕ РАНДОМИЗИРОВАННОЕ ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ ГЕРОИНОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Семьдесят больных героиновой наркоманией после детоксикации были случайным образом разделены на 2 группы по 35 человек: опытную (27 мужчин и 8 женщин) и контрольную (28 мужчин и 8 женщин). Пациентам опытной группы проводилась экзистенциальная личностно ориентированная психотерапия на фоне действия галлюциногенной («психоделической») дозы кетамина (2.0 мг/кг в/м). Пациентам контрольной группы проводилась такая же психотерапия на фоне очень маленькой негаллюциногенной непсиходелической дозы кетамина (0.2 мг/кг), которая, хотя и оказывала определённое действие на психику, но не вызывала пиковых психоделических переживаний. Пациентам обеих групп проводилась одинаковая экзистенциальная личностно ориентированная психотерапия до, во время и после кетаминовой сессии. Ни психотерапевт, ни пациенты не знали, какая доза кетамина им вводится (двойной слепой дизайн). Все клинические и психологические оценки до и после лечения проводились врачами и психологами, не участвовавшими в кетаминовой сессии, которые также не знали, какая доза кетамина вводилась больному. Психотерапия включала подготовку пациента к кетаминовой сессии, саму кетаминовую сессию, а также пост-сессионную психотерапию, направленную на то, чтобы помочь пациенту личностно интегрировать инсайты, имевшие место во время психоделической сессии. Контроль ремиссии осуществляли ежемесячно с помощью иммуонологических тестов на наркотики в моче. Результаты данного исследования показали, что доза кетамина 2.0 мг/кг в/м вызывает глубокие катартические психоделические переживания по шкале Штрассмана, в то время как доза 0.2 мг/кг не вызывает таких переживаний и индуцирует лишь легкое изменение состояния сознания. Психотерапия с использованием психоделической дозы кетамина в опытной группе обусловливала достоверно более длительные ремиссии, чем в контрольной группе, более выраженное и длительное снижение интенсивности патологического влечения к героину по визуальной аналоговой шкале влечения, а также более выраженные изменения невербальных эмоциональных отношений к себе и окружающим по цветовому тесту отношений. Динамика тревоги, депрессии, выраженности синдрома ангедонии, а также психологических изменений по данным MMPI, опросника терминальных ценностей, опросника смысложизненных ориентаций, локуса контроля и теста оценки духовного развития была сходной в опытной и контрольной группах.

СОПОСТАВЛЕНИЕ ПРАКТИК РАБОТЫ С ОБРАЗОМ В ТАНТРИЧЕСКОМ БУДДИЗМЕ И СОВРЕМЕННОЙ ГИПНОТЕРАПИИ.

Виктор Петренко (Москва)

В тантрических практиках випассаны медитация обычно осуществляется на конкретный объект, на так называемый Йидам. Это мужское или женское просветленное существо, которое визуализирует практикующий, и мантру которого он непрерывно повторяет с целью идентифицироваться с йидамом, обрести присущее ему состояние сознания (ума). Идентифицируясь с йидамом, практикующий обретает различные, присущие данному божеству сиддхи (способности), такие как дар ясновидения, врачевания или ментального перемещения в пространстве. В роли йидама может выступать и образ непосредственного учителя, Амитабха (Будда – воплощение мудрости) а также такие великие бодхисаттвы как, Авалокитешвара (воплощение сострадания), Манжджушри (олицетворение запредельного знания), Ваджрапани, Белая и Зеленая Тары. В медитации на йидам «медитирующему предлагается божество, выбранное в соответствии с его потребностями и его конкретными духовными способностями. Его просят все свое внимание посвятить форме божества, которое он должен создать в своем разуме. Самые ничтожные детали этого образа во всей его сложности и во всех его цветах визуализируется таким способом, что образ становится таким же реальным, как и сам практикующий. Естественно, практикующий не только созерцает это божество, он отождествляется с ним, как бы являясь эти божеством. В этот момент он преобразуется в божество: архетипическая сущность божества передается ему. Сердцевина визуализации заключается в этом единении с божеством. Речь идет о динамическом процессе, где эго медитирующего, его обычное сознание оставляется и заменяется высшем сознанием божества. В юнгианских терминах можно сказать, что эго индивида было принесено в жертву Самости». (Моаканин, 2004, с. 75).

Практикующий может выбирать для визуализации одного или несколько йидамов. В прошлом великие мастера, исходя из кармической предрасположенности своих учеников, прямо назначали йидама, соответствующего их духовному настрою: «Твой Йидам такой-то».

Рассмотрим несколько текстов – практик визуализации йидама:

«…Визуализируйте Амитахбу, Будду Безграничного Света, восседающего над макушкой вашей головы, а вокруг себя представьте всех живых существ, в частности, справа от себя собственного отца, а слева – мать. Затем вообразите вокруг себя своих друзей, семью, врагов и всех остальных живых существ шести миров, и над головой каждого из них – Будду. Во время повторения шестислоговой мантры, подобный молоку нектар истекает из сердца Будды Амитахбы, постепенно проникая через макушку головы и полностью наполняя ваше тело. Тогда все омрачения и злодеяния начинают покидать ваше тело. В точности как содержимое сосуда просачивается через отверстие в его дне, все ваши проступки и омрачения в виде жидкой сажи вытекают через ваши нижние отверстия и ступни ног. Земля под вами разверзается, и потоки сажи стекают вниз, где их поглощает Яма, Владыка Смерти. Представьте, что удовлетворили и насытили его, в результате чего отплатили свои кармические долги посредством этой практики. Затем представляйте, что вы очистились от всех неблагих деяний и омрачений, тревожащих эмоций, двойственного восприятия и привычных склонностей. Ваше тело становится безупречным, ослепительным и блистающим как хрустальный шар. Произнося молитвы и мантры вновь и вновь, представляете, как Будда Амитабха растворяется в свете. Его светоносные формы уже подобны радуге, но в этот момент он растворяется и сливается с вами, так что вы становитесь неотделимыми от Амитабхи. Его просветленное Тело сливается с вашим телом, его речь – с вашей собственной речью, его ум - с вашим умом, полностью и неделимо, как вода сливается с водой. В этот момент следует пребывать в изначально чистом Великом совершенстве, самосуществующей пробужденности. Затем вы представляете, что получили все четыре посвящения. Это значит, что вы достигли всех просветленных качеств, которыми обладает Будда Амитабха, так что его любящее сострадание и активности становятся вашими собственными, С большим наслаждением и радостью вы пребываете в покое» (Чоки Нима Ринпоче, 2002, с.115).

Для понимания буддийской теологии важно отметить природу существ, являющихся йидамами для практикующих. Если в христианстве явления образа Богоматери или святого Николая Угодника верующим воспринимаются как экстраординарное событие, где реальность этих сакральных фигур не подлежит сомнению, а факт явления рассматривается как благодать, ниспосланная выше, то для практикующего буддиста медитация на Йидам является каждодневной практикой, а вопрос о форме существования йидама имеет разные ответы для буддистов, находящихся на разных ступенях постижения Учения (и, соответственно, на разных ступенях духовного развития).

« В конечном счете – пишет Чоки Нима Ринпоче – колоритно украшенные божества со множеством рук и символов не существуют в реальности как вещественные и материальные. Занимаясь этими практиками, мы можем устранить нашу привычную склонность воспринимать вещи плотными, например, нашу веру в материальное существование физического тела, звука нашего собственного голоса и прочее». Визуализация образа божества в виде нашего собственного тела устраняет склонность к восприятию реальности плотной.

……..однако в абсолютном смысле, на самом деле не существует ничего такого, как тело йидама или его речь. Нет такой вещественной субстанции, как йидам. Настоящие миры Будд также не обладают реальным существованием». (Чоки Нима Ринпоче, 2002, с.36).

При такой трактовке понятие йидама, на наш взгляд, перекликается с понятием интроекта в психоанализе. Образ отца или значимого другого, согласно З.Фрейду, выступает неким эталоном (своеобразным йидамом) в процессе социализации ребенка, пусковым механизмом которого, по Фрейду, является Эдипов комплекс. Идентификация ребенка с отцом идет на неосознанным уровне, и ребенок, в отличие от целенаправленной практики буддиста, медитирующего на «значимого другого» (йидам) и идентифицирующегося с ним, сознательно не управляет этим процессом.

Тем не менее, эффект идентификации со значимым другим, или даже сам факт присутствия значимого другого в одном пространственном локусе значительно меняет не только внешнее поведение ребенка (см. исследования Е.В. Субботского (1983) по моральному развитию ребенка), но, по мнению А.У. Хараша (1980) даже усиливает его творческий потенциал, стимулируя к креативным ходам при решении творческих задач. Доказательство «инобытия личности в другом» (термин А.В. и В.А. Петровских) реализовано в остроумных экспериментах И.П. Гуренковой, В.А. Грязевой, А.Н. Смирновой, Е.Ю. Уварина выполненных под руководством В.А.Петровского (см. Петровский, 1996; Грязева, Петровский, 1993), где присутствие портретов «любимого» или «не любимого» учителя вызывало расширение или сужение зоны поиска креативных (творческих) решений предложенной экспериментатором задачи. В современной психотерапевтической практике систематическая работа с образами пока не стала распространенной практикой и к ней прибегают лишь талантливые одиночки, использующие ее как для психокоррекционной практики, так и для развития творческого потенциала личности. Так, классикой стали эксперименты В.Л. Райкова (1998) с внушением испытуемому личности великого живописца. Испытуемые не только начинали лучше рисовать (по оценкам экспертов), но и обнаруживали в своем творчестве признаки стиля письма внушенной личности художника. Райков выставлял целые художественные галереи творчества пациентов с внушенной личностью великих художников.

Идея иллюзорности «Я» имеет огромный психотерапевтический эффект. Если в психоанализе эффект, вытесненного в бессознательное травмирующего переживания, снимается путем его осознания и переосмысления. «На место Оно надо поставить Эго» - полагал Фрейд. Таким образом, через, осознание и, тем самым, обобщение (за сознанием стоит человеческая культура) снимется эффект единичной уникальности психологической травмы. («Это может быть с каждым»). «От тюрьмы и сумы не зарекайся» гласит русская пословица. Единичный аффект растворяется во всеобщем социальном.

Буддизм в концепции «аннатман» (санскрит) или «анатта» (пале) идет еще дальше психоанализа, снимая эффект страдания, просто за отсутствием адресата. «Я» как временное мимолетное сочетание дхарм (элементов сознания) просто не несет тяготы прошлого за спиной. Осознание иллюзорности «я» снимает проблему личного страдания, замещая ее состраданием ко всем существам: людям, животным, богам, духам и т.д. На место Я (Эго) буддизм ставит Единое Сущее (единство всех живых существ).

Рассмотрим другой пример йидама: «На ясном и чистом диске луны вы помещаете слог-источник. Из этого слога- источника исходят лучи ярко-синего цвета, которые распространяют огромное и живое сострадание, лучащееся за пределы неба и пространства. Он удовлетворяет потребности и исполняет желания чувствительных существ, принося с собой горячую и сердечную атмосферу, позволяющую осветить смятения. Затем, исходя из этого слога- источника, вы создаете Махавайрочану Будду белого цвета с чертами аристократа – ребенка восьми лет, невинного вида, чистого, мощного, царского, Он одет в костюм индийского средневекового царя. Он носит искрящуюся золотую корону с инкрустацией из волшебных драгоценностей для исполнения желаний. Часть его длинных волос развевается по плечам и спине; другая часть образует на макушке его головы пучок волос, украшенных искрящимся голубым алмазом. Он сидит в позе лотоса на лунном диске, его ладони сложены в мудру медитации и держат ваджр, вставленный в чистый белый кристалл (Моаканин, 2004, с.77).

Эта практика, как нам кажется, связана с индивидуальным очищением от негативных эмоций, пробуждением ребенка в себе, яркости и чистоте чувств. В современных гипнотерапевтических практиках (например, в работе М. Эриксона, В. Кучеренко) используется регресс в прошлое, когда (например, у пожилой пациентки, находящегося в трансе) из глубин памяти актуализируются эмоционально насыщенные картины прошлого, энергетика которых меняет краски дня сегодняшнего: «Я маленькая девочка, с большими бантами, вплетенными в косы, с огромным букетом пионов иду в первый класс, в школу. Меня ведет моя мама, совсем молодая. На мне коричневое платьице с кружевным воротничком и белый передник. Я смотрю себе под ноги и вижу разбитую после падения с велосипеда коленку. На мне те самые кожаные сандалики и белые носочки. Я беру маму за руку и перевожу взгляд в голубое небо. Мне тревожно и радостно».

Если в буддийских практиках визуализации используется, как правило, образ йидама, взятый из сакрального (мифологического) пантеона, носителя тех или иных востребованных психических состояний, то, объектом созерцания может стать и заурядный бытовой объект.

Есть история о том, как пастух буйволов стал учеником Нагарджуны (один из великих буддийских учителей живший в Индии, предположительно, во II-м веке). Простец пастух испытывал затруднение при медитации на йидам, так как всю жизнь пас буйволов и привык видеть только их морды, образы которых и лезли ему в голову при сосредоточении внимания. Тогда Нагарджуна посоветовал своему незадачливому ученику пытаться при медитации представить себя могучим буйволом с торчащими рогами. Пастух практиковал так долгое время, и однажды Нагарджуна получил от него послание, в котором тот извинялся, что долгое время не появлялся у учителя, так как не мог выйти из своей пещеры, из–за своих слишком великих рогов. Они оказались шире выхода из пещеры. Нагарджуна в ответ послал письмо, в котором говорилось: «Это очень хорошо. Ты достиг некоторой устойчивости в шаматхе (практика медитативного успокоения ума), и теперь тебе нужно визуализировать, чтобы рога исчезли», Выполняя такую визуализацию, пастух смог через некоторое время покинуть пещеру. «Эта история – пишет Чоки Нима Ринпоче - не просто шутка. Благодаря устойчивости ума, обретенном на этом этапе, позднее ученику было легче получить указующее наставление. Это было искусное средство, примененное Нагарджуной, так как этот человек не мог сосредоточиться ни на чем другом, кроме головы буйвола. (Чоки Нима Ринпоче, 2002, с. 63).

Эта почти анекдотическая история имеет прямой аналог в нашей практике гипнотерапии. В целях энергетической подпитки пациентам внушался образ огромного, могучего тигра, с которым они идентифицировались, т.е. воображали себя этим тигром (если пользоваться буддийской (тантрической) терминологией тигр являлся йидамом для пациентов). Пациенты ощущали себя сильным могущим животным, мягко и упруго ступающим на когтистые лапы. Пациенты чувствовали себя способными прыгнуть на десять – пятнадцать метров. Сильное пружинистое тело было полно жизни и энергии. В дальнейшем пациенты учились входить в этот образ тигра, когда того требовало болезненное физическое состояние или напряженная бытовая ситуация. Пациенты успешно применяли этот прием в жизни, но однажды одна из пациенток созналась: « Я вхожу в образ тигра, когда в своей фирме я чувствую себя неуверенно. Все бы было хорошо, но все время хвост начинает стучать об пол».

Если в буддийской практике визуализации на йидам в его роли выступает некое просветленное божество мужского или женского рода, то в психотехнике психотерапии образы визуализации не задается заранее, а спонтанно всплывают при концентрации внимания и остановке вербального сознания. Пациент может ощутить себя маленьким плачущим ребенком, а потом вдруг видит себя грозным средневековым рыцарем, скачущим с копьем на перевес, с развивающемся красным плюмажем, на острие боевого шлема. То он ощущает себя бабочкой, которую встречные порывы ветра заносит то в одну, то в другую сторону; а то вдруг птичкой склевавшей бабочку, и теперь на упругих крыльях устремившуюся в высь, в синеву неба, или даже капелькой росы на зеленом листике, искрящейся на солнце. Выбор того или иного образа и логика их переходов (как и динамика сна), очевидно, диктуется внутренней динамикой эмоциональных состояний пациента, грамматику и синтаксис которых, еще предстоит понять и реконструировать. В любом случае логика бессознательного, проявляющаяся в последовательности всплывающих образов и в их содержании обусловлена задачами «работы переживания» («работы горя» в терминах Василюка, 1984) и связана с самолечением и гармонизацией нашей психики (или души).

Наряду с просветленными образами Бодхисаттв в роли йидама могут выступать и гневные защитники учения, наводящие страх и трепет на практикующего.

Рассмотрим описание одного из этих божеств: «Махаваджрабхайрава должен иметь тело интенсивно синего цвета, девять лиц, тридцать четыре руки и шестнадцать ступней. Ноги с левой стороны должны быть впереди, а правой сзади. Он способен поглотить три мира, Он хихикает и издает сильные крики. Его язык вогнут, Он скрипит зубами и хмурит брови. Из его глаз и бровей вырываются языки пламени, подобные космическому огню в момент разрушения Вселенной. Его желтые волосы бесконечны. Он угрожает богам материальных, ровно, как и нематериальных сфер. Он нагоняет страх даже на ужасающие божества. Он выкрикивает слово «страдание» голосом, подобным грохоту грома. Он пожирает человеческую плоть, костный мозг и жир, и пьет кровь. На его голове венок из пяти ужасающих черепов, и он носит ожерелье из пятнадцати свежеотрубленных голов. Его жертвенный шнур имеет форму черной змеи. Его серьги и украшения сделаны из человеческих костей. У него огромный живот, он наг, и его пенис пребывает в эрекции» (Моаканин, 2004, с.76).

У читателя может вызвать недоумение полезность визуализации, а через нее и идентификации практикующего со столь ужасающим образом. Какие сиддхи (сверхестественные качества) мы можем обрести, идентифицируясь с ним? И здесь, опять, очевидна параллель с психотерапевтическими практиками. В психотерапии детей, страдающих детскими страхами (боящихся бабу Ягу, вурдалаков или иных чудовищ) используют прием, когда дети рисуют страшных персонажей или сами изображают, играют их. С дикими воплями ребенок бегает по комнате, изображая страшилище: «Мы страшные, страшные бабы Яги». Играя пусть негативного, но могучего персонажа он сам становится всесильным, устрашающим других. И в тоже время появляется возможность для самоиронии. Так он не идентифицируется полностью со злобным персонажам; изображая его, он гротескно преувеличивает его характеристики и тем самым, как бы, отстраняется от них. Как актер брехтовского театра масок, он не идентифицируется полностью с персонажем (как в методе уподобления в режиссуре Станиславского), а как бы комментирует его.

Другая функция медитации на страшных опасных ситуациях, например, «медитация на смерть», «медитация на трупах» (см. Ньянапоника, 1994) связана с культивированием непривязанности к телу (практика чод – отсечения страха), с необходимостью осознания иллюзорности «я» (принцип анатман), а в психотерапевтических практиках (см. Петренко, Кучеренко, 2007) - с активизацией инстинкта самосохранения и активизацией работы иммунной системы.

Внушается переживание тяжести в теле, нет возможность двигаться, как будто тебя засасывает жирная, зловонная трясина. Болотная жижа сдавливает тело все сильнее и сильнее. Пузыри болотного газа скользят по телу. В кожу впиваются болотные пиявки. В рот попадают остатки гниющих растений и разлагающиеся останки животных. Захлебываясь, человек ощущает судороги, конвульсии. После переживания предсмертной агонии возникает ощущение разлагающегося трупа. На теле возникаю трупные пятна. Разлагается мясо, стекая с костей. Все тело как - бы растворяется в болоте.

С растворением, с исчезновением тела (для буддистов это переживание равносильно утрате эго) человек освобождается от страха смерти. «Я», утратившее физическую оболочку оказывается внутри гораздо более обширного и богатого образа (пространства): Элементами схемы тела (оболочки «я») выступают движения воздушных потоков, потоки солнечного света, водные и лесные просторы. Жизнь во всех ее проявлениях.

Остается опушка леса, на краю болота, покрытая яркой зеленью. Яркое солнце Белоснежные облака плывут по синему небу. Слышится пение птиц. Все наполнено движением звуков, красок. Все полно движением жизни.

На этом примере, можно почувствовать, что работа по визуализации в измененных состояниях сознания связана с изменением категоризации, со снятием субъект - объектной оппозиции «я» и мира, или говоря языком буддизма, «снятии двойственности». Меняются границы самоидентификации. В состоянии медитации физическое тело как бы растворяется в самых разных проявлениях «божьего мира» и сознание резонансно всему миру. В измененных состояниях сознания изменяется категоризация себя, других существ, мира и в состояниях близких к нирване категоризация в пределе снимается.

Литература.

  1. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М., МГУ, 1984

  2. Моаканин Р. Психология Юнга и буддизм. М,, Спб 2004

  3. Петренко В.Ф. Кучеренко В.В. . Медитация как непосредственное познание // Методология и история психологии. 2007, Том 2, № 1, с. 164-189

  4. Ньянапоника. Внимательность как средство духовного воспитания. (буддийский метод сатипаттхана). // Медитация. Изд., «Олма – пресс», М., 1994

  5. Чоки Нима Ринпоче. Единство Махамудры и Дзогчена. «Бланкиздат», Казань, 2002

Исследования проводятся при финансовой поддержке РФФИ.

* * *

ТРОПА ВОСХИЩЕННОСТИ – ОПЫТ КУЛЬТИВАЦИИ ВЫСОКИХ СОСТОЯНИЙ

Аркадий Ровнер (Москва)

1. Состояние – это прежде всего причастность к определенному пространству, и потому оно имеет качества того пространства, частью которого оно является. Социально обусловленные низшие состояния являются объектами изучения и научения, в то время как высшие состояния могут быть лишь плодами индивидуального усилия и проксимального водительства.

2. Человек является продуктом тотальной суггестии воспитания, образования и общественной жизни. Путь достижения высоких состояний предполагает освобождение от суггестии и устранение течей. Выходящий из коллективной суггестии человек входит в социально и культурно необусловленный мир, который не является миром высоких состояний – высокие состояния это только одна из возможностей, открывающихся перед таким человеком.

4. Человек, выходящий из системы коллективной суггестии, сам ответственен за инициированный им процесс. Руководство извне не может быть чем-то большим, чем консультирование. В этом процессе ни одна технология не исключается, но и не является необходимой.

6. На ответственном этапе пути он узнает тех, кто идет рядом с ним и образует с ними «эйдотическое братство», основанное на взаимопомощи, общем языке и общем пространстве.

7. С точки зрения системы социальной стратификации можно сказать: неважно, каким путем человек идет, если он выходит на «тропу восхищенности», где у него появляется реальный шанс трансформации.

8. С точки зрения внутренней логики пути нужно сказать: человек всегда находится на тропе восхищенности, и другого пути у него нет.

* * * * *

Евгений Файдыш

ТВОРЧЕСТВО КАК ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ.

Тезаурус архетипов.

Введение

До сих пор мы очень мало знаем о тончайших механизмах творчества, создания нового. Однако хорошо известна тесная связь творческого процесса с измененными состояниями сознания (ИСС), надличностным или трансперсональным опытом. Так в глубокой древности в Индии процесс творчества связывали с проникновением сознания в особую сферу реальности, субстанцию Акаши. Причем там хранились не только новые знания, но и информация о прошлом и будущем. Аналогичные представления можно было найти и у других народов, в том числе и европейских, например древних греков.

Особенностью этой реальности, связанной со сферой творчества, является архетипическая или неструктурированная, волновая природа воспринимаемой там информации. Это было прекрасно показано в работах Карла Юнга. Понимание феноменологии такого архетипического знания очень важно для творческого процесса, как на фазе «считывания» такой информации так и при последующей интерпретации. Тут очень большую помощь может оказать изучение архетипической символики мифов, сказок и художественных произведений. На этом мы и остановимся подробнее.

Сценарные архетипы

Как следует из названия динамические или сценарные архетипы описывают процесс, развитие ситуации во времени. Это могут быть некие стереотипы поведения, привычки, шаблоны, архетипические сценарии развития ситуации. Уже довольно давно было замечено, что в сказках и мифах различных народов присутствует один и тот же набор сюжетов. Так например, всегда можно найти историю о герое, направившемся на поиски сокровища или священного предмета. Или вариации на тему царевны-лягушки.

Блестящий анализ таких архетипических сказочных сюжетов и персонажей был выполнен в классической книге В. Проппа «Морфология сказки» (1). При этом оказалось, что число основных персонажей обычно равно семи, а динамика сюжета развивается по достаточно жестким законам, образуя сравнительно небольшое число возможных вариантов. Иными словами, распознав по начальным сценам какой вариант сюжета присутствует в данном произведении, можно достаточно точно прогнозировать его развитие. В тоже время конкретные детали мифа или сказки, образный ряд отличаются удивительным разнообразием.

Все это очень напоминает ситуацию, описываемую математической теорией катастроф, когда бесконечное разнообразие бифуркаций траекторий сложной системы укладывается на поверхность одной из 7 возможных элементарных катастроф (2). Благодаря этому, распознав с какой из семи катастроф мы имеем дело, оказывается возможным прогнозировать дальнейшее поведение системы с достаточно большой точностью, даже не имея её математической модели (2). Используя наш язык, можно сказать, что каждая из 7-ми элементарных катастроф Тома описывает один из архетипов поведения сложной динамической системы.

В работах американских ученых было показано, что сказочные архетипы, выделенные Проппом применимы и к анализу современных социально-экономических систем. Результаты исследования показали, что динамика рыночной борьбы, рекламных компаний, экономических кризисов очень хорошо укладывается в выделенные Проппом архетипы. Естественно в этом случае роль сказочных героев играют концерны и компании, правительственные организации. Сказочные архетипы пытаются использовать и для анализа, прогнозирования политической борьбы, избирательных компаний (3). Дело в том, что эти образы сидят глубоко в подсознании человека и очень сильно могут влиять на наши предпочтения и выбор, особенно в кризисных ситуациях. Ну а опытные политтехнологи, зная эти базовые архетипы могут умело манипулировать предпочтениями электората, создавая аттрактивный образ. Так, например, Ельцин достаточно явно воплощал архетип медведя из русских сказок. И символика медведя была активно использована поддерживающей его партией. Когда Кириенко появился в правительстве перед дефолтом, с ним ассоциировался архетип «мальчик с пальчик», который выведет страну из «темного леса». Ну а огромный рейтинг, ранее никому неизвестного Путина, был во многом связан с первоначальным успехом чеченской компании после вторжения бандитов в Дагестан. Тут разыгрывался другой очень популярный архетип из русских сказок – бывалый солдат, избавитель от сил зла. Достаточно вспомнить знаменитую фразу «мочить в сортире».

Понятно, что реальное поведение политического лидера может достаточно сильно отличаться от приписываемого ему архетипа. И тогда данный архетипический образ надолго вытесняется из коллективного бессознательного обманутого электората, теряет свою аттрактивность. Тут наступает время нового архетипа. Какого именно, легко спрогнозировать, посмотрев кого из обоймы архетипических героев давно не использовали в избирательных компаниях и есть ли подходящие кандидатуры для его воплощения в ходе предвыборной гонки.

Интересную классификацию мифологических героических архетипов можно найти в работах Кемпбелла. Во многом, опираясь на работы Проппа, он выделил широкий набор архетипических качеств и сценариев, связанных с образом героя, его инициацией и странствиями. В частности, этот материал был использован при создании трёх первых серий «Звездных войн», консультантом которых был Кемпбелл. Там активно использовалась символика легенд о короле Атруре и рыцарях круглого стола, естественно, адаптированная к современной культуре. Её легко увидеть в главных персонажах и их характерах. Ну а знаменитый лазерный меч джидая очень напоминает легендарный Экскалибур. Все это, по-видимому, и объясняет невероятную популярность трилогии.

Дхвани расса

Использование архетипической символики при создании художественных произведений имеет очень давнюю историю. Так в древней Индии существовала целая литературная традиция Дхвани расса, опиравшаяся на использовании архетипических символов и сценариев при создании литературного произведения. В переводе дхвани означает скрытый, а расса – настроение, эмоциональное переживание.

Согласно этой традиции художественное настроение создается не с помощью явных осознаваемых образов, а благодаря скрытым неосоз­наваемым ассоциациям. При этом выделялось три типа ";дхавани"; (скры­того смысла):

1. Простая мысль.

2. Смысловая структура.

3. Поэтическое настроение (";расса";).

Важность скрытых мотивов в художественном произведении неодно­кратно подчеркивалась и в современной психологии, в частности, в работах Д.С. Выготского. Сейчас мы понимаем, что существование второго, скрытого плана художественного произведе­ния обусловлено наличием двух уров­ней человеческой психики: одного - рационального, логически структу­рированного, и другого - интуитивного, архетипического.

Современные психофизиологические и психологические исследова­ния показывают, что первый, рациональный уровень психики включает обыденные, повседневные механизм, связанные с поддержанием биологического и социального гомеостаза, с реализацией шаблонного, стерео­типного поведения. Как правило, цели и задачи, реализуемые на этом уровне, осознаваемы и понятны человеку, Они могут быть описаны в ло­гически непротиворечивом, четко структурированном виде, имеют раци­ональный, ясный характер.

Второй уровень личности связан с проблемами, имеющими общече­ловеческий характер. Это поиск смысла жизни, наиболее общие нравст­венные и духовные проблемы. Они, с одной стороны, имеют для каждого человека громадное эмоциональное, духовное значение. С дру­гой стороны, ответ на них не может быть сформулирован на четком логически структурированном языке. Тут проходит граница между известным и неизвестным, находятся понятийные структуры, имеющие размытый, многозначный характер. Отсюда появляется необходимость сим­волов, аналогий, намеков, широко используемых в искусстве.

Отсутствие четкой законченной рациональной интерпретации, огром­ная ценностная значимость, по-видимому, приводят к вытеснению таких интуитивных архетипических знаний в глубины подсознания и порождают парадоксальную ситуацию. С одной стороны, этот план психики практи­чески лишен доступа к механизмам, управляющим поведением, и в част­ности вниманием человека; с другой - именно он определяет самые зна­чимые, глубочайшие эмоциональные переживания, отсутствие которых при­водит к духовной деградации, потере жизненных ценностей, распаду личности, возникновению потребительской психологии.

Наличие двух уровней, двух планов человеческой психики делает необходимым два плана и в художественном произведении.

Первый, внешний сюжет, ориентированный на ра­циональное, логически структурированное сознание, имеющий ясную фабулу, понятную мотивировку, обладающий занимательностью. И второй, скрытый, образованный неявными ассоциациями, намеками, кажущийся нелогичным, непонятным, но тем не менее и формирующий художественное переживание, отличающий бездарную подделку от высоко художественного произведения.

Внешний сюжет должен затрагивать актуальные ценностные категорий, обладать новизной и в то же время не очень сильно отклоняться от представлений ";что может быть, а чего не может быть";, т.е. казаться правдопо­добным. А самое главное – максимально приковывать к себе внимание, вызывать сильную концентрацию.

Введение в текст архетипических элементов, часть из которых трудно полностью скрыть, может нарушать стройность, логичность сюжета, сделать его неправдоподобным, нелепым. Тут также используются ин­тересные технические приемы, особенно в тех местах, где внутренние противоречия сгущены до крайности и грозят разорвать действие. Это и ";громоотводы бессмысленности";, и действие в действии, и подмена сюжетной фабулы. Все эти и другие приемы отвлекают внимание чи­тателя от архетипических элементов текста, способствуют их неосозна­ваемому вводу в психику. Однако использование подобных отвлекающих приемов может срабатывать только в ограниченных участках текста, ос­новную часть скрытой, архетипической информации следует вводить иным, менее явным способом. При этом, с одной стороны, не должно происхо­дить ее осознания, а с другой - она должна восприниматься и активно взаимодействовать с психикой человека.

Таким, казалось бы, противоречивым требованиям удовлетворяет способ ввода информации через побочные ассоциативные связи. В этом случае осознаются только центральные, доминирующие образы. А фоновая информация не достигает порога осознования. В то же время она фиксируется в подсознании и накапливается там минуя «цензуру». В этом случае многократное повторение различных ассоциаций, связанных с одним и тем же образом (архетипом) складывается в своем действии и вызывает его активизацию. Причем образ активизируется в обход механизмов осознанного анализа, как бы всплывая из подсознания.

Очень важно, чтобы скрытый образ подавался в разных сенсорных модальностях или ассоциативных рядах. Это может быть цветовая, звуковая символика, геометрические образы и символы, нумерологические архетипы и т.д. В противном случае, простое многократное повторение одного и того же образа быстро вызовет привыкание или же будет осознано и заблокировано.

Базовые настроения.

В древних первоисточниках VI—VII веков выделялось 8 видов архетипических переживаний (расс). Для достижения максимального художественного эффекта их следовало подавать в следующей последовательности:

  1. Эротика, любвь;

  2. Смех, ирония;

  3. Сострадание;

  4. Гнев, ярость;

  5. Мужество;

  6. Страх;

  7. Отвращение;

  8. Изумление, откровение.

Именно наличие этих архетипических переживаний позволяло затронуть глубинные истоки души человека, помогало очистить и трансформировать его психику. В противном случае художественное произведение теряло свой сакральный смысл и превращалось в инструмент для убивания времени. А в худшем случае становилось опасным наркотиком, растлевающим и разрушающим психику человека. Позже были добавлены ещё два настроения:

9. Спокойствие, ведущее к отречению от мира.

10. Родственная нежность, близость.

Естественно, чтобы оказать своё художественное действие все эти настроения должны присутствовать скрыто, явно не проговариваясь. Они внушаются скрыто, через побочные ассоциативные связи и образы, скрываясь за внешней канвой повествования. В противном случае художественное произведение превратится в скучный дидактический текст.

Самое интересное, что Дхвани расса работает и в наши дни. Так известный американский писатель Селинжер использовал её при создании знаменитого цикла своих рассказов (4). В работе Галинской было убедительно показано каждый из девяти рассказов воплощает один архетипов Дхвани рассы, причем в канонической последовательности (см. таблицу).

Поэтическое настроение («раса»)

Названия рассказов

1

Эротика, любовь

«Отличный день для банановой сельди»

2

Смех, ирония

«Дядюшка Виггили в Коннектикуте»

3

Сострадание

«Перед самой войной с эскимосами»

4

Гнев, ярость

«Человек, Который Смеялся»

5

Мужество

«В ялике»

6

Страх

«Посвящается Эсме, с любовью и сердоболием»

7

Отвращение

«И эти губы, и глаза зеленые»

8

Изумление, откровение

«Голубой период де Домье-Смита»

9

Спокойствие, ведущее к отречению от мира

«Тедди»

В качестве примера рассмотрим рассказ Селинжера ";Хорошо ловится рыбка-бананка";. В нем создается настроение эгоистической любви, как чувства ведущего к несчастью, злу, погружаю­щего человека в потребительские мещанские ценности, отвлекающие от духовной жизни. Но все это делается в неявном, скрытом виде, внешне никак не проявляется в сюжете рассказа.

Для активации данного настроения используется как широкий спектр разнообразной символики, так и многократное повторение этого скрытого мотива в последовательности сцен рассказа.

Так, даже в самом названии рассказа используется слово ";банан"; традиционно связанное в индийской символике и американском сленге с эротическим планом любви. В тексте многократно используется эпитет ";синий";, имеющий аналогичное символическое значение. Ту же роль иг­рает числовая символика, казалось бы не имеющая непосредственного отношения к сюжету рассказа (например, в сказке, встроенной в сюжет­ную линию, сельдь съедает 78 бананов).

В древнеиндийской символике число 6 олицетворяет 6 ";нечистых"; страстей, ";замутняющих ум";. Число 78 связывается с 78 видами жажды жизни, приводящими к потребительским, мещанским ценностям. Число 6 повторяется в рассказе дважды. Интерес­но отметить, что даже многозначные ассоциации подобраны таким обра­зом, что создают одно и то же настроение. Так, образ банана является не только символом любви, но одновременно олицетворяет непрочность, слабость (т.к. ствол банана состоит не из древесины, а из наслоений листьев).

Одновременно в рассказе проигрывается довольно много последова­тельных сюжетных композиций, приводятся притчи, сказки. Естественно, что в каждом из этих компонентов рассказа можно выделить много смысловых интерпретаций, настроений. Однако все они подчеркивают эгоистический, заменяющий духовность, останавливающий развитие аспект женского начала, создавая тем самым требуемое настроение рассказа.

Аналогичным образом создается скрытое настроение и в других рассказах. Естественно для этого используется уже другая символика.

Магических обряды и сценарные архетипы

Литература, театр и другие направления искусства появились совсем недавно по историческим меркам. К моменту их возникновения сценарные архетипы уже были хорошо известны и активно использовались в ритуальной практике. Собственно именно магические, религиозные ритуалы и являются прародителями современного искусства (5).

Во время магических обрядов сценарные архетипы играют очень большую роль. По принципу подобия, разыгрываемый во время обряда сценарий привносит вызываемый архетип в материальный мир и порождает соответствующую ситуацию в реальности. Так разыгрываемые во время религиозных праздников сцены из истории противодействия между богами и демонами помогают привнести гармонию в наш мир и пошатнуть позиции сил зла. Это и чрезвычайно популярные в Индии эпосы Рамаяна и Махабхарата и истории о царе обезьян в Китае и многое другое. Согласно традиционным представлением подобный эффект дает и рецитация священных эпических текстов и даже простое их чтение (6).

К сожалению разыгрывание определенных сценариев очень широко используется и в черномагических практиках. Так и в шаманизме, и в более позднем колдовстве желая принести вред человеку, вызвать его смерть, разыгрывают сценарий имитирующий насылаемую ситуацию. Подобным же образом перед охотой многие племена проводили обряды, в которых во время танца ритуально поражали копьем или стрелой образ будущей жертвы. Именно этим целям служили древние наскальные рисунки животных.

С другой стороны, очень часто для излечения больного или спасения его от порчи разыгрывались спектакли, имитирующие его выздоровление. Это характерная практика в традициях шаманизма и народной бытовой магии.

До сих пор сценарные архетипы очень широко используются и в тантрических магических ритуалах, которые сохранились и в Индии и в Тибете. Это и многочисленные религиозные праздники и обряды - такие как Бада Дашайн (BadaDashain), Маргари Тирувадирай, Цам и т.д. А так же обряды бытовой магии (7).

Как правило, подобные ритуальные спектакли разыгрываются или непосредственно на местах силы или рядом с ними. Они также играют очень большую роль в активизации мест силы, в открытии тонкоматериальных переходов между нашей реальностью и параллельными мирами. Поэтому, знание сценарных архетипов дает ключи к работе с энергиями мест силы, их использованию для взаимодействия с параллельными слоями тонкоматериальной реальности.

В последние годы стремительно развивается ещё одна сфера, в которой архетипическая символика играет огромную роль, это компьютерная виртуальная реальность. Хотя фанаты компьютеров, геймеры, Интернет-серферы и т.д. не осознают, что сидя у мониторов они вторгаются в сферу трансперсонального опыта, мир архетипов, их воздействие на психику не становится меньше. И тут знание трансперсональных аспектов современных информационных технологий, понимание архетипической символики поможет избежать серьезных рисков, откроет новые удивительные возможности компьютерных систем. Но это уже тема отдельного разговора.

Литература

1. Пропп В. Морфология сказки.- Ленинград, «Academia», 1928.

2. Рене Том Структурная устойчивость и морфогенез.- М., «Логос», 2002.

3. Белковский С. ПОЛИТИКА — ТЕАТР ТОТЕМОВ.- М., «Завтра», No: 8(483), 18-02-2003 .

4. Галинская Л. Загадки известных книг.- М., «Наука», 1986.

5. Файдыш Е. Путеводитель по местам силы и параллельным пространствам.- М., «Парад», 2004, 350 стр.

6. Семенцов В. Бхагавадгита.- М., «Восточная литература», 1999.

7. Madhu Kh. Yantra. – Thames & Hudson, London, 1979.

АлександрКушнер (С-Пб)

ДНЕВНЫЕ СНЫ

Когда меня спрашивают, как пишутся стихи, как они приходят, возникают, -- я всякий раз испытываю некоторое замешательство. Чувствую себя той самой сороконожкой, что задумалась, с какой ноги ей пойти, – и не может сдвинуться с места. Одну из своих книг я назвал «Дневные сны», поскольку стихи и в самом деле больше всего похожи на сон, только сон этот утренний, дневной и снится он мне, когда я сижу за столом, склоняясь над листом бумаги. Можно ли угадать заранее, какой сон тебе приснится? Его и пересказать - то потом бывает трудно: начнешь рассказывать – и собьешься, и соврешь, что-то добавишь, что-то упустишь, потому что сон алогичен и противится, не поддается пересказу.

Нет правил, нет системы: каждый раз засыпаешь по-другому, и один сон не похож на другой. Каждое новое стихотворение снится по-своему.

Но есть несколько общих положений, которыми я все-таки готов поделиться. Во-первых, стихи требуют всего человека, это бескорыстный и самозабвенный труд в полную силу, не позволяющий никаких отвлечений. Пушкин сказал о вдохновении: «Вдохновение? есть расположение души к живейшему принятию впечатлений, следственно к быстрому соображению понятий, что и способствует объяснению оных. Вдохновение нужно в поэзии, как и в геометрии». И призывал не путать «вдохновение с восторгом». Нужна высокая собранность мысли, душевный подъем, сосредоточенность и внимание. Нельзя писать стихи в рассеянности, спустя рукава. Во-вторых, это счастливый труд: как бы ни были мрачны стихи, автор испытывал подлинное счастье, создавая их, - и эта радость, этот прилив сил, этот энергетический заряд передается читателю. Можно сказать, что стихи – это аккумулятор счастья, солнечная батарея, стоящая у нас на книжной полке.

Поэтический дар, так же, как музыкальный, живописный или любой другой, например, математический, – врожденное свойство. Недаром древние греки считали, что в колыбель будущему поэту Муза подбрасывает свирель. А тот, кому свирель не была подброшена, может как угодно стараться, лезть вон из кожи, -- его стихи все равно останутся подделкой, имитацией дара. Вот почему эта способность писать стихи, сочинять музыку и т.д. кажется таинственной не только окружающим, но и самому автору: врожденное свойство – не заслуга, а дар, подарок. Вот почему здесь исключается заносчивость, гордыня, взгляд на других свысока. Об этом замечательно обмолвился Баратынский: «Дар, -- сказал он, -- это поручение».

Поэтический труд – одинокий труд, самоуглубленный, писать стихи на людях невозможно, интимность и скрытость от чужих глаз – его непременное условие. В то же время, садясь писать стихи, ты подключаешься ко всей поэзии, созданной в этом мире до тебя. Ощущение такое, как будто в этот момент ты вставил вилку в электрическую розетку – и высокое поэтическое напряжение, питавшее твоих предшественников, незримый ток побежал по твоим жилам и прожилкам. А чудо (и задача) заключается в том, чтобы ко всему сказанному добавить нечто свое, чего до тебя никто не сказал. Думаю, что это новое, прежде неизвестное, есть в каждом человеке, -- иначе его жизнь не имела бы смысла. Смысл есть -- и Бог, или Высший разум, или Природа, Космос, а может быть, Человеческое Достоинство в мире абсурда -- ждут нашего порыва к нему навстречу.

Можно было бы еще кое-что сказать на эту тему, но я обрываю себя и предоставляю слово стихам: в них мне удается лучше и точней выразить свою мысль, чем в прозе.

* * *

Когда я мрачен или весел,

Я ничего не напишу.

Своим душевным равновесьем,

Признаться стыдно, дорожу.

Пускай, кто думает иначе,

К столу бежит, а не идет,

И там безумствует, и плачет,

И на себе рубашку рвет.

А я домой с вечерних улиц

Не тороплюсь, не тороплюсь.

Уравновешенный безумец,

Того мгновения дождусь,

Когда большие гири горя,

Тоски и тяжести земной,

С моей душой уже не споря,

Замрут на линии одной.

1962

***

На ночь оставлю стихи на столе, -

Пусть полежат, наберутся ума.

Может быть, гнутая строчка во мгле

Распрямится сама?

Ангелы, музы, ночной ветерок,

Тени, которые бродят вокруг,

Вряд ли до наших спускаются строк.

А всё же! А вдруг!

Входит ведь кто-то с улыбкой в наш сон.

О как шаги его ночью легки!

И утешает нас. Может быть, он

Входит в стихи?

Суффикс подкрутит, повертит предлог,

Слово по сходству заменит другим,

Петельку - хвостиком, в слове ";порог";

Звонкий - глухим.

Горько и весело жить на земле.

К ней, как листок, я ничем не прижат.

На ночь оставлю стихи на столе.

Пусть полежат.

1973

В полуплаще, одна из аонид,

Иль это платье так на ней сидит?

В полуплюще, и лавр по ней змеится.

";Я чистая условность, - говорит, -

И нет меня";, - и на диван садится.

Ей нравится, во-первых, телефон:

Не позвонить ли, думает, подружке?

И вид в окне, и Смольнинский район,

И тополей кипящие верхушки.

Каким я древним делом занят! Что ж

Всё вслушиваюсь, как бы поновее

Сказать о том, как этот мир хорош?

И плох, и чужд, и нет его роднее!

А дева к уху трубку поднесла

И диск вращает пальчиком отбитым.

Верти, верти. Не меньше в мире зла,

Чем было в нем, когда в него внесла

Ты дивный плач по храбрым и убитым

Но лгать и впрямь нельзя, и кое-как

Сказать нельзя - на том конце цепочки

Нас не простят укутанный во мрак

Гомер, Алкей, Катулл, Гораций Флакк,

Расслышать нас встающий на носочки.

1983

А вы, стихи, дневные сны в лучах

И мареве преддождевом, и неге,

Дрожите вы прекрасными в очах

Виденьями, - полуоткрыты веки,

Но взгляд не видит то, что видит он:

Бумагу, стол, все эти вещи, в бедном

Значенье их, а - некий знойный сон,

Счастливый сон в звучании заветном.

О, бодрствованье, с пристальной, дневной,

Таинственной, сновидческой подкладкой!

Как странно жить томительно-цветной

И призрачной, непрочной жизнью шаткой!

Лесных зверей, не знаю, почему,

Я разглядел, заслушавшихся песней.

Дневные сны глядят в ночную тьму

И с ней - в родстве, но тоньше и чудесней...

Я знаю, знаю, кто это, - Орфей.

Вокруг него чудовища теснятся...

Не ты придумал сонмище теней,

Не ты их вызвал к жизни, - сами снятся!

1984

***

Не так ли мы стихов не чувствуем порой,

Как запаха цветов не чувствуем? Сознанье

Притуплено у нас полдневною жарой,

Заботами... Мы спим... В нас дремлет обонянье...

Мы бодрствуем... Увы, оно заслонено

То спешкой деловой, то новостью, то зреньем.

Нам прозу подавай: всё просто в ней, умно,

Лишь скована душа каким-то сожаленьем.

Но вдруг... как будто в сад распахнуто окно, -

А это Бог вошел к нам со стихотвореньем!

1987

Олеся Николаева (Москва)

ПОЭЗИЯ КАК ЭНЕРГИЯ

«Русская поэзия в конце века. Неоархаисты и неоноваторы»
(«Знамя», 2001, № 1)

Бродский в своей Нобелевской речи утверждает, что поэзия — это явление языка. Вряд ли кто-нибудь станет с этим спорить: поэзия не существует вне слова, так же как и не бывает «поэта в душе» («Знаете, он пишет плохие стихи, но он поэт в душе!»). Да, действительно, явление языка, но не только. Поэзия — это прежде всего форма энергии.

Ибо язык гениального стихотворения может быть беден и банален. Вспомним Блока, творящего «из ничего»: из движения воздуха, из порыва ветра. Эти скудные его рифмы: бесконечные кровь — любовь, розы — морозы, очи — ночи, ушла — нашла...

Прекрасное стихотворение может быть и вовсе косноязычным. Чего стоит вот это: «Всем корпусом на тучу ложится тень крыла» из знаменитого пастернаковского «Летчика». Или — весь молодой Лимонов, пронзительный, трагичный поэт. Да и мысль в гениальном стихотворении может быть НИКАКОЙ. Что за мысль такая вот в этом, фетовском: «Я болен, Офелия, милый мой друг...»? Воистину «Есть речи — значение темно иль ничтожно»...
Нет, тут не только язык. Тут почти, как некая особа у Достоевского подметила, сугубый лад, склад: «Ужасно я всякий стих люблю, если складно». А Смердяков ей на это вполне резонно отвечает: «Стихи вздор-с... Это чтобы стих-с, то это существенный вздор-с. Рассудите сами: кто ж на свете в рифму говорит? И если бы мы стали все в рифму говорить, хотя бы даже по приказанию начальства, то много ли мы насказали-с?».

Итак, стихи — «вздор-с», речи «темны и ничтожны», и тень крыла ложится на тучу всем корпусом... И все это вполне даже может быть в поэзии. Но вот каким не может быть прекрасное стихотворение — это энергийно пустым. Потому что вдохновение — это энергия.

Многие называют ее, эту энергию, «звук»: в стихах есть «звук». Но это — энергия. Многие называют ее «музыкой»: музыка стиха. Но это — энергия.
Многие называют ее «Музой». Но это — энергия. А кто-то говорит: теснота стихового ряда. Но это — энергия.А я утверждаю: интонация. Но и это — энергия. Пришла — ушла, и нет ее. И тогда, сколько ни накачивай себя, сколько ни накручивай, как ни кипяти рыхлые вялые чувства, вылезает из-под пера мертвечина. Как ни бейся над ней, как ни пробуй «вдохнуть жизнь», — дохлятина, дело твое дрянь. Лучше уж просто ночью ждать ее прихода. И чтобы жизнь «повисела на волоске».

Слово в поэзии возникает как ИМЯНАРЕЧЕНИЕ всякой сущности и всякой вещи. Обретшие имя, они являются из небытия, откликаясь на зов поэта, и удостоверяют себя как новую, преображенную, доселе не бывшую реальность. Они взрывают царство обыденности с его привычными причинно-следственными связями, с его детерминизмом, из которого, казалось, нет исхода и в котором, казалось, невозможно чудо. Но они приходят со своей свободой, и упраздняют всякую невозможность, и устанавливают в мире свои связи: «Здесь пишет страх, здесь пишет сдвиг свинцовой палочкой молочной...».

Тем, что поэзия имеет дело с энергиями, с их художественным «распределением» внутри стихотворения, она обретает родство с православным «внутренним деланием», восстанавливающим нарушенный «энергийный образ» человека. И творческое вдохновение, и божественная благодать — те энергии, которые могут быть восприняты художником и подвижником. Источник у них — один, и цель у них тоже одна — преображение.

В православной антропологии есть понятие человека именно как «энергийного образа». Грехопадение нарушило и исказило этот образ: страсти, грехи, фобии, idйe fixe, все эти «застревания» и «вытеснения», все это могучее «подавление», неуправляемое libido, неприкаянный Эрос. Человек бурлит, булькает сам в себе, как бульон под крышкой: только пена переливается через край. Или так: носится, как утлый челн по безумным волнам: ни паруса у него, ни весел. Любой ветер оказывается ему — поперек. И вот он обязательно должен натянуть и направить парус. Уловить дуновение и слиться с ним. Восстановить утраченный «энергийный образ».

Искупленный человек может сам — аскезой и молитвой — этими «энергийными действиями» — приготовить себя к тому, чтобы воспринять энергии Бога и соединиться с Ним в Его энергиях. Тогда это будет новый, «обоженный» человек, святой.

В Восточной (Православной) Церкви был принят догмат о «нетварности благодати». Преображающая благодать — это драгоценная несотворенная, внутренне присущая Богу энергия. Ее нельзя воспроизвести своими усилиями, нельзя взрастить в себе, нельзя ухватить насильно и удержать. Она приходит, когда ей угодно, и уходит, когда пожелает. Свободно и произвольно, без всякой необходимости и закономерности. Как вдохновение. Кто захочет — примет его. Кто отвергнет, того покинет.

Западная (католическая) традиция иная. Человек может соединиться с Богом в Его Сущности: ведь разум считается здесь «божественным», а природа — «оправданной», в силу «сверхдолжных заслуг» Иисуса Христа. Благодать дается по мере увеличения собственных, человеческих заслуг. Больше заслуг — больше и благодати. Чем больше человеческих усилий — тем гарантированнее спасение. Оно «заслужено» и заработано. Кто же его теперь отберет?
И благодать — создана, накоплена, тварна. Ее можно удержать при себе добрыми делами, усилием веры и воли, на нее можно рассчитывать и полагаться. Она — своеобразный духовный «капитал». Отсюда — активная самодеятельность человека, который своими духовными трудами может закономерно и разумно, переходя от добродетели к добродетели и, тем самым, в себе «умножая святость», соединиться с Богом.

Таким образом, в западной ментальности — идея индивидуальной активности человека, идея прогресса. В восточной — идея преображения всей твари. В западной — идея стабильности и «юридической» обеспеченности спасения при условии выполнения определенного духовного «договора». В восточной — идея «синергии», «соработничества Христу», не дающая никаких гарантий, никакой «устойчивости»: «В чем застигну — в том и сужду», — свидетельствует Бог в одном из апокрифов Восточной Церкви. Застигнутому во грехе не вменяются предыдущие добродетели, праведник не уверен в своем спасении до самой смерти, подвижник знает, что сами по себе его подвиги и дела не могут его спасти, и в любую минуту он может пасть, как бы высоко ни взобрался.
Поэтому для западной традиции вполне закономерен вопрос Теодора В. Адорно: «Как может существовать поэзия после Холокоста?» Или — «Как может существовать христианство после Освенцима?».

Для восточной традиции такого вопроса не существует. Сатана был некогда Денницей — первейшим Архистратигом Божиим. Он пал и увлек за собой почти треть ангелов. Но и его Господь помиловал бы, если бы он покаялся. Или так. Иуда — был один из двенадцати учеников Христовых. Но он предал Учителя. Господь и его помиловал бы, если бы он покаялся. Даже сугубая приближенность к Богу — чин Архистратига, звание ученика — не смогла послужить панацеей от духовного падения, не смогла воспрепятствовать свободному произволению первого мятежника и величайшего предателя. Все дело — в их богодарованной свободе.
В западной традиции — идея «организации пространства»: в своем обмирщвленном пределе — дизайн, верлибр, этот образец без-энергийной вневременной самодостаточности. В восточной — «организация энергии»: интонированный стих, ритм, устремляющийся на борьбу с метром, самовластная своевольная синтагма, не терпящая возражений: драматизм, движение, ветер, вихрь... Наконец, декламация, напоминающая пение, молитвословие, магию, Бог весть что... «Мы только с голоса поймем, что там царапалось, боролось».

ИСКУССТВО ЖИВОПИСИ КАК ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ

Владимир Груздев (С-Пб)

В данном сообщении автор предлагает новый подход к анализу искусства, в частности, живописи, использующий методы практической психологии, такие как нейро-лингвистическое программирование (НЛП), гештальтпсихология, технологии гипноза, в том числе, гипнотерапия по Милтону Эриксону. Такой подход дает возможность исследовать специфический язык живописи с точки зрения эффективности его воздействия непосредственно на подсознание. Это позволяет по-иному взглянуть не только на историю живописи, но и на роль и предназначение искусства.

Взаимодействие с бессознательным, как особый навык лежит в основе целого ряда явлений. Традиционно такое взаимодействие называлось «магией», позже - «экстрасенсорными способностями», «сверхчувственным восприятием». Сейчас принято говорить об «измененных состояниях сознания», включающих в себя трансовые, гипнотические, стрессовые и многие другие особые состояния. Все перечисленные явления объединяет трудно объяснимое, но весьма заметное расширение человеческих возможностей и способностей. Автор высказывает предположение, что именно искусство предназначено для сохранения и развития механизмов непосредственного доступа к бессознательному, обеспечивая и поддерживая эффективное взаимодействие сознания с подсознанием.

Убедительное подтверждение тезиса о том, что искусство изначально предназначалось для взаимодействия с бессознательным, дает нейропсихологическая теория южноафриканского ученого Дэвида Льюиса-Вильямса, опубликованная в 1988 году, которая предлагает оригинальную трактовку доисторического искусства.

В пещерной и наскальной живописи эпохи верхнего палеолита в самых разных регионах мира постоянно повторяются очень схожие рисунки и образы. Это геометрические узоры, состоящие из ломаных линий, дуг и точек, удивительно выразительные изображения реальных животных, фантастических химер и териантропов, совмещающих черты человека и животного, фигурки «раненых людей», пронзенных стрелами и копьями. Профессору Дэвиду Льюису-Вильямсу удалось сопоставить пещерную и наскальную живопись с мифологией и ритуальными практиками южноамериканских шаманов. В результате сравнения Льюис-Вильямс сделал вывод о том, что наскальная древняя живопись представляет собой фиксирование опыта трансовых состояний, которые современные нейропсихологи называют «измененными состояниями сознания» (ИСС).

Геометрические узоры искусства палеолита воспроизводят, так называемые, энтоптические феномены или фосфены, которые характерны для первой стадии галлюцинаторных состояний, независимо от способа вхождения в транс. На второй стадии узоры складываются в более крупные формы, в которых угадываются образы различных фантастических существ, совмещающих черты разных животных (химеры, териантропы). Наконец, на третьей стадии галлюцинаторных видений на смену калейдоскопу зрительных ощущений приходят покой и умиротворение, и зачастую имеют место контакты с архетипическими «высшими сущностями» (так называемые, «константы портретных образов»). Еще одним подтверждением нейропсихологической теории служит то, что вхождение в трансовые состояния зачастую сопровождается болезненными соматическими явлениями, характерные признаки которых можно увидеть в наскальных фигурках «раненых людей».

Нейропсихологическая теория Льюиса-Вильямса не только объясняет универсальный характер сюжетов и образов пещерной и наскальной живописи, но и убедительно доказывает, что истоки искусства, в частности, живописи, лежат в опытах измененных состояний сознания. Реализм в искусстве означает отнюдь не следование стереотипам восприятия, а лишь фиксацию художником реального опыта.

Известно, что, в отличие от мозга животных, левое и правое полушария человеческого мозга имеют явно выраженную специализацию. При этом речевые центры локализованы в левом полушарии. Левое, речевое полушарие, часто называемое доминантным, кодирует поступающую информацию в лингвистических описаниях – словах. Кроме того, оно управляет правой половиной тела, осуществляет логические операции, производит анализ во времени.

Правое, недоминантное полушарие кодирует поступающую информацию в образах. Оно управляет левой половиной тела, а также осуществляет пространственные построения, воспринимает форму, распознает тембр звуков и цветовые нюансы. Законы визуального восприятия, разработанные в рамках гештальтпсихологии, относятся к правому полушарию. Здесь понятие красоты интуитивно, индивидуально и непосредственно связано с эмоциями и личным опытом зрителя. С точки зрения «правополушарного» восприятия,гармонию можно определить как состояние завершенного гештальта.

Милтон Эриксон отмечал существенное отличие между «мысленным созданием картины» и «созерцанием картины», спонтанно появляющейся во внутреннем поле зрения. При «мысленном создании картины» задействовано речевое, доминантное полушарие, и языковая система используется в качестве ведущей. Образы мысленно созданной картины получаются неустойчивыми, схематичными, относительно не сфокусированными, смутными.

При «созерцании картины внутренним зрением», напротив, происходит прямой доступ к образам, хранящимся в недоминантном, правом полушарии. В этом случае наблюдаемые картинки отличаются устойчивостью и яркостью, характерной для непосредственного зрительного восприятия. Созерцание самопроизвольно возникающих картин «внутренним зрением» можно характеризовать как измененное состояние сознания. Именно в таком состоянии особого «видения» создавали свои рисунки первобытные художники. Живопись не сводится к переводу на язык красок и образов содержания, сформированного в языковой системе. Настоящая живопись считывает образы, возникающие непосредственно в воображении художника. Только в этом случае искусство способно индуцировать измененные состояния сознания.

Достижение ИСС с помощью психоактивных веществ нельзя считать процессом, поддающимся контролю и управлению. Результаты подобных опытов непредсказуемы и зачастую случайны. С практической точки зрения более продуктивным представляется изучение методик, используемых для контролируемого гипнотического наведения транса различной степени глубины. В качестве примера возьмем технологии для наведения транса М. Эриксона.

Их можно разделить на две группы:

  1. Подстройки, предназначенные для того, чтобы отвлечь и использовать доминантное полушарие.

  2. Технологии получения доступа к недоминантному полушарию.

Доминантное полушарие можно частично блокировать с помощью избыточной, повторяющейся информации. Повтор одних и тех же слов и встроенных команд приводит к тому, что они перестают различаться сознанием и начинают воздействовать непосредственно на подсознание. Этот прием, связанный с ритмом и рифмой, повсеместно используемый шаманами для достижения трансовых состояний, весьма характерен для поэзии. В живописи сходного эффекта можно добиться с помощью определенного ритма и фактуры мазка.

Еще одним ключевым приемом подстройки с использованием доминантного полушария является использование неопределенности. Неопределенность – это ситуация, когда одной и той же поверхностной структуре (слово, фраза, образ) можно привести в соответствие несколько смысловых прочтений. Сталкиваясь с неопределенностью, подсознание само выбирает смысл, наиболее близкий данному человеку. Этот изысканно точный прием активного вовлечения бессознательного в восприятие широко используется в искусстве, особенно в абстрактной живописи.

Можно сопоставить использование в живописи случайных фактур («фроттаж» М. Эрнста, «дриппинг» Д. Поллака, автоматический рисунок и т. п.) с технологией, применявшейся Эриксоном в ходе гипноза. Он записывал спонтанный, бессвязный бред больных шизофренией, а затем использовал его как контекст в ходе наведения транса и психотерапевтического внушения, встраивая в него определенные команды и установки. Оказалось, что эта методика значительно превосходит по эффективности все сознательно сконструированные последовательности слов.

Любое сознательное указание вызывает в сознании пациента инстинктивный протест и желание поступить наоборот. Команда, спрятанная в шизофреническом бреде, минует цензуру сознания и принимается подсознанием к исполнению.

Для получения доступа к недоминантному полушарию используется акцентирование внимания на нюансах восприятия: интонации, тембре, окраске звука и, конечно, на цвете – основном средстве выразительности в живописи. Отметим, что цвет в большой степени является избыточной информацией с точки зрения распознания образа. Если образ формируется при участии сознания, то цвет имеет отношение к бессознательной сфере.

Одной из основных практических задач, решаемых искусством, является поддержание взаимодействия сознательной и бессознательной сфер человеческой психики. Такое взаимодействие значительно расширяет потенциал личности и способствует развитию высокопроизводительных, творческих состояний.

Гипнотические практики можно рассматривать как методы доступа в подсознание пациента с целью коррекции поведения. При этом подразумевается, что такие практики должны не управлять поведением, а расширять возможности человека, позволяя ему сделать самостоятельный выбор. Этика НЛП, к примеру, подразумевает манипуляцию на уровне процесса, оставляя все содержание клиенту. Целью искусства, как и НЛП практик, является не манипуляция поведением, а манипуляция представлениями зрителя, что должно расширить его возможности для самостоятельного выбора.

С учетом механизмов формирования речи и разума, предложенных в теории антропогенеза Б. Ф. Поршнева, социальное бытие людей представляет собой непрерывное пребывание в состоянии наведенного транса – вербальной суггестии. Существующая человеческая цивилизация целиком основывается на слове и на господстве разума. Именно измененные состояния сознания выводят людей из внушенного обществом статуса «социального животного», приближая их ненадолго к своей природной сущности.

Искусство формирует управляемый, устойчивый опыт произвольного вхождения в ИСС как для художника, так и для зрителя. Этот опыт создает собственную систему ценностей, делая человека значительно менее восприимчивым к социальным методам манипулирования сознанием. Свободное от навязанных социальных установок бессознательное может способствовать развитию и самореализации человека, но такое развитие часто вступает в конфликт с интересами общества.

На взгляд автора, следует разграничить такие понятия как «творчество», «искусство», «культура». Творчество представляет собой индивидуальный опыт познания реальности, скрытой за общепринятой, «конвенционной» картиной мира. Искусство сохраняет опыт взаимодействия с бессознательным, достигая в лучших проявлениях глубинных, архитипических слоев психики. Культура же, обслуживаемая критиками, культурологами, искусствоведами, занимается социальной адаптацией искусства. Задачи, решаемые в процессе творчества противоположны культурологическим установкам. Так называемое «актуальное искусство» в большей степени относится к идеологии, чем к творчеству, но это уже другая тема.

 

ТАНЕЦ КАК ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Ирина Курис (С-Пб)

Сила соприкосновения с тайной

в том, что она несет в себе моральное начало.

Налимов В.В. Спонтанность сознания. Москва: Прометей. 1989.

Долгосрочными хранилищами обобщенного надличностного

знания (мудрости) и библиотеками архетипов служат

гипотетические знаки синхронизации памяти/сознания.

(Благодаря этому, музыка и танец и являются

столь мощными орудиями для извлечения

надличностного из запасников памяти/сознания.)

Soidla T.R. Synchronization signals of memory,

containing timeless service messages: An hypothesis.

J. TranspersonalPsychology36(2), 213-219. 2004.

Существует великое множество путей к творчеству. Можно с уверенностью сказать, что любое творчество, независимо от того, с какой деятельностью оно связано, - это выход в особое состояние, в котором мы не всегда отдаем себе отчет. В зависимости от результата такого выхода, его можно называть по-разному. Для кого-то – это мистическое переживание, инсайт, для кого-то – выход на высшие уровни творчества, когда мы ясно осознаем, что Кто-то через нас создает нечто. Все это мы включаем в понятие трансперсонального опыта, который у каждого по-своему уникален. Для одного – это событие, происходящее «здесь и сейчас», для другого - процесс, растянутый во времени и пространстве. Характер трансперсонального опыта, как надличностного переживания, безусловно, зависит от вида творчества; от инструментария, помогающего войти в Поле Знания, усиливающего опыт осознанности.

В данном случае речь идет о танце, как о трансперсональном опыте творчества, в котором соединяются и состояние здесь и сейчас, и состояние последействия, которое выводит нас на творчество, но уже другого вида. О Танце, как о сакральном действии, раскрывающем удивительные возможности нашего внутреннего мира и расширяющем границы мироощущения. Это совершенно необычный вид практики релаксационного целостного движения, в котором исполнитель осознаёт себя существом, ведомом некими высшими силами (это тот редкий случай, когда не нужно сопротивляться), и в этот момент он перестает ощущать себя обычным человеком…

При этом состояние осознанности не только не исчезает, но даже усиливается. Конечный итог этого процесса, который является, по сути, опытом транса - выход в расширенное состояние сознание. Его эффект – удивителен, необычен, непредсказуем. Он преобразует человека, раскрывает перед ним новые горизонты. Он доставляет радость. Радость самого состояния, которое исцеляет душу и тело, радость движения, радость творчества. Собственно, и эти записи, как результат переосмысления информации, получены разными путями: в том числе, через автоматическое письмо, спонтанное движение, как медитативную практику и трансперсональный опыт. Опыт, который можно назвать многоступенчатым, в котором именно танец играл роль Начала, заставив в дальнейшем искать объяснение многим состояниям, переживаемым в тишине медитации и в постмедитативном состоянии. Опыт, заставивший обратиться к эзотерическим знаниям, мифологии и психологии, обратиться к проблеме творчества, как естественному состоянию человека и информации, которая имеет отношение не только к танцу, как таковому, а танцу, как метафорическому образу.

Итак, обратимся к танцу. Для огромного большинства – это, прежде всего, движение. И с этой позиции он представляет собой совокупность поз, жестов и телодвижений, выполняемых последовательно, в определенном ритме и темпе и подчиненных целостному образу композиционного рисунка. В этом контексте танец включает в себя многоуровневое движение тела в пространстве, выстраивание формы и объёма, взаимодействие рисунка тела и его частей с рисунком-линией собственно танца (поскольку он всегда ограничен пространством: будь то сцена, даже самая большая в мире, или круг, диаметром 1,5 метра). Вполне понятно, что нужно учиться красиво и правильно двигаться. И танец не будет танцем, если он исполняется не под музыку. В этом случае её роль выполняет ритм (внутренний или внешний). Рассматривая танец с позиции движения, нужно учесть, что само это понятие включает в себя множество стилистических вариантов. Танец подразделяется на бытовой, народно-характерный, классический, фольклорный, танец модерн и т.д. Он может отражать характерные национальные черты, а может быть вне этого вообще. Например, это может быть четко выученное движение, отвечающее всем перечисленным условиям, а может быть релаксационное, целостное движение.

Именно это движение, естественно переходящее в сакральный спонтанный танец способствует выходу в трансовое состояние. И оно подчиняется совсем другим законам. Релаксационное движение опирается на принципы, изначально отличающиеся от обычных двигательных практик: интегральности всех составляющих этой специфической практики, обучающей тело осознанному движению; энергетическому выстраиванию пространства (внутреннему и внешнему). Это даёт возможность увидеть и ощутить свое тело под другим углом зрения, осознавать себя через глубинные телесные и психоэмоциональные переживания, которые, в конечном счете, трансформируются в интуитивное знание, представляющее собой Знание Тела.

С точки зрения трансперсонального опыта танец можно рассматривать с нескольких позиций: 1) как сакральное, переходящее в спонтанное действие; 2) как процесс и как результат (это касается самого исполнителя); 3) как взаимодействие с пространством и, соответственно, его воздействие на людей: как исполнителей, так и возможных зрителей. При этом, мы имеем в виду и то, что относится к срочному эффекту, и к постэффекту (последействию). В этом контексте мы говорим о сакральном танце как одной из форм спонтанного взаимодействия с энергией окружающего пространства. (Это отнюдь не означает отсутствие необходимости двигательной подготовки).

Слово «сакральный» означает не просто ритуальный, священный; оно подразумевает также и тайный, скрытый, сокровенный, а значит хранимый внутри. Сакральное движение соединяет в себе эзотерику (то есть другое, сугубое, данное при том или ином посвящении знание) и духовный аспект, заложенный во внутреннем состоянии души исполнителя. Язык тела изначально сакрален. И его понимание сродни постижению интуитивного знания. Он способен передать нечто, что важно и понятно только тому, для кого предназначен. И только в Сакральном Танце можно через пластику выразить это другое знание так, что оно будет воспринято теми, кто способен его понимать и сопереживать.

Именно это Знание, которое находится в хранилищах нашей пра-памяти, переходя в процессе постоянного тренинга, на уровень подсознания, позволяет создавать в танце каждый раз свой мир Красоты и Гармонии и открывать новую страницу внутренней книги Знания; переживать новый опыт транса, как в процессе, так и по окончании действия.

Сакральный танец в определенном смысле можно назвать магическим. Он завораживает и преобразует. Причем, не только зрителя, но и самого танцующего. Особую роль в таком танце играли и играют графические символы, используемые фактически в любом эзотерическом знании: собственно рисунок (графема), его значение, воздействие на психо-эмоциональную сферу; линия движения в пространстве; ритм и т.д. Соединение энергетики символа с энергетикой движения создаёт другоеПространство и другое Время, воздействие которых на порядок выше. Самое интересное, что человек, впадая в это другоесостояние, чувствует себя удивительно: он как бы пребывает в нескольких мирах одновременно. Иногда это сложно вербализировать, но достаточно посмотреть со стороны. Своего рода эйфория, но при этом вполне осознанная и — никакого неадекватного поведения.

Это очень хорошо понимали в той идеальной и мифологизированной нами, но тем более реальной древности, когда не было четкого разделения между видами искусства. В качестве своеобразного театрального действия выступала мистерия, выполнявшая различные функции. Оказывая сильное эмоциональное воздействие, она одновременно являлась и инструментом управления огромными массами людей; она же и врачевала. Сопереживание, возможность подняться над повседневностью, очищение души – всё это было такой же необходимостью, как и забота о хлебе насущном. И в том, и в другом случае в качестве результата воздействия выступал транс. В этом контексте танец, как обязательная составляющая мистерий стоял несколько особняком. Его воздействие в сочетании и непосредственной связи с другими видами искусства было более многообразно. Танец рассматривался не просто как двигательное действие, но и как определенный ритуал взаимодействия с пространством, в котором символ, образ, звук, ритм, рисунок и магия самого движения приобретали особый смысл и переводили его на качественно новую ступень и восприятия, и воздействия.

Практически любая древняя эзотерическая традиция, прежде всего, шаманская, в которой танец играет важную роль, содержит технику безопасности. Она исходит из самого построения танца, как взаимодействия с внешним пространством. Причем, это находится в полном соответствии с картиной мира, представлении о Хаосе и Гармонии, единстве мужского и женского начала, о месте человека в мире и т.д. Танец является образным отражением представлений о Вселенной и его взаимоотношениях с ней. Сакральный танец, как это не покажется кое-кому странным, - спонтанное действие. Это процесс - целостный, рождающийся в данный момент, в данную минуту. Цель спонтанного танца — раскрепоститься, забыть о физическом теле, отпустить себя и возбудить энергетическую вибрацию, чтобы человек как бы вошел в поток, не задумываясь, правильно или не правильно он ставит ногу. Каждый раз это похоже на чудо. И самим исполнителям ясно, что это не столько они танцевали, сколько через них, и… происходит нечто… Изменяется мир вокруг, изменяются их собственные представления о мире. Иногда это происходит постепенно, иногда - мгновенно. Человек преображается и понимает, что он уже не тот прежний, каким был до танца. В конце концов, это каждый раз – возвращение к самому себе, к своим истокам, о которых мы забываем в своей повседневности, это выход к ресурсным возможностям, часто скрывающимся в глубинах собственного Я.

Всё это позволяет говорить о танце, как одном из естественных мощнейшихинструментов создания места своей Силы, как способом работы с энергоинформационным полем. Оно может иметь разные названия, но все авторы сходятся на том, что это особое состояние сознания, в котором, в единицу времени, возможно присутствие одновременно двух прямо противоположных состояний человека – расслабленность и ментальная активность. Вполне понятно, что в этом аспекте мы можем говорить о танце, как опыте осознанной работы с подсознанием, а это означает возможность одновременного существования на разных планах: проявленном (материальном) и не проявленном или тонком.

Транс, как один из видов измененного состояния сознания (ИСС) - один из терминов, характеризующих особое специфическое состояние сознания человека. На сегодняшний день не существует единого исчерпывающего определения. Возможно, это можно объяснить тем, что, испытывая эти состояния, мы оцениваем их индивидуально, исходя из особенностей нашей личности. Пребывание в трансе даёт нам возможность получить опыт расширенного восприятия мира. Погружение в транс - один из способов осознанного выхода на информационные структуры подсознания, которые могут охватывать широкий диапазон уровней: от телесного до тонких не проявленных планов. Чем шире возможности сенсорного восприятия человека, тем выше его уровень осознанности при работе с подсознанием. В этом контексте подсознание можно рассматривать как переходный мостик к бессознательному, и в наших силах расширить этот мостик посредством определенных практик.

В танце мы имеем возможность расширить возможности входа, пребывания и осознания самого процесса: за счет релаксационного движения, которое обеспечивает определенный уровень телесной, эмоциональной и ментальной раскрепощенности; смены ритмов, рисунка, пространственной и двигательной координации. Будучи самоценным, он является одновременно тем инструментарием, который создаёт предпосылки для перехода на следующую ступень погружения – выход в расширенное состояние сознания. Однако его цель заключается не только в возможности выйти на глубинные уровни подсознания, но и вывести на уровень осознанностискрытую информацию о чем-либо. Расширенное состояние сознания дарит нам целый букет трансперсональных переживаний, в том числе и прозрение, инсайт, спонтанное творчество и т.д.

Об одном из этих состояний мне хотелось бы вспомнить в связи с событием, произошедшим со мной в Индии в 1996 году. Я изучала танец Шивы (который известен так же, как Учитель йоги (Шива-Дакшнамурти) и Учитель танца (Шива-Натарадж).

Занимаясь с преподавателем, я обратила внимание на то, что каждый раз, он что-то менял по ходу дела. В конце концов, я сама стала замечать, что исполняю танец, или его фрагменты каждый раз несколько иначе. Но самым неожиданным было то, что мой Учитель (Анант Пилай, семья которого занимается искусствами более 500 лет), это приветствовал и радовался, как ребенок. Мы много раз обсуждали с ним этот момент. Он рассказывал мне о рисунке движения, в котором доминировала горизонтальная восьмерка (символ бесконечности, а также и один из основных элементов танца пчел); заставлял повторять и запоминать непривычные моему уху ритмические слоги – тала. Я стала замечать, что впадаю в некое необычное состояние, в котором была способна двигаться, забывая о необходимости точно следовать выученным движениям. Кроме того, я каким-то непостижимым образом, очень легко выучила язык танца – достаточно специфический, с очень сложной координацией. Позже я поняла, что Учитель нарочно вводил меня в измененное состояние сознания. Видимо, для того, чтобы я не заучивала танец, а познавала его каким-то другим образом, чтобы он заставлял меня двигаться, рождаясь изнутри, вытекая через моё тело, руки, ноги, даже кончики пальцев… Со временем я поняла насколько танец Шивы сакрален. Это процесс, в котором удивительным образом сочетается собственно двигательная подготовка и возможность творить свою жизнь в танце, и в этом смысле – танец – это собственно и есть сама жизнь. И как наша жизнь, она преподносит нам прозрения, инсайты, мистические переживания.

Можно ли назвать этот процесс творчеством? Думаю, да, но мне не хотелось бы здесь ставить точку… Ведь сакральный спонтанный танец - процесс осознанного взаимодействия с Пространством, которое каждый раз новое, а значит непознанное. И танцуя, мы вновь и вновь стремимся опять его познать. И оно, как бы поощряя, дарит нам радость творчества, созидания и еще чего-то, что не всегда можно выразить словами, но без которого и жить как-то скучно…

Рекомендуемая литература

  1. Друри Н. Трансперсональная психология. «Инициатива», Львов, Институт гуманитарных исследований, Москва, 2001, 203 с.

  2. Зеличенко А.И. Разговоры ученого с Учителем. Изд-во трансперсонального института. Москва, 2000, 171 с.

  3. Козлов В.В., Майков В.В. Основы трансперсональной психологии. Изд-во трансперсонального института. Москва, 2000, 302 с.

  4. Курис И.В. Основные понятия трансперсональной психологии. Вестник аспирантуры и докторантуры, вып.12.2003, С-Пб. Стр.55-64

  5. Курис И.В. Методика работы в измененном состоянии сознания. Вестник БПА., вып, N12, 1997, стр. 94-97..

  6. Курис И.В. «Эзотерика в психотелесной практике». Киев, 2002, стр.51-53 Сборник докладов.

  7. Курис И.В. Роль психофизических упражнений в релаксационной пластике. Информационный вестник Балтийской Педагогической Академии, вып. 10.- 1997 г.,стр. 51-54, Санкт-Петербург.

  8. Медоуз К. Магия рун. – М.: Агентство «Фаир», 1997. – 320 с.

  9. Минделл А. Дао шамана. «София», Киев – Трансперсональный институт, Москва, 1996, 284 с.

  10. Лоуэн А. Терапия, которая работает с телом «Речь», С-Пб, 2000, 272 с.

  11. Торчинов Е.А. Религии мира. Опыт запредельного. Orientalia, Санкт-Петербург, 1998 382 с.

  12. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Новосибирск: Изд. ВО ";Наука";, 1992. 792 с.

  13. Эндрюс Т. Магия танца. Москва: Изд. «Ваклер», 1996, 247 с.

  14. Raghunath R. Hand mudras Arathi. - London, 1987, стр. 54-66.

КЛАДОВАЯ СОЛНЦА. МНОГОВЕКОВОЙ СОН МУДРОСТИ СРЕДИ РЕКВИЗИТА СКАЗОК И КОРНЕЙ СЛОВ: СВАРОГ И КОЩЕЙ.

Тыну Сойдла (С-Пб)

Цивилизации расцветают и приходят в упадок, религиозные и философские системы завоевывают значительную часть мира и затем исчезают в темноте забвения. Существуют ли в неблагополучные темные столетия и тысячелетия пути спасения и временные убежища для завоеваний духа и мысли?

Ранее мы выдвинули гипотезу о том, что в индивидуальном сознании семена мифологических образов скрываются внутри сигналов синхронизации памяти и сознания (Shapiro and Soidla, 2004, Soidla, 2004). В этом случае можно предполагать, что после гибели старых культурно-религиозных парадигм, эти консервативные, для коротких исторических периодов практически неизменные семена могут породить новые, по своей глубинной структуре близкие к уничтоженным.

Здесь мы рассматриваем, пожалуй, менее гипотетическую, возможность того, что в периоды катастроф и потрясений некоторые элементы старых философских концепций могут зацепиться за фрагменты тех или иных популярных образов и имен, как пассажир после крушения за обломки корабля. В итоге, подобные элементы могут выжить в «периферийных нишах» культуры.

Будут представлены некоторые примеры спасения определенных метафизических конструкций после одной из древних катастроф — цивилизационного разрыва при разделении индо-европейских народов. Как спаслись приводимые здесь материалы? Снабжаются ли особо важные мировоззренческие материалы в сознании элементами, которые позволяют выживать во время катастроф? Метафизическим «клеем», который помогает сращиванию с другими элементами языка, и особым «блеском», привлекающим и взрослых и детей? Или параллельно этому они в форме сжатых информационных «семян» находят путь в наследственный фонд «знаков синхронизации»? Были ли вовлечены в этот процесс сберегающий сон и исцеляющая метаморфоза («окукливание») в знаках синхронизации, в трюме ковчегов Атмана, скользящих по ритмическим, повторяющимся волнам памяти-сознания? Или эти конструкции просто оказались погребенными в кладовой родного языка среди редко употребляемого хлама корней слов, вне давления злобы дня новых варварских времен? Похоже на то: мы застаем их, в состоянии полу-пробуждения в детской комнате сказок, куда, волею случая, переселились некоторые подходящие на роль игрушек предметы из кладовой, чтобы приобрести новую жизнь в игре. По существу на такие вопросы трудно отвечать, и поэтому мы перешли на более амбивалентный язык метафор, в надежде на то, что такой язык может пробудить знание внутри нашего незнания, иными словами, интуицию.

В более краткой форме приводимый ниже материал был опубликован в этом году в новом Индийском журнале Sutra (Soidla, 2008).

Кощей (Кащей) является хранителем сокровищ, похитителем красавиц и главным анти-героем (врагом героя) во многих Русских сказках. Образ Кощея знаком большинству из нас. Это костлявый злой старик. Неудивительно, поэтому, что имя Кощей часто выводят из слова «кость». В своем фундаментальном трехтомнике Афанасьев (1995) отмечает, что «в старославянских памятниках слово кощь, кошть попадается исключи­тельно в значении: сухой, тощий, худой телом, и, очевидно, стоит в ближайшем родстве со словом кость, как прилагательное к существительному; глагол же окосте­неть употребляется в смысле: застыть, оцепенеть, сделаться твердым, как кость или камень, от сильного холода.»… «На основании этого лингвистического указания долж­но думать, что название Кощей принималось сначала как эпитет, а потом — и как собственное имя демона — иссушителя дождевой влаги, представителя темных туч, окованных стужею; в зимнее время года тучи как бы застывают, пре­вращаются в камни и не дают более плодоносных дождей, а вследствие того и сама земля лишается своей производительной силы. До сих пор именем Кощея называ­ют старых скряг, иссохших от скупости и дрожащих над затаенным сокровищем (= золотом солнечных лучей и живительною влагою дождя).» В ряде сказок «Кощей представляется заключенным в железные оковы пленником. Согласно с этим, слово кощей упот­ребляется в древних памятниках в значении пленника … и раба.»… «Смерть Кощея сокрыта далеко: на море на окиане, на острове на Буяне есть зеленый дуб, под тем дубом зарыт железной сундук, в том сундуке заяц, в зайце утка, а в утке яйцо; стоит только добыть это яйцо и сжать его в руке, как тотчас же Кощей начинает чувствовать страшную боль; стоит только раздавить яйцо — и Кощей мгновенно умирает». Иногда в список живых существ, скрывающих Кощееву смерть, добавляется щука. В некоторых вариантах сказок внутри яйца находится игла, и смерть Кощея наступает тогда, когда у иглы отламывается кончик.

Тилак в своей знаменитой и вдохновляющей книге (Tilak, 1903, русский перевод Тилак, 2002), рассуждая о гипотетической прародине индо-европейских народов за полярным кругом, включил в косвенные доказательства этого положения и образ Кощея, как представителя сил мрака, холода и смерти.

Ряд остроумных догадок о возможном происхождении этого образа высказывает Демин (2007). В частности он склоняется к тому, что древнее имя Кощея — Кош (этот корень мы встречаем и в современном, вполне подходящем для этого златолюбивого героя слове «кошелек».)

В его блестящем анализе отсутствует только одно, но на наш взгляд самое главное звено.

У тех, кто увлекался йогой, слово «кош» вызывает в памяти «коша». Как формулировано в Тайттирия Упанишаде, Веданта рассматривает пять оболочек, обволакивающих Истинное Я (Атман): Annamayakosha (оболочка или тело пищи), Pranamayakosha (оболочка дыхания), Manomayakosha (оболочка ума), Vijnanamayakosha (оболочка интуиции), Anandamayakosha (оболочка блаженства) (Feuerstein, 1990, Swami Nikhilananda, 2006). Схему этих оболочек, правда, рисуют по-разному. Для философских объяснений в центре находится Атман, а для практических объяснений йоги в центре находится тело индивида, заключенное во все более тонкие оболочки-тела.

Что сказать по поводу этих, казалось бы, взаимоисключающих схем? Полу-обманчивые афоризмы так и просятся на бумагу: Практика, это часто метафизика, вывернутая наизнанку. Что снаружи, то и внутри. За видимым несогласием часто скрывается глубинное согласие.

Концепция пяти оболочек (кошей), скрывающих Атмана, позволяет представить Кощея (Кош) воплощением маленького иллюзорного «я» (эго). Эго противопоставляется Истинному «Я», Атману (Брахману). Тогда смерть Кощея представляется смертью эго при реализации Атмана. Нужно ли напомнить, что это является центральным моментом Адвайта Веданты (“Who”, 2002).

В виде дуалистической альтернативы только что сказанному можно представить Кощея как противобога, например, как силу косности и сковывающей инертности — Тамас, одетого в пять оболочек наподобие Атмана (который суть а тамас).

Одно спорное примечание: о том, что Кош и Атман могут меняться местами, говорит то, что исходно пять оболочек Тайттирия упанишады назывались Атманами. «То, что здесь в человеке, и то, что там, в солнце, – одно. Кто, зная так, уходит из этого мира, тот достигает этого Атмана, состоящего из пищи, достигает этого Атмана, состоящего из дыхания, достигает этого Атмана, состоящего из разума, достигает этого Атмана, состоящего из распознавания, достигает этого Атмана, состоящего из блаженства» (Сыркин, 1967).

Впрочем, не стоит обманываться современным чисто негативным образом данного героя. О древней, отнюдь не сводимой к негативному, роли Кощея говорит возможное тождество этого героя с Кашьяпой, одним из древних мудрецов-риши, отцом богов, демонов, змей, а также всего человечества (Демин, 2007). В таком варианте позитивное значение получает и женолюбие Кощея. Дальше — больше, Демин приводит санскритский термин кошягара — хранитель казны. И предполагает, что Кашьяпа-Кощей мог быть хранителем казны ведийских богов, а в казне находился и напиток бессмертия амрита. И вот уже златолюбие и бессмертие героя связываются между собой и получают новое, отнюдь не зловещее толкование. Все это крайне гипотетично, и все же вполне законным кажется возникающее сомнение — так ли уж Кощей был изначально противоположен Атману?

С другой стороны, в сказочном космосе с темой Кощея явно переплетается страшноватая мелодия Марены (Морены, Маржанны), богини смерти, зимы и колдовства, одной из жен Кощея (Асов, 2007, Демин, 2007). Ее имя напоминает слова «мор», «мороз», «мрак», «марево», «морочить». (Хотя «кошмар», одновременно вызывающий из памяти имена Кощея и Марены — очевидно пример ложной этимологии.)

Куклы-матрешки подобны оболочкам сути (души, смерти) Кощея. Не она ли, супруга Кощея, Марена, является крестной матерью этих созданий, несмотря на их румяный и жизнерадостный вид? Существуют свидетельства, что на Руси подобные куклы существовали и до того, как заморские игрушки (японские Дарума) сделали их модными (Матрешка-Википедия, 2008).

Яйцеподобные куклы-матрешки наводят на мысль о мировом яйце (из которого в разных мифах вылупляется или мир или некое перво-существо). Не удивительно, что подобие исходного яйца является предметом, магическим способным как губить, так и исцелять (Демин, 2007).

Существует версия сказок о Кощее, в котором действует Марена и где разрушение яйца, несущего смерть Кощея, приводят к гибели мира в огне, которая сменяется потопом (Асов, 2007, Naumov, 1994).

Насколько аутентична эта версия, вопрос не такой простой. (При прохождении материала от одного собирателя текстов к другому на ткань рассказа так или иначе ставятся заплатки. Текст вроде и портится, но одновременно из самой структуры языка, из кладовых памяти добавляется часто совсем не случайный материал. В руках то ли ремесленника, то ли мастера возникает узор, который иногда обнаруживает неожиданную гармонию. Из глубин бессознательного, на сцену выходит теневой, «над-рациональный» мастер. Так происходит и во многих «низких жанрах». Язык по праву является соавтором палиндромов. Ошибки переписчиков текстов, интерполяции в тексте — у всех у них есть невидимые соавторы, которые скрываются за пологом языка. — Мы по крайней мере склонны это допускать.)

В любом случае, в пользу того, что эта версия, так или иначе, отражает некий древний материал, говорят ритуалы славянских народов, которые трудно подозревать в подтасовках. Эти ритуалы включают и сжигание чучела Маржаны в Чехии и Словакии, а также бросание этого чучела в воду — в Польше (Морена-Википедия 2007, Marzanna-Wikipedia 2007). Варианты слегка вывернутого наизнанку мифа о конце мира (гибнет злодей, а мир в результате этого обновляется) разыгрываются снова и снова в ритуалах. Поэтому версии двойной (огненной и водной) гибели мира при попытке убить Кощея, трудно отказать в некоей неочевидной достоверности.

Все сказанное не является попыткой исчерпать богатство образа Кощея. Сказочный образ, подобно реке индивидуален, но одновременно представляет собой и нечто сборное, питается множеством притоков, И часто неясно, где начинается сама река, а где один из его притоков. Мы касались здесь, скорее всего, одного из «притоков» образа Кощея. Выявление главного русла этого образа и, тем более, описание всей системы смысловых потоков явно выходит за пределы данной заметки.

Мы хотели бы только подчеркнуть, что выживание никем до сих пор не опознанного корня «кош(а)», вместе с фрагментом мифологии Веданты, где действуют обозначаемые этим корнем метафизические «оболочки», является примечательным. Тем более, что найден этот сюжет в сказке, в детской комнате современной культуры.

Достаточно впечатляющим на наш взгляд является и другой случай. Известен славянский бог Сварог, бог огня и кузнечного дела (Асов, 2007, Svarog-Wikipedia, 2007, Сварог-Википедия, 2008). Русские слова вор, вар (в прошлом имевший значение горение, огонь) и творчество составляют замечательный кластер однокоренных слов (Тварь, сотворение, творчество…, 2005), к ним примыкают такие «сильные» и «магические», слова как ворожить, ворон, врач, врать, враг, врата, ворот.

Сопряжение воровства и огня сразу вызывает в памяти миф о Прометее (Прометей-Википедия, 2007). Но тут нас ожидает сюрприз. Сейчас считается, что имя Прометея несет в себе ту же констелляцию корней. Произведение имени Прометея из греческого  (преднамеренный) по современным воззрениям является народной этимологией. Имя Прометея выводится сейчас из прото-индо-Европейского pramath, «воровать». Этот глагол дает существительное pramathyu-s, вор, отсюда и Прометей. С другой стороны pramantha, означает орудие для добывания огня (Fortson, 2004, Williamson, 2004, Prometheus-Wikipedia, 2007). Вряд ли эти примеры являются исключительными в своем роде. Но для мало-мальски убедительного рассмотрения подобных случаев требуется совпадение хотя бы результатов языкового и мифологического анализа.

Многие примеры манят, но пока не поддаются. Вот женщина с птичьей головой, это Сирин, дочь Кощея (Асов, 2007). Вот птица несет человеческое лицо на груди, как современная мать носит дитя. Это Пермские фигурки 8-9 века н.э. (Autio, 2001, см. также Демин, 2007). Возникает вопрос: сопрягаются ли эти образы тотемической (или какой иной) птицы и дочери «прародителя человечества»? Какой-то склад и лад в сопряжении этих образов почувствовать нетрудно. Если Кощей был отцом человечества, то птица-женщина, скорее всего, оказывается нашей старшей сестрой и по совместительству универсальной мамкой-нянькой. Под ее покровительством и защитой, на ее груди наш дух почувствовал и осознал вкус птичьего молока жизни. Правда, для повзрослевшего человечества, такое молоко является скорее ядом. Действительно, послушавший песню Сирина забывает все, и, в конце концов, погибнет (Сирин-Википедия, 2008).

* * * * *

СТРЕЛА, ЛОТОС И БРАКОСОЧЕТАНИЕ МИРОВ:

СКАЗКА О ИВАНЕ –ЦАРЕВИЧЕ И ЦАРЕВНЕ-ЛЯГУШКЕ.

Тыну Сойдла (Санкт-Петербург)

Истинное значение сказки о Иване-царевиче и Царевне-лягушке? Сказка такая простая, такая детская… Нет, загадка есть, и сказка эта на самом деле замечательный пример сохранения сведений о древней метафизике и психотехнике под маской незатейливой детской истории.

Во-первых — стрела Ивана-царевича. О ее происхождении свидетельствует практика «духовной стрельбы из лука» по Сахарову (1993). При этой технике полагается концентрироваться на чакрах, в частности на шестом энергетическом колесе (лотосе) на пути змеиной силы Кундалини (Woodroffe, 1972) — чакре Аджна. И рекомендуется действие — «натягивание тетивы и пуск стрелы». При этом как бы оказывается задействован эпифиз (шишковидная железа, «третий глаз»). И вовлекается внутреннее, то ли небо, то ли точка между бровями. (Могут использоваться и другие чакры, хотя это разговор особый.)

Но почему пуск стрелы и встреча с лягушкой — даже среди лотосов — должны привести к браку с ней? Кажется, что в этом вопросе может что-то прояснить психоанализ, а трансперсональное тут не причем.

Итак, спрашивается, брак — обязательная часть картины? Ответ — неотъемлемая. В Кундалини йоге символ Аджны — сочетание космических символов Лингама и Йони (Feuerstein, 1990; Radha 1981, Woodroffe, 1972), говорящее о священном браке Шивы и Шакти. Через Аджну мы приходим к браку. И — N.B.! — утверждается, что этот брак — залог приобретения знания Истины.

Сразу вспоминается, что имя Царевны лягушки — Василиса Премудрая. Чего это лягушке быть еще премудрой? Потому, что это часть концепции Кундалини йоги. И именно поэтому брак Ивана (Everyman) с лягушкой не просто брак, а брак, выводящий Ивана на более высокий (уже не человеческий — кто-то скажет «ноосферный») уровень сознания. Это пригодится ему на пути героя, на который он вынужденно ступает. По ходу сказки тайная мудрость, тайное знание о помощи и синергии, о смерти страшного праотца, о мировом яйце несущем и жизнь и смерть шаг за шагом входит в человеческий мир Ивана (см. Сойдла, 2008, Soidla, 2008).

Но почему брак именно с лягушкой? Вернемся к Кундалини йоге. Стрела энергии внимания открывает Аджну. Канонический рисунок символа Аджны: Лингам в треугольнике повернутом вершиной вниз (Йони). Такой рисунок Йони что-то напоминает, да, определенно наводит мысль на шаманскую священную Вагину-Лягушку.

Это замечали давно и в разных культурах. Демин (2007) пишет о Баварских верованиях народной медицины, использующих лягушку для практики исцеления женских проблем. Он же вспоминает Онежскую полутораметровую каменную лягушку. И святилище Саваркыла (лягушачье) на границе Васюганского болота под Томском — где женщины приносили жертвы Царице-Лягушке.

Все же, перекличка она перекличка и есть. Не более. И может, лягушка тут подвернулась случайно? Отвечаем: вот уж нет. На лягушку косвенно указывает многое. Она 1) обитает на физическом плане среди водных растений, в частности среди лотосов — физических символов чакр; 2) для представителей многих культур Европы и Азии напоминает по форме Вагину и служит для женского культа и целебных практик и 3) last but not least, ее сестричка, жаба, синтезирует психоделическое вещество (буфотенин), транспортирующее человека в Измененное Состояние Сознания, или в Иные миры, если Вам так нравится. Список мифологических черт лягушки можно продолжить. Любители подобных перекличек найдут кое-что в книге Демина (2007).

Кстати, стрельба из лука и брак. Кого-то это нам напоминает…, ну, конечно же, Амура. Казалось бы, образ бесконечно далекий от лягушки в болоте. Но после всего сказанного все же возникает подозрение — не имеем ли мы здесь развитие все того же древнего индоевропейского сюжета?

Еще одно спорное высказывание: Может быть, напиток богов, Амрита, чьим хранителем по мнению того же Демина (2007) был Кощей-Кашьяпа, в известном смысле передается в этом браке Ивана с Кощеевой дочкой в мир смертных. Да, вы не забыли? Василиса Премудрая — по крайней мере, в некоторых вариантах сказки — дочь Кощея. (А путь человека к Амрите, конечно не может не быть путем героя.)

Нужна ли нам сегодня вся эта метафизика, пришедшая из глубины веков? Кажется да. Ведь брак Ивана с Василисой не просто брак между мужчиной и женщиной — это брак с Иным. Сделаем шаг назад, и добавим тихо, что это сон в Великую ночь, перед тем как вспыхнет Свет.

Как и в других частях нашей историко-мифологической экскурсии (Сойдла, 2008, Soidla, 2008) мы видим, что древняя метафизическая схема становится платформой, на которой монтируется сказочно-авантюрный сюжет. В результате в детской комнате новой цивилизации вместе со сказкой выживает и некоторое, ожидающее своего часа прото-метафизическое знание.

Литература

Демин В. Гиперборейские тайны Руси. М.: Вече. 2007.

Сахаров Б. Открытие третьего глаза. В сборнике Mediatio-1. Киев: Преса Украiни. 1993.

Сойдла Т. Кладовая солнца. Многовековой сон мудрости среди реквизита сказок и корней слов: Сварог и Кощей. Вестник Балтийской Педагогической Академии 80 .2008.

FeuersteinG. Encyclopedic dictionary of Yoga. N.Y.: Paragon House. 1990.

Radha Swami Sivananda. Kundalini: yoga for the West. Boulder & London: Shambhala. 1981.

Soidla T.R. Quiet life of wisdom in language and fairy tales: Svarog and Koschei. Sutra1(1), 104-106. 2008.

WoodroffeJ. The Serpent Power. Madras: Ganesh. 1972

* * * * *

НАРОДНОЕ ПЕСЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО И ТРЕНИРОВКА ДЫХАНИЯ В СЛАВЯНСКИХ ПСИХОФИЗИЧЕСКИХ ГИМНАСТИКАХ.

Геннадий Адамович (РБ Минск)

Вопрос о дыхание в наше время очень моден. Каждая из современных оздоровительных систем обязательно использует этот бренд, для привлечения в свои ряды занимающихся. Дыхание, практикуемое в оздоровительной системе, преподносится чуть ли не как панацея. Сразу возникает информация о появлении некоторых энергиях, которые в оздоровительных системах – несут избавление от заболеваний, а в боевых – приобретение необыкновенных качеств типа – «энергетических» ударов.

Наиболее известные и хорошо проверенные, в том числе и в медицинской практике, на просторах бывшего СССР – дыхательные гимнастики Стрельникова и Бутейко. Следует указать, что авторы выше упомянутых систем создавали их для конкретных целей — лечения: у Стрельниковой – восстановления голоса; у Бутейко – асмы. Дыхательные упражнения, используемые в их системах, были заимствованы из Пранаямы, которая является неотъемлемой и самой главной, особенно на начальном этапе обучения, в йоге. При этом были заимствованы не все дыхательные упражнения, а только единичные, которые и йогами использовались для лечения этих болезней.

Кроме индийской системы дыхания йогов Пранаямы, достаточно большое развитие, а так же влияние на создаваемые сейчас дыхательные гимнастики, имеет дыхательные упражнения входящие в различные виды китайских гимнастик. Следует заметить, что все дыхательные упражнения в китайских гимнастиках заимствованы из индийской Пранаямы, о чем есть достаточное количество указаний в письменных китайских источниках.

При рассмотрении вопроса о дыхании и методах его преподавания в системе славянских гимнастик и единоборствах необходимо подчеркнуть следующее – у славян никогда не было детально разработанной системы обучения дыханию аналогично индийской Пранаяме.

Теперь рассмотрим эти положения.

Восток. Восточные системы дыхания разрабатывались и культивировались на протяжении многих веков, как своеобразный метод подготовки верующего человека для общения с Богом. Основными хранителями дыхательных методик обучения выступали монахи. Они сохраняли, обогащали их. Практическая деятельность давала им данные о воздействии дыхания на организм человека. Это позволяло, используя накопленные в течении не одного века знания, правильно подбирать необходимы дыхательные упражнения, которые производили лечебное воздействие не только на психику человека, но и на него внутренние органы.

Славяне. У славян,в языческий период, по мнению большинства ученых не было сложившегося института жречества. Он находился в зачаточном состоянии и как следствие о наличии определенных центров сохраняющих и исследующих методы психофизических методик общения с богом – не было.

Следовательно, не было возможности разработки, проверки и внедрения в религиозную практику системы дыхания подобной индийской Пранаямы.

Это не значит, что у славян не было системы, которая позволяла тренировать дыхание. Возможно, про нее сказано следующими словами:

БЫЛИ ПРЕДКИ НАШИ СЛАВЯНАМИ,

КОТОРЫЕ БОГАМ СЛАВУ ПОЮТ,

ПОТОМУ И СЛАВЯНЕ.

Возможно, в этом и есть подсказка к системе дыхания применяемой славянами во время психофизической тренировки. Ведь у каждого народа во все времена было понятие ";лада"; (внутренней гармонии, сонастроенности с ритмами природы и мироздания).

Настройка «лада» можно производить при помощи народной песни, с присущей ей народной манере пения. Считается, что наряду с языком, песни – важнейшее составляющее любой этнической культуры. Они передают дух нации, чувства и переживания людей, в них отражаются обычаи и вера народа. В песнях, поскольку в них задействованы дыхание, ритмика, движение – являются мощнейшим активизирующим процессом для всего организма. Происходит пробуждение естественных, встроенных природой механизмов самоисцеления.

Освоение манеры народного пения, это своеобразное преемственность, которую передает народный певец-мастер главный педагог. Пение мастера и должно восприниматься как своего рода «показ педагога голосом», который оказывается «весьма полезным», так как может существенно облегчить ученику процесс освоения традиции. Это особенно важно при освоении ниже приведенного куплета, в котором по мнению Б. А. Рыбакова в песнях на Купапу (ночь с 23 на 24 июня, солнцеворот) имеются особые звуки, которые составляют особый, четко выделяющийся и очень архаичный цикл. Они сопровождаются припевом «то-то!» или «ту-ту-ту!» (свойственным только купальским песням) и обязательным притопыванием и стуком в это время. Очевидно, это остатки ритуального танца8.

Праздник Купалы, пишет Бессонов, — это «высший летний пункт древнейших священных обрядов, сказаний и песен... Как бы истощившись в разгуле Купалы, песнотворчество отселе надолго умолкает...9».

Особый интерес для нашей темы о святилищах посреди поселка представляет песня № 47, поставленная Бессоновым во главе всего обширного купальского цикла; этнограф сделал очень важные пояснения темных мест песни, без которых непонятен смысл обряда (даны в скобках);

Сярёд сяла Воучковского

То-то! (припев с пристукиванием и топотом) Ту-ту стояла лазня дубовая (сени с навесом, открытая часовня)

Ту-ту-ту! А ходили детюшки (парни, молодцы) Богу помолиться:

То-то! Столб обнимали, печь цаловали

Ту-ту-ту! Перяд Сопухой (Купалоп) крыжом ляжали

То-то! Яны думали — прячистая,

Ту-ту-ту! Анож Сопуха (Купала) — нячистая!

То-то10.

Ритуальная архаичная песня о нечистой Макоши-Купале очень полно соотносится с данными раскопок Почепского селища зарубинецкого времени.И там и здесь святилище расположено «сярёд сяла»; и там и здесь культовое место представляло собой подобие небольшой постройки с навесом. Главным объектом культа, по фольклорным данным, был столб, который молящиеся обнимали, и печь, которую они целовали. И печь и столб в центре постройки обнаружены при раскопках11.

Повторение звуков лишенных смысла называется «ГЛОССОЛАЛИЯ» [греч. γλοσσα - язык; λαλειν - говорить]. Считается, что они произносятся в состоянии экстаза. Возникают эти звуки, главным образом на почве религиозной истерии. «Глоссолалием» обозначаются также разного рода сочетания звуков или слов, не имеющие никакого содержания, потерявших смысл, встречающиеся например в заговорах, в припевах к народным песням, в детских песнях и играх и т. д.

На Востоке «глоссолалии» более известны под названием мантры. МАНТРА (стих, заклинание) - в древнеиндийской религиозной традиции - сочетание фундаментальных звуков Вселенной, магическая вербальная формула общения с богами, приватно транслируемая от учителя к ученику. Мантрами так же называются звуки или слова, которые обладают силой влиять на состояние тела, энергии и сознания. С помощью мантр очищают внутреннее пространство для того, чтобы в него вошёл Бог. Мантры также могут исцелять, влиять на работу внутренних органов, очищать энергетические каналы, активизировать чакры, преобразовывать внутреннюю энергию, вызывать нужные эмоции, успокаивать или концентрировать ум, очищать сознание и погружать его в состояние медитации.

В рассматриваемой нами проблеме наиболее интересным будет рассмотрения так называемых Биджу-мантр. Биджу - мантра (семя-мантры) - это непереводимые однослоговые мантры, каждая из которых, является звуковым воплощением энергии определённого типа. Каждая биджа - мантра соответствует какому-либо действию (расширение, сжатие и т.п.), точке организма, элементу или какому-либо аспекту Бога.

При рассмотрении сохранившихся в народных белорусских песнях «глоссолалий», можно говорить, о возможности построения на них своеобразной дыхательной системы, позволяющей использовать различные типы выдоха.

Полный выдох. Для наработки данного типа дыхания можно использовать следующие слова-«глоссолалии» -- «Эй12», «У13»,

Разделение полного выдоха на две части. Для наработки данного типа дыхания можно использовать следующие слова-«глоссолалии» --«Го-го14», «Ой, люлі15», «То-то!16», «О-то17», «Раю, раю18», «У-ух!19»,«Э-эх20»

Разделение полного выдоха на три части. Для наработки данного типа дыхания можно использовать следующие слова-«глоссолалии» -- «Го-го-го21», «О-го-го22», «Ой, рана, рана23», «Ау, ау, ау24», «Ой-ё-ёй25», «Аі, вое, люлі26»,«о-то-то27»,«А-я-ёй28», «Ай-я-я29», «А-а-ай30», «Ой, ля-лё31»,«Ту-ту-ту! 32».

Разделение полного выдоха на четыре части. Для наработки данного типа дыхания можно использовать следующие слова-«глоссолалии» --«Ой, лі, вой, лялі33»

Произношение звуков, заставляет вибрировать тело, при правильной технике произношения, что в свою очередь благотворно влияет на внутренние органы человека. Естественным обоснованием этого служит исследование, которое провел в 1943 г. австрийский невропатолог Rohracher (1946,1949,1952,1954,1955,1958, 1959). При изучении дрожательного паралича у больных болезнью Паркинсона он открыл феномен микровибрации в теле человека: их величина при расслабленной мускулатуре больного составляла от 1 до 5 мкн. У здорового же человека в нормальных условиях эта частота имеет значение 7-13 Гц.

Следовательно, произношение звука, при помощи определенного метода, может создавать в теле вибрационные колебания мышечных волокон в диапазоне необходимом для воздействия на организм.

Исследование показывает, что наличие «глоссолалий» характерно для всех типов народных песен белорусов и это позволяет предположить, что:

  1. они являются своеобразной системой обучения различным типам дыхания, при-меняемая в различных славянских психофизических гимнастиках и системах единоборств.

  2. произношения этих звуков и является своеобразным методом вхождения в различные психофизические состояния в славянских психофизических гимнастиках и системах единоборств.

Марина Белокурова

(Москва)

ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ИНСАЙТ-ТЕРАПИЯ

(концепция, метод, терапевтический стиль).

Всплеск интегративных техник и практик в сфере познания человека обусловлен экзистенциальными проблемами современного этапа эволюции. Изоморфность онто- и филогенетических процессов позволяет говорить о современном этапе человеческого развития как о сложном периоде пубертации подростка, начинающего осознавать свои возможности и ответственность за свои действия, но, одновременно с этим, теряющего чувство целостного восприятия единого и неделимого мира.

Не находя целостности ни в изучении мира внешних форм, ни в изучении внутренних структур личности, процесс исследований обратился к глубинным слоям человеческого сознания. Появление аналитической психологии К.Юнга, гуманистического манифеста А.Маслоу и бурно развивающейся трансперсональной и интегративной психологии свидетельствует о реальной «жажде целостности».

С другой стороны, по выражению А.Маслоу «…мы подошли к такому моменту, когда должны принять на себя ответственность за свою собственную эволюцию. Эволюция предполагает отбор, а значит, выбор и принятие решений». Следовательно, человек, мотивированный на свое личностное развитие, более не является пассивным участником этого процесса, он становится активным партнером в творческом союзе терапевт-клиент.

Все перечисленные факторы способствовали созданию еще одного психотерапевтического метода – телесно-ориентированной инсайт-терапии (как отдельного направления), а само понятие инсайт-терапии получило дальнейшее развитие.

Индивидуация, по Юнгу, это процесс развития личности, расширения сознания, раскрытия своих потенциалов, самореализации, движения в сторону Самости и целостности. Индивидуация это инстинкт, заложенный в человеческой природе. Этот процесс начинает себя активно проявлять в середине жизни или позднее в симптомах невроза или кризисе потери смысла жизни. В более широком контексте индивидуация проявляется с первых дней жизни как процесс психической дифференциации.

Первая стадия индивидуации по Юнгу это преодоление тела и осознание тени (обретение полного знания высот и глубин собственного характера). Вторая стадия – это воссоединение духа с телом: «Воссоединение духа с телом безусловно означает, что внутренние озарения должны обрести реальность, Если озарение (инсайты) не используется, оно будет храниться вечно».

Телесно-ориентированный инсайт относится к интегративному методу, который рассматривает человека как уникальную, необходимую часть мироздания, при этом саморазвитие человека - это не борьба или противостояние миру, а гармоничное включение его не только в природную, но и в социокультурную реальность. Обоснование метода состоит в следующем: у каждого человека есть уникальные таланты, некие точки сгущения, вокруг которых образуется опыт. Если человек по мере развития раскрывает свои таланты неконструктивным образом, они оказываются закапсулированными, и это ощущается как внутренний конфликт, чаще всего соматизированный, т.е. перешедший на телесный уровень. Если человек не обращает внимание на свой психический дискомфорт, бессознательное, таким образом, пытается вывести этот конфликт на уровень сознания.

Примеры конфликтов:

- конфликт между желанием реализоваться и страхом социализации часто проявляется в виде хронических гастритов;

- намерение снять напряжение, конфликтующее с «синдромом отличника» (все только на пять) в проблемах с поджелудочной железой;

- переживания своей неуспешности отражаются в работе печени, противоречие между зависимостью от позитивной оценки окружающих и желанием стать самим собой провоцирует дискомфорт в области сердца;

- боязнь сменить сферу деятельности ведет к нарушениям в ЖКТ;

- вербализация (словесное выражение) собственных эмоций и потребностей, противоречащее родительской системе морали проявится в виде больного горла;

- идея изменить свое поведение, стиль жизни, место проживания, отразится на проблемах половой сферы;

- вытеснение нового образа себя, неумение взглянуть на себя и свою жизнь по-другому приводит к головной боли, особенно, если родители видели будущее своего ребенка совершенно другим;

- потеря чувства реальности происходит, когда собственные достижения в жизни девальвируются теми же родителями, причем присутствие родителей здесь совершенно необязательно, их система ценностей усваивается в детстве. И т.д.

Из истории вопроса:

Юнг полагал, что комплексы человека имеют двойное предназначение; это препятствие, которое нужно ассимилировать и то, что сподвигает его на открытие новых возможностей. Известно, что отсутствие удовлетворения базовых потребностей в безопасности и защите, принадлежности, в любви, уважении, самооценке, идентичности, а также потребности в самоактуализации, ведет к нездоровью и дефицитарным болезням. Вместе взятые они могут быть названы неврозами и психозами. Однако люди, базовые потребности которых уже удовлетворены и которые уже достигли самоактуализациии и руководствуются такими метамотивами, как истина, справедливость, красота, единство, могут страдать от лишений на метамотивационном уровне. Считается, что если лишение «чего-то» приводит к болезни организма, то у организма в этом «что-то» есть естественная потребность. А.Маслоу утверждал, что описанные им базовые потребности и метапотребности представляют собой биологические потребности в строгом смысле слова: лишения, препятствующие их удовлетворению, приводят к болезням, более того, он считал, что рассматриваемые потребности связаны с основополагающей структурой самого человеческого организма и что сюда вовлечена некоторая генетическая основа. Таким образом, А. Маслоу был уверен в том, что обязательно будут открыты биохимические, неврологические, эндокринные субстраты или телесные механизмы, которые объяснят на биологическом уровне эти потребности и эти болезни. Большинство специалистов психиатров, психологов, биологов и др. готовы допустить сегодня, что все болезни без исключения можно назвать психосоматическими .

Путь к раскрытию закапсулированных талантов лежит в интеграции восточного и западного отношения к телу, объединяющей техники телесной терапии, вызывающие сильные аффекты с аналитической интерпретацией, чтобы телесная работа соединилась с личной историей. Эта интеграция является частью универсального процесса объединения ума, тела и души.

Мы не рождаемся с эго, как утверждает психология развития. В начале жизни мы не сознаем себя отдельно от мира или мир отдельно от себя. Поскольку границы тела выделяют нас из окружения, наше первое отождествление - это отождествление с телом. Именно через тело мы узнаем, кто мы такие – когда физически ощущаем его и видим. Образ Я связан с тем, как тело ориентируется в пространстве и времени, с контурами тела, кинестетическими ощущениями и визуальным восприятием. В него входят психические, исторические аспекты – что мы чувствуем, думаем о своей внешности и то, как сформировал нас предыдущий опыт, болезненный и приятный, с похвалой или осуждением. В восприятие тела входит все – физические ощущения, идеи, эмоции, проекции, указания и ожидания. Каждый из нас поступает в соответствии с этим образом Я. Мы отождествляем себя с этим образом, даже если он не совпадает с тем, что реально представляет собой физическое тело. Если мы усвоили, что тело – это что-то стыдное и плохое, у нас не будет опыта прикосновения к себе, необходимого для составления простой карты тела. Некоторые части будут отсутствовать, другие части ощущаться неотчетливо или искаженно. В свою очередь, негативный или неполный образ тела может иметь серьезные последствия – депрессия, переедание или недоедание, низкая самооценка, страхи, подавленная сексуальность.

Мы формируем образ Я не через физиологию и перцепцию, как следовало бы, а собираем через различные социальные фильтры, от семьи, сообщества, государства. Мы собираем этот образ из того, что от нас требуют и ожидают в процессе становления. Опираясь на представления других людей, мы скорее придумываем, чем осознаем образ Я или образ тела. И на основе этой информации, которая есть у тела, но не всегда есть у сознания, человек строит свою жизнь.Следовательно, чтобы изменить свою жизнь, надо изменить образ себя, для этого необходимо исследовать тот образ, который лежит в основе сейчас, исследовать защитные и адаптивные жизненные стратегии и главное, открыть те самые закапсулированные потенции, которые не смогли проявиться должным образом. Но все дело в том, что именно потому, что это - закапсулированные таланты, т.е. то, что для человека является самым главным его достоянием,они не могут вследствие своей закапсулированности быть открыты просто так, неосознанно, случайно ни самим человеком без профессиональной помощи, ни просто вербальными техниками или просто телесной терапией. Слишком значимо то, что открывается в человеке, чтобы профанировать этот процесс.

Если человек мотивирован на серьезную работу с собой, предполагающую его стойкое желание реализоваться, понять, кто он на самом деле ( это называется кризисом самоидентичности), ему требуется определенное мужество, потому что изменение, новое – это пугающе. Мы нуждаемся в истине и одновременно боимся знать ее, поскольку это знание налагает ответственность. Единственное, что поможет преодолеть этот страх, это понимание, что жить как раньше, человек просто не хочет, а хочет стать самим собой.

Первая идея метода заключается в том, что для открытия этих глубоко вытесненных талантов, необходимо большее. Как писал Юнг: «психическое развитие невозможно осуществить лишь с помощью намерения и воли; нужен символ с превосходящей ценностью». Маркером актуальности подобной работы является наличие того, что А.Маслоу описывал как общую и специфическую метапатологии или, иначе говоря, необходимость в удовлетворении метамотивов, т.е. реализации соответствующих ценностей - красоты, чистоты,переживания общности,безусловной любви,радости творчества, etc.

Реальным поводом начать эту глубинную работу является существование внутреннего конфликта, как уже было сказано, чаще всего соматизированного (те самые закапсулированные потенции, которые не смогли проявиться должным образом).

Стойкость мотивации к подобной работе гарантирована тем, что каждому человеку свойственно огромное желание жить, раскрывая свои таланты - именно это подвигает его на решительные поступки.

Русский ученый Вирхов определил болезнь, как стесненную в своих проявлениях жизнь. И совершенно неважно, почему человек не смог раскрыть свой талант, важно только одно: если он чувствует дискомфорт от того, что проживает не свою жизнь, хочет он что-то с этим делать или нет? Открыть свой талант заново, превратить его из конфликта в источник жизни, человек может только осознанно, приняв решения меняться, поскольку само по себе знание о симптомах и генезисе происхождения той или иной психологической проблемы, не решает самой проблемы.

Вторая идея метода заключается в том, что обращение к более высокому уровню сознания, уровню метаценностей помогает обойти личностные защиты и получить доступ к содержимому заблокированной потенции.

Третья идея метода заключается в использовании тела как информационного ресурса в понимании и проживании этих потенций. По выражению Росси, одного их первых учеников М.Эриксона: «Разум и тело – два аспекта одной информационной системы».

Четвертая идея метода заключается в том, что осознавание бессознательного образа себя одновременно на всех уровнях этой сложной структуры, от телесного до духовного(т.е. того самого уровня метаценностей ) возвращает человеку переживание внутренней цельности, непрерывности и своей ценности, но теперь на осознанном уровне.

Пятая идея метода заключается в том, что во время инсайт-сессии человек входит в состояние активного интеллекта. Схема волн активного интеллекта является комбинацией из всех четырех волн мозговой активности в нужной пропорции. Дельта-волны дают обостренное восприятие, тета-волны - творческое вдохновение, альфа-волны - это расслабленное состояние и бета-волны, обеспечивающие сознательное мышление. Причем человек производит все эти волны мозговой активности одновременно. Этот всплеск творческой активности, который переживается как ясное знание (знаю, потому что знаю!), как состояние правильности ощущаемого смысла можно назвать тотальным инсайтом, главным инсайтом про себя, включающим всего себя, смысл себя, наконец воссоединение себя с источником своей жизненности.

Большинство людей пребывают в таком творческом состоянии мгновения, причем это происходит подобно вспышке, совершенно внезапно.

Данный метод позволяет научиться сознательно входить в это состояние и пребывать такое количество времени, которое позволит интуитивной информации пройти уровни бессознательного, подсознательного и сознательного уровня, что обеспечивает запоминание информации и возможность пользоваться ею после того, как вспышка интуиции угаснет. Фактически это означает, что метод учит достигать и использовать тотальный инсайт как инструмент своего развития.

Из истории вопроса:

Достижение активного состояния сознания является безусловным шагом в процессе эволюции. В течение жизни впечатления, ощущения, отношения, жизненный подход делают человека таким, какой он есть. Если же человек приобретает способность управлять состояниями своего сознания, то он фактически начинает управлять своей жизнью. Расширение сознания помогает обрести именно свой путь. Когда начинают происходить подобные изменения, начинают меняться потребности, взаимоотношения с окружающими, восприятие жизни. Сначала этот процесс вызывает настороженность и переживание своей неправильности по сравнению с окружающими.

Когда человек идет по дороге самосовершенствования, его духовное развитие происходит само собой. Вне зависимости от принадлежности к конкретной конфессии процесс расширения сознания обогащает человеческую духовность. Доступность подсознательного и бессознательного уровня сознания в обязательном порядке приводит к изменениям на сознательном уровне.

Управление сознанием означает контролирование внутренних состояний, выбор того состояния, которое является наиболее подходящим для настоящего момента и способность в нужный момент по своему желанию входить в необходимое состояние сознания. Эти навыки можно назвать метанавыками, поскольку метанавыки это и есть осознанное применение этих умений на практике.

Вхождение в активное состояние интеллекта имеет различные аспекты и различные проявления и происходит постепенно. Но сам факт обучения этому состоянию уже является эволюционным процессом. Рост всегда основывается на достижении некоторой степени свободы от всего, что позволяет человеку отвлеченно рассматривать себя и мир, так как он раньше этого не видел (из позиции метанаблюдателя). Это и есть процесс расширения сознания. То, что человек раньше не видел и, следовательно, не мог контролировать, становится ему подвластно. Возрастание способности к наблюдению ведет к возрастанию способности к управлению. То, что раньше вызывало конфликт, способствует установлению гармонии. Способность к контролю приводит к новой степени синтеза.

На первом этапе происходит работа с бессознательным образом тела. И здесь надо еще раз коснуться того, как именно формируется и хранится этот бессознательный образ себя. За человеческую жизнь происходит множество травматических ситуаций, на работу с которыми действительно могла бы уйти вся жизнь, если бы все эти ситуации на самом деле не были бы структурированы определенным набором тем, значимых именно для этого человека. Эти темы определяются индивидуальностью самого человека, или даже его психосоматической индивидуальностью, и проявляются как конфликты разного уровня (психического или соматического), когда человек не реализовал себя, свои подлинные таланты и способности.

Все телесные терапевты сходятся в том, что у тела – долгая память, тело помнит все. Общей основой телесно-ориентированных методов, исторически обусловивших их отделение от психоанализа, является использование в процессе терапии контакта терапевта с телом клиента, основанное на представлении о неразрывной связи тела и духовно-психической сферы. При этом полагается, что неотреагированные эмоции и травматичные воспоминания клиента вследствие функционирования физиологических механизмов психологической защиты запечатлеваются в теле. Работа с их телесными проявлениями помогает по принципу обратной связи проводить коррекцию психологических проблем клиента, помогая ему осознать и принять вытесненные аспекты личности, интегрировать их как части его глубинной сущности. Но если речь идет об осознанном исследовании образа себя, то для человека становится важно чувствовать эти запечатленные переживания во всех модальностях (или каналах): цвета, звука, запаха, тактильных переживаний, кинестетических (или проприоцептивных), движения.

Одним из выдающихся исследователей в области функции памяти является нейрохирург Уайлдер Пенфилд (Университет Мак-Гилл в Монреале). В 1951 году он начал серию экспериментов. В ходе них выяснилось, что все, отразившееся в нашем сознании, детально фиксируется нашей памятью и, самое главное, может быть воспроизведено (Penfield W. Memory Mechanisms// A.M.A. Archives of Neurology and Psychiatry, 1952; Vol.67.P.178-198). Фиксированными оказываются не только прошлые события, но и связанные с ними неразрывно эмоциональные переживания. Эти структуры памяти не являются точными биографическими событиями. Они воспроизводят то, как человек их прочувствовал в прошлом и интерпретировал их для себя. Это скорее можно назвать воссозданными переживаниями. Эти переживания могут пробудиться непроизвольно – услышав музыку, почувствовав аромат, прикоснувшись к какой-то вещи. Те эмоции, которые могут нахлынуть, для человека необъяснимы своей неожиданностью, нелогичностью и силой. До тех пор, пока человек не сосредотачивает на этом внимание, он не может вспомнить, где он ощутил это раньше. Еще один вывод Пенфилда – сознательное вспоминание переживания отчасти отличается от прошлого чувства, но запись в памяти сохраняется даже после того, как потеряна способность осознанного вспоминания. В методе телесного инсайта это положение звучит так – «инсайт» работает с тем, что Вы не помните.

Суммируя результаты исследований Пенфилда, можно сказать, что существующие в мозгу образы, сохраняющие подробности переживания подобны библиотеке. С этими образами неразрывно связаны чувства, ассоциирующиеся с этим прошлым опытом. Эти переживания доступны для повторного воспроизведения, их буквально можно оживить, человек не просто помнит, что он чувствовал, он чувствует это вновь. И еще один важный результат. Пенфилд выяснил, что переживая эти пробужденные воспоминания, человек находится в двух плоскостях одновременно – непосредственно в самом переживании, испытывая его, а также вне его, наблюдая со стороны, сохраняя позицию здесь и сейчас.

Из истории вопроса.

Эксперименты Пенфилда по стимуляции различных участков височных долей головного мозга удивительны по своим открытиям. В данном эксперименте человек переживал себя маленьким мальчиком, который едет на велосипеде, во всей полноте чувств, мыслей и ощущений, при этом он видел эту картинку со стороны как образ и одновременно осознавал, что лежит на столе и идет операция.

Эксперименты Пенфилда продемонстрировали, что функция памяти является не только психологической, но и биологической. Одна из идей, которая легла в основу метода, это предположение о том, что если можно таким образом проживать и наблюдать подобные эмоционально заряженные воспоминания, то вероятно также можно взаимодействовать с бессознательным образом себя. Переживание, связанное с капсулизацией сущностных аспектов личности – это, безусловно, стрессовая ситуация, которая также записывается в человеческую память, но только в символической форме. А значит на таком же символическом уровне можно увидеть и защиту, и адаптацию человека в определенных обстоятельствах, сделать видимым бессознательный образ себя.

Пенфилд для пробуждения воспоминаний использовал электростимуляцию. Что может стать подобным инструментом в инсайтовской сессии? Прикосновение. Так, Эшли Монтегю в книге «Прикосновение» пишет: «Прикосновение – это ощущение, наиболее тесно связанное с кожей, самым важным из всех органов после мозга. Кожа вместе с нервной системой, развивается из наружного слоя эмбриональных клеток. Нервная система – это скрытая часть кожи, а кожа, в свою очередь, может быть рассмотрена как видимая часть нервной системы».

В телесной психотерапии прикосновение является одним из основных принципов работы, одним из видов контактных каналов и инструментом интервенции. Анита Грин писала, что позитивные и негативные образы и воспоминания настолько заключены в телесных тканях, что они не могут проявиться в аналитической работе без прикосновения. Прикосновение нужно для доступа к более глубоким эмоциональным переживаниям, для связи с реальностью; для привлечения внимания к определенной области тела и конечно, для обеспечения безопасной атмосферы сессии. 

Из истории вопроса:

Потребность в прикосновении является у высших млекопитающих такой же фундаментальной, как потребность в пище, воде и безопасности. Новорожденный ребенок узнает мир через прикосновения, и депривация этого контактного канала существенно влияет на его будущую способность к социализации и взаимодействию с другими людьми и миром в целом… Было доказано, что контакт кожа-к-коже сразу после рождения уменьшает стресс рождения у ребенка и стресс после родов у матери. Прикосновение (причем не случайное, а прикосновение как взаимодействие) это также один из важных инструментов для саморегуляции и совладания с жизненными стрессами.

Недавние исследования профессора Kerstin Moberg (Karolinska Institute в Стокгольме) и ее коллег показали, что мягкое и спокойное прикосновение повышает выработку окситоцина, гормона, который образуется в задней доле гипофиза. Раньше этот гормон связывали в основном с функцией материнства (сокращением матки при родах и выработкой молока), сейчас доказано, что он активизирует паттерны ослабления стресса. Так, в приведенном выше примере поведения новорожденного младенца, установлено, что при контакте кожа-к-коже, и у матери, и у ребенка существенно повышается уровень окситоцина, что ведет к уменьшению тревоги и успокоению. Причем, интересно, что у матери это происходит только в случае, если она взаимодействует с ребенком, например, подталкивая его ножки. Окситоцин увеличивает уровень серотонина и дофамина3. Прикосновение также снижает уровень кортизола, что существенно при посттравматических стрессовых расстройствах.

Ощущение человеком своей целостности всегда связано с телесными ощущениями. Западная культура не поддерживает телесное общение, и поэтому у многих людей возникает так называемая телесная депривация - эмоциональные нарушения, вызванные недостатком прикосновений. Это выражается как депрессия, раздражительность, кроме того, в отсутствии внешней коммуникации человек начинает угасать, у него возникают компенсаторные реакции, например, перегруженные сны. Ведь что такое прикосновение? Это обогащение, расширение своего «Я» благодаря другому, ощущение своей целостности и принадлежности к некой системе. Человек по природе своей нуждается в общении и обогащении внутреннего опыта, и если он не получает этого через прикосновения – происходит эмоциональное обеднение. Таким образом, прикосновение, используемое в терапевтическом процессе, может обладать огромной мощью.

Чем же отличается прикосновение в инсайте от прикосновения просто в телесной терапии? Сфокусированным вниманием на определенной теме.

Пригожин утверждал: «внимание, обращенное вовнутрь, порождает в мозге более обширные флуктуации. В состоянии расширенного сознания флуктуации могут достигать критического уровня, достаточно обширного, чтобы спровоцировать изменение на более высоких уровнях организации. Воспоминания, включая глубоко скрытые паттерны поведения и мышления, - диссипативные, рассеивающие структуры, маленькие флуктуации легко подавляются существующими формами, но обширные флуктуации не могут содержаться в старых структурах. Они «покрывают рябью» всю систему, создавая неожиданные новые связи. Таким образом, в старых паттернах изменения более вероятны в случае максимальных пертурбаций».

На физическом уровне прикосновения вызывают ответные вибрации. В дальнейшем они вызывают отклик на эмоциональном и духовном уровнях, что позволяет проявиться внутреннему опыту и осознанию. Терапевт должен уловить и возбудить природную частоту человека, к которому он прикасается, стимулируя вибрацию, свойственную природе личности.

Что это означает практически?

Бессознательный образ себя имеет многоуровневую структуру, в которую входят переменные возможностей и ограничений, определяемых окружающей средой, определенных паттернов поведения, представления о своих способностях, системы ценностей, ощущение своей идентичности и духовных переживаний как восприятия принадлежности к более глобальной системе, чем просто я сам. Уровень метамотивов по А.Маслоу, и является искомыми духовными переживаниями. По мнению антрополога Грегори Бейтсона изменение на верхних уровнях обязательно изменяет более низкие уровни. В соответствии с разработанным в инсайте атласом проблемных зон тела, терапевт касается восьми важных областей человеческой жизнедеятельности – гендерных установок, социальных контактов, творческих аспектов, жизненного интереса, социальных сценариев успешности, переживания своей идентичности и жизненной миссии, индивидуального мифа и паттерна взаимодействия с миром.

В каждой области существуют определенные точки пробуждения этих образов, какая именно точка из этой области окажется входом для работы зависит от того, к какой модальности относится сам человек - кинестетик, аудиал или визуал. Эта точка выбирается по максимальной чувствительности, показывающей спазмирование в этой области, а дальнейшая работа происходит в виде двоичного алгоритма, при которой терапевт задает альтернативные вопросы, ориентируясь на более чувствительные телесные отклики, так субъективное восприятие боли усиливается при отклике на истинную информацию. Подобный алгоритм позволяет в течение получаса достичь глубинного уровня психики, где находится искомая установка бессознательного образа себя. На этом уровне человек проживает и одновременно наблюдает и осознает символическую ситуацию, визуализирующую его установку. Это как небольшой фильм про самого себя, включающий биографические детали. На втором и третьем шагах сессии, осознаются защитная и адаптивная стратегия, при этом важно то, что человек не только осознает эти сценарии, но четко связывает их с переживаемыми эмоциями и чувствами, что позволяет ему в повседневной жизни применять их уже осознанно. Но главное, что является целью этого процесса – это такая же визуализация, но себя настоящего. Все дело в том, что при этом человек видит образ себя таким, каким он еще не был в этой жизни. Но то, что он видит и переживает, необыкновенно резонирует с ним самим; человек переживает душевный подъем, так как он видит то, что как раз и называется его природной вибрацией и частотой.

Задача инсайт-терапевта иметь терпение, мужество и этику быть только инструментом для этого процесса и довести процесс до инсайта клиента . То, что это резонанс, наблюдается и физически, т.к. тело релаксированно, и эмоциально – это спокойствие и душевный подъем, и то, что трудно передать словами, но переживается вместе с клиентом – это тепло, внутренняя тишина и то, что называется состоянием внутренней цельности. К этому этапу клиент подходит, когда он не только вербализирует свое новое качество, но и определяет его с уровня метаценностей. И вот тогда, изменения верхнего уровня начинают преобразовывать нижние. Что происходит в этот момент? Человек, который подошел к такому этапу в своей жизни, когда он хочет жить именно свою жизнь, во всех практиках называют рождением вновь, и в этом рождении снова происходит инволюция духа в материю, но уже на новом уровне, уровне бытийных ценностей.

Что происходит потом? Полученные восемь резонансных переживаний дают возможность человеку самому выстраивать себя исходя из своей истинной природы, как восемь линий основы, которая помогает удержать этот непростой процесс выстраивания себя нового в реальной жизни. И каждый раз, когда человек в своих поступках, отношениях, оценках и т.д. будет испытывать эти открытые им состояния, он уже точно будет знать, что в этот момент он реализует себя настоящего.

Работа ведет вас к тому, что вы становитесь тем, кто вы есть в своем теле. Как сказал мифолог Джозеф Кэмпбелл: «Ценность этой жизни в том, чтобы стать тем, кто ты есть. Потому что, когда человек становится самим собой, он уже не задумывается о смысле своей жизни, он этим смыслом становится».

Основные понятия

ИНСАЙТ (от англ. insight – постижение, озарение) – понятие, предложенное представителями гештальтпсихологии (Koehler W.,1925), понимающими инсайт как «внезапное, интуитивное решение той или иной проблемы, постижение сущности явления, ситуации в целом. В философии инсайт – мнгновенное и четкое научение или понимание, проникновение во внутреннюю природу вещей. В психоанализе -практическое осознание – буквально «схватывание» конфликтной ситуации, достижение нового понимания неосознанных мотивов. Инсайт связывает прошлое и настоящее, содержание и процесс в ментальное единство. « Инсайт это изменение структуры перцептивного поля, приобретение такого знания, которое позволяет немедленно решить проблему или по-новому взглянуть на нее» (Greenberg I., 1974).

ИНСАЙТ быть сугубо рационалистическим - когнитивным (холодное, бесчувственное осознание). Но само по себе знание о симптомах, даже если оно подкреплено пониманием их генезиса и динамической роли в психической организации индивидуума, не оказывает должного терапевтического воздействия.

ИНСАЙТ ОРГАНИЗМИЧЕСКИЙ Инсайт практически бесполезен, если он не сопровождается эмоциональным переживанием, чувственным проживанием опыта, катарсисом. Более тонкое понимание инсайта подразумевает, что он может в себе нести конативное (волеизъявление), гратификационное (удовлетворение) или фрустрирующее начало. В результате инсайта человек может осознать, как и то, что любим, так и то, что презираем. Этот емкий опыт, вмещающий в себя и когнитивный, и эмоциональный, и конативный компоненты, можно назвать организмическим инсайтом. В любом эмоциональном переживании присутствуют конативные элементы и в любом конативном опыте, как в акте волеизъявления, присутствует реакция всего организма, что позволяет в том и другом случае говорить о целостном, организмическом опыте.

ИНСАЙТ ХОЛИСТИЧЕСКИЙ (ТОТАЛЬНЫЙ) является расширением инсайта организмического и включает когнитивный компонент (рациональное осознание), эмоциональный (катарсис), конативный (акт волеизъявления) и уровень метапотребностей (осознавание бытийных ценностей).

ИНДИВИДУАЦИЯ (по Юнгу) это процесс развития личности, расширения сознания, раскрытия своих потенциалов, самореализации, движения в сторону Самости и целостности. Индивидуация это инстинкт, заложенный в человеческой природе. Этот процесс начинает себя активно проявлять в середине жизни или позднее в симптомах невроза или кризисе потери смысла жизни. В более широком контексте индивидуация проявляется с первых дней жизни как процесс психической дифференциации.

ПЕРВАЯ СТАДИЯ ИНДИВИДУАЦИИ - это преодоление тела и осознание тени (обретение полного знания высот и глубин собственного характера)

ВТОРАЯ СТАДИЯ ИНДИВИДУАЦИИ стадия – это воссоединение духа с телом:

«Воссоединение духа с телом безусловно означает, что внутренние озарения должны обрести реальность. Если озарение не используется, оно будет храниться вечно.

СОМАТИЗАЦИЯ ПРОБЛЕМЫ – это переход внутреннего психологического конфликта на телесный уровень. Способ, с помощью которого тело переводит в язык физиологии психические нарушения индивидуума, (термин «соматизация» в 1943 ввел W. Stekel). Можно также сказать, что соматизация - это совокупность физических симптомов (телесных недомоганий), не имеющих достоверного медицинского объяснения. Если человек не обращает внимание на свой психический дискомфорт, бессознательное, таким образом, пытается вывести этот конфликт на уровень сознания.

ПСИХОСОМАТИЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ. По Маслоу, человек – это проект, укорененный в человеческой природе. Проект – это направление самоактуализации, учитывающей биологические аспекты, требования социальной среды, определенную свободу в реализации. Психосоматическая индивидуальность и есть этот проект.

БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ ОБРАЗ ТЕЛА - это образ тела, формирующийся и развивающийся на протяжении всей личностной истории, есть «своеобразный синтез субъективаций в постоянном изменении» (Ф.Дольто), или проекция психосоматической индивидуальности как потенциала и способа ее реализации в человеческом бытии. Образ тела представляет собой не только тело, как условие объективности и центр этой системы, но все его физиологические аспекты, эмоциональный план, ментальные установки и уровень бытийных ценностей.

ИНСАЙТ – СЕССИЯ - использует феномен прикосновения, как биологической необходимости, позволяющий установить глубинный контакт и эффект резонанса с психосоматической индивидуальностью клиента, позволяющие тому достичь холистического инсайта, осознать и активировать те бытийные ценности, которые соответствуют именно его природной сущности. Возникающее в процессе сессии доверие и резонансное переживание позволяет клиенту перейти от фрагментарного и статичного к целостному и динамичному восприятию собственной реальности. Мышечное расслабление и атмосфера интереса и безопасности позволяет достигать максимальной адекватности в аналитической части сессии, а разработанный алгоритм ведения интервью и постоянная подстройка терапевта через свое тело, как инструмент, позволяют достичь позитивного результата за минимальное время.

Одним из важнейших результатов подобной работы является формирование активной креативной позиции человека, делающее устойчивым процесс самоактуализации, ведущий человека к его акме, вершине его развития.

РЕКОМЕНДАЦИИ.

Телесно-ориентированный инсайт в основном предназначен для людей старше 28 лет. В этом возрасте случается первый кризис: человек впервые задумывается о том, кем он является в этом мире – исходя не из того, что для него определили родители и социум, а из своих изначальных данных. Самый плодотворный возраст для работы – от 30 до 58 лет.

Метод не предназначен для клиентов с нарушениями, лечение которых требует медикаментозной терапии».

НОЗОЛОГИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ. Базовые проблемы, решаемые в ходе работы - это работа с кризисом самоидентичности, трудности самореализации, метапатологии и ноогенные неврозы, экзистенциальные фрустрации, стагнация духовного развития, кросс-культурные взаимодействия, кризисы профессиональной идентичности, сложности в развитии креативности, стрессами, нарушениями саморегуляции, работа с зависимостями и конфликтами в партнерских отношениях. А также работа с депрессивными, фобическими и тревожными расстройствами, посттравматическими и психосоматическими расстройствами, соматоформными и конверсионными нарушениями, неврастенией, сексуальными расстройствами, родовой травмой и проблемами бесплодия.

ОГРАНИЧЕНИЯ В ПРИМЕНЕНИИ - Метод не предназначен для клиентов с нарушениями, лечение которых в первую очередь требует медикаментозной терапии.

Противопоказаниями являются катастрофы типа инсульта и инфаркта, эпилепсия, истерическая психопатия,шизофрения. Также не рекомендуется применять данный метод во время беременности.

Алексей Белокуров (Москва)

ПСИХИЧЕСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ ПРОЦЕССА ЭМБРИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

 Процесс эмбрионального развития находит свое отражение  в любой тематике, связанной с рождением и творением. В любом вопросе, касающемся идей сотворения и появления, человек руководствуется переживаниями личного опыта появления на свет. Человек погружается в сферу бессознательного, в которой в виде эмоционально-проприоцептивных переживаний хранится процесс собственного развития, начиная от момента зачатия и заканчивая процессом родов. Отвечая себе на вопрос, как появился мир, человек, по сути, отвечает на вопрос, как появился я. Это происходит потому, что у человека в психике на эту тему не существует никакой другой информации  помимо  опыта собственного появления.

      Возникает вопрос: каким образом процесс эмбрионального развития запечатлевается в психике человека? Здесь можно обратиться к работам нейрофизиолога из Стэнфордского университета Карла Прибрама, получившего нобелевскую премию за открытие голографической формы памяти. Процессы, происходящие с человеком, по Прибраму, сохраняются в виде живых картин – голограмм. Главным интересом его исследований была загадка памяти мозга, непостижимым образом хранящего и обрабатывающего воспоминания. Еще учитель Прибрама Лешли в бесчисленных экспериментах на крысах продемонстрировал безуспешность попыток локализации памяти. Какой бы участок мозга крысы ни удалялся, не удавалось добиться исчезновения условных рефлексов, выработанных у животного до операции. Таким образом, Лешли открыл, что воспоминания хранятся во всех частях коры, а их интенсивность зависит от общего числа активных клеток. Когда же Карл Прибрам ознакомился с принципами голографии, ему стало ясно, что найдено объяснение, которое так долго искали нейрофизиологи. Получалось, что память, подобно голограмме, содержится не в каких-то конкретных нейронах или группах нейронов, а в мозге целиком, формируясь, как интерференционная картина нервных импульсов. Другими словами, Прибрам уверен, что мозг, по сути, является голограммой. В многочисленных статьях и книге «Языки мозга» ученый демонстрирует, что модель мозга, основанная на голографических принципах, может объяснить многие из кажущихся таинственными, свойств мозга - огромный объем и дистрибутивность памяти, способность сенсорных систем к воображению, проекцию образов из области памяти, некоторые важные аспекты ассоциативного воспоминания. В процессе развития «холономной теории мозга» и выявления «Фурье-подобных» преобразований спектра сигналов в мозге Прибраму удалось сформировать несколько основополагающих, экспериментально обоснованных концепций, среди которых можно отметить такие:

      •  частотная фильтрация спектра сигнала клетками коры;

  1.           • связь между голограммой и преобразованием   Фурье,       раскладывающим сигнал  любой сложности в ряд регулярных волн;

  1. Это позволяет мозгу удивительно быстро находить корреляции между новыми данными и уже накопленной памятью.

      Известно, что человек, проходя все стадии развития, был изначально в форме клетки, как целостный организм, то есть человек был клеткой. И информация  об этой стадии не может никуда исчезнуть из «психофизиологической памяти», так как человек непосредственно прошёл эту стадию. Человек, побывав во всех последовательных формах развития, сохраняет информацию об этих формах, но в уже  развернутом виде. То есть, тело человека является развернутой формой первой клетки. На этой точке зрения построен известный эффективный метод «Соматическая терапия биосинтеза», которую разработал Д. Боаделла. Известно, что одним из центральных вопросов психологии является психосоматическая проблема или проблема противопоставления и двуединства  тела и души. Известны на эту тему работы  У. Шелдона, согласно которым в зависимости от преобладания в процессе развития той или иной эмбриональной ткани выделяются такие типы телосложения, как эктоморфный, эндоморфный и мезоморфный. На психологическом уровне им соответствуют три типа темперамента: церебротоник, висцеротоник, и соматотоник.  Подобное разделение основано на действительных закономерностях эмбриологии. Как известно на определенной стадии развития эмбриона происходит формирование трех зародышевых листков, которые служат источниками следующих образований:

    1. Эктодерма – нервная система и органы чувств, а так же наружные покровы тела.

    2. Энтодерма – ткани внутренних органов пищеварения, дыхание, органы внутренней секреции.

    3. Мезодерма – мышечная и сосудистая ткань, опорно-двигательный аппарат, выделительная система.

      Подобное рассмотрение позволило шире взглянуть на известные методики. Так, например, мышечный панцирь, описываемый Вильгельмом Райхом, рассматривается в совокупности с висцеральным образованием (желудочно–кишечный тракт, легочный аппарат), и  церебральным (мозговым), с которым связаны расстройства нервной системы и нарушения функций органов чувств. Идею биосинтеза Боаделла наглядно передает следующая таблица:       

Зародышевые Листки

Мезодерма

    1. Эктодерма

    1. Заземление

Собственно Заземление

    1. Видение, звучание

    1. Панцирь

Мышечный и Тканевый

    1. Эктодермальный

Энергетические Потоки

Поза и движение: Поведение в целом

    1. Когнитивные процессы (логическое и образное мышление, восприятие, память).

 

      Целью психотерапии  является гармоничное развитие и доразвитие личности по всем этим направлениям.

      Но не только этап развития зародышевых листков имеет значение в процессе развития, а все этапы, начиная от оплодотворения. Если на каком-либо этапе развития происходит некий «сбой», то он отражается на формировании человека. То есть, все, что происходит с человеком в процессе эмбрионального развития, записывается в его теле и психике. Но дисгармоничное развитие замечается сразу, а нормальное развитие, являясь нормой, не берется во внимание. Тем не менее, это развитие тоже записано в реальном опыте здорового человека.  И если брать процесс эмбрионального развития целиком, то его можно принимать за последовательную, структурную форму, где её составными частями являются этапы развития человека. При выведении этой формы каким-либо творческим образом вовне её можно наблюдать в виде фантома, а по большей части творческого материала: мифа, живописи, поэзии, скульптуры и т. д.

          Так же стоит отметить исследования, проводимые Станиславом Грофом в области воздействия ЛСД и холотропного дыхания на психику человека. В своих исследованиях он заметил, что: «…в момент визионерского опыта, возникающие у пациента  изображения трехмерны и обладают всеми качествами обыденного восприятия. Они кажутся происходящими в определенном месте и могут восприниматься с различных направлений и углов при достаточно четком параллаксе. Возможны укрупнения изображения и выборочный фокус на различных уровнях и планах эмпирического континуума, восприятие или конструкция тонкого строения, зрение через прозрачную среду представляемых объектов – таких как, клетка, тело эмбриона, части растения или драгоценного камня».

          Я знаю, что данные ЛСД терапии, в современной науке, многими не воспринимаются, и объясняются как обычные галлюцинации, вызванные интоксикацией мозга. Однако, хочу заметить, что если соответствовать той же консервативной точке зрения, то известно, что для того, что бы быть отраженной (пусть даже в галлюцинациях), информация изначально должна попасть в психику, следовательно, все, что отражается психикой, уже содержится в ней. Таким образом, можно вывести некую аксиому «Любое отражение свидетельствует об опыте». В наблюдениях Грофа существуют такие свидетельства, которые не возможно объяснить с точки зрения академической науки. Так, например Гроф пишет: «Те, кому довелось столкнуться с трансперсональными переживаниями в психоделических сеансах, часто получают доступ к детальной информации о соответствующих аспектах материального мира, которая далеко превосходит их общую образовательную подготовку и специфическое знание в данной области. Так сообщения людей, переживших под воздействием ЛСД эпизоды эмбрионального существования, момент оплодотворения и фрагменты сознания клетки, ткани и органа, содержали медицински точные сведения об анатомических, физиологических и биологических аспектах происходивших процессов».

Сомнений в том, что психика человека содержит в себе информацию о процессе эмбрионального развития практически не остается. Выявление же механизма попадания этой информации в психику, дело современных ученых совершенно разных областей науки.

Виталий Богданович

(С-Пб)

ИСКУССТВО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ИСКУССТВОМ

Современный мир дает нам всем неограниченный доступ к информации, при этом он не дает взамен знаний. Разница между «информацией» и «знанием» в том, что информация – это факты, связь между которыми неясна, а знание их увязывает в систему, которую мы можем активно и с пользой применять и в процессе Бытия, и в быту. Не понимая и не различая их, мы тонем в море информации, а правильно ее использовать не можем. В итоге, в душе Бытиё противопоставлено быту, а духовное – материальному, тогда и мы, и окружающий нас мир страдает от этого разделения. В нем все, что вокруг нас, то что на самом деле духовное, священное, прекрасное мы относим к сфере религии или природы, а материальное в нашей жизни оборачивается нудной работой, которую надо выполнять обязательно в поте лица.

Выход есть, это соединение обыденного со священным. Именно так и только так и не когда-то и где-то «там» в туманном будущем, а уже сегодня, в конкретных проявлениях жизни. При объединении происходит расширение границ Души и выявление в себе искры Божьей. Мы не одни, если смотрим Вверх.

Современное состояние сознания человека замечательно охарактеризовал Г.Гурджиев. Такое сознание он называл «сознанием спящего автомата». В будничном, спящем сознании человеку доступны только самые грубые ощущения и самые простые автоматические реакции.

Правильное общение с произведениями искусства дает толчок для развития собственной личности. Обычно, мы «бодрствуем» всего 15 минут в неделю, остальное время мы проводим «во сне», как указывал Г.Гурджиев. Когда в нас пробуждаются чуткость, внимательность, если хотите, интуиция, то мы начинаем сознательно проживать и 20, и 25, и 30, и 60 минут в неделю. А это значит, что вы увеличиваете продолжительность и качество своей жизни в два-четыре раза, в два-три раза больше успеваете, становитесь менее зависимыми от времени, от текучки, от суеты и того, что именуется «мелочевкой». Вот этому учит методика резонансной работы с картинами. Этому можно научиться! «Спящее сознание» это неосознаваемый ресурс, который не более чем потенция, которая мучит душу, отягощает ее мертвым грузом.

В помощь нам уже дан ресурс – искусство, только им надо научить пользоваться. Первый вопрос смысловой: «Зачем оно дано нам? Какой смысл в нем для нас?» Второй вопрос: «Как можно им воспользоваться?» Третий вопрос, который требует ответа: «Почему арт-терапия превратилась в помойную яму психологии, куда свалены методы развития креативности?» С грустью приходится признать, что сейчас она на положении «золушки» и ее понятие размыто, нечетко. К ней причисляют самые разные методы, от серьезных и глубоких вещей до маргинальных, от проработки кризисных сценарных проблем до лепки пирожков из песочка или пересылке SMS с одного мобильника на другой. Это иногда неплохо, но само понятие арт–терапия глубже!

Вывод неутешителен. Первое, это общий настрой общества постмодернизма, которому кажется, что каждый может заниматься искусством. Второе. Доступность выразительных средств – компьютерная графика, фотоаппараты, ксероксы, инсталляции, перфомансы, обилие маргинальной литературы. Третье. Незнание данных новейших исследований, которые говорят о том, что шедевры создают вокруг себя физические поля, их можно зафиксировать при помощи приборов, этими проблемами занимается физика малых и сверхмалых полей и взаимодействия. Уже создан метод, который позволяет исчислить то, что вложил в картину творец. Исследования показали, что творчество любого художника можно представить, как некий спектр состояний, которые он вложил в творение. Четвертое. Эти состояния можно использовать для воздействия, в условиях и in vitro, и in viva, что подтверждают результаты экспериментов и клинических исследований. Таким образом, суть воздействия искусства на человека гораздо глубже, чем считает психиатрия или психотерапия, видя в нем всего лишь вспомогательный метод диагностики или коррекции.

Входя в резонанс с состоянием, заложенным в картину, можно усилить в себе то, что в вас заложено, но не проявлено. В зависимости от интенсивности проявления искры Божьей у творца, можно получить настрой, получить эмоциональный заряд, а можно проявить в себе то, ради чего вы родились на белый свет. Но это еще не все. Появляется возможность усилить внутренние негативные программы, вывести их из зыбучих песков подсознания в сущностное сознание и начать работать с ними. Таким образом, картина берет на себя функции психоаналитика, помогает проявить ранее скрытое в подсознании. А дальше - уже проще. С тем, что проявлено, справиться легче.

Таким образом, чтобы увидеть картину, нужно закрыть глаза. Иначе в нас включается цензура логики, анализ картины, экспрессия мазка, компоновка фигур, ритм цветовых пятен, манера, сюжет и проч. Особенно этим «страдают» искусствоведы и очень начитанные люди, а ведь такой принцип похода часто уводит их от понимания того, ради чего была написана картина.

Метод резонанса помогает разотождествиться с выводами формальной логики, ментального принятия картины, стать с ней одним целым, войти в нее и прочувствовать в ней то, что заложено в нее творцом. Видеоряд только отвлекает вас от этого. Когда вы настроены в резонанс с картиной, ее сюжет перестанет иметь для вас большое значение. Более того, внешне красивая картина может быть чрезвычайно неприятной по внутренним ощущениям.

Только за счет развития осознавания, резонанса с ней кусочек души, который до этого момента был не востребован, начинает развиваться, пробуждаются новые ресурсы. Как показала практика, 3-4 серьезных занятия с картиной, в которой заложено необходимое состояние, заменяют два-три месяца психоанализа. После чего можно уже заниматься психокоррекцией, так как внутренний конфликт проявлен и его (энергию) можно сублимировать, снять его остроту и актуальность.

Влияние, которое способны оказывать произведения искусства на человека, называется энергоинформационным воздействием, причем не на уровне внушения или психологического воздействия, а на уровне физических полей. Живопись оказывает не только эмоциональное, но и физическое воздействие на человека. Существуют три степени защиты информации, заложенной на творении, и только тогда, когда погрузишься в нее, как ныряльщик за жемчугом, когда у тебя не будет хватать дыхания, будет «спирать дух» и рваться на кусочки сердце, вот тогда ты «достанешь духовный жемчуг», то, что заложено в шедевр творцом.

Кто учил вас вступать в контакт с картиной? Кто говорил о том, что с нужно общаться, не полминуты, а десять? Вы способны, по собственной инициативе, отдать из суетливой жизни десять минут, пожертвовав их картине в музее или иконе в церкви? Картина — это частное проявление модели общественного подсознания, созданной при помощи знаков и символов. Художник строит модель, в которую вкладывает свое состояние от Мира. Когда мы соприкасаемся с шедевром — то волей-неволей проникаемся той искрой Божьей, которая вложена в нас Им.

Картина — это обращение Творца через состояние художника к Миру, к нам. Всякая деятельность в искусстве предполагает наличие энергоинформационной связи между произведением и внимательным зрителем, а музей, таким образом, представляет собой - хранилище «консервов духа», которыми надо уметь пользоваться!

Геннадий Бревде (С-Пб)

СТАНИСЛАВСКИЙ – АРТО – МОРЕНО – МИНДЕЛЛ

Когда я размышляю о трансперсональной психотерапии и искусстве авангардного театра, мне на ум приходят «Записки сумасшедшего»: «Я открыл, что Китай и Испания совершенно одна и та же земля и только по невежеству считают их за разные государства».

Действительно: совершенно одна и та же земля.

Ибо психотерапия - искусство. Здесь уместно вспомнить Жака Лакана, сравнивающего терапевтический процесс с живописью. В этом творческом акте терапевт – художник, «реконструирующий Я клиента в форме Я аналитика», а каждый новый клиент – оригинальное, не имеющее аналогов, вдохновенно создаваемое полотно. Описывая творческий процесс, Мишель Полани приводит в пример вдохновенную игру пианиста. Её основа и необходимое условие – мастерское – и потому не различаемое в ходе исполнения - владение техникой. Специфика работы талантливого психотерапевта – волшебное парение слова. И не имеет значения, на какие навыки и технические ухищрения опирается магия этого полёта.

С другой стороны, искусство, по сути своей – психотерапия (забота о душе). Сверхзадача театрального авангарда совпадает с главным принципом гуманистического и трансперсонального подхода, сформулированным М. Эриксоном: вернуть клиенту самого себя. Вернуть часть себя, утраченную и забытую, принадлежащую глубинной и возвышенной, смыслообразующей реальности основ бытия и психики.

Для того, чтобы вернуть себя, принадлежащего этой реальности, необходимо вернуть себя (вернуться) в эту реальность.

Путь – психотехника - подобного переселения описана К. С. Станиславским как «творческое состояние» - проживание в воплощаемом мире, непосредственное переживание его событий и обстоятельств.

Великий гуру сцены различал три уровня работы актёра на сцене: доклад роли - отработанный наигрыш – непосредственное переживание. Этот трехуровневый критерий вполне применим и к жизни человека как таковой. Допуск в глубинную, фундаментальную реальность открывается лишь непосредственно её переживающим.

Повествуя о возвращении в эту реальность, Антонен Арто пишет: «Театр выступает в роли Двойника, но не той повседневной реальности, которую он повторяет, постепенно превратившись в ее безжизненную, пустую, подслащенную копию, а реальности совершенно иной, опасной и символической. Её Основы, указывающие на то, что можно было бы назвать философическими состояниями материи, на частицу нашей сокровенной жизни, наподобие дельфинов, высунувших головы из воды, сразу же спешат снова уйти в темноту. Мы представляем себе театр как настоящую магическую операцию. Мы хотим вызвать психологическую эмоцию, которая могла бы обнажить самые тайные побуждения сердца».

Жан Поль Сартр полагал, что если бы Арто пошел дальше по пути в эту опасную и символическую реальность, то реализовал бы её как хепенинг - или иное действо, в котором нет разделения на сцену и зрительный зал.

«Если театр – пишет Сартр - освобождает ужасные силы, дремлющие в нас, если и сам зритель – потенциальный актёр, который может присоединиться к общей пляске со всем неистовством – значит, Арто остановился на полдороге».

На полдороге, ведущей к театру Морено.

Вступая на путь, ведущий в глубинное пространство бытия и психики - и открывая этот путь другим - Морено создал спонтанный театр как новую конфессию, как седьмой день творения, в который человек становится богоподобным творцом и получает свободу от цепей, приковывающих его к миру.

Это глубинное пространство – область персонального мифа, самопознания и творческой реализации личности – в соответствии с гуманистическими и трансперсональными терапевтическими парадигмами – главная и, зачастую, утраченная часть мира человека. Без вида на жительство в этом пространстве не может идти речи о полноценном, целостном возвращении себя. Но для того, чтобы в этом смысле вернуть человеку себя, нам, терапевтам, необходимо вернуть себя от постмореновской драматерапии к мореновской спонтанной конфессии, от исследования души «драматическим методом» к наследованию её глубин.

Популярный и эффективный метод процессуальной психотерапии Минделла – может быть назван «взаимодействием с дельфинами Арто». В ходе этого взаимодействия дельфины Арто передают клиенту процессуальной работы навыки пребывания и проживания на глубине. «Почувствуйте, что интригует вас, куда увлекает энергия вдохновения. Следуйте ощущениям, усильте их. Они ведут к сокровенной основе страдания и счастья, которую вы утратили. Интегрируйте её в мир вашей личности, сделайте так, чтобы она нашла и заняла достойное, соответствующее ей место в вашей жизни и творческой самореализации». Эта инструкция психотерапевта процессуальной школы почти буквально совпадает с «туалетом артиста» - классической психотехникой подготовки к вхождению в сценическое пространство. «Почувствуйте росток вдохновения – учит Станиславский – дайте ему взойти. Следуйте в воплощаемую реальность. Наполните ее правдой и верой, станьте её жителем».

«Разрешите, позвольте, дайте вернуть себе в себе главное, глубинное и возвышенное» – главный принцип, судьба и стратегия развития авангардного театрального искусства и трансперсональной психотерапии.

Литература

    1. Арто Антонен. Театр и его двойник. СПб – М, 2000.

    2. Гоголь Н. В. Записки сумасшедшего.

    3. Гротовский Е. От бедного театра к искусству-проводнику. М, 2003

    4. Лакан Ж. Семинары тт. 1 и 2, М., 1999.

    5. Морено Я. Л. Театр спонтанности. Красноярск, 1993.

    6. Минделл А, Минделл Э. Вскачь задом наперёд: процессуальная работа в теории и практике. М, 1998.

    7. Полани М. Личностное знание. М, 1985.

    8. Сартр Ж. П. Миф и реальность театра // Как всегда – об авангарде. М, 1992, стр. 94-111.

    9. Станиславский К. С. Собрание сочинений. М, 1998.

    10. Семинар с доктором медицины Милтоном Эриксоном. М, 1994.

Наталья Бурановская

(С-Пб)

РАЗМЫШЛЕНИЯ О НАДЛИЧНОСТНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЯХ:

опыт встреч с древними архетипами.

      Вопросы и проблемы, связанные с надличностными переживаниями, включающими в себя трансовые и мистические состояния сознания, внимательно изучаются трансперсональной психологией. Станислав Гроф писал в «Психологии будущего»: «Озарения в холотропных состояниях сознания  придали убедительное подкрепление для в корне отличного понимания Космоса, природы и людей. Они в переживании дали подтверждение представлениям, сформулированным первооткрывателями теории информации и теории систем, которые показали,что наша планета и весь Космос представляют собой единую и взаимосвязанную сеть, неотьемлемой частицей которой является каждый из нас (Капра,1996). Значит, в холотропных состояниях мы можем получить значительное количество знаний, которые иогут оказаться полезными в нашей обыденной жизни, Тем не менее, неведение, которое на тибетских танках символизирует свинья, не является  отсутствием или недостатком знаний в обычном смысле. Оно означает не просто неправильные сведения о различных сторонах материального мира, а неведение более глубокого и основополагающего свойства.

     Вид неведения, который подразумевается здесь- это коренное непонимание и путаница относительно природы действительности и нашего природного естества.Единственным лекрством от такого рода неведения   является   превоссходящая мудрость, С этой точки зрения важно  то, что внутренняя работа, вовлекающая холотропные состояния, предлагает  нечто гораздо большее, чем просто увеличение, углубление или  исправление наших знаний о Вселенной, это еще и путь обретения озарений по  вопросам, относящимся к превосходящему.

     В свете таких  свидетельств сознание не является продуктом  физиологических процессов в головном мозге, но первичным свойством сущего. Глубочайшее естество человечества  является не звериным, а божественным. Вселенная пропитана творящим разумом, и сознание неразрывно сплетено с ее текстурой. Наше отождествление с отдельным телесным  Я – просто наваждение, и наше настоящее тождество – вся полнота сущего. Такое понимание  обеспечивает естественную основу  для благоговения перед жизнью, сотрудничества и соработничества в интересах человечества и планеты как целого, а также глубокого экологического сознания.»

      В качестве иллюстрации, а также приглашения  к  размышлениям  по поводу  вышесказанного предлагаю читателю свой личный опыт надличностных переживаний  и встреч с древними  архетипами.

      Вхождение в архетипические слои, связанные с Древним Египтом, произошло  совершенно неожиданно,  в процессе целительского сеанса. После того как в моем сознании была обнаружена «дверь» в эти слои,. погружение в них началось целенаправлено с помощью целителя, психолога  и художника Валерия Белоуса, который стал для меня сталкером. Он был ведущим,  а я – открывающей «двери». Контакты с архетипическим  миром Древнего Египта длились с апреля по август 1999 года. Астрологически и астрономически   они  пришлись на знаменитый парад планет  и Миллениум. Они оказались интересными тем, что это было коллективное переживание и  вхождение в надличностные сферы. Мы  прекратили  их, в частности, из-за того, что  подобного рода путешествия  были  огромной нагрузкой  на  сознание  для меня лично, но в большей степени потому, что информация, полученная в этот период, оказалась логически завершенной.

   Выглядело это так Я сидела с закрытыми глазами. Сталкер молча  начинал работу.  Через некоторое время  я входила  в  поток образов, который, как правило, предварялся  созерцанием  определенного количества символов, которые работали как шифры и ключи. Сознание в  этот момент приобретало необыкновенную ясность и сосредоточенность. Я фиксировала не только все, что происходило  на данный момент в комнате, но и на улице – ни один звук, ни одно движение,  даже самые слабые и отдаленные,  не ускользали от моего внимания,  ( что было совершенно невозможно  в  моем обычном состоянии сознания),  но и полностью находилась в переживании того, что разворачивалось  перед моим  внутренним взором.. Внешнее и внутреннее  восприятие было объемным, панорамными, тотальным, многомерным. Далее я привожу описание  первого из пяти  путешествий  на основе дневниковых записей.

   … Я довольно долго  созерцала скручивающиеся и раскручивающиеся воронки,  спирали, жгуты  Постепенно в этом движении наметился некий порядок: если один из образов двигался по часовой стрелке, то следующий – против,  и наоборот. Наконец, передо мной развернулся многоцветный ковер  с тем же ритмическим движением то в одну, то в другую сторону. Затем у меня в руках оказался посох. Я еле удерживала его  -  огромный, тяжелый, золотой, изукрашенный драгоценными камнями.

    В измененном состоянии сознания образы понимались  не в  утилитарном значении, но в скрытом, изначальном смысле, который и был их  реальным содержанием. Так, ковер – это многоцветное многообразие мира, его узоры – судьбы  народов, уже изначально заданные в самом рисунке. Переплетения узоров – неразрывная связь цивилизаций, перетекающая, изменяющаяся, и в то же время образующая непрерывное единство. Ни одна деталь не могла быть изъята из этого ковра без ущерба  для всей картины. Даже если узоры ковра  будут рваться  в  «реальном мире»,  его идеальный  образ изначально и навечно  созданный в другом  измерении, позволит восстановить забытое, разрушенное, потерянное… Я понимала, что  память об этой картине мира  существует в каждом человеке. Человеческая жизнь – отдельная ниточка, которую ткут богини судьбы…

  Золотой посох – символ власти; его тяжесть – это уровень ответственности  того, кто этой властью облечен. Если властитель не способен, то власть ускользнет из его рук. Этот символ касался  и того, кто был облечен максимальной полнотой власти,  и отдельного человека, несущего ответственность за  собственную жизнь. Если твой посох не в  твоих руках, он неизбежно окажется в чужих, и  уже другой будет управлять  тобою. Золото как стихия огня, в свою очередь, связано с Солнцем, управляющим  жизнью Земли, а эта связь открывала измерения священного брака, любовь огромных существ, способных дать жизнь  мириадам  жизней. Но посох был также и позвоночником человека. Потерять свой посох – значило  гнуть спину, быть  рабом, валяться в пыли  перед власть имущими твой посох. Драгоценные камни – центры сознания, чакры, расположенные на оси позвоночника. Цветовая радуга  камней символизировала  всю полноту сознания, собранную в световом луче… Все эти  смыслы, заложенные в образах,   воспринимались мною одномоментно, вспышкообразно, без последовательного дифференцирования.

   Следующий образ явил собою два крыла, скрепленных сверкающим  шаром. Они двигались симметрично, как машут крыльями птицы. Смысл – вся полнота сознания, находящаяся в  абсолютном равновесии, и в этом  равновесии способная удержать динамику мира, упорядочить его движение, оставаясь в то же время независимым от этого движения,  целостность, нерасчлененность…Затем я увидела знак Бесконечности. Он представлял собой две воронки, тоже в движении: правая раскручивалась по часовой стрелке, затем движение переходило на левую сторону, где воронка  крутилась в противоположную  сторону. В этом движении были строгий порядок и равновесие. Я залюбовалась этим образом.  Вибрация его движения стала охватывать меня подобно скольжению волны  или  качелей. Ритм и внутренняя музыкальность вызывали восторг. Мое дыхание синхронизировалось с вибрацией, ощущение тела исчезло…Затем передо мною  стал вертеться двузубец, с теми же движениями вправо-влево. Они постепенно замедлились. Над двузубцем появился сияющий диск. Верчение двузубца прекратилось. Сияющий диск опустился на двузубец, образовав что-то очень  знакомое, но забытое. Это сооружение оказалось головным убором женщины, сидящей на невысоком троне спиной ко мне. Черные, очень черные волосы, даже и не волосы, а как будто какое-то вещество, подобно кусочку Ночи, струилось по обнаженным плечам.  Руки от предплечий до запястий были унизаны тяжелыми золотыми браслетами с драгоценными камнями. На пальцах – колечки.

  - Неужели Исида, - изумленно произнесла я.

  -  Да, это она, -  тихо отозвался сталкер.

  Образ приблизился ко мне Я уткнулась носом в волосы Исиды, в ее затылок, и вошла в нее, слилась с ней… На мне узкое сверкающее платье из какой-то невесомой материи, обнаженные руки в  браслетах и кольцах…Какая красота! Я одновременно и была  Исидой, и созерцала ее как будто изнутри. Невероятная красота и изящество этого существа – вне пределов любых описаний. Воплощенная  Женственность в ее чистейшем выражении,  Бессмертие, Гармония, Любовь, Покой, Радость, Юмор  Равновесие, Мудрость, молчание Знания, Миропорядок, Закон и его Исполнение, Мощь, Могущество, Великолепие… Эти слова лишь отдаленно могут передать атрибуты ее Великой Души. Эти качества ощущались мною одновременно. Экстаз переполнял меня, и в то же время сохранялась необычайная ясность сознания. Вот оно – само бессмертное Бытие, без малейшего напряжения, сопротивления чему-либо, это была сама Абсолютная Реальность, как она есть.

    - Как же хорошо быть Богом, - ахнула я.

 Через  некоторое время я обнаружила, что плыву. Трон стоял на узкой ладье, которая двигалась сама собой по темным водам подземного озера. Из воды поднимались стройные ряды  высоких колонн. Это был храм. Ладья приблизилась к стене храма и вошла, точней, вплыла в нее. Я скользила сквозь толщу Материи так же бесшумно и без малейшего сопротивления, как и по воде. Все радостно повиновалось  Исиде.  Я остро ощутила, что Ее существование было гораздо более реально, чем реальность проявленного Мира. Ладья быстро и плавно скользила вниз сквозь скалистые породы.

   Вдруг Исида исчезла. Я стояла на краю отвесной скалы. Рядом со мной появилась птица. Это был сокол с маленьким сверкающим диском на голове. Посидев рядом со мной на скале и повертев головкой, он взлетел и исчез.

   У меня под ногами разъехалась скала, и я  полетела  вниз по круглому тоннелю-шахте. Его стены отливали серебристым блеском и напоминали искусственное сооружение. Наконец, падение-парение прекратилось. Я стояла на дне шахты. Пол под ногами разъехался и я опустилась в какой-то зал.

Исида была здесь. Она приблизилась ко мне спиной, мы слились…Снова экстаз, необычайная ясность сознания, переживание атрибутов Ее Души. К ним добавилась  Сила Исиды Царствующей. Эта огромная Мощь, эта Сила обладали удивительными качествами – мягкостью, легкостью, тишиной, гармонией, покоем. и всемогуществом. Я понимала, что все Мироздание покоилось на  этой Силе. Через нее осуществлялся Закон, и всякая вещь подчинялась этому Закону – от атома до Галактик. По бокам Исиды стояли две прислужницы. Они расчесывали  ее бесподобные волосы. Одновременно, плавно и  медленно прикасались они гребнями к  Ее сияющей голове, и так же медленно, плавно и синхронно проводили вниз по волосам. Невыразимо гармоничный и музыкальный жест. Внизу, на уровне  плеч,  пряди волос  отводились в стороны, завивались и развивались. Прислужницы снова прикасались к голове Исиды, плавно скользили гребнями вниз, пряди волос снова завивались и развивались.

  Это был ритуал, танец, вибрация Жизни. Интимность действия символически демонстрировала, как Хаос упорядочивался Гармонией. Я ощущала, что нет ничего важнее во Вселенной, чем туалет  Великой Исиды, ибо ее волосы – весь проявленный Космос. Затем мое внимание привлек ее головной убор – пылающий солнечный  диск на рогах. С ним тоже происходили удивительные вещи. Он бесконечно множился и повторялся, уходя куда-то вверх. Это был канал, по которому Исида была связана с еще более могущественной Силой, чем Она. Вдруг эта конструкция трансформировалась в цветок с бесчисленным количеством лепестков. Лотос! Я понимала, что каждый лепесток цветка отвечал за определенную вибрацию, функцию. Этот лотос также  бесконечно множился и уходил вверх. Через некоторое время трон с Исидой выехал на середину зала. Я теперь наблюдала Ее со стороны.  Там находилось нечто вроде колодца, высоко поднятого над уровнем пола, так, что Исида сидела перед ним, как перед круглым столом. Из колодца поднимался сияющий серебристо-голубоватый туман; по бокам Исиды по всей окружности колодца сидели  попарно какие-то   сущности на таких же тронах как она.  Они были в полутьме, и я  не могла их разглядеть. Мною они были восприняты как Боги египетского пантеона. Вместе со своими товарищами Исида созерцала этот сияющий туман. Вскоре из него стали выплывать различные символы: треугольники, пяти, шести, восьмиконечные звезды, различные объемные геометрические фигуры, являющие собою платоновы тела. В  этих символах  содержались  колоссальная сила и знание. Я чувствовала это, но не могла осознать ту информацию, которую они в себе несли. В них заключались целые миры. Более всего мое внимание привлекали Треугольник с  глазом внутри и Пентаграмма. Они летали передо мной достаточно настойчиво. Голубая пятиугольная звезда  время от времени трансформировалась из плоской в объемную, а глаз в Треугольнике был живым, человеческим, и пристально глядел на меня, иногда сменяясь быстро вращающимся колесом.

  Тем временем Исида беседовала о чем-то  со своими товарищами телепатически. Невозможно передать этот «разговор». Воспринималось это примерно следующим образом: Боги обменивались не словами и фразами, а огромными пластами информации с невероятной скоростью, превышающей любую компьютерную. В этих пластах информации содержались все знания, смыслы и ассоциации, относящиеся к тому или иному явлению, со всеми сопутствующими ему чувствами. Приведу пример: если бы речь шла о яблоке, то разговор включил бы  полный объем  информации о  его жизни от семечка до дерева, все климатические условия, все разновидности вида, его строение - от   электрона до молекулярной  решетки, минеральный  состав, вкус. Причем, вкус яблока, а также физическое и эстетическое удовольствие,  ощущалось при разговоре намного  реальнее, интенсивнее, нежели  в физической реальности. Полный энергетический, чувственный и физический портрет…Одномоментно. А что же говорить  тогда о такой системе,  как человек?!

   В беседах описывались,  и одновременно ощущались и переживались  все уровни Реальностей, Это было невозможно, неописуемо  - присутствовать при Сотворении Миров!... Тем временем трон с Исидой подъехал к стене. Пентаграмма и Треугольник последовали за  ней. Стена представляла собой скалу; внутри вращалась гранитная колонна с выбитыми на ней иероглифами и рисунками Древнего Египта – такими, как мы их знаем исторически. Исида внимательно рассматривала колонну. Она служила информационным каналом, который связывал Ее с Посвященными -  фараонами и  жречеством. Они представляли Ее царствующий аспект на Земле, инициировались и управлялись Ею во время богослужений, через жреческие функции, многоэтапные уровни инициаций.

  Через некоторое время я поняла, что пришла пора покинуть это таинственное и чудесное место. Передо мной появилась веревочная лестница. Я стала взбираться по ней вдоль вертикальной стены вверх. Голубая Пентаграмма  сопровождала меня, освещая  путь и вращаясь по часовой стрелке рядом с  левым плечом. Вскоре скала выступила над бурлящей поверхностью Океана. Огромный, метра три в диаметре, раскрывшийся лотос качался на волнах. Вода бурлила как кипяток. Что-то в мире изменилось и не в лучшую сторону.  Видение неожиданно прекратилось, и я сконцентрировалась на ощущениях в теле. Стремительно и непонятно откуда нарастала тревога. Меня охватила тоска, но не человеческая, а гораздо более глубокая. Благородная скорбь, внутренний плач…Тело сковывала невидимая враждебная сила. Стало тяжело дышать. На плечи давила огромная тяжесть. Я не могла пошевелиться. Через какое-то время пришло осознание, что я проживаю  другой аспект Исиды – скорбящей об Осирисе, его смерти, о том, что Ее мир рухнул, и время пребывания в нем на исходе.

  И снова я в храме. Ряды высоких колонн, огромная, в несколько метров высоты двустворчатая бронзовая дверь в барельефах. За дверь храма – Хаос, выраженный в бешено ревущем пламени. Там происходит что-то ужасное. Катастрофа, конец Мира. Дверь нельзя открывать – она защищает храм.

   Я нахожусь в центре храмового зала…Проваливаюсь, падаю-парю вниз по знакомой шахте с серебристыми стенками. Опять то же помещение. В нем все изменилось. Исида находится там, Она одна. Пространство  помещения стремительно заполняется скальными породами. Они прорастают в тело Исиды. Торжество грубой Материи, пленение Божества, забвение, смерть, сон сознания – вот к чему стремится эта неумолимая сила. Остановить всякое движение, застыть, увековечить неподвижность, отлить догмы…

 Исида изо всех сил стремится удержать равновесие. Остались свободными только шея и голова. Страшная тяжесть давит на плечи. Самая главная задача сейчас – не дать зарасти каналу из лотосов над  Ее головой. Огромное мужество и терпение Богини поразили меня. Ее чувства и состояние не важны на данный момент, главное – держать канал. Слышу Ее беззвучный голос: «помоги мне»… наступило время ухода. Мир Исиды рухнул.

 …Я глубоко внизу под  Великой Пирамидой. Она в запустении. Моя задача – своим сознанием  увести отсюда сознание Исиды,.  Пробираюсь по потайным ходам и лестницам. Местами можно пролезть только  в узкие щели. Всюду пыль, паутина, осыпающиеся от Времени монолитные  блоки на глазах превращаются в груды камней. Понимаю, что течение Времени изменено. Великая Пирамида  мертва. Ориентиром мне служит символ Вечной Жизни – Анх, он выбит кое-где на блоках и незаметно ведет меня к цели  - погребальной камере.

   Я в камере. Посередине стоит саркофаг. Камера тоже вся в пыли и песке. Исида сидит в головах саркофага… Безмолвный плач – по Осирису, Египту, прощание с Землей…Величие и благородство Ее скорби не поддается описанию. Я переживаю эти чувства вместе с Ней.  Саркофаг открыт,  вижу мумию, запеленатую в белые  покрывала. В руках у Исиды появляются атрибуты верховной жреческой и светской власти фараонов – цеп и жезл. Руки крест накрест на  груди. Она закрывает глаза. Ее тело плавно приподнимается, вытягивается горизонтально и опускается  в саркофаг. Он закрывается.  Я снова проваливаюсь в шахту, такую же, как и первую, снова оказываюсь в очередном небольшом помещении. Саркофаг находится здесь. Он стоит на полу, который одновременно оказывается  спиной черного жука скарабея. Рядом со мной – голова огромной птицы в профиль. Это сокол Исиды. Он не мигая смотрит на меня правым глазом. В клюве у него светящийся голубой шарик.

 -Что это у него, спрашиваю у сталкера, - драгоценный камень?

 - Да непохоже, - помолчав,  ответил он.

  Сокол садится на саркофаг. Он огромен – в рост высокого человека. Вытягивает клюв и осторожно кладет голубой шарик в изголовье саркофага. Шарик сразу встраивается в саркофаг и превращается в голубую пятиконечную звезду. Звезда дрожит, шевелится, вращается, как живая. Сокол ложится на саркофаг, свешивает по бокам свои огромные крылья, как флаги, вытягивает лапы и голову и замирает…

  Я в очередной раз проваливаюсь в шахту-тоннель.

 - Это последняя, - тихо и устало проговорил  сталкер.

 На это раз спуск продолжается довольно долго. Неожиданно я вылетаю в открытый Космос. Шахта перешла  в  прозрачный тоннель. Я с огромной скоростью несусь по нему. Мириады звезд слепят и завораживают своей близостью. Через некоторое время вижу над собой эфирные голубоватые очертания огромного жука скарабея. Его лапы вытягиваются и охватывают ту часть прозрачного тоннеля, где нахожусь я, отсекают его, и я оказываюсь в капсуле. Лапы скарабея осторожно  помещают капсулу под брюхо. Капсула со мной, а точнее, с моим сознанием без всякой формы находится внутри…

 Какая-то планета, ослепительно белая. Саркофаг стоит в небольшой пещере неподалеку от входа. Черное звездное небо низко висит над каменистым плато. Саркофаг открывается. Я никого  не вижу. Через некоторое время я увидела рядом с саркофагом кладку из трех яиц. От нее отползал жук скарабей с сияющей белой спиной внушительных размеров. По мере приближения к выходу он становился  все больше, наконец, встал на задние лапы и трансформировался в  фигуру величавого мужа в белом плаще, волочащемся по камням. Рога скарабея превратились в двурогую тиару, а в руках у мужа оказался посох. Это был Моисей.  Жезл  фараона стал посохом первосвященника. Он широкими и уверенными шагами шел по каменистому плато по направлению к светящейся фигуре ангела, стоявшем на холме. Он вручил Моисею Книгу…

  Вижу Землю с высоты птичьего полета. Я над античной Грецией. Зависаю над большим беломраморным храмом. Небо покрывают тяжелые темные тучи, десятки молний змеятся вокруг.  Это храм Зевса-громовержца. Я оказываюсь внутри храма. Огромная статуя Бога, в несколько метров высоты, заполняет и осеняет пространство храма. В руке держит  фигурку Ники – Победы. Мощь, величие, державность, авторитарность, стремление к механическому порядку, жажда обладания, требующая беспрекословного подчинения, воля к Власти и имперский аспект ее,  концентрация на своей силе, наслаждение ею. Сверх-эго, Патриархальный аспект Бытия, Негативный Социум, существующий за счет  миллионов солдат и бесконечных человеческих жертв  для своего распространения, увековечивания и удержания. Невыносимо давит на сознание.  Эманации Бога не вызывают во мне никакого энтузиазма. Самодовольная Сила, ее  убогая, плоская и примитивная.  Реальность  способна существовать  только в виде Войны или  постоянной подготовки к ней. Человек рассматривается как инструмент,  беспрекословный  и покорный исполнитель его воли.  Духовное развитие  человека не входило в планы этого Бога.  Его  интересовало лишь построение коллективного тела,  «народа», с помощью  массового сознания  которого он мог бы двигаться и поглощать другие Реальности, и развитие технологий, позволяющих осуществлять  его цели. Реализовывает  себя  через полководцев, вождей, идеологов, пророков,  имперские замыслы. Постоянно занят собиранием  жизненной энергии человека; для этого  - особое внимание к репродуктивным функциям. Контроль над ними осуществлялся с помощью религиозных ритуалов посвящения жизненной силы человека божеству через манипуляции над  гениталиями – обрезанием мальчиков  и  девочек. Фаза максимальной активности Бога – Священная Война, которая предварительно подготавливалась демографическими вспышками для наращивания массы коллективного тела. Фаза максимальной стабилизации Бога – Имперское Государство, в котором разрабатывалась идеология Силы во всех ее проявлениях, и дальнейшая подготовка  к следующей Войне. Для  успешного функционирования  Государства  через патриархальные  Законы  осуществлялся  тотальный контроль над сознанием и телом женщины,  поскольку ее матка должна была бесперебойно поставлять рабов и солдат. Через религии и идеологии материнство  воспевалось  как  главный и единственный смысл  женской жизни. В этой ситуации «Зевс» воспринимался не конкретным   Богом, но Богом Патриархата, и поэтому включал в себя  верховных  патриархальных   Отцов-богов других мифологий…

  Выхожу из храма. Снова вижу Землю с высоты птичьего полета. Внизу небольшой изящный храм  Аполлона Дельфийского. Мое сознание скользит дальше.

Внутренний дворик какого-то дома. Оказываюсь среди группы мужчин в белых хитонах. Идет оживленная беседа. Это Пифагор с учениками. Вот они спускаются в подземное помещение для важной церемонии. Это зал Тайных Мистерий. Посередине стоит …саркофаг Исиды-Осириса. Начинается церемония Великого Посвящения и саркофаг играет в ней центральную роль: инициируемый переживет в нем мистическую смерть, воскресение и преображение. Саркофаг открыт. Молодой адепт  стоит рядом с ним в кругу своих товарищей. Юноша проведет в саркофаге несколько  суток.

    Я тихо выхожу из зала и поднимаюсь по узкой крутой каменной лестнице верх. Надо мной сияющее ночное небо. Безбрежный Космос – свидетель, страж и участник моего путешествия  говорит «до свидания». Я неохотно открываю глаза. По щекам бегут слезы.  Быстро вытираю  их. Погружение  длилось более трех часов. Несколько мгновений  мы со сталкером молча смотрим друг на друга.

  - Как себя чувствуешь? – спрашивает он.

  - А ты? – в ответ спрашиваю я.

  Во мне нарастал эмоциональный и интеллектуальный шок. Что мне Исида, и что я Исиде?

  - Откуда это в моем сознании? Непонятно.

 - Потому что все это и является  твоим. Я лишь показывал дорогу, но двери ты открывала сама.

 Прощаемся. Быстро иду по ночному Невскому. На голове физически ощущаю венец Исиды – диск, покоящийся на рогах. Он как будто врос мне в темя. Невольно трогаю голову рукой. Дома засыпаю с мыслью: почему Исида? Я ничего не знаю о ней, кроме самых общих мест. Припоминаю, что у нее был шанс стать мировым по античным меркам культом, да христианство подоспело. На следующий день я поехала к знакомой,  трансперсональному психологу…Она выслушала мой рассказ и дала книги, подробно освещающие культ Исиды-Осириса…Остаток дня и поздний вечер я провела за книгами. Незаметно  я уснула…  Очнулась  от того, что со мной творилось что-то непонятное. Было три часа ночи. Быстро нарастал пульс,  кровь бешено стучала в висках, грудь перехватило незримым жгутом, как будто меня кто-то связал. В макушке головы ощущалась дыра, в ней слышался механический скрежет. Мысль о том, что я подключена к какому-то  устройству и являюсь биороботом, вызвала содрогание. Вдруг в какой-то момент времени сознание перестало функционировать. На фоне нарастающего сердечного тремора это было совершенно неописуемое состояние. Затем возникло такое чувство, что все мысли в голове стали думаться одновременно. Все равно, что компьютер бы стал выдавать все файлы сразу. Я побежала в ванную и  поставила голову под струю холодной воды. Сердце никак не могло успокоиться, я стала задыхаться.  Постепенно все  улеглось, и я уснула… Но  это были ягодки. Цветочки  начались позднее. В течение месяца я  полностью оставалась в переживании и отождествлении с Архетипом. Полномасштабное изгнание из рая, сворачивание в точку. Память о  пережитом  жгла ежесекундно (впрочем, как жжет и сейчас).  Тюрьма  была везде и нигде. Во-первых, надо было совершать нелепые действия, например, поглощать  пищу для грубого  поддержания  энергии, а также  периодически впадать в бессознательность и беспамятство под названием  «сон». И ежедневная, монотонная повторяемость одного и того же, автоматизмы, стереотипы, отсутствие движения. Я впала в апатию; любое целеполагание казалось ничтожным. Интеллектуальная деятельность казалась мне насмешкой. Какие порывы, какие открытия, какая наука  – все уже сотворено и все уже открыто!  Мягко говоря,  я стала социально неадекватной.  Плотная и осязаемая Реальность воспринималась мною как  обман. Вот  когда я поняла, что имели  в виду Платон, рассуждавший о пещере теней, и царь Давид, певший о том, что мир – это «уклоняющаяся тень»! Постепенно и с трудом я смирилась со своим положением, потому что тропинка  была протоптана, и я знала, что пойду по ней снова,  чего бы мне это не стоило…

   Наша маленькая исследовательская группа в количестве трех человек совершала погружения  в далекое историческое прошлое коллективного сознания еще несколько раз. Это можно сравнить с археологическими раскопками в коллективном бессознательном, путешествие в далекое детство человечества, наблюдение  за формированием комплексов, фобий и патологий массового сознания, освященных религиями. Встречи с «родителями»,  творцами-демиургами, обладающими мощью Сурер-Эго, созерцание их споров и войн, позволили немного приоткрыть завесу над тайной функционирования того, что Карл Густав Юнг называл психе. В  путешествиях мы обнаружили также  веские доказательства  присутствия  монитора отклонения (см.словарь ниже),осуществляющего роботические функции в психике человека, выявленного  и описанного  основоположником онтопсихологии Антонио Менегетти: «посредством религиозной идеи монитор отклонения становится богом: как только механизм  активизируется  во имя славы Господа, он обретает верховную власть, способную воздействовать на все, что угодно. Наряду с этим я заметил изменчивость Сверх-Эго в разных религиях» (Антонио Менегетти. «Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии.») Станислав Гроф писал в монографии «Психология будущего», что «исследования сознания открыли значимые дополнительные источники агрессии в надличностной области, такие как архетипические прообразы демонов  и свирепых божеств, сложные мифологические разрушительные сюжеты и воспоминания об эмоциональных обидах и физических мучениях из прошлых жизней.  К.Г.Юнг полагал, что архетипы коллективного бессознательного оказывают мощное воздействие не только на поведение индивидов, но также на события человеческой истории. С его точки зрения, целые нации и культурные группы могут разыгрывать в своем поведении важнейшие мифологические темы… Во многих случаях лидеры государств для того, чтобы достичь своих политических целей, намеренно использовали архетипические образы и духовную символику. Другие переживания обеспечивают доступ сознания к событиям, происходящим в других  странах, культурах и исторических периодах, и даже к мифологическим царствам и архетипическим существам  коллективного бессознательного. Переживания космического единства и своей собственной божественности ведут к возрастающему  отождествлению со всем творением и приносит чувство изумления и трепета, любви, сострадания   внутреннего покоя..

 То, что начинается как психологическое зондирование бессознательной психики, само собою стало философскими поисками  смысла жизни и странствием, полным духовных открытий. Люди, установившие связь  с надличностной  сферой своей психики, склонны развивать в себе новую достойную оценку  сущего и благоговение перед всей жизнью. Одним из самых поразительных последствий различных видов надличностных переживаний является  непроизвольное появление и развитие глубокого экологического беспокойства и потребностей быть вовлеченным в служение какой-то общей цели. И основано это на почти клеточном  сознании того, что все границы во Вселенной случайны и что каждый из нас тождественен со всей тканью сущего. Внезапно становится ясно, что с природой  мы не можем делать ничего, одновременно не делая этого с нами самими. А различия между людьми кажутся скорее вызывающими интерес и обогащающими, нежели несущими угрозу, будь они связаны с полом, расой, цветом кожи, языком, политическими убеждениями  или религиозными верованиями. Очевидно, что преображение такого рода увеличило бы наши возможности выживания, если бы оно происходило с достаточно широким размахом...  Глубочайшая побуждающая сила психики на всех уровнях эволюции сознания заключена в возможности возвратиться к переживанию нашей божественности. Однако, сдерживающие условия последовательных стадий развития мешают нам всецело пережить полное освобождение в Боге  и в качестве бога».

Начало формы

Выводы, которые я сделала после этих путешествий заключаются в следующем. В коллективном бессознательном существует проблема. Заключается она в том, что разрушены  равновесие и связь между мужским и женским началом, и разрушены  они на архетипическом уровне. Из-за этого медленно, с таким  трудом развиваются  высшие психические уровни человека, в чем  и заключается  подлинный смысл эволюции  omo sapiens. В чем же ценность  надличностных переживаний? Я согласна со Станиславом Грофом: «… вполне может быть, что когда мы начинаем переживать эти  коллективные  воспоминания, наше внутреннее продвижение превосходит рамки личной терапии, и мы начинаем соучаствовать  в исцелении поля видового сознания»

 

Словарь

   Анх — наиболее значимый символ у древних египтян. В нём заключены два символа: крест, как символ жизни и круг, как символ вечности, а вместе они обозначают бессмертие и «жизнь предстоящую». Воплощал также единство противоположностей,  мужское и женское начало. В иероглифическом письме этот знак ставили со значением «жизнь», и он являлся частью слов «благосостояние» и «счастье».Он являлся также ключом, открывавшим ворота смерти для обретения жизни,символом неиссякаемой жизненной силы, магической мудрости, Древом Жизни, вечностью, переходом из бесконечности в пространство. Позднее вошел в христианско-коптскую символику. В христианском Египте стал символом вечной жизни, дарованной человеку Спасителем.В конце 1960-х годов был использован движением хиппи, как символ мира и правды.

Глаз,  око в треугольнике – символ всепроникающего знания  египетских богов. всевидящей власти, единства Космоса, целостности Мироздания. Мистический «третий глаз», духовное око Сердца. В христианской традиции стал Всевидящим Оком, ипостасью Троицы. Правый глаз  сокологолового Бога Гора олицетворял активное солнечное начало, левый – пассивное лунное.

Исида - верховное божество древнеегипетского пантеона, супруга Осириса. В переводе имя означает «трон», «та, у которой тысяча имен».";госпожа звезд";. Функции: богиня плодородия, любви, женственности, семейных ценностей,  тайных знаний, магии, защитница души человека.  В эллинистический период (4 в. до н.э. – 1 в. до н.э.) культ Исиды распространился по всему Средиземноморью, а еще через четыре века – несмотря на противодействие римских властей – по всем уголкам Римской империи.  В европейской эзотерической традиции – верховный принцип Мира, сокровенные знания, бессмертие, материальный Космос.

   Ладья –  в Древнем Египте символ  перехода в более высокие состояния сознания. Символ путешествия души в Вечность, алтарное место богов египетского пантеона.  Солнечная Ладья, Ладья Миллионов Лет –трон создателя Вселенной  Бога Ра.

  Лотос -  священный  цветок древних египтян. Скипетр фараона делался в виде цветка лотоса на длинном стебле. В Древнем Египте  космический лотос выступал как образ творения, возникновения мира из первоначальных вод, пустоты, как особый универсальный принцип, управляющий миром и развивающейся в нем жизнью. Раскрываясь с рассветом и закрываясь на закате, отождествлялся с  возрождением Солнца, и любым  другим возрождением, возобновлением жизненных сил, молодости, бессмертия. Олицетворение Вселенной, трон Исиды и Осириса.

   Монитор отклонения – психоделическое устройство, деформирующее образ как  проекцию реальности. Программа, аккумулированная внутри клеток головного мозга, действующая по принципу спекулярного вмешательства, которое предвосхищает и искажает эгоцептивное восприятие с помощью доминирующего образа, запечатленного в период научения жизни: детстве. В дальнейшем через сновидения,  стереотипы, общепринятую культуру  и общественные институты монитор отклонения постоянно обновляет эти образы. Следствия, вызываемые действием монитора отклонения: 1)     отрыв сознания от  Ин-се (бытийного,экзистенциального начала в человеке)), в результате чего человек становится  бессознательным для самого себя; 2)     захват первейших категорий и постулатов этического поведения. Как следствие человек выводит основополагающие для себя принципы из недоказанных, фидеистических абсолютов, становится привязанным к символу и оторванным от ноуменальной реальности; 3)     порождение чувства страха и тоски. (Антонио Менегетти. «Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии.» М.,2004).

  Пентаграмма (пентальфа, пентагерон) – от греческого «пять», и «черта,

линия», правильный пятиугольник, на каждой стороне которого построены равнобедренные треугольники, равные по высоте.У пифагорейцев обозначап здоровье и совершенство.у христиан – пять ран Христа. В каббалистике пять букв иврита на концах пентаграммы составляли имя Иисуса. В нумерологии и магии пентаграмма - символ человека, используется в обрядах посвящения магов В Китае – символ пяти стихий, в  Индии – Венеры. Используется в государственной символике некоторых стран, в т.ч. использовался и в символике бывшего Советского Союза.

   Платоновы тела – совокупность правильных объемных многогранников, ограниченных правильными многоугольниками. Впервые описаны Платоном, а также его учеником Евклидом. Существует пять платоновых тел, в соответствие которым  ставятся пять стихий: тетраэдр (огонь),гексаэдр (земля), октаэдр (воздух), икосаэдр (вода),додекаэдр (эфир).Эти фигуры пифагорейцы относили к сакральной геометрии, связывали   их с развитием сознания и  в возможностью создавать  новые миры. Так додекаэдр считался высшей формой сознания.За разглашение тайн, связанных с сакральной геометрией, в Пифагорейской школе карали смертью.Платоновфы тела содержат пропорции Золотого сечения (термин ввел в обиход Леонардо да Винчи). В «Тайной вечере» Сальвадор Дали использовал  фигуру додекаэдра  как символ Христа. В картине от двенадцати пятиугольников все силы конценцентрируются на одной точке – Иисусе.

    Скарабей -  воплощение и символ утреннего Солнца (Хепри). Исполнял функции Демиурга, творца  человека, мира и Вселенной.Символизировал невидимую силу творения, дающую толчок для движения всему сущему.Скарабей всегда являлся символом импульса, который получает душа для небесного полета, для возрождения в мире духовном, после того как в ней начинает умирать и раскладываться все материальное. Он олицетворял сокровенную силу Сердца, которую человек должен была пробудить в себе, чтобы возродиться, умереть и воскреснуть, одолев любые препятствия, которые ждут в жизни и после смерти

   Сокол – символ верховной духовной власти, власти фараонов,  Неба, вечной жизни. Сын Исиды  и Осириса Гор изображался в виде сокола.

 

Мария Волченко (Москва)

ТВОРЧЕСКИЙ ПОДХОД К КОШМАРНЫМ СНОВИДЕНИЯМ

Шаманские племена считают, что сновидение – это путешествие одной из имеющихся у человека нескольких душ, в то время когда тело спит. С появлением государств, строивших храмы и исповедовавших политеизм (например, Греция, Египет), к снам стали относиться как к дарам богов. Во времена средневековья в Западной Европе развилось подозрительное отношение к сновидению, а пугающие и сексуальные сны и вовсе рассматривались, как попытки злых демонов Инкуба и Суккуба овладеть душой человека. Психотерапия заменила демонов на патологию. Современная наука пытается разобраться со сном и снами, используя электронные приборы для изучения активности мозга. В общем, времена меняются, а кошмарные сны продолжают сниться. Исследования показали, что представителям «примитивных» культур кошмары снятся гораздо реже, чем цивилизованным жителям мегаполисов.

Так что же считать кошмарным сном? Страшный это сон, или нет, только по его содержанию сказать нельзя. Это скорее определяется нашим эмоциональным восприятием того, что в этом сне происходит. В общем, во сне – как наяву: один испытывает страх, когда переходит улицу, а другой – нет. Вот примерный список эмоций, которые заставляют человека проснуться и вздохнуть с облегчением, поняв, что это был лишь сон: страх (быть пойманым, быть уволенным, упасть, опоздать, потерять, потеряться и т.д. и т.п.), тоска, огорчение, неприязнь, отвращение, агрессия, беспомощность и просто упорное нежелание признать неприятную жизненную ситуацию или увидеть собственные недостатки.

Однажды американский психолог Энн Фаради забыла дома свою щетку для волос и решила одолжить ее у подруги. «Теперь мне все ясно!» - воскликнула подруга, - «Подожди минутку, я схожу вычищу мою щетку для волос, а когда вернусь, - расскажу, что мне на днях приснилось». И она поведала следующее: «Уже давно я собиралась как следует отчистить свою щетку, она уже вся была забита волосами, но каждый раз я откладывала это на завтра. А пару дней назад мне приснилось, что ко мне в гости на чай приходит сама королева. Она уже усаживалась за чайный столик, когда я вдруг с ужасом заметила, что на середине этого столика лежит моя старая грязная щетка для волос. Я попыталась схватить и спрятать ее, пока королева не заметила, - и проснулась в таком жутком испуге!»

Именно это нежелание видеть и запоминать неприятную информацию, а также среагировать на нее своевременными конкретными действиями, является одной из основных причин того, что многие не помнят свои сны. Именно поэтому подсознание иногда вынуждено прибегать к своего рода «шоковой терапии», через кошмары донося до дневного сознания то, на что человек в буквальном смысле «закрывает глаза» днем. Доктор Уильям Демент, сам занимающийся исследованием сна, поведал следующую историю: «Несколько лет назад я был заядлым курильщиком, выкуривал до двух пачек в день. Однажды мне приснился исключительно яркий и реалистичный сон, в котором у меня был неоперабельный рак легкого. Я четко запомнил, словно это было вчера, рентгеновский снимок моей грудной клетки, на котором было видно, что все правое легкое в инфильтратах. Я испытывал ужас, осознавая, что моя жизнь скоро оборвется, и что этого бы не случилось, если бы я бросил курить, как только узнал о канцерогенных свойствах сигарет. Я никогда не забуду удивление, радость, и потрясающее облегчение, испытанные мною после пробуждения. Ясно, что этот опыт был достаточен, чтобы заставить меня немедленно отказаться от привычки курить».

За рамками этой статьи остается особый вид страшных снов – посттравматические кошмары, что же касается прочих страшных снов, то их условно делят на ночные ужасы и ночные кошмары

Ночные ужасы обычно возникают в начале ночи в первые два часа сна. Сновидец может громко кричать, двигаться, но при этом он не просыпается, и разбудить его довольно трудно. После такого сна не остается подробных ярких воспоминаний, разве что сильное неприятное ощущение от какой-то почти забытой сцены. Дети, страдающие от ночных ужасов, могут также вставать и ходить во сне. Обычно это проходит само, когда они подрастают.

Ночные кошмары приходят под утро. Сновидец обычно спит спокойно, без крика или движения, а проснувшись, как правило, хорошо помнит яркие, насыщенные картины из своего сновидения и осознает, что это был сон, а не явь. Под утро спят не так глубоко, поэтому можно вырваться из пугающего видения, проснувшись. Иногда страх проспать и раздражающий звук будильника добавляют неприятную напряженность в отношение сновидца к происходящему во сне. Именно эти сны хорошо запоминаются и часто остаются недосмотренными до конца. Вот, к примеру, кошмары боящегося женитьбы гоголевского Ивана Федоровича Шпоньки: «То снилось ему, что вкруг него все шумит, вертится, а он бежит, бежит, не чувствует под собой ног… Вот уж выбивается из сил… Вдруг кто-то хватает его за ухо. «Ай! Кто это?» – «Это я, твоя жена!» – с шумом говорил ему какой-то голос, - и он вдруг пробуждался. То представлялось ему, что он уже женат, что все в домике их так чудно, так странно: в его комнате стоит вместо одинокой двойная кровать; на стуле сидит жена. Ему странно: он не знает как подойти к ней, что говорить с нею, и замечает, что у нее гусиное лицо. Нечаянно поворачивается он в сторону, - и видит другую жену, тоже с гусиным лицом. Поворачивается в другую сторону, - стоит третья жена; назад, - еще одна жена. Тут его берет тоска: он бросился бежать в сад, но в саду жарко, он снял шляпу, видит: и в шляпе сидит жена. Пот выступил у него на лице.» В этом забавном, но созданном со знанием предмета описании присутствуют характерные особенности развития сюжета тех самых повторяющихся кошмаров, от которых не только Шпонька просыпался «в страхе и беспамятстве».

Ночные кошмары могут быть последствиями отрицательно влияющих на нормальный сон лекарств, наркотиков, алкоголя. В частности, тех, кто хочет больше узнать о влиянии алкоголя на сновидения, я отсылаю к повести А.С.Пушкина «Гробовщик».

Нередко кошмары – это крик о помощи, свидетельство существования нуждающейся в исцелении глубокой душевной раны или в срочном решении проблемы. Но сами эти кошмары открывают путь к исцелению. В сущности, возникновение кошмаров означает, что сновидец не является пассивной жертвой, но пытается «вытащить наружу» проблему. Как сказал еще один опытный исследователь снов Алан Зигель: «Кошмары – это скорее вакцина, чем яд». Конечно, мы не можем изменить то, что уже случилось, но через сны мы можем изменить свое эмоциональное восприятие произошедшего, освободиться от чувства страха, обиды или вины.

Детские кошмары требуют особого внимания. Они прямо или вполне прозрачные символы указывают на корни, на самую суть того, что пугает или заставляет страдать ребенка, но он не умеет или боится рассказать об этом. Особенно часто детям снятся кошмары в возрасте трех-шести лет. Дети могут страдать от невыявленного физического недомогания. Дети, страдающие от развода родителей, ощущают свою беззащитность и могут видеть нечто нападающее на них. Причиной кошмара может быть отсутствие друзей или неприятности в школе. Вот пример одного из таких снов: «Занятия в школе закончились, и я направляюсь домой. Я вижу этих крутых парней передо мной. Некоторые из них уже били меня раньше. Я страшно напуган. Я бросаюсь бежать, убегаю изо всех сил. Они настигают меня, почти настигли. Я продолжаю бежать. У меня прерывается дыхание…»

Детям помочь намного проще, пока они еще не совсем утратили веру в возможности сказочных героев. Иногда достаточно лишь подсказать ребенку, что в следующий раз, когда за ним погонится чудовище, ему нужно лишь приказать этому чудовищу подчиниться, или оседлать его, или взлететь, – и чудовище сразу станет маленьким и слабым. Можно даже потребовать от чудовища, чтобы оно дало какой-нибудь подарочек. Нередко маленькие сновидцы находят выход сами, как в случае следующего сна десятилетнего мальчика: „Я сильно испуган. Я в высокой каменной башне вместе с моей младшей сестренкой. Ведьма связала нас и собирается засунуть в мешок. Она хочет выбросить нас через окно в воду, которая далеко внизу. Моя сестренка плачет. Вдруг вместо паники я чувствую легкость и удивление. Я смеюсь и говорю сестренке: „Это только сон! Мой сон! Пусть она бросает нас в окно, я могу сделать все, что мы захотим!“ Ведьма теперь уже не может нам ничего навязать. Мы смеемся, падая вниз. Мешок куда-то исчезает. Теплая, дружелюбная поверхность воды выносит нас на берег, и мы весело бежим по траве.“ Ничего не зная о технике осознанного сновидения юный сновидец успешно применил ее для превращения кошмара в приключение.

Взрослым людям стоит поучиться у детей, как подходить с своим кошмарам творчески. Фильм „Сны“ Акиро Куросавы (1990) – это лучший пример. Акиро Куросава написал сценарий этого фильма, основываясь на том, что он сам пережил, и на собственных снах. В одном из сюжетов армейский капитан встречает своего солдата, погибшего в бою. Солдат выходит навстречу ему из густого тумана, чтобы отрапортовать. Капитан, испытывая глубокое чувство вины за то, что сам остался жив, должен объяснить юноше, что тот уже мертв и никогда больше не увидит свою семью. Тогда из тумана появляется весь погибший батальон, и капитан вынужден приказать им повернуть обратно во мглу забвения.

Таких творческих примеров много. Засыпая Мери Шелли думала о предложенной Байроном идее написать историю, вызывающую ужас. Так из ее сна родился Франкенштейн, и наутро она сказала себе: «Я придумала! То, что привело в ужас меня, будет устрашать и других, и теперь мне нужно лишь описать весь спектр того, что возникло на моей полуночной подушке.» Р.Л. Стивенсон увидел во сне превращение доктора Хайда в мистера Джекилла. Стоит отметить тот факт, что эти две истории стали популярными на века, неоднократно переиздавались и экранизировались… И откуда у массового читателя и зрителя такой интерес к порождению кошмара? На этот вопрос можно ответить словами В.В.Розанова: «Но ведь без грез, без снов, без «поэзии» и «кошмаров» вообще, что был бы челоыек и его жизнь? Корова, пасущаяся на траве. Не спорю, - хорошо и невинно, - но очень уж скучно.»

Конечно, не всякий может написать книгу или снять художественный фильм, чтобы превратить свои ночные кошмары и дневное чувство вины в бессмертное произведение искусства. Творческое отношение к кошмарам – это прежде всего творческое отношение к собственной жизни, к состоянию своей души. Самый первый шаг к этому – посмотреть кошмару в лицо и принять все, на что он указывает прямо или намекает метафорически. Стивен ЛаБерж, успешно победивший свои собственные кошмары, и научивший побеждать их уже многих людей, заметил, что единственный наш враг во сне – это наш страх, и что заранее испытывая ужас перед навязчивым кошмаром мы тем самым возвращаем его снова.

Что же произойдет, если набраться храбрости и посмотреть на свой кошмар в упор, разглядеть его и понять? Примитивная интерпретация может оказаться дополнительным источником страха. Например, просыпаясь я помню ощущение долгого падения с большой высоты. Мое дневное сознание говорит мне, что падать с большой высоты опасно, и я испытываю страх. А может быть там, в недосмотренном или полузабытом сновидении я была птицей?… Можно, конечно, слукавить и порывшись в толстом соннике подобрать приятную интерпретацию, слегка подтасовывая значения символов, но уж это и вовсе позорная трата времени и полная утеря ценной информации. Так что же делать с кошмарами и что они из себя представляют, если отбросить страхи и присмотреться к ним со здоровым научно-иследовательским любопытством?

Нет единого для всех рецепта, как лучше разобраться с навязчивым кошмаром. Однако опытные сновидцы предлагают несколько проверенных на практике способов, и новичок может выбрать из них тот, который наиболее ему подходит. В любом случае начинать надо с того, чтобы пострараться вспомнить и рассмотреть как можно больше деталей сновидения. Уточняться могут самые разные моменты: эмоции, освещение, действующие лица, расположение предметов. Довольно часто такое уточнение деталей, вспоминание «утерянных» начала или конца истории, узнавание некоторых действующих лиц уже само по себе настолько меняет характер сна, что из бессмысленного кошмара он превращается во вполне разумное и полезное (хотя и не всегда приятное) сообщение или совет. Если же этого оказалось недостаточно, и кошмар продолжает повторяться, можно попробовать изменить его ход. Например, вспоминая его содержание непосредственно перед сном можно выбрать тот момент, в котором вы могли бы обратиться за помощью к какому-то персонажу и поговорить с ним, открыть дверь, которую ранее не пытались открыть, посмотреть на другие, не использованные ранее возможности, которые обнаружились при вспоминании деталей.

Вместо того, чтобы заранее ожидать повторения ужаса, можно перед засыпанием сосредоточиться на какой-то особенно яркой нестрашной детали повторяющегося сна и сказать себе: «Я вижу этот предмет, значит я сплю». Возможно, вам удастся таким образом осознать, что вы спите, в то время, когда кошмар начнется снова. В этом случае опасность перестает быть реальной и, соответственно, страшной, и можно легко убежать от нее, например, взлетев. Однако побег не рекомендуется! Чтобы раз и навсегда избавиться от повторяющегося кошмара, в осознанном сне надо встретить опасность лицом к лицу и «покорить чудовище», или хотя бы вызвать спасателей и защитников, которые выполнят эту работу для вас.

Неплохо также перед сном специально настроить себя на возможность не только обратиться за помощью, но и на оказание помощи более слабым действующим лицам. Другими словами, вспоминая детали повторяющегося кошмара особенно внимательно присмотритесь к положительным действующим лицам и образам. Вспомните сказку, где убегающих от злой ведьмы детей прятали дерево и печка, помощниками оказывались звери и птицы, не говоря уже о расступающихся водах реки и мгновенно вырастающих лесах. Вернитесь в сказку через осознанное сновидение – не пожалеете. Главное – вспомнить, что от роли пассивной жертвы надо перейти к роли активного действующего лица, контролирующего ход событий. И тогда, как отмечал русский философ П.Д. Успенский: ";Успешное решение проблемы в сновидениях переносится в реальную жизнь.";

Использование техники осознанного сновидения для избавления от повторяющихся кошмаров, как правило, имеет замечательный побочный эффект: приобретенные во сне новые качества характера и поведения сохраняются в дневной жизни сновидца. Таким образом, кошмары во многих случаях могут быть использованы сновидцем для укрепления своего характера и жизненной позиции. Наконец, можно просто сделать конкретные выводы относительно того, что надо срочно сделать или изменить в своей дневной жизни, как в случаях со щеткой для волос и курением. Иногда такое действие является единственно правильной и жизненно важной реакцией на кошмар.

Так что же делать с кошмарными сновидениями? Это – ваш личный выбор. Можно игнорировать сны вообще, не веря в вероятность того, что однажды придется проснуться в холодном поту, а потом ходить под гнетом увиденного, подсознательно ожидая неприятностей. А можно набраться храбрости и терпения, продраться сквозь неприятные заросли кошмарных колючек и проникнуть в волшебный дворец спящей красавицы. Вспомним слова А.Ремизова: «Сновидения и самые жестокие, когда дух замирает, никогда не изнуряют душу. Сновидения - дар вечной молодости. И какое несчастье родиться без снов».

Действительно, даже в случае «шоковой терапии» сон показывает сновидцу ровно столько, сколько он готов увидеть, и в такой форме, в которой он согласен эту информацию принять, ведь это его собственное сновидение.

И, может быть, будет правильнее, отходя ко сну желать себе и другим не только сладких снов, но также увлекательных и полезных кошмаров?

* * * * *

";ТВОРЧЕСТВО И БОГ";

В. Кенга (тезисы выступления)

1.Выступление на эту тему с точки зрения логики – запретно. Ни о творчестве, ни о Боге говорить обыденным языком, или языком логики, нельзя.

  1. Творчество и свобода нераздельны.

  2. Качества, которыми мы наделяем Бога – Любовь, Творчество (Творец). Он же Истина, Свет, Святость, СВОБОДА.

  3. Представления поэтов-творцов о процессе творчества – ";Стихи диктует Бог";.

Что есть Истина. Эволюция идентификации человека.

  1. Бог – Любовь.

  2. Поэзия и поэтика – на грани божественного и человеческого.

  3. Цитаты из Библии о Боге-Творце-Любви-Свободе-Свете-Святости – это одно.

Галина Лабковская (С-Пб)

БЛУЖДАНИЯ КЕНТАВРА

Доклад посвящен практическому применению расширенных и измененных состояний сознания для развития творческого ресурса человека, их позитивным результатам и часто встречающимся ошибкам и трудностям при их неправильном применении.

Методы расширения сознания широко применяются в практике личностного развития и духовного роста. За счет энергетического насыщения психика активизируется, усиливается творческий потенциал. И при правильной дисциплине занятий и выстроенной структуре упражнений, эго трансцендируется, личность становится более адаптивной, мобильной, гибкой. Человек все больше пребывает в расширенном состоянии сознании, оптимально проходя через все жизненные ситуации, нормально социализируясь и самоактуализируясь. Процесс индивидуации проходит гармонично и целостно в широком контексте.

К сожалению, на Западе более часто встречается упрощенный вариант, не учитывающий особенностей исторического культурно-личностного континуума Запада и процессов эволюции человека в современной культуре. В частности, по словам одного из буддистских учителей современности, весь Запад болен неврозом отделенного «Я». Это обязано учитываться при использовании традиционных практик расширения сознания, происходящих из неевропейских культур. В случае даже слепого копирования и переноса техник (не говоря об их примитивизации), трансцендирования эго не происходит.

Этот же шаблон наблюдается и при использовании современных трансперсональных и интегративных практик. В этом случае энергизация глубинных слоев психики происходит, активизируя глубинные конфликтные напряжения психики. Организм, в свою очередь, пытается компенсировать свои патологические стороны путем гиперкомпенсации своих слабых сторон. Возникают различные побочные эффекты, в том числе, связанные с неадекватной оценкой себя по отношению к окружению, к своим реальным возможностям и собственной значимости.

Все эти аспекты важно знать и применять в практической деятельности специалиста, сопровождающего человека в процессе его целенаправленной трансформации.

Максим Ошурков (Москва)

ЛОЖКА ПРАКТИЧЕСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ В БОЧКУ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО МЕЙНСТРИМА

Исходная методология зиждется на предположении о «синдроме Коперника», бывшем у Кемпбелла и многих других основателей трансперсонального подхода, и который нынешнее поколение «трансперсоналистов» только усилило за счет неосознанного копирования.

Как известно, Коперник поменял в системе Аристотеля-Птолемея Солнце и Землю местами, но оставил нетронутыми хрустальные сферы идеально круглых орбит… Так и Кемпбелл, да и Юнг, говоря о духовно-психологической эволюции индивида, исходили из неизменности компонентов психэ - Персона, Эго и Самость; сознание и бессознательное, etc., etc. Так или иначе, какая-то часть карты воспринималась как территория, причем территория неизменная на протяжении существования человека как вида.

В то же время, данные палеолингвистики говорят о том, что сама речевая дистинкция «я», - местоимения 1-го лица единственного числа, - появляется где-то 10 -12 тыс. лет тому назад, на заре эпохи земледелия. В языках индейцев Великих Равнин его нет до сих пор, человек называет себя по имени в третьем лице.

Таким образом, нам необходимо по-иному взглянуть на саму концепцию «индивидуального творчества». Что было «творчество» (и было ли?), когда рождались все те техники, с дериватами и суррогатами коих мы сейчас имеем дело. Ответ – нет, не было. Не было индивида, а, значит, не было и всех тех коннотаций, которые резонируют в нас при слове ";творчество";, да и вообще составляют его смысл.

Как пример – смысл и предназначение античного театра, в момент его становления в архаической Древней Греции. Душа древнего грека была молода и нецелостна, как и у шамана она состояла из нескольких частей. На «я» откликалась личность - маска – персона; тем же словом называлась и театральная маска. Надевая «персону», и человек менял личность, притворяясь другим. И в момент смены, в зазор проглядывало божественное, нуминозное. Вот и все. А при чем здесь универсальность творения?

В традиционном обществе персона и не могла (по определению) быть как-либо свободна. Она была жестко фиксирована в путях своих матрицей социума, и за собой (иногда) она ощущала давление Духа-Самости. Периодически (и опять-таки с соизволения социума, который был для человека архаической традиции не менее, а то и более трансперсонален и священен, как и внутренний мир), этот внутренний канал открывался за счет смещения персоны. Индивидуальность-эго если и была, то очень маленькой и незначительной. Шок пробуждения, осознания этой частью внутреннего мира человека своего бытия, очень хорошо можно увидеть на примере «Илиады» и «Одиссеи». Творение, творчество от «я"; и «мы» свободно сложившейся группы – было идеалом героев-воинов и героев-мистиков (см. об этом подробнее в моей работе «Йогическое и героическое: парадоксы сходства";). Т.е., речь шла об аутсайдерах-одиночках, плативших за возможность (причем даже не всегда реализованную!) жизнью, в случаях героев – физической, йогов и философов – социальной.

Следует очень и очень осознанно подбирать и адаптировать психотехники, применяемые для актуализации того, что мы называем творческим началом, всегда помня, что ни высвобождаемая энергия, ни сами техники изначально не предназначались для служения «я» - по крайней мере, в том смысле, в котором это понимаем мы.

Творчество как создание чего-то, чего раньше не было в этом мире, и вот теперь пришло в него благодаря неповторимым навыкам и особенностям данного индивида, - это продукт нового и новейшего времени; по крайней мере, в претензии на массовость и общедоступность.

Подвижничество мистика и подвиг героя были направлены, по преимуществу, по одному из двух векторов: вектору бессмертия и (или) вектору свободы.

Йона Охайв

(Дания-США)

КРУГИ НА ПОЛЯХ. КТО-ТО ПОДТАЛКИВАЕТ

НАШЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ИНТЕЛЛЕКТ

Круги на полях — чудо, которое само приходит к нам во двор. Форма кругов на полях1 видна собственно или сверху или снизу, но не с высоты человеческого роста. Для их создания, казалось бы, требуется иная позиция в пространстве, а также нечеловеческое знание и технология.

Мысли об их кажущейся необъяснимости внушают нам трепет. Форма их совершенна. В линеарно-прямоугольном мире полей и участков появляются образы, которые прекрасны даже на фотографиях (см. фото). Они являются метафорами высших измерений, особым языком. На что бы они не намекали, что бы не иллюстрировали, их психологическое влияние на нас — несомненно. Не являются ли они носителями идей, необходимых для нашего развития в сторону высших измерений?

Они излучают свою энергию; для их понимания необходимо объединение усилий левого и правого полушария. (При этом правое, «женское» и «невербальное» полушарие несомненно требует, чтобы его «подтянули».)

Круги на полях — «эволюционная наживка» для нас. Поиск ответов на поставленные ими проблемы — это школа в духе Сократа и Пифагора.

______________________________________________________________________

1См. «Круги на полях» в Википедии примечание переводчика

Crop-circles as an evolutionary nudge to our world-view and intellect

by Jonah Ohayv

1.

One interesting point, hard to overlook, is that the best overview of a crop-circle is either aerially or from underneath it. It would therefore seem that its creation takes place from one of these two directions, both inaccessible scaffolds for us as walking primates. Our vision is usually limited by our height.

To so nearly-perfectly create live circles like these in organic fields requires a knowledge much superior to ours, of practical energy-technologies of physics, especially as they exactly affect biological entities, such as the many sorts of growing, sensitive plants and human beings. The creators must also understand how to speedily and precisely manipulate the micro-behavior of nature's basic elements. This alone proves that more evolved or higher beings than us exist, who are expresssing themselves in our back yard. Their playful geometrical sophistication and their knowledge of the essence of our philosophical history, which even we have largely forgotten, shows a level of conscious skills and mental repertoire beyond our present abilities and understanding.

In our repetitively linear, rectangular food-fields, as a supplement so noteworthy that it appears to stand in contrast to our modern methods of agricultural survival, the diversified beauty (even at second-hand in photos) yet complex order of the many crop-circle symbols, implies (almost involuntarily for us) a series of improvements, suggestions and ideas.

Is this presentation an encoded alternative to the probable future we're growing for ourself and creating for our environment daily?

One universal science or language could consist of frequencies, precise levels or numbers or sizes, shapes and forms, types of movement, relations between time and matter and energy. These formations metaphorically imply other dimensions through for instance, an implicit invitation in the spatial geometric figure itself, for us to complete or continue its construction. Ilyes has pointed out that they among other things involve lessons in conscious ";manifestation";, and suggests that the circles express harmonics which we too consist of on deeper levels.

Apart from the wealth of literal ";meaning"; contents, the allusion to or graphical illustration of something else (such as galaxies, eclipses, atomic constructions, possible energy-tools, etc.), the very fact that these formations are manifesting has a psychological impact on us, which when widespread enough, can become a societal and then a species impact. For instance, witness here the necessity of group-thinking, of cross-disciplinary research teamwork, because there's just too many intricate angles here for one type of specialist to register or figure out.

Aside from the immediacy factor, there's surprisingly little difference between the content of formations interpreted as acutely necessary ideas for even our relatively short-range survival - and when they're believed to be desirable, offered, abstract ideas useful for our general evolution into higher dimensions.

2.

Perhaps variations of these symbols, or the principles they contain and radiate, are common themes among life in the Universe. It's said that each diagram exudes its unique energy which can be used differently; maybe each one transmits the ";shadow"; of its own creative energy. As we subconsciously resonate with these patterns, in awe or entranced at their beauty and complexity and present unexplainability, the harmonic vibrations we subliminally recognize may stimulate us through a series of lifts which indirectly push us into the next dimensions. Entrancing us into a mental mutuality, is perhaps one definition of initiating communication.

A code can be viewed as an inspiration given to reach the mental-set and state of mind, its connected ideas, and the subsequent knowledge necessary, to decipher it. Multi-layered holograms can quite likely transcend our evolved level of ego-based consiousness. By reproducing the flow of a geometric form in our own state of mind, thinking and feelings and mood - by in some way entering and trying to merge with the frequencies which a circle ";freezes";, those which created it - we resonate with it, and will then experience and realize some of its implications. First you get into the right state of mind and get the general idea, but to really understand, you have to directly experience, and be able to reproduce or reply congruently to the stimulus.

The senses we use in observing and thinking can pick up only those perceptions of outer reality which are on their own level. For us to notice, correlate and first-hand understand more, we have to develop more acute sensing. Surely, for understanding these awesome and beautiful figures, this entails in our case a growth of communication between the ways of functioning of both our brain-hemispheres. Upgrading the serious use of right-brain perusal (the non-verbal, pictorial, musical, receptive, intuitional, feminine functions), as well as continuing our left-brain rationality (the mathematical, verbalizing, examining, linear, masculine functions).

So in contemplating the circles (what they show and what they imply), we're stimulated to intellectually develop, which brings us into meta-intellectual or spiritual realms - a growth process which needs take years, and on a global plane, probably requires more than a generation. The circles have already been cropping up since at least the 1970s, and been highly visible since about 1990. Among other things, they may be friendly bait for our evolution.

We're given the ideas to think about (the manifesting of circles, plus their given symbols), but we have to do the thinking ourselves - perhaps they're even a partially hidden incentive for us to do so. As in the best Socratic teaching-method and Pythagorean tradition, we're tutored through our own guesses, fueled by our desire to reach consistent answers, while the teacher is always steps ahead. Therefore, in their progressive growth, the presented riddles (the circles) have pieces purposely left out, as clues and complications, to whet our appetite.

Феликс Равдоникас

(С-Пб)

ПОВОД К НЕКАРТЕЗИАНСКОЙ ХРОНОЛОГИИ.

Пифагорова идея гармонии сфер популярна у алхимиков, астрологов, оккультистов, но с лёгкой руки Аристотеля осталась за пределами естественных и точных наук. Между тем, являясь доктриной об аудиально данной структуре времени, она эквивалентна евклидовой геометрии как доктрине о визуально данной структуре пространства, то есть может быть дана теоремами, доказываемыми на основе нескольких постулатов. Вряд ли кто слышал о хронологических теоремах, хотя геометрические теоремы известны всякому. Но из того, что геометрия разработана полнее, чем гармония, следует лишь то, что мнение о независимости математики от чувственного опыта является эффективным предрассудком. Трудно поверить, что принадлежность двух точек к одной прямой может быть установлена слухом (а явление консонанса - зрением). Самоочевидность евклидовых постулатов скорее визуальна, чем умозрительна. Одно дело физическое время, представление о котором выводится из концепций, апеллирующих к пространству, другое – время музыки, порождаемой слухом, то есть столь же неосознанным и неопосредованным преобразованием физических сущностей в психологические, как зрение.Принято связывать пифагорову гармонию с отношением скоростей планет. На самом деле это - лишь одно из приложений глубокой идеи о сводимости хронологии к аудиально верифицируемым принципам.

[Согласно данным астрономии], скорость движения каждой (планеты) пропорциональна расстоянию, на которое она удалена (от сферы неподвижных звёзд). И действительно, коль скоро мы исходим из предпосылки, что крайнее вращение Неба [суточный цикл - Ф.Р.] простое и самое быстрое, а вращения остальных (планет) медленнее и сложнее (так как каждая движется по своей орбите в направлении, противоположном движению Неба), то тем самым уже логично, чтобы (планета), наиболее близкая к простому и первому вращению, проходила свою орбиту за наибольшее время, наиболее далёкая - за наименьшее, а остальные - чем ближе, тем за большее, чем дальше, тем за меньшее (Аристотель. О небе. II, 10).

Эта изящная задача предусматривает определимость расстояния до сферы неподвижных звёзд и имеет следующее решение (углы в градусах, проходимые светилами за сутки):

*** Небо звёзд  0,03  0,08  0,52  0,99 1,6 4,09  12,63,

то есть геоцентрический порядок планет 34. Что до прочего, то ";всё, что действительно удавалось наблюдать, - полагает Нёйгебауэр, - это были угловые движения, за единственным исключением расстояний до Солнца и Луны, получаемых с помощью параллакса. Для планет же ни теория, ни наблюдения не были достаточно точны, чтобы надёжно судить о расстояниях"; 35.

Между тем наблюдения угловых движений (например, движение стрелок на циферблате часов) являются достаточно точной и едва ли не самой надёжной формой измерения времени. Это отменяло зависимость античной хронологии от линейных измерений пространства и создавало перспективу отмены зависимости от угловых измерений, реализованную доктриной о гармонии сфер. Последняя использовала идею относительности, следующей из существования хронометрических автоморфизмов 36. Музыкальные тоны являются часами, то есть предъявляют слуху время, структурированное точными повторениями его наперёд заданных частей. Тем не менее мелодия распознаётся как та же самая в любом высотном положении. Сочетаясь с тем математическим фактом, что система, скажем, пифагоровой шкалы 37 допускает неограниченное расширение к басу и дисканту (сохраняя значение для тонов, повторяющих сколь угодно большие и сколь угодно малые части времени, т.е. выходящих за пороги слухового восприятия), эта инвариантность мелодии относительно высотного сдвига позволяла преобразовать геометрический характер обсуждаемой задачи в гармонический, то есть ассоциировать расход времени не с конфигурационной, а с энергийной данностью универсума, и исследовать не расстояния, а каузальность любых отношений всегда становящегося порядка 38.

Средством явился монохорд, изобретение которого предание приписывает Пифагору. С древности он служит для постановки и решения космологических проблем, предвосхищая синхрофазотрон, коллайдер и т.п. орудия нынешнего естествознания.

Сопоставление визуально данного деления монохорда с аудиально верифицируемой последовательностью интервалов устанавливает первый фундаментальный факт гармонии: геометрические прогрессии ладков отображаются арифметическими прогрессиями интервалов.Иными словами, характер наблюдаемой метрической структуры меняется в зависимости от того, аудиальным, или визуальным является наблюдение.

Пифагору посчастливилось заметить, что такая гетерологичность зримого и слышимого ведёт к построению теории, абстрагирующей хронометрическую эмпирику, бестелесность объектов которой лишает геометрический подход надлежащей строгости.

Обратимся к столь незримому факту, как итерации совершенного консонанса ";октавы"; 39 (например, последовательное деление монохорда на половины - ";первая аксиома гармонии";), всегда образующие с исходным тоном его консонирующие подобия.

Между тем итерации совершенного консонанса ";квинты"; (например, последовательное деление монохорда на трети - ";вторая аксиома гармонии";) диссонируют с исходным тоном.

Ясно также, что любое деление монохорда, являющееся убывающей геометрической прогрессией, не может быть исчерпано конечным числом итераций (тонометрическая бесконечность конечного монохорда или ";третья аксиома гармонии";). Остаётся добавить, что аудиальному аспекту монохорда соответствуют степени, равные числу итераций интервалов, которыми получены положения ладков (сохранение значений Ц - см. примеч. 4 - или ";четвёртая аксиома гармонии";). В частности, верхней границе (подставке, дисканту) монохорда в этом аспекте соответствуют (чуть упрощая) выражения: 2-∞ = 0; 3-∞ = 0.

Критерий целостности предусмотрен пифагоровой категорией двоицы. «Если же неравное означает то же, что большее и меньшее вместе, то равное противолежит им обоим (и это мнение выгодно тем, кто признаёт неравное двоицей)» (Аристотель. Метафизика. Х, 5). Признание неравного двоицей помогает заметить, что «равное противолежит обоим» как середина, то есть максимум удаления от границ «большего и меньшего вместе». «Предел - промежуток, а край и центр суть пределы [...] Как говорят пифагорейцы, начало, середина [...] и конец составляют число целого и притом троицу» (Аристотель. О небе. II, 12; I, 1).

Дополняя третью ";аксиому";, эти сведения позволяют трактовать приму - нижнюю границу (порожек, бас) монохорда как Небо звёзд (20=1; 30=1; 30/20=1). Луне соответствует ";октава"; - середина монохорда (30/21 или 2-1), максимум удаления от его верхней и нижней границ 40. Что до прочих планет, то, согласно пифагорейцу Тимею 41, творец созидал мировую душу, ";насильно прилаживая природу изменчивой материи, не поддающейся смешению, к природе неизменной";. Прилаживание состояло в замысловатых операциях заполнения двойных (1; 2; 4; 8 или 20; 21; 22; 23) и тройных (1; 3; 9; 27 или 30; 31; 32; 33) промежутков. Что до насилия, то либо творец, либо Тимей (либо трактовавший его Платон) подвергает таковому (если не считать обращения с числителями и знаменателями дробей 3Ц/2ц - см. примеч. 4) не столько первые материи, сколько вышеупомянутые ";аксиомы";. В силу первых двух из них двойные промежутки (т.е. все надлежащие итерации двойки - их больше трёх), взятые на монохорде от каждой из трёх итераций тройки (членов прогрессии 1; 3; 9; 27), образуют пентахордную подсистему системы пифагоровой щкалы, двойные промежутки которой - в силу четвёртой ";аксиомы"; и вопреки выкладкам Тимея - включают только по два интервала 8/9 (прочие соответствуют 34, 35) и не содержат интервалов 243/256 (соответствующих 35, 36), оставляя мировую душу без ,,.

Шкала, включающая ладки для семи планет, то есть октахордная подсистема, получается двойными промежутками, взятыми на монохорде от каждой из шести (ср. шесть дней творения) итераций тройки, то есть членов прогрессии 1; 3; 9; 27; 81; 243; 729 или 30; 31; 32; 33; 34; 35; 36. Она известна как собственно пифагорова шкала и дана в астрономической трактовке неопифагорейцем Никомахом (Гарм. 6, 7) 42.

***I Небо звёзд (0) II (2)  III (4) IV (6) V (1) VI (3) VII (5) VIII (0)

Трудно сказать, сколь полно этот результат соответствует первоначальным представлениям пифагорейцев. Ясно однако, что он задаёт хронометрический автоморфизм как временнýю картину мирового пространства, столь же апеллирующую к перцептуально данным ритмам Вселенной, как пространство-время нынешней физики, но счастливым образом избегающую визуальной семантики последнего.

Здесь подходящий случай упомянуть нашу неготовность признать различие между комфортностью и универсальностью визуальной эмпирики. Предпочтение, некогда оказанное геометрии, обусловлено тем, что обращение к аудиальным феноменам требует переориентации и интенсификации интеллектуальных усилий. Фундаментальность (если угодно, тривиальность) фактов гармонии позволяет им ускользать от самого изощрённого внимания.

Отсюда полемический азарт, помешавший Аристотелю 43 заметить преимущества гармонии сфер перед календарной хронометрией, жертвующей метрическими функциями всех планет, кроме Солнца и Луны. Отсюда и хорогностический (направленный на постижение структуры пространства) характер европейской эпистемологии, увенчавшейся аналитической геометрией Декарта. Не удивительно, что ";основные методологические принципы общей теории относительности можно действительно весьма удачно назвать картезианскими, потому что она скорее делает акцент на протяжённостных, а не временных аспектах явлений"; 44.

Итак, оставив гармонию сфер астрологам, естествознание проявило эпистемологическую робость, оплаченную неизбежностью сложных хроногностических (относящихся к постижению структуры времени) проблем и поощрившую экзегетические амбиции поборников герметизма. Иллюстрацией служит монохорд 45 Роберта Флудда (1574-1637), английского врача, принадлежавшего к группе интеллектуалов, называвшихся розенкрейцерами. Мы видим, что теоретико-музыкальный универсум древних греков подвергнут значительному (и не всегда корректному - напр., коммы /соотв. 312/ в октахордном контексте) расширению и обстоятельно трактован теологическими, астрологическими (с транспозицией, сохраняющей геоцентрический порядок планет, но наделяющей статусом максимального удаления  и трактующей  как октавное повышение , что элиминирует космологическую целостность гармонии сфер), каббалистическими, нумерологическими и т.п. данными.

Одним из наиболее осведомлённых комментаторов этой Теории Всего может считаться Джордано Бруно, по праву (и вопреки его популярности в диалектико-материалистической пропаганде) пользовавшийся репутацией лидера герметистов 46.

";Они иными, не глазами Линкея, - сообщает он 47, апеллируя, отметим, к визуальной эмпирике, - другими, не аргусовыми очами, углублялись, не скажу до третьего неба, но в глубокую бездну надмировой и бесконечной божественной вселенной для созерцания десяти сефиротов, на нашем языке называемых членами и одеяниями. Они проникали, видели, понимали, насколько допустимо человеку говорить об этом. Там находятся степени: Кетер, Хокма, Бина, Хесед, Гебура, Тиферет, Нецах, Год, Иесод, Малхут. Первая по-нашему называется короной, вторая - мудростью, третья - провидением, четвёртая - добротой, пятая - силой, шестая - красотой, седьмая - победой, восьмая - похвалой, девятая - устойчивостью, десятая - царством. Говорят, что им должны соответствовать десять разрядов умов, из которых первый назван у каббалистов Хайот Геккадос, второй - Офаним, третий - Арелин, четвёртый - Хасмалин, пятый - Хоахим, шестой - Молахим, седьмой - Элохим, восьмой - Бенэлохим, девятый - Малеахим, десятый - Имим. Первый разряд называется, по-нашему, святыми животными, или серафимами, второй - образующими колёсами, или херувимами, третий - ангелами силы, или престолами, четвёртый - изобразителями, пятый - властями, шестой - добродетелями, седьмой - начальниками, или богами, восьмой - архангелами, или сынами богов, девятый - ангелами, или вестниками, десятый - особыми душами, или героями. Отсюда в мире чувственном образуются десять сфер: 1) первая подвижная, 2) сфера звёздная, или восьмая сфера, или свод небесный, 3) небо Сатурна, 4) небо Юпитера, 5) небо Марса, 6) небо Солнца, 7) небо Венеры, 8) небо Меркурия, 9) небо Луны, 10) подлунный Хаос, разделённый на четыре стихии. [Экзегеза Бруно лишена каких-либо намёков на хронометрический автоморфизм каббалистических сфер, хотя не исключено, что им соответствует не диатоника монохорда Флудда, а шкала того доминирующего рода музыки семитов, который древние греки называли хрòмой. - Ф.Р.]

";К этим сферам приставлены десять двигателей, или им прирождены десять душ: первая - Метатрон, или князь ликов, вторая - Рациель, третья - Цафциэль, четвёртая - Цадкиэль, пятая - Камаэль, шестая - Рафаэль, седьмая - Ариэль, восьмая - Михаэль, девятая - Габриэль, десятая - Самаэль. Под ними же находятся четыре князя ужаса, из которых первый господствует над огнём и называется у Иова Бегемотом; второй - господствует над воздухом и называется вообще, а в частности у каббалистов, Вельзевулом, то есть князем мух, нечистых летающих; третий господствует над водами и называется у Иова Левиафаном; четвёртый - первенствующий на земле, скитается и обходит её, у Иова он назван Сатаной […]

";Итак, существует один род истины, которая есть причина вещей и находится над всеми вещами, и другой род, который находится в вещах и свойственен вещам, и третий, последний, который идёт после вещей и от вещей.

";Первая истина называется причиной, вторая - вещью, третья - познанием.

";Истина первого рода в мире идеальных прообразов обозначается посредством одного из сефиротов; второго рода истина находится на первом престоле, где над нами высится небесный полюс; истина третьего рода находится на названном престоле, совсем близко от телесного неба, [...] и влияет на наши мозги.";

В заключение вернёмся к хроногностическим коннотациям пифагоровой шкалы, никак не затронутым ни Бруно, ни Флуддом. Между тем система этой шкалы - лишь одна из сколь угодно многих 2-мерных модуляционных систем, то есть не универсальна. Модуляциями называются движения, переводящие аудиальные значимости в себя и друг в друга. Античная музыка использовала модуляции из модальности в модальность, из лада в лад, из рода в род и из системы в систему. Пифагорова гармония устанавливает соответствие между этими видами модуляций и иерархией 2-мерных, 3-мерных и 4-мерных систем 1-мерных интервалов (ср. пифагорову категорию четверицы как последней инстанции развёртывания универсума), оснащая интерес к аудиально данной структуре времени эффективным аналитическим аппаратом 48.

Солнце задаёт фотопериодизм, смену сезонов, феномены магнетизма и т.п. законы природы прочих планет. Увы, законы, заданные взаимным влиянием последних, всё ещё трудно относить к итогам естествознания. Единственное серьёзное исключение - законы небесной механики, геометрический характер которой влечёт неразрешимость задач о более чем трёх телах. Между тем, трактуя ритмы Вселенной как автоморфизм модуляционной системы, гармония сфер не налагает ограничений на число планет и мобилизует аналитический ресурс, обеспечивающий прогнозирование энергийных эффектов автоморфизма на основе многообразия комбинаторных историй его подсистемы 49.

Николай Серов

(С-Пб)

ИДЕАЛЬНОЕ В ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Антропологическое единство человечества и наличие общеисторических компонентов в практической деятельности народов, находящихся даже на разных ступенях исторического развития, обусловливают определенное единство в разнообразии цветовых представлений этносов. Можно полагать, что онтологическая сущность этого единства базируется на достаточно близких психофизиологических предпосылках адаптации людей ко времени, друг к другу, к окружающей среде, что косвенно доказывается и созданием типологически близких мифов. Вместе с тем, существенной чертой мифологического мышления (в отличие от логического) является амбивалентность и полисемантичность образов. Как неотъемлемая черта мифа, цвет обладает и всеми его свойствами. Согласно же Ф.X. Кессиди, сущность мифа заключается в объективировании субъективных впечатлении и переживаний, при котором продукты воображения как результат этого объективирования принимаются за подлинные реальности внешнего мира. Отсюда можно полагать, что и сущность цвета – как неотъемлемой черты мифа – заключается в объективировании субъективных впечатлении и переживаний, при котором продукты воображения как результат этого объективирования принимаются за подлинные реальности внешнего мира.

Основная проблема любой области психологии сводится к обилию фактического материала, для понимания и классификации которого необходима сколько-нибудь приемлемая теория человеческого интеллекта. Последняя, как известно, до нынешнего времени отсутствовала из-за субъективного проявления человеческого духа. И, разумеется, этой субъективностью обладали как субъекты (ученые), так объекты исследования (испытуемые, информаторы и т.п.). Сюда же входили личные данные, вкусы и предпочтения исследователей, которые нередко включались в основные предпосылки теорий личности, и таким образом, служили отражением мыслей и ценностей тех, кто их разработал. Очевидно, для устранения указанных сложностей – в приближении антропологии к научным критериям – был бы необходим совершенно новый подход к представлению человека. Такой подход позволил бы сочетать разные языки разных областей науки, а кроме того, искусства и религии для воссоздания естественного интеллекта человека. Каким же путем можно было решить эту задачу — элиминировать данный двусторонний субъективизм для адекватного представления сущности человека?

Результаты хроматического анализа показали, что для этого необходимо было обратиться, прежде всего, к историческому опыту исканий человеческого духа, который, как выяснилось, тысячелетиями воспроизводил себя в достаточно определенных характеристиках. И что весьма существенно, эти характеристики практически полностью объективировали все субъективные проявления, – как

субъектов, так и объектов исследования.

Как известно цвет – в отличие от краски – существует исключительно в виде перцепта. Иначе говоря, предполагается существование неразрывной связи между образом цвета и его перцептом – как внутренним цветом представления о внешнем цвете (окраске) окружающей среды

1. Это подтверждается феноменом образования апертурного цвета, в котором

смысл образа (концепт) принципиально не отделим от самого образа. Так, по В.П.

Зинченко, стимульный цветовой образец является инструментом, с помощью которого испытуемый опредмечивает свой образ-концепт во внешней среде. Отсюда можно предположить, что цель цветового образ-концепта – обобщать смысл в распредмеченном, т.е. в онтологически идеальном виде собственно информации.

Именно это объясняет многие сложности как психосемантических, так и психо-лингвистических исследований сущности цвета, и одновременно ставит сугубо психологический вопрос о возможности логического определения цветовых предикатов.

Цель настоящего сообщения – попытка семантико-логического вывода данного

определения в онтологических рамках трансперсональной психологии идеального.

Базовые принципы психосемантической логики разработаны в хроматизме как

интердисциплинарном исследовании реального (фемининно-маскулинного) человека в реальной (светоцветовой) среде. Название этого учения происходит от др.греч. термина «хрома», в котором с позиций онтологии выделены следующие значения: 1) краска внешней среды как стимул – опредмеченное, физическое, материальное (краска); 2) окраска кожного покрова как базово-органическое, физиологическое, совмещающее информацию объекта и субъекта (цветоощущение); 3) цвет как образ,перцепт – распредмеченное, психическое, идеальное (цветовосприятие); 4) имя цвета – идеальное относительно краски, но материальное относительно образа (вербальное цветообозначение). 5) эмоциональность цвета как информационно-энергетическое отношение между релевантными парами вышеуказанных значений «хрома»; характерным примером п.5 может служить определение человека, по Дарвину, как единственного существа, краснеющего от чувства стыда.

Относительно окрасок внешней среды вербальные цветообозначения проявляют

свойства идеального, но относительно невербализованных, распредмеченных

перцептов (образов) цвета они оказываются онтологически материальными из-за

своей опредмеченности в конкретном понятии, то есть сочетают в себе и

материальные и идеальные предикаты, но в разных системах анализа. Вероятно, это имеет в виду Л. Витгенштейн, когда констатирует: «Логика понятия «цвет» гораздо более сложна, чем это могло бы показаться». Весьма близкий вывод дает и А. Вежбицкая: «Концепт ‘цвета’ действительно чрезвычайно сложный, и я не буду пытаться дать его толкование». Именно приведенное определение «хрома» и позволило нам отойти от понятия «цвет», для того, что оперировать уже онтологическими планами как критериями адекватности в построениях и/или исследованиях соотношений между любыми разнородными вещами психологической онтологии.

В работах по информатике было показано, что цвет как информация представляет собой идеальный образ материального мира, поскольку сущностным предикатом информации является ее принципиально идеальный характер. Вместе с тем возникал исключительно психологический вопрос: как идеальное коррелирует с материальным в цветовом образе, если сам этот образ не может быть адекватно материализован. Этот специфический характер идеального нельзя представлять как изоморфизм разнородных систем в силу того, что информация адекватна семантике сообщения (в частности, образу), но не всегда форме (стимульному образцу, сигналу). В хроматизме онтологическое определение цвета включает все указанные представления, разнесенные по компонентам интеллекта. Цвет – это идеальное (психическое), связанное с материальным (физическим, физиологическим, лингвистическим) через чувство (как их информационно-энергетическое отношение).

В исторической антропологии принято считать, что язык цвета как компонент знаковой семиотической системы родился до появления вербального языка. Ибо цветовой язык отличается от вербального большей подвижностью семантических значений собственных контекстов. Понятие контекста принято использовать по отношению к любым формам вплоть до цветового метаязыка, поскольку, согласноН.И. Жинкину, метаязыком является любой язык, при помощи которого начинается формализация

2. К примеру, сущность цветовой номинации заключается не в том, что цветовой знак обозначает вещь или соотносится с вещью, а в том, что он репрезентирует релевантный код обобщения (абстракцию, сублимацию 3 или мета-меризацию 4) как результат познавательной деятельности человека. Так, например, контекст одного и того же цвета может резко изменять значения зависимостью оттенков от перемены цветоносителя и особенно от условий его восприятия. (Наиболее наглядным примером этого может служить семантика красного и желтого цветов.) Контекст же, как связная целостность, обеспечивающая согласованность своих частей, в хроматизме является носителем целостного значения и целостной функции и рассматривается как основа, цементирующая отдельные знаки зависимостью от заданных факторов (N-E условия, гендер 5, время и др.).

Вообще говоря, светоцветовая информация по своей природе явилась естественной основой для построения физико-психо-физиологической системы измерения, которая органично связала физику, физиологию и психику как внешний и внутренний мир, т.е. свет и цвет внешней среды оказался онтологически связанным с психикой человека как открытой системой. Специфическое же свойство цветовой модальности характеризуется оппонентным характером переработки перцептов как идеальных распредмеченных образов, которого не существовало, не существует и не может существовать для осязания, обоняния, вкуса или слуха как функций отработки стимулов, то есть относительно материальных опредмеченных образов . Наиболее наглядно это может быть представлено на примере цветового круга.

Вместе с тем, в трансперсональной психологии нередко используется мандала,

образуемая четырьмя секторами 7 или цветовой круг, состоящий из шести секторов. Если же использовать восьми-цветовой круг, то появляется возможность его непосредственной связи и с дуальным соотнесением цветов с конфуцианскими категориями инь-ян, и с прямым использованием восьмизначной логики в концепции В. Груздева 8. Именно благодаря этому свойству цветового круга в хроматизме стало возможным и моделирование сложных саморазвивающихся(информационных) систем. Ибо уже в «Хроматизме мифа» я показал, что характеристическим свойством цветовой модальности является оппонентный характер переработки перцептов как идеальных распредмеченных образов, которого не существует для осязания, обоняния, вкуса или слуха как функций отработки стимулов, то есть относительно материальных опредмеченных образов.

Согласно нашим экспериментальным исследованиям, во-первых, цвета отражают существующее состояние интеллекта, а, во-вторых, предпочтение определенных цветов свидетельствует о возникающей потребности к «перемене цвета», то есть о фиксации и потребностного состояния интеллекта. Иначе говоря, возникающая в интеллекте потребность является проекцией на его сущность. В связи с этим повторю еще раз, что цветовой архетип как имманентная сущность образ-концепта — лишь удобная семантическая модель, которая позволяет представить семантическое наполнение практически любой сложной системы на сублимированном уровне обобщения, на уровне чувственно-образной логики подсознания. Информация же подсознания может быть осознана, т.е. принята на формально-логическом уровне осознания учеными, лишь при ее своевременной актуализации, что мы и наблюдаем сегодня при использовании законов хроматизма специалистами различных областей культуры.

Лицам, которых интересует зеркальная проблема настоящего, следует обратить

внимание на тот факт, что зеркало меняет левое направление на правое и наоборот.

Так, крестное знамение православных в зеркальном отражении соответствует крестному знамению католиков. То есть православные заканчивают крестное знамение у левого плеча, в левом полуполе зрения и, соответственно в правом полушарии головного мозга, где функционируют преимущественно неопредмеченные образы, перцепты. Католики же заканчивают крестное знамение у правого плеча, то есть в правом полуполе зрения, и, соответственно, в левом полушарии, где действия осуществляются преимущественно с опредмеченными образами, стимулами.

Аналогично этому в истории цветоведения наблюдалось зеркальное отображение цветового круга. Так, стимульные цвета (длины волн, отражаемых материальными образцами, выкраски, реактивы и т. п.) — при переходе от красного через зеленый к синему — Ньютоном, Ламбертом, Юнгом, Гельмгольцем, Максвеллом, Манселлом и Джаддом располагались по часовой стрелке. В то же время, расположение перцептивных цветов (воображаемых, чувствуемых, представляемых и т.п.) Гете, Рунге, Шопенгауэром, Гегелем, Герингом, Кандинским, Оствальдом, Иттеном — против часовой стрелки. Единственными цветами, сохраняющими свое местоположение для объемных представлений оставались ахромные цвета.

Таким образом, данные физиков и физиологов оказались зеркальным отображением данных, полученных психологами и художниками. Отсюда с определенной долей вероятности можно предположить, что существует некая зеркальная взаимодополнительность данных физиков и физиологов, с одной стороны, ипсихологов, с другой. Ибо, как уже говорилось, левое и правое направление цветов в цветовом круге с позиций латерализации объясняется преимущественным расположением цветообозначений стимульных (опредмеченных) цветов в левом полушарии головного мозга и перцептивных (распредмеченных) в правом. В хроматизме латерализация связана с определенной стереотипией функций левого полушария и функциональной индивидуализацией правого.

Именно здесь мы сталкиваемся с проблемой архетипичности цветовых образов в

подсознании. Ведь если бы они были строго индивидуальными, то никак не являлись бы архетипическими, то есть присущими коллективному бессознательному. В хроматизме же вслед за Юнгом постулируется, что все люди на Земле неосознанно обладают тождественными архетипами, то есть сублимированными образами в подсознании. Поэтому я обращаю особое внимание на тот факт, что индивидуальным является не образ-концепт, а лишь его материализуемое воплощение, то есть способность адекватного опредмечивания архетипов в красках или словах в силу таланта или умения опредметить их такими, какие они есть в нашей душе – в коллективном бессознательном человечества. А для этого надо быть Гением или Пророком, как утверждал К. Г. Юнг и продолжает еще более обоснованно утверждать Н. В. Серов в статье Междисциплинарность и энциклопедизм (Философский век. Альманах. Вып.27. СПб.: Борей Арт, 2004. С. 240–245.

Все это позволило мне создать адекватный концепт внешнего (по Ньютону) и

внутреннего (по Гете) цветового пространства. В сочетании с цветовыми архетипами эти пространства привели к построению архетипической («атомарной») модели интеллекта. По моим оценкам, исключения из правила архетипичности цветовых канонов составили не более 15 % от всей базы данных по цветовым канонам мировой культуры (Серов, 2004). И теперь, можно полагать, что задачей психологов, этнологов, искусствоведов и др. является проверка достоверности АМИ в каждой культуре с учетом гендера (психологического пола) и граничных условий (нормальных или экстремальных) существования индивидов.

Итак, психологическая специфичность идеального может быть наглядно представлена в трансперсональной психологии на примере цвета как образа-концепта материального мира, который является информационной моделью для познания сложных саморазвивающихся систем этого (материального) мира.

Владимир Трусов

Новосибирск

СВЯЗЬ ПРОЦЕССОВ ВОСПРИЯТИЯ И ТВОРЧЕСКОЙ

АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ

В работах исследователей (М.Вертгеймер, Р.Арнхейм, У.Найссер, С.Д.Бирюков, Е.В.Левченко, А.И.Колков) отмечены следующие особенности сенсорной системы, присущие творческим людям: чувствительность к субсенсорным подсказкам; умение видеть уникальные свойства в объектах; способность видеть пересечение формально изолированных признаков предметов; спонтанность восприятия в противоположность фиксированной установке; большая привлекательность неопределенных беспорядочных, ассиметричных сложных объектов.

Было выдвинуто предположение, что существует перцептивный фактор регуляции творческой активности – перцептивная лабильность. Перцептивная лабильность представляет собой способность, скорость и готовность к перестройке существующих перцептивных схем личности, приводящей к появлению новых способов категоризации перцептивного стимула. Перцептивная лабильность сочетает в себе потенциальный аспект (способность к перестройке перцептивных схем, быстрому переключению от одной перцептивной стратегии к другой) и сущностный аспект (свойство, обеспечивающее изменчивость свойств воспринимаемого в константных условиях восприятия).

К основным её показателям относятся: высокая степень дифференцированности восприятия, многообразие способов установления взаимосвязей между элементами перцептивного поля, высокая скорость переключения на альтернативные способы структурирования стимульной среды, готовность к переструктурированию перцептивной схемы при наличии уже категоризированного образа, толерантность к перцептивной неопределенности.

Исследования обнаружили специфику взаимосвязи творческой активности личности и перцептивной лабильности: влиянию фактора перцептивной лабильности в большей степени подвержены невербальные компоненты творческой активности, в меньшей степени – вербальные компоненты.

Связь перцептивной лабильности и творческой активности личности усиливается при преобладании бытийного типа мотивации (по А.Маслоу).

На основе результатов сопоставления общих показателей творческой активности и перцептивной лабильности нами была сформулирована гипотеза мотивационного порога: при доминировании бытийного типа мотивации перцептивная лабильность и творческая активность объединяются в единый фактор. При доминировании дефицитарной мотивации перцептивная лабильность и творческая активность проявляют тенденцию к обособлению друг от друга, что выражается в меньшей корреляции этих параметров.

В качестве одного из средств развития бытийной мотивации личности испытуемым была предложена, программа холотропного дыхания. Исследования показали ее эффективность как интеграции личности в целом, так и для раскрытия творческих способностей в частности.

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Г.Н. Дульнев, И.Б. Стражмейстер

(С-Пб)

ВЛИЯНИЕ АРТТЕРАПИИ

НА ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

В докладе рассматривается влияние музыки, танца и драматических произведений на состояние энергоинформационных потоков сознания человека, которые оцениваются по значению удельных потоков энтропии и влияет на состояние его здоровья (арттерапии). Такое влияние возникало при исполнении музыкальных произведений, танца и актерского творчества. При этом регистрировалась величина информационных потоков, посылаемых исполнителями и в ряде случаев их восприятие зрителем. В информационных потоках регистрировалась степень их упорядоченности и хаотичности. Последняя может быть охарактеризована величиной энтропии. Метод измерения удельного потока энергоинформационной энтропии сводится к определению относительных коэффициентов хаоса Кх и порядка Кп информационных потоков энтропии в различные моменты творческого процесса.

Для исследования различных проявлений энергоинформационного обмена применяется измерительный комплекс «ЭНИОТРОН 3». Измерения плотности энергоинформационного потока и температуры производятся в биологически активных зонах участвующих в экспериментах людей. В данной серии экспериментов у всех участников датчики были расположены в центре лба (по восточной терминологии – аджне). Выбираются текущее q, минимальное qmin и максимальное qmax значения величины обмена энергоинформационных потоков участников эксперимента и подставляются в формулу для расчета коэффициентов хаоса Кх или порядка Кп:

При помощи программы “Matlab” строятся графики зависимости этого коэффициента Кх от времени проведения эксперимента. В течение 10 минут до начала творческого процесса записывается фон, затем регистрируются энергоинформационные потоки во время творческого процесса (действие) и после него - последействие. На все этапы опыта отводится по 10-20 минут. По характеру изменения графиков можно судить о влиянии творческого процесса на сознание испытуемых.

В свете этих представлений творческий процесс может быть изучен с других, пока еще непривычных позиций, а именно взаимодействия человека с окружающим пространством и другим человеком, оцениваемым по энергоинформационным потокам участников опыта.

Константин Коротков

(С-Пб)

Экспериментальное исследование индивидуальных и коллективных трансперсональных состояний.

Введение

В 1972 году проф. Тарт ввел понятие « дискретные измененные состояния сознания (ДИСС)» [1] . В   научный   лексикон трансперсональных психологов, вошло не понятие ДИСС, а менее строго  определяемое  и  часто  даже весьма  произвольно  толкуемое   понятие   ";измененных   состояний сознания"; (ИСС) [2]. Исследование ИСС стало одним из центральных вопросов трансперсональной психологии, ему посвящена обширная литература, в том числе российских авторов [3-5]. В последние годы этот вопрос получил существенный резонанс в связи с попытками использовать ИСС в практике альтерантивной медицины [6] . Среди экспериментальных исследований трансперсональных состояний особое место занимает изучение их влияния на объекты и явления материального мира. Мета-анализ многих тысяч экспериментов в этом направлении приведен в книге Дина Радина [7], в последние годы подобные эксперименты проводятся в виде мультицентровых исследований с участием ученых разных стран [8,9] .

В середине 90-х годов нами была разработана система датчиков для регистрации влияния ИСС на основе принципов физики газового разряда [10]. Аналогичный подход был использован в работах группы Уильяма Тиллера [11]. Многочисленные данные свидетельствовали, с одной стороны, о воспроизводимом и статистически значимом изменении параметров датчиков под влиянием людей, переходящих в ИСС; с другой стороны, об относительно небольшом проценте людей (5-7%), способных оказывать значимые эффекты, из общей группы обследованных (более 200 человек), претендующих на целительские способности [12,13]. В последнее время нами был разработан специализированный датчик на базе серийно выпускаемого прибора газоразрядной визуализации [14]. В этом датчике в качестве чувствительного элемента используется вода. Датчик позволяет регистрировать воздействие на воду различных факторов: электромагнитных полей, звука, сознания человека.

Методика

Метод ГРВ биоэлектрографии основан на регистрации и компьютерной обработке изображений, формируемых за счет оптоэлектронной эмиссии исследуемого объекта, стимулированной электрическим полем [12,14]. Это современная версия известного «эффекта Кирлиан» [13]. Информативность ГРВ-грамм жидкофазных объектов была продемонстрирована при изучении свечения микробиологических культур [15]., крови [16], гомеопатических препаратов [17], натуральных и синтетических масел [18,19].

В описываемых экспериментах на оптический электрод ГРВ Камеры устанавливался титановый цилиндр, соединенный проводом со стандартным платиновым электродом, помещаемым в пробирку с водой. Электрод представляет собой кварцевую пластину, покрытую с обратной стороны оптически прозрачным токопроводящим покрытием. При подаче на это покрытие серии импульсов напряжения от генератора ГРВ Камеры вокруг титанового цилиндра возникает свечение, регистрируемое в компьютере в виде ВМР изображений.

Использовались импульсы напряжения амплитудой 3 кВ, длительностью 5 мкс, подаваемые пачками по 500 импульсов с частотой в пачке 1000 Гц. Пачки напряжения подавались каждые 10 с. Специализированная программа обработки ГРВ изображений позволяла вычислять ряд параметров каждого изображения: площадь засветки, яркость, фрактальность и др. По этим параметрам вычислялись статистические показатели и строились графики временных рядов, позволявшие судить о динамике изменения параметров.

В случае заземления титанового цилиндра параметры свечения стабильны во времени: относительное отклонение от среднего значений параметров последовательно регистрируемых изображений свечения не превышает 5%. При соединении цилиндра с платиновым электродом, помещенным в воду, параметры свечения зависят от величины емкости воды относительно окружающего пространства. Для обезгаженной воды примерно после 5-10 минут выхода на стабильный режим работы при отсутствии внешних воздействий вариабельность сигнала не превышала 5%.

Анализ более чем 3600 ГРВ-грамм исследуемых жидкофазных объектов показал, что параметры, соответствующие этим ГРВ-граммам, имеют нормальное распределение. Это обстоятельство делает возможным применять при сравнении параметров различных групп жидкостей стандартные статистические методы.

Все исследования проводились при диапазоне температур 22,5-23,5С и относительной влажности 42-44% при помощи серийного прибора ";ГРВ Камера";, выпускаемого фирмой «Биотехпрогресс», Ст. Петербург (www.kti.spb.ru).

Экспериментальные результаты

Эксперименты проводились в 2002-2008 гг с регистрацией влияния как индивидуальных операторов из России, Германии, США, так и групп добровольцев. В большинстве случаев операторы имели возможность побывать в лаборатории в Санкт-Петербурге и отработать необходимый режим перехода в ИСС для получения максимального эффекта изменения ГРВ параметров воды. В измерениях использовалось от двух до пяти маркированных сосудов с водой, оператору ставилась задача воздействовать только на один из сосудов. Воздействие осуществлялись как с расстояния нескольких метров в лаборатории, так и в согласованное время из других городов и стран. Операторам задавался 10 минутный период воздействия. Измерение параметров проводилось в течение часа до согласованного момента воздействия и часа по окончании периода воздействия. За 10 минут регистрировались 60 экспериментальных точек (60 изображений), методом Стьюдента проводилось сравнение ГРВ параметров во время воздействия, за 10 минут до него и 10 минут после.

Эффективность воздействия (статистически значимая разница параметров до и во время воздействия) была зарегистрирована более чем в 70% из 40 проведенных сессий.

Рис.2 демонстрирует типичный пример временного изменения ГРВ параметра (площади свечения) дистиллированной воды под влиянием воздействия оператора В.Н. Сочеванова. Очевидно, что изменения носят статистически значимый характер.

На рис. 3 приведены динамические кривые ГРВ параметров пяти образцов воды, измеренные 9 апреля 2002 года при воздействии оператора Х. Дроссинакиса из Японии на один из образцов. Как видно из графика поведение воды из бутылок № 1 и № 2 качественно отличается от других образцов: кривая № 1 экспоненциально возрастает во времени, а кривая № 2 имеет гораздо больший уровень вариаций по сравнению с другими кривыми.

Дроссинакис влиял на воду 4 раза (из 8 согласованных дней) в 12.00 в течение 10 минут из Германии и из Японии. Исследователи не знали ни о дне воздействия, ни о выбранной целителем бутылке. Так что эксперименты проводились в двойном слепом режиме. Из 8 измерений 6 раз не было обнаружено статистической разницы между свечением воды из разных бутылок. 2 раза статистически значимая разница была обнаружена и воспроизводимо показана. Это были 2 дня влияния Дроссинакиса из Японии. При этом оба раза менялись параметры свечения в двух бутылках, при том, что Дроссинакис воздействовал только на одну из них.

С 2007 года начата серия экспериментов, в которых воздействие оказывается группой добровольцев из разных стран, организуемых в рамках международного проекта “The Intention Experiment” (http://theintentionexperiment.ning.com). Руководитель проекта Линн МакТаггарт (Lynne McTaggart) публикует на своем сайте подробную инструкцию, фотографию экспериментального устройства и назначает период воздействия. Прибор включается за час до согласованного времени и работает час после окончания периода воздействия. В Таблицах 1, 2 приведены результаты статистической обработки результатов эксперимента, проведенного 18 января 2008 г. в 18 часов московского времени.

Табл.1. Значения вероятности совпадения ГРВ параметров экспериментального образца воды в разные моменты времени.

ГРВ параметры

Area

Intensity

Form coeff

Entropy

Fractality

Isoline radius

До / воздействие

0.0000

0.2917

0.0002

0.0464

0.3294

0.0000

До / после

0.0000

0.1805

0.0000

0.0009

0.1155

0.0000

10"; до / после

0.0000

0.0152

0.0211

0.5771

0.4109

0.0001

10"; до / воздействие

0.0001

0.0296

0.1228

0.7252

0.4831

0.0008

воздействие / после

0.4244

0.8458

0.5498

0.9012

0.9566

0.6222

Табл.2. Значения вероятности совпадения ГРВ параметров контрольного образца воды в разные моменты времени.

ГРВ параметры

Area

Intensity

Form coeff

Entropy

Fractality

Isoline radius

До / воздействие

0.369

0.051

0.594

0.138

0.805

0.249

До / после

0.715

0.000

0.048

0.846

0.947

0.791

10"; до / после

0.264

0.011

0.339

0.794

0.838

0.146

10"; до / воздействие

0.150

0.312

0.203

0.342

0.710

0.035

воздействие / после

0.544

0.000

0.476

0.189

0.791

0.204

Как видно из таблиц, для экспериментального образца наблюдалась статистически значимая разница большинства параметров (p < 0.05) до/после и до/воздействие. Разницы параметров во время воздействия и после не обнаружено, что свидетельствует об устойчивом изменении состояния воды. В контрольном образце, установленном на соседнем столе, изменения выявлены только по параметру интенсивность.

Заключение

Полученные данные, с учетом пионерских работ группы В.Тиллера [20], однозначно свидетельствуют об изменении параметров объектов материального мира под влиянием сознания человека, находящегося в трансперсональном ИСС. Структура воды меняется под влиянием направленного сознания человека – это можно принять в качестве устойчивой рабочей гипотезы. Структурированная вода влияет на состояние пространства, в котором она находится – это вторая гипотеза. И, наконец, структурированная вода влияет на состояние организма человека, который ее пьет – это третья, и, может быть, самая важная гипотеза. Если мы совместно сумеем экспериментально доказать эти гипотезы – перед Человечеством открывается новый пласт понимания таинств окружающего нас мира.

Литература

1. Tart С. States of consciousness and state-specific sciences. Science, 1972, 176, 1203-1204.

2. Tart С. (ed.) Altered states of consciousness:  a book of readings. Wiley. New York. 1969.

3. Торчинов Е.А. Религии мира: опыт запредельного. Психотехники и трансперсональные состояния. М. Изд. «Азбука», 2007, 544 с.

4. Спивак Д.Л. Измененные состояния массового сознания. Санкт-Петербург: Гарт-курсив. 1996.

5. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. Москва: Мир идей. 1995.

6. Гроф С. Надличностное видение. Целительные возможности необычных состояний сознания. Москва: АСТ, Трансперсональный институт, Кравчук 2004.

7. Radin D. The Conscious Universe., Harper Edge, 1997. 362 p.

8. Tiller W., Dibble W., Kohane M. Exploring Robust Interactions Between Human Intention and Inanimate / Animate Systems. Frontier Perspectives. 2000, v.9, N 2, pp. 6-21; 2001, v.10, N 1, pp. 9-18.

9. R. Peoc’h. Psychokinetic Action of Yang Chicks on the Path of an Illuminated Source. J Sci Exploration, 1995, v.9, N 2.

10. Коротков К.Г. Регистрация энергоинформационного взаимодействия газоразрядным датчиком // Биомед. информатика: Сборн. Трудов. СПб., 1995. С. 197-206.

11. Tiller W. A gas Discharge Device for Investigating Focused Human Attention. J Sci Exploration, 1990, v. 4, N. 2.

12. Коротков К.Г. Основы ГРВ биоэлектрографии. СПб, Изд. СПбГИТМО, 2001. 360c.

13. Коротков К. Загадки живого свечения. СПб. Изд. «Весь» 2003. 157с.

14. Коротков К.Г. Принципы анализа в ГРВ биоэлектрографии. СПб, Изд. «Реноме» 2007, 286 с.

15. Гудакова Г.З., Галынкин В.А., Коротков К.Г. Исследование фаз роста культур грибов рода CANDIDA методом газоразрядной визуализации (эффект Кирлиан) // Микология и фитология. – 1990. Т.24, N 2. –С. 174-179.

16. Коротков К.Г., Гурвиц Б.Я., Крылов Б.А. Новый концептуальный подход к ранней диагностике рака // Сознание и физ. реальность. – 1998. – Т. 3, № 1, С. 51-58.

17. Bell I., Lewis D.A., Brooks A.J., Lewis S.E., Schwartz G.E. Gas Discharge Visualisation Evaluation of Ultramolecular Doses of Homeopathic Medicines Under Blinded, Controlled Conditions. J of Alternative and Complementary Medicine, 2003, 9, 1: 25-37.

18. Korotkov K., Korotkin D. Concentration dependence of gas discharge around drops of inorganic electrolytes. J of Applied Physics, 2001, V. 89. N 9, pp. 4732-473.

19. Korotkov K., Krizhanovsky E., Borisova M., Hayes M., Matravers P., Momoh K.S., Peterson P., Shiozawa K., and Vainshelboim A. The Research of the Time Dynamics of the Gas Discharge Around Drops of Liquids. J of Applied Physics. 2004, April.

20. Tiller W., Dibble W., Kohane M. Conscious Acts of Creation. Pavior Publishing, Lafayette CA. 2001.

Рис.1. Экспериментальная установка. 1 – пробирка с водой, 2 – титановый цилиндр, 3

– ГРВ камера.

Рис.2. Пример временного изменения ГРВ параметра (площади свечения) дистиллированной воды под влиянием воздействия оператора В.Н. Сочеванова. Период воздействия отмечен стрелками.

Рис.3. Пример временного изменения ГРВ параметра (площади свечения) дистиллированной воды под влиянием воздействия оператора Х. Дроссинакиса.

Изварина Н.Л., Ленцман М.В.

Санкт-Петербург

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСТВА

новый интегративный подход к расширению творческого потенциала c использованием оригинального метода акустической нейро-модуляции.

Прежде чем говорить о психофизиологических аспектах творчества, хотелось бы обозначить границы понятий, в которых мы будем рассматривать сам процесс творчества. Творчество традиционно было одной из важнейших тем искусства, литературы, философии. Начиная с философов Античности и заканчивая нашими современниками, все пытались определить это понятие, выявить основные особенности человеческого творчества. Понятие творчество в философском словаре трактуется как деятельность человека, порождающая что-то качественно новое: “новые объекты и качества, схемы поведения и общения, новые образы знания”. Современная наука активно включилась в исследования творческого процесса, естественно, с позиции вынужденных упрощений.

Как пример, можно упомянуть исследования швейцарских ученых, которые сформулировали определение творчества, как «эффективности решения проблемы» с точки зрения способности приходить к верным выводам на основе минимального количества исходной информации с двумя параметрами: склонностью к индуктивным скачкам, выводам, догадкам на основе минимального количества исходной информации, и гибкостью, т.е. готовностью изменить направление поисков при первых признаках ошибочности первоначальных догадок.

Другая интерпретация творчества разработанная Б. Г. Ананьевым, ставшая уже классической, разделяет сам процесс на три этапа. Первый этаппреобразования - это накопление инфор­мации в процессе запоминания, сохранения и последующего воспроизведения и узнавания. Второй этап преобразования про­исходит с помощью логических систем. И третий - это проявление творческого мышления, для которого характерно выдвижение гипотез, аргументов, реализация выдвигаемых положений на практике с помощью материализованных средств деятельности. Без накопительной системы невозможна творческая деятель­ность человека.

Исключительное значение в этом интеллек­туальном процессе принадлежит психофизиологическим констелляциям, лежащим в основе психоэмоционального напряжения. Интеллектуаль­ное напряжение у человека в состоянии эмоциональной нагруз­ки, как правило, сопровождается усилением терморегуляции, сдвига­ми в показателях частоты сердечных сокращений (ЧСС), частоты дыхания, температуры кожи и кожно-гальванического потенциала. Во взаимосвязи между показателями интеллекта, психомоторных функций, нейро-динамических свойств, вегетативных особенностей организма, особое место принадлежит основному обмену веществ, который объединяет нейро-иммуно-эндокринные, биохимические и вегета­тивные характеристики реактивности человека. Энергетические траты организма и представляют собой цену интеллектуального напряжения, без которого не возможно себе представить творческй процесс.

Еще в начале прошлого века великий Г. Селье утверждал, что умеренно выраженный стресс способствует активации творческого самовыражения: развивает внимание, его концентрацию, мышление, память. Он просто необходим при освоении новой информации, формировании профессионального навыка и сопровождает процесс обучения. Помимо инстинкта выживания и самосохранения для человека характерна потребность к самовыражению в социуме, в творческой работе, в достижении своих целей. Жажда достижений дает человеку радость жизни.

Придерживаясь современной концепции, обозначенной в публикации  Г.М. Бревде, Г.Л. Тульчинского, согласно которой высоко развитые, обладающие значительными творческими и духовными потенциалами индивидуумы предваряют и обуславливают гармонию и конструктивность общественных отношений и социальных структур, причем межличностные противоречия устраняются не за счет повышения толерантности или выработки механизмов вытеснения в бессознательное отрицательных эмоций и аффектов; человек с достаточно высоким уровнем индивидуации не находит (и не ищет) причин неприятия или конфликта ни в себе, ни в себе подобных. С точки зрения психофизиологии, такой индивидуум должен, как минимум, обладать: 1) – высокой способностью к обучению, 2) – выраженной стресс-устойчивостью и 3) – позитивным мышлением. Более того, для того, что бы стать таковым, необходимо «очистить» свое бессознательное от наслоений психоэмоционального «мусора», который мешает адаптивным механизмам жизнедеятельности и позитивным рефлексам «творчески» выполнять любую работу. И пожалуй, самое главное, нужно научиться удерживать свою точку восприятия реальности, в том числе, себя и свои действия, в зоне осознанности и сдвигать ее по необходимости на нужное время в зону рационального ума или в зоны творческого надсознания.
Осознание бессознательного может проходить долго и осторожно – этим помогают заниматься психоаналитики и психотерапевты. Или очень бысто и интенсивно - используя катарсисные техники. Желательно, чтобы «цена» такого творческого процесса не привышала рамки адаптивного стресса. Многочисленные исследования центальных нейрохимических механизмов устойчивости к эмоциональному стрессу позволии установить,что в основе патологических синдромов, развивающихся при стрессе лежат нарушения обмена биологически активных веществ в различных структурах мозга и формирование в ЦНС «застойного» возбуждения, происходяшее с обязательным участием моноаминонергических систем мозга.

При разработке аппаратного комплекса и метода акустической нейромодуляции (АП АНМ) наша задача состояла в том, чтобы психофизиологические эффекты воздействия звуковых стимулов не выходили за рамки коридора адаптивных реакций, сопровождались позитивным эмоциональным состоянием. Главная цель состояла в том, чтобы включить - потенциировать механизмы саморегуляции и расширить адаптивные возможности огранизхма. Cаморегуляция организма зависит от степени осознания настоящего и от способности жить в полную меру здесь и теперь ( Perls F.). Управление процессами возбуждения и торможения – реальный механизм саморегуляциии, теоретически для этого необходимо, по выражению А.А.Ухтомского «взрыхлить как можно больше почвы» снять мышечние и психические барьеры, ограничивающие реакции и восприятие.

Суть и эффективность методаакустический нейро модуляции заключается в том, что изменение последовательности предъявляемых звуковых сигналов благодаря их внутренней структуре, организаванной по специфическим нелинейным алгоритмам, может стимулировать в слуховых зонах ствола мозга нейромедиаторный ответ определенного профиля в зависимости от диапазона используемой модулирующей частоты и алгоритма модуляции.

Метод акустический нейро модуляции (АНМ) реализуется на практике с помощью специально разработанного портативного аппаратного комплекса, программное обеспечение которого позволяет контролировать биоэлектрическую активность мозга и вариабельность сердечного ритма по регистрируемым параметрам электроэцефалограммы, и ЧСС до, во время и после процедуры.

В методе осуществляется индивидуальный подбор режима акустической нейро-модуляции в специфическом для данного человека диапазоне частот и оценки влияния АНМ в реальном времени на регистрируемые параметры физиологических сигналов – ЭЭГ и ЧСС человека.

В экспериментах на животных нами показана антидепрессантная активность тестовых акустических сигналов, которая сравнима с активностью таких эффективных и современных фармакологических препаратов, как амитриптилин, Леривон и Золофт в тесте форсированного плавания. При этом нейроакустическая модуляция не вызывает побочных эффектов (седативного, возбуждающего и др.), что показано в специальных тестах.

Результаты исследований влияния АНМ на биоэлектрическую активность мозга человека показали высокую эффективность метода не только как обладающего антидепрессантным действием, но и оказывающего стимулирующее влияние на процессы обучения и памяти, а также позитивное влияние на психофизиологическое функциональное состояние человека.

Выраженность и специфичность нейромедиаторного ответа зависит от выбора оптимального алгоритма акустического воздействия, который может быть сформирован на основании анализа исходного состояния биоэлектрической активности мозга человека и индивидуального подхода.

Метод АНМ способствует:

  • улучшению способности к обучениею, улучшению памяти и внимания, восприятия и воспроизведения;

  • гармонизации сексуальной сферы, её раскрытию и совершенствованию;

  • повышению работоспособности, раскрытию резервных возможностей, экономичности энергетических затрат организма;

  • формированию навыков самоконтроля психоэмоционального состояния.

  • формированию положительной стратегии поведения, как наиболее рациональной, реализующейся в усилении исходного стремления человека к достижению цели в затруднительных обстоятельствах.

Литература:

  1. Алейникова Т.В., и др. Физиология центральной нервной системы.Стр 360. Изд. Феникс. 2000 г.

  2. Судаков К.В. Механизмы «застойных» изменений в лимбическо-ретикулярных структурах мозга при эмоциональном стрессе. Психоэмоциональный стресс.

  3. Труды научного совета по экспериментальной и прикладной физиологии РАМН/под ред. Судакова К.В.-М.,1092.-Т.1.-С.7-27.

  4. Березин Ф.Б. «Психическая и психофизиологическая адаптация человека».
    Л., 1988. С.13—21.

  5. Логинова Н.А. Опыт человекознания. Издательство: Санкт-Петербургского университета, 2005 г.

  6. Ананьев Б. Г. Интеллектуальная деятельность и терморегуляция // Возрастная психология взрослых: материалы конф. Вып. 3. Л., 1971. С. 75—84.

  7. Ананьев Б. Г., Степанова Е. И. (ред.). Развитие психофизиологических функций взрослых людей. М., 1972. 245 с.; 1977. 197 с.

  8. Ганс Селье. Очерки об адаптационном синдроме. Медгиз, 1960 г.

  9. R. Xie, J. Meitzen, G. D. Pollak. Differing Roles of Inhibition in Hierarchical Processing of Species-Specific Calls in Auditory Brainstem Nuclei. – J. of Neurophysiology., 2005, Vol. 94, pp. 4019-4037.

  10. Yonghui Sun, Jinde Cao, Zidong Wang. Exponential synchronization of stochastic perturbed chaotic delayed neural networks. Neurocomputing,  Volume 70 Issue 13-15.2007.

  11. Jun Yamada , Yumi Sugimoto Differential effects of the 5-HT receptor antagonist on the anti- 2immobility effects of noradrenaline and serotonin reuptake inhibitors in the forced swimming test. Brain Research 958 (2002) 161–1.

  12. Perls F S et al Gestalt therapy: Excitement and growth in the human personality Dell Publishing Co, New Yo.1951.

  13. Ухтомский А.А. Доминанта. - СПб.: Питер, 2002.- 448 с.

СЕКЦИОННЫЕ ДОКЛАДЫ

Марина Белокурова

Москва

Что такое «Плейбек-Театр»?

«Плейбек-Театр» – это уникальное взаимодействие между исполнителями и аудиторией. Один человек рассказывает историю или случай из своей жизни, выбирает актеров для исполнения ролей, а затем наблюдает, как эта история тут же воспроизводится и приобретает артистическую форму и последовательность.

Образование сообщества посредством личных историй - «Плейбек-Театр» создает ритуальное пространство, где любая история, - не важно, обычная ли, необычная, недосказанная или развернутая, - немедленно превращается в театр. Здесь почитается и поддерживается уникальность каждой личности, что выстраивает и укрепляет нашу связь друг с другом как членов человеческого сообщества.

Становление - впервые «Плейбек-Театр» был собран в единую организацию в 1975 году, ее возглавил Джонатан Фокс, ученик Якоба Моррено. «Плейбек» стал частью театрального экспериментирования 70-х – поисков путей к зрителю, приближения театра к повседневной реальности и разрушения традиций сценарного театра. С тех пор «Плейбек-Театр» распространился по всему миру, организации и постановки «Плейбек-Театра» проходят более чем в 30 странах.

Темы, которые волнуют собравшихся в зале людей,  раскрываются через глубинный рисунок, образованный их рассказами, если при этом исполнители уловили суть истории на высоком уровне артистизма, то воздействие их исполнения может быть очень сильным и выводить на новый уровень преображения и исцеления. Если мы наблюдаем это в форме спонтанного совместного творчества, то такое творчество предлагает нам более глубокое переживание нашей человечности и совместного потенциала.

Трансперсональные основания - «Плейбек» – это форма исцеляющего, даже сакрального театра, которая дает возможность божественному проникнуть во взаимодействие собравшихся вместе людей. Однако, нельзя не почувствовать, что такой театр основывается на повседневной жизни и ее событиях, когда спонтанное разыгрывание ситуаций из жизненного опыта выстраивает отношения между людьми посредством уважения к достоинству, драматизму и уникальности рассказанных ими историй.

Борис Голдовский

С-Пб

ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ «РЕИНКАРНАЦИОННОЙ МЕДИТАЦИИ»

В ПРАКТИКЕ АКТИВИЗАЦИИ ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

«Реинкарнационная медитация» относится к области трансперсональной психологии и насчитывает многотысячелетнюю историю, ведь человечество всегда задумывалось о «вечной душе», пытаясь найти своё место в необъятном Космосе. В последнее время эта загадочная область человеческих знаний привлекла внимание большого количества учёных огромным числом удивительных неопровержимых фактов, полученных во многих странах мира.

Интерактивная поисковая управляемая медитация позволяет эффективно находить ответы на многочисленные вопросы бытия: Кто я? Каково моё предназначение? Каковы глубинные особенности моей личности? Где зарождаются мои привычки и предпочтения? Где истоки всех моих проблем, способностей и культурных навыков? Как мой характер влияет на все мои взлёты и падения, достижения и поражения?

Состояние здоровья и положение в социуме, самые интимные особенности организма и многое другое открывается в процессе такой медитации. Иными словами - это яркое захватывающее путешествие по давно жестоко запутанным причинно-следственным сетям и погружение к самым корням причины для дальнейшего само-преобразования.

Творческий процесс- это мостик между человеком «по образу и подобию» и Творцом; мостик часто очень узкий и шаткий. Действительно, многие творческие люди сваливаются с него, подстёгивая себя всевозможными разрушительными допингами. Очень хочется надёжно приручить своенравного Пегаса, а как это сделать многим неясно. Однако существуют высокоэффективные психотехники для получения состояния «творческого экстаза», состояния, в котором творческий процесс многократно усиливается, очищается от деструктивных дисгармоничных компонент, становится созидательным и целительным. Именно «реинкарнационная медитация» может помочь людям самых разных творческих профессий: художникам, музыкантам, танцорам, актёрам, поэтам, врачам, спортсменам, изобретателям и ученым найти в себе этот целительный источник.

Нона Лопатина

(С-Пб)

«РАБОТА С СИМВОЛАМИ И АРХЕТИПАМИ СОЗНАНИЯ»

  1. … Язык ТАРО - язык символов и архетипов. ТАРО - это уникальная философская космогоническая и предсказательная система знаний. Причём сами знания зашифрованы в виде символов. Вероятно, что символы более древнего ТАРО отличались от современных изображений, но смысл оставался прежним.

В современном ТАРО, на картах Большого Аркана, отражены мифы и легенды разных народов, есть несколько библейских сюжетов. Конечно, это сделано для того, чтобы нам с вами был доступен язык ТАРО. Основной смысл каждой карты не изменён, но картинки у разных художников могут быть разными по содержанию.

… Перед нами системы знаний, которые дополняют друг друга, если правильно составить формулы: ТАРО, Каббала, нумерология и ведическая антропология. Мозаика знаний выкладывается в одну картинку, что говорит о Едином Учении. Или о том, что все учения происходят из одного источника знаний. Эта тема ещё ждёт своего глубокого изучения и своих исследователей.

2-3. …Существует много способов изменения ситуации, техник исполнения желаний. Я могу предложить Вам практику изменения ситуации с использованием Больших Арканов ТАРО. Для того чтобы научиться пользоваться этой практикой, нужно понимать архетипическое значение карт Больших Арканов. Архетип – это основная суть карты, скрытая за символическим значением, вызывающая в сознании сходные с ней по смыслу ассоциации. Так, например 20-й аркан – «Суд», он же «Возрождение» вызывает в вашей памяти различные ассоциации, связанные с возрождением. Это и библейский сюжет апокалипсиса, когда вострубил ангел, и мёртвые встали из гроба. Это приход весны и возрождение природы. Это возрождение культуры и традиций. Это выздоровление и т.д.

… Подумайте о своей проблеме, с которой вы хотели бы поработать. Представьте её в виде образа. Это может быть всё, что угодно - природное явление, геометрическая форма, душевное состояние, цветное пятно. Главное - обозначить образ проблемы. После того, как Вы выбрали нужную вам ассоциацию, начинайте подготовку к релаксации. То есть, примите удобную позу, лучше лечь, включите расслабляющую музыку, успокойте дыхание.

4. …Настройка создаётся через включения работы подсознания путём создания соответствующей обстановки: свет, звук, запах, а также определённой позы или движений, частичного расслабления физического тела, работы с образами, дыхательных техник.

  1. … Возможность взаимодействия с архетипом через образное видение осуществляется через внутренний настрой, который осуществляется в 2 этапа.

1 этап - настрой на высокий план сознания.

Чтобы настроиться на высокий план сознания, применяется медитация на Бога - молитва или мантра, подразумевающие слияние своего сознания с Божественным.

2 этап - создание образа и работа с ним.

6. …Мы можем не только просто иметь различные состояния психики, возникающие под действием внешних и внутренних факторов, но и управлять ими, то есть вызывать их у себя, когда нам это нужно. Вызывая у себя изменения состояния сознания (психики), мы меняем излучения мозга (свою вибрацию). На это излучение моментально реагирует наше Бытиё, так как мы становимся другими. На эту вибрацию будут притягиваться уже совсем другие события и люди. А, следовательно, изменится сама ситуация.

…Вибрация аркана – это событие, которое он подразумевает, это его суть, значение. Вы можете испытывать её как психо-физическое состояние, которое это событие вызывает у вас. Это ваша реакция организма и психики. Таким образом, получается, что значение аркана (карты) можно не только знать, понимать, вспоминать, но и чувствовать его, в нём жить, как мы живём в событиях своей жизни.

Владимир Кононов

Москва

РЕГРЕССИЯ В ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ ИЛИ КАРМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

У нас в руках мел судьбы!

Им можно изменить и переписать

судьбу прошлых и этой жизни,

но только свою!

Первые опыты по психиатрической регрессии в прошлые жизни были предприняты парижанином Альбертом де Роша в 1898 году. Однако, его современники с недоверием отнеслись к подобного рода регрессионным сессиям и немногие психиатры последовали его примеру.

В настоящее время подобные опыты приобретают достаточную популярность на Западе. Собственно, и в России они начинают находить свое применение. «Работа с прошлыми жизнями» помогает пациентам справиться с их психическими и даже физическими недугами, причина которых, как выяснилось, благодаря клиническому опыту, сокрыта в кармических следах прошлых жизней.

Конечно, прошлые жизни людей тесно связаны с понятием кармы, которая характеризуется суммой «добрых» и «злых» поступков человека.

Говоря современным языком, карма является следствием действия причинно- следственного закона, который утверждает, что любое событие имеет причину и последствие. Цепочки причинно-следственных связей существуют в любой области Вселенной и разорвать их не может даже сам создатель.

Несомненно, закон причинно-следственных связей действует и в области человеческой жизни. Он подобен закону физики о действии и противодействии. Этот закон действует на всех уровнях человеческого бытия, в том числе и физическом. Действие причинно-следственных связей можно проследить в сфере тела, речи и ума.

Результаты стрессов, переживаний, нереализованных желаний и т.п. запечатленные в памяти и осевшие в подсознании, создают так называемые кармические следы, которые в последствии побуждают пациента к тем или иным желаниям и действиям.

Именно посредством регрессии в прошлые жизни можно не только узнать о своих предыдущих реинкарнациях, но и очистить свое подсознание от кармических следов.

Регрессия в прошлые жизни может осуществляться с помощью гипноза, а также наведенного транса, в котором пациент может осознано общаться с психотерапевтом.

Есть техники, дающие возможность пациенту самому исследовать свои прошлые жизни. Освоив такие упражнения как управляемый сон или техники самогипноза, пациент под руководством специалиста в этой области или самостоятельно может получить информацию о тех кармических следах, которые пришли к нему из прошлого.

При разработке методик регрессивной психологии (психиатрии) нельзя забывать о древнейшем опыте восточных народов. В Индии, Тибете, Китае накоплен вековой опыт работы с кармическими следами.

Йоговская Дхьяна, буддийская Випассана и другие разработанные восточными учителями методики вхождения в транс, применяемые йогами, даосскими последователями, тибетскими монахами, суфийскими мистиками и т.п. – вот тот многовековой опыт, который может нам помочь проникнуть в глубины нашего подсознания. Техники, основанные на древнейших практиках, позволяют проследить причинно-следственные связи наших прошлых воплощений и карм.

Поэтому, как нам кажется, нужно не «изобретать велосипед», тратя время на разработку новых методик и тренингов, позволяющих проникать в глубины подсознания, а опереться на многовековой опыт древних, преуспевших в этом направлении и посредством синтеза древних и современных знаний выйти на новые рубежи исследования кармических взаимосвязей. Именно в этом синтезе знаний кроется секрет успешных результатов сессий психологической регрессии.

Однако, следует заметить, что когда мы входим в глубинные слои подсознания, где находятся тончайшие слои кармических следов, очень важна духовная чистота практикующего кармическую психологию специалиста. Любое наше неосторожное действие, слово, а порой и даже мысль, может нанести непоправимый вред пациенту.

Имеющийся вековой опыт духовных практиков, мистиков, йогов и т.п. говорит о том, что только глубоко утвердившись в морально-этических принципах, можно приступать к серьезным практикам по работе с более тонкими духовными планами, в частности с кармическими следами. В качестве примера таких духовных практик можно привести первые две ступени йоги Яму и Нияму, которые являются фундаментом Дхьяны, составляющей которой и является, так называемая «работа с кармой».

Меня, профессионального психолога, всегда интересовали вопросы связанные c человеческим подсознанием и его влиянием на жизнь человека. Как выяснилось, подсознание хранит в себе память не только этой жизни, но и всей совокупности перевоплощений человека в его прошлых жизнях.

В результате долгих исследований (первые опыты в этой области мной были предприняты в 1981 году) я пришел к выводу, что понятие судьбы и теория перевоплощений, действительно является реальностью, от которой мы, материалисты, постоянно отмахиваемся в силу недостаточности наших знаний и узости нашего мышления.

Статистические результаты длительных экспериментов показали возможность с успехом вмешиваться в кармические процессы и, как говорят древние, ускорять сжигание отрицательной кармы или, говоря современным языком, добиваться ее исправления.

В результате этой работы был накоплен уникальный опыт работы в области кармической психологии.

Были созданы и апробированы безопасные методы работы с кармическими следами.

Разработан ряд методик для групповой и самостоятельной работы регрессионного погружения в прошлые жизни.

После успешной апробации этих методик на собственном опыте и опыте тех добровольцев, которые с энтузиазмом помогали мне, появилась возможность работать в рамках «регрессионной психотерапии» с обычными людьми. В результате уже с 1991 года ведется регулярная работа с пациентами, и она продолжается до сих пор.

Что же дает нам регрессия в прошлые жизни?

Во-первых, избавление от негативной кармы, как мешающих нам счастливо жить программ.

Во- вторых, помогает людям стать более счастливыми и, как ни странно, более совершенными и свободными. Это, в свою очередь, открывает перед человеком перспективы творческой деятельности, поскольку регрессионные техники работы с кармой позволяют убрать помехи мешающие человеку жить в соответствиями со своими целями и желаниями.

В-третьих, заметно улучшается психическое и физическими здоровье пациентов.

И, наконец, в-четвертых, регрессия в прошлое благоприятно сказывается на дальнейшей судьбе пациента.

Когда человек начинает работать со своими прошлыми жизнями, то его мировоззрение постепенно меняется. Человек начинает по-другому смотреть на окружающий мир. Меняются его взгляды и отношение к людям, он становится более мудрым и счастливым.

В заключении можно сказать, что если в мире будет много счастливых и творческих людей, то Мир от этого только выиграет. Счастливый человек никогда не будет заниматься разрушением, а наоборот, станет катализатором созидательных мировых процессов.

Люди, в силу появившихся у них новых возможностей и расширению собственного творческого потенциала, смогут, наконец, помочь гармонизации человеческого общества и спасти Землю от экологической катастрофы.

Надежда Огненко

(Погосова) (С-Пб)

Я НЕ СПЛЮ: СНОВИДЕНИЯ И ОСОЗНАНИЯ, ИЗМЕНЯЮЩИЕ ЖИЗНЬ

В этом докладе мне хотелось бы коснуться нескольких тем:

-Могущественные силы души

-Тонкие взаимосвязи дневной и ночной реальности

-Создание сновидений и будущих событий

-Необычные образы, привносящие творчество в повседневную жизнь

-Исцеление с помощью сновидений

Во сне мы можем переноситься в другие измерения, телепатически передавать любую информацию, встречаться с давно ушедшими из физического мира, лечить своё тело, предвидеть будущее, возвращаться в прошлое. Во сне наши способности поистине неограниченны. Почему же в дневной реальности не так? Или может, и в ней так же, как и во сне, да мы просто не видим или не понимаем этого? Помните, какие беседы вела сама с собою Алиса в стране чудес?

- Нет, вы только подумайте! – говорила Алиса. – Какой сегодня день странный. А вчера все шло как обычно. Может, это я изменилась за ночь? Дайте-ка вспомнить: сегодня утром, когда я встала, Я это была или не Я! Кажется, уже не совсем Я. Но если это так, то кто же Я в таком случае? Все так сложно».

Каждое утро мы рождаемся с ощущением, что Я это уже не совсем Я. Но начинается день, начинаются привычные дела, и мы вновь становимся собой, тем, кого привыкли видеть окружающие, таким, каким видим себя через призму их взглядов и собственного мнения о себе. Похоже, мы надеваем это на себя утром вместе с одеждой. А ведь как было бы здорово, если бы каждое утро мы ощущали свое рождение, свою новизну, свою неповторимость и свободу жить по-новому в этом старом мире! Жить по-новому – значит, вновь и вновь воссоздавать свою жизнь, значит снова и снова ощущать себя творцом.

Как-то мне приснилось, что я наблюдаю за мужчиной, который плывёт под водой вровень с пароходом. Я с удивлением спрашиваю, как же он может так легко плыть на одной скорости с пароходом? На что тот отвечает примерно следующее: «Ты не поняла. Я не просто могу плыть вровень с пароходом. Я вообще всё могу». И я понимаю, что он также легко может плыть и впереди парохода. И вдруг я сама оказываюсь возле носа этой посудины, и чётко понимаю, что и я всё могу, что мы – боги, но сами себя постоянно ограничиваем.

В другой раз я проснулась с фразами: «Я могу создать любую красоту. Я могу создать свою жизнь, как я хочу». В этих двух фразах нет для меня новой информации. Но почему-то все всколыхнулось и затрепетало внутри меня, когда я осознала, с чем проснулась? Да, мы располагаем мощными силами. Но в нас живет энергия запрета, ограничений и шаблонов. Однако, когда мы отслеживаем свою зажатость, неуверенность и робость, когда осознаем свои сопротивления и отрицания, когда потихонечку, шаг за шагом, раз за разом, снимаем с себя скорлупки предрассудков, старых установок и консервативного взгляда на жизнь, мы с изумлением обнаруживаем, что дремлющий творческий процесс начинает расправлять свои крылья. Много лет записывая свои сновидения и сопоставляя их с дневными событиями, я увидела, что сны оказывают непосредственное воздействие на дневную реальность. А наши дневные мысли и чувства влияют в свою очередь на качество сновидений.

Чтобы творить красивое будущее, важно осознавать, с чем ложишься спать, с какими мыслями и чувствами. Сновидение – это основа нашей жизни. И чувствование – самый главный компонент этой основы! Отвергаемые, или незамеченные днем ощущения и чувства всегда стремятся проявить себя в наших сновидениях. Чувства – тонкие предвестники грядущих событий. Чувства – это Творцы и Создатели с большой буквы. Мы вполне способны обычную скучную жизненную рутину превратить в захватывающее приключение, если мы живем, ощущая и чувствуя. А когда мы осознаем себя в дневной реальности, мы вольно или невольно переносим эту осознанность в сон. И круг замыкается: во сне информация обрабатывается, а мы получаем новый импульс к дальнейшему развитию. Качество снов совершенно меняется. Как, впрочем, и уровень жизни.

Благодаря вещим сновидениям – поверьте, они существуют – я поняла, что каждую ночь мы создаем свое будущее. Я обнаружила, что той трансперсональной силе, которую мы можем назвать Духом, Богом, Источником Сновидений или другим подходящим именем, можно задавать любые вопросы. Ограничений нет. А ответы тем или иным образом присутствуют всегда. И даже если мы не способны перевести ответ на доступный и понятный нам язык, днем заказанное начинает непостижимым образом проявляться и свершаться само по себе. Чтобы заметить это, нужно просто позволить своему телу сновидеть наяву, просто позволить себе сохранять расслабленное внимание в течение дня. Иногда можно не запомнить сновидений, но проснуться с неожиданной фразой или с необычным ощущением. И это тоже ответ.

Однажды я засыпала с пониманием, что нечто внутри меня сопротивляется осознанию, и задала Источнику Сновидений вопрос: «Как снять сопротивление? Как расслабиться и довериться жизни?» Сны не запомнились, но при пробуждении очень четко прозвучали фразы: «Полностью возвратиться в тело. Быть здесь и сейчас». Проснувшись с этой фразой и вставая с постели, я вдруг неожиданно для себя стала озвучивать собственные действия: «Сажусь…надеваю тапки…встаю…иду…чувствую тело…».То есть я получила не просто ответ, я руководство к действию. И тело мгновенно приступило к реализации. Само тело стало действовать в необходимом для меня направлении.

Любой вопрос, любая настройка на сон запускает какие-то невидимые процессы, направляющие сновидения по заданному руслу. Какой бы вопрос мы не ставили, Источник Сновидений будет создавать для нас нужное состояние души. Именно то состояние, которое рано или поздно приведет к желанным целям.

Входя в сон, мы входим в измененное состояние сознания и способны выносить из него ценные сокровища в виде чувств, ощущений, идей и образов. Ежедневно и еженощно мы вступаем в контакт с трансперсональными силами собственной души. Используем ли мы свои способности, развиваем ли их, опираемся ли на них? Это выбор каждого из нас.

Ночное пространство (и, соответственно, дневное) совершенно преображается,когда ложишься спатьне с желанием забыться и сбежать от дневных забот, а с намерением создавать. Насколько интереснее уходить в бессознательное пространство, зная, что в нём тебя ждут не просто очередные хаотичные похождения, а приключения, развивающиеся в соответствии с твоим собственным замыслом. Ложишься с предвкушением встречи с тайной, а пробуждаешься с новым осознанием.

Сновидческое пространство соткано из творческих нитей, неповторимых в своём изяществе и волшебстве. В нем мы способны создать немыслимые образы и невероятные сюжеты. Только там можно идти по отвесной скале без альпинистского снаряжения или плыть по реке в картонной коробке. Только там можно побеседовать с живой розовой собакой из воска или спуститься с верхушки огромного дерева вниз головой, сознавая при этом, что ты не белка? А как вам нравится летящая утка с бутылкой пива в лапе или стиральная машина на вешалке в платяном шкафу?

Подобные нелепости или сказочные превращения заставляют нас порой отбрасывать сны как нечто совершенно абсурдное и не заслуживающее внимания. И напрасно. Фантастические картины и необычные образы раскачивают наш однобокий, ограниченный, упорный в своём сопротивлении взгляд на мир. И если мы открываемся ночному миру чудес, нелепостей и безумий, то взамен обретаем нечто ценное для себя: равновесие, гармонию и целостность. Наш рациональный логический ум ох, как нуждается в равновесии! И ночные безумства играют роль уравновешивающего фактора в нашей жизни. Сны далеко не всегда нужно анализировать и расшифровывать. Иногда полезнее просто брать готовые образы и проживать их душой и телом. И наблюдать, что происходит. Ведь если в моем сне появился необычный образ, значит, он зачем-то нужен.

Как-то раз перед сном я выразила намерение поработать со страхами. Две ночи подряд снились крокодилы.

Во вторую ночь я наблюдаю потрясающее зрелище, как дамы гуляют с крокодилами на поводках. Я спрашиваю у одной из дам, как ей удаётся иметь такой хороший контакт с крокодилом? Не может ли он укусить? Девушка отвечает, что вообще-то может, только не ее, конечно. Тут крокодил мягко захватывает зубами мою ногу. Я немного пугаюсь, нагибаюсь и рукой пытаюсь освободить ногу. Теперь вместо ноги в пасти оказывается рука. Я осторожно вытаскиваю руку, но после этого уже основательно побаиваюсь. Заканчивается все тем, что я сбегаю.

Проснувшись, ощущаю глубокое разочарование, что испугалась крокодила, что так и не проработала свой страх, не приняла ситуацию спокойно и с доверием. А ведь было ясно, что крокодил (или кто-то иной в его облике) просто обучал меня. И не поддайся я испугу, он ни за что не проявил бы агрессивных действий! Но ведь девушка, гуляющая с крокодилом, потенциально тоже я. Так почему бы мне не стать на её место и не почувствовать то же, что она?

И вот я иду по парку и представляю, что рядом со мной крокодил на поводке. Мысленно я глажу его шершавую спину и общаюсь с ним. Я «наблюдаю», как мой защитник то ползет, то ковыляет рядом со мной. Постепенно мое тело начинает ощущать, что внутренний страх куда-то исчезает и растворяется. На моём лице сияет глупая улыбка, я осознаю бредовость ситуации и свое сильно измененное состояние, но мне хорошо – и это главное! И неважно, что могут подумать прохожие. Я ощущаю силу, исходящую от моего крокодила и понимаю нелепость любых страхов: ну разве можно чего-то бояться, имея такого мощного защитника?

Попробуйте поиграть с любым странным образом своего сновидения, и вы увидите, как помогают несерьезные и глупые, на первый взгляд, игры в изменении вполне серьёзных психологических состояний. Потому что это и есть творчество. А любой творческий процесс способен вывести нас на новые уровни взаимодействия с действительностью. Любое творчество преображает человека изнутри. Легко относиться к снам, как к простым картинкам, как к нелепым ночным видениям, но не проще ли понять и принять, что сон – это тоже реальность, реальность другого уровня восприятия. Что втой реальности мы способны черпать силы для жизни «здесь». Та реальность дает нам здоровье, легкость, игривость и радость жизни.

Я хочу рассказать вам историю прекрасного исцеления с помощью сновидений. Из древности до нас дошло немало примеров исцеления во сне. Им, древним, вероятно, было проще. Они имели веру. А что делать современному человеку, не верящему ни в Бога, ни в черта? И сохранившему веру только в науку и официальную медицину? И что делать тому, кто, несмотря на свою веру в могущество докторов, лекарств и аппаратов, понимает, что они бессильны ему помочь?

Кто-то обращается к религии, кто-то к знахарям и экстрасенсам. Но некоторые вдруг догадываются заглянуть в себя. В ту неизвестную и малопонятную часть себя, которую мы именуем Сновидение. Сновидение в широком смысле этого слова.

2003год. Июль. У Майка, назовем его так, мужчины 48 лет, большие проблемы с левой ногой. Сначала удалили ноготь на большом пальце, так как начиналась гангрена, потом сделали еще одну сложную операцию на артериях ноги. Майк надеялся, что процесс разложения остановится и начнется выздоровление. Однако ожидаемого чуда не произошло. Нога продолжала отекать, палец болел, обезболивающие исправно заглатывались, рана на пальце не заживала. Майк удручен, печален, растерян, периодически раздражен и переживает острые приступы отчаяния. Хирург начинает поговаривать о том, что, видимо, придется удалить палец. «Отрезать, грубо говоря», - как выражается сам Майк. Впадешь тут в отчаяние!

Наша долгая беседа с Майком завершилась осознанием того, что струящаяся по артериям кровь символизирует жизнь, радость, движение. В итоге мы составили список обращений и утверждений к тем непостижимым Силам Сновидения, на которых теперь вся надежда Майка. Эти фразы звучали приблизительно так:

Духи-наставники, Источник Сновидений, помогите мне вылечить ногу. Помогите исцелить палец. Пусть кровь свободно движется по артериям и сосудам до самого кончика стопы. Я верю в целительные способности моего тела. Я хочу двигаться по жизни легко и радостно.

Перед сном Майк активно проговаривал составленные обращения, что оказалось не таким простым занятием, как могло бы показаться на первый взгляд. Тело Майка тонко откликалось на каждое слово. Уныние и неверие, годами копившиеся в теле, прорывались рыданиями и слезами. Майк отпустил себя, позволил телу рыдать и плакать и сквозь печаль продолжал говорить о своей вере, о своей любви и надежде.

А ночью ему приснился однокрылый больной воробей, которого в итоге съел большой кот, позже трансформировавшийся в собаку.

Майк проснулся среди ночи, ощущая глубокую печаль и обиду. В процессе беседы мы пришли к выводу, что необходимо подробно описать всех персонажей сновидения, а потом отождествиться с каждым из них поочередно.

«Воробей… Ну, он какой-то взъерошенный, слабый и больной… Совсем, как я… Да, похож на меня. А вообще-то он не такой уж и хороший, он… паразит! Может, напрасно я его жалею? Может, его и надо было съесть?!

Кот… Он противный, толстый и наглый. Собака… У-у-у, она злая. У нее такая плоская противная бульдожья морда! И злое выражение…»

Описание героев сновидения прошло легко и гладко, чего нельзя сказать про отождествление. И все же Майк сумел преодолеть барьер сопротивления, прожив все увиденные во сне образы. Перекладывая на себя характеристики животных, Майк понял главное: больной и слабый воробей – это действительно он сам. И что какая-то другая часть его собственной души считает больных и слабых паразитами, которые заслуживают уничтожения.

Когда в нашей жизни наступает период болезненности и слабости, мы чаще всего отождествляемся с образом жертвы. Видимо, наряду с другими причинами, в нас живет еще и воспоминание о зазубренных когда-то в школе законах эволюции: больные и слабые уничтожаются в первую очередь. Что-то внутри соглашается с тем, что больные недостойны жизни. И страх уничтожения подталкивает к тому, чтобы всеми силами преодолеть беспомощность и слабость. Настолько преодолеть, чтобы даже не видеть этих состояний, а из последних сил стремиться к силе, уверенности и твердости. Ведь все по тем же законам эволюции именно здоровые и сильные достойны и жизни и процветания. Однако, убежденность в том, что Вселенная уничтожает больных и слабых – это всего лишь видение физического мира, и закон физической Вселенной, если можно так сказать. Но человек ведь не только физическое тело и физические законы эволюции не годятся, когда речь идет о душе.

Когда я спросила, почему кошка съела воробья, и при каких обстоятельствах тот бы выжил, Майк уверенно заявил: «Во сне я заботился о воробье только из чувства долга. А вот если бы я по-настоящему полюбил его и принял таким, какой он есть, воробей, без всяких сомнений, выжил бы и поправился».

Вот мы и вышли на основное, главное: любовь к самому себе, принятие самого себя. И список фраз-утверждений Майка пополнился новыми словами.

Я принимаю себя таким, какой я есть. Я разрешаю себе быть беспомощным и слабым. Я с любовью и нежностью отношусь к своей болезни, к собственному телу и к самому себе. Я достоин любви и заботы даже в больном и слабом состоянии. Мы расстались. Перед уходом я посоветовала Майку поиграть с образом воробья: мысленно поговорить с ним, успокоить его, дать ему внимание и заботу. На следующий день я увидела перед собой другого Майка: радостного, оптимистичного, верящего в свое выздоровление. Этот измененный человек поведал мне о событии, которое и потрясло его, и обрадовало, и укрепило веру в могущество и помощь тонких сил Вселенной.

Вечером я поработал с воробьем, а потом активно проговаривал то, что мы записали. Проснулся в хорошем настроении. Днем вышел прогуляться на улицу и зашел в магазин на территории больницы. Вдруг мне по непонятной причине захотелось достать из автомата мягкую игрушку. Я никогда этого не делал. Я даже не знал толком, кого тяну, но с третьей попытки в моих руках оказался необыкновенно красивый попугай.

Попугай действительно роскошный. Майк радовался, как ребенок и демонстрировал мне достоинства птицы: и хохолок-то у него на голове точно такой же, как у него самого, и крыльями он хлопает отменно, и оба крыла у него на месте, и ноги здоровые и крепкие. Майк не сомневался, что попугай – это подарок от Духа, как символ поддержки, любви и веры в его целительские способности. С этого дня попугай всегда висел над кроватью Майка, как символ здоровья и благополучия. С того же момента процесс выздоровления стал обретать видимые очертания: уменьшились отечность и боль в ноге, улучшилось состояние пальца. Сказать, что на этом работа завершилась, было бы обманом. У нас состоялось еще несколько встреч. Но это уже другая история, и не такая эмоциональная и сильная. История с воробьем была самой трудной и самой главной частью процесса перемен. Большое Сновидение с воробьем и большие осознавания были своеобразным кризисом, после которого началось выздоровление. Лечение было достаточно длительным. Но палец сохранили! И это главное.

* * * * *

Валерия Рыжова

Москва

О ЧЕМ ТАНЦУЮТ ИКСОВЦЫ?

«То, что искусство занято нашими кошмарами, свидетельствует о непонимании первоосновы истины»

Л. Аронзон

Современный человек находится под воздействием внешних сил, ставших сегодня гораздо разрушительнее, чем раньше. Они одновременно и давят, и растягивают в разные стороны. Человек становится всё более раздробленным, несбалансированным, несобранным. Для выполнения даже обычных рутинных действий, требуемых социумом, расходуется огромное количество энергии и силы. Постоянное напряжение стало доминирующим состоянием: ещё десять лет назад в обиходе не было термина «напряг». А сейчас, видимо, уже вся страна оперирует «напрягами» разной степени, характеризуя тем самым и обычное состояние большинства наших соотечественников. И это состояние человека находит отражение во многих современных видах «искусств». Эти «искусства» развлекают, расслабляют, однако при этом неизбежно ещё сильнее закрепляют человека на его фиксированной орбите и разводят друг от друга в стороны части его «я». Обратимся к танцу, как к частному случаю.

Танцевальное искусство сегодняшнего дня не является исключением. В наши дни танец превратился в спорт, гимнастику и шоу – главным критерием оценки качества танца стали техника исполнения, зрелищность и эффектность. Погоня за оригинальными сложными формами сделала танец сухим и механичным. Содержание танцевальных шоу - это, в основном, субъективные, достаточно банальные переживания исполнителей, возбуждающие лишь подобные автоматические реакции зрителей. Круг замыкается, когда танцовщики получают благодарность зала. Все довольны: актеры тем, что несут «высокое и вечное» людям, а зрители - тем, что «приобщились». К сожалению, подобное приобщение не поднимает над плоскостью обыденности ни тех, ни других, - хотя такое желание есть у многих. А испытанный эмоциональный подъем является лишь намеком на огромный спектр возможных высоких состояний, не доступных нам в обычной жизни. В танцевальных классах занятия по большей части ограничиваются тем, что танцовщики добросовестно заучивают сложные движения и позы, запоминают порядок исполнения и потом «присоединяю» к танцу расхожие узнаваемые эмоции. Какими бы профессиональными ни были исполнители, они обычно никогда не идут вглубь танца, оставаясь «на поверхности тела».

На какое-то время альтернативой профессиональному балету и бальному танцу стали группы танцевальной импровизации и свободного танца. В большинстве подобных групп работа ведется и с телом, и с личностными структурами. Во время занятий предлагается раскрепостить личность, ослабить напряжение, удалить психологические блоки и зажимы, зафиксированные в теле, и - выразить себя (то есть проявить те или иные фрагменты личности), что практически всегда сводится к выбросу скопленных внутри эмоций и реакций. Предполагается, что если человек будет “доверять себе, своим чувствам и эмоциям”, то станет свободным и спонтанным. Но на иллюзорность такого подхода указывал еще Г.И. Гурджиев: “любое наше движение, произвольное или вынужденное, представляет собой бессознательный переход от одной автоматической позы к другой, а из всех возможных поз человек выбирает именно те, которые соответствуют его личности, и, как нетрудно заметить, этот репертуар вынужден быть весьма узким. В итоге все наши позы являются механическими производными.” В полном соответствии с приведённой цитатой можно наблюдать феномен механической импровизации. Под импровизацией при этом понимается такой процесс, когда в произвольном порядке выбираются запомненные телом стереотипы движения и под управлением случайных, автоматических мыслей и эмоций механически складываются. Часто на этом и останавливаются, но бывает, что предлагается выработать новые стереотипы движения…

Но если мы обратимся к истокам танца, то, вероятно, увидим иную картину. Мало кто из профессиональных танцовщиков и хореографов когда-нибудь размышлял о первоначальном культовом значении танца и его очистительной функции. Однако даже из известной нам истории мы знаем о том, что некоторые виды танца были священными и исполнялись в храмах. При этом исполнители проходили долгий период обучения в специальных закрытых классах при храмах. Сила воздействия танца определялась качеством состояния, в котором находился танцовщик и из которого как раз и рождался танец, состояния запредельного, не испытываемого обычным человеком в повседневной жизни. М. Волошин писал в начале XX века: «Музыка и танец - это старое и испытанное религиозно-культурное средство для выявления душевного хаоса в новый строй».

У каждого танца есть начало, у движений и поз есть источник, из которого они происходят. Этот источник находится где-то очень глубоко внутри, за мыслями и за чувствами, но танец даёт возможность почувствовать его существование и установить с ним связь. Именно в этом смысле танец является искусством, то есть специально созданным языком, предназначенным для передачи зрителю высоких состояний и объективных знаний о человеке и мире, заложенных в него древности. Владение этим языком может дать ключ к закодированным знаниям, соответствующим этим состояниям. (Об этом писал еще Г.И. Гурджиев).

Конечно, сегодня найти фрагменты древнего знания, не подвергшиеся упрощению и искажению, равно как и код для прочтения фрагментов и составления мозаики в одно целое, достаточно трудно. А вот возможность самостоятельного поиска и культивации качественных состояний, развития высших эмоций и высшего интеллекта у человека всегда остается.

Творческая группа, работающая в контексте идей ИКСа, поставила перед собой подобную задачу и инструментом познания выбрала танец. Так появилась экспериментальная лаборатория танца. Разучивание позиций и форм не является главной заботой практикантов, хотя комплекс жестко фиксированных обязательных упражнений присутствует. Основой занятий является постоянное внимание к своему внутреннему пространству. Предельная собранность, сосредоточенность и дисциплина помогают двигаться к покою, тишине, к полной остановке внутренних и внешних движений.

Достичь состояния покоя, удерживаться на глубине пребывания длительное время довольно сложно - постоянно мешают накатывающие психо-эмоциональные волны, увлекающие исследователя то в одну, то в другую сторону. Этот этап важен тем, что именно во внутренней пустоте, тишине зарождается звук, движение, действие; из «ничего» появляется нечто. Для культивации и наработки этого состояния используются очень простые движения и жесты, сложность заключается лишь в способе их выполнения: приходится все время выверять каждое движение, стремясь к тому, чтобы оно соответствовало достигнутому состоянию, являясь его проявлением и продолжением. Исследователя всегда подстерегает опасность незаметно для себя соскользнуть к самопроизвольным реакциям личности и привычным механическим стереотипам движения.

Длительные попытки закрепиться на достигнутом рубеже вырабатывают у участников способность обнаруживать особые внутренние импульсы, вызванные активизацией сущности. Рождается первый танец… Поначалу он выглядит странно и неуверенно, человек будто учится ходить, он будто вновь открывает для себя простые жесты - шаг, подъем руки, поворот головы, наклон... Но постепенно танцовщик становится увереннее и действительно движется свободнее, несмотря на жёсткие ограничения обязательных упражнений. На этом этапе появляется возможность глубже задействовать сущностные энергии и усиливать трансформирующие переживания с помощью танца: рожденные жесты и позы способны помочь исполнителю двигаться в направлении пограничных состояний. Конечно, движение от внешнего человека к внутреннему связано с трансформационным опытом, который можно получить в результате особой длительной работы, и её не свести только лишь к овладению навыками концентрации и владения телом, но интенсивное взаимодействие с сущностными энергиями участников группы – вероятно, даже необходимый элемент такой работы. Человек, опирающийся на собственную сущность, удивительно красив и силен в своей чистоте и открытости.

Приобретенный на занятиях опыт практиканты учатся использовать в обычной жизни. При этом их повседневные заботы и дела никуда не исчезают, они лишь постепенно занимают предназначенное им место. Возникает предощущение мира больших возможностей и большей свободы.

Виктор Соловьёв

С-Пб

ПОЛУЧЕНИЕ РЕСУРСНЫХ СОСТОЯНИЙ

И РАСКРЫТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

в системе Усуи Рэйки Риохо (Японская форма обучения)

Тезисы и актуальность вопроса:

  1. С каждым годом увеличивается объем информации, которую нужно воспринимать и перерабатывать человеку. Увеличивается количество вопросов и задач, которые нужно решать человеку. В связи с этим появляется потребность в поиске новых способов восприятия и обработки информации.

  1. В современном мире люди теряются в океане информации и отдалятся от ощущения Себя, начинают жить чужой жизнью. Увеличивается беспокойство и неудовлетворенность нарастает. А состояние и процесс творчества является по сути поиском человека ответа на вопрос «Кто Я? Где Я?», а «Где не-Я?». Когда человек находит и выражает Себя, это приносит удовлетворенность и наполненность.

  1. Поэтому открытие в себе доступа к ресурсным состояниям и умения их проявлять разнообразными способами дает возможность выйти на качественно иной способ Жить. Жить жизнью Творческого Человека, радующегося и реализующегося.

  1. Важно, чтобы процесс раскрытия творческого потенциала не был искусственным, а был естественным и соответствующим природе человека. Одним из простых методов развития творческого потенциала является Рэйки

  1. . Что такое Рэйки? Японское слово Рэйки означает Рэй – духовный, Ки – жизненная сила. Сам иероглиф представляет собой картинку, которая переводится интересным поэтическим образом: «Небесный Дождь льется на землю по молитве людей, рождая Ки или многообразие жизни». На востоке символом жизни был приготовленный рис, над которым поднимался пар. Пар, поднимаясь в Небо, сгущался, собираясь в облака, и снова лился дождь, рождая изобилие и многообразие Жизни. Таким образом, в иероглифе Рэйки заложена идея, что человек является частью целого, естественной частью Природы, частью этого вечного круговорота явлений и вещей в природе.

  1. Таким образом, человек обладает естественной целостностью, которая является источником творческого потенциала. В силу множества причин у большинства людей этот потенциал спит.

  1. Внутри системы Рэйки существует простая последовательность пробуждения естественной целостности человека и его творческого начала.

Лев Тетерников

Москва

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ

совместное творчество, тренинг интегрального развития и путь личностного роста.

«Мужчина и Женщина созданы Богом

для совместного единения в любви друг с другом»

(Постановление Архиерейского Собора РПЦ, август 2000 г.)

Мужчина и Женщина встречаются и чувствуют притяжение друг к другу, для того, чтобы пройти путь совместного развития.

Есть мнение, что человек рождается на нашей Земле, чтобы прожить опыт любви. Это значит, что мы родились для тренинга, тренинга роста и развития души в человеческом теле. Возможно, где-то в другом измерении, существует программа тренинга, но нам она не известна. Найти, или открыть эту «программу», пройти курс обучения – это творческий, интуитивный процесс.

Предлагается весь спектр взаимоотношений М. и Ж. рассматривать как тренинг интегрального развития человека. При творческом и сознательном подходе к решению всех возникающих проблем и вопросов, возникающих в процессе жизни, жизнь заставляет работать во всех четырех секторах по К.У.

Наиболее эффективным способом реализации «этого проекта» является создание семьи с рождением и воспитанием детей. И действительно, Мужчина и Женщина даже для того, чтобы между ними была сексуальная гармония, была способность дать жизнь и воспитать здоровых, духовно развитых, успешных, образованных и духовно развитых личностей, сами должны работать над собой. И эта работа должна идти по четырем дополняющим и взаимосвязанным направлениям:

Здоровье.

Духовное развитие,

Формирование отношений между собой и с миром,

Способность реализовать себя в социуме, быть успешным и способным обеспечить необходимые материальные условия для жизни и гармоничного развития.

Для увеличения «тренинговой нагрузки» и наиболее быстрого, творческого и сознательного интегрального развития, в нашей школе «Искусство любить», предлагаются новые принципы взаимоотношений М. и Ж. в семье, пригодных для любой формы семейного союза.

  1. Женщина и Мужчина встречаются и чувствуют влечение друг к другу для того, чтобы пройти совместно путь развития и самосовершенствования, путь познания себя и познания мира.

  2. Семья, с выражением любви друг к другу, с рождением и воспитанием детей, является универсальной формой реализации Человека: Женщины и Мужчины.

  3. Необходимо рассматривать семейные или партнерские отношения, как отношения в команде и руководствоваться основными условиями достижения успеха команды:

а) Я принимаю на себя ответственность за все происходящее в жизни моей семьи (моей команды).

б) Я вношу максимальный вклад в достижение успеха моей команды (моей семьи).

в) Я выигрываю только в том случае, если одновременно выиграют все члены команды (семьи).

  1. Я ответственный (ответственная) за все происходящее и гипотетически представляю, что мой партнер ясновидящий.

Таким образом…..Боюсь показаться не скромным, но мне представляется, что получается небольшое творческое развитие четырехсекторного интегрального подхода К.У. Это аспект саморазвития через отношения Мужчины и Женщины.

Настасья Хрущева (С-Пб)

«КОНЦЕПЦИЯ В МУЗЫКЕ ХХ - НАЧАЛА ХХI ВЕКА:

ответ, оставшийся без вопроса»

Основные тезисы:

- концепция как центральное понятие в музыке ХХ века

- музыка на пороге ХХ века: появление множества направлений как следствие распада тонально-функциональной гармонии

- экспрессионизм и неоклассицизм: категории «сырого» и «вареного» в музыке

- новое понимание музыкальной техники

- серийность, сериализм, постсериализм: алгебра гармонии

- максимализм минимализма

- электронная музыка: компьютер как соавтор

- алеаторика: проблема «хаоса» и «космоса» в музыке

- «новая простота» и «новая сложность» как результат тяготения к противоположностям

- эстетика постмодернизма: партия игры в бисер

- «конец времени композиторов»: апокалипсис или утопия?

Вера Шевченко

г. Киев, Украина

МУЗЫКА Л.А. ГРАБОВСКОГО И ПСИХОНЕТИКА

     Формирование психонетических языков и сообщества их носителей  является приоритетной задачей Университета эффективного развития.        Бахтияров О.Г.-руководитель УЭР - сформулировал задачу так:  “Нас интересует способ кодирования и передачи  информации: свертывание содержания в компактные образные формы, понятные  оператору, осуществившему этот процесс, но, как правило, не  подлежащие дешифровке со стороны других лиц в силу отсутствия правил  построения таких компактных образов и составленных из них ";текстов";. В этом случае мы сталкиваемся со спонтанными феноменами, более             распространенными в художественной, нежели научно-технической  деятельности.

Эти феномены основаны на хорошо изученных механизмах   синестезии и разворачивания глубинных семантических инвариантов.  Однако эти феномены не образуют связной системы кодирования  информации, которой можно было бы обучить ту или иную группу людей. Построение такого ";языка";, основой которого были бы не процедуры условного обозначения дискретными знаками определенных содержаний, а процедуры сворачивания сложных восприятий и текстовой  информации в компактные визуальные образы, представляется весьма перспективным. В дальнейшем  будем называть его “психонетическим"; языком. Основой психонетических языков является использование визуальных образов, их фиксация и соотнесение их с теми или иными смыслами и   реальными объектами.”[1].

     В 2001 году в УЭР  была создана экспериментальная группа по исследованию феномена синестезии [2]. В данной работе представлены  результаты работ  участников группы, связанные с переводом в визуальное отображение  музыки Л. А. Грабовского.  

     Леонид Александрович так формулирует  свой подход:

     “Я по-своему, так сказать, преломил идеи алгоритмической и стохастической композиции, которые циркулировали в сознании передовых музыкантов на Западе в конце 1950-х — начале 1960-х годов и наиболее ярко выразились в творчестве французского композитора Яниса Ксенакиса. Если кратко, то это применение некоторых математических методов для моделирования музыкальных процессов, ведь музыка — это процесс. В данном случае — применение алгоритмической композиции, которая основана на понятии порождающей грамматики, введенном еще в 1940-е годы: если есть грамматика, значит, может возникать и текст. И это течение, инициированное Ксенакисом, продолжает развиваться в самых различных академических музыкальных центрах, включая такое знаменитое учреждение, как ИРКАМ в Париже — Институт развития и использования информационных технологий в сфере музыки.  Что касается алгоритмической композиции, то у меня свой метод, который я развил на основе небольшой части аксиомы, входящей в комплекс понятия случайности. Причина для использования подобного метода довольно проста — чем больше элементов языка, любого — будь то литературный язык, музыкальный или прочий — тем труднее держать это все под контролем и в поле зрения, тем труднее добиться пропорциональности и равновесия в использовании этих средств». [3]

     Почему же нас заинтересовала музыка Грабовского? Вот что говорят культурологи и философы о развитии музыки. 

     Мир преисполнен исчезающих событий; сущность ускользает от фиксации; конечность индивидуального бытия окрашивает обыденность существования в трагические тона. Однако у культуры свои законы “сохранения вещества”: событие оказывается способным к превращению; сущность восходит к символу; трагедия существования разрешается в катарсисе творческого акта, когда возникающая художественная форма становится формой бытия. Стиль, собственно, и есть форма культурного бытия, хотя этим утверждением проблема далеко не исчерпана.

     Творческий стиль превышает стиль эпохи, при этом он доводит культурно-историческую норму до предельного состояния, вытесняет и замещает её.

     Ещё более тонкая нюансировка требуется в том случае, когда личность, имеющая собственный стиль мышления, стоит у истоков возникновения новой парадигмы – ценностно-мотивационного методологического инструментария, определяющего становление картины мира в фундаментальных науках.

     Без Леонида Грабовского невозможно представить современный украинский музыкальный авангард. В частности, именно он еще в конце 60-х годов перевел с немецкого учебники Елинека и Крженека по додекафонной технике, ставшие для группы его коллег — киевских композиторов Валентина Сильвестрова, Виталия Годзяцкого, Владимира Губы и других — «подручными средствами» в овладении неортодоксальным музыкальным языком.

      Додекафонная система возникла потому, что не могла не возникнуть. Ее возникновение было обусловлено ближайшими историческими обстоятельствами как внутримузыкального, так и социокультурного порядка: предвоенным кризисным сознанием, экспрессионистскими тенденциями, исчерпанием традиционного словаря герменевтики и пр. Однако сущностная сторона процесса имеет куда более фундаментальную причинность, ибо в гуще взаимодействующих и разноуровневых исторических событий происходило рождение нового Логоса, схваченного и выраженного посредством языка музыкального и лишь впоследствии оформленного и уточненного в координатах собственно понятийности.

      Собственно, теперь мы можем перейти к одному из вариантов новейшей истории, рассказанному “от лица” музыки. Персонифицированное изложение начинается с А. Шенберга и его додекафонной системы, которую он сам с необычайным упорством именовал “всего лишь методом”. Последствия этого открытия общеизвестны для всего музыкального процесса: и апологеты, и непримиримые критики так или иначе втягивались в поле нового звукосозерцания, транслируя и усиливая его в прямой или превращенной форме. Поставим вопрос несколько по-другому: почему “метод омпозиции с 12-ю тонами” возник именно в начале века и именно в Германии, и в той ситуации, когда постромантический кризис уже находил разрешение.

     Открытие Шенберга - это как минимум новая система, но точнее – новая концепция звукового мира, причем включающая в себя в качестве важнейшего принцип пространственно-временного структурирования музыкальной ткани или взаимокоординации музыкальных элементов. Подобная концепция напрямую связана со сменой научных парадигм, сбрасывания ньютоновой и евклидовой картин мира, вообще с иным сценарием мировых событий. С другой стороны, эта концепция интеллектуально-математическая, но с учетом совершенно иначе интерпретированных сущности и функций математики в культурно-познавательном процессе ХХ столетия. Это математика-идея, математика-мета-язык, превышающая физическую реальность и тем самым обладающая полнотой умопостигаемой действительности. Вспомним о постоянно возрастающем статусе “математической Вселенной” в сознании новоевропейского индивида, в картезианских и кантианских штудиях, и поймем в этой связи, что революция Шенберга была внутримузыкальным актом; с позиций же обще- и межкультурных она выглядит вполне эволюционно: просто эпицентр событий сместился в музыку.

     В таком смысле предшественником нововенской школы действительно является Бах, преложивший и воплотивший структурную концепцию звуковысотности, в которой ладо-тональность выполнила ту же стержневую, конструктивную функцию, что и двенадцатитоновая серия, узаконивающая атональность.

     Произведение – это реальность; естественно, другая реальность, но существующая объективно и сверхличностно. Отсюда начинается реставрация метафизики, допускающая музыкальный мир в качестве объекта, а композитора – в качестве субъекта, осваивающего этот мир путем его упорядочения.

     И в этой онтологизации музыки, приближении ее к опасной черте не виртуальной, а просто инореальности заключена ностальгия мирового авангарда по “выходу из пространства” вовсе не ради бегства, а ради обретения “Я”.

     Наиболее крупные стили ХХ века обладают мощным возмущающим действием, расшатывающим социогенную среду и не дающим ей устремиться в цивилизованную одномерность. Подлинный стиль культурен и в этом плане преодолевает стрелу времени.

     Все закономерно, поскольку в музыке шум времени становится смыслом времени, и не столь уж наивным представляется сегодня средневековое определение музыки как “искусства модуляции” в латинском понимании слова “modulatore”, т.е. движения музыки во времени. Вместе с музыкой движется во времени ее создатель, обозревающий столетие из “точки” вненаходимости, современный единственно культуре и становящийся “всей” культурой всякий раз, когда мир всякий же раз устремляется к горизонту бессмысленного бунта или конформистской ничейности. 

     Рассмотрим процесс восприятия  музыки с психофизиологической  точки зрения

     Физиологическая сущность новизны художественного воздействия (усиление восприятия) справедливо отмечалась Л. Гумилевским и П. В. Симоновым. ";Новизна"; обусловливает явление, которое в физиологии называется ориентировочным или исследовательским рефлексом (или реакцией). Суть явления, с нашей точки зрения, заключается в способности ориентировочного рефлекса обеспечить эффект обратный воронке, то есть вызвать распространение (иррадиацию) возбуждения в коре головного мозга.

     Нетрудно заметить одинаковые свойства павловского ориентировочного рефлекса и эмоционального воздействия, побужденного новым художественным приемом. И в том и в другом случае эффект а) обусловлен новизной; б) расширяет сферу информации; в) угасает при повторении.

     Снижение интенсивности ориентировочного рефлекса (и эмоционального эффекта) при повторных воздействиях заслуживает, в плане наших интересов, серьезного внимания. Здесь поневоле приходится вспомнить статью В. Шкловского ";Искусство, как прием"; (1919), где показано, что художественный способ ";остранения"; позволяет преодолеть стандартность восприятия и ";вернуть ощущение жизни...";. (";Остранение"; или необычность как раз и определяют то явление, которое в физиологии называется ориентировочным рефлексом).

     Механизмы ориентировочного рефлекса и эмоционального восприятия новизны тождественны, и если такого рода эффекты угасают при повторениях, то надо полагать, что одной из причин неизбежного движения форм художественного творчества служит физиологический процесс постепенной утраты эмоционального эффекта в силу повторности воздействий.

     Значит, ";новизна"; при эмоциональном сообщении имеет лишь дополнительное значение, повышая восприимчивость и подготавливая нас к воздействиям более существенным.

     Эмоционально-эстетическое воздействие обычно достигается в искусстве единой совокупностью средств.. Сочетание эмоциональных воздействий используется значительно чаще, чем это можно заметить ";невооруженным глазом";. Л. Мазель показал, что художественное воздействие музыки ";обычно достигается в произведении с помощью не какого-либо одного средства, а нескольких средств, направленных к той же цели";. Часто справедливо подчеркивается, что, в отличие от научных положений, художественный образ обладает свойством многозначности. Б.А. Успенский писал: ";Многозначность (принципиальная возможность многих интерпретаций) составляет существенную сторону произведений искусства";. ";Глубина и многообразие смыслов, заключенных в художественном произведении, - важнейший признак искусства";, - отмечал Е.Г. Эткинд. Это положение тоже согласуется с гипотезой о роли принципа воронки в эмоционально-эстетическом общении между людьми. Поскольку объем впечатлений превосходит физиологические возможности их адекватного словесного выражения, и лишь путем специальных художественных приемов удается достичь эффекта, обратного воронке, то и возможности для эмоционального восприятия оказываются зыбкими и всегда нестандартными. Рациональное сообщение воспринимается нормальными людьми вполне однородно. Это не может иметь места при опосредованном через систему художественных образов эмоциональном воздействии, призванном передать тонкий узор чувств, невмещаемый в словесную формулу.

     И если чужие эмоции вызовут резонанс и душевное волнение, то внутренний голос наших чувств приобретает собственный оттенок. В этом и заключается суть различий между наукой, стремящейся к максимальной объективности, и искусством, которое органически связано с субъективным миром зыбких человеческих эмоций. Они субъективны и не поддаются адекватному объективному описанию. Этому препятствует принцип воронки, накладывающий определенные ограничения на эфферентную (исполнительную) функцию центральной нервной системы. Эмоциональное сообщение ";непереводимо";, но оно может вызвать сходное ";движение чувств";, будучи переложено на другой словесный или бессловесный язык. Общность здесь представлена только эмоционально-эстетической информацией, а утрата частных деталей оказывается несущественной. 

     Перейдем непосредственно к  нашей работе.

     На первоначальном этапе с помощью техник спонтанного  рисования  участники прорабатывали  навык рефлексии различных состояний как навык  визуализации - рисования. Затем последовал  этап  амплификации природных  архетипов. И затем – юнгианских  архетипических  символов.

     Одновременно в группе нарабатывалась высокоэффективное  невербальное  общение – эмпатия с помощью методов танцевально-двигательной арт-терапии и телесно-ориентированных методов. Все это также рефлексировалось через рисование. В том числе – в парах, группой – на одном  рисунке – как общее, единое переживание.

     При работе над  музыкой Грабовского  были применены  приемы деконцентрации по звуку и метод спонтанного рисования.

     Вспоминая работы  ПетренкоВ.Ф. по психосемантике, можно предположить следующее: в общем виде результат воздействия  произведений искусства на человека можно описать как трансформацию семантического пространства - той области смысловой сферы, которая была затронута коммуникативным воздействием произведения.

О прослушивании  и рефлексии в рисунках группой музыки Палестрины, Баха, Бетховена, с привычными для восприятия пространственно- временной организации музыкальной формы, можно сделать следующий вывод. В зависимости от силы воздействия, можно операционально  выделить возможные формы изменения семантического пространства, представленные ниже по степени возрастания воздействия:

     -изменение коннотативного значения  или личностного смысла при неизменных категориях сознания;

     -изменение субъективной значимости тех или иных оснований категоризаций;

     -изменение системы конструктов, в рамках которых  идет осознание  некой содержательной области;

     -изменение  размерности семантического пространства (увеличение числа факторов – категорий сознания), изменение  когнитивной сложности сознания.

     При восприятии музыки Грабовского данная последовательность переворачивается : то, что  было на последнем месте – становится первым.

Рекомендуемая литература

1. Бахтияров О.Г. http://www.university.kiev.ua/ использование синестезий  в терапевтической, развивающей и психонетической        практике методом амплификации природных архетипов.

2. Десятерик Д. Числа земли и неба 26.01.2006

3.см.: Сорокина Г.В. Логико-культурная доминанта. Очерки теории и истории   психологизма и антипсихологизма в культуре. – М., 1993; Культура: теории и проблемы. – М., 1995.

4. Ананьев Б.Г. Сенсорно-перцептивная организациячеловека.

Валентина Чупятова

Москва

РЕИНКАРНАЦИОННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

И ИСТОКИ УГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Какова истинная природа преступлений и его рецидивов? Почему количество уголовных преступлений не уменьшается, а растет?

Перелистайте страницы истории, где были миллиарды преступлений: убийства христиан на арене Колизея, жертвоприношения, казни, войны, войны, войны. Все они спроецированы в настоящее, потому что преступление энергоинформационно, а закон сохранения энергии еще никто не отменял. Если бы меня спросили, что еще можно предложить в качестве способа борьбы с преступностью? Я бы ответила: феномен прошлых жизней. Наше бессознательное содержит предвестники всего что с нами случается. Не без основания говорится, что имярек умер вовремя.

Многое было бы объяснено, если бы мы знали нашу подлинную генеалогию (Гете). Месть преступнику за содеянное им в виде его физического уничтожения - это месть себе в виде бесконечного переписывания индивидуального и коллективного бессознательного физического насилия над собой. Отмена смертной казни и замена ее на пожизненное заключение без осознания преступившим закон опыта прошлых существований - мина замедленного действия.

По Карлу Густаву Юнгу психика человека включает три уровня сознания: сознание, личное бессознательное, коллективное бессознательное. Коллективное бессознательное имеет всеобщий характер. Оно оказывает влияние на личность человека и определяет его поведение с момента рождения. Личное бессознательное не отделимо от сознания. Личное бессознательное состоит из переживаний, бывших когда-то осознанными, а затем забытыми или выпавшими из сознания. Структурные единицы личного бессознательного представляет собой констелляции чувств, мыслей и воспоминаний. Юнг называл эти констелляции комплексами У всех на слуху такое понятие как комплекс власти. Комплекс власти - стремление человека обладать большой властью. По аналогии с этим существует и комплекс преступления - стремление индивида совершать конкретное противоправное действие.

Суд выносит вердикт ";виновен";. И так происходит на протяжении многих столетий. По теории феномена прошлых жизней, судят из века в век одних и тех же за похожие преступления.

Девушка-лесбиянка испытывает ненависть и злобу к маньяку, который ее изнасиловал и мечтает встретить его и перерезать ему горло, а потом покончить жизнь самоубийством.

- Почему именно так Вы хотите его убить? - спрашиваю я, - Существуют ведь и другие способы с ним расправиться физически.

- Я не знаю почему, но я хочу именно перерезать ему горло. Эта неосознанная форма мести становится понятной ей, когда в прошлых жизнях она видит, что однажды уже это сделала. После увиденного девушка заявила, что она не чувствует жажды мести и ей хочется жить.

Детдомовец ворует. Ему страшно, что его поймают. Он понимает, что воровать это плохо. Я его спрашиваю, почему он это делает. Ребенок отвечает, что он не знает, это само как-то получается. В прошлых существованиях он видит серию картин, где он воровал, будучи и бедным, и богатым. Социальное положение на неодолимое желание украсть никак не влияло.

Выявлены две закономерности феномена прошлых жизней, когда речь идет о преступлении: реинкарнационная психотерапия убирает фатальность преступлений и, как не кощунственно это звучит по отношению к жертве, - жертва всегда виновата в том, что с ней происходит. Это кстати является одним из основных постулатов виктимологии. В настоящее время общественность обеспокоена всплеском педофилии. Две девочки 11 и 12 лет стали жертвой сексуального маньяка. Он изнасиловал их извращенным способом. В прошлых жизнях пациентка (одна из девочек) неоднократно встречалась с ним, и каждый раз унижала его. В одной из жизней она - проститутка. У него ничего не получается при попытке с ней войти в интимные отношения. Она издевается над ним.

Все встречи в настоящей жизни происходят по энергоинформационным связям из прошлых существований, поэтому реинкарнационная психотерапия может оказаться одним из эффективных методов борьбы с уголовными преступлениями. Реинкарнационная психотерапии позволяет преобразовать отрицательные события прошлых существований в положительные и стереть фатальность уголовных преступлений в настоящем.

Специалисты, занимающиеся реинкарнационной психотерапией, должны активно популяризировать данные своих исследований по данному вопросу.

Владимир Элькин

С-Пб

ГАРМОНИЗАЦИЯ ЦВЕТОВЫХ ПРОГРАММ ЖИЗНИ

И ВАШИ ТАЙНЫЕ СПОСОБНОСТИ.

.1 Мир цвета- ТАЙНЫ ЦВЕТОДИАГНОСТИКИ.

ВАШ ЦВЕТОВОЙ ТИП – достоинства и резервы Стратегии общения с людьми разного типа

2. Мир Слова

СТРАТЕГИЯ ГЕНИЕВ.Шедевры афористики, которые, помогут решить проблемы

3. МИР ОБРАЗА

Образы и сюжеты, которые могут изменить Вашу жизнь к лучшему

4. МИР МУЗЫКИ

Мелодические шедевры которые способны гармонизовать Вашу жизнь

(СЕАНС МУЗЫКОТЕРАПИИ КАК ПРОБУЖДЕНИЕ СКРЫТОЙ

ОДАРЕННОСТИ --Феномен Скрябина-и Чюрлениса-

Сеанс интуитивной импровизации.

МАСТЕР-КЛАССЫ

Адамович Геннадий

РБ, Минск

«Ритуальная славянская гимнастика  «Крыжам ляжаць»

1. Ознакомление с психофизической славянской гимнастикой  «КРЫЖАМ ЛЯЖАЦЬ», впервые описанной в книге «Живописная Россия: отечество наше в его зем..ист..плем..экон. и быт. Значении: Литов. и Белорус. Полесье»: изд. С-Пб. 1882 г., в которое входит:

  • изучение пяти основных упражнений гимнастики;

  • их связь с традиционной поминальной традицией славян – «Дедами»; постановки при помощи упражнений, традиционных диагнозов славянской народной медицины (сглаз, испуг, поддел, порча, чары);

  • связь диагноза народной медицины с нарушениями позвоночника;

  • использование упражнений гимнастики для лечения болезней имеющих традиционный диагноз славянской медицины;

2. изучение психотренинга используемого  в гимнастике «Крыжам ляжаць» состоящего, из:

  • определенной молитвы-просьбы направленной к хранителям рода – «дзядам» или христианскую молитву.

  • для созерцания (медитации) использовать соответствующие этапу психотренинга, славянский символ.

  • выполнение определенного типа дыхания.

  • использование определенных положений стоп и кистей – «Персты силы».

Ольга Анисимова и Галина Парфёнова

С-Пб

Голос и творчество

Как отпустить голос в свободный полет.

Без чего полет не состоится?

Настройка инструмента «Голос»

Ладовая основа импровизаций

Обертоны – пение «между небом и землёй»

В финале общая импровизация.

Жанр предполагает демонстрацию вокальных приемов, а также обучение присутствующих, сообразно формату занятия. Поэтому участвуют все.

Необходимо акустическое помещение со стульями для участников, стоящие по кругу. Помещение теплое, закрытое, с возможностью проветривать, а также извлекать громкие звуки. Приветствуется ковролин. Форма удобная для движения.

Если нам удалось пережить звук, как вибрацию, связанную непосредственно с собой, наладить связь

с внутренним резонансом, тогда звучание, пение, обнаружение особенностей собственного голоса становится процессом очень важным.

Творчество через голос означает свободное владение инструментом «голос». А настройка связана с физиологическим звукоизвлечением. Пока не налажено сильное дыхание, о свободе творчества через голос можно только мечтать.

Например, имея сильные мотивы заниматься для свободного звучания, пройдя весь необходимый для возникновения новых навыков цикл упражнений и распевок, мы задаем следующий вопрос – как применить свободу? Для этого предлагаем структуру ладовой интервалики, сложившуюся в древности еще до равной темперации, и способы её освоения.

Когда поющий человек, не собирается петь слова, смыслы и даже мелодии, у него возникает возможность петь звуки, полные пространства. И здесь уместно предложить ему способ обертонного пения, при котором можно звучать сразу два тона – основной и обертон.

Резонанс, гармония, полифония, ряд обертонов – это открывающаяся анфилада постижений, переживаний, практического опыта, оставляющий след в развитии сознания.

Олег Георгиевич Бахтияров

Киев, Украина

«Активизация воли и технические приемы

формирования безобъектного сознания»:

  1. Волевая медитация

  2. Визуальная деконцентрация внимания и абстрактная плоскость зрения.

  3. Объемная деконцентрация и переживание «пустого пространства»

  4. Аудиальная деконцентрация и абстрактное время

  5. Соматическая деконцентрация и абстрактная энергия.

Алексей Белокуров и Михаил Кучинский

Москва

Символы и их роль в сознании человека

       Символ - это термин, имя или изображение, которые могут быть известны в повседневной жизни, но обладают специфическим добавочным значением к своему обычному смыслу. Символ – язык, на котором «говорит» бессознательное. Мы постоянно  прибегаем к терминологии для обозначения понятий, определение или точное понимание которых нам не подвластно. Каждый образ – символ трактуется каждым человеком по-разному, исходя из индивидуальных  особенностей восприятия. Существуют архетипические символы, которые помимо индивидуальных значений несут универсальное значение.  Например, символика яйца, помимо всего, несет в себе универсальный смысл рождения. И этот символ существует в подавляющем большинстве культур, если не сказать во  всех культурах.2

       Для чего нужны символы человеку?

       Человеческая психика, пытаясь вывести на сознательный уровень чувства и переживания, подбирает такие формы и образы, которые по субъективному ощущению несут аналогичный этим переживаниям психический заряд. Например, фраза  «Ты ранил меня в сердце» состоит из символов: сердце – символ любви и рана – символ боли. Если пытаться описать эту фразу так, чтобы передать весь  психический заряд испытанного чувства, придется достаточно долго подбирать необходимые слова, и, в конечном итоге, все равно не получиться передать этого заряда. Но символ, действуя на эмоциональном уровне, способен точно передать чувства одного человека – другому. В  работе Дж. Кемпбела «Мифы, в которых нам жить» приводится высказывание о мифе, профессора психиатрии Калифорнийского университета, Джона Перри - «…мифологический символ, есть «аффективный образ». Говоря простыми словами, такой символ затрагивает в душе именно то, что нужно. Он не обращается к логике, так как не требует толкования и оценок; мало того, символ вообще можно считать мертвым, если он проходит через мышление. Аффективный образ нацелен непосредственно на чувства и вызывает мгновенный отклик – а уже после этого разум вправе высказывать свои замечания. Увиденный во внешнем мире образ вызывает в душе трепет, подобно тому, как неподвижная струна резонирует в ответ на колебание звучащей».

       Символ способен передавать информацию, не затрагивая осознания в человеке. Символический мир проявляется там, где правят эмоции, чувства и ощущения, и где рациональное не состоятельно.  Это - сны, фантазии, религия и искусство, а также неврозы и психопатологии. Смысл символа не существует в качестве рациональной категории или формулы, которую можно вложить в образ. Символ – это средство коммуникаций на иррациональном уровне.  

       Но, каким образом происходит накопление символов, и работа символов в психике?

       При встрече с не виденным ранее новым объектом, человек первоначально наделяет его эмоциональным отношением, что называется, первым впечатлением. Оно зависит от качеств объекта, и того с чем эти качества связаны в жизненном опыте у индивида. На элементарном уровне это характеристика «нравится – не  нравится». Но за этим «нравится – не нравится» стоит констелляция чувств – отношений к качественным характеристикам, которыми обладает объект. Попадая в психику, объект становится потенциальным символом, который впоследствии может быть использован либо целиком, либо каким-то своим элементом для отражения. Человек, начиная с рождения, накапливает «архив» таких символов и оперирует ими в процессе жизни. Данный процесс накопления по большей части носит неосознаваемый характер. Конечно, человек сознательно запоминает предметы и использует их целиком или поэлементно в творчестве, но это очень небольшая часть символов по сравнению с неосознаваемо накопленными   символами. Известно, что все с чем сталкивалась человеческая психика, не удаляется из памяти, а забывается – то есть откладывается в такие слои психики, которые не задействованы в процессе сознательной деятельности. Напротив, в состояниях измененного сознания таких, как сон, гипноз, галлюцинации, человек вспоминает символы и образы, которые были им забыты. Забыты - да, но не стерты. Символы проявляются тогда, когда необходимо отразить какое–либо чувственное отношение. И являются как бы зашифрованным посланием бессознательного, чувственного отношения к чему-либо.

       Реальный мир - это мир символов, а бессознательное «говорит» как раз на этом языке. Символы, из которых состоит мир,  минуя наше сознание, попадают в плохо осознаваемую или неосознаваемую сферу психики, содержащую эмоции и чувства, приобретенные в процессе жизненного опыта. Этот символ определяется психикой по качественным характеристикам и, исходя из этих характеристик, наделяется эмоцией. Затем в форме этих эмоций совершается поиск символов, обретенных в жизненном опыте, и находятся такие символы, которые могут передать бессознательную эмоцию. Далее эти символы осознаются «дешифруются» сознанием и предстают в реальном мире реакцией, которая является настолько рациональной, насколько рациональным является сознание индивида.  Сознание – та сфера, которая переводит иррациональный символический язык бессознательного в рациональный язык. Символы, в свою очередь, являются языком,  посредством которого внутренний мир человека общается с внешним миром.

Виталий Богданович

Проективная методика «Картина Мира,

как эффективный метод диагностики и подбора способа коррекции клиента»

Картина Мира как сумма представлений о себе, мире и своем месте в нем составляет центральную часть психической жизни человека. Эту модель человек формирует всей своей жизнью с раннего детства поступками, мыслями, чувствами, желаниями и самореализацией. Большая часть наших убеждений, действий, мыслей и поступков продиктована не объективными обстоятельствами, а субъективной Картиной Мира.

Компоненты Картины Мира обладают не только величиной, но и вектором развития. Основной функцией мотивации в построении Картины Мира является смыслообразование. Это оценка жизненных обстоятельств, реальных или предполагаемых действий и придание им смысла. Зная смыслы отдельного человека можно с высокой степенью вероятности прогнозировать поведение и надежность сотрудников.

В основе теста лежат проективные методики, которые дают возможность графического изображения клиентом подсознательных проблем, неосознаваемых страхов и тревог, относящихся как к прошлому, так и к будущему. Специально разработана система расшифровки и интерпретации изображаемых предметов и понятий. Расшифровка текста позволяет заглянуть и в прошлое и в будущее (+/- 7 лет), а также позволяет дифференцировать воображаемое (иллюзорное) прошлое и будущее, от реально произошедшего и происходящего.

Тест позволяет с высокой валидностью выделить наличие и актуальность для клиента родового сценария, следование/не следование ему. При расшифровке теста выявляются проблемы, связанные с эффективным проживанием возрастных кризисов, видна успешность их преодоления и актуальность кризиса для клиента, как в сфере осознаваемого, так и в сфере подсознательного. На изображении четко определяются отношение клиента к работе, умению контролировать эмоции и выстраивать иерархию целей и задач, к семье, дому, социальному статусу, самому себе и к ";месту";, где клиент может чувствовать себя комфортно, спокойно и в безопасности.

Мария Волченко

Москва

Сновидение как творчество

  Сновидение представляет собой естественный источник творческих идей и решений. Практикующим сновидцам неведома проблема творческих блоков. Почему это происходит? Как можно использовать состояние «повторного вхождения в сновидения» и необычные образы снов? Как понять юмор источника сновидения? Задача мастер-класса – дать простой и практичный способ создания мостика между образами из снов и реальными проблемами, показать возможность использования образов своих сновидений для исследования, раскрытия и развития творческого потенциала.

Прапамять

Почему эта память закрыта и как она открывается? Глубоко ли скрыты корни проблем, которые никак не решаются, и как их выявить? Несут ли сны информацию об опыте души, который был до рождения? Мастер-класс поможет выбрать проблему и попробовать приоткрыть дверь в глубинные воспоминания. Вопрос - верить или не верить в реинкарнацию, - остается за рамками, поскольку эффективность полученного результата от этого не зависит. А для тех, кому важны религиозно-философские аспекты, приводится высказывание Ученой Гусеницы:

«Ха! По-вашему я стану бабочкой? Это предрассудки и косность, уважаемый. Иллюзия чистейшей воды. Детские сказки. Научно доказано, что у гусеницы, кроме пищеварительного тракта, ничего больше нет, никаких крыльев, и быть не может. Никаких ярких крыльев. Умираем, и дело с концом» (Карел Чапек «Побасенки»).

* * * * *

Мария Волченко и Ирина Курис

Сны Одина (Работа с рунами и сновидениями)

Мастер-класс основан на использовании древних рунических практик и работе с расширенным состоянием сознания. Сочетание рунических практик и сновидческих медитаций позволяет глубже проникнуть в образы и смысл сновидений, в их связь с событиями дневной жизни. Одной из задач семинара (мастер-класса) является осознание и развитие интуитивных способностей.

В программе:

1.Легенды и мифы

2.Подготовка пространства - очищение,

защита, структурирования

. 3.Подготовка своего состояния – настройка,

концентрация, погружение.

. 4.Руны

5.Состояние сновидения - настройка, медитации

6.Получение информации из сновидения

7.Работа с информацией - методы нейтрализации

негативных и усиления позитивных данных.

Борис Голдовский

«Реинкарнационная медитация и раскрытие творческого потенциала»

Мастер-класс представляет собой вариант практических занятий с группой по теме и является фрагментом общего интенсивного авторского курса «Культура психической деятельности». Много лет этот курс преподавался в России и заграницей, как самим автором, так и его учениками и показал высокую эффективность в группах с большой возрастной неоднородностью,

с сильно различающимся персональным опытом овладения психотехниками.

Технология данного мастер-класса основана на трансперсональном подходе к интеграции различных форм работы с энергиями и суггестивной педагогики для последовательного и контролируемого развития ряда состояний: от легкой мышечной релаксации до глубоких трансовых состояний. В результате в сознании всплывают и проявляются глубинные пласты всё более полных знаний о себе, находится чёткое понимание своих внутренних поведенческих мотивов. Всё это сопровождается интенсивным проявлением различных ярких психических феноменов, исключительно полезных для здоровья и для творческого и эмоционального настроя аудитории.

При наличии видеоаппаратуры представляется целесообразным сразу же после записи продемонстрировать аудитории эти полученные эффекты, что, безусловно, добавит мотивации при проведении «реинкарнационной медитации».

Арина Даур (С-Пб)

Монотипия – графическая техника свободного сознания

«…из вероятия в правоту…»

Б.Пастернак

Есть мнение, что графика среди славной плеяды изобразительных искусств самая изысканная. Максимальная выразительность минимальными средствами – формула удачи графической работ. В графическом искусстве есть множество техник исполнения. Каждая техника имеет свои особенности. Есть печатные техники: литография, офорт, гравюра. Изображение в этих техниках подразумевают работу с печатным станком и, следовательно, тираж.

Есть техники тираж не предусматривающие. Это рисунок карандашом, углём, пастелью и даже акварелью. Их принято относить к станковой графике. То есть, сделанной на станке – мольберте. А есть графическая техника, которая занимает пограничное место между печатной графикой и станковой. Это монотипия – греческое слово, означающее отпечаток один раз. Гениальность техники доказывает то, что ею охотно овладевают дети, только начинающие постигать язык изображения.

Это размышления от полученного путем отпечатка живописно-графического пятна.

Пятно может быть получено разными способами. Поэтому внутри этой техники есть еще свои подтехники. Это зависит от материала и способа воплощения. Монотипией, как правило, занимаются художники, верящие в чудо. В каком-то смысле это фатальная охота за удачей. И бесконечная любовь к импровизации.

Пятно получается механическим способом. Далее подключается мир ассоциаций. Госпожа Фантазия берет верх и творит условное образное пространство. Художник может легким намеком дать подсказку зрителю. Монотипия – техника сотворчества, где художник призывает зрителя заняться поисками своих личных ассоциаций. Интуиция ведет и подсказывает пути к образу (кстати, интуиция происходит от латинского intueri, что означает смотри зорко).

Как сказал один симпатичный киногерой: «Счастье – это когда тебя понимают.» И был прав. Так случилось, когда несколько художников-монотипистов пришли в галерею Третьякова. Оказалось, что здесь не надо рассказывать о монотипии. Здесь её знают и любят.

На протяжении трех лет в галерее и на арт-ярмарках проходили выставки художников-монотипистов. Художники проводили свои мастер-классы. Благодаря живости этой техники монотипия пользовалась особенным зрительским вниманием. Так возникла идея создания общества любителей монотипии. Если полистать историю искусств, можно получить прямое напутствие из серебряного века от художника-графика Кругликовой, которая занималась монотипией и писала статьи об этой технике.

Кого же мы приглашаем на мастер-класс? Тех, кто хочет разбудить в себе художника. Смотрите зорко!

Монотипия как

1.Монотипия, как способ зоркого смотрения

2.Монотипия, как восхищение нерукотворным

3.Монотипия, как воспитание деликатности

4.Монотипия, как «perpetum mobile» изображения

5.Монотипия, как песня бесконечности

6.Монотипия, как коллекция господина Случая

7.Монотипия, как провокация фантазии

8.Монотипия, как явленная интуиция

9.Монотипия, как импровизация на бумаге

10.Монотипия, как минимум средств и максимум выражения

11.Монотипия, как способ открытия потаенного

12.Монотипия, как всплеск внутренней энергии

13.Монотипия, как чудо, которое всегда с тобой

14.Монотипия, как поиск образа

Наталья Изварина

Путь к расширению творческого потенциала:

Раскрытие, Совершенствование и Управление внутренней сексуальностью.

(Авторская программа)

1. Понятие внутренней сексуальности, мифы и реальность.

  • Цели и задачи пробуждения внутренней сексуальности - ложные и истинные.

  • Триединство целостности. Интелект –дух, Эмоции – душа, Физиология – тело.

  • Иерархия гормонально-эндокринных центров (чакры).

  • Расширение сознания методом акустической нейро-модуляции – трансформация доминанты.

  • Медитация – раскрытие и гармонизация сексуальной энергии.

2.Трансформация отрицательных эмоций – ключ к гармонизации внутренней сексуальности и расширению творческого потенциала.

  • Техника «безопасности» использования внутренней сексуальной энергии.

  • Диафрагмальное дыхание – антистресс.

  • Упражнения для «копчиковой» зоны. Достижение эмоциональной зрелости.

  • Дифференциация сексуальной внутренней энергии в рамках адаптивного коридора.

3. Владение «мужской» и «женской» внутренней сексуальной энергией.

  • Техника управления внутренней сексуальностью - сензитивная обратная связь: положительная и отрицательная.

  • Внутренная сексуальность - безусловная любовь.

  • Сублимация и трансформация внутренней сексуальности в творческий потенциал.

Владимир Кононов

«Карма - одна из составляющих сегодняшней судьбы».

Карма — не наказание. Она — всего лишь энергия боли и травмы, от которой следует избавиться. Опыт страдания несет в себе урок того, что подобное не должно повториться.

Карма — процесс обучения и духовного роста, в котором люди узнают о последствиях собственных поступков. Узнав последствия, человек учится действовать таким образом, чтобы его поступки приносили радость в жизни другим людям и ему самому. Если каждый человек пройдет эти уроки, то исчезнет нужда в страданиях и карме.

Цель этого тренинга — научить Вас средствам избавления от кармы.

Они просты, но необычайно эффективны. Они включают в себя работу со своим подсознанием - хранилищем кармических следов.

Предлагаемые техники работы с кармой помогают убрать страдание и энергетические блоки из ваших прошлых жизней. Изменяя к лучшему настоящее и прошлое, вы устраняете боль, страдания и травматические переживания из своего будущего. При помощи этих техник вы сможете исцелиться от последствий травмы на любом энергетическом уровне.

Хотя этот процесс не направлен непосредственно на физическое тело, нередко его результатом является полное физическое выздоровление. Он способствует освобождению от страданий, успокоению разума и способности радоваться существованию.

* * * * *

Николай Кудряшов

С-Пб

Системный подход в волновой нейродинамике

Как и каждый биологический механизм, тело человека имеет свои технические характеристики и подчиняется законам механики в выбранной системе двигательной нейроактивности. Принципы построения системы или идеального, гармоничного целого по В.А.Ганзену это: повторяемость, соподчиненность, уравновешенность, соразмерность. Пространство, Время, Энергия и Информация объединены в системе любой формой изменения, в частности, движения. Сознание есть аффект (эмоции и чувства), воля (мотив и действие), перцепция (ощущение и восприятие) и мышление (речь и представление). В системообразующем принципе построения материального мира в данном случае нас интересует действие или движение.

В основе оптимальной мышечной, внутримышечной и межмышечной двигательной активности, связанной со специальной координацией управляющих электрических нейроимпульсов, лежит плавное, последовательное, и, на первом этапе, постоянное по скорости изменение всех отделов опорно-двигательного аппарата в выбранном направлении. При правильном выполнении волновой нейродинамики создается впечатление «пробегания» по телу волны усилий, как от камня, брошенного в воду. В теле человека всегда присутствуют блокировки и зажимы мышц и тканей. Они-то и не дают реализоваться волновой нейродинамике в полной мере. Откуда они берутся? Они возникают либо от генетически заложенной информации (ощущение и восприятие, эмоции и чувства), либо от перенапряжений и травм (мотив и действие), либо от нереализованной мыслительной деятельности (речь и представление). Эти стереотипы движения – составляющие наших привычек. А от привычек избавиться не просто. Поэтому, правильные волна движения тела и поддерживающая ее нейроимпульсация - это почти что приближение к идеальной форме существования всего материального на Земле.

Ирина Курис С-Пб

Спонтанные танцы как путь к творчеству

Содержанием настоящего мастер-класса является осознанная статико-динамическая практика прохождения этапов погружения и переживание трансперсонального опыта с последующей проработкой архетипов в спонтанном движении.

В программе:

  1. Мудры и хасты для взаимодействия со стихиями

  2. Спонтанное движение и танец. Отличие спонтанного танца от динамической импровизации. Спонтанный танец как форма медитации.

3. Выполнение этюдов на заданную тему:

- передача эмоционального состояния

- ритмические импровизации

- танец в чакре

- танец в асане

- танец в стихии (Земля, Вода, Огонь, Воздух)

- парный и групповой спонтанные танцы.

* * * * *

«РАБОТА С СИМВОЛАМИ И АРХЕТИПАМИ СОЗНАНИЯ»

Нона Лопатина (С_Пб)

  1. Первый и самый древний международный язык - язык символов и архетипов.

  2. Работа с символами и архетипами. Развитие образного видения.

  3. Трансовые состояния в работе с символами. Психотерапевтический эффект этой работы.

  4. Аксессуары для вхождения в трансовое состояние.

  5. Создание внутреннего настроя для этого состояния.

  6. Возможность взаимодействия с архетипом через образное видение.

«Древние психотехники в современном мире: осознанная адаптация»

Максим Ошурков

Москва

Древние психотехники и современные психопрактики

Данная мастерская – презентация многомодульного курса, посвященного раскрытию внутреннего потенциала каждого человека; раскрытия именно так, как это хочет он сам; именно так, чтобы наилучшим образом адаптироваться (и адаптировать!) тот мир, в котором ты выбираешь жить и творить, и тот внутренний мир, который проявляется через тебя.

Курс состоит из трех последовательных модулей;

Каждый их них развивает то, что получено в предыдущем, и, в то же время, ценен сам по себе.

Он базируется как на авторских разработках тренеров, так и на том, чему им удалось научиться за их бурную жизнь как в трансперсональном, так и в бизнес-тренерском мирах.

«Коды доступа к энергии творчества:

спонтанность, осознанность и технологии успеха»

Что такое творчество? Из самых общих соображений, - это нечто, некое действие, благодаря чему в том мире, где живем мы, появляется нечто, доселе не бывшее. Размер и сфера проявления не важны - от новой колыбельной, под которую ваш ребенок засыпает со счастливой улыбкой, до нанотехнологии, которая меняет всю структуру экономики. Главное - мы творим. Но творит не только наше ";Я";, но и нечто другое, что есть в нас и/или проявляется через нас.

Творчество – это энергия; осеняя нас, она дарит нам ощущение счастья и смысла жизни.

Все мы хотим радости озарения и спонтанности. И все мы хотим творчества именно там и тогда, где и когда оно принесет нам успех именно в НАШЕЙ жизни.

Данная мастерская – краткосрочный семинар, на котором можно получить «ключи доступа» к трансперсональным источникам творческой энергии и начальные навыки управления этой энергией.

* * * * *

«Раскрытие творческого потенциала ребёнка через свободную пластику движения в игровом пространстве» («Игровая пластика»).

Ирина Евгеньевна Рязанова, Элеонора Александровна Васильева

с/ш № 326 С-Пб

Мастер-класс познакомит Вас с интегративной программой, использующей психотелесные практики, направленные на поддержание и улучшение психологического и физического здоровья школьников, развитие и раскрытие потенциальных творческих способностей детей.

Будут представлены:

- задания и упражнения, возникшие из направления биоэнергопластики (И.В. Курис) и адаптированные для восприятия детей,

- театральные игры с использованием музыки различного характера, направленные на расширение диапазона психотелесной выразительности и повышения коммуникативности,

- творческие пластические импровизации.

Использование интегративного подхода в воспитании ребёнка в сфере дополнительного образования способствуют гармонизации организма в целом, раскрывает и активизирует в ребёнке его неповторимую индивидуальность.

Валерия Рыжова

Москва

Символ и образ в гурджиевских танцах

Рассматривая древние фрески и барельефы, картины старых мастеров, иконы, скульптуры мы обращаем внимание на то, что позы и жесты изображаемых людей часто не являются простыми бытовыми психологическими жестами. Многие из них несут некий скрытый смысл, тайное знание, намек на некую иную Реальность Для современников этих произведений искусства изображаемые сюжеты, жесты и позы, динамика движений несомненно служили каждодневным напоминанием о существовании сферы сакрального , жесты и позы были значимыми, являлись частью жизни этих людей.

О чем говорят нам сегодня, к примеру, позы и жесты святых на иконах ? Мы понимаем, что они не случайны. И иногда, настроившись на звучание иконы, мы можем пережить необычное состояние. Мы танцуем народный танец и чувствуем небывалый прилив энергии и бодрости. Но знаем ли мы , «о чем» это состояние и как его удержать, сделать основой нашей повседневной жизни?

Может ли древнее искусство служить нам подсказкой?

Можем ли мы сегодня проникнуть в суть древних посланий ?

К сожалению, сегодня мы не в состоянии прочесть и правильно расшифровать для себя закодированные в символах древние знания. В нас утрачен точно настроенный камертон, способность к различению. Но тем не менее у каждого из нас есть наша собственная глубина, наш настоящий живой источник, погребенный под комплексами механических реакций и грубыми слоями нашей личности.

В программе:

- знакомство с сакральными жестами и танцевальными движениями, собранными из разных источников:

- сакральные танцы суфийских орденов.

Виктор Соловьев С-Пб

Получение ресурсных состояний и раскрытие творческого потенциала

через работу со срединной линией тела

  • Срединная линия тела как символ целостности и Пути.

  • Пробуждение творческого потенциала в разных культурах и системах с использованием символики срединного пути.

  • Практические методы работы

Лев Тетерников

Москва

Йога или единство с партнером

«Незнакомая планета» (Процесс на 1 час, когда человек сознательно проживает свою жизнь и узнает свою реальную природу).

Практика такого тренинга предусматривает творческое соединение этики и практики Тантра-йоги и принципов поведения война концепции индейцев Мексики. Мы используем практику Йоги с партнером не только для укрепления здоровья, но и как возможность правильного формирования отношений между Женщиной и Мужчиной. В практике Йоги с партнером один помогает другому. Это значит что, развиваются элементы доверия, заботы о человеке, открывается сердечный центр.

Мы используем положения древней Тантры для создания атмосферы любви, доверия, взаимной поддержки в семье и в партнерских отношениях. Когда весь спектр наших отношений рассматривается как тренинг, то легче разрешать конфликты, проще понимать друг друга и удерживать влечение тела, души и разума между супругами длительное время.

* * * * *

«Креативность и расслабление. Жизнь и Смерть как творческий процесс»

Титова Наталья

Институт танатотерапии (Москва)

Как золотой ключик, медленно, ступенчато поворачиваясь в замке, открывает потайную дверь в волшебный мир театра, так телесная гомеопатия, совершая ювелирно точные попадания в механизм запора, открывает секретный замок неприметной двери в мир истинного творчества - личностного творчества человека.

Творчество всегда противостоит рутине и предполагает создание некоего нового качества. Это выход за привычные рамки, устоявшиеся стереотипы, суть которых - ригидность. А ригидность, как известно, противостоит расслаблению.

История знает немало примеров, когда творческие озарения и гениальные открытия происходят не в момент сильнейшего мозгового напряжения и активизации мыслительных процессов, а тогда, когда человек «отпускает» задачу, переключается на другую деятельность, находится в состоянии покоя, расслабления или сна.

Танатотерапевтический подход в работе с клиентом позволяет моделировать такие условия в теле, душе и сознании человека, при которых возникает своеобразный тоннель-переход в его собственное творческое пространство. Причем это пространство не является, как правило, клиентским запросом, а выступает неким положительным побочным эффектом.

Кроме того, танатотерапия позволяет осуществить выход на творчество через снятие страха смерти, т.к. этот страх блокирует жизненный ресурс, не позволяет творчески подходить к самой жизни…

Владимир Трусов

Новосибирск

Освобождение голоса

Демонстрация принципов и приемов высвобождения творческого потенциала
человека посредством работы с голосом. Рассматривается взаимосвязь голоса и
состояний, их влияние друг на друга.


Любовь Чертова (Москва)

«Методика ДФС как инструмент творчества.

Язык души. Вибрационные техники».

  1. Инструментальный подход к человеку.
    2. Базовые упражнения методики как возможность пространственного опыта.
    3. Язык состояний. Карта состояний.
    4. Вибрационное пение - как резонансное творчество.

Валентина Чупятова (Москва)

Феномен прошлых и будущих жизней

Регрессионная (реинкарнационная) психотерапия – увлекательный творческий процесс, как для пациента (клиента), так и для врача (психолога). Эта терапия даёт возможность в короткие сроки возродиться духовно и физически. В основе регрессионной психотерапии лежит прошлых и будущих жизней. Этот феномен - материя, по которой строится наша жизнь.

В этом явлении нет никакой мистической таинственности. Это особая психическая реальность, свойственная природе человека. В феномене прошлых и будущих жизней есть ответы на все вопросы и избавление от физических и психических заболеваний. Феномен даёт надежду на успешную адаптацию земному бытию людей, страдающих шизотипическим расстройством. Феномен позволяет увидеть истоки уголовных преступлений и порвать порочную цепь рецидивов. Он даёт возможность познать природу лейстбийства, трансвестизма, проституции.

В этом феномене заложена причина травм и трагедий, и выявляется он самим человеком без использования гипноза и других агрессивных психотехник.

Владимир Элькин С-Пб

Интуитивная биолокация

Ваши неизвестные  способности – феномен Скрябина, Чюрлениса-визионера.

Сеанс интуитивной импровизации -  не умеющий играть становится композитором  и спонтанным джазовым импровизатором.

СПРАВКИ ОБ АВТОРАХ

Майков Владимир (Москва) - К.ф.н., член-корр. МАПН, Президент Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии, Основатель и  лидер Трансперсонального проекта проекта, Трансперсональный психотерапевт европейской регистрации. Старший научный сотрудник Института философии Российской Академии Наук.

Козлов Владимир Васильевич (Ярославль) - д.пс.н. профессор кафедры социальной и политической психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова, академик МАПН, Первый вице-президент Международной Академии психологических наук,
основатель интегративной психологии

Виктор Федорович  Петренко (Москва) - Д.п.н., Член-корр. РАН. Профессор факультета психологии МГУ, зав. лабораторией ";Психология общения и психосемантика";.   

Крупицкий Евгений Михайлович (С-Пб) – Д.м.н., исследователь ИСС, Автор кетаминовой тепарапии алкоголизма. Один из ведущих специалистов по психоделикам. Отдел наркологии НИПНИ им. В.М. Бехтерева; Ленинградский областной наркологический диспансер.

Дрогалина Жанна (Москва) – к.филолог.наук, старейший российский трансперсонолог. Соавтор и хранитель творческого наследия великого ученого современности В.В. Налимова. В настоящее время издает его труды. Пропагандист вероятностного подхода к пониманию природы мира и человека. Соучредитель и Действительный член АТПП.

E-mail: ";mailto:vnalimov@rambler.ru";

Сойдла Тыну Рихович (С-Пб) - Доктор биологических наук, генетик. Соучредитель и действительный член Российской Ассоциации Трансперсональной психологии и психотерапии (АТПП); Член Президиума АТПП.

Автор более 20 трансперсональных эссе, опубликованных  в международных журналах. Основные темы: материальные корреляты памяти и сознания; музыка, литература и искусство как носители трансперсонального опыта; персональная мифология. Член редколлегии журналов Journal of Transpersonal Psychology, Journal of Mind and Behavior, член редакционного совета проекта «Тексты трансперсональной психологии».

Персональная страница: www.dino32.narod.ru

Дульнев Геннадий Николаевич(С-Пб) - Доктор технических наук, профессор кафедры теплофизики и энергофизического мониторинга С-Пб Государственного УниверситетаИнформационных Технологий, Механики и Оптики. Заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

Коротков Константин(С-Пб) - Доктор технических наук, профессор кафедры ПКС С-Петербургского государственного Университета Информационных технологий, механики и оптики. Зам директора С-Петербургского государственного НИИ Физической Культуры, Президент международного союза медицинской и прикладной биоэлектрографии. Associate Professor, Holos University USA. Президент ассоциации “Kirlionics Technologies International”.

Член редколлегии журнала «Journal of Alternative and Complementary Medicine» USA.

E-mail: kk@korotkov.org

Серов Николай (С-Пб) - доктор культурологии, профессор кафедры философии и культурологии Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы.

mailto: nv_serov@

Аркадий Ровнер (Москва) – писатель-эзотерик. Создатель нового направления духовного роста и преображения, связанного с Институтом культуры состояний (ИКС), который имеет филиалы и проводит свои слеты и сессии во многих городах страны. Сформировался в московском мистическом и литературном андерграунде 1960-70-х годов. С 1973 по 1994 годы он продолжил свое становление в Европе, Америке и в Восточной Азии. Аркадий Ровнер известен как создатель “веселой науки” фулологии (foolology): его курс “Дураки мира” (“Fools of Many Lands”) в New School for Social Research в Нью-Йорке неизменно собирал многочисленную аудиторию. Он - составитель эциклопедий: “Мистики XX века”, “Энциклопедия символов, знаков и эмблем”. Автор книг “Третья культура” (1996), “Веселые сумасшедшие” (1998), “Школа состояний” (1999), “Путешествие МУТО по Руси” (2002), «Небесные селения» (2006) и др.

Александр Кушнер(Санкт-Петербург) – поэт, член СП, Первый лауреат премии «Поэт» и многих других авторитетных литературных премий. Интересуется метафизическими проблемами.

Олеся Николаева (Москва) – поэт, член СП.

Владимир Груздев (Санкт-Петербург) – художник, постоянный участник российских и зарубежных выставок. В. Груздев работает как в фигуративном, так и в абстрактном стиле, используя цвет в качестве основного выразительного средства. Работы находятся в музее истории Петербурга, в галереях и частных собраниях Германии, Голландии, США, Финляндии и Японии.
Более 20 публикаций о художнике, в том числе, глава в монографии А. С. Шалыгина ";Известные и выдающиеся художники Санкт-Петербурга (2004 г.).

www.gruzdev.com

БревдеГеннадий (С-Пб) - к. филос. н., официальный преподаватель Европейской Ассоциации Психотерапии, проректор Международного Института Интегративной Психологии (МИИП), член президиума Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии, член Комитета Европейской Трансперсональной Ассоциации по сертификации и аккредит, член-корр. БПА, автор свыше 35 статей и раздела монографии по проблемам философской антропологии и глубинной психологии.

E-mail: psyche@GB4205.spb.edu

Персональная страница:http://www.apollina.ru

Волченко Мария (Москва), к. филос. н., преподает авторский курс по работе со сновидениями, регрессионную терапию и логику, член-корреспондент БПА (отделение трансперсональной психологии и педагогики), сертифицированный член Международного совета по регрессионной терапии (IBRT) и Европейской ассоциации регрессионных терапевтов (EARTh), член Международной ассоциации по исследованию сновидений (IASD). Подробная информация о семинарах, публикациях, контактах - на сайтеhttp://www.dream-art.ru.

Изварина Наталия (С-Пб) -к.х.н. Старший научный сотрудник, Институт Физиологии им. И.П. Павлова. Автор и ведущий программы «Путь к расширению творческого потенциала».

Курис Ирина (С-Пб) – К.п.н., Профессор Балтийской Педагогической Академии (Санкт-Петербург), руководитель отделения трансперсональной психологии и педагогики. Трансперсональный психотерапевт европейского регистра (ЕВРОТАС), официальный тренер Европейской Трансперсональной Ассоциации, соучредитель и действительный член Российской Ассоциации Трансперсональной психологии и психотерапии (АТПП); Президент Северо-Западного регионального отделения трансперсонального сообщества. Мастер сакрального танца и Йога-Данс.

e-mailkurisira@gmail.com

Трусов Владимир (Новосибирск) – к. психол.н., заведующий кафедрой педагогики и психологии гуманитарного образования Новосибирского государственного педагогического университета действительный член АТПП, психолог - консультант,
ведущий семинаров по холотропному дыханию, работе с голосом, шаманским психотехнологиям.

Файдыш Евгений (Москва) – К.б.н., Академик РАЕН, президент российского фонда «Трансперсональной психологии», директор «Института ноосферных исследований», руководитель Международного проекта по экологии информационной среды фонда «За выживание и развитие человечества».

Автор более 120 статей и патентов, тринадцати книг, опубликованных в России и за рубежом, в том числе: «Измененные состояния сознания», «Сверхсознание», «Карма и психотравмы», «Техно Фэн-Шуй» «Мистический космос», «Путеводитель по местам силы и параллельным пространствам», «Геомантия в жизни современного человека», «Путеводитель по кармическим архетипам».

/ /

Адамовичем Геннадий (РБ Минск)- лауреат международной премии им. Вернадского, лауреат международного фестиваля «Будущее через прошлое»

по направлению «Комплементарная медицина», разработчик программ и учебных пособий для ВУЗов России и Беларуси,автор книг ";Гимнастика славянских чаровниц";, «Психотренинг в системе подготовки славянских воинов», «Славянское целительство»  и др.E-mail:(adamovichg@mail.ru)

Анисимова Ольга (С-Пб) - специалист по работе с голосом и звуком. Основное направление исследований – проявление резонансных связей голоса и состояния человека, голосовой имидж. Ведущая семинара-тренинга по развитию голоса и обертонному пению, исполнительница концерта-релакса «Звук внутри звука» (обертонные импровизации) совместно с Галиной Парфёновой (Минск, Гродно, Казань, Москва, Санкт-Петербург).Автор тренинга по голосу «Радость звучать». Автор цикла семинаров (совместно с Баловой И.Н. (к.п.н)) по «Здоровье создающим технологиям» для педагогов школ Санкт-Петербурга.

E-mail: mailto:voice1@land.ru

Бахтияров Олег (Киев) – исследователь измененных состояний сознания.Организатор и руководительУниверситета Эффективного Развития; автор книг по деконцентрации внимания и психонетике.

Белокуров Алексей (Москва) – художник body art, инструктор по интегративным психотехнологиям, соавтор и ведущий тренингов.

Белокурова Марина (Москва) – Доцент Института трансперсональной психологии;официальный преподаватель курса телесно-ориентированной инсайт-терапии программы подготовки психотерапевтов на Европейский сертификат психотерапевта (The European Certificate of Psychotherapy) в рамках общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги (ОППЛ). Курс входит в Европейскую программу по трансперсональной психотерапии в рамках Европейской трансперсональной ассоциации (EUROTAS), европейский сертификат по трансперсональной психотерапии (The European Certificate of Transpersonal Psychotherapy). Член Президиума АТПП.

Информация на официальных сайтах ОППЛ, EAP и EUROTAS

Богданович Виталий (С-Пб) - психолог высшей категории, лауреат гранта РАН по изучению измененных состояний сознания, врач, четыре специализации, автор и создатель многочисленных тренингов, принимал участие в разработке федеральных законов «О тоталитарно-деструктивных сектах» и «О народных целителях». Ученый-исследователь в области малых и сверхмалых полей и взаимодействий. Стаж практической работы в альтернативных направлениях психологии и медицины 20 лет. Писатель, автор таких книг как: «Традиции Кармы», «Психокоррекция в повседневной жизни», «Учебник исполнения желаний», «Учебник по психоэнергетике», «Большая защитная книга», «Рифы эзотерики или о чем молчат Учителя», «Учебник привлечения денег» и т.д. Постоянный Член БПА.

mailto:KBVB@yandex.ru.";www.osoznavanie.ru

Боева Яна (С-Пб) – художник, закончила худ. училище им. Серова и ВПХУ им. В.Мухиной. Вопросами трансперсональной психологии заинтересовалась вместе с мужем – Евгением Торчиновым в начале восьмидесятых. Работы печатались в журнале Journal of Transpersonal Psychology. Неоднократно выставлялась за рубежом.

Бурановская Наталья (С-Пб) – историк. Пятнадцать лет назад заинтересовалась трансперсональной психологией, сотрудничала с Институтом Трансперсональной псисхологии (Москва). В течение этих лет активно посещала различные тренинги и психологические семинары. В круг интересов входят архетипическая, аналитическая психологии, онтопсихология. Интересуется проблемами коллективного бессознательного. Обладает обширным опытом вхождения в мир архетипов. В настоящее время занята собственными изысканиями, связанными с коллективным бессознательным. Пытается применить достижения психологии ХХ века к историческому становлению этического принципа «справедливость», понятий «народ», «государство». Постоянный член БПА и АТПП.

Е-mail";mailto:isidu@yandex.ru";

Голдовский Борис (С-Пб) – врач, психолог, Президент Российского фонда ЭНИОтехно- логий. Доктор комплементарной медицины; лауреат премий им. А.Чижевского (1995 г.) и им. В. Вернадского (1998 г.). Член ряда Академий, в том числе, зарубежных. В 2002 году ему вручен Диплом Кембриджского университета «За выдающийся вклад в развитие народной медицины в России»; в 2005 г. – Диплом и золотой знак «Элита народной медицины. Лауреат премий им. А.Чижевского (1995г.), В.Вернадского (1998 г.). Автор более 110 научных трудов и 12 изобретений.  Постоянный член БПА, действительный АТПП и.

/index.files/enio.files/Gold.htm
/issl_aura.php
/19/anomalia.htm

.

Даур Арина (С-Пб) – художник-монотипист, автор книги «Монотипия», участник различных художественных фестивалей и выставок.

Кудряшов Николай (С-Пб) спортивный психолог, сертифицированный преподаватель Европейской Академии интеграционной психологии (Польша), обладатель ";Золотой Карты"; Ассоциации психотерапевтов Польши, член Международной Ассоциации Трансперсональной психологии, автор системы Целостного движения, основанной на волновом движении тела, а также системы вибрационного перемещения и вибрационного боя, автор книг ";Магия боя. Тайны боевых искусств гипербореев";, ";Сексуальная пластика. Магия движения";, ";Целебная сила вибраций. Тайны вибрационного боя"; и др.

Кучинский Михаил (Москва) - инструктор по интегративным психотехнологиям, соавтор и ведущий тренингов.

ЛабковскаяГалина(С-Пб) - психолог-консультант, магистр психологии, психотерапевт Единого Европейского Реестра, официальный тренер Европейской Трансперсональной Ассоциации, соучредитель и действительный член Ассоциации Трансперсональной психологии и психотерапии (АТПП); сертифицированный семейный психотерапевт (позитивная семейная психотерапия)

Контакты: (812) 972-05-75 mailto:gaavaa@mail.ru

Лопатина Нона (С-Пб) – практическийпсихолог, руководитель школы предсказаний «Круг», специалист по работе с символами и архетипами сознания.

Огненко (Погосова) Надежда Михайловна (С-Пб) –, специалист по работе со сновидениями и сказками, автор книг по сновидениям и сказкотерапии («Погружение в сказку», «Цветовой игротренинг», «Путеводитель по стране Сновидений», «Работа с образами животных», «Волшебная сила сказки»), ведущая групп личностного роста в институте практической психологии «Иматон» и в «Академии частной жизни»

Охайв Йона (Ohayv Jonah) (США-Дания) – писатель, Автор ряда трансперсональных статей (в частности в Journal of Transpersonal Psychology) и трансперсонального романа The Red Monk.

mailto: meditatejonah@

Ошурков Максим (Москва) – Максим Ошурков – психолог, переводчик, этнолог, член Президиума Всероссийской Ассоциации Трансперсональной Психологии и Психотерапии, ведущий дыхательных и интегративных тренингов. В настоящее время работает над диссертацией посвященной традициям и практике сибирского шаманизма.

Парфёнова Галина (С-Пб) - Исполнительница средневековых песнопений и обертонных импровизаций. Автор тренинга по голосу «Я все-таки буду петь».

Автор и продюсер фильма «Мастер обертонов». Записала аудио-альбомы: «Флорентийский орнамент», «Пилигримы садов». Исполняет концерт-релакс «Звук внутри звука» (обертонные импровизации) и ведет семинары-тренинги по развитию голоса и обертонному пению совместно с Ольгой Анисимовой (Минск, Гродно, Казань, Москва, Санкт-Петербург). Член БПА АТПП.

E-mail: dolcevoice@rambler.ru

Равдоникас Феликс Владиславович(С-Пб) — международно известный органолог, обладатель сертификата Who's Who of Intellectuals (IBC, Cambridge, UK, 1983), автор нетрадиционной теории музыкальной шкалы, на основе которых прочёл курс лекций на философском факультете СПбГУ), опубликовал более 150 работ.

Рыжова Валерия(Москва) - хореограф, психолог, филолог, инструктор Института Культуры Состояний. mailto:valeria_r@

Рязанова Ирина и Васильева Элеонора (С-Пб)– педагоги дополнительного образования высшей категории (ГОУ средняя обще-образовательная школа №326 Невского административного района Санкт-Петербурга. Практические психологи, работающие по авторской программе «Раскрытие творческого потенциала ребёнка через свободную пластику движения в игровом пространстве», члены ассоциация творческих учителей России, лауреаты районного конкурса Педагогических достижений Невского района С-Пб.

Соловьев Виктор (С-Пб) – профессиональный психолог, массажист, Мастер-Учитель Рэйки (формы обучения: Усуи Рэйки Шики Риохо, Усуи Рэйки Риохо, Усуи Тибет Рэйки), преподаватель тибетского метода духовного развития и целительства Цанглунг. Прстоянный член ОППЛ, БПА, АТПП.

Контакты: salva1976@list.ru, 9112521472

Стражмейстер Инна (С-Пб) - аспирант кафедры теплофизики и энергофизического мониторинга С-Пб Государственного УниверситетаИнформационных Технологий, Механики и Оптики.

Тетерников Лев (Москва) – к.х.н. Руководитель школы «Искусство любить», автор ряда книг по различным направлениям йоги.

Титова Наталья (Москва) – практический психолог, сертифицированный танатотерапевт-практик. Имеет большой опыт работы в МЧС, является разработчиком инновационных психолого-педагогических программ в системе образования (1998, 2006).

Хрущева Настасья (С-Пб) - Лауреат международных юношеских конкурсов «Я – композитор» (1999 год – II премия, 2003 год – I премия). Победитель конкурса на лучший романс на стихи А.Тарковского в рамках международного фестиваля «Три века классического романса» (2007). Исполнительница современной авангардной музыки и автор ряда статей о проблемах современной музыки в газете СПб Ведомости.

Чертова Любовь (Москва) - практический психолог, Действительный член МПЛ, тренер по методике дифференцированных функциональных состояний, автор И. Калинаускас - тренер в школе ";Искусство возвращения Королевы";
- тренер по вибрационной технике ";Школа Зикр";
- гончар.

Чупятова Валентина (Москва) - кандидат медицинских наук врач-психотерапевт, психолог, психиатр-нарколог, действительный член ОППЛ.

Шевченко Вера - физик, психолог. Специализация: арт-терапия. С января 2001 г. - научный сотрудник УЭР г. Киев. Авторский курс по синестезии. Член Украинской ассоциации психологов, Ассоциации  арт-терапевтов Украины, Российской  Ассоциации по перинатальной психологии и медицине. Руководитель  группы «Overgraund», с успехом выступавшей на многих фестивалях.

Элькин Владимир (С-Пб) – кандидат медицинских наук, врач, музыкант, музыкотерапевт, врач «Центра СПИД», Преподаватель институт психологии ИМАТОН, Университета Культуры им. Н.К.Крупской, Гуманитарного института.Автор ряда оригинальных методик диагностирования. Автор книг –«Целебная магия цвета и звука»,«Театр цвета и мелодии Ваших страстей».

Ассоциация Трансперсональной Психологии и Психотерапии

7-я ежегодная конференция АТПП

Санкт-Петербург, 16-19 мая 2008 года.

Организаторы: Российская Ассоциация Трансперсональной Психологии и Психотерапии; Северо-Западное Отделение АТПП, Балтийская Педагогическая Академия; С-Пб РО ОППЛ;

Партнеры: Гильдия Психотерапии и психотренинга; турфирма «Астрея»

Информационная поддержка: Психологическая газета, Издательство А. Голода;

«СОЗНАНИЕ, ИСКУССТВО, ТВОРЧЕСТВО: КАК ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ

Сквозные темы конференции:

Человек–Творец: состояние и результат.

Языки творчества: транс, инсайт, мистические переживания.

Символ, миф, архетип

Личностное и надличностное.

Духовные практики и творчество

Подводные камни трансперсонального творчества.

Возможности и ресурсы

Психотерапевтические и арт-терапевтические практики в т/п психологии.

Семейные отношения как творческий процесс. Развитие творческих возможностей у детей методами т/п практик: «За и против». Дети и взрослые.

Творчество коллективное и индивидуальное

Сновидение и творчество

Регрессионная (реинкарнационная) терапия и раскрытие творческого потенциала

Творчество, как объект исследования

Творчество и измененные состояния сознания.

Безумие и творчество: трансперсональный взгляд.

В рамках конференции предусматриваются:

пленарные и секционные доклады; творческие лаборатории; круглые столы;практикумы и мастер-классы; выставки художников; встречи с мастерами; концерты-экспромты, а также незабываемые экскурсии по Санкт-Петербургу.

Целевая аудитория: психологи, психотерапевты, студенты профильных ВУЗов, а так же широкий круг людей, находящихся в духовном поиске и стадии личностного и профессионального роста.

Предварительные заявки на участие можно послать по E-mail:

kurisira@gmail.comgaavaa@isidu@yandex.ru

А также по телефонам: (812) 3705188; (812) 9720575; (812)2308670 (812) 579

1 Вероятностное видение мира противопоставлено жестко-детерминистической картине действительности. Вероятностный подход не нацелен на поиск причин поведения исследуемых объектов, он лишь описывает их поведение, спонтанно разворачивающееся перед наблюдателем. Вероятность – суть мира, поэтому мир может быть описан прежде всего метафорически.

2 Профессор Гавайского университета, долгое время редактировавший The International Journal of Transpersonal Studies, в рамках которого, благодаря деятельному участию Тыну Сойдла, неоднократно звучали Голоса Русского Трансперсонализма (Voices of Russian Transpersonalism).

3 У Грофа есть известная книга под таким же названием. Это случайное непреднамеренное совпадение.

4 Реальность нереального.

5 Реинкарнация как интеграция [Налимов, 1989, с. 214]:

В нашей книге [Nalimov, 1982] отдельная глава (гл. 16) посвящена проблеме реинкарнации. Сейчас этой проблеме мы можем дать еще одну интерпретацию. Может быть, представление о реинкарнации – древнейшее и, кажется, в свое время почти всеобщее – исходит из той потребности в общинности, о которой писал Маслоу. Здесь перед нами стремление к общинности, преодолевающее границы времени. В плане психологическом мы ищем себе двойниковые пары в прошлом, стремясь образовать надвременную гиперличность. Мы расширяем свою личность, проникая в культуры прошлого, вживаемся в них, становимся гражданами Вселенной – вневременной общинности. Ведь это, в конце концов, все равно – ощущает ли кто-то, что он был когда-то уже кем-то в прошлом, или он, обращая время вспять, создает вневременную гиперличность сейчас. В устремленности к трансценденции своей личности мы можем распорядиться временем и иначе, чем это положено нам в нашей парадигме. Отметим, что христианское понимание трансценденции (особенно в католичестве) заключено в переживании Христа, в сближении с Ним через обращенную к Нему любовь – в образовании общей с Ним Гиперличности.

6 В самом широком понимании он представляет собой христианизацию и в то же время эллинизацию всего многообразия средиземноморских культур [Налимов, 1994, с. 314–315].

Одна из привлекательных особенностей гностицизма именно в том и состоит, что в нем нашло свое наиболее полное воплощение, архетипическое наследство, без каких-либо догматических ограничений. Гностицизм в многообразии своего видения мира, по-видимому, является наиболее свободной мировоззренческой системой (там же, с. 316).

Свободная религиозно-философская мысль, пробивающаяся на поверхность сквозь догматические толщи даже и в наши дни в силу своей архетипической природы [Налимов, 2000, с. 45].

Гностики выражали свое представление о Мироздании намеками, создавая образ, а не доктрину, что с точки зрения целостности представлений важнее, поскольку образ свободен от редукции изложения, опирающегося на Аристотелеву логику, а не на вероятностную логику (там же, с. 54).)

...несколько схематизируя, можно следующим образом сформулировать основную идею их мироустройства: Мир не был создан самим Богом. Миром управляют ангелы – демиурги или демоны изначальной Тьмы. Бог гностиков отчужден от Мира. С ним связываются такие эпитеты, как неразрушимый, существующий без имени, невыразимый, сверхнебесный, незыблемый, непознаваемый, несуществующий (там же, с. 107).

7 Эко У. 1995. Маятник Фуко. Киев: ВИТАЛ-ПРЕСС, 746 с.

8 Рыбакова Б. А. Язычество древней Руси.- М., 2001. С.122.

9 Бессоков Петр. Белорусские песни с подробными объяснениями их творчества и языка с очерками

народного обряда, обычая и всего быта. М., 1871, с. 68.

10 Бессоков Петр. Белорусские песни с подробными объяснениями их творчества и языка с очерками

народного обряда, обычая и всего быта. М., 1871, с. 63.

11 Рыбакова Б. А. Язычество древней Руси.- М., 2001. С.122.

12 Пазаабрадавыя песні . Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с. 328.

13 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.175.

14 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.25.

15 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.31.

16 Бессоков Петр. Белорусские песни с подробными объяснениями их творчества и языка с очерками

народного обряда, обычая и всего быта. М., 1871, с. 63.

17 Песні лета № 72. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.181.

18 Песні лета № 79. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.187.

19 Песні вяселле № 223. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с369.

20 Песні вяселле № 234. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с. 370.

21 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.25.

22 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.27.

23 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.37.

24 Песні вясны № 16. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т. 2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.117.

25 Песні вясны № 45. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т. 2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.141

26 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.54.

27 Песні лета № 72. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.181.

28 Песні лета № 83. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.190.

29 Песні лета № 84. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.191.

30 Пазаабрадавыя песні № 260. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с. 416.

31 Песні восені № 99. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.2. Віцебскае падзвінне. Мінск, 2004. с.216.

32 Бессоков Петр. Белорусские песни с подробными объяснениями их творчества и языка с очерками

народного обряда, обычая и всего быта. М., 1871, с. 63.

33 Каляндарныя звычаі і абрады. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6.т. Т.1 Магілёўскае Падняпроўе. Мінск, 2001. с.54.

34 Напомню значения символов: Сатурн (), Юпитер (), Марс (),Солнце (), Венера (), Меркурий (), Луна ().

35 Нёйгебауэр О. Точные науки в древности. М., 1968, с.156, курсив. Ф.Р.

36 Напр., лады, мелодии, созвучия и т.п. движения (преобразования) системы тонов, сохраняющие её структуру.

37 Любая её ступень является членом двух геометрических прогрессий, т.е. относительной частотой 3Ц/2ц, где Ц - номер ";квинтового"; переноса, которым она получена, ц - число ";октавных"; переносов, переводящих её в пределы данного дихорда (тоники, т.е. ступени любого данного Ц, рассмотренной вместе с её ";октавным"; переносом).

38 В основе нашей способности отличать целостные хронометрические автоморфизмы от наборов бессвязных тонов лежит отношение каденцирования. В любой момент своего осуществления мелодия является каденцированием как испытанием смысловой ценности спецификумов лада и аудиальной допустимости их объединения. Определив музыку, как радость души, которая вычисляет, сама того не сознавая, Лейбниц тем самым указал на преадаптивность способности замечать феномены каденцирующей хронометрии.

39 Традиционные термины шкалы 'октава' (как относительная частота 2) и 'квинта' (как относительная частота 3/2) взяты в кавычки, поскольку оказываются некорректными в любых контекстах, кроме октахордного.

40 Это позволяет трактовать подставку как Небо звёзд, отделённое от Луны беконечным количеством ";октавных"; повышений, что наделяет порожек статусом одного из ";октавных"; понижений подставки, разрешающим противоречие, ставящее в соответствие самому быстрому вращению самый низкий тон монохорда.

41 Цит. по: Петр В.И. О составах, строях и ладах в древнегрческой музыке. Киев, 1901, с. 70.

42 Там же, с. 52. Аппликатурные термины источника: 'ипата', 'парипата', 'лиханос', 'меса', 'парамеса', 'паранета', 'нета', - трактованы принятыми ныне количественными величинами ступеней: секунда, терция, кварта, квинта, секста, септима, октава. Небу звёзд (приме) соответствует открытая струна. В скобках даны значения Ц.

43 Аристотелева критика пифагорейцев, якобы слышащих тоны планет (О небе. II, 9), игнорирует тот факт, что межпланетное пространство исключает распространение звука.

44 Уитроу Дж. Естественная философия времени. М., 1968, с. 297. Там же упоминается английский математик У.Клиффорд, высказавший в 1875 г. мысль о том, что ";теория кривизны пространства намекает на возможность описания материи и движения на языке лишь протяжённости";.

45 Цит. по: Barbour J.M. Tuning and temperament. Mich. Univ. Press, 1951, р. 3. Соч. Флудда De vita, morte et resurrectione не без иронии цитирует Лейбниц (Опыты о справедливости Бога, свободе человека и начале зла. II. 112. IV).

46 Ср.: Лернер Л.С., Госселин Э.А. Галилей и призрак Джордано Бруно // В мире науки. 1987, № 1, с. 80-84.

47 Джордано Бруно. Тайна Пегаса //Диалоги. Госполитиздат. М., 1949, с. 474, 480. (Перев. с итал. и ред. М.А.Дынина)

48 Ср.: Равдоникас Ф.В. Метрические аспекты времени // Тексты перцептуальной хронометрии. СПб., 1998, с. 45-63.

49 Ср.: Равдоникас Ф.В. Музыкальный синтаксис. СПб., 2007, ч. III, гл. 9.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник балтийской педагогической академии вып 80 - 2008 г сознание творчество искусство трансперсональные (2)

    Документ
    ... НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 80 - 2008 г. СОЗНАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО, ИСКУССТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Редакционная коллегия выпуска ...
  2. Вестник балтийской педагогической академии вып 80 - 2008 г сознание творчество искусство трансперсональные (1)

    Документ
    ... НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 80 - 2008 г. СОЗНАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО, ИСКУССТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Редакционная коллегия выпуска ...
  3. Вестник балтийской педагогической академии вып 93 - 2009 г символ в трансперсональном опыте

    Документ
    ... БАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ -------------------- Отделение трансперсональной психологии и педагогики НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып ...
  4. Вестник балтийской педагогической академии вып 93 — 2009 г символ

    Документ
    ... БАЛТИЙСКАЯПЕДАГОГИЧЕСКАЯАКАДЕМИЯБАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Отделение трансперсональной психологии и педагогики НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙпедагогическойакадемииВып ... 2008 году «Сознание, искусство, творчествотрансперсональный ...
  5. Вестник балтийской педагогической академии вып 96 – 2010 г символ

    Документ
    ... ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЁНЫХ БАЛТИЙСКАЯПЕДАГОГИЧЕСКАЯАКАДЕМИЯБАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ОТДЕЛЕНИЕ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 96 – 2010 ...

Другие похожие документы..