Главная > Документ


ВЕСТНИК

АРХИВИСТА



2/2008

ВЕСТНИК 2008 АРХИВИСТА №2(102)

В 2008 году выходит 4 номера журнала Основан в 1991 году

АПРЕЛЬ-ИЮНЬ 2008 г.

В ближайших номерах:

В.И. Вернадский: «Человечество вступило

в новый век лучистой — атомной —

энергии...»

История сотрудничества Российского государственного исторического архива Дальнего Востока и Дальневосточного государственного университета

Четвертый археологический съезд в Казани. 1877 г.

Документы Тамбовской области периода Великой Отечественной войны

Об организации работы с научно-технической документацией в государственных архивах Свердловской области

УЧРЕДИТЕЛЬ:

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР:

И.А. Анфертьев, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры РФ

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

М.Д. Афанасьев, кандидат педагогических наук,

заслуженный работник культуры РФ

В.Ю. Афиани, кандидат исторических наук, доцент

А.Б. Безбородов, доктор исторических наук, профессор

Т.М. Булавкина (заместитель главного редактора)

С.Р. Долгова, кандидат филологических наук,

заслуженный работник культуры РФ

В.П. Козлов, член-корреспондент Российской академии наук

М.В.Ларин, доктор исторических наук, профессор СВ. Мироненко, доктор исторических наук О.Н. Наумов, доктор исторических наук, профессор Е.И. Пивовар, член-корреспондент Российской академии наук

Ю.С Пивоваров, академик Российской академии наук

А.Д. Степанский, доктор исторических наук, профессор

В.П. Тарасов

В.А. Тюнеев, заслуженный работник культуры РФ

Е.А. Тюрина, кандидат исторических наук,

заслуженный работник культуры РФ

Т.И. Хорхордина, доктор исторических наук, профессор

В.А. Черных, кандидат исторических наук

А.А. Чернобаев, доктор исторических наук, профессор

А.О. Чубарьян, академик Российской академии наук

А.С Шапошников, кандидат технических наук

С.О. Шмидт, академик Российской академии образования

РЕДАКЦИЯ:

В.В.Борисов; М.В. Бухтенков;

И.Д. Звягинцева (дизайн и верстка);

З.П. Иноземцева, кандидат исторических наук (научный консультант);

А.В. Островский (научный редактор);

М.К. Петросян (научный редактор);

Н.А. Самсонова (литературный редактор)

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-32230 от 7 июня 2008 г.

© Вестник архивиста, 2008

90-ЛЕТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ РОССИИ

РУКОВОДИТЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ РОССИИ

История российских архивов — это прежде всего история тех, кто создавал, укреплял и развивал систему выявления, отбора, научной обработки, хранения и использования бесценного документального богатства России. Биографии руководителей российской архивной службы дают отчетливое представление о том, какими сложными путями шло формирование отечественной архивной доктрины, как ее основные по­ложения воплощались в жизнь.

От Д.Б. Рязанова до наших дней главным девизом архивистов был и остается древний завет: «Чтобы свеча не угасла».

И действительно, сквозь все трудности и невзгоды, не щадя ни сил, ни здоровья, а порой — и самой жизни — руководители архивной службы пронесли негасимое пламя трепетного отношения к документальной памяти Отечества.

Эти традиции, унаследованные российскими архивными деятелями от предыдущих поколений, продолжают вдохновлять современные поколения архивистов.

Рязанов (Гольдендах) Давид Борисович

(1870-1938)

Организатор архивного дела в первые послереволюционные годы в России. Академик с марта 1929 г., лишен звания в связи с арестом в 1931 г., восстановлен в звании академика посмертно в 1990 г. Родился в Одессе в 1870 г. Гимназистом принял активное участие в пропаганде марксизма среди рабочих. Был исключен из пятого класса гимназии «за неспособность», однако путем упорного самообразования достиг вершин гуманитарных знаний. Юношеские годы и молодость провел в тюрьмах, причем в одной из них изучал «Евангелие — на польском языке, Данте — на итальянском, Маркса — на немецком». Впоследствии для академических изданий переводил сочинения Маркса и Энгельса с немецкого языка, а также экономические труды Д.Рикардо с английского, социальную утопию А.Кабе «Путешествие в Икарию» с французского.

Выехав в эмиграцию, стал одним из первых молодых револю­ционеров-марксистов, сумевших установить тесные связи с видными западноевропейскими социал-демократами старшего поколения. Его допустили к важнейшим государственным и частным хранилищам, где находились массивы документов по истории марксизма, в частности, личные архивы Маркса и Энгельса. До 1917 г. он не примкнул ни к большевикам, ни к меньшевикам, выступая за объединение всех российских социал-демократов. Принятый в большевистскую партию только летом 1917 г. (вместе с «межрайонцами»), стал после возвращения в Россию деятельным участником революции, ее страстным оратором и энергичным организатором. Будучи избранным членом Президиума Всероссийского Съезда Советов, голосовал против роспуска Учредительного собрания. Его авторитет знатока научного наследия основателей

марксизма обусловил положение в партийно-правительственной иерархии, хотя он не был избран даже членом ЦК, а самый высокий правительственный пост, который он занимал — это член коллегии Нарком проса, руководитель отдела науки. Один из соратников Рязанова по партийно-профсоюзной работе А. Лозовский так характеризовал особенности его политического поведения в послереволюционные годы: «Д. Б. Рязанов никогда не бывает ни пассивен, ни нейтрален. Про него нельзя сказать, что он холоден или горяч. Он всегда кипит, клокочет, вкладывая во все, в том числе и в свою исследовательскую работу, бурный, переливающийся через край темперамент. Он не входит в дело, а вливается в него...» Для характеристики стиля выступлений Рязанова можно привести выдержку из критики плана 1 -й пятилетки на XVI партконференции в апреле 1929 г.: «Головотяпов из РСФСР, Голодедов из БССР, Голопупенко из УССР, Голодрадзе с Кавказа — каждый тянет в свою сторону». Не скрывал негативного отношения к стремлению И.В. Сталина стать единоличным вождем партии, публично высказывался по поводу его претензий на вклад в марксистско-ленинскую науку (в партии была широко известна его реплика в адрес Сталина: «Брось, Коба, не ставь себя в глупое положение. Все прекрасно знают, что теория — не твоя сильная сторона».). Незадолго до своего ареста высмеивал «философских младенцев», которые думают, что «марксизм так же легко, путем издания декрета, превратить в ленинизм, как Петроград переименовать в Ленинград, а Царицын — в Сталинград».

После активной работы в 1918—1920 гг. на посту руководителя архивной отрасли, Рязанов в декабре 1920 г. получил поручение от ЦК РКП (б) организовать «первый в мире музей по марксизму», который вскоре был назван Институтом Маркса-Энгельса (ИМЭ, в дальнейшем ИМЭЛ) и по его предложению определен как автономное учреждение при Социалистической академии. Он привлекал к работе в Институте сотрудников, руководствуясь прежде всего их профессиональными качествами, а не партийной принадлежностью, причем открыто заявлял об этом: «Мне удалось уговорить ряд товарищей не за страх, не за деньги, а за совесть работать в этом деле, упорно работать, добросовестнейшим образом работать за такое вознаграждение, за какое многие молодые люди никогда не будут

работать». В июле 1922 г. президиум ВЦИК вывел институт из Соцакадемии, и он приобрел статус всесоюзного научно-исследо­вательского института при ВЦИК, позднее при ЦИК СССР.

12 января 1929 г. на общем собрании Академии наук СССР Рязанов 27 голосами против трех был избран в академию, причем три из десяти баллотировавшихся вместе с ним по списку кандидатов от ВКП (б) не получили нужного количества голосов, а Н.И. Бухарин прошел благодаря перевесу в один голос. С этого началось так называемое «академическое дело», против ранних проявлений которого он протестовал с первых же своих шагов в качестве академика: «Я хотел в Академии развернуть действительно научную работу, только на этих условиях я соглашался пойти туда, а мне не дают этого делать. Они хотят, чтобы я был при академии политическим комиссаром, но этому не бывать». «Они», — расшифровывал эти слова его соратник, профессор И.И. Рубин, - члены партийного ЦК во главе со Сталиным.

В марте 1930 г. торжественно отпразднован 60-летний юбилей Рязанова. Он был награжден орденом, в изданной к юбилею книге назван великим стратегом, политиком, теоретиком марксизма. Но под многочисленными поздравлениями, направленными в его адрес, подписи Сталина не было. А уже через год Рязанов был арестован, исключен из партии и выведен из состава членов АН СССР. Ему вменялось в вину утаивание от партии мифического «конверта с запечатанными документами меньшевистских вождей». Возможно, речь шла об оригинале письма Маркса к дочери Женни, полученное им от сестры Ю.Мартова под честное слово не публиковать и которое хранил в сейфе института. Но это был только предлог. В постановлении Президиума ЦК ВКП (б) от 17 февраля 1931 г. говорилось: «Правление ИМЭ распустить. Назначить т. Адоратского директором Института Маркса и Энгельса. Назначить т. Товстуху (личного помощника Сталина. — Т.Х.) заместителем директора Института Маркса и Энгельса». После недолгого тюремного заключения во внутренней тюрьме ВЧК на Лубянке, а затем в Суздальском политизоляторе, без суда был сослан в Саратов. Там был обречен на «интеллектуальный голод», который был для него едва ли не более мучителен, чем голод и лишения физического свойства. От него ждали покаяния, но он

не был сломлен. В 1934 г., по-видимому благодаря содействию М.И. Калинина и особенно С.М. Кирова, ему разрешили перебраться для продолжения научной работы в Москву, но в июле 1934 г. возвратили в Саратовскую ссылку, где он организовал библиотеку в качестве библиографа кафедры истории нового и новейшего времени на только что образованном историческом факультете Саратовского университета.

В июле 1937 г. вновь арестован и по приговору закрытого судебного заседания расстрелян. 21 января 1938 г. местными чекистами варварски была уничтожена личная библиотека Рязанова и его огромный архив. Как вспоминала одна из свидетельниц этого, они «распечатали кабинет Давида Борисовича... и начали сваливать рукописи, книги, бумаги из письменного стола, фотографии на пол. В доме была большая печь... Они разожгли ее и стали бросать туда все. Чтобы бумага горела лучше, они мяли ее в руках, рвали книги... Все это продолжалось несколько часов. Печь накалилась, не выдержала и, в конце концов, треснула от пола до потолка».

Неоценимой заслугой Рязанова перед отечественньм архивным делом является деятельность на посту первого руководителя советского архивного дела (ЦКУА, ГУ АД,) сначала в Петрограде, а затем всей России с июня 1918 по август 1920 г. Он руководил заключительным этапом разработки «Положения о Главном управлении архивным делом», в первом пункте которого было зафиксировано то, к чему стремились российские историки-архивисты в течение многих десятилетий: «Главное управление имеет основной задачей сохранение, учет и накопление архивных и связанных с ними книжно-научных фондов и наиболее целесообразную их организацию в интересах развития русской исторической науки». Все декреты об архивах, начиная с Декрета о реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР от 1 июня 1918 г., были подготовлены под его руководством. Он поддержал инициативу реформаторов архивного дела, объединившихся после Февральской революции в Союз российских архивных деятелей с целью спасения и сохранения документальных памятников правительственных учреждений, частных коллекций, личных архивов. В эти годы родилась личная дружба и тесное деловое сотрудничество Рязанова и крупнейшего российского историка «ста-

рой школы» академика С.Ф. Платонова. В показаниях арестованный по «академическому делу» Платонов писал в апреле 1930 г., что только «благодаря сближению с Рязановым», он «вошел в разумение свершившегося, признал власть и стал работать в Главархиве». Как отмечает один из первых исследователей вклада Рязанова в строительство архивной системы России С.О. Шмидт, «никогда не было столь близкого и результативного творческого содружества архивов и исторической науки — и, пожалуй, не только в России». По его настоянию ГУАД был включен в систему Наркомата народного просвещения с государственным финансированием. Вокруг благородного дела спасения архивов и строительства архивной системы на новой, демократической основе он сумел сплотить практически всех ведущих архивистов и историков послереволюционной России: Н.Н. Ардашева, СВ. Бахрушина, военного министра последнего состава Временного правительства А.И. Верховского, которого не только вызволил из тюрьмы, но и назначил редактором в военно-издательский отдел Архивного управления, Р.Ю. Виппера, князя Н.В. Голицына, Ю.В. Готье, А.Ф. Изюмова, А.С Лаппо-Данилевского, А.А. Кизеветтера, М.К. Любавского, С.П. Мельгунова, Б.И. Николаевского, В.И. Пичету, С.Ф. Платонова, М.А. Полиевктова, А.Е. Преснякова, генерала В.И. Селивачева, Е.В. Тарле, А.А. Шахматова и др. В ноябре 1919 г. он издал распоряжение, согласно которому арестованные ВЧК сотрудники архивов числились в штате архивов, и жены арестованных могли получать их зарплату. Во всей своей деятельности на архивном поприще он «представлял среди большевиков редкий тип широко образованного человека, считавшегося с мнением других» (А.Ф. Изюмов). Зревший конфликт между политикой в архивной сфере руководства большевистской партии в лице М.Н. Покровского и Д.Б. Рязанова был разрешен в форме административного вмешательства. Воспользовавшись тем, что летом 1920 г. Рязанов выехал в зарубежную командировку для переговоров о передаче рукописей К.Маркса и Ф.Энгельса в советские архивохранилища, он смещен с поста руководителя архивного ведомства, был назначен новый состав коллегии во главе с М.Н. Покровским, который считал, что отныне перед старыми специалистами «дверь Ч К должна быть гостеприимно от-


крыта». С отстранением Рязанова началась новая эпоха в истории отечественного архивного дела, связанная с «политизацией» архивов и возрождением господства принципа ведомственности, который с таким трудом преодолевали русские историки-архивисты в 1918-1920 гг.

Покровский Михаил Николаевич (1868-1932)

Родился в 1868 г. в Москве. После окончания историко-филологического факультета Московского университета по рекомендации В.О. Ключевского был оставлен для приготовления к профессорскому званию, но революционные события 1905 г. разрушили его блестяще начавшуюся научную карьеру. Он вступает в ряды большевиков и вскоре эмигрирует из России. В 1907 г. участвует в работе V съезда РСДРП и избирается кандидатом в члены ЦК. В эмиграции издает свой главный труд - пятитомную «Русскую историю с древнейших времен». В октябрьские дни 1917 г. становится первым председателем СНК Москвы и Московской области. Он был первым, кто высказался за необходимость ведения в дни вооруженного противостояния в Москве решительных боевых действий, включая артиллерийский обстрел Кремля. С мая 1918 г., после вступления на должность заместителя наркома просвещения и до последних дней жизни практически возглавлял все ведущие гуманитарные научные учреждения страны. Руководитель Главархива с сентября 1920 по 1932 г. являлся инициатором идеологических «чисток» научных кадров, в частности, стоял у истоков «академического дела». После смерти в апреле 1932 г. его имя, а также так называемая «школа Покровского» были раскритикованы И.В. Сталиным и его окружением, хотя многие

исторические концепции и идеи Покровского, ныне называемые «вульгарно-социологическими», были взяты на вооружение партийно-идеологическим руководством и долгие годы использовались в полной мере.

В области архивного строительства М.Н. Покровский активно боролся против «рязановщины». Он добился перевода Главного управления архивным делом из ведения Наркомпроса в подчинение ВЦИК (1921), придав ему статус государственного учреждения с отчетливо выраженными политическими функциями, а также принятия «Положения о Центральном архиве РСФСР» (1922), в соответствии с которым в состав ЕГАФ были отнесены «все архивные документы, как находящиеся в архивохранилищах, так и не находящиеся в таковых, но состоящие на учете Центрархива». При этом главное внимание уделялось «особо важным в историко-революционном и научном отношении актохранилищам на всей территории РСФСР». Вводилось четкое деление на «архивы Октябрьской революции», которым придавалось приоритетное значение, и «исторические архивы». Программу архивного строительства он формулировал следующим образом: «Я считаю, что в данный момент нам нужно на некоторые архивы навесить замок: нельзя держать людей науки около бумаг, которые могут через 30 лет заинтересовать исследователя. Нужно устремить все внимание на документы, которые представляют ударный интерес в смысле ценности для настоящего момента». Разъясняя критерий «ценности», внедрял понимание архивных документов как «колоссального арсенала политического оружия». В выступлении на 2-м съезде архивных работников РСФСР (25 мая — 1 июня 1929 г.) он отстаивал приоритетность «черновых» изданий хрестоматийного характера, которые должны «иллюстрировать партийные оценки тех или иных явлений в интересах преподавателей комвузов, совпартшкол, наших вузов и даже преподавателей школ». Покровский явился инициатором издания архивоведческого журнала «Архивное дело», который выходил с 1923 по 1941 г., и сыграл значительную роль в объединении архивистов и пропаганде архивоведческих знаний. При нем начал издаваться публикаторский журнал «Красный архив» (1922—1941).


В 1929 г. М.Н. Покровский возглавил ЦАУ СССР, формально оставаясь заведующим ЦАУ РСФСР. В марте 1930 г. он подписал ходатайство коллегии ЦАУ СССР в Президиум ЦИК и СНК об образовании «специального высшего учебного заведения... с двухгодичным курсом (типа рабфака)», который стал прообразом открытого 1 апреля 1931 г. Института архивоведения (ныне ИАИ РГГУ). Пытался заступиться перед И.В. Сталиным за некоторых из своих давних и ближайших соратников. Но властью он уже не обладал, передав бразды правления новым руководящим кадрам «сталинской» выучки, для которых и М.Н. Покровский представлялся слишком «ученым».

Максаков Владимир Васильевич (1886-1964)

Родился в 1886 г. в с. Можары Рязанской губернии. Его отец был сельским учителем, а в последние четыре года жизни — дьяконом местной церкви. В 11 лет В.В. Максаков остался сиротой. Учился в Тамбовской духовной семинарии, откуда был исключен в 1901 г. за участие в «ученических беспорядках». Участник революционного движения с 1903 г. Как писал В.В. Максаков в автобиографии, в социал-демократическую партию он вступил в Иркутске, после II съезда РСДРП примкнул к большевикам. Руководил перевозкой нелегальной литературы. В 1910—1912 гг. жил в Одессе. Журналистскую деятельность начал в газете «Раннее утро», редактором которой был В.В. Боровский, сначала в качестве корректора, потом — выпускающего. Одновременно писал корреспонденции в газеты «Звезда» и «Правда». В сентябре 1912 г. поступил в Московский народный университет А.Л. Шанявского. Во время учебы зарабатывал, давая частные уроки. После окончания учебы

в 1917—1918 гг. работал в большевистской газете «Пролетарий». Есть сведения, что в 1917 г. он примыкал к группе независимых социал-демократов — левых интернационалистов во главе с Г.Д. Лейтензеном (Линдовым).

Активный участник архивного строительства после 1917 г. и один из руководителей архивного дела в СССР. В 1918 г. начинает работать в архивной системе. По рекомендации М.Н. Покровского назначен управляющим Московским историко-революционным архивом, а затем — управляющим Архивом Октябрьской революции. В 1921 г. становится членом коллегии и ученым секретарем Центрархива. В 1927 г. назначен заместителем заведующего Центрархива РСФСР, а в 1929 г., после образования ЦАУ СССР, заместителем заведующего управления по совместительству. На этой должности работал до 1934 г. С апреля 1932 г. (после смерти М.Н. Покровского) являлся и.о. заведующего ЦАУ до июня 1932 г. (до прихода Я.А. Берзина). В работе отдавал предпочтение использованию архивных документов «в интересах революции», а также в народно-хозяйственных целях. В 1923 г. в соавторстве с Н.В. Нелидовым издает «Хронику революции 1917 г.», в 1925 г. — «Хронику партизанского движения в Сибири, т. 1. Приенисейский край», а в 1928 г. (в соавторстве с А.Н. Туруновым) — «Хронику гражданской войны в Сибири в 1917—1918 гг.». Сразу после основания в 1923 г. журнала «Архивное дело» В. В. Максаков становится заместителем ответственного редактора. Позднее много и плодотворно работал в журналах «Вопросы архивоведения» и «Исторический архив», где являлся членом редколлегии. С 1921 по 1927 г. одновременно с работой в Центрархиве активно участвовал в работе Истпарта ЦК ВКП (б) сначала в должности научного сотрудника, а затем заместителя заведующего.

В 1934 г. был снят с руководящей должности в ЦАУ и направлен в Коммунистическую академию на должность директора библиотеки. В 1937 г. был на грани ареста в связи с обвинением в поддержке «врагов народа», поскольку пытался заступиться за коллег по работе. Как свидетельствует его дочь, доктор исторических наук Л.В. Максакова, ее мать настояла на том, чтобы они временно уехали из Москвы. Но и на новом месте они каждую

ночь ждали ареста. Тем не менее судьба его пощадила, он избежал репрессий. Власти ограничились вынесением ему строгого выговора по партийной линии с формулировкой «за потерю большевистской бдительности по отношению к врагу народа Вегману и непринятие мер к сдаче личной библиотеки Радека».

Наряду с научной и административно-организационной деятельностью, огромное место в жизни В. В. Максакова занимала педагогическая работа. Он начал ее в 1925 г. в 1-м МГУ, где был организован архивный цикл. В 1928-1930 гг., вплоть до расформирования, заведовал кафедрой архивоведения. С 1931 г. — профессор. Открытый в сентябре 1931 г. Институт архивоведения (позднее — Историко-архивный институт) явился во многом результатом хлопот В.В. Максакова и поддержавшего его инициативу М.Н. Покровского. В течение многих десятилетий он, с 1938 г. возглавивший кафедру истории и организации архивного дела, вел активную борьбу за приоритет в ИАИ архивоведческих дисциплин. Под его редакцией были изданы восемь «Сборников материалов по истории архивного дела в СССР» (1940—1941 гг., второе издание - 1952 г.), «Очерки по истории и организации архивного дела» И.Л. Маяковского (ч. 1, 1940), путеводители по ЦГАОР, ЦГАКА, ЦГАДА (1946-1950) и др.

В.В. Максаков является автором статьи «Архивы в СССР» (БСЭ. Т. 3. 1950). В 1969 г., через пять лет после его смерти, вышел главный труд В.В. Максакова — учебник «История и организация архивного дела в СССР (1917—1945 гг.)», который явился итогом многолетних исследований. Работа подвергалась неоднократному редактированию, ее выход в свет много раз откладывался. Являясь одним из основателей Московского исто-рико-архивного института, В.В. Максаков был одним из самых ярких преподавателей истории архивного дела. Как вспоминают его ученики, свой предмет он всегда «излагал на фоне общей истории. Правильно сдозированные экскурсы в историю переносили студентов в атмосферу того времени, о котором шла речь в лекции».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 1955 елдан бирле чыга издаётся с 1955 года 2008 № 4 (8865 – 12439)

    Документ
    8870. Шәрипова В. Мине гел билгесезлек чакырды : [ТР ФА тышкы бүл. төп белгеч, аспирантура тармагын җит. В. Шәрипова б-н әңгәмә / яз. ал. Р. Минһаҗ] Ватаным Татарстан.
  2. Социально-гуманитарные чтения 2009 года

    Сборник научных работ
    Печатается по решению совета общеуниверситетских кафедр Иркутского государственного университета в соответствии с планом научно-исследовательских работ ИГУ
  3. Социально-гуманитарные чтения 2008 года

    Сборник научных работ
    Печатается по решению совета общеуниверситетских кафедр Иркутского государственного университета в соответствии с планом научно-исследовательских работ ИГУ

Другие похожие документы..