Главная > Документ


Через семь лет – там же, в Берлине, было опубликовано свидетельство, бежавшего в 1925 году с Соловков в Финляндию бывшего белогвардейского офицера А. Клингера.

Клингер писал о массовых расстрелах чекистами, в том числе женщин и стариков… Одним из главных холмогорских палачей назвал чекиста-коммуниста, поляка Квицинского.

«До 1922 года Квицинский был помощником коменданта Холмогорского концентрационного лагеря, о котором не могут без ужаса вспоминать те немногие уцелевшие, что были перевезены из Холмогор, Архангельска и Пертоминска в Соловки. Неподалёку от холмогорского лагеря находился одинокий, стоявший в стороне дом, давно уже брошенный его владельцами. В этом доме несколько лет подряд происходили систематические избиения десятков тысяч заключённых, попадавших в Холмогоры из всех губерний России, Кавказа, Крыма, Украины и Сибири (в то время этот лагерь был главной тюрьмой для «контрреволюционеров»). Одинокаяусадьба, в которой нашли себе смерть бесчисленные «белогвардейцы», называлась «Белым домом». Комендантом этого «Белого дома» и руководителем расстрелов был Квицинский. Разлагающиеся трупы казнённых не убирались, новые жертвы падали на трупы убитых раньше. Зловонная гора, тел была видна издали. По признанию самого Квицинского, только в январе – феврале 1921-го года в «Белом доме» было убито 11 000 человек, в том числе много женщин (сестёр милосердия) и священников. (В конце 1920-го года в Холмогоры стали прибывать тысячи заключённых из числа захваченных на Кавказе и в Крыму офицеров армий генералов Деникина и Врангеля, их родных и близких).

Перед переводом лагеря в Соловки Квицинский, заметая следы своих зверских преступлений; взорвал «Белый дом».12

В самой России, «СССР», «Российской Федерации» (как угодно) о Холмогорском концентрационном лагере мелькнуло упоминание в письме читателя в журнал… «Советский экран» в 1990-ом году:

«Уважаемый редактор!

Предлагаю М. Е. Голдовской* тему «Север, Соловки» расширить до темы «Север, Соловки, Холмогоры». Не только потому, что Холмогоры находятся вблизи Соловков (всего в 70 километрах от Архангельска), но и потому, что в это же время и даже раньше здесь находился концентрационный лагерь. Мой дед, отец и мать могли бы свидетельствовать о расправах, творившихся в нём. К сожалению, в живых осталась только мать. Но сам я много слышал об ужасах лагеря, поэтому могу обо всём подробно рассказать и быть свидетелем, пусть косвенным. Мои отец – Шигин Андрей Дмитриевич, 1892 года рождения, инженер лесного хозяйства. С августа по декабрь 1920-го – заключённый Покровского концентрационного лагеря г. Москвы, с декабря 1920-го – заключённый Холмогорского лагеря. В марте 1922 года амнистирован решением ВЦИК. В 1956 году реабилитирован. Дело в том, что, находясь в белой армии Колчака, он был связан с большевистским подпольем.

Холмогорский концентрационный лагерь располагался на территории Холмогорского монастыря. Это был не просто лагерь принудительных работ. Таким он был только для заключённых, осужденных, как мой отец, лишь на 5 лет. Для осужденных на 10 лет этот лагерь становился конечным этапом жизни. В январе 1921 года Совет Народных Комиссаров принял постановление, подписанное Лениным, о прекращении расстрелов по политическим мотивам. Слишком много нареканий было с Запада. В действительности же расстрелы не только не прекращались, но приняли массовый характер. Губернские ЧК выносили решение об осуждении на 5 или 10 лет. Те, кому была дарована жизнь, осуждались на 5 лет, те же, которые приговаривались к расстрелу, получали 10 лет. Просто и удобно. И со стороны Международного Красного Креста не было нареканий. Все расстрелянные, как обнаруживалось при проверке, были оформлены умершими от истощения, тифа, туберкулеза и прочих болезней. Первая партия осужденных на 10 лет была убита и сожжена на территории самого монастыря. Но при сжигании трупов образовывался большой чад, да и трупы горели медленно. От этого метода властям лагеря пришлось отказаться. Следующие партии осужденных группами примерно по 300 человек в сопровождении чекистов велись через город к пристани на глазах у всех жителей. Холмогорыстоят на берегу реки Холмогорки. Людей грузили на баржу якобы для отправки на работу. Расстрелы производились, как считали жители, на «острове смерти» или на других островах. Отец и мать считали, что расстрелы проводились, возможно, и в тайге, на правом берегу Двины. Буксир успевал за день сделать рейс туда и обратно. Вечером с баржи выгружалась одежда расстрелянных и увозилась чекистами. Такие массовые акции проводились все лето 1922 года на глазах матери, отца, деда и всех жителей Холмогор. Среди них, уверен, можно и сейчас найти немало свидетелей...».13

Ещё одно сообщение берлинской русской прессы: среди стихов Ахматовой, Бальмонта, Северянина, Ходасевича статья о «городе мёртвых» – Архангельске:

«После торжественных похорон пустых красных гробов началась расправа… Целое лето город стонал под гнетом террора. У меня нет цифр, сколько было убито, знаю, что все 800 офицеров, которым правительство Миллера предложило ехать в Лондон по Мурманской жел. дор., а само уехало на ледоколе, были убиты в первую очередь».14

Вышеприведенную цитату архангелогородки, выжившей и бежавшей из ада Кедрова, Пластининой, Эйдука, привел в своей книге С. П. Мельгунов, позаимствовав её в «Голосе России»…

Когда Северная армия Е. К. Миллера сдалась большевикам в феврале – марте 1920 года, в её рядах насчитывалось 54 тысячи человек.15 Из этого числа примерно 1 700 человек смогли добраться до Норвегии и Финляндии. Из 1 700 спасшихся примерно 750 – офицеры. Число попавших в плен к большевикам офицеров Северной армии достигло 2–3 тысяч… Среди них был и Глеб Кирилин, о судьбе которого в 1977 году в Нью-Йорке опубликовала книгу «Другая зима, другая весна» его вдова Луиза де Кирилина-Лоуренс…

…В феврале 1920 года несколько тысяч солдат и офицеров Северной армии генерала Миллера выступили в свой последний поход к норвежской границе – навстречу смерти.

Среди них был и муж Лизы Кирилиной – лейтенант Глеб Кирилин. Но всё по порядку.

20-тилетняя шведка познакомилась с пленным русским лейтенантом в лагере для военнопленных в 1916 году в Дании. Глеб Кирилин, сын русского генерала, уроженец Царского Села попал в плен тяжелораненым. Два его родных брата погибли в боях первой мировой. В 1917 году Глеб Кирилин вернулся в Россию, но быстро понял, что режим, установившийся в стране после 1917 года, не для таких, как он. Едва избежав расстрела ЧК, он возвращается обратно. В первых числах 1919 года в одной из церквей Копенгагена состоялось венчание русского лейтенанта и его шведской возлюбленной (Луиза была из знатной шведской семьи).

Вскоре Глеб уехал сражаться за свободу России на Север в Архангельск – в армию генерала Миллера. Лиза последовала за ним. В своих воспоминаниях она не упоминает о декабристских жёнах, поехавших за своими мужьями, «государственными преступниками», в сибирскую ссылку, но, когда она пишет о своём отъезде из Архангельска на пинежский фронт (вслед за Глебом), образы Катерины Трубецкой-Лаваль и Марины Раевской проступают в шведке очень зримо…

Большая часть почти трехсотстраничной книги воспоминаний Луизы Оскаровны (так её звали в Архангельске) Кирилиной посвящены описанию событий 1919–1920 годов в нашем крае.

«Белое дело» закончилось поражением. Рыцари «белой мечты» уходят к норвежской границе. Приходят красные. Лизу арестовывает ЧК, но вскоре выпускает.

Лиза знала, что Глеб был захвачен в плен вместе с другими пятистами офицерами Северного фронта и отправлен в Москву. Выпущенная из архангельской тюрьмы, она едет туда. Мечется там между Покровским и Ивановскими лагерями в поисках Глеба. Пронёсся слух, что 500 офицеров, взятых на Северном фронте, отправлены обратно в Архангельск для «суда».

Лиза бросилась на вокзал. Там она встретила знакомую архангелогородку, произнесшую «каменные слова» – «все мертвы»; в ночь с 7 на 8 июля (1920 год – Ю.Д.) группа офицеров, Глеб в том числе, расстреляны из пулемётов в Холмогорах…

Трудно поверить в смерть любимого. Через руководителя приехавшей в Москву шведской рабочей делегации Катю Дилстрем Лиза пытается попасть на приём к Троцкому, чтобы получить точные сведения о судьбе Глеба. Но Троцкий «занят». Лизу принимает Луначарский и направляет её к Менжинскому, руководителю ЧК, заму Дзержинского. Ответа нет и от него.

В середине 20-х годов Лиза Кирилина уехала из Советской России. До своего отъезда она работала в Шведском Красном Кресте. Она жила с русским народом в страшные 1921–1924 годы. Миллионы людей умирали от голода, и она была в самом пекле – в волжских степях, в Новочеркасском и Ростовском регионах.

О судьбе Глеба ответ пришёл только через 10 лет после их разлуки в Архангельске в феврале 1920 года.

В книге историка С. Мельгунова «Красный террор в России» она прочитала о Холмогорском лагере смерти, где тысячи заключённых, «цвет русской молодёжи», были расстреляны, здесь же Лиза прочитала и о расстреле 800 офицеров летом 1920-го: «Наконец-то исторический факт лежал передо мною».

«Амнистию», да и то только «рядовым участникам Белой борьбы», большевистский «президиум ВЦИКа» объявил 3 ноября 1921 года. До того – год с лишним – уничтожали сдавшихся на Севере миллеровцев и в Крыму врангелевцев…

Не только тысячи «миллеровцев» легли в архангельско-холмогор-скую землю…

«Везде на занятых после отхода белых войск территориях применялся один и тот же приём: объявлялась регистрация офицеров, после чего явившихся тут же арестовывали и отправляли в лагеря (преимущественно на Север – в Архангельск, где их постепенно расстреливали)».16

А концы преступлений – в воду.

«Много труда, притом же совершенно бесполезно, было потрачено Юридическим отделом ПКК* на разыскание бывших белых офицеров, отправленных в июле и августе 1920 г/B>ода> из Москвы в Архангельскую губ/B>ернию>. Это были, главным образом, офицеры и чиновники военного ведомства, арестованные при регистрации офицеров летом 1920 г/B>ода> на Кавказе и Донской области. В Москву они прибыли в июле и августе 1920 г/B>ода> и тогда же были отправлены в Архангельскую губ. <...> В сентябре 1921 г/B>ода> была получена из Главного Управления Принудительных Работ справка, что там имеются специальные списки белых офицеров, содержащихся в концентрационных лагерях. По соглашению с Главным Управлением была откомандирована служащая ПКК, которая сравнила составленный ПКК список разыскиваемых офицеров, содержащий около 400 фамилий, со всеми этими специальными списками, но, к сожалению, отыскать хотя бы одного разыскиваемого ей не удалось.

После этого запросы стали направляться, главным образом, в Архангельскую Губернскую Чрезвычайную Комиссию и Архангельское Управление концентрационных лагерей. На некоторые запросы получались ответы, что разыскиваемые в лагерях Архангельской губ. не значатся, но на большинство запросов вовсе не было ответов. <…> Тогда были составлены и поданы в ВЧК пробные запросы относительно 14-ти лиц, относительно коих имелись более или менее подробные сведения о том, что они были в Архангельской губ. (главным образом, в Холмогорском концентрационном лагере), откуда имелись от них письма. Ответа ни на один запрос не последовало <...>.17

Несколько сотен имен «исчезнувших» офицеров мне удалось найти в небесполезных поисках в архиве бывшего архангельского обкома КПСС в начале 1990-х… Опубликовал…

А о «методах» писал ещё Н. Троицкий (Б. Яковлев)* в первом научном исследовании о советских концлагерях. Книга впервые опубликована на Западе в 1955 году. На родине автора её не издали даже в разгар «гласности» М. С. Горбачева.

Методы допроса.

Основы методов допроса подследственных были заложены ещё в ВЧК в 1917 году. Постепенно совершенствуясь, они составили систему, которой и пользуются до настоящего времени. <…>

1) ругань;

2) порча и уничтожение писем и фотографий родственников;

3) фальсификация показаний в протоколах;

4) снижение пайка на время допроса;

5) угрозы свидетелям, дающим показания в пользу обвиняемых;

6) мистификация расстрела;

7) изъятие табака;

8) угроза штрафной бригадой;

9) предложение папирос и еды, потом – побои;

10) предложение доноса на товарищей;

11) лишение права получения писем;

12) отказ от возможности пользования оправдательным материалом;

13) угроза депортации родственников;

14) питание селедками без питья;

15) допросы после полуночи;

16) испражнение в собственную посуду для еды;

17) применение насилия при подписи;

18) запрещение говорить при допросе;

19) угроза револьвером и плётками;

20) угроза карцером и пыткой;

21) 36-часовой допрос со сменой допрашивающих;

22) избиение прикладами, резиновыми дубинками, угольными лопатами, палками, линейками;

23) пинки ногами до бесчувствия;

24) удары кулаком в нижнюю часть живота;

25) выбивание зубов;

26) избиение до бесчувствия и после приведения в сознание повторные побои;

27) применение тисков для пальцев;

28) холодный карцер;

29) карцер, в котором можно только стоять;

30) 5 дней жаркой камеры;

31) 10 дней подвала;

32) 4 часа водяной камеры с последующим переводом в жарко натопленную камеру;

33) запирание в маленьком подвале с капающей водой;

34) бетонная тёмная камера,

35) земляной подвал;

36) запирание в узкие стенные шкафы;

37) водяная камера с электрической лампой в 500 ватт;

38) закутывание в шубу в накаленной камере;

39) заключение в темноте;

40) стояние в течение многих часов в углу помещения;

41) получасовое стояние на вытяжку;

42) вставать и садиться;

43) многочасовые допросы по ночам при свете прожекторов;

44) стояние у горячей печи;

45) 14 дней ареста в темноте;

46) допрос в продолжение многих дней без врачебной помощи;

47) стояние «руки вверх» лицом к стене 2–2,5 часа;

48) обливание ледяной водой;

49) недостаточная одежда при морозе;

50) пребывание на морозе без возможности двигаться в течение 12 часов;

51) пребывание босиком, без рубашки на цементном полу;

52) камеры, где ночью слышны крики мучимых и где стены покрыты кровью;

53) сиденье на бутылке, которая глубоко вонзается в прямую кишку;

54) битье поленом или револьвером по голове;

55) защемление пальцев в двери;

56) применение раскалённых щипцов;

57) обжигание спичками.

В Москве существует особый институт, в котором наиболее важные преступники подвергаются «обработке» психологов и гипнотизёров.18

Троицкий дал краткие сведения о 165 концлагерях СССР. От Абакана до Ярославля. Вполне возможно, что и на Западе книга Троицкого подвергнута «цензуре». На это указывает в предисловии А. Авторханов…

О Холмогорах у Троицкого написано:

Холмогоры

Город Холмогоры, районный центр Архангельской области, расположен на реке Северной Двине при впадении в неё реки Пинеги.

Холмогоры являются приёмным пунктом лесосплава, идущего в Архангельск.

Климат района морской с суровой зимой, которая продолжается более шести месяцев. Средняя температура: января – 12°, июля +14°. Годовое количество осадков 450 мм. Район лежит в полосе леса.

Холмогоры – центр молочного животноводства. В городе имеется ряд лесозаводов; в районе ведутся крупные лесозаготовки.

Лагерь числится под № 2. Управление находится в Холмогорах. Число заключённых и количество лагерных пунктов неизвестно. Заключённые работают на лесозаготовках и на лесозаводах.19

Вполне буднично… Чтобы не волновать западного читателя…

Нужны Босх и Гойя для 57 офортов под названием «Методы допроса в Советской России»…

Бежавший в Финляндию в 1922 году, прошедший через большевистский плен, бывший командующий войсками Двинского района Северной области генерал-майор И. А. Данилов свидетельствовал о правой руке Кедрова – А.Эйдуке:

«Более десятка тысяч жизней числится за ним и не менее трёх тысяч собственноручных расстрелов».

Эйдук похвалялся перед пленными белогвардейцами:

«Собственноручно расстрелял более тысячи».20

Милан Кундера писал:

«Все предшествующие преступления русской империи совершались под прикрытием тени молчания. Депортация полумиллиона литовцев, убийство сотен тысяч поляков, уничтожение крымских татар – всё это сохранилось в памяти без фотодокументов, а, следовательно, как нечто недоказуемое, что рано или поздно будет объявлено мистификацией.

В противоположность тому, вторжение в Чехословакию в 1968 году целиком отснято на фото- и киноплёнку и хранится в архивах всего мира. Чешские фотографы и кинооператоры прекрасно осознали, что именно они могут совершить то единственное, что можно ещё совершить: сохранить для далекого будущего образ насилия.21

Сознавали это – Мельгунов, Клингер, Троицкий, Шаламов, Солженицын…

После Чехословакии были Афганистан, Чечня…

«…Россию,сказал президент Франции Н. Саркози в апреле 2007 года, – мы хорошо знаем по войне в Чечне»…*

…Генерал-майор И.А. Данилов свидетельствовал в 1923 году:

«У меня набралось около 600 человек вместе с офицерами (в том числе Шенкурский батальон): одних большевики впоследствии расстреляли, других сгноили в тюрьмах».22

«В помещении Штаба все документы брошены. На их основе большевики по прибытии в Архангельск сразу расстреляли 42 человека».23

«Через день была объявлена Временным комитетом (Особотдел 6-й Армии еще не прибыл) регистрация всех белых офицеров и чиновников, которую производил воинский начальник (впоследствии расстрелян)».24

25 февраля в Архангельск прибыл Особый отдел 6-й Армии. Издал свой собственный приказ об обязательной регистрации всех офицеров, военных чиновников и гражданских лиц, бывших на службе Северного правительства. За неявку – расстрел.

Вслед за Особотделом прибыл губисполком во главе с Р. Пластининой, и начался уже организованный грабёж населения, сопровождавшийся расстрелами жителей. Расстрелы осуществляли пехотные части и «партизаны» Хаджи-Мурата…

Тюрьмы переполнены, а арестованных везли и везли: с Пинеги, Холмогор, Печоры, Онеги… Под тюрьмы стали использовать здания семинарии, Окружного суда, Технического училища… Среди расстрелянных Данилов называет командира Шенкурского отряда – капитана Воробьёва, прапорщика Паули (сына управляющего пивным заводом)…

В Архангельской тюрьме Данилов сидел вместе с прапорщиком И. Н. Ракитиным (расстрелян в 1920 г.). 30 марта Данилова, его брата, полковника Л. В. Костанди, членов Северного правительства Б. Ф. Соколова, М. М. Федорова, жену генерала С. С. Саввича, ещё двух дам – всего 150 видных деятелей Северной Армии привезли в Москву…

Там, в Бутырской тюрьме, он встретился с генералами Петренко, Ваденшерна (оба с сыновьями), шведскими и датскими добровольцами…

В Покровском концлагере Данилов встретил взятых в плен под Сорокой генералов: Замшина, Баранова, Вуличевича…, – взятых на Мурманском фронте: Иванова, Вальтера, Седергольма, полковника Барбовича, Рождественского… Всего около 1300 человек, в том числе несколько колчаковцев и деникинцев. Все арестованные Северной области, а также деникинцы и колчаковцы, сидевшие в Покровском концлагере, – 1092 человека – были отправлены обратно в Архангельск по телеграмме Кедрова. И, как писал генерал-майор Данилов:

«С тех пор относительно судьбы моего брата и других мне ничего не было известно, несмотря на то, что я прилагал все усилия, чтобы войти с ним в сношение, чему мне помогали даже видные коммунисты, на запросы которых о нём ответили, что он отправлен вместе с другими в концлагерь на Печору».25

Генерал-майор И. А. Данилов умер в 1954 году в Борго (ныне Porvoo) в Финляндии, видимо, так и не узнав о судьбе брата и «других»…

В материалах «Общества Северян», созданного в парижской эмиграции Е. К. Миллером, сведений о красном терроре на Севере немного:

«Вчера по делу гибели бывшего начальника штаба морской крепости императора Петра Великого Леонида Васильевича Костанди я получил из Гунгенбурга письмо от лейтенанта эстонской службы А. А. Мусича (он известный в Эстонии офицер, бывший командир батареи Ревельской крепостной артиллерии). В конце марта Эйдук получил назначение во Внешторг и увёз в Москву 340 наиболее видных контрреволюционеров (в т. ч. Костанди). Здесь, в Ревеле, у Костанди в крайней нужде жена и подросток-сын, воспитанник русской гимназии».26

Автор этой статьи о последнем командующем Архангельского гарнизона полковнике Л. В. Костанди – Александр Черниговский, журналист, писатель, общественный и политический деятель (судьба его самого остается неизвестной) – ранее уже опубликовал некролог о Костанди…

Цифры увезённых в марте 1920 года из Архангельска в Москву пленных, как видим, разные: у Данилова – 140 человек, у Мусича – 340…

«29 февраля сдался отряд генерала Вуличевича и других в деревне Сухонаволок. Около тысячи человек. Половина офицеры. Договор о сдаче предусматривал сохранение жизни, пропуск некоторых за границу и т. д. Подписан командиром Второго советского полка Линовским и одобрен командованием из Петрозаводска. Многих расстреляли: Вуличевича, начальника контрразведки Рындина, поручика Звягина, штабс-капитана Геруц, штаб-ротмистра Бессонова и других. В Петрозаводской тюрьме сидели Ермолов – начальник Мурманского края, Пьянков – мировой судья. В Вологодской тюрьме Вуличевичу приказали написать «Историю Северной области». Написал кратко. Из Покровского лагеря в Москве я бежал с братьями Витукевичами. Их потом расстреляли. 10 августа 1920 года в Архангельске я тайком сел на норвежское судно и вскоре был в Вардё. Во время пребывания в Архангельске я узнал о расстреле Рындина. Расстреливали ежедневно 60–70 человек, преимущественно офицеров и буржуев. Расстрелян отец Иоанн (Рождественская церковь).

В Холмогорах расстреляно на барже 600 офицеров деникинской и Северной армий. Среди них генерал Вуличевич и полковник Флоринский.

Священник Сурского Подворья отец Дмитрий получил 20 лет принудительных работ.

В Архангельске ещё расстреляны: Пётр Кузьмич Минаев, Мартемьян Кыркалов, подпольный адвокат Никольский, управляющий Буторевского магазина Чертовской. Официально опубликованы три списка расстрелянных: 38, 18 и 15 человек.

Памятник Императора Петра Великого стёрт и около захоронили около 80 человек прежде казнённых…».27

«Арестованы испанский консул Шпицбарт, норвежцы Гансен, Торсен и другие, голландский консул Смит.

Ревекка Пластинина – правая рука Кедрова. Расстреляны те, кто принимал участие в перевороте 2 августа: полковник Кошуба, военный чиновник Любарский и Жук-Нанько. Расстреляны заостровские крестьяне: Никитины, Бугаевы, Митрофанов, какой-то рабочий железнодорожных мастерских, задержавший 2 августа поезд Кедрова и др.

Сначала расстреливали на Мхах, в последнее же время с увеличением числа жертв, их стали отправлять на остров Голодай, в 20 верстах от Холмогор, где до сих пор убито около 10 тысяч. <…> Приговорённых отправляют туда партиями в 200–300 человек, раздевают донага и нагайками выгоняют из баржи в особую канаву, обнесённую колючей проволокой. Там их расстреливают и полуживых добивают топорами. <…>

Сведения эти получены от местных крестьян и самих участников этих кровавых расправ, так что в правильности их не может быть никаких сомнений. <…>

Атмосфера в Архангельске ужасная».28

Есть в материалах «Общества Северян» небольшой «Алфавитный список лиц, расстрелянных в Северной области с февраля 1920 года большевиками».29 Написан от руки – карандашом. Текст почти угас. Разобрать можно всего лишь:

Судаков Иван Филиппович – начальник Иоканьгской тюрьмы.

Витукевичи Василий и Адам.




Похожие документы:

  1. Юрий дойков памятная книжка красный террор в советской арктике 1920–1923 (1)

    Документ
    ЮрийДойковПамятнаякнижкаКрасныйтеррор в советскойАрктике19201923 (документальные ... – Июнь 63.3 Д 55 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / ЮрийДойков. – Архангельск, 2011. – ...
  2. Юрий дойков памятная книжка красный террор в советской арктике 1920–1923 (2)

    Документ
    ЮрийДойковПамятнаякнижкаКрасныйтеррор в советскойАрктике19201923 (документальные ... – Июнь 63.3 Д 55 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / ЮрийДойков. – Архангельск, 2011. – ...
  3. Метафизическая муз а библиографический указатель ( 1989–2011)

    Библиографический указатель
    ... ). Дойков, Ю. Памятнаякнижка : Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923 : (документальные материалы). d_v_sokolov August 21st, 2011 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / Юрий ...
  4. Юрий дойков первая сибирь биографический словарь архангельской ссылки

    Документ
    ... Арктики ... революция. – 1923. – № ... Записная книжка. Переписка ... Красной армии. Советский публицист. Редактор. Дипломат. Секретарь Архангельского губкома РКП(б) в разгар Красноготеррора в 1920 ... памятных ... ЮрийДойков. – Архангельск, 2005: Дойков, Юрий ...
  5. Анатолий Павлович Кондрашов Большая книга занимательных фактов в вопросах и ответах

    Книга
    ... секторе Арктики расположен самый ... и человека. В 1920 году американские ученые У. ... –1923 ... встреча Юрия ... Красной армии. 5.341. Какая страна первой признала советское ... записать в памятной книге. ... бомбового террора». ... для дойки брать ... детских книжках. Вскоре ...

Другие похожие документы..