Главная > Решение


";Парадоксы бытия"; (";Paradox of Existence";)


Автор
: DragonLight
Ссылка на оригинал: /mirrors/fic/ex/paradox/poechapter.htm
Переводчик: Инститорис
Бета: Valemora, Flying Jib (главы 7-10)
Разрешение на перевод: получено
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/СС
Жанр: романс/драма
Предупреждение: AU («Дамблдор нас всех переживет»)
Дисклеймер: ни на что не претендую, все – Дж. К. Роулинг, а то, что не ее, то DragonLight.
Саммари: По заданию Альбуса Дамблдора Гарри отправляется в прошлое. Там он встречается с Северусом Снейпом и узнает о том много нового.

Глава первая: туда и обратно.

Гарри и сам не понимал, как позволил Альбусу втравить себя в это. Находиться здесь ему не хоте-лось совершенно. Поглядывая на собиравшихся учеников, он заметил, что они избегали его взгля-да и нервно ерзали. Эффект, который он производил на этих школьников, – до этой минуты о нем даже не слыхавших – поднимал настроение. Северус гордился бы им.
Он отошел от стены, опираясь на которую, ждал, пока класс рассядется по местам. Оказавшись на-против окна, он заметил, как довольно многие ученики отвели взгляд или же изумленно пораскры-вали рты, когда свет упал на рукоять кинжала, который он носил на бедре. Гарри облокотился на стол, вытащил палочку и покрутил ее в пальцах, перед тем как повернуться к классу.
Ему было любопытно, заметил ли кто-нибудь сходство между ним и одним из своих одноклассни-ков, Джеймсом Поттером. Впрочем, это было маловероятно, в конце концов, в последние годы он отрастил волосы, а так же обзавелся и другими шрамами, кроме того, на лбу, а это отвлекало вни-мание от черт лица. Но, пожалуй, самым заметным изменением внешности было избавление от очков. Наверное, не стоит волноваться. Люди видят то, что хотят увидеть, и, если верить крестно-му, он больше не был абсолютной копией отца, а скорее совмещал черты обоих родителей.
Заставив себя расслабиться, он повернулся, чтобы взять список класса, и начал занятие.
– Я – Октавиан Тайлер, ваш новый преподаватель защиты от темных искусств, – Гарри замолчал и обвел кабинет взглядом, – гриффиндор и слизерин, шестой курс, так?
Класс молчал, что означало, что подтверждения не последует. Он заглянул в список.
– Я прав, мистер Блэк? О, я понимаю, ваша беседа с мистером Поттером слишком важна, чтобы от-ветить.
Отец и крестный возбуждали его любопытство, он предвкушал встречу с ними в том времени, где они были студентами, но на пире в честь начала года их не было. Он перехватил обрывок разгово-ра: МакГонаггал рассказывала Флитвику что-то о летающем мотоцикле и об опоздании и… Оттес-нив мыли об этом на периферию сознания, Гарри сосредоточил свое внимание на юной версии Си-риуса. Подслушанный разговор вызвал мысли о собственных годах учебы в Хогвартсе, и заставил думать о доме, тоска по которому и без напоминаний не давала покоя.
– Нет, сэр. То есть, да, сэр. Подождите, я имел в виду, нет, сэр. – Слизеринцы и большая часть гриффиндорцев захихикала.
Гарри подал знак успокоиться.
– Так все-таки «да» или «нет»?
Сириус глянул на Ремуса, который смотрел в другую сторону.
– А какой вопрос?
Подавленный смех с другой половины класса привлек его внимание.
– Мистер Снейп, будьте так любезны, сообщите нам, что вас так позабавило.
– Ничего, сэр. – За этим последовала усмешка, адресованная Сириусу.
– Что ж, раз с этим мы разобрались, пора вас рассадить.
Класс встретил это высказывание стоном.
– Счастлив получить столь бурное одобрение. Так, все соберите вещи и встаньте вдоль стены. Мистер Блэк, пересядьте за центральную парту в первом ряду, мистер Снейп, – место рядом с ним.
Гарри продолжил, пока, наконец, весь класс не стал напоминать слизо-грриффиндорскую шахмат-ную доску. Годы преподавания убедили его в том, что это – самое простое средство установить дисциплину.
– Другие профессора предупреждали меня о вас. Сразу скажу, что я не потерплю никаких наруше-ний дисциплины. Пока вы в классе, вы будете слушать. То, чему я вас учу, однажды, возможно, спасет вам жизнь. Так что никаких шалостей, – Гарри повернулся к мародерам.
– И никаких ехидных комментариев, – его взгляд переместился на Снейпа.
– И я ожидаю активности от всего класса. Домашнее задание не дается просто так. Бессмысленных эссе не будет. Мне их хватило за годы учебы. – Он обвел взглядом класс.
– Последнее, о чем я хочу вас предупредить: я не потерплю межфакультетских предрассудков. Ес-ли я услышу о чем-то подобном, наказание последует тут же. Соблюдайте эти правила, и мы впо-лне поладим.
– Теперь на очереди небольшое повторение, – Гарри повернулся к доске и написал несколько наз-ваний. – Кто может рассказать мне о боггартах?
Не оборачиваясь, он произнес:
– Мистер Люпин, просветите своих одноклассников.

***
– Он настоящий дьявол. Вы представляете – посадить меня со Снейпом, – Сириус подцепил вил-кой кусок жаркого.
– Ну, возможно, если бы ты не начал болтать в первые же пять минут его урока, этого бы не случи-лось.
– Лучше помолчи, Ремус.
– Чего я не понимаю, так это почему все ходят вокруг него на цыпочках, – сказал Джеймс, глядя на Питера и Ремуса.
– Ты… Ты хочешь сказать что… ты не слышал?
– Не слышал о чем, Питер?
Пронзительный женский голос с противоположной стороны стола произнес:
– Вчера вечером, на приветственном пире, Малфой поставил подножку первокурснику-хафлпафцу, который шел на место, после сортировки. Когда тот все-таки поднялся и собрался было идти даль-ше, Малфой поставил подножку снова. Следующим, что все увидели, был кинжал, воткнувшийся в стол в сантиметре от руки Малфоя, а рядом стоял профессор Тайлер. Я никогда не видела кого-ли-бо из профессоров столь сердитым, что говорит о многом, так как это был еще относительно небо-льшой проступок. Малфой заработал взыскание на каждые выходные в течение месяца.
Лили прищурилась:
– Конечно, если бы вы не пытались угнать байк, вы бы и сами об этом знали.
Джеймс и Сириус посмотрели на преподавательский стол. Профессор Тайлер сидел рядом с Дамб-лдором и смеялся над чем-то, сказанным пожилым магом.
– Эванс, ты точно знаешь?
– Абсолютно. Ремус, разве не так?
Они перевели взгляд на Ремуса, который кивнул, не переставая жевать, затем на слизеринский стол, где семиклассник-Малфой о чем-то беседовал со Снейпом, и, наконец, на преподавательский стол, откуда профессор Тайлер послал им проницательный взгляд.
Джеймс быстро отвел глаза и опустил их к тарелке.
– Вот черт.
– Вот и я о том же, – пробормотал Сириус.

***
Гарри посмотрел на гриффиндорский стол. Его отец и Сириус, судя по лицам, только что услыша-ли о случившемся на приветственном пире. Он не смог подавить приятное чувство, вызванное этой мыслью. Он знал все их трюки и не собирался ничего им спускать. В конце концов, должен же он хоть как-то развлекаться.
– Октавиан, может расскажешь немного о том, откуда ты?
Гарри оторвался от созерцания компании за гриффиндорским столом.
– Я уже рассказал вам все, что мог, Альбус. Я уверен, что руководитель заведения, в котором я Ра-ботал прежде, сообщил вам все, что нужно. – Он улыбнулся.
– Так что перестаньте вести себя как любопытный старый директор.
– А что о шраме?
Пальцы Гарри немедленно потянулись к шраму на лбу.
– Нет, не об этом, о другом, – Альбус указал на шрам, начинавшийся на его правой щеке и исчезав-ший под воротничком рубашки.
– Получен в бою. Не самое приятное воспоминание. Вынужден был выбить нож из руки противни-ка. Рана не очень глубокая, следа не должно было остаться вовсе, но так уж мне везет – на лезвии было неприятное темное проклятье, препятствующее заживлению раны.
– Придает вам вид заправского бандита, – Альбус понизил голос, – должно быть, помогает привле-кать внимание дам. – Он с намеком поиграл бровями.
Гарри распахнул глаза и подавился тыквенным соком.
– Вообще-то нет. Не то чтобы я к этому стремился.
Какое-то время Альбус просто смотрел на него, затем на его лице появилась улыбочка, и глаза озо-рно блеснули.
– О, так значит, мне незачем предостерегать женскую часть штата, только мужчин.
Альбус помолчал.
– Постарайтесь контролировать себя в моем присутствии, Октавиан.
Гарри уронил кубок, содержимое которого расплескалось по столу. Большая часть преподавателей смотрела на него с любопытством, пока он бормотал себе под нос нечто о надоедливых директорах и дурацких шутках. Альбус засмеялся и встал, собираясь уйти из большого зала.

***
Откинувшись на спинку стула, Гарри беспокойно крутил в пальцах нитку, вылезшую из манжеты рубашки. Двадцать минут назад директор оставил его одного в кабинете, чтобы разобраться с «си-туацией». С некоторым опозданием он осознал, что Альбус каким-то образом наблюдает за ним, ища знак, что он не тот, за кого себя выдает. Поскольку именно так оно и было, Гарри был намерен не давать директору дополнительных причин для подозрений.
Гарри вытащил кинжал и срезал нить с манжеты, обкрутил ее вокруг пальца, понаблюдал, как ос-тановка циркуляции крови приводит к покраснению пальца, затем размотал нить. Он успел повто-рить это раз десять, когда Альбус открыл дверь и вернулся к их «встрече».
– Я прошел тест, директор?
Подозрительно прищуренные голубые глаза встретили его взгляд.
– Не понимаю, о чем вы, мой мальчик.
– Конечно. Помнится, мы говорили о причинах, по которым я здесь.
Альбус кивнул.
– Свиток. Брат упоминал в письме, что вы змееуст; весьма редкий дар, весьма.
– И временами весьма полезный.
– Вы можете читать на этом языке?
Гарри пожал плечами.
– Ни разу не пробовал. На самом деле, я никогда не сталкивался с его письменной формой.
Вытащив из рукава свиток пергамента, Альбус протянул его Гарри.
– Случайная выборка из того, что напоминает отдельные заметки. Скопировано вручную, без по-мощи магии, если вдруг это важно.
Гарри развернул свиток и уставился на змееобразные значки, покрывавшие лист.
– Могу я позаимствовать перо?
Альбус кивнул с задумчивым видом, протягивая перо.
Перевернув пергамент, Гарри нарисовал змейку в верхнем углу. Визуальный образ всегда помогал ему сосредоточиться.
– Трава зелена, жизнь коротка.
Это звучало вполне по-змеиному. Звуки выскользнули у него изо рта и, пока он все еще продолжал думать о них, пока его мысли все еще были сосредоточены на змеях, он начал записывать то, что, как он надеялся, было тем же самым предложением.
Посмотрев на пергамент, он увидел неровные значки, отдаленно напоминавшие те, что были с об-ратной стороны листа. Он перевернул свиток, пытаясь найти что-то, что выглядело бы похоже. Че-рез некоторое время ему показалось, что он опознал артикль, но возможно он ошибался. Различ-ные аспекты языка не были его сильной стороной. В прошлом он полагался на Северуса или на ди-ректора когда доходило до неясностей перевода. То, что теперь все было наоборот, казалось стран-ным.
Альбус его времени не упоминал, что это будет сложно, но чего еще он мог ожидать?
Уставившись на то, что, как он предполагал, означало артикль, он пытался активизировать ту часть мозга, которая знала язык змей.
– Нед… Кажется, вот это обозначает «неделя». Мне потребуется время.
Вздохнув, Гарри положил пергамент на колени и взглянул на Альбуса. У того было вежливо-не-проницаемое выражение лица, которое, как Гарри знал, предназначалось посторонним.
Альбус кивнул:
– Я ожидал чего-то подобного. Было бы замечательно, если бы вы взглянули и тут же начали чи-тать, но, по-видимому, нельзя ожидать всего и сразу. Я поговорю с коллегами, и мы решим, что с этим делать. Я свяжусь с вами через пару дней, Октавиан.
Гарри кивнул, поднялся и направился к двери. Он надеялся, что его попытки демонстрировать нейтралитет принесут свою выгоду, и орден этого времени сможет доверять ему достаточно для того, чтобы предоставить необходимые возможности. Это задание он совершенно не хотел про-валить.

***
*Будущее*
– Запомни, ты не имеешь права ничего менять. Никаких предупреждений родителям, Сириусу и Северусу. Ты отправляешься туда, чтобы помочь ордену и преподавать. Я полагаю, мы уже обсу-дили, что ты можешь сказать моему прошлому «я». Ты понимаешь, Гарри?
Гарри наблюдал, как директор подошел к жердочке феникса.
– Да, Альбус. Мы уже не раз это обсуждали.
– Ты отправишься туда, потому что ордену нужен кто-то, кто понимает язык змей, и мне вспоми-нается, что мистер Тайлер, который выглядел в точности как ты, обладал данным талантом.
– Я знаю, Альбус, – его глаза переместились к окну вслед за директором.
– Раз в месяц тебя будут навещать либо Сириус, либо Северус. Они проследят за тем, чтобы у тебя было все, что нужно.
– Хорошо, Альбус.
Альбус снова подошел к жердочке феникса.
– Помни, что ты не можешь прямо выступить против темного лорда. Любой ценой постарайся дер-жаться от него подальше. И не забывай изображать нейтралитет перед всеми, кроме членов ордена. Ты будешь хранить их тайну. Для тебя нет сторон в войне прошлого, по крайней мере, во внешнем мире.
– Да, Альбус.
Девять шагов – к окну.
– Это означает, что ты не имеешь права принимать чью-либо сторону, Гарри. Ты не можешь отда-вать предпочтение ни одному из факультетов.
– Как будто я так поступал хоть когда-то.
Альбус замер на полдороге до Фоукса, чтобы взглянуть на двадцатипятилетнего молодого челове-ка, который сидел в одном из обитых бархатом кресел у камина и наблюдал за его передвижении-ями.
– Да, после шестого курса ты стал нетерпим к межфакультетским предубеждениям, даже у гриф-финдорцев, – Альбус проделал оставшиеся до жердочки шаги.
– Северус утверждает, что в моем сознании произошло смещение парадигм, когда Драко блоки-ровал нацеленное мне в спину проклятье. Я лично предпочитаю менее пафосные выражения и обычно говорю, что осознал собственное заблуждение. – Гарри вздохнул. – Альбус, не стоит так переживать. Я знаю, что всему есть свои причины. И хотя сейчас случаются страшные вещи, я понимаю, что все могло бы быть намного хуже, если бы я что-то изменил. Кроме того, вопреки потерям и боли, я счастлив тем, что имею. Я не хочу ничего менять.
Альбус кивнул.
– Это все?
Альбус собрался кивнуть, затем остановился и покачал головой. Вздохнув, Гарри вновь опустился в кресло.
– Последнее.
Гарри, подражая Северусу, вскинул бровь.
– Никаких авансов студентам.
Гарри засмеялся.
– А что о противоположном? Что, если студенты начнут делать авансы мне?
– Гарри.
– Понял, понял. Студенты под запретом.
Гарри поднялся и направился к двери. Он уже потянулся к дверной ручке, когда директор снова окликнул его:
– Гарри, расслабься и отдохни. Посмотри, какими были люди, которые тебе дороги, пока их не изменила война. Это почти что отпуск.
– Да, Альбус.
Гарри вышел за дверь, спустился по лестнице и прошел мимо гаргульи. Только тогда он осознал – ему снова придется вести защиту от темных искусств. А он-то надеялся, что избавился от этой дол-жности два года назад. Со вздохом Гарри продолжил путь к кабинету маггловедения, где ученики дожидались опоздавшего преподавателя.

***
Этим вечером Гарри зашел в кабинет зельеварения, где Северус давал частный урок двум школь-никам. Гарри следил за движениями длинных изящных пальцев, порхавших над ингредиентами, пока Северус объяснял их предназначение девушке, сидевшей напротив. Когда Гарри еще учился в Хогвартсе Северус даже и подумать не мог о дополнительных занятиях по собственному предмету. Но все изменилось. Гарри знал то, что эти ученики только начинали осознавать: профессор Снейп был гораздо лучшим преподавателем один на один.
Гарри подождал перерыва в занятии и прочистил горло. Семикурсник-рейвенкловец, которого Се-верус, так сказать, взял под крылышко, и который получал дополнительные уроки по продвинутым зельям, поднял взгляд.
– Здравствуйте, профессор Поттер.
– Добрый вечер, мистер Ейтинг Надеюсь, я не помешал вашему эксперименту.
– Нет, сэр. Я просто жду, когда зелье остынет, прежде чем разлить его по пробиркам.
– Да, это важная ступень. Я уже и не упомню, сколько пробирок и мензурок я разбил из-за того, что не дал зелью остыть должным образом.
– Сто тридцать девять пробирок и двести пятьдесят семь мензурок. Эта цифра покрывает все семь лет твоего обучения, – это заявление было сделано глубоким баритоном с другой скамьи. Второ-курсница, у которой были занятия, хихикнула, увидев выражение праведного гнева, промелькнув-шее на лице Гарри.
– На сегодня все, мисс Акерс. Почистите котел и идите. Я надеюсь, что на практикуме на следу-ющей неделе вы сумеете сварить зелье без ошибок.
– Да, профессор Снейп, спасибо, – девушка погрузилась в работу.
– Я вряд ли мог разбить так много. Ты выдумываешь.
Ответом ему послужила приподнятая бровь.
– Нет, профессор Снейп, это невозможно. Я в худшем случае разбил штук пятьдесят.
– Хочешь, чтобы я сходил поискал свои записи, Поттер?
– Да ладно, наверное, ты прав. Забавно, мне казалось, что я разбил гораздо меньше.
– Конечно я прав, Поттер.
– Ну да, я постоянно забываю, что ты у нас всегда прав.
– Пора бы уже осознать этот факт.
Семикурсник, закусивший губу, чтоб не рассмеяться, все же не сдержался.
– В чем дело, мистер Ейтинг?
– Все в порядке, профессор.
Молодой человек начал разливать по пробиркам все еще слегка дымящееся зелье. Он был на тре-тьей, когда первая треснула.
– Как я и говорил, очень важный этап.
Гарри облокотился на скамью. Ейтинг покраснел, Акерс захихикала, а Снейп бросил гневный взгляд.
– Мистер Ейтинг, я закончу с зельем. Уверен, Профессор Поттер не откажется помочь. В конце концов, его счет вряд ли может что-то ухудшить. И мисс Акерс, я помню, что уже отпустил вас.
Студенты вполне могли осознать приказ убираться, услышав таковой.
Гарри подошел к Северусу, который вытирал остатки зелья, пролившегося из разбитого сосуда. Он забрал тряпку у Северуса и сполоснул ее в одной из раковин.
– Я считаю, что это твоя вина.
– Разбитые склянки? Иного я и не ждал. Сколько там: две или три?
– Две.
– Ясно. Как прошли уроки?
– Я становлюсь староват для них.
Гарри приподнял бровь, повернулся и подошел к столу, чтобы разлить по пузырькам теперь уже остывшее зелье.
– Староват? Северус ты не стар. Стар Альбус.
– Альбус нас всех переживет.
– В этом я не сомневаюсь. Но вот он старый. Ты – мальчишка по сравнению с ним.
– А ты – младенец.
– Северус, – в одно это слово уместилось все разочарование, которое хотелось выразить Гарри. Он совершенно не хотел оказаться втянутым в очередную дискуссию по поводу их разницы в возра-сте.
– Ладно.
– Хорошо.
– Как твой день?
– После ленча встречался с Альбусом. Он снова продержал меня слишком долго. Когда я вернулся, кабинет напоминал зону бедствия. Я обещал смутьянам отработку в твоем обществе. Они сразу присмирели. В конце концов, у меня все равно не будет возможности проследить за их отработкой. Я отбываю завтра, – Гарри прошептал последние три слова, и не был уверен, что Северус расслы-шал их, пока из пальцев последнего не выпала пробирка, упавшая на рабочий стол и разлетевшаяся вдребезги.
Гарри немедленно начал собирать осколки и вытирать пролитое зелье.
– Так мистер Ейтинг останется без зелья, – он заметил, что костяшки пальцев Северуса, впившиеся в крышку стола, побелели, а глаза уткнулись в какую-то точку на дальней стене.
– Мне добавить еще один к списку? – Гарри помолчал.
– Северус?
Тишина.
– Сев?
Гарри встал позади него, обвил руками за талию и опустил голову Северусу на плечо. Почувствовав, как напряглись мускулы, он отстранился.
– Завтра?
– Северус, ты знал весь месяц. Почти месяц. Ты был почти на всех предварительных собраниях. Ты будешь со мной через три-четыре недели. Не так уж долго. Ты даже будешь меня навещать, так что мы увидимся. Мы все это расписали. С твоей точки зрения, меня не будет только месяц. Это меня отправят в прошлое на год. Если кто-то и должен испытывать страх перед разлукой, то это я.
– Твой словарный запас несколько разросся. И я не в коей мере не испытываю «Страх перед разлу-кой». Более того, я очень рад отдохнуть от твоей бессменной инфантильности.
– То-то я и вижу, ты такой веселый. Не беспокойся, ты сможешь пообщаться с Сириусом и Рему-сом.
Северус кинул ему недовольный взгляд.
– Я подумал, что сегодня мы можем сходить поужинать в Три метлы. Только ты и я. Никаких «блохастых псин» за компанию. Ты сможешь рассказать обо всем, что мне предстоит сделать в будущем.
– Гарри, ты же понимаешь, что я не могу, – голос Северуса был резким и раздраженным. Гарри осознал, как, должно быть, устал Северус от постоянных разговоров об одном и том же.
– Я знаю.
Гарри схватил Северуса за локоть и потянул к двери.
– Пойдем. Это последний раз за целый месяц, когда мы можем побыть вдвоем.
Северус выдернул руку и пошел рядом с Гарри.

Глава вторая: Дракон.


*Прошлое*
По возвращении Гарри собирался побеседовать с крестным. Он не знал, чего именно ожидал, но уж точно не этого. Эссе, которое он только что прочел, было дословно списано с книги «Актуаль-ные проблемы классификации видов драконов, их пламени и их крови» Хуго Невтита. Гарри озна-комился с данным трудом, когда после окончания Хогвартса работал в Румынии вместе с Чарли Уизли. Книга была весьма старой – хотя, если подумать, в этом времени она была опубликована всего пару лет назад, – но описывала все существующие системы классификации, с которыми мо-жно столкнуться, занимаясь изучением колоний драконов. Гарри с сожалением поставил на перга-менте «0» и дописал внизу: «Если хотите знать, почему, загляните в библиотеку и отыщите там книгу Хуго Невтита о классификации драконов. Подойдите ко мне после занятия».
– Готов держать пари, ты рад вернуться к прежней работе. Ты наверняка скучал по защите, – Гарри поднял взгляд, услышав резкий голос.
– Сириус, помяни черта!.. – Гарри сжал губы в тонкую линию и принялся постукивать пальцами по столу.
– Я начинаю думать, что ты проводишь слишком много времени со Снейпом.
– В самом деле? А мне гораздо интересней, как ты ухитрился сдать экзамены в аврорате.
Сириус зашел в комнату и закрыл за собой дверь. Взгромоздившись на один из столов, он наложил чары беззвучия на кабинет и повернулся к Гарри.
– Почему тебя это удивляет?
Гарри демонстративно прочистил горло, а затем приступил к чтению только что проверенного эссе:
– «Классификация драконов – одна из интереснейших проблем, которые только могут попасть в поле зрения высокоразвитой личности. Существует немало фактов о физиологии и анатомии дра-конов, которые нам еще только предстоит узнать. Однако, это не единственные принципы, по ко-торым можно классифицировать данных магических созданий…» Мне продолжать?
У Сириуса хватило совести покраснеть.
– Я помню, как мне вернули это эссе. Я… – Сириус замолчал, наткнувшись на сердитый взгляд. – Я забыл. Ты не имеешь право знать о том, что было в прошлом, точно так же, как не можешь рас-сказать о том, что произойдёт в будущем. Это может повлиять на твои поступки. Тебе сложно раз-делить наши молодые и нынешние версии?
– Нет. Вы все слишком сильно изменились. Ты, Ремус, Северус, даже Малфой-старший, – все вы кажетесь более легкомысленными. Особенно Мародеры. Как будто вы вообще не знаете, что такое проблемы. Ну, за исключением Джеймса. Он пытается найти способ пригласить Лили на тайную свиданку, не оповестив при этом о своих планах психованного препода по защите. Знаешь, я до сих пор не понимаю, как получилось, что мои родители оказались вместе.
Сириус побледнел.
– Ты это слышал?
– Да. А еще я слышал, что я – шпион Волдеморта, сын дьявола, не боящийся дневного света вам-пир, «стопроцентный злодей» и взбесившийся вервольф. Последнее прощаю: на той неделе ты был в ссоре с Ремусом. В школе вы терпеть меня не могли, правда? Кажется, для тебя и твоих друзей я был профессором Снейпом того времени.
– Ты сам виноват. Нечего было сажать меня рядом с сальным ублюдком.
– О да, как же я мог забыть вашу памятную встречу на пятом курсе? Впрочем, должен признать, что были и другие моменты, подогревавшие взаимную неприязнь.
– Как ты узнал о том, что было на пятом курсе? Я точно помню, что ни я, ни Ремус тебе об этом не рассказывали.
– Северус.
Лицо Сириуса исказилось гримасой отвращения.
– Ну, хватит болтать о сальных слизеринцах и тупых школярах. Альбус просил узнать, как продви-гается перевод.
– Неплохо, учитывая, что я никогда прежде не сталкивался с письменной формой змеиного языка. Не самое приятное зрелище. Мне не удалось добиться каких-либо стоящих результатов, потому как за то время, что я здесь, к свитку меня подпустили всего пару раз, – Гарри покачал головой. – Кажется, орден пока присматривается ко мне, пытается составить мнение. Я знаю, что они сомне-ваются в моей преданности, так и должно быть, но нынешний Альбус говорил, что рано или позд-но они перестанут и дадут мне неограниченный доступ. Если попытаться прикинуть, сколько мне уже удалось перевести, я бы сказал – строчки две.
– Только две строчки? И с чего бы им сомневаться в тебе?
– Я должен выучить совершенно новый письменный язык, Сириус. То, что я могу на нем говорить, не означает, что я могу на нем читать. Это потребует времени. Его знание присутствует, просто где-то на периферии моего сознания. Временами… – Гарри передвинул бумаги на столе. – Я не доверяю сам себе, Сириус. Как ты думаешь, смог бы ты удержаться и не изменить все, сталкиваясь с выбором изо дня в день? Пока орден держит меня на расстоянии, я и не должен делать выбор. Я здесь только для одного – перевести свиток.
Гарри чувствовал на себе взгляд Сириуса, но не поднимал глаз. Он не хотел увидеть жалость или грусть, или еще какие-то отрицательные эмоции. Он знал, на что идет, соглашаясь на это задание, и сделает все, что потребуется, чтобы его выполнить.
– Пока я не забыл, Гермиона просила передать, – сунув руку в карман, Сириус вытащил оттуда небольшую коробочку. Наложив чары, возвращающие истинный размер, он протянул ее Гарри. – Она назвала это «отправкой знаков внимания». Того, что подарит тебе ощущение дома.
Гарри улыбнулся, увидев содержимое посылки. Печенья, пирожные и даже несколько домашних пирожков с мясом, испеченных Молли. Зная Гермиону, он не сомневался, что на все были нало-жены чары вечной свежести.
– Скажи ей «спасибо». Передай, что это то, что нужно после всех этих жутких эссе.
Сириус вздрогнул, но кивнул и вытащил из другого кармана пять пузырьков.
– Снейп не уверен, что ты будешь спать нормально, говорил что-то о кошмарах. Я слушал не сли-шком внимательно, потому что не мог не думать о вас со Снейпом в одной постели, а я стараюсь избегать подобных мыслей. В общем, он велел передать тебе это, и сказал, что ты знаешь положен-ную дозу. Ремус просил сказать, что, по его мнению, Снейп по тебе скучает. Говорит, что в после-дние дни тот стал просто воплощенным раздражением. Лично я не вижу разницы. Но Ремус, коне-чно же, утверждает, что я просто не хочу ее видеть, и что я просто бестолочь, как и всегда.
Гарри хихикнул.
– Рон уже вернулся из Австрии? Я знаю, что его мама и Гермиона беспокоятся.
– Нет, министерство все еще держит его там. Гермиона говорит, что он в порядке. Да, преподавате-ли передавали приветы. Конечно, в большинстве своем они не знают, где ты, но все скучают по тебе. – Сириус усмехнулся и бросил на стол маленький мешочек. – Это вам на карманные расходы, молодой человек. Не трать все сразу, – хихикнул он.
Гарри удивленно приподнял бровь.
– Альбус сказал, что твоё содержание тут должно быть выше на случай, если придется покрывать какие-то неожиданные расходы. В конце концов, у тебя ведь нет доступа к счету в Гринготтсе или к каким-то другим волшебным финансовым инстанциям. Никаких сбережений, – Сириус пожал плечами. – Я не задаю вопросов, просто делаю, что велено.
– Когда это тебя устраивает.
Сириус усмехнулся.
– Думаю, это все. Мне пора возвращаться.
Гарри поднялся и обошел вокруг стола, чтобы проститься.
– Ты точно не можешь остаться на ужин? Не думаю, что Альбус узнает.
– Извини. Это – проверочный визит. Альбус велел сделать его недолгим, и он узнает. Он всегда все знает. Не спрашивай, как, я понятия не имею. Не переживай, через два месяца мы увидимся. Я по-лагаю, Северус застолбил за собой следующее посещение, и уверен, что для этого существуют ка-кие-то извращенные причины.
Гарри покачал головой.
– Береги себя, Гарри.
– Обязательно.
Гарри наблюдал, как Сириус вытащил из кармана мантии хроноворот и постучал по нему палоч-кой, произнося заклинание обратного отсчета: единственный способ вернуться из прошлого в бу-дущее, не требующий прожить временной промежуток между ними.
В течение минуты Гарри смотрел туда, где только что стоял его крестный, после чего схватил одно печенье из коробки и вернулся к проверке эссе. Вздохнув, он прочел первые строки работы своего отца: «Классификация драконов – одна из интереснейших проблем, которые только могут попасть в поле зрения высокоразвитой личности. Существует немало фактов о физиологии и анатомии драконов, которые нам еще только предстоит узнать. Однако это не единственные принципы, по которым можно классифицировать данных магических созданий…»
И Гарри еще считал мародеров изобретательными…

***
– Уровень ваших работ меня разочаровал.
Гарри увидел, как глаза юного Сириуса Блэка метнулись к Джеймсу Поттеру.
– Нотт.
Юноша на последнем ряду подскочил, услышав свое имя. Гарри подошел к нему и положил перга-мент на стол, лицевой стороной вниз.
– Эванс.
Гарри раздал эссе, облокотился на стол и оглядел лица учеников. Большая часть была недовольна, и только некоторые были удовлетворены полученными отметками.
– Я говорил вам, что на этих уроках не будет бессмысленных эссе. Чтобы доказать это, в следую-щий раз мы проведем практическое занятие, где вы примените то, что изучили.
Он смотрел на равнодушные лица большей части класса, заинтересованными выглядели всего пара человек, Ремус в их числе.
– В среду мы встречаемся с седьмым классом, у которого будет уход за магическими существами, около сторожки лесника. Мы договорились, чтобы на территорию школы доставили двух драконов вместе с укротителями. Я ожидаю, что вы будете в состоянии классифицировать представленные экземпляры и объяснить, по каким признакам вы это сделали. Через урок я объясню, как драконье пламя относится к урокам защиты. Тем, кто не подготовился, как следует, советую повторить. Ни-каких записей – пергамент имеет свойство вспыхивать мгновенно. Урок окончен.
Большинство учеников уже запихнули учебники в сумки и быстро выскочили из класса, сжимая эссе в руках. Пока Гарри наблюдал за оставшимися, Блэк попытался потихоньку засунуть эссе в портфель, но Снейп заметил это и выхватил пергамент. Почувствовав приближающуюся стычку, Гарри подошел и встал рядом с ними.
– Что-то не так?
Блэк покачал головой и продолжил запихивать собственные вещи в портфель.
Снейп выглядел обеспокоенным, но спокойно ответил: «Нет, сэр». Он покраснел – едва заметно – подхватил свои книги и выскочил из кабинета. Отлично зная Северуса, Гарри не сомневался, что молодой человек отчаянно проклинал собственную бледность. Не то, чтобы он хоть как-то пытался с ней бороться.
Как только дверь захлопнулась, Гарри повернулся к Сириусу Блэку и Джеймсу Поттеру, перемина-вшимся с ноги на ногу в ожидании наказания.
Остановив на них тяжелый взгляд, Гарри вздохнул и облокотился на стол.
– Я не столько рассержен, сколько разочарован.
Оба юноши вспыхнули от его слов. Гарри знал по собственному опыту, что всегда неприятней чувствовать, что разочаровал преподавателя, чем рассердить его. Недаром именно профессор МакГонагалл вызывала в нем чувство вины. Джеймс опустил взгляд к носкам ботинок и пытался не смотреть на него, Сириус же, наоборот, уставился в потолок.
– Я ожидал большего от вас обоих.
Джеймс прикусил губу, и жест этот показался Гарри странно знакомым.
– Дайте нам еще один шанс, профессор Тайлер.
– Отметка все равно будет стоять.
Они явно расстроились, услышав это.
– Однако, если к пятнице вы перепишете эссе, чтобы к среде я успел их проверить, мы посмотрим, что можно сделать.
Мальчишки немедленно просияли и переглянулись.
– Это ваше последнее предупреждение. Если я еще раз поймаю вас на чем-то подобном, вы будете исключены быстрее, чем успеете произнести «Гриффиндор».
– Да, сэр.
– Я не буду ставить в известность вашего декана. На этот раз. Если вы искренне обещаете, что не станете повторять подобный трюк с другими преподавателями.
– Я обещаю, профессор, – Джеймс смотрел ему в глаза.
– Хорошо. Вы, мистер Блэк?
Сириус поспешно кивнул.
– Это было глупо. Я больше не буду делать ничего подобного. Обещаю.
– Очень хорошо. В таком случае вы свободны. Я уверен, что мадам Пинс посоветует вам нужные книги.
Юноши подняли сумки и двинулись к двери.
– Еще одно.
Они оглянулись.
– Держитесь подальше от всего, что написано Хуго Невтитом.
– Да, профессор.
Когда дверь за ними закрылась, Гарри опустился на стул. У него было неясное чувство, что он вы-ставил себя излишне мягкотелым. Он опустил голову на руки и вздохнул. Начинающаяся головная боль пульсировала от плеч к вискам. И почему в этом времени он не мог преподавать маггловеде-ние?

***
Гарри наблюдал, как мадам Помфри занималась ожогами троих школьников, пострадавших во вре-мя практического занятия. К счастью, ожоги не были опасны, к тому же, работая в Румынии, он сталкивался с гораздо более жуткими. Но он все равно не имел ни малейшего представления о том, что случилось.
Нанеся бальзам и мазь, мадам Помфри велела ученикам отдыхать, а сама подошла к нему и, взма-хнув палочкой, отменила заклятье неподвижности.
Гарри вздохнул с облегчением, когда почувствовал, как исчезло покалывание, сопровождавшее за-клятье, но тут же передернулся, когда она дотронулась до раны у него на груди. Он слегка улыбну-лся, услышав раздражение в ее голосе:
– Профессор Тайлер, что навело вас на мысль схватиться врукопашную с драконом?
– Вы поверите, если я скажу, что раньше любил развлекаться чем-то подобным?
Она неодобрительно поцокала языком.
– Снимайте рубашку.
Гарри подался вперед:
– О, Поппи, я и не знал…
На ее щеках появился румянец, и она быстро оборвала его:
– Глупости. Мне нужно осмотреть рану.
Поморщившись, он поднял руки, чтобы стянуть рубашку. Наконец, справившись с этим, хотя и не без труда, он отдался на весьма сомнительную милость мадам Помфри, но тут же, услышав за спиной изумленный выдох, обернулся.
– Что-то не так, мистер Снейп? Я уже разобралась с ожогами – у вас есть еще какие-то повреж-дения?
– Нет, мадам.
Гарри поразился мягкости тона Снейпа. Глаза ученика были широко раскрыты, а щеки раскрасне-лись. Однако его внимание быстро переключилось с молодого человека на Поппи, которая схвати-ла его за плечи и заставила повернуться.
– Осторожнее, Поппи. Спина у меня в порядке. В чем дело?
Гарри почувствовал, как ее пальцы движутся по спине, обводя красно-золотой щит и серебристую змею, обернувшуюся вокруг него, и понял, о чем она могла подумать.
– Около четырех-пяти лет назад я развлекался на пару с приятелем. Мы выпили лишнего и в резу-льтате оказались в салоне магических татуировок. Каким-то образом меня убедили вытатуировать это на спине. Со временем рисунок начал мне нравиться.
Расхаживать с навсегда вытравленными на коже объединёнными символами двух факультетов, особенно этих двух, было более чем необычно. Но это изображение отражало его внутреннюю сущность, и он бы не променял его ни на что иное. Гриффиндор и Слизерин.
Удовлетворив свое любопытство, Поппи занялась очищением раны от яда. Вещество, покрывав-шее когти молодых драконов, было более опасным, чем у взрослых особей. Конечно, это давало им дополнительную защиту на время многочисленных линек, когда в процессе роста они лишались кожи, а следовательно, и защитных чешуй, но одновременно и делало их более опасными для лю-дей, решивших вступить с ними в рукопашную.
Удалив весь яд, Поппи мгновенно залечила рану.
Надев рубашку, Гарри подошел к трем студентам, которые лежали в кроватях и приходили в себя после небольших ожогов.
– Кто может мне сказать, что случилось? Профессор Августин и я были несколько заняты, когда вы трое получили ожоги.
Ответил Джеймс Поттер. Он единственный из четырех студентов, находившихся в больничном крыле, не получил повреждений и единственный, кто не послушался, когда Гарри рявкнул на уче-ников, чтобы они возвращались в класс до конца урока.
– После того как дракону удалось вырваться, и вы выскочили ему наперерез, Снейп попятился к одному из защищенных от жара столбов, которые мы использовали, чтобы тестировать силу ог-ненной струи драконов, и толкнул его.
Поттер с усмешкой взглянул на Снейпа.
– Очевидно, что он трус. Настоящий мужчина бы…
Лили оборвала его и закончила рассказ:
– Столб упал и задел взрослого дракона, с которым мы работали. Мы и не догадывались, что что-то не так, пока нас не накрыло потоком горячего дыма. Но огня не было.
– Прям не дракон, а горячий финский парень.
Гарри ухмыльнулся. Смех – лучшее лекарство. По крайней мере, тут не было всяких критиков, готовых заявить, что его юмор отвратителен.
– Профессор, где вы научились биться врукопашную с драконами? – голос Северуса встрял в за-тихающий смех.
Джеймс и Лили уставились на Гарри с ожиданием, в то время как Сириус попытался кинуть на слизеринца уничтожающий взгляд за то, что тот посмел открыть рот. Но не смог: было очевидно, что всех раздирало любопытство.
Гарри некоторое время обдумывал ответ и решил остановиться на сокращенной версии правды.
– Какое-то, хотя весьма короткое, время я работал с колонией драконов. Мне доводилось помогать дрессировщикам, когда молодые драконы отбивались от рук. Очень быстро я узнал, что быстрее всего заставить их снова слушаться мог небольшой порез на лапе между когтями. Это не причиня-ет им вреда, просто вводит в состояние шока. Они остановятся тут же. Чтобы иметь возможность сделать это, надо подобраться к лапам, а для этого нужно схватиться врукопашную. Приобретение такого рода навыков требует времени.
Четверо студентов таращились на него с различными степенями изумления и восторга на лицах, и Гарри с трудом сдержал желание нервно дернуться. Сириус, наконец, нарушил тишину, но от его слов Гарри не стало легче.
– Должно быть, требует оху… стальных нервов. Вам разве не было страшно?
– Нет. Это не худшее из того, что со мной случалось. Гарри улыбнулся ученикам, прежде чем встать, но улыбка не достигла глаз. Последнее, что ему нужно было, это восторги по поводу его героизма.
– Я пойду. Мадам Помфри мне голову оторвет, если я помешаю вашему отдыху. Мистер Поттер, ваш следующий урок начнется через пятнадцать минут. Я надеюсь услышать, что вы на нём при-сутствовали.
Не дожидаясь ответа, он повернулся, чтобы уйти.
В шаге от двери он услышал голос Сириуса:
– Я говорил тебе, Джеймс, он точно был в Гриффиндоре. С тебя галлеон.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Европейская декларация независимости

    Документ
    ... : "Это - парадокс истории, что цивилизации ... of al-Qaeda terrorists. Evan F. Kohlmann[10], author of Al-Qaeda ... должен быть твердо убежденным, быть самоуверенным, ... (Sociaal-Liberale Partij ) -Гуманистический ... the replacement ofexisting reactors, ...
  2. Европейская декларация независимости (4)

    Документ
    ... : "Это - парадокс истории, что цивилизации ... of al-Qaeda terrorists. Evan F. Kohlmann[10], author of Al-Qaeda ... должен быть твердо убежденным, быть самоуверенным, ... (Sociaal-Liberale Partij ) -Гуманистический ... the replacement ofexisting reactors, ...
  3. Английский язык с Robert Ervin Howard Повести Jewels of Gwahlur The Devil In Iron Rogues In The House The Tower Of The Elephant Книгу составил и адаптировал Олег Дьяконов Метод чтения Ильи Франка Jewels of Gwahlur (Сокровища Гвалура)

    Документ
    ... madness and paradox (и все это было безумием и парадоксом); yet it ... of their existence but not inquiring the reasons therefore (ощущая странность своего бытия ... кровь тоже должна быть черной) —" "Be quiet (успокойся/помолчи; quiet — бесшумный; спокойный ...
  4. Философский энциклопедический словарь (5)

    Документ
    ... logical analysis of a method of historical research», ... «quod ubique, quod semper, quod ... de l'existence et de l'existant», 1947; ... лат re... и prodico – произвожу) – возобновление ... в трансценденцию» (у Кьёркегора – «парадокс»бытия Христа, у Ницше – вечное ...
  5. For Taylor Посвящается Тэйлору

    архив
    ... red-and-cream-colored porticoof the McKinley Hospital Trauma ... не может быть. — Но как же насчет парадоксов времени? — Парадоксов времени? — ... after a few moments ofquiet listening did he become ... a network of roads. Yet none of that existed. In medieval ...

Другие похожие документы..