Главная > Монография


Министерство образования и науки РФ

Российский государственный торгово-экономический университет

Центр исследований православной культуры и традиции

КОЧЕТКОВ Дмитрий Александрович

МОНОГРАФИЯ

ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ (IX-X вв.)

На основе кандидатской диссертации, защищенной

в Ивановском государственном университете в 2005 г.

Научный редактор:

доктор исторических наук, профессор Князький Игорь Олегович.

Рецензенты:

aкадемик РАЕН, доктор исторических наук,

профессор Бибиков Михаил Вадимович,

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник РАН

Лисейцев Дмитрий Владимирович.

Москва. 2010

Оглавление.

Введение………………………………………………………………….. 3

Глава 1. Образование Древнерусского государства………………….… 29

    1. Догосударственные образования у восточных славян…………... 30

    2. Черняховская культура и попытка удревнения возникновения

государственности у восточных славян………………………… 44

    1. Зарождение государственности на северо-востоке Руси. Роль

варягов в формировании древнерусской государственности…… 54

    1. Государственные образования в среднем Поднепровье………… 83

Глава 2. Древнерусское государство в X в. ……………………………. 106

    1. Первые киевские князья и создание единой территории

древнерусского государства………………………………………. 107

2.2 Князь-воин или государственный деятель? Святослав и его

государственная политика………………………………………………. 164

    1. Завершение формирования единой русской земли при

Владимире Святом………………………………………………………. 177

Глава 3. Особенности древнерусской государственности……………. 195

    1. Типология государственной структуры Древней Руси…………... 196

    2. Типология феодальных отношений Древней Руси……………….. 229

Заключение………………………………………………………………. 263

Список сокращений……………………………………………………… 272

Список источников и литературы……………………………………… 273

Введение.

Темой настоящей работы является исследование эволюции государственного строя Древней Руси в период с IX по X вв. Выбор данной темы связан в первую очередь с её актуальностью в настоящее время. Проблемы, относящиеся к истории и культуре Древней Руси, занимают важнейшее место в историческом сознании современного российского общества. Немаловажной причиной, обусловившей обращение автора к данной тематике, стоит признать и резко возросший интерес общества к указанному периоду русской истории. По данным социологических опросов приведённых в журнале «Родина» внимание современного российского общества к проблемам древнейшей истории Отечества значительно опережает такие исторические темы, как история XX столетия, события Октябрьской революции и Великой Отечественной войны, ещё недавно лидировавшие в рейтингах социологов1. Возникновение этого интереса не случайно. Именно в древнем периоде русской истории содержатся объяснения многих современных традиций и стереотипов современного общества. Именно в Древней Руси – единые корни восточнославянских народов, разделённых ныне. Очень важным моментом представляется также и то, что Древняя Русь как феномен является едва ли не самым обширным «белым пятном» нашей истории.

К тому же в современной исторической науке существуют концепции, которые либо трактуют зарождение древнерусской государственности, используя новые и старые мифологические штампы, в частности чрезмерно идеологизированные подходы, бытовавшие во времена советской историографии. Однако существует и другая крайность: так, в некоторых новейших исследованиях вообще игнорируются целые века древнейшей русской истории, связанные с Киевской Русью.

Вопросов по истории Древней Руси по-прежнему гораздо больше, чем ответов. По степени изученности тема предстоящего исследования значительно уступает многим вопросам отечественной истории. Ведь, несмотря на то, что о Древнерусском государстве, которое отечественные источники XI-XIII вв. называют Русью или Русской землёй, а историки – Киевской или Древней Русью написаны сотни книг и на порядок большее количество статей, развитие древнерусской государственности остаётся без должного внимания. Причины, хронология, основные этапы и обстоятельства образования государства в восточнославянском обществе поныне остаются мало изученными. Можно сказать, что вопрос о развитии государственных институтов власти, эволюции самого государственного строя Древней Руси остаётся до сего времени открытым. В то же время данный вопрос видится чрезвычайно важным. Ведь история Древней Руси остро нуждается в дальнейшем углублении и конкретизации исследований. Перед современными историками стоит необходимость изучения и разработки новых проблем, которые в предшествующее время не всегда рассматривались как самостоятельно существующие, в результате чего они получали схематичную оценку в процессе создания трудов обобщающего характера. К таким научным проблемам, получившим в настоящее время новое прочтение, относится и проблема зарождения и развития восточнославянской государственности.

Работа имеет следующую структуру:введение, три главы и заключение.

Во введении обоснована актуальность, новизна исследования, приведен историографический обзор темы, дана характеристика источниковой базы.

В основной части работы рассматриваются следующие вопросы: возникновение государственности на территории восточных славян, роль и влияние варягов на создание древнерусского государства в контексте обострившейся дискуссии «неонорманистов» и «неоантинорманистов», основные факторы развития древнерусской государственности, создание и эволюция государственной структуры, способы узаконения передачи верховной власти, типология государственных и феодальных отношений на территории Древней Руси, принципы формирования и прерогативы основных властных институтов, механизмы взимания даней и повинностей. Пересматриваются такие стереотипы как: существование «русского каганата», «проведение двух религиозных реформ Владимиром». Проводится критический анализ правомерности применения к древнерусскому государственному образованию таких терминов как «федеративное государство», «дружинное государство», пользующихся значительной популярностью в настоящее время.

Заключение содержит основные выводы по теме исследования.

Научно-справочный аппарат работы включает подстрочные ссылки, список источников и литературы, список сокращений.

Актуальность диссертационного исследования: Изучение эволюции древнерусской государственности чрезвычайно важно для верного понимания становления и развития государства Древняя Русь.

Методологической основой исследования является представление о закономерностях исторического развития в целом и их конкретном проявлении на определенной территории. Целостность исследования основана на анализе конкретно-исторических процессов, происходивших на территории Древней Руси, с учетом общеисторических реалий. Системность и комплексность исследования обеспечивается привлечением рукописных, археологических, топонимических источников, а также новейших методик отечественных и зарубежных исследователей, основанных на типологическом подходе к древнерусскому феодализму и позволяющих наиболее точно определить время перехода древнерусского общества от родоплеменных отношений к феодальным.

Новизна исследования: Тематика является остродискуссионной. Мнения исследователей по ней подчас противоположны. Именно поэтому новые исследования, которые бы в комплексе охватили весь древнерусский период, возможно, позволят выработать свежий взгляд на эволюцию древнерусской государственности. Новизна заключается в том, что впервые исследование проводится в сочетании типологических подходов, как в политической, так и в социально-экономической истории: взаимосвязано рассматривается зарождение государственности и развитие феодализма. Типологический анализ государственных и феодальных отношений способствует более полному раскрытию темы исследования. Новизна исследования также состоит в пересмотре стереотипов, конъюнктурных подходов бытующих в отечественной историографии.

Научное и прикладное значение: Исследование данной тематики вносит существенный вклад в дело изучения отечественной государственности, создаёт базу для дальнейшего углублённого её изучения.

Среди источников, использовавшихся при подготовке данной работы, следует выделить несколько основных групп:

  1. Древнерусские летописи

  2. Западноевропейские хроники

  3. Труды византийских авторов

  4. Восточные (арабо- и персо-язычные) географические сочинения

  5. Дипломатические нормативно-правовые акты Древней Руси

В отдельную группу следует выделить данные археологии и эпиграфический материал (берестяные грамоты, граффити на стенах храмов и на различных археологических предметах).

Прежде чем приступить к обзору указанных групп источников, немаловажно отметить тот факт, что массив источников по исследуемому периоду совершенно несопоставим с комплексом документов по истории последних веков российской истории. В таких условиях большую ценность представляет каждый источник, способный добавить новые штрихи к научной картине древнерусской истории. Однако, к примеру, круг основных летописных источников, который, используется при изучении периода Киевской Руси, был очерчен приблизительно более полутора веков назад и с тех пор не претерпел значительных изменений. Можно с большой долей уверенности утверждать, что появление новых летописных свидетельств о жизни Древней Руси маловероятно. К тому же исследование раннего периода русской истории затруднено недостатком сведений других источников, относящихся ко времени, предшествующему составлению первых отечественных летописных сводов (вторая половина XI – начало XII вв.). В частности, для IX века можно отметить несколько известий иностранных авторов-современников, упоминающих этноним «Русь», но при этом в них не отображено ни одного имеющего к ней отношения населённого пункта или личного имени.

Иная картина зафиксирована для X века. При рассмотрении и оценки событий, происходивших в данном столетии, исследователи могут оперировать, как иностранными свидетельствами, так и с документальными источниками, в частности, договорами русских князей с Византийской империей. В качестве примера можно привести тот факт, что при изучении первой половины X столетия существует уникальная возможность сопоставить четыре разноязычных источника, содержавших сведения о Руси с упоминанием топонимов и антропонимов, и при этом созданных в узкий временной отрезок, в течение не более чем двух десятилетий. Это трактат византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (948-952 гг.), сочинение арабского исследователя ал-Истархи «Книга путей и стран» (дошедшая до нас редакция около 950 г.), договор Игоря с Византийской империей (древнерусский перевод с греческого оригинала), который был сохранён в «Повести временных лет» (944 г.) и так называемый Кембриджский документ – письмо на древнееврейском языке, написанное в Киеве (не позднее 930 г).

Среди древнерусских летописей особое место занимает «Повесть временных лет». Это произведение было и продолжает оставаться основным источником по древнерусской истории, важнейшим материалом для построения самых разнообразных концепций ранней русской истории сначала для царских, затем советских, а теперь и современных историков. Это произведение было создано в начале XII столетия в Киевском Печерском монастыре. Автором его принято считать монаха Нестора, но ряд исследователей подвергают сомнению такое авторство1. Однако не подлежит сомнению тот факт, что автор «Повести временных лет» использовал как ряд переводных византийских источников, в наибольшей степени «Хронику Георгия Амартола», так и отечественные источники, которые включали в себя устные легенды. К характерным особенностям данного произведения относятся: сложность и запутанность текста, противоречия различных частей летописи возникающих возможно из-за того, что они были написаны разными авторами. Изучение древнерусского летописания историками ведётся на протяжении уже двух веков. Учитывая огромное количество источниковедческих работ посвященных древнерусским летописям, подробный их обзор достоин отдельной работы. Поэтому более актуальным для данного исследования представляется вопрос о степени достоверности сообщений, касающихся периода IX-X вв. Древнерусской истории, помещённых в ПВЛ.

Известнейший исследователь древнерусских летописей А. А. Шахматов полагал, что основу ПВЛ составлял так называемый Начальный свод, который был создан в 1095 году в Киеве и сохранился до нашего времени в составе Новгородской I летописи2. Предшествовал ему так называемый Начальный свод 1037 года, который и являлся первым летописным сводом3. Он вошёл в состав свода 1095 года. Учитывая тот факт, что события за IX век в Новгородской I летописи недатированы и имеют серьёзные отличия от версии ПВЛ, Шахматов и его последователи считают версию ПВЛ, включая абсолютные даты восстановленными и недостоверными. Эти взгляды поддерживали такие видные исследователи как Приселков М. Д., Лурье Л. С., Пархоменко В. А., и ряд других авторов. В то же время многие историки: Никольский Н. К., Черепнин Л. В., Тихомиров М. Н., Рыбаков Б. А., Кузьмин А. Г. отмечают, что известия ПВЛ, в том числе и древнейшие, являются вполне достоверными.

Оценивая древнейшие сведения Новгородской I летописи (далее НПЛ) до сообщения 945 года о смерти Игоря, можно предположить базирование этих данных полностью на устной традиции. В новгородской летописи отсутствуют все сообщения, составляющие обширное вступление ПВЛ. Это, в частности, библейская родословная народов, рассказ о происхождении славян, повествование о нашествии обров, описание земель восточных славян с княжениями и градами, сведения о пути «из варяг в греки», путешествие апостола Андрея по славянским землям. По-видимому, составитель древнейшей части не использовал византийскую и болгарскую литературу. Об этом свидетельствует отсутствие сообщений и начале царствования византийских императоров или событий из внутренней жизни Болгарии, которые часто встречаются в древнейшей части ПВЛ. Для IX века НПЛ сообщает только одну дату – 6362 год – «начало земли русской»1. Недатирован и пересказ версии Амартола о неудаче похода Руси на Константинополь, состоявшийся в 60-х гг. IX века. Стоит отметить, что новгородская версия содержит достаточно противоречий как в абсолютной, так и в относительной хронологии событий по сравнению с ПВЛ. Так дата 6362 (854) год предшествует рассказу об основателях Киева – Кие, Щеке и Хориве. Получается Киев был основан после 854 года по Р. Х., что противоречит не только сообщению ПВЛ, но и археологическим данным, а также сведениям ряда письменных восточных источников.

Из событий X века НПЛ не упоминает похода Олега на Константинополь 907 года, последующего договора с греками 911 года, а также двух походов Игоря 941 и 944 годов. Однако под 6428 (920) и 6430 (922) гг. сообщается о двух походах на Византию, где в комбинированном стиле и с противоречиями передаются все вышеперечисленные события1. Так сообщение за 920 год передаёт события похода Игоря 941 года, разгром греками его войска и флота, при этом датировка не совпадает ни с ПВЛ ни с греческими сочинениями. Сообщение за 922 год описывает поход 907 года предпринятый Олегом. К тому же неудачный поход летописец приписывает Игорю, а последующий удачный Олегу. Можно допустить, что сведения о руководителях походах и их событийная сторона, могли сохраниться в устной традиции, тогда как хронология забылась. К тому же, по всей видимости, относительно неудачная внешняя и внутренняя политика Игоря привела к тому, что даже его успешный поход был приписан давно умершему Олегу.

В отечественной историографии давно утвердилось мнение, что древнейшая часть НПЛ создавалась в Киеве. Данный факт подтверждается отсутствием в этой части НПЛ новгородского фольклора и уникальных сведений о происхождении словен, истории и структуре их княжения, взаимоотношений варягами. Логично предположить, что такие сведения должны были быть отображены в летописи, если бы она создавалась в Новгороде. Негативные заметки в адрес Южной Руси, в частности полян имеют вид позднейших приписок или же комментариев. Так: «бяху же погани, жруще озером, кладезем и рощением…»2 - написано после черты, отделяющей основной текст. Напротив основной текст НПЛ содержит уникальные сведения о войне Аскольда и Дира с древлянами, походах Игоря против древлян и уличей, взятии града уличей воеводой Свенельдом3.

По-видимому, у создателя ПВЛ имелись достаточные основания для восстанов­ления нарушенной в Новгородской летописи периодизации и событийной стороны. Выше уже отмечалось, НПЛ не сообщает о договорах Олега и Игоря с Византией, но достоверность этих договоров сейчас мало кто оспаривает. Скорее всего, данные акты были переведены с греческого, они содержали ди­пломатическую терминологию Византийской империи того времени. Если исходить из того, что договора достоверны, можно предположить, что в окружении русских князей присутствовали люди, знакомые с письменностью. В ином случае непонятно: зачем неграмотным князьям и их приближенным письменные договора, ведь Византии они точно не были нужны. Договора фиксировали уступки и многочисленные обязательства Византии, свидетельствовали об её унижении по отношению к варварскому, языческому только что образовавшемуся государству. Вполне возможно именно поэтому их тексты не сохра­нились в императорских архивах.

Предположение о нахождении в окружении Олега, а затем Игоря людей, знавших славянскую грамоту, не выглядит безосновательным. К тому времени уже была создана и довольно широко распространена кириллица. Она была известна в Болгарии, а также в Моравии и Чехии. Среди исследователей давно высказывается предположение о том, что в качестве первых древнерусских летописцев выступали болгары. Косвенно эту версию подтверждают записи в ПВЛ, касающиеся событий в Дунайской Болгарии IX века. Они констатируют хорошее знание древнейшим летописцем подробностей болгарской внутренней политики в IX веке. К примеру, он называет не просто дату крещения Болгарии, но и дату завершения этого процесса, когда вероятно закончилось крещение на­селения городов и крупных поселений всех областей. Почти полтора века назад уже высказывалось предположение о начале русского летописания с середины IX века, в результате возникновения первой христианской общины в Киеве1.

Предположение, имеющее веские основания, о присутствии грамотных людей в окружении Олега может послужить основным аргументом в пользу достоверности уникальных сообщений Никоновской летописи о княжении Аскольда и Дира, которые вызывают столько споров среди историков. Ряд исследователей настаивали на их легендарном характере1. Однако существует и точка зрения о глубокой древности этих сведений2. А. Г. Кузьмин неоднократно отмечал, что в позд­них русских летописях могли отразиться сообщения древних сводов, не вошедших в состав ПВЛ3. Данное положение он убедительно подтвержда­ет рядом примеров, в том числе и в отношении уникальных известий Никоновской летописи4. В свою очередь Б. А. Рыбаков указывает на группу уникальных лаконичных записей с 978 по 1008 г. в Никоновской своде5. Их важность не опровергается даже такими скеп­тиками в отношении древних известий Никоновской летописи, как Б. М. Клосс6. Все начальные датированные сообщения в Никоновской летописи до 6376 г. (начала царствования Василия Македонянина) находятся между двумя обширными блоками недатированных выписок из византийских со­чинений. Вероятно, эти датированные известия представляют собой вы­писку из некой древней летописи, сведения которой показались авторам более полными по сравнению с ПВЛ7.

В результате вышеизложенного небезосновательным представляется мнение о существовании летописания в Древней Руси на протяжении всего X века8. Нет обоснованных причин опровергать достоверность датированных известий ПВЛ как за IX, так и за X век. Можно расценивать как заслуживающие внимания уникальные сведения Никоновской летописи за IX век. Их событийная сторона находит подтверждение в сведе­ниях из других источников, данных других научных дисциплин.

Известные на настоящее время латиноязычные источники по истории Киевской Руси IX-X вв. переведены и собраны в нескольких сборниках. Автор воспользовался следующим изданием1. К данной категории источников относится и известное сообщение Бертинских анналов о посольстве русов к византийскому императору Феофилу, возвращавшихся в 839 году через город Ингельгейм. Упоминание в этом источнике о «хакане росов» породило многочисленные вариации среди отечественных историков относительно локализации «Русского каганата».

Существующие византийские источники можно условно разделить на две группы. Источники IX столетия, сообщают в основном о внешнеполитической деятельности восточных славян и русов. Так описываются походы русов на владения Византии, заключение с ними мира и последующего крещения. Об этих событиях повествуют «Беседы» и «Окружное послание» патриарха Фотия, два знаменитых греческих жития: Георгия Амастридского и Стефана Сурожского2. Также отдельные известия о русах и славянах присутствуют в хрониках Амартолы, продолжателя Феофана, Псевдосимеона Логофета.

Источники X века содержат более подробное описание не только внешнеполитического аспекта деятельности славян, но и их внутриполитического устройства.

Наиболее подробно освещается посещение Ольгой Константинополя. Помимо Константина VII Багрянородного, подробно описавшего визит Ольги в своём труде «О церемониях византийского двора», об этом событии сообщают ещё две византийские хроники: Иоанна Скилицы и Иоанна Зонары. Стоит отметить, что первый писал в последней четверти XI в., более чем через 100 лет после визита княгини, но оценивается как надёжный источник. Известия же Зонары (конец XII в.), заимствованы из хроники Скилицы1.

Очень большую ценность представляют сообщения о «росах» в первой половине X века и их образе жизни, содержащиеся в трактате византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (948-952 гг.)2. Хрестоматийно известное описание зимнего кружения «архонтов росов», способствовало более пристальному изучению даннических взаимоотношений центральной власти Киева и подвластных племён.

Важнейшие сведения о третьей четверти X века и в частности о балканских войнах Святослава предоставляет «История» написанная Львом Диаконом – одним из крупнейших византийских авторов второй половины X века, а главное, современником описываемых событий3. Сообщаемые им сведения нередко уникальны. Описание же Львом Диаконом княжеского совета Святослава позволяет лучше понять властные полномочия князя и его старшей дружины.

Определённую сложность доставляло то, что до сего времени не существовало отдельного издания, которое объединило бы все переводы на русский язык известных сообщений византийских авторов о русах и восточных славянах. В дореволюционной историографии предпринимались попытки издания такого свода4. Однако современных изданий не было до выхода в свет труда М. В. Бибикова5 в 2004-м году. Стоит отметить, что указанный свод византийских свидетельств IX-XV вв. о Руси представляет историографические, актовые, литературные источники, ономастикой персоналий, географических терминов и др. данных, рукописные материалы, надписи, печати, содержащие сведения о Руси и русских. Аналога подобного труда, обобщающего источниковедческие исследования по русско-византийской проблематике, не существует в мировой практике. Корпусный характер указанного исследования предусматривает анализ не только свидетельств уже известных науке материалов византийских хроник, исторических мемуаров и актов, но и трудных для исторической интерпретации памятников риторики, эпистолографии, личных заметок средневековых авторов, поэм и стихов. В своде вводятся в научный оборот и рукописные записи, колофоны и маргиналии, содержащие свидетельства о Руси, данные неопубликованных поздневизантийских источников.

Большую ценность для изучения истории Древнерусского государства IX-X вв. представляют известия восточных авторов на арабском и персидском языках. Самыми ранними из дошедших до нас сообщений восточных авторов о русах и восточных славянах IX века счи­тается труд Ибн-Хордабеха (род. около 820 г.) «Книга путей и госу­дарств». По утверждению де Гуе, известного востоковеда XIX века, существо­вало две редакции данного труда - 846 года и не ранее 885 года. Совет­ские востоковеды П. Г. Булгаков и А. П. Новосельцев полагали, что сущест­вует только одна редакция 880-х годов1. Сохранилась только сокращенная редак­ция этого произведения, в которой Ибн-Хордабех сообщает о путях куп­цов из страны славян. Указанный маршрут был реконструирован А. П. Новосельцевым как Днепро-Донской.

Более расширенную версию того же сообщения о путях купцов из страны славян даёт Ибн ал-Факих в своём произведении «Книга стран», которое было написано в 903 году2.

Приблизительно в тоже время был написан труд Ибн-Русте «Дорогие драгоценности»: в период от 903 до 913 года3. Сведения Ибн Русте о славянах и русах намного более обширны, чем у его предшественников. Данные сведения относятся к IX веку, так как врагами славян в его работе, также как и в труде Гардизи, писавшего в начале XI века, являются венгры. В целом его сведения более позднего времени, чем Ибн-Хордабеха и Ал-Факиха. Эти авторы знакомы только с купцами – русами из страны славян, с их рассказов они (или их пред­шественник) записывает маршрут, по которому они приплыли на Каспий. Ибн-Русте описывает местность, где проживают русы и славяне, их обы­чаи, одежду, пользуясь рассказом некого арабского путешественника. Он не знает Днепро-Донского пути, но знаком с водным путем по Волге. Скорее всего, такой путешественник мог прибыть на территорию Древней Руси по сухопутному пути из Волжских Булгар.

Ахмед Ибн-Фадлан в отличие от своих предшественников сам отпра­вился в путешествие по Восточной Европе. Он входил в состав посольст­ва, направленного в Волжскую Булгарию в 921 году. На Волге он встре­тил торговый караван русов и описал их облик, похороны знатного руса. От творчества ал-Масуди (умер в 956 году) остались две книги: «Промывальни золота и рудники самоцветов» и «Книга предупреждений и пере­смотра». В первой содержаться ряд сведений о славянах и русах, в том числе и подробное описание похода русов 912 года на Каспий. В произведении Абу Исхак ал-Фариса ал-Истархи присутствует три «вида» русов, вероятно первых протогосударственных образований на территории Древней Руси середины IX века. Ал-Истархи составил свой труд около 950 года, пользуясь работой Абу Зенд Ахмеда ибн Сахл ал-Балхи, написанной около 920 - 921 года1. Данное известие о трех «видах» русов мы находим и у Ибн-Хаукаля, писавшего в 70-х годах X века.

Так же представляют немалый интерес сведения из анонимного труда «Худуд ал-Алам», написанного на персидском языке в 982-983 годах2. Стоит правда отметить, что в сообщениях о русах и славянах данной работы пе­ремешаны сведения IX и Х веков.

Важную роль в свете систематизации сведений восточных авторов о Руси и восточных славянах сыграла работа А. П. Новосельцева3. Именно переводы восточных источников, содержащиеся в указанной работе, использовал автор настоящего исследования. Однако стоит отметить, что даже наличие таких обобщающих работ пока не снимает проблемы более полного изучения сведений о славянах и Киевской Руси, собранных восточными географами IX-XII вв., но это тема отдельного исследования.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. КОЧЕТКОВ Дмитрий Александрович

    Монография
    ... Центр исследований православной культуры и традиции КОЧЕТКОВДмитрийАлександрович МОНОГРАФИЯ ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ ДРЕВНЕЙ ... , старший научный сотрудник РАН Лисейцев Дмитрий Владимирович. Москва. 2010 Оглавление. Введение ...
  2. Место работы (4)

    Документ
    ... агентство (епа) фотограф КочетковДмитрийАлександрович ОАО "Первый канал" корреспондент Кочетков Вячеслав Валерьевич ООО ... ОАО "Телекомпания НТВ" звукооператор Пленкин ДмитрийАлександрович "Итоги" фотокорреспондент Плетников Станислав Дмитриевич ...
  3. Дмитрий Ильич Гулевич Захарий Павлович Фирсов Вячеслав Михайлович Гаврилин С эмблемой ЦСКА Аннотация

    Документ
    ... ЦУВПОТРУД, Дмитрий Mapкович Ребрик, Константин Александрович Механошин, ... особенно успешно выступали: В. Никаноров, И. Кочетков, К. Лясковский, А. Прохоров, Г. Федотов ... И вдруг центральный защитник армейцев И. Кочетков срезал мяч в свои ворота ...
  4. Список арбитражных управляющих являющихся членами саморегулируемых организаций арбитражных управляющих по состоянию на 5 мая 2004 года

    Документ
    ... Оренбургская область Осипов Юрий Александрович Оренбургская область Самойлов ДмитрийАлександрович Оренбургская область Самсонова ... Гаврилов Анатолий Алексеевич Санкт-Петербург КочетковДмитрийАлександрович Тульская область Кутлин Денис Юрьевич ...
  5. Список арбитражных управляющих являющихся членами саморегулируемых организаций арбитражных управляющих по состоянию на 5 мая 2004 года

    Документ
    ... Оренбургская область Осипов Юрий Александрович Оренбургская область Самойлов ДмитрийАлександрович Оренбургская область Самсонова ... Гаврилов Анатолий Алексеевич Санкт-Петербург КочетковДмитрийАлександрович Тульская область Кутлин Денис Юрьевич ...

Другие похожие документы..