Главная > Документ


2.2. Лагерная подсистема Дальстроя в 1938 – 1948 годах

К 1938 году ГУЛАГ и Главные отраслевые управления лагерей НКВД СССР превратились в мощную экономическую структуру решавшую важную для страны задачу освоения богатых сырьевыми ресурсами территорий. Наиболее крупными лагерными комплексами в этот период были Бамлаг – около 200 тыс. заключенных, Дальлаг – 100 тыс., Бел-Балтлаг – 80 тыс., свыше 90 тыс. заключенных насчитывалось в Дальстрое98. Главным фактором расширения экономической деятельности ГУЛАГа и других лагерных управлений, повышения их роли в хозяйственной деятельности страны, стали массовые политические репрессии 1937–1938 годов. Рассматривая репрессивную политику этого периода, необходимо вести речь о двух ее целях. Первая – политическая: полное уничтожение реальной и мнимой оппозиции, замена партийно–хозяйственных кадров на новые, способные обеспечить беспрекословное выполнение любых решений вышестоящих органов. Вторая цельэкономическая: посредством заключения в лагеря части населения, решения вопроса обеспечения рабочей силой важнейших производственных объектов, прежде всего, в наиболее отдаленных труднодоступных территориях, к которым относился и Дальстрой.

Установка, где и каких искать вредителей, диверсантов, шпионов, террористов, была дана непосредственно самим Сталиным на мартовском (1937 г.) Пленуме ЦК ВКП (б), призвавшем «разбить и отбросить прочь гнилую теорию, говорящую о том, что не может быть будто бы вредителем тот, кто не всегда вредит и кто хоть иногда показывает успехи в своей работе… ибо это – единственное средство сохранится ему, как вредителю, втереться в доверие и продолжить свою вредительскую работу»99.

Выполняя решения об усилении репрессий партийные, советские, право–охранительные органы, развернули работу по выявлению, в первую очередь «антисоветски», «контрреволюционно» настроенных граждан. Приказом НКВД от 30 июля 1937 года были созданы республиканские, краевые, областные «тройки», которые могли судить по двум категориям: 1-й категории – расстрел, 2-й категории – 8–10 лет ИТЛ. В состав «троек» входили начальник УНКВД, первый секретарь обкома и областной прокурор100. В Дальстрое в «тройку» входили начальник УНКВД по Дальстрою, директор (начальник) Дальстроя и прокурор Колымского округа. Работа троек должна была завершиться в феврале–марте (для Дальневосточного края – в апреле) 1938 года, однако только в ноябре 1938 года вышел приказ НКВД упразднивший эти несудебные органы 101.

Для регулярного пополнения предприятий ГУЛАГа, в том числе и Дальстроя, заключенными в управления НКВД областей, краев, республик ежемесячно направлялись наряды по отправке осужденных в лагеря, выполнение которых строго контролировалось. Например, в сентябре 1938 года ГУЛАГу должно было быть поставлено 41988 человек организованной рабочей силы, в том числе 7340 человек из них должны были поступить в УСВИТЛ.102.

В ходе выполнения этих разнарядок осуждались и направлялись в лагеря порой малопригодные для физической работы люди, что вызывало серьезную критику со стороны ГУЛАГа. Так в справке учетно–распределительного отдела ГУЛАГа «О нарушениях ОМЗ (отделами мест заключения) правил отбора и направления рабсилы в лагеря НКВД» от 12 августа 1938 года, отмечалось, что «посылают всех, в том числе стариков от 57 до 72 лет, которые не способны даже передвигаться» 103.

Постоянно испытывая недостаток рабочей силы, Дальстрой направлял в ГУЛАГ запросы о форсированном направлении на Северо–Восток заключенных. На один из таких запросов Дальстроя ГУЛАГ НКВД в телеграмме от 10 августа 1938 года сообщал: «Начало года по 20 июля Владивосток фактически прибыло 32500 заключенных. Отправлено: Казахстана 1740, Барнаула 505, Красноярска 500, Украина 1153, Омска 450, БАМЛаг 950, Иркутска 400, ДВК 1111, Новосибирска 490, Москва 1100, Тула 376, Тбилиси 150 и 206 Последние 4 этапа осужденные Особым Совещанием НКВД. В пути находятся 24418»104. Всего в 1938 году в Севвостлаг, согласно разнарядке Дальстроя, планировалось направить 60 тыс. заключенных. Однако прибывали они на Колыму в течение лета, в основном осенью, что не устраивало руководство Дальстроя, которое просило основную отправку производить в начале лета, чтобы заключенные могли начать работать в период промывочного сезона. В целях направления в Дальстрой полноценной рабочей силы в начале 1939 года ГУЛАГом была отправлена директива начальникам отделов исправительно–трудовых колоний, лагерей и отделов мест заключения. В ней подчеркивалось, что «Севвостлаг находится в Заполярье, комплектование его должно проходить исключительно за счет годных только к тяжелому физическому труду в условиях Крайнего Севера… Исключения могут составлять только осужденные Особым Совещанием НКВД, имеющим прямое указание о направлении на Колыму»105.

Массовые репрессии 1937–1939 годов существенно изменили структуру лагерного контингента Дальстроя по характеру преступлений. Если в первые годы (1932–1936) подавляющее большинство заключенных (82,4%) были осужденные по уголовным статьям, то уже в начале 1938 года 37,8% заключенных Севвостлага года (35539 человек из 93928) являлись осужденными за контрреволюционные преступления, на 1 июля 1938 года количество политических заключенных выросло до 38,1%106.

Исходя из приоритета защиты политической системы и государственной власти, правоохранительные и репрессивные органы определяли политические преступления наиболее опасным видом преступной деятельности. Они относили осужденных за контрреволюционные преступления к категории особо опасных преступников, с отбыванием наказания в наиболее трудных условиях. В связи с этим, руководством ГУЛАГа было принято решение политических заключенных, принадлежавих к троцкистско–зиновьевской оппозиции, направлять на Колыму.

В 1938 году только из БАМЛАГа 2,4 тыс. троцкистов и зиновьевцев были направлены в Севвостлаг107. На середину 1938 года из 15572 всех заключенных этой категории 8228 (53%) находилось в Севвостлаге108. В течение 1938 года на Колыму поступило 70492 заключенных (на 10 тыс. больше, чем планировалось в начале года). Это было самое массовое поступление за год. На начало 1939 года численность лагерного контингента составила 163,5 тыс. человек (на 42% больше чем на соответствующий период 1938 года). Из них почти половина (45,8%) являлись осужденными за контрреволюционные преступления109. В 1940–1941 годах процент заключенных, осужденных за контрреволюционную деятельность, несколько снизился и на конец 1940 года составил около 40% (39,9%)110. Массовые репрессии конца 30–х годов изменили состав политических заключенных Севвостлага по характеру преступлений, который на 1 января 1941 года выглядел следующим образом.

Таблица 24111

Характер преступления

Всего осужденных (чел.)

% от числа осужденных за контррев. деятельн.

Измена Родине и шпионаж

2915

4,3

Террор

1990

2,9

Диверсия и вредительство

5495

8,2

Контрреволюционная агитация с террором

3066

4,6

Принадлежность к контрреволюционным организациям

3931

5,9

Повстанчество и политический бандитизм

2045

3,0

Антисоветская агитация

21223

31,8

Нелегальный переход границы

659

0,9

Членов семей изменников Родине

653

0,9

Социально опасный элемент

4602

6,9

Прочие контрреволюционные преступления

20055

30,1

Всего

65914

100

Почти каждый третий политический заключенный был осужден за антисоветскую агитацию (ст. 58–10 УК РСФСР). Это была самая распространенная «политическая статья». Многочисленность осужденных по статье 58–10 объясняется, помимо стремления подавить политическое инакомыслие, легкостью обвинения по данному пункту. Антисоветской агитацией признавались любые высказывания критического характера по отношению к власти или должностным лицам, выражение в любых формах недовольства властью, в том числе анекдоты и частушки с политическим содержанием. Достаточно большим был процент осужденных за контрреволюционную агитацию с террором, за принадлежность к контрреволюционным организациям и социально–опасному элементу, не требовавших серьезного судебного доказательства. Почти 90% осужденных по статье «контрреволюционные преступления», как свидетельствует их политическая «окраска», в политической и внутрипартийной борьбе в 20–30–е годы не участвовали. Среди политических заключенных Дальстроя представители «троцкистско–бухаринской агентуры» составляли 6,1% (4065 человек), бывшие члены антисоветских партий – 3,9% (2614 человек)112.

В структуре уголовных преступлений наибольший процент в Севвостлаге составляли осужденные за бандитизм и вооруженные ограбления – 13,4%, имущественные преступления – 10,1%, хулиганство – 8,0%. Но на первом месте находился социально вредный элемент – 14,0 %.

Национальный состав заключенных Севвостлага в 1941 году в целом отражал национальную структуру населения страны: русских – 61,6% (в составе населения СССР по переписи 1939 года - 58,3%), украинцев – 14,4% (в составе населения 16,4% ), белорусов – 3,1% (в составе населения 3,1%), евреев – 2,4% (1,7%). Однако весьма высокий процент (соответственно -– 1,5% и 1,3% (2457 и 2229 человек) составляли немцы и поляки, против которых накануне войны были проведены активные репрессивные мероприятия. Подавляющее большинство осужденных были мужчины, женщины среди заключенных Севвостлага составляли 2,4%. Учитывая, что для работы в северных условиях были необходимы люди в наиболее активном трудоспособном возрасте, 47,3% заключенных Дальстроя имели возраст до 30 лет, примерно столько же 49,5% – от 30 до 50 лет, старше 50 лет было около 3% заключенных113. Несмотря на наличие в Дальстрое подавляющего большинства заключенных трудоспособного возраста, только немногим более половины из них (56% ) относились к первой категории труда и были пригодны к тяжелому физическому труду, 25% были отнесены ко второй категории – к среднему физическому труду и 11% могли заниматься только легким трудом, относились к третьей категории трудоспособности. Кроме того, 6% были работающими инвалидами и активными инвалидами114. Основными причинами непригодности значительной части лагерного контингента к тяжелому физическому труду, как указывалось в отчетах санитарного отдела УСВИТЛа, являлись болезни и высокая степень дистрофии.

Анализ режима содержания заключенных в 1938–1948 годах свидетельствует, что именно в этот период он был наиболее жестким. Это было связано не только с политическими репрессиями 1937–1938 годов, но в первую очередь с дальнейшим повышением экономической роли ГУЛАГа, прежде всего в сырьевых регионах. Производство валовой продукции на третью пятилетку было определено ГУЛАГу в объеме 12 млрд. рублей. План капитальных работ был увеличен с 3,0 млрд. руб. в 1938 году до 4,2 млрд. в 1939 году115. Выполнить эту задачу, как указывал новый нарком НКВД Л.П. Берия в записке в правительство от 10 апреля 1939 года, без решительных и серьезных мероприятий по реорганизации исправительно–трудовых лагерей НКВД было бы исключительно трудно. Основными мероприятиями Предлагалось усиление лагерный режим и меры принуждения. Новый нарком также предлагал отменить практику досрочного освобождения по зачетам рабочих дней, которая «поражает исключительно большую текучесть», целесообразно, чтобы осужденный отбывал свой срок полностью. Для выполнения производственных программы 1939 года НКВД просило увеличить до 1550 тысяч численность лагерной рабочей силы116. Инициативы Берии были поддержаны и 15 июня 1939 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О лагерях НКВД СССР», которым предусматривалось по отношению к прогульщикам, отказникам от работы и дезорганизаторам производства применять суровые меры принуждения: усиленный лагерный режим, карцер, худшие материально–бытовые условия и другие меры дисциплинарного воздействия. К наиболее злостным дезорганизаторам лагерной жизни и производства предлагалось применять более суровые судебные меры наказания, в отдельных случаях до высшей меры наказания включительно117.

Приказом НКВД № 00889 от 2 августа 1939 года была утверждена новая инструкция «О режиме содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР»118. Основной целью режима содержания заключенных объявлялось, помимо надежной изоляции преступников, «наиболее эффективное использование труда заключенных». Каждый заключенный обязан был работать по назначению администрации лагеря, отказывающиеся от работы заключенные подлежали переводу на штрафной режим: в штрафной лагерный пункт сроком до 6 месяцев или в штрафной изолятор сроком на 20 дней, а также на штрафной паек, а злостные отказники должны были привлекаться к уголовной ответственности.

Время начала и окончания работы должна была определять администрация лагеря, исходя из местных условий. На обед отводился один час непосредственно

на производстве. Для сна отводилось не менее 7 часов. Заключенным разрешалось пользование деньгами (в каждом лагере существовали ларьки), но только работающим или временно нетрудоспособным. Поступавшие на имя заключенного деньги, а также премиальное вознаграждение в обязательном порядке зачислялось на его лицевой счет и выдавалось в сумме не превышающем месячного премиального вознаграждения. Последнее выплачивалось при выполнении производственного плана не менее, чем на 100%. Заработная плата заключенным не предусматривалась. Личные деньги и премвознаграждение, если они были, должны были выдаваться по частям, но так, чтобы на руках у заключенного сумма выплат не превышала 50 рублей. Однако, как свидетельствуют опросы заключенных, подавляющее большинство личных денег не имело. Кроме того для покупки продуктов или товаров в лагерном ларьке требовалось соответствующее разрешение лагерной администрации. Заключенные могли получать одну посылку в месяц, также разрешалось без ограничений количества писем вести переписку. Отправляемые письма должны были быть открытыми для их проверки лагерной администрацией, запрещалось писать в письмах о режиме лагеря, выполняемой работе. Меры поощрения, помимо перевода денег на лицевой счет и выплаты премиального вознаграждения в денежной или натуральной форме, предусматривали также улучшение питания, преимущественное право пользования лагерным ларьком. Однако такая активно применявшаяся ранее форма стимулирования труда и соблюдения заключенными лагерного режима, как зачеты, в новой инструкции отсутствовала.

Значительно более жесткий был установлен лагерный режим в отношении осужденных за контрреволюционные преступления. Категорически запрещалось расконвоирование политических заключенных, они должны были находиться на усиленном режиме. Запрещалось использование осужденных по статье 58 УК РСФСР (за исключением пунктов 10, 12, 14 – антисоветская агитация, недоносительство, саботаж) в аппарате лагерного подразделения. Осужденных по большинству пунктов статьи 58 запрещалось использовать на любой руководящей работе, по специальности (кроме медицинских работников и только внутри зоны). Они должны были использоваться прежде всего на общих работах. Политическим заключенным разрешалось получать не более одного письма в три месяца.

В Дальстрое пересмотр режима трудовой деятельности заключенных в сторону его усиления начался еще с конца 1937 года и во многом был связан с приездом на Колыму нового руководителя – К.А. Павлова, перед которым руководство страны поставило задачу безусловного выполнения планов по добыче золота. В условиях политических репрессий невыполнение планов могло рассматриваться как вредительство или саботаж, в чем обвинялись многие бывшие работники Дальстроя. Понимая это, К.А. Павлов принимал максимально возможные меры для реализации поставленных перед Дальстроем задач, прежде всего посредством усиления требований и ужесточения наказания за их невыполнение. В декабре 1937 года вышло «Положение о выплате премвознаграждения заключенным Северо–Восточного исправительно–трудового лагеря НКВД СССР», которым фактически прекращалась выплата заключенным заработной платы. Так, для рабочих–сдельщиков первого разряда ежедневная ставка составляла 4 руб. 75 коп., в месяц 119 руб. При этом удержание в погашении расходов, связанных с содержанием в лагере определялось в 4 руб. в день, 104 руб. в месяц. Премиальное вознаграждение в месяц могло составить 15 руб. По десятому (высшему) разряду премвознаграждение, за вычетом содержания в лагере, предполагалось в размере 75 руб. в месяц119. Одновременно были установлены 6 новых категорий питания в зависимости от выполнения производственных норм, повышенных на 10%, например, особая категория – при выполнении нормы свыше 161% (прежняя была 150%), повышенная – при выполнении нормы на 131–160% (прежняя 120 –150%), улучшенная – 111–131% (прежняя 100–120%)120.

Приказом начальника Дальстроя № 029 от 21 декабря 1939 года «О режиме содержания заключенных на трассе и Нагаево–Магаданском районе, о борьбе с преступностью и об усилении охраны объектов Дальстроя»121 запрещалось бесконвойное передвижение заключенных и их проживание вне лагеря. Были сняты с автомобилей все заключенные– водители, запрещался доступ заключенных в театр, клубы, аптеки. Данным приказом требовалось провести деколонизацию колонистов, семьи которых предписывалось отправить с началом навигации на «материк».

В феврале 1940 года был издан приказ начальника Дальстроя № 009 «О лагерном режиме и порядке взаимоотношений лагерной администрации с начальниками хозяйственных управлений Главного управления строительства Дальнего Севера»122. Основной целью усиления лагерного режима являлось обеспечение выполнения производственных планов: все заключенные, не выполнявшие на 100% ежедневные нормы выработки, переводились на усиленный лагерный режим на производстве и в лагере. Опросы бывших политических заключенных Дальстроя свидетельствуют, о том, что в этот период основным стимулом трудовой деятельности, наряду с необходимостью получения хотя бы минимально высокой нормы питания, являлось стремление избежать обвинения в саботаже (статья 58–14), и наказания за невыполнение производственной нормы (направление в штрафную бригаду, роту усиленного режима).123 В соответствии с

приказом НКВД в УСВИТЛе началось строительство лагерного пункта (штрафного

лагеря) на 59 км основной трассы. Был ужесточен контроль за освобождением от работы заболевших заключенных. На виновных в «незаконном» освобождении заключенных, материалы передавались в следственные органы. Опасаясь быть наказанными, работники лагерных больниц и амбулаторий практически прекратили выдавать освобождения по целому ряду заболеваний. Был пересмотрен и сокращен состав группы «В» (не основное производство). Категорически запрещалось использовать заключенных на руководящей работе - мастерами, техниками, руководителями цехов и смен. Приказом начальника Дальстроя и начальника Севвостлага № 03 от 10 января 1940 года были ликвидированы колонпоселки и колонотдел управления Севвостлага.124

На основании приказа начальника УСВИТЛа № 0029 от 4 апреля 1940 года были введены новые нормы довольствия для заключенных Севвостлага.125 Введение новых норм питания должно было с одной стороны повысить физические возможности лагерной рабочей силы. Для выполнявших производственные задания они были несколько выше, чем предыдущие, предусматривалось также премиальное поощрение. С другой стороны стать еще более действенным фактором активизации трудовой деятельности заключенных. Для большей трудовой мотивации новые нормы были максимально дифференцированы. Условно–досрочное освобождение с учетом зачетов рабочих дней было отменено. В положении о новых нормах питания указывалось, что котловое довольствие должно продолжать устанавливаться, исходя из производственной выработки каждого заключенного и дифференцированного дополнительного питания за плату при перевыполнении заключенным норм выработки. Всего было определено 11 норм питания (5 производственных и 6 непроизводственных). В зависимости от выполнения производственных норм для заключенных устанавливались 4 категории котлового питания. (Таблица 15). В том числе, особая категория – для работающих стахановскими методами, выполнявших нормы от 130% и выше,1-я категория – для выполнявших нормы от 100 до 129%, 2-я категория для выполнявших нормы от 71 до 99%, 3-я категория – для выполнявших нормы до 70%. Производственные нормы питания в сутки (в граммах) являлись следующими.

Таблица 25126

1 категория (100–130%)

Особая

категория (св.130%)

2 категория

(70–99%)

3 категория

(до 70%)

Хлеб ржаной

1200

+ 200

800

600

Мука пшенная

60

+ 50

10

10

Крупа

130

+ 20

100

100

Мясо

30

+ 50

30

30

Соль

2

2

2

Рыба

158

+ 34

128

128

Растительное масло

12

+ 3

10

10

Картофель

600

+ 150

500

500

Макароны

40

+ 7

Сахар

13

+ 7

10

10

Чай суррогатный

2

2

2

3553 калорий

2315 калорий

1885 калорий



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сергей кремлёв берия лучший менеджер xx века

    Документ
    ... и репрессивная « ... отделе ОГПУ, а с 9 июня 1932 года стал ... НКВД до марта 1953 года. 349 В марте 1953 года, вновь придя в МВД ... Дальстрой. В 1945 году ... начале 1946 года в структуре НКВД СССР (нарком — ... Берии Сергей Михайлович ... производственную деятельность — как ...
  2. Юрий богданов это было строго секретно для всех нас часть вторая 16 следственные дела 1938 года

    Документ
    ... Сергей Прохорович, выполнив производственное ... Сталина репрессивные, законодательные ... НКВД. Одно из противоречий состояло в том, что в каком-то документе его служба с 1932 ... МВД и утверждении структуры МВД СССР. После предыдущего сокращения в июне 1953 года ...
  3. ходяков советской россии

    Документ
    ... дел СССР. В НКВД СССР вошло полным составом ОГПУ СССР, преобразованное в Главное управление госбезопасности. В структуру наркомата ... 1953 г. из состава МВД были выделены и переданы в другие ведомства 18 структурных подразделений МВД СССР - Дальстрой ...
  4. ходяков советской россии

    Документ
    ... дел СССР. В НКВД СССР вошло полным составом ОГПУ СССР, преобразованное в Главное управление госбезопасности. В структуру наркомата ... 1953 г. из состава МВД были выделены и переданы в другие ведомства 18 структурных подразделений МВД СССР - Дальстрой ...
  5. Елена Прудникова Берия Преступления которых не было Аннотация

    Книга
    ... репрессивные ... обуви в год, а в 1932 году всего ... 1953 году, как один из членов его команды. За два года, проведенных у власти в НКВД ... . Вячеславу Михайловичу оставалось лишь ... производственных ... та структура НКВД, ... МВД СССР ... «В 1953 году, — пишет Серго Берия ...

Другие похожие документы..