Главная > Документ


Публичное пространство, гражданское общество и власть: опыт развития и взаимодействия. / Редкол.: А.Ю.Сунгуров (отв. ред.) и др. – М.: Российская ассоциация политической науки; РОССПЭН, 2008. – 422 с.

Содержание

Сунгуров А.Ю. Трудный путь к публичной политике в России (вместо введения).

Раздел 1. Гражданское общество

Макарычев А.С. Гражданское общество в России: между государством и международным сообществом…..19

Чернышов Ю.Г. Общественная палата: «симулякр» или институт гражданского общества в России?......33

Заболотная Г.М. Социальный и политический капитал гражданского общества в условиях посткоммунистического перехода: региональный аспект….44.

Галкина Е.В. Гражданское общество и толерантность на юге России…56.

Галкин А.П. Гражданское общество в России: формы существования и основные виды деятельности……..68

Попов М.Е. Надэтническая идентичность: опыт формирования гражданского общества и российская полиэтничная специфика……82

Вилков А.А. Эволюция избирательной и партийной систем и перспективы становления гражданского общества в современной России……94

Раздел 2. Публичная политика

В.Н.Якимец Индекс для оценки и мониторинга публичной политики…..107

Никовская Л.И. Публичная политика в современной России: между корпоративно-бюрократическим и гражданско-модернизаторским выбором…..122

Дзялошинский И.М. Гражданские коммуникации и публичная политика….132

Халий И.П.. Доступ к информации и развитие гражданского общества в России….146

Распопов Н. П. , Маслов О.Ю., Прудник А .В. Анализ распределения функций управления между государством и корпоративным капиталом в политической, экономической и социальной сферах развития региона (на примере Нижегородской области)…..158

Пунина К.А. Проблемы взаимодействия представительной власти и общества в законотворческом процессе…..171

Аксенова О.В.. Изменение роли политического субъекта: агент или актор? (на примере экополитической сферы)…..181

Горный М.Б. Центры публичной политики в конце XX – начале XXI веков…194.

Фотина С.В. Институциональное развитие и роль, которую играют в этом процессе крупные российские компании, проводящие IPO….208

Раздел 3. Права человека и правозащитные институты

Сунгуров А.Ю. Институализация прав человека в современной России: первые штрихи к картине…..217

Глушкова С.И. Права человека в контексте инноваций в российском политическом процессе….233

Мизулин М.Ю. Политология права: исходные основания и принципы….246

Карцов А.С. Права человека как объект и ресурс внешней политики…..258

Курбанов Р.В.Гражданские институты классического Ислама, как гарант защиты прав и свобод человека….268

Нездюров А.Л. Структуры гражданского общества и становление института Уполномоченного по правам человека…284.

Барандова. Т.Л. Гендерное измерение становление института Уполномоченного по правам человека в регионах России…..297

Тиллабаев М.А. Взаимодействие Омбудсмана и парламента в сфере прав человека: опыт Узбекистана….308

Раздел 4. Эволюция публичной сферы в России

Малинова О.Ю. Динамика производства и распространения политических идей в постсоветской России: к постановке вопроса…321

Каплун В.Л. Что такое Просвещение? – Рождение публичной сферы и публичной политики в России….333

Вязовик Т.П. Роль публичной сферы в распространении консервативно-охранительного дискурса начала XIX столетия…346.

Усягин А.В. «Воронки» массовой коммуникации в советской политической системе1950-80-х гг…..360

Мишанова Е.В. Консервативный сдвиг в контексте трансформации российской медиа-политической системы…..371

Зиновьев А.О. Лидерство в концепции коммуникативного государства: сравнительный анализ политического дискурса В.В.Путина и М.Ходорковского….383

Казанцев А.А. «Суверенная демократия» в современной России: структура концепта и идеологемы…..394

Фадеичева М.А. «Непредставленная» идеология и дискурс «нашизма»….407.

Список авторов….419

А.Ю.Сунгуров

Трудный путь к публичной политике в России (вместо введения).

Представляемый читателю сборник статей является попыткой анализа становления гражданского общества в современной России, общества, существование которого невозможно без публичной сферы, а деятельность – без партнерских отношений c властью. Сегодня не существует какого-то одного общепринятого определения «гражданского общества», однако в качестве рабочего определения можно использовать формулировку, предложенную нами десять лет назад: «гражданское общество – совокупность свободных ассоциаций граждан (и многообразных связей между ними), действующих автономно от государства и уважающих его законы, при условии уважения этими законами прав человека»1. Из этого определения следует также важность понятия прав человека, которое стало предметом научного анализа в России совсем недавно. С концепциями «публичная сфера», «гражданское общество» и «права человека» тесно связано и представление о «публичной политики», встречающее как сторонников, так и оппонентов среди сообщества российских политологов.

В соответствии с этими основными понятиями и структурированы тексты статей настоящего сборника, содержащего такие разделы, как: «Гражданское общество», «Публичная политика», «Права человека и правозащитные институты» и «Эволюция публичной сферы в постсоветской России». При этом статьи этих разделов естественным образом перекликаются и дополняют друг друга, так что это разделение является отчасти условным.

Этот сборник, как и вся серия, является, с одной стороны, сборником материалов 4-го Российского конгресса политологов, состоявшегося 20-22 октября 2006 г. в г. Москве – в первых трех разделах книги представлены в основном материалы трех тематических заседаний конгресса («Гражданское общество», «Публичная политика» и «Политология прав человека»), а также материалы специального заседания «Эволюция публичной сферы в постсоветской России и меняющиеся условия производства, распространения и конкуренции политических идей» (Раздел 4). С другой стороны, этот сборник - определенный итог деятельности таких структур Российской Ассоциации политической науки (РАПН), как «Исследовательский комитет по публичной политике и публичной сфере», координаторы Н.Ю.Беляева и Л.И.Никовская (Раздел 2) и «Исследовательский комитет по проблемы прав человека», координаторы В.В.Смирнов и А.Ю.Сунгуров (Раздел 3), а также «Инициативной группы по созданию исследовательского комитета по изучению политических идей и идеологий в публичной сфере», координатор О.Ю.Малинова (Раздел 4)2.

Наконец, сборник явился определенным итогом работы ряда научных центров, в течение ряда лет реализующим научные исследования в области публичной политики, гражданского общества и прав человека, проводящих конференции и издающих сборники работ на эту тему. Среди таких центров можно выделить СПб гуманитарно-политологический центр СТРАТЕГИЯ3, Кафедру публичной политики ГУ ВШЭ4, Нижегородский центр социально-экономической экспертизы5, Алтайскую школу политических исследований6.

В первом разделе сборника представлены статьи, подготовленные на основе выступлений на секции Конгресса политологов «Гражданское общество». Здесь хочется выделить текст нижегородского профессора А.С.Макарычева, в котором гражданское общество России рассматривается как состоящее из двух распадающихся фрагментов, причем первый из них представляет собой сферу патронируемых властью общественных отношений, а второй ориентируется на «международное общество» и находится в постоянном соприкосновении с рядом внешних субъектов. Наличие таких «распадающихся» фрагментов – еще одно подтверждение незавершенности процесса консолидации демократии в нашей стране, а также индикатор недостаточного развития в России структур-посредников, медиаторов, которые своей деятельностью обеспечивали бы «связность» как отдельных фрагментов социума, так и взаимодействие государства и гражданского общества7.

Тексты Ю.С.Чернышова (Барнаул), Г.М.Заболотной (Тюмень) и Е.В.Галкиной (Ставрополь) посвящены анализу институтов и практик взаимодействия структур гражданского общества и органов власти, как на региональном, так и на федеральном уровне. При этом оценка этих институтов и практик достаточно различна. Так, если Е.В.Галкина описывает практику создаваемых сейчас на различных уровнях Общественных палат как однозначно положительный опыт, то Г.М.Заболотная указывает на опасность имитационного характера таких структур, а Ю.С.Чернышов пишет уже о «созданных «сверху» муляжей гражданского общества».

В статьях уже упомянутой Г.М.Заболотной и А.П.Галкина (Волгоград) приводятся результаты социологических исследований отношений населения этих регионов к различным структурам гражданского общества, из которых видны как низкая информированность населения о деятельности этих структур, так и отсутствие готовности принимать участие в такой деятельности. Эти результаты хорошо коррелируют с данными других исследователей, подтверждая тезис о низкой доле активистской политической культуры в современной России.

В работе М.Е.Попова (Ставрополь) рассматривается влияние полиэтничной специфики, характерной для Юга России на формирование гражданской надэтнической идентичностью и предлагаются некоторые рекомендации для оптимизации этого процесса, а в тексте А.А.Вилкова (Саратов) анализируется влияние изменений избирательной и партийной систем на перспективы становления гражданского общества в современной России.

Отметим, что все тексты этого раздела представлены «нестоличными» авторами, что отражает, на наш взгляд, растущий интерес регионального политологического сообщества к проблемам развития гражданского общества и его отношений с властью.

Второй раздел, озаглавленный «Публичная политика» содержит тексты, посвященные как общим проблемам развития публичной политики в современной России, характеру взаимодействия государства и гражданского общества (тексты В.Н.Якимца и Л.И.Никовской), так и отдельным направлениям и аспектам этой темы. Так, в статьях И.М.Дзялошинского и И.П.Халий анализируются роль СМИ и других каналов коммуникаций в развитии гражданского общества и становлении публичной политики. В рамках работ Н.П.Распопова с соавт. и К.А.Пуниной с разных позиций анализируется роль региональных легислатур – как института обеспечивающего согласование интересов различных групп корпоративного капитала на примере Нижегородской области, и как места согласования интересов властных структур и структур гражданского общества в ходе законотворческого процесса (Пермская область, текст К.А.Пуниной).

Работа О.В.Аксеновой посвящена развитию форм и методов российской публичной политики в одном из ее направлений – в сфере защиты природы. Именно в этой сфере как России, так и в других странах мира накоплен особенно значительный (как положительный, так и отрицательный) опыт выстраивания отношений между общественными организациями и властными структурами. В статье М.Б.Горного анализируется развитие Центров публичной политики – особой разновидности фабрик мысли (Think Tanks), целью деятельности которых является содействие развитию институтов и практик публичной политики. Этот текст является, таким образом, логическим продолжением работ сотрудников СПб гуманитарно-политологического центра СТРАТЕГИЯ, посвященных развитию фабрик мысли и центров публичной политики8. Отметим, что именно организации типа центров публичной политики могут и должны выполнять также функцию медиаторов, посредников, обеспечивая конструктивное взаимодействие гражданских структур, академического сообщества и власти, то есть служить решением отмеченной выше проблемы фрагментации российского общества.

Наконец, в небольшой работе аспирантки Петрозаводского университета С.Фотиной на примере российского бизнеса рассматривается роль частных компаний в трансфере (переносе) новых институтов, в процессе которого они сами вынуждены переходить в сверу публичной политики – практикуя систематическое раскрытие информации, регулярную отчетность по международным стандартам финансовой отчетности и т.д.

Если первый раздел представлен участниками одной тематической сессии Четвертого политологического конгресса, то второй раздел формировался скорее по тематическому признаку. Часть его авторов были участниками тематической сессии конгресса по публичной политики (В.Н.Якимец, Н.П.Распопов, М.Б.Горный), другие выступали на иных сессиях – на сессия по проблемам гражданского общества, по проблемам прав человека, а также на специальном заседании «Эволюция публичной сферы». Этот раздел также является определенным результатом деятельности Исследовательского комитета РАПН по проблемам публичной политики и действующего уже третий год в его рамках Межрегионального семинара по проблемам публичной политики9.

География авторов этого раздела также существенно отличается от авторов первого раздела – четыре его теста представлены авторами из СПб (М.Б.Горный), Нижнего Новгорода (Н.П.Распопов с соавт.), Перми (К.А.Пунина) и Петрозаводска (С.В.Фотина), остальные авторы живут и работают в Москве.

Третий раздел сборника посвящен проблемам прав человека, теме, которая еще только становится предметом серьезного внимания российских политологов, хотя уже давно является одним из важных направлений политической науки за рубежом10. Большая часть материалов этого раздела была доложена на тематическом заседании Четвертого политологического конгресса «Политология прав человека», остальные были подготовлены в рамках деятельности созданного в 2005 году Исследовательского комитета РАПН по проблемам прав человека. Открывают раздел работы со-ведущих тематической сессии политологического конгресса: автора этих строк и С.И.Глушковой (Екатеринбург), посвященный проблемам институционализации прав человека в современной России и развитию самой политологии прав человека. Так, С.И.Глушкова выделяет четыре концепции прав человека: патерналистскую, модернистскую, гуманистическую и адаптационную.

Работа М.Ю.Мизулина представляет зарождающееся на наших глазах новое междисциплинарное направление – политологию права (или юридическая политология), то есть анализ развития права как такового в соотношении с политическим процессом, и, как часть темы, - появление и закрепление самого концепта прав человека. Здесь правомерны, например, вопросы о том, как влияют конкретные политические обстоятельства на появление и закрепление тех или иных правовых норм. Отметим, что необходимость такого подхода была отмечена уже два года назад В.В.Смирновым в его введении к сборнику «Открытое государство»11.

Права человека играют важную роль не только во внутренней, но и в международной политике, при этом эта концепция часто используется как ресурс или «козырная карта» в целях, достаточно далекий от гуманистических ценностей самой концепции. Этот аспект политологии прав человека нашел свое серьезное освещение в статье петербургского исследователя А.С.Карцова. Одной из актуальных проблем темы прав человека является проблема отношения к этой концепции религии в целом и отдельных конфессий и церквей в частности. Очень часто в этой связи возникают различные мифы, например, о том, что ислам плохо совместим с представлениями о правах человека. Представленная в сборнике работа дагестанского исследователя Р.В.Курбанова дает хороший анализ реальной ситуации в этом вопросе.

Три следующие текста этого раздела – А.Л.Нездюрова, Т.Л.Барандовой и М.А.Тиллибаева посвящены анализу развития института омбудсмана (Уполномоченного по правам человека) на постсоветском пространстве. Этот институт является одной из важный форм процесса институционализации прав человека. а также, сам являясь органом государственной власти, может выполнять роль посредника, медиатора между государством и обществом. При этом, как хорошо показано в работе А.Л.Нездюрова, успех процесса развития института омбудсмана в российских регионах во многом обусловлен активным участием в нем структур гражданского общества. Т.Л.Барандова рассматривает гендерные аспекты развития обсуждаемого института, а также корреляции этого процесса с региональными политическими режимами в России. Наконец, статья ташкентского исследователя М.А.Тиллибаева демонстрирует, что институт омбудсмана способен приносить существенную пользу людям и обществу даже в условиях такого авторитарного политического режима, как в Узбекистане.

Работы этого раздела, посвященные развитию института омбудсмана, продолжают начатую в предыдущем разделе в тексте С.В.Фотиной тему трансграничного трансфера институтов, в том числе и новых государственных институтов. Понимание закономерностей ( и возможных опасностей) такого заимствование крайне важно для поиска путей оптимизации поставторитрных трансформаций национальных политических режимов.

Отметим, что география авторов этого раздела (СПб, Москва, Екатеринбург, Махачкала и Ташкент) уже выходит за границы России, что вполне естественно при анализе такого понятия, как права человека.

Четвертый, завершающий раздел сборника представлен материалами инициативной группы по созданию исследовательского комитета РАПН по изучению динамики политических идей в публичной сфере. Часть этих материалов была доложена и обсуждена на соответствующем тематическом заседании Четвертого политологического конгресса, часть – на заседаниях одноименного семинара, проходившего в 2006/2007 гг. сразу на двух площадках – в Санкт-Петербурге на базе Отделения прикладной политологии СПб филиала ГУ-ВШЭ и в Москве на базе ИНИОН РАН.

Открывает этот раздел текст инициатора этого группы О.Ю.Малиновой, в которой кратко очерчивается проблемное поле нового исследовательского комитета. Четыре следующих работы представляют различные этапы эволюции российской публичной сферы (Россия начал XIX века, СССР в 50-80 гг., Россия середины 90-х гг). Так, в работах петербургских исследователей В.В.Каплуна и Т.П.Вязовик, анализируются зарождение публичной сферы в России на рубеже XVIII и XIX веков, развитие как либерального, так и консервативного дискурсов. Работа А.В.Усягина (Нижний Новгород) посвящена характеру распространения информации (и дезинформации) в советской политической системе 50-80 годов, Как показывает автор, в этот период при распространении информации в стране действовал закон «воронки» коммуникаций, предполагающий минимизацию и искажение информации по мере ее прохождения как сверху вниз, так и снизу вверх.

В работе аспирантки Европейского университета в СПб Е.В.Мишановой на основе анализа публикации в наиболее репрезентативных общероссийских ежедневных газетах в 1996-1999 гг. делается вывод о смене господства либеральной системы ценностей преобладанием консерватизма. По мнению автора, основной его причиной следует считать дискредитацию либеральных идей, доверие к которым пошатнулось из-за болезненных экономических реформ и оказалось окончательно подорвано в результате «войны компромата», развязанной летом 1997 г. соперничающими медиахолдингами.

Три завершающие работы этого раздела посвящены анализу появлению и развитию идей, идеологем и идеологий уже в современной России. Так, в работе петербургского исследователя А.О.Зиновьева в раках концепции коммуникативного государства проводится сравнительный анализ политического дискурса В.В.Путина и М.Ходорковского. М.А.Фадеичева (Екатеринбург) в раках концепции «непредставленной идеологии» выделяет три варианта дискурсов «нашизма»: идеология национализма и ее дискурсивные практики; многообразные проявления этнонационализма, а распознавание «наших» по признакам «физической антропологии», по обоснованному мнению автора, имеет отношение к расизму. Особо выделим работу А.А.Казанцева (Москва), в которой, вероятно впервые в российской политической науке, дается аргументированный критический анализ концепта «суверенная демократия».

Продолжая традицию, отметим, что авторы этого раздела представляют обе российские столицы, а также столицы двух федеральных округов – Поволжского и Уральского.

В заключение подчеркнем, что многие авторы этого сборника, изучая развитие гражданского общества, публичной политики и публичной сферы, институционализации прав человека сами по сути являлись участниками этих процессов, выступая экспертами и давая рекомендации, участвуя в семинарах и тренингах для активистов гражданского общества и сотрудников государственных правозащитных структур12. Так, например, в состоявшемся весной 2006 года в подмосковном Голицыно научно-практическом семинаре «Экспертное обеспечение деятельности уполномоченных по правам человека в субъектах РФ» приняли участие шесть авторов настоящего сборника13. Особо отметить важную роль Товарищества российских выпускников Института Кеннана, которое начиная с 1996 года стало хорошей формой сотрудничества исследователей современной России. Именно на ежегодных конференциях этого сообщества14, на семинарах и дружеских встречах многие участники настоящего сборника приобрели опыт плодотворного сотрудничества, результатом которого, в частности, стала и представляемая читателям книга.

Раздел 1. Гражданское общество

Макарычев А.С.

Гражданское общество в России:

между государством и международным сообществом

Введение

Основным тезисом статьи является фактический распад гражданского общества России на два больших фрагмента. Первый из них представляет собой сферу общественных отношений, патронируемых государством, второй же ориентируется на «международное общество» (если пользоваться категориями «английской школы») и находится в тесном и постоянном соприкосновении с рядом внешних субъектов. Отношения между этими двумя частями (и одновременно моделями) гражданского общества носят конкурентный и даже конфликтный характер, связанный с коллизией двух различных концептуальных подходов к процессу формирования гражданского общества: один в качестве своего основания опирается на тезис о том, что в основе социальных отношений лежат политические интересы и политическая воля правящей элиты, в то время как другой носит либеральный характер и использует такие концепты, как «комплексная взаимозависимость», «сетевая социальность»15, «трансферт политических практик»16 и пр. В настоящей статье мы сделаем попытку обозначения проблемных полей каждой из этих моделей, а также перспектив, вытекающих из этого для России.

Социальное как политическое: от Фуко до Павловского

Первая концепция уходит своими корнями в положение Мишеля Фуко о том, что «теоретическое противопоставление государства и гражданского общества … не слишком плодотворно»17. Этим тезисом французский философ деконструирует привычную бинарную оппозицию «государство – гражданское общество», находя феномен, их объединяющий – это власть, выражающаяся в политических и неполитических формах. Названный подход М.Фуко следует понимать в достаточно узком смысле, а именно как отказ видеть за парой «государство – гражданское общество» другую пару - «политическое - социальное». Своей фразой он хотел указать, что общество нельзя воспринимать как пространство, лишённое властных отношений, равно как нельзя видеть в государстве их квинтэссенцию. Другими словами, государство и гражданское общество объединяет то, что они представляют собой две различные модели отношений власти. Государство есть частный случай отношений власти, которые пронизывают собой все структуры социума.

В другом месте М.Фуко уточняет свою позицию: «отношения власти укоренены в социальной сети»18, то есть в том, что мы называем гражданским обществом. При этом он признаёт, что в современных обществах, как правило, все типы отношений власти так или иначе соотносятся с государством, однако «происходит это не потому, что каждый тип отношений власти является производным от государства, а скорее потому, что имеет место непрерывная этатизация отношений власти».

Фукодианские идеи находят своё логическое продолжение в других многочисленных вариантах описания общественных структур как отношений власти. Фраза Алена Бадью о том, что «любая связь предполагает (фигуру. – А.М.) мастера»19, должна рассматриваться именно как указание на то, что структурирование гражданского общества требует некоего жеста со стороны суверенной власти.. Именно в этом контексте, очевидно, следует понимать фразу Глеба Павловского о том, что «общество в безвластном состоянии есть хищный зверь»20.

Эту же логику продолжает Шанталь Муфф, утверждая, что общество (народ) «представляет собой результат политического конструирования»21. В другом месте она уточняет свою позицию: «социальная объективность образуется благодаря действиям власти. Это означает, что всякая социальная объективность в конечном итоге является политической»22.

Не эта ли логика просматривается в действиях президента В.Путина в отношении институтов гражданского общества в России? Она исходит из неизбежности формирования огромных зон властных отношений, которые одновременно входят в зону государственного патронажа и негосударственных отношений. В эту зону пересечения входят:

- Общественная палата;

- политические партии, частично финансируемые государством;

- лоббистские организации и «группы давления»;

- полунезависимые фонды;

- институт общественных приёмных.

В своём пределе данная система рассуждений перетекает в концепцию о «невозможности общества» Эрнесто Лаклау, которую опять-таки следует понимать контекстуально, а именно – как указание на неизбежный распад общественного «тела» на бесконечное множество сингулярностей, то есть частных, партикулярных процессов, которые невозможно раз и навсегда зафиксировать посредством некого порядка, дискурсивного или институционального. Другими словами, поскольку «социальное невозможно без определённой фиксации значения, … идеологическое должно рассматриваться в качестве неотъемлемой составляющей социального»23. «Невозможность общества» в этом контексте означает невозможность его автономного существования в отрыве от политики и идеологии..



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Галкина елена вячеславовна гражданское общество в политическом пространстве современной россии

    Автореферат диссертации
    ... Ю.Г. Общественная палата: «симуляция» или институт гражданскогообщества в России? // Публичноепространство, гражданскоеобщество и власть: Опыт развития и взаимодействия. – М., 2008 ...
  2. Александр сунгуров гражданское общество и его развитие в россии учебное пособие рекомендовано к печати

    Учебное пособие
    ... на примере экополитической сферы). // Публичноепространство, гражданскоеобщество и власть./ Отв. ред. А.Ю.Сунгуров. ... : «симулякр» или институт гражданскогообщества в России? // Публичноепространство, гражданскоеобщество и власть./ Отв. ред. А.Ю. ...
  3. Общество и власть задачи и средства эффективного взаимодействия

    Доклад
    ... нашей деятельности. Эффективное взаимодействие гражданскогообщества и власти – ее основное содержание. ... игроком и даже самым большим пространством на глобусе. Необходимое условие ... глава важной госкомпании - Транснефти публично заявляет, что не будет ...
  4. Общественная палата российской федерации доклад о состоянии гражданского общества в российской федерации за 2010 год москва

    Доклад
    ... местного самоуправления как органов публичнойвласти и институтов гражданскогообщества, обеспечивающих самоуправление местных ... связей и взаимодействия с представителями гражданскогообщества на пространстве СНГ. Важнейшим партнёром Общественной ...
  5. Общественная палата российской федерации доклад о состоянии гражданского общества в российской федерации за 2010 год москва

    Доклад
    ... местного самоуправления как органов публичнойвласти и институтов гражданскогообщества, обеспечивающих самоуправление местных ... связей и взаимодействия с представителями гражданскогообщества на пространстве СНГ. Важнейшим партнёром Общественной ...

Другие похожие документы..