Главная > Документ


Но старое направление еще не успело изжить себя, как началась новая волна мысли: в физике возникло представление о неопределенности и нелокальности (в квантовой механике) и усилилось вероятностное начало; расшатались сами представления о существовании элементарных – далее не делимых частиц материи; исчезла самоочевидность в понимании времении и пространства; в логике и математике глубокий резонанс вызвала теорема Гёделя; в психологии появилось новое, хотя еще и не вполне признанное трансперсональное направление; наука согласилась признать принцип дополнительности; философия прошла через искушение проблемой экзистенциализма. Возник серьезный интерес к древним философским представлениям Востока – даже у физиков (с. 133–134).

Налимов отслеживает возникновение новой ценностной ориентации в русле старой парадигмы, которая во многом еще не уступила своих позиций, и особенность нашего времени, в его понимании, состоит в том, что мы живем в мире перекрывающихся парадигм.

Трансперсональное движение как новое видение природы человека интересовало его еще и в контексте экологии человека. «Такая направленность позволяет оценивать среду интеллектуального обитания и включить в нее все то, что раньше оставалось в “подвалах” сознания. Расширение духовной среды обитания меняет облик самого человека. Человек выходит из своей личностной капсулизации. Трансличностность человека становится объектом его изучения...» [1993, с. 117].

Характеризуя трансперсональное направление, Налимов отмечает, что сложившийся подход, имеющий три ипостаси – мировоззренческую, терапевтическую и научную – опирается на близкие ему исходные посылки: признание трансличностного начала человека и его иррациональной природы, которые и определяют особенности новой терапии; доктринальную свободу, привлекающую исследователей из разных областей знаний; попытку трансперсонального направления стать трансдисциплинарным разделом знания о человеке [там же, с. 129]. Это соотносилось с его стремлением создать программу комплексного изучения человека (в его домашнем архиве сохранилась целая серия докладных записок по этой проблеме).

Здесь уместно вспомнить и о Тейяре де Шардене, и о В.И. Вернадском, и о мистиках прошлого, пытавшихся войти в контакт с иными, несравненно более мощными, сознаниями. Теперь мы понимаем, пишет Василий Васильевич, что такая возможность, по крайней мере в принципе, не исключена – сознание может быть планетарным, если не вселенским. Отметим и еще одно обстоятельство: стремление к развитию многомерных личностей, так же, как и общая устремленность трансперсональной психологии, – все это опять-таки есть попытка (может быть, и не осознанная до конца) воплотить мечту о едином трансличностном сознании [Налимов, 1989, с. 228]. Во всяком случае, считает Налимов, со всей серьезностью мы должны отнестись к словам Тейяра де Шардена [1987]:

Не означает ли это (вполне возможная вещь), что ткань универсума, став мыслящей, еще не закончила свой эволюционный цикл и что, следовательно, мы идем к какой-то новой критической точке впереди? (с. 199).

Развиваемый Налимовым философский подход – принципиально трансдисциплинарен. И не только потому, что, занимаясь проблемой смыслов (их проявленности в Мире и одновременно их вневременной трансценденции), он рассматривал многообразие проявленности смыслов – через биосферу и через человекав таких сферах его деятельности, как язык, воображение и наука. (Смыслы распаковываются всегда через тексты. Человек — это тоже текст, или, точнее, многообразие текстов, грамматику и семантику которых Налимов хочет охватить единым, вероятностно задаваемым взглядом [1989, с. 6]. Его исходная позиция состояла в утверждении, что смыслы изначально заданы в своей потенциальной непроявленности [2000, с. 14], изначально существуют.) Его подход трансдисциплинарен еще и потому, что человек, как он был убежден, не может быть понят вне его сопричастности целостности мира; отсюда естественным образом следовало использование спектра знаний, накопленных человечеством, включая не только математику, физику, психологию, философию, но также религиоведение, антропологию, лингвистику, теологию. Это оказалось возможным, потому сам Василий Васильевич – ученый энциклопедических знаний, что, конечно, «явление чрезвычайно редкое в современной науке... Однако работы Налимова показывают, что времена энциклопедистов не прошли» – это отмечает Е.В. Золотухина-Аболина в своем эссе Философский универсум В.В. Налимова [2005, с. 126–127].

Коротко остановимся теперь на вежливом возражении Налимова в книге «Спонтанность сознания» в адрес буддийского идеала трансперсональной психологии [1989]:

И если медитация на низших своих стадиях раскрывает воображение, раскрепощает внутренний опыт, то на более высоких стадиях возникает ощущение безмолвия, безбрежности, Великого Молчания.... На высшей стадии достигается выход из всех конфликтов, и всякого страдания. Это полное освобождение от смыслов. Возвращение их в исходное – нераспакованное состояние. Это действительно высшая форма интеграции со вселенским началом – интеграция без каких-либо предпочтений. Здесь глубокое понимание того, что всякая система предпочтений преходяща, конфликтна, иллюзорна. Но здесь и отказ от признания творчества жизненным началом мира.

С этим, по существу буддийским, идеалом смыкается и устремленность некоторых мыслителей трансперсональной психологии. Но опасность потери активного творческого начала в жизни не может не вызывать возражения (с. 214–215).

Позже в книге «В поисках иных смыслов» [1993] он сформулировал следующее пожелание, завершая наукометрический анализ журнала трансперсональной психологии:

Хочется думать, что в будущем границы трансперсонального подхода существенно раздвинуться – он должен будет ближе сомкнуться с философской мыслью Запада (прошлого и настоящего), с современной наукой, и прежде всего с математикой, теоретической физикой и, может быть, даже с космогонией. Если мы хотим подойти к решению пресловутой проблемы сознание–материя, то нужно будет найти язык, на котором можно было бы описывать как семантический Мир, так и Мир физических явлений. Развитие физики уже давно идет по пути геометризации ее представлений... Отсюда естественно обращение к геометризации и семантических представлений [Налимов, 1989], а следовательно, к математике [Nalimov, 1989] и теоретической физике (с. 130).

Ему было бы очень интересно узнать, как обстоят дела сейчас. У него на глазах возникала и утверждалась новая дисциплина, с которой в идейном плане оказался соотнесенным его собственный научный бунт. Он всегда любил еретиков и часто мыслью переселялся в великую эпоху между II и III веками после рождения Христа, вдохновляясь тем, что расцветало в то время в средиземноморском бассейне. Здесь надо процитировать пассаж, отмеченный им в книге Умберто Эко Маятник Фуко[1995]:

...Была в полном расцвете эпоха Апулея, мистерий Изиды, этого великого возрождения духовности, какими были неоплатонизм, гностицизм6...

Благословенны времена, когда христиане еще не завоевали власть и не затравили насмерть еретиков. Прекрасны времена присутствия Nous, озаренные экстазом... (с. 215)

В.В. Налимов не раз задавался вопросом: возможно ли новое Средиземноморье в наши дни? Он серьезно относился к мистицизму, особенно к гностическому его проявлению. Мистицизм для него – это прежде всего осознание причастности человека всему Мирозданию; вера в то, что человеку открыта не только посмертная земная реинкарнация, но и странствие в мирах и веках, связанное с дальнейшим духовным раскрытием человека [Налимов, 2000, с. 246]. Таким образом, гностицизм оказался также в ряду трансперсональной размерности его мировидения.

Это непосредственно связано с личностью Василия Васильевича. В своем эссе о нем С. Шапиро обратил на это внимание [2005]:

Будучи одним из ранних участников трансперсонального движения, обогативших его своей личностью, мыслью и опытом, Василий сам мог бы служить воплощением трансперсональной перспективы такого уровня, которого это движение прежде не знало. Уже в юности он увлекся идеями мистического анархизма, духовного движения России, идеалы которого вдохновляли его на протяжении всей жизни. Позднее он многие годы провел в ГУЛАГе и ссылке, где прошли проверку и выдержали испытание его трансперсональный дух и отвага (с. 385).

Действительно, «трансперсональный дух» коснулся жизни Василия Васильевича еще в молодости не только обучением, но еще и событием рыцарского посвящения в движении МА. И это была не просто орденская процедура, но результат длительного совершенства ума и сердца, соотнесенного с интуитивным пониманием тех тайн «которые разум не может объяснить, – это глубинный процесс, медленное изменение ума и тела, которое может привести к познанию добродетелей высшего порядка, вплоть до завоевания бессмертия... но это что-то интимное, тайное. Оно не выливается наружу, оно целомудренно» [Эко, 1995, с. 249]7.

Отсюда проистекает внимание Налимова к иррациональному, медитации, реинкарнации, к величию тайн («Величие человека измеряется величием тайн, которые его занимают»). В его трудах философской направленности мы находим разработку этих тем. Более того, все его творчество, «научная экспериментальная, интегративная интеллектуальная деятельность» вдохновлялись идеями, воспринятыми им в движении МА.

Это особая страница в биографии Василия Васильевича и говорить об этом надо подробнее, но здесь только замечу, что свой лагерный срок он получил в связи с принадлежностью к этому движению, в котором участвовал с 16 до 26 лет, вплоть до своего ареста в 1936 г.

Анархизм, писал Налимов, не какая-то социально-политическая структура, а мировоззрение. В него следует вдумываться, а не поносить, потому что его изначальный преобладающий смысл состоит в праве личности сопротивляться насилию в любой его форме и защите права на свободу решений во всех сферах бытия – личной, социальной, научной, духовной [2000, c. 53].

Философски ориентированные анархисты-мистики делали попытку построить транскультурное мировоззрение, опирающееся на все многообразие духовного опыта прошлого, не противопоставляя его современной науке. Прошлое интерпретировалось в культуре настоящего. Но в 30-е годы XX века началось тотальное истребление всякого инакомыслия в нашей стране [Налимов, 1993, с. 121].

С медитацией Налимов познакомился еще в юношеском возрасте в движении анархистов-мистиков, и на Колыме это умение оказывалось мостом к звездному небу над бездной лагерной тьмы. Подробно обо всем этом Василий Васильевич пишет в биографической книге «Канатоходец» [1994].

Что здесь существенно?

В этой книге есть глава под названием В защиту анархизма, заключительная часть которй передает главный пафос этого раздела – Ненасилие как идеал социальной святости. Думаю, что это квинтэссенция духовной позиции Налимова, в основе которой лежит глубокое понимание смысла идеала. Идеал в реальной жизни недостижим, но «если он отчетливо разработан и достаточно осмыслен, он помогает благоустройству жизни» [1994, с. 352].

Литература

  1. Гроф С. 1992. Области человеческого бессознательного: Опыт исследований с помощью ЛСД. (К XIX Всемирному философскому конгрессу). М.: ИНИОН РАН, 314 с.

  2. Золотухина-Аболина Е.В. 2005. Философский универсум В.В. Налимова. Я друг свобод… В.В. Налимов: вехи творчества, т. 2. М.: Водолей Publishers, с. 126–139.

  3. Налимов В.В. 1979. Вероятностная модель языка. Издание 2-е, расширенное. М.: Наука, 303 с. 2003 – издание 3-е, расширенное. М.: Водолей Publishers, 367 с.

  4. Налимов В.В. 1989. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.: Прометей, 287 с.

  5. Налимов В.В. 1991 а. Требование к изменению образа науки. Вестник Московского университета, серия 7, философия, № 5, с. 18–31.

  6. Налимов В.В. 1991 б. Как возможна математизация философии? Вестник Московского университета, серия 7, философия, № 5, с. 7–17.

  7. Налимов В.В. 1993. В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, 280 с.

  8. Налимов В.В. 1994. Канатоходец. М.: Издательская группа «Прогресс», 456 с.

  9. Налимов В.В. 2000. Разбрасываю мысли. М.: Прогресс-Традиция, 344 с.

  10. Налимов В.В. 2003. Вероятностная модель языка. Издание 3-е, расширенное. М.: Водолей Publishers, 367 с.

  11. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. 1993. Трансперсональное движение: история и перспектива. В кн.: В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, с. 116–129.

  12. Налимов В.В. 1995. В кн.: Философы России XIX–XX столетий. М.: Книга и бизнес, с. 407–408.

  13. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. 1995. Реальность нереального. М.: Мир идей, 432 с.

  14. Шапиро С. 2005. Понимающий Вселенную. Я друг свобод… В.В. Налимов: вехи творчества, т. 2. М.: Водолей Publishers, с. 383–391.

  15. Эко У. 1995. Маятник Фуко. Киев: ВИТАЛ-ПРЕСС, 746 с.

  16. Grof S. 1982. Nalimov V.V. Realms of the Unconscious: The Enchanted Frontier. Philadelphia, Pa: ISI Press, 1982. $ 29.50, 320 p. The Journal of Transpersonal Psychology, v. 14, № 2, p. 186–188.

  17. Jonas H. 1958. The Gnostic Religion. Boston: Beacon Press, 289 p.

  18. Nalimov V.V. 1982. Realms of the Unconscious: The Enchanted Frontier.Philadelphia: ISI Press, 320 p.

  19. Nalimov V.V. 1985. Space, Time and Life: The Probabilistic Pathways of Evolution. Philadelphia: ISI Press, 110 p.

  20. Nalimov V.V. 1989. Can philosophy be mathematized? Probabilistic theory of meaning and semantical architectonics of personality. Philosophia Matematica, II, v. 4, № 2, p. 129–146.

  21. Nalimov V.V. 1995. Facing the mystery: A philosophical approach. The International Journal of Transpersonal Studies (Entering the Light: Voices of Russian Transpersonalism), v. 14, Supplement, April, p. 25–29.

  22. Nalimov V.V. 1996. Les Mathématiques de l’Inconscient. Paris: Éditions du Rocher, 488 p.

  23. Nalimov V.V., Drogalina Zh. 1995. The emergence of transpersonal psychology in Russia: A dialogue. The International Journal of Transpersonal Studies (Entering the Light: Voices of Russian Transpersonalism), v. 14, Supplement, April, p. 20–24.

  24. Nalimov V.V., Drogalina Zh. 1996. The transpersonal movement: A Russian perspective on its emergence and prospects for further development. The Journal of Transpersonal Psychology, v. 28, № 1, p. 49–62 (Drogalina J.A.).

  25. Santayana G.O. world, thou choosest not the better part. In: One Hundred and One Poems of Romance. Chicago: Contemporary Books, 140 p.

Навстречу 7-ой конференции АТПП

Тезисы пленарных докладов

БЕЗУМИЕ И ТВОРЧЕСТВО (трансперсональный взгляд)

Владимир Майков (Москва)

Рубрика: НАШ ЧЕЛОВЕК

Однажды Хидр, покровитель суфиев и их проводник, обратился к человечеству с предостережением о том, что скоро произойдет смена вод: вся привычная вода уйдет и появится новая, от которой люди станут сходить с ума.

Случилось так, что только один человек понял смысл сказанного. Он собрал большой запас воды и надежно припрятал его в пещере.

В назначенный день иссякли все реки, высохли колодцы. И запасливый мудрец удалился в свою пещеру утолять жажду. Когда он увидел, что реки вновь возобновили свое течение, он спустился к людям взглянуть, что творится. Обнаружилось, что теперь все они говорят и думают не так, как прежде, что они забыли о своем прошлом и о предостережении Хидра. Когда же мудрец попытался заговорить с ними, то понял, что его принимают за сумасшедшего. При этом жалеют или проявляют враждебность, но никак не понимание.

Поначалу он совсем не притрагивался к новой воде и постоянно возвращался к своим запасам. Но в один прекрасный день он решил пить новую воду, так как его поведение и мышление, выделявшее его среди остальных, сделали жизнь невыносимо одинокой. Он испил новой воды и стал таким как все. И тогда он забыл о своем запасе иной воды, а окружавшие его люди сочли, что этот сумасшедший чудесным образом исцелился от своего безумия.

УМ ЗА РАЗУМ

Монолог, произнесенный в стенах Института философии директором Трансперсонального Института Владимиром Майковым специально для i

(i сохраняет авторские обороты и интонации)

Безумное - нормальное... Это соотношение неизбежно. О безумии можно говорить только с точки зрения нашего обычного опыта. Сумасшествие всегда определяется только по отношению к норме. Само по себе оно не имеет смысла.

Проблема возникает, когда человек не в состоянии адаптироваться к тому миру, в котором он живет, к нормальной жизни. Тогда появляются другие методы приспособления. И безумие - один из них.

Знание нормы, понимание ее и следование нормальному поведению позволяют человеку чувствовать себя уверенно в обществе ему подобных. И из этого нормального состояния он ";общается"; со всеми экстремальными и необычными. Сталкиваясь с ними, он отдает себе отчет, что находится в состоянии, несколько отличном от ";правильного";: я пьян, я раздражен, я веду себя как дурак, я сейчас взорвусь и т.п. Тем он и отличается от человека больного - тот не отдает себе отчета в состоянии, в котором находится. Когда мы перестаем контролировать свое поведение, мы все становимся более или менее безумны.

Современная психотерапии считает одним из основных корней безумия практику подавления и отсутствие поддержки со стороны окружающих. Поэтому в первую очередь она дает человеку основополагающую поддержку: все правильно, все хорошо, тебе совершенно не о чем беспокоиться.

( Поля: В этом состоит послание Кутузанпо, изначального Адибудды) На уровне обычной жизни это значит, что нет необходимости кому-то что-то доказывать, нет необходимости беспокоиться о том, как тебя примут другие. ...Да, у меня есть недостатки, и прекрасно, я принимаю их все, всего себя со всеми своими характерными особенностями...

На более глубоком уровне поддержка работает на достижение полного согласия с самим собой: все хорошо, не надо ничего менять, расслабься и приди к своей изначальной природе. В этом основа основ. И для многих духовных практик, а теперь и для психологии и психотерапии. Отцы так называемой антипсихиатрии - Купер, Лэйнг и другие - увидели проблему безумия совсем с другой стороны. (Поля: НОРМА И ОПЫТ) Не как на болезнь, а как на опыт, на необычный опыт. Как на более широкое понятие нормы, за которую так держится общество. Может быть, это как раз общество безумно в том, что отдельных своих членов и отдельные свои проявления оно воспринимает как ненормальные и репрессирует их. А это, в свою очередь, еще сильнее фиксирует неадекватные формы приспособления...

Как общество договаривается о нормальности? В основу кладутся моральные правила (десять заповедей), плюс золотое правило поведения - веди себя с другими так, как хочешь, чтобы они вели себя с тобой. Но помимо того, норма обрастает еще увесистым багажом добровольно-принудительных правил, претерпевающих изменения вместе с переменами в обществе. Норма передается, сохраняется и видоизменяется через сложные механизмы обычаев, законов, моды и пр.

В каждом обществе, помимо действующей нормы, существуют окраины - крайние, необычные проявления. Их представляют маргиналы, люди экстравагантные, выходящие за рамки принятой нормы. Судя по всему, маргинальность эта характерна для людей творческих, ищущих - всякого рода неформалов и экспериментаторов. Мы смотрим на этих людей как на необычных и ненормальных. Но весь парадокс заключается в том, что деятельность их жизненно необходима для общества. Именно через их ";маргинальную"; практику происходят прозрения, делаются открытия, вводятся новые стили жизни и разрабатываются совершенные технологии. Все новое появляется сначала под маской безумия. Все новое - это новый, необычный опыт. И для общества и для каждого человека. Обычный страх перед безумием - это страх перед собственной тенью. (Поля: юнгианское shadow). Мы проецируем свой страх выйти за норму на других людей, объявляя их ненормальными и репрессируя их.

Безумие неотделимо от жизни каждого человека, от его роста.

Станиславу Грофу принадлежит определение безумия как духовного кризиса.

Его мысль заключается в том, что поведение, которое мы называем неорганическими, или функциональными, психозами, то есть поведение взбудораженное, неконтролируемое, с сильнейшими переживаниями, типа Я Бог или Меня все преследуют, переживаниями, необычными по силе и плотности, часто (но не во всех случаях) оказывается процессом трансформации. Человек развивается духовно. Но и он сам, и окружающие воспринимают его поведение как безумное. Традиционная медпрактика относится к таким проявлениям репрессивно. В лучшем случае прибегает к транквилизаторам. То есть, вместо того, чтобы поддержать процесс роста, его подавляет.

(Поля: ШИРОКИЙ УМ И НОРМАЛЬНЫЙ РАЗУМ) В процессе своей исследовательской работы Гроф установил, что безумие переживают все люди в тех или иных ситуациях. При приеме психоделиков, например, все, и здоровые и больные, переживают похожие состояния. Таким образом, то, что мы принимаем за безумие - это просто иное качество энергии. Если мы вспомним христианских святых, буддийских мастеров, суфийских дервишей или, например, гениальных творцов - везде мы встретим безумие. Да, случается, что мы перерастаем уровень нормальный и уходим туда, где ";ума"; нет. (Поля: читай: разум. Речь идет о ";нормальном уме";, т.е. разуме, рассудке, на который опирается норма).

И здесь очень важно иметь экспертов по тем способам ориентации, бытия, познания, где обычного ума недостаточно, но необходимо что-то другое. Необходим адекватный проводник. Не обычный психиатр, который не понимает, что происходит, и потому не пущает, который и на шамана смотрит как на эпилептика или параноика. Нужен человек, который видит за безумием необычные состояния сознания, необычный человеческий опыт. В современной западной психологии этот опыт исследуют и изучают два направления: трансперсональная психология и антипсихиатрия.

Духовный кризис - это когда старое Я уже не работает, а новое Я еще не созрело. В такой ситуации раскрытия и кризиса неизбежно оказываются, например, люди, которые начинают заниматься духовными практиками. В этот критический момент перехода от нормального ума к расширенному и необходима поддержка и путеводители.

Самую лучшую поддержку способны оказать серьезные духовные практики и современные специалисты трансперсональной медитации.

То, чем занимаются люди, которых можно назвать пионерами в области современной психологии и психиатрии, - это удивительное путешествие в мир безумия, которое они совершают вместе со своими подопечными. Замечу, что последних никогда не называют больными. Вообще, современные исследователи человеческого сознания исключили из своего словаря термины ";безумие"; и ";ненормальность";. Они называют это экстремальными состояниями с тем, чтобы не было патологического оттенка.

В Москве ежегодно появляется 30 000 шизофреников. Они вылечиваются, и на их место приходят 30 000 новых. Растет численность населения (популяция) - увеличивается количество безумных, изменяется интенсивность жизни ¤ изменяется соотношение между нормой и безумием. Как будто в обществе действует Закон Сохранения числа дураков и безумцев. В каждой деревне есть свой дурачок, знахарь, несколько кликуш, истеричных людей, большое количество нормы, аксакалы, олицетворяющие здравый смысл, есть дебилы и имбицилы в разной степени,.. но в общем это нормально, и если какой-то дурак выздоровел, то вакантное место занимает другой человек, который начинает играть его роль в общегородской или деревенской общине. Действует некий Закон Постоянства. (Поля: по Арни Минделлу ";Тени городов";)

Если мы смотрим на проявления безумия в системе всех отношений, мы видим, что это просто роли, которые мы играем,.. и в которых мы застреваем. Проблема безумия - проблема коммуникации, общения. Если мы честно взглянем на себя: кто из нас в жизни ни разу не был дурак дураком? Бывают ситуации, когда нас можно поставить в роль дурака, просто применяя к нам соответствующее обращение. В другой ситуации мы блещем талантами, мы нормальны, а в третьей опять окажемся в невыгодном положении. Таковы возможности нашей адаптации, те роли, которые оказываются нам по плечу в конкретных ситуациях. Если нормальный человек более пластичен в этом спектре ролей, то тот, кого мы называем безумным, застревает в каком-то одном состоянии, и оно становится устойчивой адаптацией.

Современные методы работы с безумием подразумевают, что прежде нужно бесстрашно войти в мир необычных состояний, чтобы самому пережить их как свои возможности. Нужно получить некое посвящение в безумие, чтобы снять свои собственные ограничения и страхи к тому, чтобы переживать необычное.

Как говорят буддийские мастера, вся работа психотерапевта есть работа по улучшению кармы. Давая основополагающую поддержку - все хорошо, тебя принимают таким, какой ты есть, входить в мир безумного, расширять его и помогать нарабатывать положительную карму. Быть честным по отношению к человеку, не давать нового ";расщепления";, помогать ";распутаться";, прояснять ситуацию. Через поведение, поступки, несовершение зла, сострадание, через размышления и практику в широком смысле этого слова появляется больше позитивных переживаний, меняется состояние, открывается выход из порочного круга.

(Поля: Я И НЕ-Я) Буддийские мастера говорят, что все мы психически больны. Потому, что свое ограниченное кармическое видение мы выдаем за весь мир. А наш ограниченный мир еще и иллюзорен, ибо в нем мы верим в наличие Я.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник балтийской педагогической академии вып 80 - 2008 г сознание творчество искусство трансперсональные

    Документ
    ... НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 80 - 2008 г. СОЗНАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО, ИСКУССТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Редакционная коллегия выпуска ...
  2. Вестник балтийской педагогической академии вып 80 - 2008 г сознание творчество искусство трансперсональные (1)

    Документ
    ... НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 80 - 2008 г. СОЗНАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО, ИСКУССТВО: ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Редакционная коллегия выпуска ...
  3. Вестник балтийской педагогической академии вып 93 - 2009 г символ в трансперсональном опыте

    Документ
    ... БАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ -------------------- Отделение трансперсональной психологии и педагогики НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --------------------------------------------------------------------- ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып ...
  4. Вестник балтийской педагогической академии вып 93 — 2009 г символ

    Документ
    ... БАЛТИЙСКАЯПЕДАГОГИЧЕСКАЯАКАДЕМИЯБАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Отделение трансперсональной психологии и педагогики НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙпедагогическойакадемииВып ... 2008 году «Сознание, искусство, творчествотрансперсональный ...
  5. Вестник балтийской педагогической академии вып 96 – 2010 г символ

    Документ
    ... ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЁНЫХ БАЛТИЙСКАЯПЕДАГОГИЧЕСКАЯАКАДЕМИЯБАЛТИЙСКИЙТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ОТДЕЛЕНИЕ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИКБАЛТИЙСКОЙПЕДАГОГИЧЕСКОЙАКАДЕМИИВып. 96 – 2010 ...

Другие похожие документы..