Главная > Документ

1

Смотреть полностью

ИВАН ШАХПАРОНОВ: ";ТЕРМОЯД БЫЛ БЛИЗКОЙ И ДОСТИЖИМОЙ МЕЧТОЙ";

(Часть 1)

Меня многие спрашивают, как мне в голо­ву пришла столь замечательная мысль занять­ся изучением листа Мебиуса и ему подобными конструкциями. Впоследствии, в специальной ли­тературе такие конструкции, или лучше сказать устройства, я назвал неориентированными кон­турами. Но это долгая история, а началась она почти 34 года назад.

Шел 1961 г. Я в то время только вернулся из армии, служил на печально известном Семи­палатинском полигоне по испытанию атомного оружия. Теперь о полигоне спокойно говорят и пишут, а тогда — это была государственная тай­на, тайна за семью печатями. Адрес — Москва, 400, в/ч такая-то, и все. Но это так? к слову, по­тому как непосредственного отношения к нашему рассказу Семипалатинский полигон не имеет.

Приехал и почти сразу устроился работать в практикуме физхимии химического факультета МГУ. В то время заведовал практикумом Виндилло. Там, непосредственно на химфаке, сложилась крепкая дружная компания единомышленников-экспериментаторов. Это были люди старой закалки: Виндилло, Филлипов (спектроскопист), Савич и Колесников. Человек с особенно сложной судьбой был Колесников. Он-то и дал мне путевку ";в жизнь";. Я особенно любил после работы заходить к нему кабинет. Это был замечательный собеседник, знающий человек и великолепный экспериментатор. А время было интересное.

Мы все рвались сделать что-нибудь эдакое, чтобы мир содрогнулся от восхищения. Ученый народ — от академика до лаборанта — пытал­ся открыть новое. Термояд был близкой и до­стижимой мечтой. Казалось, что вот-вот, еще немного, и мы зажжем рукотворное солнце, энергии будет хоть отбавляй. Но не было мно­гого, что сейчас есть у экспериментатора, Не было лазеров, телевидение находилось в зача­точном состоянии. Цветные телевизоры были более редкими, чем тигр на улицах Москвы, о компьютерах писали только фантасты, полупро­водниковых приборов еще не существовало. Со­временного богатства пластмасс не было, толь­ко крайне ограниченный, скудный перечень. Но существовала старая школа химиков и физиков-экспериментаторов, у которых было чему по-

учиться! Кто из современных экспериментато­ров может грамотно изготовить тройник из стеклянных трубок, не говоря уж о более слож­ных вещах, таких, как например, спай стекло-металл?! Или собрать, найти и удалить течи и отладить вакуумную стеклянную установку! Тог­да многие умели это делать. Но главное все-та­ки не это. В условиях скудности материально­го обеспечения эксперимента мысль экспери­ментатора крайне изворотлива. Наверное так и делаются великие открытия... простыми мето­дами — на ";палочках1' и ";веревочках";.

Так вот, однажды, зимой 1961 г., ко мне в комнату № 166 химфака МГУ входит доцент (впоследствии профессор) И.А. Савич и про­сит ему помочь в одном деле. Предварительно он навел справки у своих товарищей и они ему рекомендовали меня, как способного и рукас­того экспериментатора. Что же надо делать? А вот что. У него есть аспирант Зайкин Ю.Д., очень способный теоретик, но абсолютно нулевой экс­периментатор. Так этот теоретик предлагает не больше и не меньше, как изготовить гравита­ционный генератор. Да смогу ли я? Сможете, это не очень сложно.


рнс. 1.

Модель

неориентированного

контура

(лист Мебиуса).


  1. — диэлектрик,

  2. — металлический

проводник.


Ю.Д. сначала предлагал нам обычную лен­ту из меди, свернутую в виде листа Мебиуса. Я ему возразил, что тогда будет нарушена основ­ная концепция таких структур, т.е. ток пойдет через край и возникнет короткое замыкание (К.З.), а согласно его идее устройство должно выглядеть так (рис. 1). (Изготовление ";генера­тора гравитационных волн"; подробно описано в моей статье в книге ";Шаровая молния в ла­боратории";, М. ";Химия";, 1994 г., с. 184 - 185).

1

Начали следующим вечером. Хорошо помню этот первый эксперимент. Просидел до глубо­кой ночи и, ничего существенного. Дело в том, что Ю.Д. не объяснил, что же Должно произойти. Наблюдай и все. Но предположим, что у нас есть генератор гравитационных волн. Что бы мы увидели? Мы увидели бы, как он растворяется, исчезает, т.к, свет начал как бы обтекать объект- не отражаясь на нем. В результате мы по мер!' увеличения потенциала гравитационно­го поля видели как бы растворяющийся и ис­чезающий объект. Это теория. На практике я все-таки увидел кое-что в свете ртутной лам­пы. Четкое изображение листа Мебиуса (ЛМ), находящегося под напряжением, как бы размы­валось. Слегка, но очень заметно. Причем, чем дальше от ЛМ, тем больше. На расстоянии 4-х метров вообще были видны два изображения: настоящее — четкое и ложное — эфемерное, прозрачное. При выключении напряжения оба изображения оставались на месте, но вторич­ное постепенно бледнело и со временем исче­зало. Самое интересное заключалось в том, что вторичное изображение некоторое время оста­валось видимым н после того, как убиралось ЛМ. Это было тот что теперь называют памятью про­странства. Имеет ли к этому отношение физи­ческий вакуум? Данных — нет. Однако для воз­духа объяснение найти было можно, В воздухе содержится достаточно много кислорода, кото­рый, являясь сильным парамагнетиком, во время эксперимента намагничивался и связывался. служил своеобразным записывающим материа­лом. Последующий месяц мы, как одержимые, пробовали разные конструкции неориентирован­ных контуров, с кручением вплоть до 15, раз­личные материалы для диэлектрика и провод­ника. Крутили в левую и правую стороны. Вы­яснили мы следующее: на одном месте дважды одно и то же явление не повторяется, т.е. двой­ное изображение, скажем, около стола или око­ло шкафа можно получить по одному разу и, все, Дальше, хоть головой о стенку бейся, ни­чего не получишь. Не раздваивается, хоть плачь! И тогда я решил попробовать пропустить че­рез ЛМ сверхтоки, т.е, подключить ЛМ в сеть переменного тока напряжением 127 В, Нашли мы деревянную раму на свалке, оснастили ее парой предохранителей на 10 А, смонтировали на нем лабораторный штатив и бельевую при­щепку с двумя контактами, которая идеально под­ходила для эксперимента, В контакты зажимал­ся ЛМ- Первые разряды были слабыми и ника­кой информации не давали. Сгорала фольга в

I

месте контактов — и все. Кроме 127 вольт на лабораторном щитке имелось напряжение 220 вольт. А что, если именно это напряжение? Итак 220 вольт. Это ключевой момент. И он может привести к удаче, а может и нет. Все зависит от фортуны, везения.

Первый же разряд был очень странным. Не­большая задержка после включения рубильни­ка. Вспышка и звук схлопывающегося пузыря и очень странный и приятный запах. Конечно ЛМ сгорел. Ставлю второй ЛМ. То же самое, но удалось увидеть форму разряда на внешней стороне поверхности. Он имел вид 3-лепестко-вой розы (рис.2). Следующий опыт — и разряд развивается в виде 5-лепестковой розы, еще один — и уже 7 лепестков. Так думаем, думаем, ду­маем. Прежде всего неясно, что заставляет ток идти по воздуху, а не по металлу. Дальше. По­чему разряд развивается только по внешней стороне поверхности ЛМ? Почему нет повто­рения эксперимента, а идет его усложнение, как будто ЛМ есть система самообучающаяся. Экс­перимент поставил сразу множество вопросов, на которые тогда, да и сейчас, тоже разумных ответов пока нет. Уже тогда мы понимали, что.

рис. 2.

Разряд в виде 3-лепестковой розы. Каждый лепесток имел интенсивно синий цвет с красноватыми концами на поверхности модели. Каждый лепесток состоял из нитей более густого синего цвета. X — обозначает место присоединения электродов.

по сути, теории нет и мы бредем вслепую. За­бегая вперед, скажу, что законченной теории нет до сих цор. Есть формула ЛМ в декарто­вых координатах, полученная к,ф.м. наук Н,Бе­ловым в 1991 г и все. В таких ситуациях, делая эксперимент, надо искать приемлемые объ­яснения, опираясь на работы других людей, по­ка не придумаешь своего объяснения. Я уже го­ворил, что материально мы были обеспечены очень плохо. Поэтому в качестве проводника мы применяли алюминиевую фольгу из конденса­торов, благо их было в достатке. И это тоже сыграло свою, положительную роль. Как изве­стно, алюминий окисляется в атмосфере. При­чем считается, что окисел алюминия — веще­ство, непроводящее электрический ток. Все верно, но для толстых слоев. А для слоев от 50 до 500 ангстрем — неверно. Именно такой тол­щины слои появляются на алюминиевой фоль­ге в.нормальном сухом воздухе. Так как у нас работает сэндвич из слоев: проводник (алюми-ний) и полупроводник (тонкие слои окиси алю­миния) (рис.3)* то мы имеем более сложную систему полупроводниковых приборов, основанных на эффекте Шоттки, Имея в виду, что по современным понятиям контакт металл-оксид является варистором и имеет соответствующую характеристику, а контакт металл-оксид-оксид-металл соответствует бикристаллам. На основе бикристаллов построены полевые транзисторы. Таким образом, если мы для проводника ЛМ применяем медь или серебро, то эквивалентная схема ЛМ будет иметь в своем составе по­лупроводники, но временно, потому, что окис­лы этих металлов, хоть и полупроводники, но они не стойки к большим температурам, легко восстанавливаются до металла и искажают кар­тину. В случае же с алюминием, как и было по­казано выше, картина намного сложнее и ин­тереснее. Вообще мы что-то в этом духе по­дозревали, но впоследствии избавились от этих подозрений, а может быть и зря — явления любопытные. Но нельзя объять необъятного! Много позднее, уже в УДН (Университете дружбы народов), я делал рентгенограмму алюминиевой фольги от сгоревшего ЛМ. Специалисты квалифицировали представленный кусочек алюминия вообще как неметалл, скорее что-то аморфное, похожее на стекло. Открытие аморфных металлов произошло много позднее, и не нами, жаль. Но тому были причины. Ведь рентгенологов я буквально упросил на коленях, за ради бога, сделать рентгенограмму. Все это Показывает, со сколь сложным, многогранным яв-

рис, 3, Система металл-оксид-оксид-металл.

  1. — электрод.

  2. — металлический проводник ЛМ.

  3. — окисная плёнка на проводнике.

  4. — окисная плёнка на проводнике 5.

  1. : диэлектрик ЛМ.

  2. : место склейки диэлектрике ЛМ,

лением пришлось нам столкнуться. Мы видим, что явным образом нарушается законы физи­ки, которые мы знаем, к которым мы привык­ли и не в каком-то знаке после запятой, а гру­бо, на 100%! И тогда я решил сфотографиро­вать явление. Наблюдения наблюдениями, а до­кумент должен быть! Сразу же появились слож­ности — в момент разряда затвор заедало по непонятной причине. Поэтому я делал так. Ком­нату затемнял шторами, открывал затвор фо­тоаппарата, включал ток, после разряда затвор закрывал. Что получалось, видно на рис.4. Эта­кие одинарные и двойные окружности в сторо­не от основного разряда. Первое, что приходит на ум, это блики на линзах фотоаппарата. Од­нако, пробные разряды показали, что это не так. А в последующих экспериментах было достиг­нуто такое состояние, когда окружности были видны невооруженным глазом, вполне отчетли­во, как шары с очень тонкими стенками, напо­добие мыльных. Почему-то эти шары всегда от­свечивали зеленоватым светом, но сами не све­тились. Из череды других явлений следует от­метить появление над работающим ЛМ полу­сфер красного свечения с двойными стенками. Полусферы были диаметром около метра и по­являлись приблизительно на каждое десятое включение ЛМ. На работающем ЛМ не видно было никаких разрядов. Все будоражило мыс­ли, требовало объяснения. Одновременно мы на­чали замечать еще кое-что. К примеру экспе­римент проходит вечером, часов в восемь. За­тем, естественно, все убирается. Утром прихо­дим, а ртуть в трубках манометров с открыты­ми концами стоит на разных уровнях. И чем бли­же к месту эксперимент, тем разность уров-

ней больше. Так же через сутки невозможно было поставить стрелки приборов на нулевое зна­чение. Было полное впечатление, что через рамку магнито-электрического прибора идет ток. Вобщем, что-то происходит в лаборатории неуловимое, что-то меняется, а что — мы не понимаем. Потом на эти ";фокусы"; решили по­смотреть Савич и Колесников. Договорились. Я подготовил десять моделей ЛМ. и мы нача­ли их сжигать одного за другим. Но странное дело. Пятый лист не захотел уничтожаться. Чу­деса, да и только! Все вкючено, ток идет, на­пряжение тоже есть, а лист не горит: Одновре­менно мы заметили, что окрест в пространст­ве творится что-то неладное. Постепенно ста­ло как-то темнее, электрическое освещение стало меркнуть. Предметы, в том числе и лю­ди, потеряли четкие очертания, даже при рас­сматривания вплотную. Стали видны какие-то темные и черные диски, спаренные шарики, до­вольно быстро пролетающие от стены до сте­ны комнаты. В общем жуть, чертовщина, да и только Народ не выдержал и побежал. Мы вы­ключили установку и тоже ушли.

Вообще физический эксперимент — дело тя­желое. Требует усидчивости, самоотверженно­сти, иногда и героизма. Мы все люди со свои­ми достоинствами и недостатками. Я не виню своих добровольных помощников, которые на­чинали с энтузиазмом мне помогать, а через не­которое время, ссылаясь на ";занятость";, уходи-

рис. 4. Разряд на ЛМ с выбросом в виде шара.

Шар и облако зелёного цвета, лучи голубого

  1. — шар с двойными стенками.

  2. — лучи.

  3. — облако вокруг ЛМ.

  4. — ЛМ (лист Мебиуса).

Иван Михайлович Шахпаронов -почетный академик Международной академии энергоинформационных наук, Российский корреспондент Международного комитета по шаровой молнии, автор более 50-пш научных трудов. Постоянный автор МН. Специально для вестника ";Мир непознанного";.

ли. Экспериментаторы одной из последних групп, уже в Институте атомной энергии, мне сказа­ли прямо: ";Мы чувствуем, что изменяемся са­ми, как мы изменимся — мы не знаем. Нам про­сто страшно и мы уходим";. Никакие уговоры не помогли, хотя я сам и работаю с этими уст­ройствами много лет. Было бы нечестно утверж­дать, что мне самому не было страшно. Нет! Страшно было до жути. Все существо кричало: Уходи! Уходи! Там смерть! Однако кому-то на­до делать, и я делал. Скажу честно, это более страшно, чем взрывы атомных и водородных бомб. Но когда это пройдешь, то действитель­но становишься другим. Все это было, и надо было выяснить, почему это происходит?

Итак, рабочая гипотеза: каким-то образом мы создаем условия, при которых изменяется конструкция пространства локально, так сказать. По-научному это звучит так: применяя лист Мебиуса, как неориентированный контур, мы ло­кально изменяем топологию пространства. Что это такое, поясним на примере. Мы все знаем и любим физику, ее законы мы чтим и счита­ем непогрешимыми. Все это так. Но это верно для пространства почти неискривленного. Пред­ставим, что мы нашли способ искривлять про­странство. Сильное искривление эквивалентно огромной массе. Но самой-то массы нет! Это то, что Дж.Уиллер называл ";массой без массы";. И эффекты вроде те же самые, только ,без ка­тастрофических последствий. Модельные, так сказать. К примеру, методом маятника измеря­ем ускорение свободного падения. Получаем совершенно неудобоваримые, просто бешеные значения; сто пятьдесят тысяч же, пятьсот ты­сяч же. Просто бред какой-то, начинаем разби­раться. Так, Схема тревиальная. Маятник изго­товлен из немагнитного материала (керамика). И тем не менее колебания маятника при вклю­ченном ЛМ очень быстро затухают. Отсюда большие значения же, налицо действие эффек­та ННМ и никакой гравитации!

ИВАН ШАХПАРОНОВ: ";ТЕРМОЯД БЫЛ БЛИЗКОЙ И ДОСТИЖИМОЙ МЕЧТОЙ";

(Часть 2)

Уже в начале 1963 г, настал очередной клю­чевой момент. Пришла в голову идея — попробо­вать запитатъ ЛМ от трансформатора Тесла. Та­кие трансформаторы были широко распростране­ны для поисков течей в стеклянных вакуумных ус­тановках. Довольно скоро я обнаружил, что если предварительно обработать ЛМ высокочастотным напряжением от трансформатора Тесла, а потом подать силовое напряжение от сети, то эффекты, описанные раньше, становятся гораздо более ус­тойчивыми и более длительными во времени. (Об­разно говоря, мы как бы намечали штрихами бу­дущий рисунок, который требовал еще четкой прорисовки после необходимых уточнений). Но и это еще не все. Много позднее, в книге ";Косми­ческие рубежи теории относительности"; У.Кауф­ман, М. ";Мир"; 1981г., я нашел пример того, что будет с источником света, вернее с фронтом све­товой волны, если источник будет находиться на разных расстояниях от черной дыры. Зависимость очень простая и чрезвычайно интересная. Чем бли­же к черной дыре источник света, тем более пу­чок света смещается к центру дыры. Наконец, на­ступает момент, когда фронт волны полностью отрывается от источника света и существует са­мостоятельно. Такое весьма экзотическое объяс­нение явления, возникающее при разряде ЛМ, мо­жет иметь право на существование потому, как более простого и привычного пока нет.

Как я упоминал выше, мы делали модели очень сложных конструкций и все дальше и дальше ";уходили"; от первоначальной, от листа Мебиуса. Но это усложнение не приводило к пониманию про­исходящих явлений. А понять было необходимо, причем как можно быстрее. Дело в том, что мы особенно не держали в тайне характер проводив­шихся работ, многие о них знали и обсуждали их довольно внимательно, хотя и неофициально. Го­товился доклад в Академию наук СССР. Однако внезапно и как-то вдруг все переменилось.

И.А.Савич занялся своими повседневными делами и все реже заглядывал ко мне в комна­ту, КХД. Зайкин решал другие задачи, Я продол-жал исследовать явления. Трудно пришлось. Знания собирал по крупицам. Здорово помога­ли товарищи И.Махаев и Саша Гвоздецкий,

Вскоре был открыт еще один интересный эффект при помощи двух фотоаппаратов, по-

ставленных в двух метрах от ЛМ. Расстояние между объективами фотоаппаратов — 25 см. При синхронной съемке разряда получались совер­шенно разные изображения.

Фотоаппарат, стоявший по оси ЛМ, фикси­ровал разряд с различными деталями. Второй фотоаппарат, стоявший под углом, фиксировал отсутствие разряда. Чудеса, да и только! Воз­вращаясь к явлениям, происходящим в окрест­ностях черной дыры, можно предположить» что это конус выброса. Что же это такое? Пред­ставим себе сжимающуюся звезду. Уже ничто не может остановить этот процесс. Перед тем как образоваться горизонту событий коллапси-рующая (умирающая) звезда посылает послед­нее ";прости";. Пучок света, вспышка — и все. Но вспышка направленная, как будто из малень­кой дырочки. Вот это и есть конус выброса.

Проведя целую серию очень интересных экс­периментов с разрядами, мы получили несколь- ко совершенно уникальных изображений шаро­вых молний, т.е. каких-то образований очень по­хожих на ЛМ. Они наблюдались визуально. На фотографиях видны статические объекты, по­тому как не видно следа при движении. Хочу напомнить, фотография у нас получалась инте­гральной, т.е. на один и тот же кадр наклады­вались все процессы, происходящие за время раз­ряда и до него. При визуальных наблюдениях вокруг разрядов на ЛМ образовывался бело-зе­леный туман, из которого вылетал шарик раз­мером с теннисный мяч и по правильной дуге пролетал приблизительно 5 метров.

Откуда же бело-зеленый туман? Что за чер­товщина! Тогда мы не могли понять сути этого

явления. Но много позднее причина появления бе­ло-зеленого тумана стала проясняться. Рабочая гипотеза здесь такая: под влиянием частиц, ге­нерируемых ЛМ, начинается быстрый распад ра-диоактивых изотопов всегда присутствующих в любом помещении. Это может быть и газ радон, может быть и калий сорок, в большом количе­стве содержащийся в масляных красках, особен­но в серой, шаровой краске, которой красят во­енные корабли, могут быть и другие изотопы ес­тественного, так сказать, происхождения. Одна­ко первоначальная цель не была достигнута.

Не получение шаровых молний нас влекло, нет! И даже не условия их возникновения. Мы достаточно хорошо понимали, что для этого нужна хорошо оснащенная лаборатория, сред­ства... У нас же ничего этого не было кроме очень сильного желания понять, в чем дело. Стеклянная вакуумная установка, примитивные электроизмерительные приборы, фотоаппараты, собственные головы и руки — вот арсенал, ко­торым мы тогда располагали. Недостающие све­дения брали из книг. Далее все зависело от опы­та экспериментатора. Но в его распоряжении, как правило, нет цехов с различными станка­ми, конструкторских бюро, химических и фи­зических подсобных лабораторий, технологиче­ских отделов, испытательных стендов и т.д. Все это — он сам. Он — первопроходец.

Он либо далеко впереди, вне досягаемости армии исследователей, либо позади этой армии.

Тогдашняя наша цель — управляемая тер­моядерная реакция (термояд). Мы свято вери­ли в успех. Просто мысли ни у кого не возни­кало, что это может быть недостижимо. Солн­це же существует! Идут на нем термоядерные реакции, оно светит и греет, и мы живем! Ма­ло у кого возникало сомнение, что все это гран­диозное заблуждение. Находились все же и та­кие! Читайте Н.А.Козыревь, призывали они. Там найдете ответ-в ";Причинной механике";. (Но тогда мы эту работу не нашли. Препринт Пул­ковской обсерватории — поди его сыщи!) ";Вре­мя есть энергия!"; — говорили они... Непонят­но и невероятно. На ученого, ставившего свои супергениальные эксперименты в скромной до­машней лаборатории, войной Шли его бывшие коллеги и.друзья. И это тоже непонятно. (Но это уже другая история!)

К концу 1963 г. наша'маленькая группа ис­следователей зашла в тупик. С однбй^стороны мы наблюдали интереснейшие явления, такие как:

  1. Метровые полотнища голубого пламени.

  2. Черные и серые сгустки чего-то.

  1. Явления сверхпроницаемости (прохождение одного предмета через другой без разрушения и повреждений).

  2. Нарушение закона сообщающихся сосудов.

  3. Намагничивание немагнитных тел,

  4. Левитирование керамического шарика,

  5. Инверсии хода часов (как механической

системы),-

  1. Нарушение законов электродинамики.

  2. Изготовление ";живого"; вещества.

  1. Получение красных лучей и зеленоватых шаров, похожих на мыльные пузыри.

  2. Получение образа развивающейся Вселенной при вращении ЛМ. И многое, многое другое. Все это заставляло задуматься о дальнейшем направлении исследований.

Шел 1963 г... Между тем, группа перестала существовать- Меня пригласили в организую­щийся Университет Дружбы народов (УДН), в лабораторию В.М.Грязнова, где я продолжил работу над тематикой, но уже один, в свободное от работы время, как любили тогда говорить. Университет был новой престижной организацией, был в фаворе у правительства и у Н.С.Хрущева. Денег было в достатке. Вспоминаю такой случай. Каждой кафедре и лаборатории давались списки отечественного и зарубежного оборудования и было распоряжение — составить перечень (необходимый!) без ограничений. Ну, и понаписали... На кафедре биологии были два сотрудника, которые списке бинокуляров и микроскопов углядели телескоп малый тип-МТ-0,3. .Заказали. Проходит полгода. В университетскую бухгалтерию поступает счет на «малый» телескоп. Двести тысяч золотых рубликов! И не почесались, и не призадумались – сразу отвалили, и опять забыли. Время идет, вдруг приходит телеграмма: готовьте площадку для монтажа телескопа, на станции Москва-товарная стоит состав с «малым» телескопом. Что тут началось! Все забегали! Кто заказывал, для каких целей- ответа

1

нет, как и тех сотрудников, которые его заказали (перешли куда-то). Закончилась эта история тем, что телескоп с большим трудом пристроили-таки в одну из союзных обсерваторий...

Открывающийся УДН был кладом для ис­следователей. Тем не менее через несколько лет я понял, что для изучения явления нужны воз­можности совсем иного порядка. Всеми прав­дами и неправдами перебрался на кафедру ра­диофизики, возглавляемую профес. Д.Н.Дерю-гиным. Там я опять попал в замечательный кол­лектив физиков-экспериментаторов. Сотин, Че­ремиский, Пичугин, Чекан, Комоцкий, Тимакин, Царил... наш завлаб. Сан Саныч Семенов. Очень мне помогала русские студенты: В.В.Симакин и Олег Очаренко, из теоретиков Вася Курыш-кин и другие ребята.

К тому времени я понемногу начал сварачи-вать работу с разрядными экспериментами. И вот почему. К примеру делаю эксперимент с враще­нием ЛМ и одновременной подачей переменного тока промышленной частоты на ЛМ. Включаю рубильник. Вспышки нет, но в двух с половиной метрах от установки появляются два черных коль­ца друг над другом, они вибрируют и исчезают. В этот момент наблюдается несильная вспышка, двигатель останавливается, и с ЛМ срывается шар красного цвета, который пролетает буквально в нескольких миллиметрах от моего лица. Я почув­ствовал тогда только теплое дуновение и все. А вот электрическому щиту за моей спиной при­шлось плохо. Шар проник туда, и все затихло. ЛМ, конечно, был уничтожен. Приблизительно через полчаса, когда все экспериментальные ча­сти были убраны, произошло нечто в высшей ме­ре странное. Щит внезапно взорвался. После это­го на глазах у изумленных зрителей прямо через полуторамиллиметровую железную стенку нача­ли вываливаться металлические и пластмассовые части щитка вместе с предохранителями. При этом в щитке все время шипело и трещало. Прибыв-

шие на место электрика не могли найти и следа подводящего энергию кабеля — только отверс­тие в том месте, где он проходил.

Или другой пример. В одной из книг по выс­шей геометрии упоминается такая ";вкусненькая задачка";. Если мы края листа Мебиуса соеди­ним с краями круга, то вся эта конструкция долж­на выйти в 4-х мерное пространство. Вот я и решил использовать в виде ";клея"; электричес­кое поле. Придумано — сделано. Делаю малень­кий ЛМ, вырезаю из медного листа круг с пе­риметром, равным двойной длине диэлектрика ЛМ, беру универсальный источник питания ти­па УИП-1 (600В, 600мА), подключаю ЛМ к од­ному проводу, а медный круг к другому, вклю­чаю УИП и начинаю потихоньку поднимать на­пряжение. Вот все, 600 вольт. Никакого эффек­та. Начинаю медленно ориентировать ЛМ от­носительно круга. Расстояние (круг — ЛМ) приблизительно равно одному сантиметру. Вне­запно между кругом и ЛМ проскакивает малень­кая искра, щелчок я слышал отчетливо. Затем вольтметр, а потом и амперметр показывают пре­дельные значения, и... в полной тишине на рас­стоянии 3 м от УИПа зажигается ослепитель­ный голубой шар (диаметром приблизительно сто миллиметров). Шар стоит как привязанный. УИП ревет как буйвол. Самое невероятное, что и вольтметр и амперметр показывают нуль, а через трансформатор прибора к голубому ша­ру идет гигантская энергия. Каким образом — непонятно! Когда я выключил УИП, шар быс­тро направился к ближайшему электрическому щитку и с ним случилось то, что и в предыду­щем случае. Предохранитель на выходе УИПа не сгорел, хотя и был рассчитан на 0,5 ампер. Значит энергия шла каким-то другим путем. Ско­рее всего по воздуху.

Учитывая* что УИП это не СВЧ-генератор, приходится признать, что воздух оказался луч­шим проводником, чем медь. Надо сказать, что здание УДН на Донской улице было в высшей степени пожароопасным и совсем неподготов­ленным для экспериментов такого рода.

Мы сильно рисковали. Поэтому в 1967 г, разрядные эксперименты были прекращены, но началась эпопея изучения вопроса, а что же яв­ляется причиной такого странного поведения материи?

Иными словами, я задался целью сделать генератор чего-то.., что работало бы стацио­нарно и на ЛМ, как излучателе чего-то...

ИВАН ШАХПАРОНОВ: ";ТЕРМОЯД БЫЛ БЛИЗКОЙ И ДОСТИЖИМОЙ МЕЧТОЙ";

(Часть 3)

В предыдущих статьях (см, МН № 13 — № 14-1995 г.) я не раз подчеркивал сложность экспериментов с ЛМ по той причине, что сам ЛМ представляет собой просто пространствен­ную петлю, по которой идет ток (как казалось тогда многим нашим оппонентам). И правда. ЛМ сложно напитывать, т.к. он имеет нуле­вую реактивность и очень маленькое оммиче-ское сопротивление. Теоретические подходы к описанию ЛМ и его производных и сегодня на­чинают только-только проясняться. Опыт экс­периментов, проведенных в стенах УДН, стал своеобразной вехой, переходным звеном меж­ду исследованиями шаровых молний и причин, вызывающих их. Теперь сделаем ";прыжок"; че­рез двадцать с лишним лет. Эти годы тоже были заполнены исследованиями, подчас изнури­тельными и опасными. Но самое интересное

все-таки ждало нас впереди.

Итак, 1988 г. Тогда я работал в лаборато­рии М.А.Кумахова в институте атомной энер­гии им. И.В.Курчатова. Уверен, все слышали о знаменитом эффекте Кумахова (название дали американцы). Попробуйте представить явление а действии,.. На пути электронного пучка сто­ит небольшая коробочка и из нее с другой сто­роны вырывается пучок гамма-излучения. Вот так-то, не лазер, но по результатам — похоже.

Сделали мы неплохую рентгеновскую ус­тановку. Предварительно с большими трудно­стями ";вырвали"; хороший анализатор спектра типа Но1с1а 490ГД,. Эксперимент оказался чрез­вычайно трудным, в основном из-за организа­ционных проблем. Все нужно было придумы­вать на ходу и тут же реализовывать. Стан­ков практически не было (сверлильные рабо­ты делали в соседней лаборатории после ни­жайшей просьбы..,), постоянно ходили пожар­ные, проверяющие комиссии (по электробезо­пасности) и просто еще какие-то, жутко ме­шающие работать люди. Сильно отвлекали гражданская оборона, овощебаза, колхоз и т.д. Все эти моменты жизни приводили к то­му, что на научную работу оставалось вдвое, втрое меньше времени. Приходилось во столь­ко же раз работать быстрее...

Самое благодатное время наступало к се­ми вечера. Никто уже не дергал. Можно бы­ло спокойно заняться экспериментом, посмо­треть, что к чему. Очень выручала свалка, где мы подбирали детали, а иногда и целые уста­новки, выброшенные другими подразделениями. Они сразу проверялись на радиоактивность и, если оказывались чистыми, увозилось в лабораторию. Монтаж установок» их доводка по ходу эксперимента, как правило, не представляли трудностей. Особенно большую ценность представляли выброшенные приборы с деталями точной механики. Институтские мастерские делали узлы топорно и грубо, а главное очень и очень долго, а экспериментальная физика — дама капризная. Все нужно делать быстро, иначе мысль уйдет, да и конкуренты не спят! К тому же армия проверяющих могла и установку закрыть, и комнату опечатать из-за каких-нибудь неполадок.

В тот период было поставлено несколько очень интересных экспериментов с ЛМ. Во-первых, фокусировка потока рентгеновского излучения. Во-вторых, эксперименты по управ­лению радиоактивным распадом.

Эксперимент по воздействию поля ЛМ на рентгеновское излучение был задуман давно. Предварительные эксперименты с монохро­матическими источниками света показали ин­тересную зависимость: чем короче волны ис­точника, тем на больший угол отклоняется све­товой пучок. Такой эффект легко пояснить на примере. Предположим, мы идем по дороге, а на дороге — яма, не очень большая. Человек, широко шагающий, ее перешагнет и не заме­тит, а ребенок, семенящий рядом, обязатель­но свалится в нее. а уж маленькая собачка, бегущая следом, тем более. Этот пример об­разно поясняет одну важную закономерность в поиске искривлений пространства-времени — чем короче волна, тем с большей точностью мы сможем измерить размеры и кривизну ";ямы"; в пространстве.

Задача оказывается еще более увлекатель­ной, если учесть, что оптические системы в рентгеновском диапазоне длин волн существуют в основном отражающего, зеркального типа.

8





ЧИТАЙТЕ

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ


Изготовленные зеркала уникальны и очень дороги, поскольку величина шероховатости на поверхности зеркала должна быть меньше дли­ны волны, А длина волны с увеличением энер­гии излучения стремительно уменьшается и при сравнительно небольших энергиях становится мною меньше диаметра атомного ядра. Отсю­да технологический предел для подобных ус­тройств. Рентгеновское излучение поглощается средой, поэтому преломляющие системы ма­ло подходят (об этом написано достаточно мною книг, и читатель при желании может с ними познакомиться). Таким образом, рассуж­дали мы, если нам удастся изогнуть простран­ство чтобы сфокусировать излучение посто­роннего источника, мы получим идеальную си­стему для фокусировки. Мало того, можно б> -дет фокусировать не только рентгеновские и гамма лучи, но даже и нейтрино! Потоки лю­бых .частиц и излучений можно фокусировать!

Наконец, эксперимент! (К этому моменту уже существовало несколько типов генерато­ров на ЛМ, Конечно, далеких от совершенст­ва. Псе они питались от генератора Тесла. Страшно грелись и их надо было охлаждать вентилятором. Кроме того, они были малона­дежны.) Все приборы прогреты, проверены и откалиброваны. Тщательнейшим образом проверена стабильность рентгеновского аппарата. Вот вроде и все! Можно начинать. И началось!,..

Я не мог предположить такого эффекта. По оптической оси установки отношение яр­костей у выходною коллиматора рентгеновско­го аппарата и в точке измерения стало от 17 до 20 раз больше значений без ЛМ. зато но бокам яркость резко возрастала и отношение доходило до 200 и более. Причем неодинако­во для разных длин волн. В ядерной физике и физике высоких энергий рентгеновское и гам­ма-излучение не измеряют, как свет, в длинах волн Это неудобно. Измеряют в электрон-воль­тах 1эВ) и их производных (1 кэВ = 10³эВ. МэВ - 106эВ, ГэВ = 109эВ, ТэВ - 1012эВ). В на­шем эксперименте наибольшая яркость наблю­далась в длинноволновой и коротковолновой областях рентгеновского диапазона. А в обла­сти характеристического излучения (была использована рентгеновская трубка с антикатодом из меди), как и было отмечено ранее, — минимальное- Причем, по условию эксперимента ЛМ находился в 2.5 метрах от оси установки, перпендикулярно пучку рентгеновского излучения.

В результате проведения этого и подоб­ных ему экспериментов я выяснил две вещи. Можно отклонять и фокусировать рентгенов­ское и гамма-излучение больших энергий, с бо­лее короткими длинами волн возможно ис­пользование либо соответствующих радиоак­тивных веществ (радионуклидов), либо уско­рителей. Ускоритель я отменил сразу, посколь­ку это большая установка и по приведенным выше причинам такой вариант явно не подхо­дил. Гораздо проще, как мне тогда казалось провести эксперимент с радионуклидами. Для калибровки дозиметрических установок и приборов употребляются далгоживущие радионуклиды. К тому же они имеют паспорт, выходные данные. Это небольшие» малой актив­ности наборы источников, или отдельные источники, изготовляемые Институтом. Один такой источник мы имели. Естественно зарегистрирован он был в специальном отде­ле. За источником строго следили (мало ли что! Всякое бывало.,.) И, естественно, он был паспортизирован: изотоп элемента, активность, дата изготовления и пр. Вот с таким радиоактивным источником я решил провести эксперимент. Предстояло еще выяснить, влияет ли поле ЛМ на регистрирующую часть. Серия специально поставленных экспериментов пока­зала — не влияет. Как потом выяснилось, — влияет. Но влияние настолько мизерное, что мы зарегистрировали его только после того, как был изобретен усилитель излучения ЛМ (усиливающий в десять миллиардов раз).

Наконец, все было готово. Начали... И на­чались чудеса. Воочию, на экране спектроаналнзатора было видно, что распад радионуклида убыстрился, потом, через несколько минут, замедлился, затем возвратился к исходному состоянию. Потом опять, убыстрился-

замедлился, возвратился и т,д. Причем, про­цесс имел особенности: убыстрение распада — увеличение энергии, замедление — умень­шение, остановка -— энергия исходная. Пери­од следования колебаний был весьма велик — 3 — 5 мин.

Так это же волны! Волны активности! От такого открытия дух захватило. Вот это, да! Самое удивительное, что и после прекраще­ния воздействия явление продолжалось. Вещество как-бы запомнило то, что с ним де­лали. Впоследствии это привело к открытию эффекта НИМ (намагничивание немагнитных материалов). Было поздно. Я все тщательно убрал, выключил, проверил, обесточил. Ис­точник убрал в сейф и со спокойной, но ли­кующей душой отправился домой. А на сле­дующий день разразился страшный скандал. Сотрудник нашей лаборатории, который за­казывал радиоактивный источник (кобальт 60) и получивший его для своих работ, был в страшной ярости. Источник потерял актив­ность наполовину. Это за сутки-то. Учиты­вая, что этот изотоп теряет активность на­половину за время немного больше пяти лет, сотрудник решил, что источник был плохо из­готовлен, хотя он же сам. предварительно из-мерил его характеристики- Конечно, расска­зывая эту историю, я выгляжу в невыгодном свете, но меня оправдывает то, что никто не мог предугадать заранее последствия воздей­ствия излучения ЛМ на радионуклид. Мало то­го! Изменились и его характеристики. Это был уже не кобальт 60. Это был, черт знает, что! Характеристики, спектр менялись с каждым часом. Просто фантастика! Однако эксперимент надо было продолжать, но с чем? Ведь вот какой парадокс: находиться в инсти­туте атомной энергии и не иметь радиоактивного источника для эксперимента.

Одна из возможных моделей внутреннейструктуры ШМ. Впоследствие поляризационного эффекта она - черная. /На втором рисункеплазменные петлиперпендикулярны другдругу./

Да, для меня это было серьезной проблемой. В институте велся строжайший учет радиоактивных материалов. Были разные слу­чаи нештатных применений типа подкладыва­ния под стул любимому начальству или под­сыпания в суп ";любимой"; теще. Вот именно быстрый распад, а значит и ликвидация радиоактивного источника в силу неизвестно­го физического процесса был равносилен его исчезновению. Исчезновение — воровство, а этим уже занималось КГБ. Ведь всем изве­стно, что на распад радиоактивного источни­ка не влияют никакие обычные воздействия. Конечно, если радионуклид поместить в ак­тивную зону ядерного реактора и облучить нейтронами, или в качестве мишени поставить под пучок электронов в ускоритель, то нач­нутся ядерные реакции. И ничего в этом уди­вительного не будет — можно довольно точ­но предсказать, во что радионуклид превра­тится и через какое время. Я и предположить тогда не мог, что ЛМ есть прообраз могучих источников магнитных монополей (Мон), Как мы сейчас полагаем (и не без оснований, по­верьте!), взаимодействие нестабильного ядра и Мон может привести в одном случае к бы­стрым изменениям в ядре и его распаду, а в другом случае — его стабилизации. Так что, в принципе, мы можем получить целый ряд но­вых стабильных изотопов всех элементов пе­риодической таблицы Д-И. Менделеева. Все за­висит от скорости движения Мона в вещест­ве. В настоящее время, когда мы имеем в сво­ем арсенале источники Мон больших мощностей, эффект быстрого распада радио­нуклидов более-менее стабилен, и то — изу­чать его и изучать. А тогда я не представлял, даже в принципе, возможного механизма воз­действия излучения ЛМ на вещество. Мог ли я тогда выступать на ученом совете?! Пока вре­мя не пришло, в лучшем случае — засмеяли бы. Гуляй, пока не разберешься. Прецеденты с другими были, и я не рисковал, тем более, что несанкционированную работу могли и за­крыть- А так, ну копается человек, по вече­рам, никому и ничему не мешает, и ладно. Я тогда и предположить не мог, что пройдет мень­ше десяти лет и в МРТИ (Московском радио-техническом институте) мы откроем эффект квантового охлаждения вещества при прохож­дении Мон через вещество. Создадим новую концепцию происхождения пространства-вре­мени, вплотную приблизимся к получению но­вого вида вещества — ридберговского.

ИВАН ШАХПАРОНОВ: РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

Обычно при написании научных статей авторы придерживаются некоторого ка­нонизированного порядка: .цель исследо­вания со ссылками на предшественников; решение задачи; описание установки; рас­суждения на тему, почему это так» а не иначе; заключение. (Все по линейке с не­большими вариациями и редко-редко где-нибудь проскользнут эмоции, как крик, тонущего в трясине... Что-то вроде исто­рии про банку из-под кофе, поставленную под мишень из углерода на выходе уско­рителя, в одной работе американских ис­следователей. Она им по размерам иде­ально подходила!) Но сколько ценных на­блюдений при этом остается ";за бортом";. Наверняка каждый исследователь может вспомнить что-то такое, что ни он, да и никто другой, не смог в момент эксперимента объяснить. Эти ";что-то"; приходилось оставлять на потом, так как это выходило за рамки тематики иссле­дований. В 1994 г. в издательстве ";Хи­мия"; вышла небольшая книга (ее давно ждала научная общественность) под на­званием ";Шаровая молния в лаборато­рии''. Там есть глава, написанная мною. Но в силу разных обстоятельств до чита­теля дошел неполный текст. Выпало то, что я и хочу восстановить этой статьей,

^

правдивый рассказ о нелегком, полном драматизма пути исследователя, добыва­ющего граммы драгоценного знании. Я старался чтиво сделать не просто занима­тельным, а для многих полезным — руко­водство к действию с элементами техни­ки безопасности.

Вообще за это время набралось много экспериментального материала по разным направлениям естествознания. Особенно впечатляющими были два эксперимента:

ц

первый — получение трехмерного, разви-

вающегося в собственном времени, изобра­жения галактики; второй — получение ";живого"; вещества. Читатель, наверное, об­ратил внимание на то, что в процессе изло­жения материала я игнорирую медико-биологическую сторону проблемы. Это не случайно, ибо вопрос' этот чрезвычайно серьезный и ему будет посвящена отдель­ная статья настоящего сборника.

Так вот, зимой 1963г. я впервые попробовал вращать ЛМ (лист Мебиуса) с тем, чтобы избавиться от эффекта ";двух фотоаппаратов";. В качестве движителя хо­рошо подходил электродвигатель перемен­ного тока от швейных машин (мощностью 50 Вт, скоростью вращения 3500 об/мин, и напряжением 220 В), который я зажал в химическом штативе. На конец вала был напрессован коллектор с Щеткодержателя­ми от другого электродвигателя. В поверх-ности ЛМ было проделано отверстие. Кон­такт внутри и снаружи обеспечивали пру­жинные зажимы. Все это сооружение вен­чала гайка МЗ. Конструкция получилась очень компактной, в ней были применены серебряные щетки (единственное усовер­шенствование) вместо графитовых. Силовое

питание было то же — 220 В. Время трени­ровки ВЧ-током от генератора Тесла тогда

уже было установлено — что-то около ми-куты; если 30 сек,т то ничего не получается

— ЛМ сгорает и все; .если 60 сек. — полу­чается шаровая молния; при 90 сек. и более разряд, как правило, не возникает.

Тренировка проводилась при вращении. ЛМ слегка прецессировал, по-видимому, из-за недостаточной механической прочно-сти. Помещение при этом не затемнялось, горел электрический свет.

С нетерпением ждали, когда все будет готово. Наконец включили. И... ЛМ исчез вместе с установкой. Пропал и все.„ Подво-

11

  1. – фиолетовы1 фиолетовый шар-нваэар

  2. - зеленые лучи-выбрасы
    Стрелка –направления вращения системы

'

(рис 1)

дящие энергию провода повисшие в возду­хе, ни на что не опираясь, вдруг оборва­лись. И в полнейшей тишине произошло чудо! Внезапно, между установкой и мной возник белый и непрозрачный экран разме­ром приблизительно 1 х 1,5 м, большой осью расположенный перпендикулярно по­лу. Ощущалось, что экран очень тонкий, по его краям пробегали волны, В следующий момент в экране образовалось овальное от­верстие с совершенно ровными краями и абсолютно черное. Это была какая-то глу­бокая, абсолютная чернота. Потом далеко-далеко (в безмерной дали!) вспыхнула фио­летовая искорка и образовался неяркий фиолетовый шарик величиной с горошину. По отдельным неровностям на шарике было заметно, что он довольно быстро вращается. К тому же каким-то необъяснимым образом чувствовалось, что он обладает фан­тастической температурой. Но в следую­щий момент картина изменилась: из шарика вытянулись два диаметрально располо­женных лучика-рукава травянисто-зелено­го, цвета, распушенных на концах. Картина была потрясающе красивая: в глубокой черноте вечности вращалось нечто непо­нятное, но в высшей степени красивое. Да­лее вся система претерпела существенные изменения. Лучики изогнулись и вся конст­рукция, вращаясь с небольшой скоростью, стала похожа на латинскую букву 3 (рис1), Первый этап закончился ярчайшей (но не слепящей} вспышкой. В следующую секун­ду я увидел на месте шарика, лучиков и экрана хорошо сформированную галактику, (Еще в детстве я увлекался астрономией, поэтому сразу узнал развернувшуюся пе­редо мной картину).

Представьте себе, что перед вашим изу­мленным взором величественно вращается галактика ";метрового диаметра";, причем отчетливо видны крупинки звезд на пери­ферии: красные, желтые, зеленые, но в ос­новном голубые. Центральная часть — рас­каленный голубой шар, сформированный из звезд-пылинок. Целые потоки звезд вли­вались в него и выходили» образуя слож­ную пространственную картину. Галактика имела классическую структуру, но с одним отличием от существующих: в ней не было пылевых облаков. Иными словами, она была очень молода.

Дальнейшие превращения проходили довольно быстро. Лучики-рукава как-то сразу начали втягиваться в центральный шар и застабилизировались в таком поло­жении, В этот момент наша галактика в точности стала похожа на галактику находя­щуюся в южном полушарии под названием ";Сомбреро";, но опять же без пылевых обла­ков, А затем остатки рукава быстро втя­нулись в шар. Шар начал смещаться в сто­рону от предполагаемого центра вращения, одновременно меняя цвет (здесь я придер­живаюсь обиходных терминов, поскольку ни черного, ни белого цветов не существу­ет, так как в первом случае это отсутствие света, а во втором — смесь цветов от крас­ного до фиолетового). Сначала цвет шара

1 электродвигатель

2 стеклянный сосуд

3 вал двигателя

4 вазелиновая масса

5 Галактический вихрь

6 пузырек разрыва жидкости


(рис 3)

1-стеклянная труба; 2-лист Мебиуса; 3-раствор флуоресцеина; 4 -о светител; 5зрительная труба; 6-траентория пучка света; 7-Генератор Тесла.

стал бело-синим, затем белым, интенсивно черным, прозрачным и, наконец, шар про­пал. В этот момент вынырнула из небытия установка с вращающимся ЛМ, раздался взрыв и ЛМ разорвало на куски. При пов­торении такого же эффекта добиться не удалось. Получился вихрь красного пламе­ни и все. Воспроизведение было необходи­мым, чтобы первой результат эксперимен­та (столь ошеломляющий!) не выглядел бредом, галлюцинацией.

Хорошо. В воздухе повтор не удался. А если попробовать в сосуде с водой... Сдела-

ли достаточно длинный вал, на него закре­пили маленький ЛМ из жести и погрузили

все это в жидкость — вазелиновое масло. (Обороты двигателя будут меньше из-за большей вязкости масла. Ничего. Это под­ходит).

Экспериментальная установка была соб­рана (рис.2), и мы приступили к воспроиз-

1-поперечное сечение пучка света, видимое в

зрительную трубу.

2-область пепельного света.

ведению недавно наблюдавшегося явления, ...Мы увидели еще одно чудо. При строго определенной скорости вращения (около 1000 об/мин) в сосуде образовывался со­вершенно обособленный, с четкими грани­цами вихрь, причем был он точной копией описанной выше галактики, только не све­тился. Бросал в него кусочки цветных бу­мажек, можно было проследить сложные замкнутые траектории их движения. Вихрь весь состоял из более элементарных взаим­но заузленных струй-вихрей, и прелесть была в том, что вихрь этот можно было на­блюдать часами, изучать его со всех сто­рон, менять режимы.

Аналогичные вихри, но в тонком слое жидкости (вихри Рособи), были получены много позже. Топологические трехмерные, а тем более четырехмерные воздухе) ви­хри еще никому не удавалось (до нас!) по­лучить. К тому же проблема временами вставала в непривычном ракурсе.. Из аст­рономии известно, что наша галактика де­лает один оборот за 180 миллионов лет. В

нашем случае модель ее сделала 40 — 50 оборотов. Значит, жизнь первичной формы галактики весьма коротка {по астрономиче­ским меркам) и равна 7,2 — 9,0 миллиардов лет. Отметим, что пылевых облаков не на­блюдалось. Это свидетельство того, что мы наблюдали первичный этап образования галактики, зарождение квазара, его взрыв, зарождение галактики, ее жизнь и переход в новое состояние. И все это заняло около 3

— 5-ти минут нашего времени. А в природе то прошли миллиарды лет. В этом и заклю-

13

чена четырехмерность, открывающая воз­можность проследить всю историю системы

— от момента зарождения до перехода в качественно другое состояние. Почему это

так - - разговор особый. В будущей статье я подробно разберу этот и многие другие во­просы, связанные с геометрией ЛМ и его работой как неориентированного контура.

Мы же отправимся в 1963 год.., прово­дить эксперимент по изготовлению квази­живого вещества. Тогда нам очень хотелось ухватить гравитацию ";за хвост";. А как это сделать?

В одном из экспериментов мы уже на­блюдали впечатляющий эффект — на базе в 5 метров пучок света при воздействии на него поля ЛМ отклонялся от своего нор­мального положения на несколько санти­метров! Дискутировали много. Высказыва­лись различные предположения — от рас­сеяния света на ультразвуке и до гравита­ции. Решили сделать пучок света видимым, хотя бы на некоторой длине пролетной ба­зы. Нашли длинную двухметровую стек­лянную трубку (в факультетской стекло-дувке химфака МГУ), сделали из нее трой­ник, впаяв трубку такого же сечения на по­ловине длины первой. Входной и выходной концы закрыли окошечками из оптического стекла. Саша Гвоздецкий предложил при­менить раствор флуоресцеина в воде, слегка сдобренный раствором аммиака. Аммиак в виде нашатырного спирта мы взяли из аптечки, а флуоресцеин дал Колесников. Растворили, залили, закрепили. Специаль­но для эксперимента был изготовлен ЛМ такого размера, чтобы входил в трубку диаметром 30 мм (рис. 3). Питание ЛМ осу­ществлялось от трансформатора Тесла.

Эксперимент начался, как обычно, после занятий со студентами (вечером). В зри­тельную трубку был хорошо виден концен­трированный и почти параллельный пучок света от осветителя в виде светящегося диска на желтом фоне. Если смотреть на трубку сбоку, то наблюдалась изумитель­ная картина: травянисто-зеленый, совер­шенно прямой пучок на фоне желтоватой жидкости в трубке. Включили ЛМ„. все — одно внимание... Что за чертовщина1 По ходу пучка все предметы страшно наэлектри­зовывались. Длинные искры по 2—3 см (60 — 90 кВ) из окуляра трубки бьют в кончик носа и норовят попасть в глаза. Пришлось заземлиться, помогло. В то же время с пуч­ком света начало твориться что-то нелад­ное. Пучок принял вид ущербной луны, а сбоку стал ";горбатым";. И в таком виде за­фиксировался. Вид пучка сохранился даже тогда, когда ЛМ был удален из установки.

Опыт закончился, но самое интересное и неожиданное ждало нас на следующий день. Дело в том, что я хотел вылить содер­жимое трубки в раковину, но меня удержали от этого мои товарищи — Саша Гвоздецкий и Игорь Махаев. И не напрасно! На следующий день в литровом стакане с быв­шей жидкостью образовалась резиноподоб-ная субстанция. И никаких следов жидко­сти! Проверили рН среды — среда нейт­ральная. Я взял тонкий срез вещества и под микроскопом с изумлением увидел уд­линенные клетки. Значит, вещество может быть живым. Но не как мы, а как-нибудь по-другому. Решили догадку проверить. Все живое хочет есть. Было лето. Поймали муху и бросили в стакан- Через час муха исчезла, а в глубине субстанции была видна расплывающаяся тушка. Оно съело муху!? Дальше мы не стали ничего исследовать. Не договариваясь, разрезали студень и~. спустили его в канализацию. Тем и за­кончилось наше общение с псевдоживой искусственно созданной субстанцией. Для биологических экспериментов время еще не пришло. Мы об этом тогда не догадывались. Все еще было впереди.

14

Прежде чем перейти к описанию даль­нейших экспериментов и результатов, по­лученных с помощью ЛМ, уместно рас­смотреть следующие вопросы: почему все получается именно так, а не иначе, чего можно ожидать от ЛМ и его производ­ных. Иными словами, настал момент для подробного анализа свойств ЛМ*

Зададимся вопросом — почему ЛМ на низких частотах имеет реактивное сопроти­вление, равное нулю? Очевидно, на высо­ких частотах за счет спин-эффекта может появляться распределенное реактивное со­противление, т.е. ";размазанное"; по всему ЛМ, Рассмотрим, в каких случаях в радио­технических устройствах реактивность мо­жет быть равна нулю. Рассуждёния о том, что на проводящей поверхности ЛМ возмо­жны встречные токи, правомерны, однако

они не проясняют картины, а напротив — затемняют ее, так как в этом случае индук­тивное сопротивление равно нулю, но зато емкостное максимально. А реактивное со-противление складывается из индуктивного и емкостного. В первом случае важна сила

тока, во втором — потенциал. Все это сви­детельствует о том, что причина такого по­ведения системы гораздо глубже простых представлений.

Поскольку ЛМ — замкнутая система с парой контактов (двухполюсник), имеющая

(2м)

Рис.5

нулевое реактивное сопротивление, то предположим, что в общем виде эквива­лентная схема имеет вид, представленный на рис5. Такое предположение можно объ­яснить следующим образом. Контакты для подвода тока к ЛМ расположены соосно один другому внутри и снаружи. Предста­вим, что при движении в одну сторону от наружного контакта к внутреннему получа­ем, пускай и незначительное, но одно со­противление. Продолжая движение в том же направлении, получаем второе сопроти­вление. Так как начало одного является концом другого, и наоборот, сопротивления в ЛМ включены параллельно. На рис.^ представлены два параллельно включен­ных Сопротивления, причем одно из них должно быть отрицательным. Только при этом условии результирующее реактивное сопротивление равно нулю, а вот активное, омическое, вполне вещественная величина,

В таком случае —- откуда в ЛМ может поя­виться отрицательное сопротивление? В учебнике по радиотехнике сказано, что от­рицательное сопротивление (ОС) появляет­ся только при наличии в устройстве цепи обратной связи. Благодаря этому часть вы­ходного сигнала с выхода устройства попа­дает на его вход. Обратная связь бывает положительной и отрицательной. Если фа­зовая характеристика устройства обратной связи такова, что сигнал, пришедший через цепь обратной связи, совпадает по фазе с выходным сигналом, то любое приращение выходного сигнала приведет к увеличению сигнала на выходе. Такая обратная связь называется положительной. При сдвиге фаз на 180° схема возбудится, и в ней могут возникнуть периодические колебания. При наличии отрицательной обратной связи все происходит наоборот.

Известно, что ОС обладают только те ус­тройства, которые имеют положительную обратную связь по силе тока или напряже­нию. ЛМ представляет собой пространст­венный виток с весьма малым активным со-

15

противлением. Следовательно, основную роль в данном случае играет сила тока. По­этому можем рассматривать ЛМ как уст­ройство с отрицательной проводимостью. (Теория теорией, но эксперимент всегда был главным арбитром,)

Для окончательного решения вопроса о природе ОС в ЛМ необходимо снять вольт-амперную характеристику. (ВАХ) его. Для этого требуется выполнить несколько усло­вий. Первое условие состоит в том, что ис­точник тока должен иметь внутреннее со­противление меньшее, чем у ЛМ (менее 10~а Ом), Условия согласования сопротивле­ния ЛМ с внутренним сопротивлением источника тока могут быть выполнены и чисто конструктивным путем. Так, варьируя толщину и ширину проводника ЛМ, можно изменять внутренние сопротивления ЛМ и

источника тока в некоторых пределах. Если первое условие не выполнить, то получим ВАХ только источника тока, а не ЛМ,

Второе условие заключается в том, что при подключении к прибору с ОС последо­вательно или параллельно активного сопро­тивления К ВАХ системы ";прибор с ОС плюс сопротивление К"; станет заметно от­личаться от ВАХ самого прибора. Отметим, что сопротивление К может состоять из со-противления проводов, подводящих ток. Во всех случаях сопротивление проводов дол­жно быть намного ниже сопротивления ЛМ,

а, следовательно, сечение их — быть наи­большим. Соберем схему (рис.6), в которой сопротивление Н складывается из сопроти­вления амперметра, переменного сопротив­ления К1 и сопротивления подводящих ток проводов. Изменяя величину сопротивле-







Рис.6

С



Рис.7

16


  1. Рис.8


    - кривая ВАХ туннельного диода;

  2. - кривая ВАХ туннельного диода
    с параллельным сопротивлением
    (включение показано справа)

ния R1, можно измерять значения силы то­ка и напряжения ";по точкам";. [Более точ­ную схему генератора тока с выводом ВАХ на экран осциллографа можно найти в кни­ге А.Вароне, ДжЛатерно, Эффект Джозеф-сана (физика и применение), пер, с англ. М,, ";Мир";, 1984, с,84-87]. Пользуясь схемой рис. 6 получили ВАХ ЛМ с алюминиевым проводником (рис,7А)

На рис 7Б изображена классическая ВАХ прибора с отрицательной проводимо­стью (h — участок отрицательной проводи­мости на обоих рисунках). 'Для выяснения ситуации, является ли ЛМ устройством с ОС или устройством с отрицательной про­водимостью, необходимо подключить допо­лнительный элемент (сопротивление) в цепь прибора последовательно или парал­лельно и снять ВАХ. Как видно из ВАХ

ЛМ (рис. 7А), на участках h сила тока ста­бильна, а напряжение увеличивается. Из радиотехники известно, что подобная хара­ктеристика получается при включении туннельного диода и параллельного ему со­противления (рис.8). При незначительном сопротивлении R характеристика будет по­хожа на изображенную на рис. 7А. Рассмо­трим ВАХ ЛМ с закороткой в точке винто­вого перехода (рис_9А). А этом случае име­ем сложную ВАХ (рис..9Б), которую можно интерпретировать как сочетание ВАХ не­скольких полупроводниковых приборов: ти­ристора, туннельного диода, варистора.

Из вышесказанного следует, что ЛМ из-за поверхностных явлений в полупроводни­ковых слоях в месте их контакта является

весьма сложным устройством и при опре­деленных условиях может быть источником мощных СВЧ-колебаний,

Таким образом, при работе ЛМ в качест­ве устройства с ОС необходимо соблюдение трех условий;

1) внутреннее сопротивление источника тока должно быть меньше или равно сопро­тивлению ЛМ (< 10";3 Ом);

2) тщательность изготовления ЛМ;

3) обязательное снятие перед каждым
экспериментом ВАХ ЛМ плюс подводящих;
ток проводов, выключателей, предохранителей и тд, в целях появления ОС.

Необходимым и достаточным условием появления ОС на ВАХ любого прибора яв­ляется наличие. положительной обратной связи по силе тока или напряжению, охва­тывающей не менее двух источников изме­нения проводимости (СА. Гаряинов, И.Д. Абезгауз. Полупроводниковые приборы с отрицательным сопротивлением, М., ";Энер­гия";, 1970, с. 7-46), Один источник найден, приступим к поиску второго. Поскольку по­явление черных шаровых молний и прочих ";чудес"; только генерацией, мощных СВЧ-колебаний не объяснишь, приступим к рас­смотрению топологических особенностей листа Мёбиуса (ЛМ), а затем и бутылки Клейна, так как именно с этой фигурой в дальнейшем в основном будем -.иметь дело.

17

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

(Часть 2)

Итак, продолжим поиск и представим се­бе» что все геометрические тела можно раз­делить на ориентируемые и неориентируе­мые. Но что же понимать под ориентацией? Предположим, что у нас есть три выделен­ных пункта (выделенных — значит, обособ­ленных) А, В, С (рис. 10), Все они соединяют­ся дорогами с односторонним движением так, как показано на рис. 10А. Введем ограниче­ние. По дороге СВ можно ехать только в на­правлении, показанном стрелкой (рис10Б). Такое незначительное ограничение полно­стью разрушает цикл и пункты А, В, С ста­новятся обособленными и не связанными один с другим, т.е. неориентированными. Од­нако из каждого положения есть выход. Об­ратимся к рис. 10В. Из пункта А направляем­ся к пункту В, а из него удаляемся в ос, воз­вращаемся из со в пункт С и обычным путем попадаем в пункт А. Таким образом, опреде­ляем первое условие: ориентированные сие-темы являются системами замкнутыми и в силу этого могут существовать только в про­странствах целочисленных значений больше 1; 2; 3; 4; 5, п. Неориентированные системы являются системами вроде бы незамкнутыми, поскольку в своем составе имеют одну или несколько бесконечно удаленных точек, В геометрии такие точки называются СОБСТ­ВЕННЫМИ. Неориентированные системы не­устойчивы, они как бы промежуточномерны. (К примеру, размерность 1,5 или 3,7 — ни то, ни се). В дальнейшем мы докажем, что не­ориентированные системы являются тем средством, которое позволяет физически про­никнуть в пространства иных размерностей, но не одномерного.

С

В

В

(рис. 10)


(рмсг


Как можно себе это представить? Возьмем полоску бумаги АВСД (рис11А). Один конец ее повернем перпендикулярно первому так, как показано на рис. 11В. Получим трехмер­ную винтовую фигуру, скрутку. Это очень интересное представление позволяет физиче­ски ";пощупать"; бесконечность и наглядно по­нять те особенности, которые выявятся при переходе через нее. Спроектируем фигуру на какую-нибудь поверхность и получим проек­цию — тень (рис. 11С). Из полученного по­строения можно сделать следующие выводы. Во-первых, поворот, перпендикулярный ис­ходному, еще не означает ";выхода'7 в про­странство высшего измерения. Только ВСЯ полоска, наблюдаемая к тому же из про­странства высшего измерения, представляет­ся частью этого пространства. Во-вторых, по­ворот в пространстве, перпендикулярном пространству с исходным измерением, есть достижение бесконечно удаленной точки это­го пространства и переход через нее. В-­третьих, объект, который переходит в про­странство высшей размерности, теряет одно измерение для наблюдателя, находящегося в пространстве исходного измерения. На рис. 11 видно, что прямая ДС при повороте на 90° и проецировании на поверхность образовала точку, условно обозначенную СД. Отсюда следует четвертый вывод: тело, попадая в пространство высшей размерности, как бы увеличивает свою плотность для наблюдате­ля, находящегося в исходной размерности {точки С, Д превращаются в одну точку СД). К тому же параллельные линии пересекают­ся в бесконечно удаленной точке. Значит, здесь мы не вправе пользоваться обычной ев-

18

клидовой геомет­рией, а имеем по­лное право ис-пользовать геоме­трию Лобачевского. Конечно, дос­тижение бесконе­чности в геометрии вещь обыч-

ная (вспомним хотя бы стереографическую проекцию). Однако пример, представленный на рис. 11, более нагляден,

А что же там дальше, за бесконечностью? ";Довернем"; край полоски и получим фигуру, изображенную на рис, 12Б. Она имеет инте­ресное свойство. Предположим, что вектор, стрелка АВ, пройдя через точку скрутки, че­рез винтовой переход меняет направление и

исчезает в точке оо. Вектор движения вдоль полоски при этом сохраняется. Спроектируем фигуру (см. рис. 12Б) на поверхность и полу­чим тень исходного измерения, в данном слу­чае двухмерного (рис. 12Д), Не правда ли, картина похожа на геометрический ход лу­чей в оптической линзе? Делаем вывод: мате­рия, пройдя пространство с размерностью п + 1 (в нашем случае п = 3}, меняет знак или, как говорят, претерпевает инверсию, т.е, ста­новится отрицательной. Соединив точку А с точкой С и точку В с точкой Д, получим лист Мебиуса - односторонний цилиндр, который приобретает свои особенные свойства. К раз­бору последнего мы сейчас и перейдем.

В геометрии принято изучать свойства фигур, образующихся при пересечениях бо­лее простых. Так, куб образуется при пересе­чении двух бесконечно протяженных парал­лелепипедов или в общем, топологическом

случае - двух цилиндров, поскольку цилиндр без разрывов может быть деформирован в сечении и стать квадратным.

На нескольких примерах рассмотрим, как при пересечении трех гиперцилиндров полу­чается лист Мебиуса .и какие полезные выво­ды следуют из такого построения. На рис, 13А изображено объемное метрическое пред­ставление бесконечного цилиндра. Предпола­гается, что прямой для нас цилиндр на самом деле есть тороид бесконечно большого радиу­са. Если смотреть из некоторой точки очень длинной трубы, например нефтепровода, то в перспективе сечение трубопровода уменьша­ется и на горизонте превращается в точку, называемую бесконечно удаленной (рис. 13Б), Если каким-либо образом мы попадем в че­тырехмерное пространство, .то увидим, что цилиндр, пройдя бесконечно удаленную точ­ку, снова начинает приобретать метрические свойства, только он будет состоять из отри­цательной материи и внутренняя часть его окажется снаружи, а наружная — внутри (рис. 13С). Дополним уже. сделанное еще од­ним построением (рис.14). Приведем в соот­ветствие положительное и отрицательное пространства. Соединим оба типа про­странств, причем процесс соединения проис­ходит вне этих пространств, т.е. фигура, представленная на рис.14, ,на самом деле че­тырехмерная,

В сечении трех гиперцилиндров с осями X, V, 2 имеем три бесконечно удаленные то­чки. В сечении цилиндров образуется лист Мебиуса (.заштрихован). Построение, изобра­женное на рис. 15, родилось при анализе ус­ловий образования шаровой молнии с уступа­ми (1НМ, напоминающая голову с ушами. См.




Полное четырехмерное противное простршт Собственная бесконечно удаленная точка


не

прзпрштво,

(рк. в]

р- Немке трехмерное проектнсе прос?ранпво. Несобственная теш

19 -

между и положительным пргстранствами

/рис. 141

фотографию на обложке № 15 настоящего ве­стника). Таким образом, и шаровые молнии, и светящиеся колпаки, и галактики есть ото­бражение исходной неориентированной фигу­ры в трех- или четырехмерном пространстве. Имеется в виду наше трехмерное пространс­тво плюс бесконечно удаленная пространст­венная точка. Поскольку мы начали свободно оперировать понятием ";бесконечно удаленная собственная точка";, нелишне заметить, что такое понятие невозможно в нашем обычном метрическом пространстве, но оно уже имеет место в пространстве проективном, (Любозна­тельный читатель может познакомиться с геометрией проективного пространства в книге Д.Тильберта и Кон-Фоссена ";Наглядная геометрия";, Ы, ";Наука1', 1981, сЛ26; 297; 338-340). Исходя из принципов организации про­ективного пространства, находим, что в таком пространстве отсутствуют замкнутые объе­мы. Из полностью герметичного объема мож­но спокойно выйти и попасть во внешнее про­странство, не прорезая в нем отверстий и не проламывая стен. Что же для этого нужно? Нужно в герметичном объеме создать усло­вия для возникновения проективного про­странства (при этом совершенно безразлично, какого типа полями для этого воспользуемся), достичь бесконечно удаленной точки, вер­нуться обратно и попасть в любое место, ка­кое захочется. Действительность, однако, не так прекрасна и проста, как кажется. При движении к бесконечно удаленной точке не­обходимо развить предельно возможную ско­рость для нашего пространства. Мы знаем,

что она равна скорости света. А так как есть ограничение, которое гласит, что для дости­жения скорости света частицей, обладающей массой, нужна бесконечная энергия, то на ка­ком-то этапе приближения к бесконечности мы неизбежно превратимся в сгусток лепто-нов.

Рис. 15


Предположим, что мы не сделаем глупо­сти и не станем ";отражаться"; назад, ибо в этом случае последствия непредсказуемы, в лучшем случае мы размажемся по всей на­шей Вселенной, Представим, что мы летим вперед за бесконечность. Через некоторое время мы влетаем в отрицательное простран­ство и, постепенно удаляясь от бесконечно­сти, начинаем обретать плоть и попадаем в абсолютно необычный для нас мир. Солнце там черное и свет, идущий от него, тоже чер­ный. А вот небо сияет и на нем рассыпаны черные точки звезд, туманностей, галактик. Черный свет не нагревает, а охлаждает, не отталкивает, а притягивает. И энергетика у местных жителей должна быть другой. Чтобы осуществить обратный переход, а это совсем не просто, мы по внепространственной дуге (сад. рис. 14) попадаем в наше положительное пространство. Но поскольку мы теперь состо­им из отрицательной материи (не путать с антивеществом, так как вещество и антиве-

20


16)


щество различаются только зарядами), нам придется опять пройти через бесконечно уда­ленную точку и попасть в отрицательный мир, состоя уже из положительной материи. Опять осуществляем внепространственный переход, но уже в своем удобном и родном обличие и привычном мире. Какое счастье! Путешествие закончено. Конечно, ситуация эта придумана. На самом деле, никто никуда не движется и бесконечно удаленная точка представляет собой просто область простран­ства, в котором обычные физические законы не работают.

При ";движении"; к бесконечности посте­пенно убеждаемся» что привычные физичес­кие представления изменяются, иногда до не­узнаваемости- (Все происходит так, как опи­сано в № 14 настоящего вестника, июль 1995 г. Тогда мы смогли вовремя остановиться). Вероятно, расплывание предметов есть пере­ход вещества в более разряженное состояние, что свидетельствует о движении к точке пе­рехода, т.е. бесконечности. Препятствием пермеации (от лат. регмео — проницаю), т. е. прохождению одного тела сквозь другое, слу­жит внутрикристаллическое электрическое поле. Налицо два варианта пермеации. Пер­вый — нейтрализация электрического поля в месте проникновения и проход тела во внут­реннюю полость или выход из нее без взаи­модействия (возможное объяснение хирурги­ческих операций филиппинских целителей). Второй — нейтрализация внутрикристаллического электрического поля в проникающем теле (ВОЗМОЖНЫЙ сценарий для привидений, фантомов). Тут самое время вспомнить о положительной обратной связи — внепространственной дороге, соединяющей положительный мир с отрицательным, есть и вторая

(•рис. 17)

причина возникновения положительной об­ратной связи. В чем она выражается? Выра­жается она в информации, накопленной в обоих мирах в разных состояниях.

Вернемся к ЛМ и рассмотрим еще одно его свойство. Для этого выберем фиксирован­ную точку на ЛМ и совершим обход вдоль его поверхности до того момента, когда точка старта и точка финиша станут соосны. При этом опишем в пространстве некоторую не­замкнутую кривую H2. Двигаясь далее в том же направлении, придем к начальной точке. Путь, пройденный во втором случае, обозна­чим через H3. Можно утверждать и это легко доказывается, что H2 = H3. Поскольку ЛМ есть односторонний цилиндр, а любое тело в нашем трехмерном пространстве имеет тол­щину, то за счет третьего измерения сущест­вует разность длин путей внутренней и на­ружной поверхностей объемов (при условии, что они геометрически правильны). У ЛМ эта разность равна нулю и ЛМ при любой тол­щине диэлектрика должен иметь такую кон­фигурацию электрического и магнитного по­лей, Как будто толщины нет вовсе, а ЛМ сде­лан из одного куска металла. Чем не нуль-пе­реход! Сигнал, посылаемый из внутренней точки ЛМ вдоль его поверхности, должен до­стичь наружной точки (и наоборот) практиче­ски мгновенно. Такой эксперимент был прове­ден и все подтвердилось (но об этом позже).

Раз ЛМ обладает такими удивительными свойствами, неплохо было бы понять, к како­му классу поверхностей его отнести. Класси­ческий пример. ЛМ представляет собой одно­сторонний цилиндр в параболической геомет­рии. В геометрии ЛМ есть односторонняя по­верхность БЕЗ ТОЛЩИНЫ. Электрический аналог — свернутая в виде ЛМ полоска меди.

21

Но в параболической геометрии существует еще одна неориентированная фигура, кото­рая может быть трехмерной- Это — неориен­тированный объем, односторонний тор или, что то же самое, бутылка Клейна (БК) (рис. 16), Опуская многие замечательные свойства БК (см, Н.В.ЕФИМОВ ";Высшая геометрия'1, М., 1961, с.568 - 580), рассмотрим интересующее нас. Разрезав БК вдоль замкнутой кривой (рис.17), получим два ЛМ, Какой вывод мож­но сделать из проведенного действия? Каж­дый из полученных ЛМ представляет собой проводник, а линия разреза может быть за­полнена диэлектриком. Поэтому, когда мы изготовляем модели ЛМ даже из бумаги, в трехмерном пространстве мы получаем ВК, а не ЛМ. Модель будет еще нагляднее, если взять диэлектрик в виде квадратного бруска, с последующим скручиванием, изгибанием и склеиванием его, В этом случае на одной мо­дели получаем два отдельных ЛМ. Рабочей же моделью остается БК в виде неориентиро­ванной полоски, у которой ширина намного больше толщины.

Какие же свойства БК для нас наиболее значительны в практическом смысле? Рас­смотрим одну особенность БК. Винтообраз­ным кривым на поверхности цилиндра соот­ветствуют на БК замкнутые кривые, которые могут быть деформированы одна в другую и при различных значениях Н {где К - число оборотов вокруг оси БК). Представим движу­щийся электрон в трехмерном пространства Магнитное поле его будет представлять собой спираль. Совсем другая картина вырисовыва­ется при движении того же Электрона по по­верхности БК, Здесь магнитное поле образует сложную пространственную конфигурацию. Силовые линии поля взаимно переплетены, заузлены и образуют пространственную кон­струкцию с тугим узлом в центре {см.К 16 вестника, 1995 г., с.21). Сколько электронов, столько и петель. Заузленные петли магнит­ного поля образуют конструкцию с однона­правленным магнитным полем - магнитный монополь (Мои). Как и по теории, магнитный монополь может быть уничтожен только ан-тимонополем, т.е, конструкцией со встречным магнитным полем. Согласно теории Мои, он будет обладать огромным электрическим за­рядом, поэтому представленная конструкция одновременно демонстрирует и внутреннее

устройство шаровой молнии, т.е. Мои и шаро­вая молния — это одно и то же.

Следующая тема более щекотливая.,. Рас­смотрим, что же происходит со временем? Во всех системах единиц время определяется через секунду. Секунда, час, сутки, год — это некоторые единицы, отображающие дли­ну пройденного Землей пути вокруг Солнца. Понятие время существовало не всегда. Так, в Древнем Египте понятия времени не было, был восход-заход солнца, разливы Нила и все. Иными словами, понятие времени разви­валось вместе с человечеством и трансфор­мировалось по мере необходимости- Но что такое время, какими оно обладает свойствами — на эти вопросы до недавнего времени не мог ответить никто. В начале XX в. в Пулков­ской обсерватории (г. Ленинград) ученый Ни­колай Козырев, наблюдая звездное небо, при­шел к выводу; время есть новый вид энергии. Он не удовлетворился одной только теорией, а экспериментально доказал правоту своих взглядов. Однако воззрения Козырева пошли вразрез с общепринятыми взглядами. Поче­му?

Сделаем некоторое отступление и порассу­ждаем... Наше Солнце и светит, и греет. Жизнь на Земле существует и развивается за счет энергии Солнца, А каков механизм образования энергии Солнца? Узнав секрет действия солнечного механизма, люди полу­чили бы ключ к источнику практически неис­черпаемой энергии и смогли бы, наконец, безбоязненно смотреть в будущее (мало ли что может случиться на космических просто­рах! Ледниковые периоды еще не стерлись из памяти людей, когда из-за повышенной вулканической активности атмосфера Земли стала менее прозрачной и солнце едва согре­вало землю, длились голодные и холодные тысячелетия...). Родилась идея обеспечения человечества дешевой и. как тогда казалось, экологически чистой энергией — атомной и водородной. (К месту напомнить следующее; атомная энергия получается в результате распада тяжелых ядер урана и плутония, а водородная — в результате синтеза ядер ге­лия и водорода. При этих реакциях выделя­ются огромное количество энергии и нерадио­активный гелий.) Известно, что на Солнце много водорода, есть и гелий. Это чудеснень­ко вписывалось в теорию не звезды, а ядер-

22

ной топки! Правда были ";неудобные"; вопро­сы, на которые не было ответа. Но их просто отметали в сторону, не замечали. (Все подог­ревалось астрономами, взявшими на воору­жение ядерные реакции.) Во Вселенной также много водорода, значит, она молода. Ядерные реакции приводят к выгоранию водорода, но существуют и другие реакции с образованием более тяжелых элементов. Звезда, умирая, по одному сценарию превращается в нейтронную звезду, белый карлик, по другому сценарию, — в черную дыру, В те годы наука имела для идеологии СССР огромное значение. Ведь именно трудами ученых был ";выкован"; ядерный щит страны, созданы небывалой мощности атомные и водородные бомбы, ракеты с ядерными зарядами, новые средства радиообнаружения и многое другое. Естественно для этой колоссальной военной машины требовалось много специалистов. Их давали вузы страны. Нужны были средства. Средства давали все мы, в том числе и на на­учные исследования. Я уже говорил о том, что все стремились обуздать термояд — тема была уж больно престижной. Правительство на это денег не жалело. И вот, -на фоне этого единого мощного порыва (";даешь термояд!";) появляется один, провозглашающий: ''Това­рищи! Вы, милые, ошибаетесь! Солнце и дру­гие звезды не генерируют энергию за счет термояда, и Вселенная развивается по иным законам, и совсем не по тем, которые вы для себя выдумали. Звезды — машины, произво­дящие ВРЕМЯ, А раз они производят время, то время может производить работу. ВРЕМЯ ~ ЕСТЬ ЭНЕРГИЯ."; (Вот основная парадиг­ма Николая Козырева,)

Что тут началось, понятно. Ну, как же — посягнули на главную доктрину. А она — это

все: деньги на научные исследования, пре­стиж и звания, А Козырев (?!} — талант, но одиночка. Открытие было предано забвению.

Спустя двадцать лет родилась идея изго­товить огромный нейтринный телескоп, что­бы посмотреть, что же там на Солнце творит­ся. Согласно известным схемам термоядер­ных реакций, при превращении водорода в гелий должны вылетать и нейтрино, и в не­малых количествах- Нейтрино обладает ог­ромной проникающей способностью и поэто­му Солнце для него весьма прозрачно. С по­мощью нейтринного телескопа можно было бы ";увидеть";, как устроено Солнце. Однако необходимого количества нейтрино не обна­ружилось. {Такая красивая и ясная парадиг­ма о доминировании термоядерных реакций во Вселенной — лопнула... Некоторые пыта­лись спасти положение, мол, внутренние слои Солнца настолько плотны, что образовавшие­ся нейтрино плутают там годами...) Это был сокрушительный удар по термоядерной про­грамме.

И опять ничего не известно о механизме образования энергии на Солнце, Так прав Ко­зырев или ошибался? Что же такое время? Энергии это или что-то еще? Давайте спокойно разберемся. Многие из нас обладают чувством времени. За счет чего? За счет того, что .ПОМНЯТ последовательность событий. Нет памяти -- нет и времени. Но память —' это определенное действие, работа, выполняемая с применением энергии, поэтому вполне вероятно, что ВРЕМЯ ЕСТЬ СПОСОБ ЗАПИ­СИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ МА­ТЕРИИ.

23

ИВАН ШАХПАРОНОВ: РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

(Часть 3)

Если вдуматься, то расхожее определе­ние времени, его части, называемой се­кундой, совершенно абсурдно, И несмотря на все старания метрологов подробно объ­яснить эту величину, впрочем, как и мас­су тоже, абсурдность не исчезает. Ну, ска­жите на милость, что может означать 1 км/сек? Вы ответите — скорость. А если принять во внимание, что размерность се­кунды выражается в метрах пути, прой­денных Землей вокруг Солнца, то полу­чится, что скорость есть безразмерная ве­личина. В нашем случае 1. Правда, пред­вижу возражение, что сравнительно не­давно созданы атомные часы и есть меж­дународный стандарт, где секунда выра­жается в количестве колебаний возбуж­денного изотопа цезия. Слов нет, впечат­ляющее достижение, тем более, что ошибка хода таких часов ничтожна. Сле­дует отметить, что высочайшая точность атомных часов — этого сложнейшего со­оружения — обеспечивается не менее вы­сокими технологиями, стабилизацией всех мыслимых параметров, которые может обеспечить современная техника»- И что же? А то, что для утилитарных целей это вполне годится, но все означенные дости­жения нисколько не проясняют сущность времени. Ибо и с атомными часами мы имеем тот же принцип: время измеряется расстоянием, пройденным светом в про­странстве. Только в данном случае длина измеряется в нанометрах, т.е. в миллиард­ных долях метра.

Вообще с понятием ";ВРЕМЯ"; творится неладное. И давно. Многие термины на­столько вошли в нашу повседневную жизнь, что мы не отдаем себе отчета в пра­вомерности их применения: вчера, сегодня, завтра, сейчас, сию минуту, минуточку. А вот и более экзотические: ";обещанного три года ждут";, родился, живет, умер. Жизнь и Смерть. Быстро, быстрее, как можно мед­леннее, быстрее быстрого и т.д. В свое вре­мя, да и сейчас тоже, между естествоиспы­тателями идут большие споры по поводу обратимости времени, принципов причинно-

сти, стрелы времени, рождения и смерти Вселенной. В научной литературе живо об­суждаются вопросы типа: что будет, если вы попадете в машине времени в прошлое, встретите там самого себя и убьете себя? Что же с вами будет при возвращении в настоящее время? Можно ли летать в буду­щее? Не прилетают ли НЛО из будущего? И прочие научные и не очень научные за­блуждения. Посмотрим на вопрос с другой стороны. Повторим основную парадигму, приведенную в конце предыдущей части; ВРЕМЯ ЕСТЬ СПОСОБ ЗАПИСИ ИНФОР­МАЦИИ. Как же родилась такая парадиг­ма? Из опыта, из эксперимента и последу­ющего анализа полученных данных.

Предположим, что мы имеем в арсенале своей лаборатории устройство, создающее заметное стационарное гравитационное по­ле. Согласно современным представлениям вокруг такого устройства должна образо­ваться некоторая область искривленного пространства, А коль скоро время измеря­ется в единицах длины, то и ход времени в таком пространстве должен измениться за счет того, что пространство нелинейно и путь любой элементарной частицы от пунк­та А до пункта Б больше, чем в нашем, ев­клидовом, неискривленном пространстве. И дальше. При любом сколько-нибудь суще­ственном превышении значения гравитаци­онного поля над земным на месте нахожде­ния подобного устройства должна образо­ваться черная дыра. Эксперимент по про­верке такого утверждения был проведен группой а составе Дмитрия Колоколова, Александра Кулаги и автора статьи в 1989 году в ИАЭ им. И, В, Курчатова- Тогда мы проверяли следующую гипотезу: если гене­ратор испускает Мон, то достаточно интен­сивный поток таких частиц должен быть весьма плотным и очень ";тяжелым";, учиты­вая, что масса каждого Мон может коле­баться от 10¯¹º до 10¯5 грамма. В современ­ной теоретической физике пучки из подоб­ных частиц получили название космичес­ких струн или просто струны. Имеется в виду следующее обстоятельство: за счет большой инерции каждая частица предста-

24

вляет собой не ";шарик";, а тонкую нить, струну. Мало того, такая струна будет за­хватывать любые частицы, двигающиеся касательно ее центра под небольшим углом. Таким образом, струна работает еще и как своеобразный накопитель и ускоритель-за­медлитель других элементарных частиц. То есть такая струна является дирижером за­хваченных частиц, сдерживая слишком бы­стрых и подгоняя медленных. Поэтому было бы интересно проверить известный эффект изменения частоты световых колебаний тог­да, когда световые лучи распространяются в направлении гравитирующего объекта, струны. Расчетные формулы были взяты из книги Ф. А. Королева ";Теоретическая опти­ка";, М.т ";Высшая школа";, 1966, с. 256 — 257. Цитирую дословно: ";Явление изменения ча­стоты колебаний при распространения све­та в поле тяготения объясняется работой, которую совершают эти силы при движе­нии фотона. Действительно, масса фотона

, (79.1)

а работа ДА при движении этой массы в поле тяготения определяется формулой

, (79,2)

где, (79,3)

есть потенциал поля тяготения, создаваемо­го массой тела М; !<: —- гравитационная по­стоянная; Г] и г? — расстояния от центра тяготеющей массы М. Очевидно, фотон при распространении в поле тяготения теряет

или приобретает энергию ДА в зависимости от того, движется ли он против сил тяже­сти или по направлению их, что приведет к

изменению его частоты на величину ДV:

, (79.4)

где h — постоянная Планка. Таким образом,

(79.5)

и так как

(79.6)

В зависимости от разности гравитацион­ных потенциалов, которую проходит фотон,

Ду может быть положительным и отрица­тельным, т.е. смешение может быть как в ";фиолетовую";, так и в ";красную"; часть спектра. Из вышеизложенного следует, что требуется определить экспериментально

только ду. Но по возможности с меньшей ошибкой, Я долго ломал голову над простой, на первый взгляд, проблемой. Нужно было решить две задачи. В первой требовалось

придумать такую схему экспериментальной установки, при которой пучок света в про­странстве измерительной базы нигде не отклонялся бы от своего естественного на­правления. Такое требование сразу отмета­ло традиционные средства измерения: мо-нохроматоры, интерферометры Фабри-Пер-ро и т.д.. Вторая задача состояла в том, что­бы измененный пучок, пройдя гравитирую-щую область, не скомпенсировался ею, что­бы информация дошла до фотоприемника. Такие мелочи, как искривление пучка света в поле генератора, решались просто: перед каждым фотоприемником устанавливалась короткофокусная линза, в фокусе которой располагался фотоприемник с малым окном. При этом линза должна быть» достаточно большого диаметра — не менее 80 — 100 мм для того, чтобы как можно более ском­пенсировать фазовые искажения, когда пу­чок начнет ";ползать4 по ее поверхности. Маленькое входное окно фотоприемника компенсирует большие искажения по чув­ствительности, хорошо известные экспери­ментаторам, которые для оптических изме­рений вынуждены применять фотоприем­ники с большими входными окнами. Кроме того, ФЭУ (фотоэлектронный умножитель) не мог быть использован вследствие высо­кой магниточувствителькости. Да и нам на­до было уложиться в длину нашей экспери­ментальной базы — 5 метров. Я все таки нашел выход и, как потом оказалось, от­нюдь неплохой. В качестве источника света был выбран гелий-неоновый лазер малой мощности (ЛГ-72). Выбор не случаен. Для проведения измерений от источника света требовалась максимальная стабильность по длине волны и по яркости. Но если первому условию удовлетворяет практически любой гелий-неоновы и лазер (нестабильность $ составляет несколько сотен мегагерц), то стабильности по яркости или по световому потоку удовлетворяют очень немногие типы лазеров. Итак, длина волны известна и рав­на 6328 А.

Теперь об основной идее эксперимента. Если мы в качестве анализирующего эле­мента возьмем соответствующий свето­фильтр (рис,!), то с помощью такого эле­мента сможем преобразовать изменение длины световой волны е изменение светово­го потока, яркости. В радиотехнике такие устройства называются преобразователями

25

";частота-амплитуда";. Обратим внимание на характеристику выбранного нами красного светофильтра К-13 (рис,2), При изменении длины волны рабочая точка Рт начнет сме­щаться по кривой. При увеличении длины волны коэффициент пропускания свето­фильтра уменьшится, соответственно уменьшатся световой поток и отклик фото­приемника. При уменьшении длины волны все будет наоборот.

Для проведения качественного экспери­мента не надо полагаться на характеристи­ку светофильтра, приведенную в справоч­нике или ГОСТе, а предварительно тща­тельно снять ее, пользуясь хорошим моно-хроматором. Естественно, перед экспери­ментом, перемещал рейтор (держатель) со светофильтром вдоль базы, необходимо снять калибровочную зависимость яркости от длины. Это надо делать перед установ­кой БК на рабочую подставку, так как за­мечено, что БК, даже не подключенный к источнику питания, заметно искажает мет­рику пространства. В наших экспериментах вместо одного БК была применена их сбор­ка из четырех штук, расположенных под

углом 90 градусов один к другому и вклю­ченных последовательно. Причем вершина конуса каждого БК направлена в центр по­следующего, находящегося прямо под вин­товым переходом. Все БК правого типа, т.е. при изготовлении один конец полоски по­вернут на 180 градусов против часовой стрелки и соединен с другим неподвижным концом. Длл модулятора 4 б,ыл использован электродвигатель с шестерней, отцентриро­ванной и укрепленной на валу. Так проще и точнее. Двигатель постоянного тока питался от стабилизатора 2. На рис.З приведена принципиальная схема эмиттерного повто­рителя, примененного для питания сборки БК.

Вернемся к самому эксперименту. Полу­ченные данные однозначно показывали, что прямо по линии действия сборки БК обра­зовалась некоторая область. Фотоны, при­ближаясь к ней, ";голубели"; на 50 А, а уда-ляясь, — ";краснели"; на те же 50 А. В самой области сдвигов не наблюдалось. Кроме то­го, область могла перемещаться в зави­симости от частоты, подаваемой на сборку БК, Наиболее эффективной питающей час-



1 - лазер ЛГ-72;

  1. йюж питания механического модулятора пшпа
    Б5-47;

  2. луч лазера; 4 — механический
    модулятор;

  1. светоделитель нос зеркало;

  2. опорный фотоприемник типа КФДМ;
    9 — сборка БК;

РисЛ,

  1. эмиттерпый повторитель;

  2. блок питания 12 в X 100А;

  3. осциллограф двухканалъный
    запоминающий, цифровой тип С9-8;

  4. - фокусирующие линзы;

  5. задающий генератор типа ГЗ-118,
    Расстояние 4-5-6-100 мм; 4-8=5000 мм

27

тотой для сборки оказалась частота 11,5 Гц. Это и понятно. Тяжелую струну с большой частотой не потрясешь! По формулам, при­веденным выше, мы вычислили, что при разности гравитационного потенциала в 100 А эффект будет тот же самый, какой бы наблюдался при приближении и удалении пучка света к массе, всего лишь в 10 раз меньше солнечной. Опять же надо было проверить и вновь возникшую идею генера­ции гравитационных волн вибрирующей струной из Мои, Сделали так: на отрезке оптического рельса были закреплены два кварцевых резонатора. Расстояние между ними 1 метр. Оба экранированы от электри­ческих и магнитных полей. Вывод сигналов на входы усилителей А и Б того же осцил­лографа.

Идея была следующая. Известно, что гравитационная волна отличается от элект­ромагнитной тем, что возбуждает в любом телет через которое движется, знакопере­менные силы. Следуя такому рассуждению, гравитационная волна должна кварцевый резонатор каким-то образом деформиро­вать. При этом на поверхности такого резо­натора возникает разность потенциалов, ко­торая подается на усилитель осциллографа и далее на электроннолучевую трубку. И мы такой эффект почти сразу зарегистри­ровали. Причем скорость волны определя­ется, как расстояние между детекторами, деленное на время между передними фрон­тами импульсов от обоих детекторов. И по­лучилось, что начальная скорость волны равна 100 км/сек, а на расстоянии 5 метров от центра излучателя скорость составляла 100000 км/сек. Волна ускорялась! Теперь

необходимо было определить тип гравита­ционной волны. Что это — ОНА, голубушка, у нас не оставалось сомнений.

Дело в том, что основных типов гравита­ционных волн существует два. Волна ска­лярного и тензорного типов. И та и другая волны влияют на пробное тело, в качестве которого мы выбрали просто лазерный пу­чок света. На рис.4 показано, как будет вы­глядеть на экране изображение пучка све­та, если на него падает гравитационная во­лна. Так вот, волна оказалась скалярного типа. Уже много позже я догадался, каким образом сконструировать генератор, чтобы он излучал волну тензорного типа. Волна скалярного типа модулировала не только лазерный пучок, но и свет от обычной осве­тительной лампочки. Период пульсаций со­ставлял 30 — 50 секунд. Это говорило о том, что такая волна может модулировать электромагнитный пучок любой длины вол­ны, даже а гамма-диапазоне, а при увели­чении мощности до предельной, порядка 4 кВт, наблюдалось действие волны на самого экспериментатора.

Во-первых, наблюдались ";горячие"; и ";холодные"; полупериоды. Во-вторых, ";горя­чая"; часть волны пыталась оторвать экспе­риментаторов от пола (и это ей почти уда-

БК*


II

Рис.3

Т1 — Т4 — КТ827 на радиаторах;

К1 К4 — резисторы проволочные 0,1 ом;

200 еТ.

Полоса пропускания, устройства от 0,01 Гц до 1

МГц.

Обратите внимание на встречное включение

ВК4, в сборке из 4-х БК важна

дезориентирующая последовательность.

Или; БК1, БК2, ВКЗ - правые, БК4 -

левый.

26




Рис.4



1 и 1 сечение светового пучка без

воздействия;

2-3 — действие гравитационной волны

скалярного типа на пучок света;

4 — пространственное изображение

действия скалярной волны на пучок света

с такой же силой к

валось), ";холодная"; -полу придавливала. Пользуясь Именно этой ";машиной";, я сравнительно быстро ликви­дировал у себя рак кожи, возникший вслед­ствие одного несчастного случал на произ­водстве. (Об этом вскользь было упомянуто в журнале ";Чудеса и приключения";, N о, 1894 г. в статье ''Атомы под действием маг­нитного молота";. Полное описание будет да­но в главе, посвященной медицинским ис­следованиям.)

Продолжая эксперимент, на собранной установке мы провели серию опытов друго­го рода вначале не запланированных, так как не- могли предположить такого эффек­та, В нашем эксперименте расстояние моду­лятор — опорный фотоприемкик было рав­но 0,1 м> а расстояние модулятор — рабо­чий фотоприемник 5 м. Напомню, что согла­сно принципу Ферма т'луч света есть путь, для прохождения которого свету требуется МИНИМАЛЬНОЕ ВРЕМЯ по сравнению с любым другим мыслимым путем между те­ми же точками"; (Г, С. Ландсберг ''Оптика";, М., ";Наука";, 1976, параграф 69). Наш осцил­лограф позволял рассматривать процесс как 1* реальном времени по передним фран­там сигналов с обоих фотоприемников, так

2 -3 разные фазы действия гравитационной волны -тензорного типа на пучок света.

4 — пространственное изображение действия тензорной волны на пучок света.

и в режиме запоминания. Тогда мы могли видеть не только передние фронты импуль­сов, но и последующие. Картина на экране осциллографа в реальном времени приведе­на на рис.ба.

В определенный момент времени (не сра­зу!) импульс Б стал обгонять импульс А. Наибольший ";обгон"; составил один исход­ный импульс. Одновременно модуляция им­пульса (рис.56) исчезла. Причем исчезала она постепенно. На рисунке изображено 6 исходных импульсов. По мере ";обгона"; их становилось все меньше и меньше. Наконец, когда импульс Б полностью ";перегнал"; им­пульс А, модуляция исчезла и импульс стал абсолютно ";лысым";. Но мало того, да­же форма его изменилась, став более ";за­лизанной";. Теперь сделаем элементарный подсчет. Длина пути от модулятора 4 до фотоприемника 6 равна 100 мм, а от того же модулятора до рабочего фотоприемника 8 — 5000 мм. Следовательно, имеет место превышение скорости света в 50 раз.

Конечно результат удивительный, но еще более удивительно другое. Точное соот­ветствие теории и эксперимента. Имеются в виду статьи; ";О распространении импуль­сов с отрицательной групповой скоростью''

28



Б


Е.С. Биргер и ";Радиотехника и электроника"; Л. А. Вапнштейн, 1975, с,212 — 214, а также ";Эффект Вавилова-Черепкова и эф­фект Допплера при движении источников со скоростью больше скорости света в ваку­уме";, В. М. Болотовскин, В. Л. Гинзбург, УФН, Т.1Ц6, вып.4, 1972, с,577 592, В пер­вой статье показывается, что модулирован­ный импульс, двигающийся со сверхсвето­вой скоростью, меняет свою форму до неуз­наваемости, так как ";хвост"; импульса мо­жет перегнать ";голову'1, что хорошо согла­суется с нашими экспериментальными дан­ными. Во второй статье показано, что от­дельные частпиы не могут двигаться со сверхсветовой скоростью, но совокупность их (импульс) может это сделать. Такое по­ложение не противоречит ОТО Эйнштейна, а подтверждает его взгляды. На самом деле автор теории относительности признавал возможность сверхсветовых скоростей, но не бесконечно быстрой передачи информа­ции! Поэтому эксперимент, описанный вы­ше, имеет принципиальное значение.

Сверхсветовая передача информации воз­можна, но она становится совершенно не­упорядоченной и даже может исчезнуть, что и было показано экспериментально. Природа, однако, избрала, по-видимому, другой путь, открытый Н. А. Козыревым и описанный им в его Причинной механике. ИНФОРМАЦИЯ, НАЗЫВАЕМАЯ НАМИ ВРЕМЕНЕМ, ПОСТУПАЕТ В КАЖДУЮ ТОЧКУ НАШЕГО МИРА СРАЗУ, В этом случае понятие ";СКОРОСТЬ"; просто не­применимо, ее нет. А раз нет скорости, нет и искажений информации. Гениально, прав­да? Значит, есть какая-то определенная первичная информация, результатом кото­рой являются все дальнейшие преобразова­ния энергии. Если в 3-мерном пространстве мы имеем упорядоченную последователь­ность сигналов, то уже в 4-мерном — полу­чаем какофонию и нужно изобретать спе­циальные методы дешифровки. Тогда ста­новится ясным, что жизнь в том виде, в ко­тором мы ее анаем, не может зародиться в 4-мерном пространстве, но может быть в пространствах высших нечетных измере­ний. Ответа пока нет. В проблеме времени извечен вопрос причины и следствия. На мой взгляд, имеет место смещение понятий, В этом случае термин ";энергия"; можно спо­койно заменить термином ";время";, И в этом Козырев прав, если так понимать этот тер­мин. Если же время есть просто СПОСОБ записи информации, действия, то все вста­ет на свои места. Причина и следствие есть просто тривиальные понятия начала и кон­ца записи процесса. Отличаются они только порядком следования. И никаких тайн, ни­какой мистики! В этом случае понятие ";СКОРОСТЬ"; заменяется плотностью ин­формации на линейную единицу пути. Но по Козыреву, термин ";плотность времени"; физически непонятен. В нашем же случае все понятно: СКОРОСТЬ ЕСТЬ ВЕЛИЧИ^ НА ПЛОТНОСТИ ИНФОРМАЦИИ НА ЕДИНИЦУ ДЛИНЫ. Чем выше скорость, тем плотность упаковки ниже. Получается, что квант времени —- бит. Ноль и единица, Нет и Да, отсутствие действия и само дей­ствие. В этой связи исчезают м становятся бессмысленными такие понятия, как ";стре­ла времени";, однако понятие ";энтропия"; приобретает новый, более углубленный смысл, В данном случае энтропия может пониматься, как преобразование упорядо-

29

ченноп информации н неупорядоченную ^ переходом энергии и материи ну Я-мерют? янпл в 4 мерное Путешествие во вр» -ныглядгг"; теперь совсем гю-иному до отметить. п научной литератур^ и днсч1 нремл «опрос о создании машины времени довольно серьезно обсуждала ч Есть несколько работ, посвященных ему. Г1:ч них самая известная н доступная ";Анл.пп^ работы машины времени"; И. Л Нсшпкпи ЖЭТФ, г.Но, ш,ш.З, 1989. с.7«Я -- Т7Ъ\ Ашч.р рассматрир>ёи1Т возможность существования ма!л:пгы ир^'менп при спадании стиль сил^-мо искриви-шило пространства, когда око меняет свою топологию, п оба пространства соединяются посредством особого внепрг-^транстнекнпгп тунке.тя. В этол! случае ^ю,п -чалшво предпилагаетс-'л, что наше глобал! -кое пространство слоисто, квантована Что есть невообразимо маленькие промеж\'тк! I времени между настоящим п прошлым ьт-

ТорЫе 11 составляют СЛОИ, Ч";ч* Там 1ОЖЕ3'Л\Ц-

всм хзы, ?!и й прошлом. Для :*того требуется прос грансч'во соединять ' кротоьымп нора­ми";, п^оорртать черные п белые дыры, как входы Г! выходы м^ таких нор И ксе :згм. как дань устоявше!1ся, воистину фантасти­ческой парадигме, совершенно не представ лшощеи природу времени! Да п экспери­мент, описанный выше, дает понять, чти природа вроменп не такая, какую мы сейчас представляли. В навои концепции машина времени для прошлого может быть создана уже сейчас. Ведь прошлое - это цельте пласты информации. Только информацию надо расшифровать, перевести на наш язык н понятия Тогда, имея, скажем, камушек еьъ гробницы майя, мы можем увидеть ве<-епбытня, прпис1Х(1Днв1ыие с этим камнем с момента его образования и до наших дней. Как же .это сделать'5

зо

ИВАН ШАХПАРОНОВ: РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

(Часть 4)

.машина времени для прошлого мо­жет быть созвана уже сейчас. Ведь |Ч^ии*лое, это целые пласты информа­ции. Только информацию надо расшиф­ровать, перевести на наш язык и по­нятия. Тогда, имея, скажем, камешек из гробницы майя, мы сможем увидеть все события, происходившие с этим камнем с момента его образования до наших дней. Как это сделать? Есть несколько путей. Вот один из них.

Но позвольте небольшие отступление для лучшего понимания дальнейшего.

До сих пор я состою членом Ассоциации инженерной биолокации, возглавляемой из­вестнейшим человеком в этой области Але­ксандром Ивановичем Плужниковым. При­сутствуя на разных заседаниях, слушая со­общения операторов биолокации и их док­лады, беседуя с ними, я пришел к выводу, что пресловутое биополе есть не что иное, как электрический потенциал, возникаю­щий на границе двух сред: твердого тела, воздуха или воды. О природе биополя мы еще поговорим в статье, посвященной меди* цпне. Сейчас же просто надо понять, что оператор биолокации, экстрасенс — это че­ловек с повышенной электрической чувст­вительностью кожи. Но этого мало. Хоро­ший экстрасенс, пользуясь металлической рамкой, как бы ";видит"; электрический рг-льсф. Пртмем, это может быть, ЧТО угод­но, лишь бы существовала граница между средами. Таким образом, оператор биолока­ции не столько живой электроскоп, сколько ходячий электростатический томограф с фантастической разрешающей способно­стью и гигантскими компьютерными возмо­жностями. Как правило, такой томограф еще и активен, т.е. он сам может создавать электрическое поле, например, воздействуя на акупунктурные точки. Тогда он ";лечит";. Есть люди с полем такой высокой напря­женности, что их пальцы и руки работают, как рентгеновские трубки. В этом случае они могут не только воздействовать на ма­териал рентгеновскими лучами, но и обла­гают способностью ";видеть"; в этих лучах!

Так как же Природа может записывать ин­формацию? А,например, с помощью пыли. Да, да, с помощью обычной пыли! Двигаясь в пространстве, пылинки приобретают электрический потенциал. Садясь на по­верхность предметов, пылинки образуют сложный узор, информационное поле. Поле же образуется в точном соответствии с электрическим состоянием окружающей среды. Плотность информации при таком способе ";записи1' невелика, но она уже дос­таточна, чтобы при воспроизведении, на­пример, электронным лучом отличить коро­ву от осла. Окружающая обстановка, люди, машины — все незримо фиксируется на­слоениями пыли, внедряющейся в структу­ру материала. Недаром есть вещи, как бы хранящие душу хозяина много веков и да­же тысячелетий.

Предложенный способ дешифровки даст возможность видеть самого себя со дня рождения. Но общение исключается — ведь это изображение. Поскольку кар­тинка из пыли несет фазовое изображе­ние объекта или события, то при воспро­изведении изображение должно быть объ­емным. Не есть ли это одна из причин по­явления привидений? И не подсказывает ли вам сама Природа, как все надо де­лать? (Это мы рассмотрим позднее в ста­тье, посвященной феномену ";привиде­ния";)

Мне могут возразить, ну, хорошо, про­шлое мы с грехом пополам как-то знаем и, вероятно, пользуясь описанной здесь идеей, сможем воссоздавать. А вот как некоторые люди, например Ванга, могут предсказы­вать будущее? М-м,„ да! Вопрос, конечно, интересный, но, как на него ответить, я по­ка не знаю. Можно, конечно, предположить, что наш природный компьютер может про­считать вероятность будущих событий. Но не столетия нее вперед! Тем не менее, есть случаи, документально запротоколирован­ные, о видении будущих событий (они про­изошли позлее на полтора столетия), в ре­альном времени. Фантазировать на эту те­му сейчас не буду, но, по-видимому, спо­собность видеть будущие события как-то

31

связана с эффектом НИМ или еще какими-то свойствами пространства-энергии, пока нам неизвестными.

В своих статьях я далек от того* чтобы объяснить все и вся* Наоборот! Буду счи­тать свою задачу выполненной, когда не единицы, а сотни и тысячи исследователей на всех континентах Земли с успехом про­должат начатые исследования в этом на­правлении. Тем не менее остается вопрос, почему я остановился на магнитных моно-полях (Мои), как агентах генерируемого БК? Напомню читателям свойства Мои, чтобы заинтересованные могли составить собственное мнение, прав я или нет.

Магнитный монополь — это частица, об­ладающая изолированным северным или южным магнитным полюсом. (В перечне свойств Мои использованы работы: УФНТ т.85, вып,4, 1965, с.755 — 762, ''Поиски маг­нитного монополя";; УФН, т.139, вып.2, 1983, с.333 — 346, ";Сверхтяжелые магнитные мо-нополи";; УФН, т.144, вып.2, 1984, с.341 — 346, ";Магнитный монополь после юбилея11; сборник ";Шаровал молния";, М, ИВТАН, 1991. с.83 — 89, ";Дрейф магнитного монопо­ля Полякова-Хоофта в воздухе и явление ";шаровая молния"; В. К. Коршунов. Для не­посвященных — аббревиатура УФН рас­шифровывается, как журнал ";Успехи фи­зических наук";, издание АН РФ, а ИВТАН — институт высоких температур АН РФ.)

Итак, свойства МОН:

1, Магнитный заряд обладает кулоновским
(незамкнутым) магнитным полем.

2. Величина кулоновского магнитного заря­
да С = Ьс/2е,

где е — электрический заряд. 3- Типичная масса Моя 1012 < М < 1017 ГэВ.

4, Спин 1/2.

5. Мои, внедрившийся в протон или ней­
трон, является катализатором их распа­
да с энерговыделением порядка 1 ГэВ,
Мои при этом сохраняется. Реакции идут
по схемам:

5-1. Развал нейтрона:

К+Мон -> Мои + е+ -I- пионы + п. 5-2. Развал протона;

Р + Мои -> Мои + е*+ пионы,

где е"; — электрон;

е+ — позитрон;

п — отрицательный пион.

  1. Мои должен эффективно захватываться
    обычной материей и удерживаться в ней
    магнитными силами, т.е. ловушкой для
    Мои может служить любое тело, находя­
    щееся в магнитном поле,

  2. Мон должны ионизировать материю су­
    щественно сильнее, чем обычные части­
    цы.

  3. Моны должны рождаться парами — Мок
    и антиМон.

  4. Сверхтяжелые Мон {> 1017 ГэВ), даже не
    очень быстрые, обладают слишком боль­
    шой инерцией и потому не могут быть
    задержаны атомными магнитными поля­
    ми; таким образом, эти частицы должны
    иметь весьма высокую проникающую
    способность.

Ю.Теоретически Мон должен образовывать­ся, как капельная конденсация из ваку­умного ";пара";. Процесс, если он и проис­ходил, то в первые мгновения после взрывного образования нашей Вселенной.

11,Величина заряда Мон больше величины заряда электрона в 68,5 раза и определя­ется из следующих соображений; ";По квантовой теории электрические заряды и магнитные монополи могут сосущест­вовать только в том случае, если оба квантованы — первые кратны кванту электричества е (как и наблюдается), а другие —кванту Мон (магнитные монс-поли), причем е и Мон связаны соотно­шением: е Мон^Ьс/2.

32

Принимая, как наблюдаемый факт, что квантование е приводит к величине, описы­ваемом (приблизительно) выражением:

ег = Ьс/137,

получим, что ";возможные"; магнитные моно-поли имеют заряд п Мои (п — целое чис­ло)» определяемый соотношением:

п?Мон2 = п2Ь2с2/4е2 = п2137Ьс/4, Если элементарный электрический за­ряд, выраженный в единицах Ьс, мал, эле­ментарный магнитный заряд в тех же еди­ницах велик";.

^.Предположим, что мы разгоняем элект­рон до скорости света. По мере прибли­жения к световому барьеру его свойства все более напоминают свойства магнит­ного заряда. Это экспериментальный факт! Аналогично, в тех же условиях Мон должен приобретать свойства элект­рического заряда. Однако, согласно тео­рии, при превышении скорости света ча­стицей, имеющей массу покоя, ее масса становится отрицательной (не потому ли Мон не могли зарегистрировать в при­родных условиях?). Опять же, согласно теирли, фотоны, двигающиеся со скоро­стями, большими скорости света, уже не излучают, а поглощают энергию. В этом диапазоне скоростей свет в буквальном смысле будет черным.

^/'Движущийся электрический заряд мо- . жет терять энергию на ионизацию веще­ств. Обычно потерт; энергии составляют несколько миллионов электрон-вольт на каждый сантиметр пути в веществе. Энергия, необходимая для ионизации атома, равна нескольким десяткам элект-у^7-?ольт. Поэтому движущийся элект­рический заряд может ионизировать сот-нп тысяч атомов на 1 см пути. Возникает свечение. Из-за гораздо большей величи­ны заряда Мон должен ионизировать атомы вещества примерно в 10000 раз более сильно11. Именно в силу этого при движении относительно небольшого ко­личества Мон в пространстве должны наблюдаться большие области светяще­гося воздух^ в виде полотнищ, шаров или лучей. Таким образом, в досветовой оОластп Мон ";светящаяся"; частица, а в сверхсветовой области Мон частица, по­глощающая энергию, — ";черная"; части­ца, да еще возможно с отрицательной массой. А отсюда следует важный вывод:

ЕСЛИ МОН — ЧАСТИЦА, ОБЛАДАЮ­ЩАЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ЭНЕРГИЕЙ, ТО, ПРОХОДЯ В ОБЫЧНОМ, ДОСВЕ-ТОВОМ, ВЕЩЕСТВЕ, ОН ОХЛАЖДАЕТ ЕГО.

14. ";Подобно тому, как электрическое поле мо­жет ускорять электрически заряженную частицу, так и магнитное поле могло бы ускорять Мон. Из-за гораздо большей си­лы полюса Мон приобретал бы энергию в магнитном поле гораздо быстрее, чем это делает электрически заряженная частица в эквивалентном электрическом поле";» Тео­ретически известно, что енон = 20НЬ, где Е — кинетическая энергия Мон (кэВ), Н — напряженность магнитного поля со­леноида (Гс),

Ь — длина соленоида (см). Нетрудно подсчитать, что один из круп­нейших ускорителей XX века с энергией 30

ТэВ (3 • Ю13 эВ), пока еще не реализован­ный, в Мон-варианте представлял бы ма­шину с длиной разгонной базы в 75 метров при Н=200000 Гс. Обычный ускоритель на такую же энергию строился бы десятки лет, стоил бы триллионы долларов, занлл бы огромную площадь, не говоря уж об энергетике. Обычно такие проекты не под силу одной стране, а осуществляются со­дружеством заинтересованных стран, А здесь энергетика только для создания маг­нитного поля и очень небольшая. Замечу, что для создания 'халил магнитных полей, да еще в импульсном режиме, вовсе не тре­буется сверхпроводящих катушек. 15-Взаимодействие между Мон северным и Мон южным больше, чем взаимодействие между электроном и позитроном в 68,5 х 68,5 = 4692 раза. Все хорошо, но опять-таки остается проклятый вопрос: если образуется Мон в БК, то, как это может происходить? Остановимся на этом воп­росе поподробнее. Теория гласит, что Мон — пространственно-протяженная конструкция, обладающая к тому же не­тривиальной топологией. Следует пони­мать, что конструкция должна быть в высшей степени необычной. Возьмем БК и начнем резать его по средней линии. Получим двустороннюю поверхность, за-узленную в центре. Теперь, если мы БК разрежем на 68 полосок, мы получим мо­дель Мон (рис.6 и 7). Предположим, что каждая из полосок — магнитная си-

33

ловал линия. Как показано на рис. 6, элект­рон ";навивается11 на силовую линию. Как следствие, вся конструкция будет обладать большим электрическим зарядом и одновре­менно останется магнитомонополярной. Ос­новной же заряд, как электрический, так и магнитный, сосредоточен в центре Причем, чем сильнее растягивается внешняя сторона петель под действием электрического и маг­нитного полей, тем туже завязывается цент­ральный узел. Конечно, эта модель — образ­ное представление того, что должно произой­ти, так как на самом деле никаких петель нет, а есть магнитное поле сложной конфи­гурации с нетривиальной топологией. Справедливости ради следует заметить, что именно такой была первая модель атома, пред­ложенная Кельвином в конце XIX века Возмо­жная конструкция Мои не высосана из пальца, а родилась после анализа снимков ";шаровых молгапУ, полученных в разрядных эксперимен­тах с БК Как показывают некоторые другие независимые исследования, природные шаро­вые молнии также имеют оболочку и светя-щш~1ся центральный керн. Возможно и устрое­ны так же, как на рис.7. Но как же быть с тео­рией Мок? Почему Мои до сих пор не был за­регистрирован в природных условиях? Из тео-"; рии следует, что на каждый протон нашей Все­ленной приходится магнитный монополь. По-моему, ответ совершенно ясен. Наша Вселенная устроена несколько иначе, чем мы себе пред­ставляла А именно, в нашем мире должны су­ществовать два вида энергии '— ";положитель­ная11 и '";отрицательная";. Для ";положительной"; у нас есть и теория, и машины, и эксперимент. Мы живем за счет этой, активной для нас, энергии. Отрицательная энергия прямо ни в чем себя не проявляет, за исключением термо­динамики биологических систем, космоса и не­которых эффектов физики микромира. Еще раз убеждаешься, каким же гениальным человеком был Н. А, Козырев! Заменим козыревское ";вре­мя"; на термин ";энергия"; и получим новую гло­бальную парадигму; ТА ВСЕЛЕННАЯ, КОТО­РУЮ МЫ ЗНАЕМ, ОБРАЗОВАНА ВЗАИМО­ДЕЙСТВИЕМ ДВУХ ТИПОВ ЭНЕРГИЙ — ";ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ"; И ";ОТРИЦАТЕЛЬ­НОЙ: НЕБОЛЬШАЯ АСИММЕТРИЯ ЭНЕР­ГИЙ ПОРОДИЛА ВАКУУМ И МАТЕРИЮ, А ТАКЖЕ ВРЕМЯ, КАК СПОСОБ ЗАПИСИ ИНФОРМАЦИИ.

34

ПОЗНАНИЕ НЕВЕДОМОГО

В июне 1996 г. в городе Санкт-Петербурге прошла международная конференция ";Новые идеи в естествознании";. На конференции мной был. сделан доклад, в конце которого я объявил об открытии нового излучения — лагнитио-монопольпого, В прежних исследованиях, еще не понимая его природы, мы давали этому явле­нию разные названия: автоволновое излучение, магнитная ударная волна (МУВ), и наконец, ос­новываясь ни экспершнештшлъиых работах Ко­зырева, улепили — с чем мы имеем Оело. В пре­дыдущих статьях (опубликованных и в вест­нике ";Мир непознанного в том числе) я касался этой проблемы. Теперь настало время рас­смотреть вопрос более подробно.

В иаучных кругах широко известен козы-ревский эксперимент с телескопом, Идел эксперимента и предпосылки — давно извест­ны, техническое воплощение, как правило, намного сложнее.

В обычные т&яескопы, подзорные трубы и би­нокли мы вадим звездное небо таким, каким оно было в далеком прошлом. Во-первых это происхо­дит потому, что звезды очень далеки от нас, а во-вторых скорость света конечна, и приблизительно равна 300.000 км/сек Так что свет посланный уда­ленной звездой сегодня доцдет через многие сот­ни, тысячи, а то и миллионы лет до нас Мы ви­дим звездное небо таким, каким оно есть только за счет того, что свет излучаемой звездой непре­рывен.

Но как же быть с нашими представления­ми о Вселенной? Что это система, мы знаем, Значит система должна быть внутренне организо­вана, но не по законам нашего организма, а как-то по-другому. Для организации нужно, чтобы про­цессы были взаимосвязаны, *ггобы сигналы от од­них объектов быстро достигали другие о&ьекгьь Решение вопроса может иметь два ответа.

Первый» по-Кшыреву: информация о син­хронизации процессов передается сразу на все объекты Вселенной. Второй: скорость передачи информации от одного объекта до другою должна быть практически бесконечной. На са­мом деле ответ почти равнозначен. Только если информация накрывает весь трехмерный объ­ект сразу, то она имеет 4-х мерную скорость, а если скорость сигнала бесконечна, то 3-х мер­ную. Но что такое скорость в 4-х мерном про­странстве мы не знаем, а вот скорость передачи информации в 3-х мерном мире мы можем за­фиксировать и постаешь эксперимент.

Таким образом ситуация сложилась, предпо­сылки есть, дело за экспериментом. И он был сделан НА Козыревым.

Козырев взял зеркальный телескоп (рис. 1) И поместил в фокус зеркала чувствительный датчик, в качестае которого было применено проволочное сопротивление типа ПТМН-0,5, включенное в диагональ измерительного моста. Показывающим, регистрирующим прибором служил гальванометр. Телескоп наводился на участок неба, где по расчетам в данный момент должна была быть исследуемая звезда. В ис­следуемой области звезды не было, так как свет испускаемый ею не успел еще долететь до нас. Итак, телескоп нацелен в пустое пространство.

Сразу же стрелка гальвонометра отклони­лась на несколько делений. Это показывало, что расчетного участка неба идет поток излучения имеющего скорость во много раз больше свето­вой. Но ведь возможна ошибка. Может быть на месте отсутствующей звезды находится какой-нибудь более близкий, но слабый источник из­лучения известной природы, способный дейст­вовать на сопротивление? Сомнений масса.

И вот тогда Козырев закрывает трубу теле­скопа дюралюминиевым колпаком и нацеливает телескоп на тот же участок неба. В самом деле, масса известных частиц способна пронизать колпак из дюраля, но ведь зеркало телескопа рассчитано для собирания света, а не других излучений. Если же рассматривать воздействие несветовых, неэлектромагнитных излучений ей сопротивление непосредственно, то нужны та­кие мощные потоки, что все наблюдатели в ско­ром времени после эксперимента отправились бы к проотцам.

ГчсИ

I

атаЙ4 кок леы се видим сегодня. юстаащк пжхяшиие жзды. 3 щяиятый

5 — фсю/сэерама


азпратиаяЕние ЛГМ7-0Д

6 — типик иэдчекил Кшырею-Дират.


4

35




2

а»

Эффект Черехкаш.

огмкы.

Б —

со световой оюрь В —

с>и

с=и.

и>с

рис.

Правда есть еще нейтрино, но нейтрино не регистрируется такими простыми методами. Достаточно сказать, что при проведении одного нейтринного эксперимента регистратор нейтри­но весом несколько десятков тонн, расположен­ный в непосредственной близости от ядерного реактора регистрировал 200 антинейтрино в су­тки, И это достижение считается выдающимся! Вот такие соображения. Но ожидания ожида­ниями, а реальность совсем другая.

Не было никаких надежд, кроме твердой уверенности в том, что сосбражения верны. Все говорило за то, что прибор ничего не зарегист­рирует. Ведь все же перекрыто! И вот телескоп наведен на звезду, псевдозвезду-

Каковы тке были удивление и радость исследо­вателей, когда прибор не только зарегаслрировал излучение, но, что уж совсем невероятно, регист­рируемое излучение охлаждало измерительное сопротивление! Правда Козырев связывает охла­ждение с процессом иа-лощения времени, а разо­грев с процессом извлечения времени.

Итак, мы имеем два факта: некоторая частица двигается в пространстве намного быстрее света и в результате взаимодействия излучение — веще­ство последнее охлаждается. Прежде чем гово­рить о том, что открыто излучение несущее от­рицательную энергию я поэтому двигающуюся со скоростями больше световой, давайте по­смотрим, есть ли в современном арсенале фи­зики эффекты не прямо, но хотя бы косвенно соответствующие вышеописанным.

Иными словами давайте проведем аналогии, Такие эффекты есть: эффект Черенкова и эф­фект магшггного охлаждения. Что же такое эффект Черенкова? Если в веществе, напри­мер в плотной жидкости свет распространяется со скоростью меньшей скорости в ваг^гуме, то можно в ту же жидкость направить поток быст­рых электронов, которые будут двигаться со скоростью большей скорости света в том же веществе. В этом и заключается эффект Черен­кова. Причем, двигаясь в веществе электроны

испускают свет назад (рис. 2). Отсюда вывод — сверхсветовые заряженные частицы, двигаясь в вакууме, так же будут испускать свет назад. Те же электроны, двигаясь с досветовой скоростью, испускают свет вперед. Правда очень похоже на картину летящего в воздухе тела при сверх­звуковом и дозвуковом полете? Отсюда можно о&ъяснить эксперимент Козырева так: без кол­пака на телескопе детектор ловил обе состав­ляющих и световую и свехсзетовую, а с колпа­ком только свехсветовую.

Второй эффект должен пролить сжег на свойства самого носителя излучения. Я имею в виду эффект магнитного охлаждения,

Он состоит в следующем. Дело в том, что оп­ределенные вещества (ферромагнитные или па-ромагнитаые) иамагаичиваются в магнитном поле Земли. В том числе и проволока сопротив­ления датчика Бели каким либо образом мы размагнитим это вещество, то оно станет охла­ждаться. Для достижения заметного эффекта нужен довольно плотный поток частиц, обла­дающих очень сильным собственным магнит­ным полем

Такого собственного магнитного поля не име­ют никакие до сих пор открытые частицы кро­ме магнитного монополя.

Давайте в свете вышесказанного дадим новое объяснение экспериментам по получению с по­мощью листа Мебиуса или бутылки Клейна шаровых молний и развивающейся галактики (";Мир непознанного";, NN 15,16,1995.) А что ес­ли предположить, что получаемые шаровые молнии вовсе не молнии, а плазменные объем­ные изображения далеких звезд в новых лу­чах? Тогда получение плазменного изображе­ния Галактики не является такой уж химерой: Просто ЛМ (лист Мебиуса) является линзой для нового излучения, а так как излучение имеет скорость намного больше световой, то мы и видим всю историю Галактики от зарождения до гибели. Правда мы не имеем представления что это за галактика, так как ее обычное изо-

36

бражение еще не появилось на нашем небе. Оценим скорость передачи информации новым

излучением.

Предположим, что мы видели изображение галактики М31 или, что нам обычным смерт­ным привычнее — туманности Андромеды. Свет от М31 идет до нас несколько миллионов лет. Мы же видели весь процесс за 5 минут. Это говорит вот о чем. При сверхсветовом дви­жении, изображения о&ъемные они или нет бу­дут нагоншъ друг друга.

Поскольку нами уже был проведен экспери­мент по получению сверхсвета (описан ранее) и получены доказательства возможности сверх­светового движения, мы можем с достаточной степенью уверенности утверждать, что переда­ча изображений со сверхсветовой скоростью возможна. Конечно, мы пока не можем сказать, что такая скорость 3-х или 4-х мерна, но что это имеет место быть — это точна Попробуем представить что же будет с изображением Га-ла*сгики, если мы будем находиться дальше Земли, в глубоком космосе. Собыгая еще более уплотнились бы, вместо 5 минут — 2 мин, 0,5 минуты, а дальше все быстрее и быстрее, вплоть до того момента, когда изображения полностью наложатся друг на друга. Это и есть пространственно-временная точка перехода в отрицательное пространства

Дальше все пойдет с точностью наоборот. Ко­нец изображения станет1 постепенно началом, а начало концом. И полученные нами черные ";ша­ровые молнии"; можно уподо&пъ изображениям черных дыр. Такие образования-изображения жили в стенах лаборатории очень долга Это гово­рит о том, что они находился близко от нашей Земли (по астрономическим меркам, конечно).

Значит, сверхсветовая скорость — непосто­янна У объекта она меньше, а у приемника больше Получается, что мы приняли изобра­жение имеющее скорость на уровне приемника ~1019 км/сек. Отнесем приемник дальше в кос­мос, и скорость будет больше, за счет компрес­сии информации.

Вот так!

Поскольку Козырев фактически открыл но­вое излучение, а Дирак предсказал существо­вание магнитного монополя и даже предопреде­лил некоторые его свойства, я назвал заново от­крытое излучение: излучение Козырева-Дира­ка, или сокращенно ИКД. Что касается козы-ревского эксперимента, то после многих лет забвения и сомнении он был повторен академи­ком Лаврентьевым с сотрудниками и доклады­вался на нескольких конференциях.

Даю название источников, где можно прочесть ци­тируемые статьи: Доклады АН СССР, 1990, т. 315, N 2, с. 368-370. М.М Лаврентьев, ВА А/сев, ИА. Егана-ва, М.К. Луцет, С.Ф. Фоминых. ";О регистрации ш> тимкоао -положения Солнца"; и там же то. 314, N 2, с. 352 — 355: ММ. Лаврентьев, ЛА Еганова, М.К. Луцет, С.Ф. Фоминых. ";О дшттнцияннам воздей­ствии звезд на резистор"; '.

Поскольку многим читателям будет затрудни­тельно прочесть указанные статьи я приведу основ­ные выводы:

  1. Если от обычного, световою, изображения
    стрелка измерительного прибора условно откланя­
    ется на 5 делений, ™* с квдпаколс на входном от­
    верстии телескопа, направленного на предпалагае-
    люе положение звезды в реальном времени отклоне­
    ние в несколько раз больше, например составляет 15
    делений.

  2. ''Исследг/емьш датчик дистанционно регист­
    рирует лабораторные необратимые процессы, на­
    пример испарение ацетона, растворение сахара в
    воде. Подчеркнем, что расположение тгроцесса отно­
    сительно датчика осдоествдяАосъ способами, ис­
    ключающими известные воздействия -процесса на
    датчик. Кроме «того, исследуемый датчик был опро­
    бован «а регистрации процессов метаболизма

4. Через 1$ часа датчик изменяет свои свойства
1шожшлсо, что дальнейшие измерения тем же дат-
чикин невозможны и он заменяется на новый.

  1. ИсслебЬвалисъдистанционноевоздействиеот.
    звеэЭнарасстояниидо 217,3 световыхлет(2 хДО15км),

  2. НевоезвездыоказываютеоэбЬйтлвиенадагтик
    (какиотмечалКозыреввсвоихработая}.

В наших экгаеримевггах с излучением Козы­рева- Дирака отмечались те же эффекты, что и в экспериментах Козырева и Лаврентьева. Раз­ница лишь в источнике излучения: Они брали природный несфокусированный, а мы природ­ный сфокусированный пучок Соответственно быстрота перерождения материла датчика бы­ла разной. Немного забегая вперед скажу, что проблема с детектированием ИКД привела к тому, что мы вынугедены были применить спе­циальные способы регистрации ИКД и мате­риалы, не меняющиеся под воздействием ИКД. После такого сногсшибательного результата ко­манда Лаврентьева решила зарегистрировать истинное положение Солнца. В самом деле Солнце отстоит от Земли на расстоянии 149,5х106 км, или около 8,3 мин полета света в вакууме. Вот что они пишут в своей статье; ";Главной целью «аших исследований было уста­новление факта воздействия истинного поло­жения Солнца, па чувствительный элемент-датчик, находящийся в фокальной плоскости телескопа рефлектора";.

37


и


А 12-

Рмс.З

(пхмсеичесюй системы ш дискретное аяииртше траектории Соаща. Ка^ЗхНР1лиг*.

системы

нв

  1. — видимое ллаажвше

  2. — истинное положение,

  3. -- предвестник
    истинною

";

далв

ивовосстановления. сдемпферам. аесыаяадигтмваале.

нг

Исследователи применили два детектора — физический и биологический. Оба детектора за­регистрировали удивительную вещь.

Представьте себе Солнце в небе. По ходу его движения еще одно, так и должно быть по-Ко» зыреву, но перед так называемым истинным изображением, впереди, еще одно! Что бы это могло значить? На одной конференции авторы объясняли этот эффект так: имеются три изо­бражения Солнца (показывается снимок) в про­шлом, настоящем я будущем. — Но судя по графикам из статья (рис. 3) мы имеем дело с другим явлением. Предложим на суд читателей две гипотезы. Одна основана на эффектах обще­признанных, другая на основе свойств сгустков магнигаых монополий:

Итак, первая. Как известно из радиотехники рядом с излучателем анергии измерения поля излучения чрезвычайно затруднены. Такое по­ведение объясняется тем, что распределение излучения еще не сформировалось, оно хаотич­на Поэтому, как правило, все замеры произво­дят в средней и дальних зонах. Относительно Солнца наша Земля находится в ближней зоне. Так может быть это эффект преломления лу­чей в плазме, которая находится между на­ми и нашим светилом.

Конечно, рассчитать плотность плазменного столба меяеду Солнцем и землей довольно за­труднительно, но приблизительный расчет по­казывает возможность такого явления. Поэтому существует определенная вероятность того, что мы имеем дело с ложными изсбражениями. Другое дело удаленная звезда! Из-за удаленно­сти там и условия другие, и эксперимент четче

Теперь рассмотрим второй возможный ме­ханизм, приводящий к подобным эффектам. Я имею в ввду гравитационную линзу. Мы долж­ны учитывать два факта. Первый, что возмож­но наше Солнце излучает магнитные монополи и второе — что монополи имеют чрезвычайно большую массу. Именно в силу таких причин и за счет пульсаций Солнца возможно образова­ние сгустков магнитных монопалей (Мои) меж­ду Солнцем И Землей. Вот они-то и могут иг­рать роль гравитационной линзы, размножая изображение В астрономии, на нашем небе уже открыты области, характерные тем, что могут размножать изображения. Подобное про такие вещи написано в брошюре (";Новое в науке, технике,"; Подписная серия ";Ксслшшвпшксц АяпронамшГ, N 1, 1990 г. П.В. Бяшяс, АЛ. Милюков линзы";).

38

Не менее весомым вкладом в понимание при­роды Времени был козыревский эксперимент по взвешиванию деформированных теп. Козырев, в своих работах отмечал, что Время изменяет1 окру­жающий мир. Мы это называем старением, стре­лой Времени, Такое действие приводит к измене­нию гравитационного состояния тел, а в конечном счете к изменению веса Эксперименты впервые были проведены НА Козыревым Дадим их опи­сание ввиду важности возможных технических приложений (НА Козырев, Избранные труды, Л., ЛГУ, 1991, с, 395-400). Брался лист металла, меди или свинца весом 500 грамм. Взвешивался на аналитических или точных технических ве­сах, причем точность взвешивания должна быть достаточно большой (до 1 миллиграмма). Затем лист деформировался и снова взвеши­вался: Результаты представлены на рис. 4. Ин­тересно, не правда ли? Можно было ожидать чего угодно, например увеличения веса, как эф­фекта естественного окисления Но эксперимен­ты показывают, что вес уменьшается!

Но и это не все!

Как видно из графика вес тела постепенно возвращается к исходному значению. Как объ-яснтъ эксперимент? На наш взгляд объясне­ние тривиальна Во время нашей работы мы убедились, что и земля и предметы и мы сами насыщены Мон. Так что вначале мы имеем ато­мы тела плюс некоторое количество Мон При деформации некоторое количество слабосвязан­ных Мон уходит из тела вес уменьшается. Затем за небольшое время вес восстанавливаете ся снова, за счет поглощения им Мон из космо­са. Эксперимент прост, но имеет далеко идущие последствия. Уже возможен количественный подход по измерению мощности потока ИКД идущего со звезд на землю. В принципе воз­можно уже сейчас построить деформационный гравитационный двигатель. Для этого надо най­ти вещество или минерал с общим количеством поглощенных Мон и превращая его в пыль плавно и бесшумно подняться над Землей.

39

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Список книг из собрания алексея федоровича лосева

    Документ
    ... иностранной литературы. 1961. 896 с. Шахпаронов, М.И. Диалектический материализм и некоторые ... Художественная литература. 1984. 415 с. Анисимов, Иван Иванович. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. ... 178 S. Morgenstern, C. Quid Plato spectaverit in dialogo, ...
  2. Список книг из собрания алексея федоровича лосева

    Документ
    ... иностранной литературы. 1961. 896 с. Шахпаронов, М.И. Диалектический материализм и некоторые ... Художественная литература. 1984. 415 с. Анисимов, Иван Иванович. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. ... 178 S. Morgenstern, C. Quid Plato spectaverit in dialogo, ...

Другие похожие документы..