Главная > Документ

1

Смотреть полностью

БЛЮЗ ЭПОХИ ПОДЪЕМА

Гендерные воздействия «большой нефти» в Азербайджане, Грузии и на Сахалине

Авторы:

ФиданкаБачева, CEE Bankwatch Network

МананаКочладзе, CEE Bankwatch Network

СюзаннаДеннис, Gender Action

Авторы публикации выражают особую благодарность Петру Хлобилу (CEE Bankwatch Network) за идею проведения данного исследования и Элайн Цукерман (Gender Action) за ее неоценимую помощь в концептуальном формулировании результатов.

Авторы также хотели бы поблагодарить Наталию Баранникову и Дмитрия Лисицына (Экологическая вахта Сахалина), Мирвари Гахраманли (Комитет защиты прав нефтяников, Баку), Метанет Азизову и Азад Исазаде (Женский кризисный центр, Баку) за их помощь в анализе проектной документации и проведении полевых исследований, а также за их приверженность защите окружающей среды и социальной справедливости.

Особые благодарности мы адресуем также Пиппе Галлоп и Кларе Шировой (CEE Bankwatch Network) за ценные комментарии во время написания данного доклада.

Сокращенный перевод доклада выполнил Валерий Переславцев.

Сентябрь, 2006

БЛЮЗ ЭПОХИ ПОДЪЕМА

Крупнейший город Сахалина, Южно-Сахалинск, стал городом небывалого подъема, причудливым конгломератом из мужчин в клетчатых рубахах и ковбойских ботинках, работающих на «Шелл» и «Эксон», и растерянных местных жителей, занятых единственной мыслью: как найти себе нишу в стремительно меняющейся экономике региона”.

Cахалинский бум привлекает производителей «белых товаров»”- EBRDstories (с веб-сайта EBRD), январь 2006.

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление .................................................................................................................. 3

Гендерная оценка ВТС и проекта «Сахалин-2», фаза 2 ......................................... 5

Гендерный фактор влияния проекта нефтепровода BTC, Азербайджан .............. 15

Гендерный фактор влияния проекта нефтепровода BTC, Грузия ......................... 25

Гендерный фактор влияния нефтегазового проекта «Сахалин-2» ....................... 35

Приложение 1. Методология / Термины цитируемой литературы СЕЕ ........... 51

Приложение 2. Вопросник Сюзен Деннис / Гендерное влияние, февр. 2006 .. 52

Приложение 3. Уровеньобразования респондентов в Азербайджане .............. 53

Приложение 4. Уровеньобразования респондентов в Грузии ........................... 53

Приложение 5. Уровеньобразования респондентов на Сахалине ..................... 53

ВСТУПЛЕНИЕ

Проекты добывающих отраслей печально известны своим негативным воздействием на ряд различных сфер, включая экологию и местные сообщества. Крупномасштабные добывающие проекты, несущие ограниченное число новых рабочих мест на не слишком продолжительный период, довольно часто забывают об обещанной ими поддержке местных сообществ и улучшении условий жизни людей с низкими доходами. «Подъемы» экономики, обычно сопровождающие крупные инвестиционные проекты, часто оказываются призрачными, а их негативные факторы причиняют непропорционально значимый вред менее защищенным социальным группам населения, таким как женщины и коренные народности.

В то же время инвесторы в добывающие отрасли промышленности редко оценивают адекватность негативных гендерных факторов влияния, возможность компенсационных процессов, а также интересы местных женщин при разработке местных программ развития. А негативное влияние проявляется довольно быстро – в росте миграции, особенно, рабочих мужского пола, ограничении доступа к средствам существования и временному увеличению притока наличных денежных поступлений в инвестируемом регионе, часто сопровождаемому социальным неравенством, которое для женской части населения и коренных народностей стало почти правилом в таких условиях.

Фактор гендерного влияния, порождаемый проектами добывающих отраслей является отличительной чертой таких проектов. Этот фактор находит свое отражение в самой широкой сфере общественного бытия – от возрастающего уровня бедности и зависимости от мужчин, роста проституции до ускоренного распространения передаваемых половым путем болезней и сексуального насилия. Хотя практически все крупные проекты в добывающей отрасли сопровождаются этими опасными для общества явлениями, очень часто фактор негативного гендерного влияния замалчивается в тысячах страниц проектной документации, подготовленной разработчиками проектов. Отчасти это объясняется тем, что во многих случаях женщины предпочитают не оглашать свои собственные беды по религиозным убеждениям, стереотипным мотивам, свойственным представительницам этого пола или просто по той причине, что во многих случаях не могут рассчитывать на справедливость правосудия.

Объектом данного исследования стали факторы гендерного влияния проекта нефтепровода ВТС1 в Азербайджане и Грузии и нефтегазового проекта «Сахалин-2» на острове Сахалин. Необходимость такого исследования давно назрела, тем более, что до сих пор этот фактор при оценке проектов не попадал в фокус внимания, а предпочтение оказывалось другим не менее тревожным аспектам таких проектов – негативному влиянию на экономику и окружающую среду.

Собранные нами материалы основаны на:

  • Результатах поездок групп исследователей CEE Bankwatch Network’s Fact Finding Mission в Азербайджан, Грузию и на Сахалин весной 2006 г.;

  • Оценке существующих отчетов местных негосударственных организаций и инициативных групп;

  • Анализе обширной документации по гендерному вилянию обоих проектов.

Данные, которые содержатся в данном исследовании, показывают, что проекты нефтепровода BTC и нефтегазовых месторождений «Сахалин-2» значительно обостряют социальные и гендерные проблемы в местных сообществах.

Одна из главных проблем, свойственная обоим проектам, заключается в том, что ни Мировой Банк, ни EBRD2 (оба являются кредиторами проекта нефтепровода ВТС, а EBRD – потенциальным кредитором Фазы 2 проекта «Сахалин-2») не выработали стратегии социальной защиты и обеспечения прав женщин мерами социального регулирования, общественного развития и политикой консультирования женской части населения для защиты женщин от нарушений их прав человека, связанных с половой дискриминацией.

В своей текущей природоохранной стратегии с проекцией ее на ближайшее будущее EBRD заявляет, что: «EBRD верит, что прогресс в направлении устойчивого развития может быть наилучшим образом обеспечен осуществлением производственной деятельности в рамках существующего законодательства и современной политики, использующей рыночные механизмы для охраны окружающей среды и гарантирования социальной защиты наиболее незащищенным слоям общества».

Эта туманная формулировка, по сути дела, является отказом от какой-либо ответственности. Она никоим образом не гарантирует механизмы или практические процедуры, которые могли бы убедить общество, что финансирование EBRD проектов не повредит женской части населения и ее положению в обществе. Как показали результаты настоящего исследования, оснований для тревог в этом смысле более чем достаточно.

8 марта 2003 года по случаю праздника Международного женского дня шестеро мужчин – Джеймс Вульфенсон (James Wolfensohn) – президент Всемирного Банка, Жан Лемьер (Jean Lemierre) из EBRD, Омар Каббадж (Omar Kabbaj) из Африканского Банка развития, Тадао Тино (Tadao Chino) из Азиатского Банка развития, Хост Колер (Host Kohler) из Международного Валютного Фонда и Энрике Иглесиас (Enrique Iglesias) из Межамериканского Банка развития заявили:

«Мы, руководители банков развития и МВФ, подтверждаем важность обеспечения гендерного равенства и поддержки женщин в достижении целей, определенных программой развития в нынешнем тысячелетии. Гендерное равенство – является не самоцелью, но призвано сократить бедность и помочь голодающим, обеспечить для всех право на образование, сократить детскую смертность, улучшить материальное благосостояние, бороться со СПИДОМ, малярией и другими болезнями и гарантировать сохранение здоровья окружающей среды. [...] В связи с этим мы решительно выражаем нашу готовность продолжать действовать в интересах обеспечения гендерного равенства в наших организациях и структурах, как и в деятельности наших организаций, направленной на поддержку стран-членов».

Все наоборот. Результаты проведенного нами исследования и опросы местного населения показали, что оба проекта (нефтепровод ВТС и «Сахалин-2») привели к росту бедности, препятствуют доступу к традиционным ресурсам жизнедеятельности, снизили уровень рождаемости и распространяют венерические и другие заболевания в местных сообществах.

Сейчас как никогда обострилась потребность в позитивных мерах для оздоровления сложившейся ситуации, а Всемирному Банку и EBRD в своих инвестиционных программах необходимо учитывать необходимость мер, обеспечивающих на деле гендерное равенство.

Экспортный нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (ВТС) стоимостью 3 млрд. долларов США предназначен для транспортировки сырой нефти от Каспийского моря до Средиземного. Корпорация ВТС - консорциум из частных компаний во главе с British Petroleum – ведет нефтепровод через территории Азербайджана и Грузии. ВТС сотрудничает с турецкой нефтяной компанией Botaş по производственным операциям на территории этой страны.

Строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан финансируется Европейским Банком реконструкции и развития, Международной финансовой корпорацией, Экспортно-импортным Банком США, Департаментом обеспечения гарантий экспортных кредитов Соединенного Королевства и рядом других экспортно-кредитных учреждений.

Фазой 2 проекта «Сахалин-2» предусматривается установка добывающих морских платформ у северо-восточного побережья острова Сахалин, строительство магистральных трубопроводов для нефти и природного газа через весь остров до его южной оконечности, возведение одного из крупнейших в мире заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ), а также терминалов по отгрузке СПГ и нефти на экспорт. Инвестиции в проект составили в целом 20 млрд. долларов США, а компания Shell Sakhalin совместно с Mitsui и Mitsubishi учредили на Бермудских островах компанию Sakhalin Energy Investment Company LTD.

Первая фаза проекта «Сахалин-2» получила финансовую поддержку от EBRD и от японских и американских экспортно-кредитных учреждений. В настоящее время компания значительно расширила свою деятельность и ведет переговоры с EBRD, Экспортно-импортным Банком США и Японским Банком международного сотрудничества (JBIC) о предоставлении займов на реализацию фазы 2.

Гендерная оценка ВТС и проекта «Сахалин-2» (фаза 2)

Баку-Тбилиси-Джейхан (ВТС) и «Сахалин-2» - самые крупные сегодня проекты нефтедобывающей отрасли в Центральной и Восточной Европе (СЕЕ). Негативное воздействие обоих проектов на мужское и женское население в настоящее время изучается целым рядом гражданских общественных организаций, включая СЕЕ Bankwatch. Однако особое влияние гендерного фактора пока осмысливается не в полном объеме.

В данном отчете проанализированы документы, выпущенные EBRD, IFC, BTC Corporation (Компания ВТС) с целью установить границы, определяющие степень их озабоченности гендерной проблемой. Изученные документы включают Анализ степени воздействия на экологическую и социальную среду (ESIA), программы общественных слушаний и их выводы (PCDPs), планы социальных мер и планы переселения (RAP) по обоим проектам. На основании данной информации СЕЕ Bankwatch Network провела серию полевых исследований. Проведенный нами анализ выявил полное игнорирование со стороны EBRD, IFC и нефтяных консорциумов гендерного фактора при разработке проектов «Сахалин-2» и ВТС.

1. Обстановка

ВТС – проект прокладки нефтепровода стоимостью 3,9 млрд. долларов для транспортировки сырой нефти из Каспийского моря в Азербайджане к Средиземному морю в Турции через территорию Грузии. Корпорация ВТС – консорциум из частных компаний во главе с British Petroleum – ведет строительство нефтепровода в Азербайджане и Грузии. ВТС сотрудничает с турецкой нефтяной компанией Botaş по производственным операциям на территории этой страны. Главными инвесторами ВТС являются Европейский банк реконструкции и развития (EBRD) и Международная финансовая корпорация (IFC).

Фаза 2 проекта «Сахалин-2» оценивается в 20 млрд. долларов и нацелена на добычу природного газа и сырой нефти у побережья острова Сахалин и транспортировку их через весь остров для переработки. Главный акционер проекта – компания Shell Sakhalin. Как раз сейчас EBRD проводит серию консультаций для принятия решения относительно финансовой поддержки фазы 2. Вероятность такой поддержки достаточно высока. Это кредитное учреждение не так давно сочло фазу 2 проекта «Сахалин-2» “..заслуживающей обсуждения”, что некоторым образом предварило 120-дневные общественные консультации, завершившиеся к апрелю 2006 г. IFC не финансирует «Сахалин-2», но поскольку этот проект изыскивает кредиты и в частных банках, подписавших Экваториальное Соглашение (Equator Principles), оператор проекта, компания SEIC (Sakhalin Energy Investment Company) использует гарантийные принципы IFC в качестве международных стандартов оценки возможных последствий от реализации проекта.

2. Консультации

Поскольку мужское и женское население испытывает на себе различные последствия социо-экономического характера от добычи природных ресурсов, очень важно, чтобы обе группы населения, мужчины и женщины, на равноправной основе принимали участие в консультациях по проекту, а их позиции и оценки адекватно оценивались.

В проектной документации SEIC вообще не отмечается важность участия женского населения в консультациях по фазе 2. Хотя SEIC и заявляет, что женщины составили большинство участников таких консультаций (SEIC, 2003B:5-13), в планах проведения общественных слушаний и обнародования их результатов нигде не упоминается гендерный состав участников консультаций (2005В). SEIC почти не предприняла никаких усилий к тому, чтобы дифференцировать потребности мужского и женского населения и высказанные людьми взгляды и оценки, хотя вопросы, касающиеся возможности предоставления рабочих мест женскому населению, довольно часто звучали в процессе общественных слушаний (например: SEIC, 2003D). В проведенном EBRD обзоре хода работ по ESIA3 «Сахалин-2» также не упоминается о дефиците гендерного анализа возможных последствий на мужское и женское население (EBRD, 2005). Но это не должно никого удивлять, так как гендерному аспекту EBRD вообще не уделяет внимания.

Компании ВТС и ВТС/Botaş прилагают некоторые усилия для обсуждения гендерной проблемы и демонстрации своей заинтересованности в ее решении. В 2002 году они провели в каждой стране ряд консультаций для оценки уровня озабоченности местного населения. Изучение PCDP и ESIA компаний ВТС и ВТС/Botaş показало, что обсуждение проблемы с женским населением Азербайджана, Грузии и Турции носило лишь формальный характер, а в ряде случаев консультаций с женским населением не проводилось вовсе. EBRD и IFC провели также в каждой стране совместные консультации с целью выявить потенциальные источники финансирования проекта. В шести многосторонних форумах акционеров IFC/EBRD приняло участие совсем мало женщин, хотя представители местных женских организаций присутствовали.

EBRD и IFC утверждают, что отбор респондентов для консультаций был сбалансирован по гендерному составу и «включал разумное соотношение мужчин и женщин», но не приводят никаких цифр пропорционального состава (ВТС Со., 2002В: 23). PCDP показывает, что респонденты отбирались по семейному представительству, а такими представителями были обычно старшие мужчины, за исключением случаев, когда главой семьи была женщина (ВТС Со., 2003А: 27). НЕ имея данных по гендерному составу респондентов, невозможно установить, в каком количестве семейных хозяйств главенствовали женщины (FHH), и с каким числом женщин проводились консультации. Из 81 участвующих пайщиков, перечисленных в ESIA, только 4 – женские организации.

В ESIA по Грузии об участии женщин вообще нигде не говорится. Отмечается лишь, что число респондентов «было должным образом сбалансировано по половому признаку» (ВТС Со., 2002А: F-1-23), хотя конкретики в соотношении мужчин и женщин также не содержится. В ESIA тоже говорится, что респондентами были, в основном, главы семейств, то есть, главным образом, мужчины старшего возраста (там же). ESIA тоже не приводит данных по гендерному соотношению респондентов, хотя во всех анкетах содержится пункт о половой принадлежности опрашиваемого (там же, F-1-51).

Консультации ВТС и ВТС/Botaş в Турции предполагали привлечение к опросу женского населения, но результаты равным образом разочаровывают. При опросе жителей каждой деревни, по меньшей мере, четыре из десяти групп вопросов, адресованных конкретным индивидам (обособленно от других членов семьи), предназначались для опроса женщин (ВТС/ Botaş, 2002А: А4-3). В ESIA даже описаны консультации с группами женщин с целью подчеркнуть участие женского населения в опросах (там же, 3-12), но число опрошенных женщин также не указывается. Из отчета неправительственной исследовательской миссии (Fact Finding Mission, FFM) на территории Турции следует, что консультации с женским населением проводились не в адекватном масштабе представительства, а в ряде сообществ – не проводились вовсе (кампания Баку-Джейхан, 2003: 57). По данным FFM, при проведении консультаций дискриминации подверглись курдские женщины, особенно, те, кто говорил только на курдском языке, поскольку опросы на территории Турции велись без участия переводчиков (там же). Кроме того, политическое участие женского населения на северо-востоке Турции было крайне низким, поэтому интересы женского населения не могли быть в полной мере отражены опрошенными (там же: 58).

IFC и EBRD провели шесть совместных форумов, по два на территории каждой из стран, целью которых было выявление потенциальных инвесторов в проект ВТС. Участие женщин в консультациях IFC и EBRD было также крайне ограниченным. В совместном отчете IFC и EBRD утверждается, что они старались охватить «сбалансированную группу участников» (CDR, 2003:9), но никогда не акцентировали половую принадлежность участников и не обсуждали участие женского населения. Представители женских организаций приняли участие лишь в половине из шести проведенных опросов (Баку, Боржоми и Тбилиси) (CDR, 2003:73-93).

3. Социально-экономическое влияние и смягчение этого влияния

Проведенные SEIC оценки социального влияния и влияния на здоровье человека (SIA и HIA соответственно)1 и ESIA компаний ВТС/Botaş оценивают потенциальное влияние каждого проекта на мужчин и женщин, а также планы по смягчению этого влияния. SEIC также подчеркивает свои обязательства по смягчению негативного влияния в своей программе действий по охране здоровья людей, безопасности и экологии (HSESAP). Подобным же образом разработанная компанией ВТС региональная программа природоохранных и социальных мер (ESAP) рассчитана на усиление позитивных аспектов социально-экономического влияния и снижение негативных воздействий.

Как показывает следующий анализ, SEIC, ВТС Со. и ВТС/Botaş упустили возможность идентифицировать и смягчить негативные воздействия гендерного характера. Точно так же EBRD и IFC (в случае с ВТС) продолжали финансирование проекта, проявив полное пренебрежение к воздействию проектов добывающих отраслей на гендерный фактор. В их документах этот гендерный фактор социально-экономического характера анализируется крайне скудно, поэтому разработанные меры смягчения негативного влияния далеки от возможности выполнить возложенные на них функции. Совершенно очевидно, что какая-либо польза от реализации проектов для женского населения будет минимальной, а негативное воздействие будет непропорционально велико. Остальные страницы этого отчета показывают, как упомянутая выше проектная документация определяет гендерные проблемы в сферах предоставления рабочих мест, землевладения и землепользования, инфраструктуры и ресурсов, взаимоотношений между группами населения.

3.1 Создание новых рабочих мест

Самая ощутимая польза от реализации этих проектов для местного населения заключается в возможности создания новых рабочих мест. Ожидается, что для участия в реализации проекта «Сахалин-2» будет создано от 5000 до 6000 новых рабочих мест, прежде всего, для жителей Сахалина и континентальной России (McVeigh, 2003). А в ESIA по проекту ВТС говорится, что строительство обеспечит рабочими местами 100 человек в каждой из стран (ВТС Со., 2002В:1-16; ВТС Со., 2002А:1-27; ВТС/Botaş, 2002А:34).

С учетом того, что к строительным работам предполагается привлекать молодых мужчин, от создания новых рабочих мест выиграют в основном они. SEIC подсчитала, что 90-95% рабочих-строителей составят мужчины (SIA, 2003:11-5). Привлекаемые к работе женщины, главным образом, местные жительницы, будут трудиться в качестве обслуживающего персонала (SEIC, 2003C). Ни в HSESAP компании SEIC, ни в ESAP компаний ВТС/Botaş не говорится о требованиях к подрядчикам по найму женщин. В отчете сахалинских общественных организаций говорится, что большая часть рабочих – примерно 5000 мужчин до 35 лет – не являются жителями Сахалина (персональная информация от Norlen). Отсюда мы видим, что при создании новых рабочих мест местным мужчинам достанется немного. В отчете FFM по Азербайджану говорится, что менеджеры проекта от ВТС уволили четырех азербайджанских женщин под предлогом беременности, что совершенно очевидно является дискриминационной мерой в отношении работающих женщин.1

    1. Землевладение и землепользование

Сахалин

«Сахалин-2» потребует физического переселения 56 индивидуальных землепользователей и от 6 до четырнадцати семейных хозяйств (SEIC, 2003В: 8-2). Очень слабая стратегия RAP (Resettlement Action Plan) компании SEIC – лишь маленькая глава в ESIA – не упоминает о существовании таких незащищенных групп, как FHH, которые могут существенно пострадать от вынужденного переселения.

ВТС

Реализация проекта ВТС приведет к временному или постоянному отселению около 17 716 семей (ВТС Со.,2003С:6), кроме того намного больше семей утратит права землепользования и временно или навсегда лишатся возможности выращивать урожай (ВТС Со., 2002В:1-16; ВТС Со., 2002А:1-27; ВТС/Botaş, 2002В:36). Хотя ВТС Со., называет женщин, стариков и национальные меньшинства незащищенными группами населения (ВТС Со., 2003С:28), она не разработала никаких адекватных мер для их защиты.

В Азербайджане в программе RAP особо отмечается: «Есть семейные хозяйства, которые не могут рассчитывать на адекватную денежную компенсацию (за утраченный земельный надел), что может ущемить их интересы. К ним относятся землевладельцы престарелого возраста и особенно женщины» (ВТС Со., 2002D:6-20). Единственная особая мера защиты интересов женщин - помощь FHH получить для своей земли статус «собственной» (там же, 6-32).

Подобным же образом RAP в Грузии называет женщин и стариков группами, требующими особого к себе отношения и внимания (ВТС Со., 2002С:6-9), а меры по защите их интересов крайне неадекватными. RAP отмечает, что большинство женщин, живущих по трассе трубопровода, являются важными производителями сельскохозяйственных продуктов (там же, 6-12), что большая часть владеющих землей женщин находится в пожилом возрасте и может оказаться в особенно трудном положении несмотря на выплату компенсаций (там же, 6-11). В RAP также рассматривается высокий процент женщин в ряде национальных меньшинств, как, например, в деревнях, где проживают этнические греки, но ничего не говорится о мерах, которые предполагается принять для облегчения их участи. Для смягчения негативного влияния в связи с переселением женщин RAP предлагает направить финансовые средства на оказание помощи женщинам в виде предоставления им временной работы (там же, 6-12). Мало того, что это не только не слишком подходящая мера для женщин работоспособного возраста, но она оставит без поддержки переселяемых женщин нетрудоспособного возраста.

RAP по Турции отмечает, что владеющие земельными участками женщины могут не согласиться с оценочной суммой и размером предложенной им компенсации, но при этом будут лишены средств судебной защиты (ВТС/Botaş, 2002В:6-8). RAP предлагает создать целевые фонды для оказания помощи таким женщинам и возмещения понесенного ими ущерба (там же). RAP также призывает менеджеров проекта признать законные права женщин на адекватную компенсацию и за утраченную землю, которой они традиционно владели, пусть даже без юридического оформления прав (там же, 6-9). Но представляется очень сомнительным, что эти столь туманно выраженные меры защиты помогут женщинам-землевладельцам и землепользователям хотя бы восстановить прежний стандарт жизни.

3.3. Инфраструктура и ресурсы

В сообществах, оказавшихся в зоне действия проектов «Сахалин-2» и ВТС, утрата земли, права землепользования и инфраструктуры из-за строительства трубопроводов, а также – ущерб личному и общественному имуществу и нарушение экологии лягут тяжелым бременем на плечи местного населения – и мужского, и женского. На Сахалине, например, загрязнение среды от извлеченной нефти уже привело к сокращению численности рыбных популяций (Баранникова и Лисицын, 2001).

Как и везде, основной груз домашних забот и попыток справиться с падением уровня жизни ложится на плечи женщин. Женщинам все чаще приходится обременять себя дополнительной работой и все меньше тратить на свои личные нужды. Женщины домохозяйки представляют собой особенно незащищенную группу населения, поскольку имеют лишь один источник дохода. В домашнем хозяйстве, где наряду с женщинами трудятся и мужчины, последние нередко не выдерживают груза экономических проблем и ищут утешения в алкоголе; учащаются случае применения физического насилия в отношении своих спутниц жизни. Примечательно, что ни в одном ESIA не рассмотрены гендерные аспекты негативного влияния проекта на местное население.

На Сахалине и среди местного населения по трассе нефтепровода ВТС наряду с растущими потребностями в общих ресурсах приток оборудования и рабочей силы извне причиняют значительный урон местному населению. Например, приток рабочей силы в город Корсаков на острове Сахалин привел к обострению проблемы с питьевой водой, канализацией, обеспечением жильем, медицинским обслуживанием и к нехватке сил правопорядка (Norlen, E-mail от 23 февраля 2006 г.), таким образом еще больше ограничив местных женщин и мужчин в доступе к использованию этих ресурсов. В то время как SIA анализирует ущерб от проекта промыслам коренных народностей – сбору ягод, грибов, оленеводству – такой ущерб сочтен незначительным (SEIC, 2002А:12-11) и соответственно меры защиты не предусмотрены.

Строительство нефтепроводов вблизи населенных пунктов представляет угрозу безопасности и для маленьких детей, что уже вызвало тревогу женщин-матерей. Оба проекта провозглашают минимизацию угроз безопасности людей, но при этом не спешат признать или компенсировать ухудшение условий жизни женщин, которым придется теперь уделять больше времени маленьким детям, чтобы обеспечить им безопасность.

3.4 Строительные рабочие и взаимоотношения с местным населением

SIA по Сахалину признает, что в результате притока большого контингента рабочей силы «могут возникнуть неблагоприятные последствия» (SEIC, 2003A: 12-13), но не спешит признать непропорциональный вред женщинам. SIA учредила должность сотрудника по связям с общественностью (CLO), в обязанности которого входит регулировать взаимоотношения между рабочими и местными жителями, но гендерный фактор и здесь остался за скобками, как и гендерная принадлежность самого CLO.

Последствия от реализации проекта на здоровье и безопасность женского населения острова Сахалин могут оказаться губительными. HIA (Health Impact Assessment) признает, что рост проституции и передаваемых половым путем заболеваний, включая СПИД и ВИЧ-инфекции, стали результатом «контактов рабочих с местным населением» - другими словами: контакты мужчин-рабочих с местными женщинами – и предлагает программу сексуального воспитания сахалинского населения (SEIC, 2003C:72). Незащищенность местных женщин от посягательств приезжих рабочих и сексуальная эксплуатация попросту игнорируются. Об этом вообще не упоминается ни в одном из документов SEIC.

Рост насилия в отношении женщин (VAW) не рассматривается ни в SIA, ни в HIA. По неофициальным данным, приток рабочей силы и возросшее давление на сахалинских мужчин и женщин приводят к вспышке VAW (Norlen, 2006). Хотя HIA и признает широкое распространение пьянства среди мужчин (2003С: 35), связь пьянства и большой массы приезжих рабочих с сексуальным насилием замалчивается.

ВТС Со. и ВТС/Botaş признают, что строительство трубопровода и связанных с ним сооружений окажет разрушающее воздействие на местные сообщества. SIA прогнозирует рост преступности, алкоголизма и наркомании среди местного населения (ВТС Со., 2002А:1-28; ВТС Со., 2002В:1-17 ВТС/Botaş, 2002А:37). В каждой из стран консорциум планирует снизить распространение этих вредных влияний с помощью строгого соблюдения дисциплины, правил и законов и мер дисциплинарного наказания (там же), но не сознает, что разрушительный эффект от употребления наркотиков и преступных посягательств на безопасность женщин сведет эти профилактические меры практически к нулю. ВТС Со. и ВТС/Botaş предписывают своей службе по связям с общественностью поддерживать тесные контакты с местным населением в течение периода строительства (ВТС Со.,2002А:1-28; ВТС Со., 2002В:1-17; ВТС/Botaş, 2002А6 131). Однако в ESIA ничего не говорится о гендерном составе такой службы, как и методиках работы с населением обоего пола.

ESIA признает, что различие культур рабочих и местного населения может привести к столкновениям и планирует вести просветительскую и воспитательную деятельность среди рабочих во всех трех странах (ВТС Со.,2002А:1-28; ВТС Со., 2002В:11-55), хотя вопрос о проституции там не рассматривается. ВТС/Botaş в Турции вообще обходит молчанием эти чувствительные аспекты, хотя все они несомненно будут проявляться и в этой стране.

ВТС/Botaş признает, что присутствие чужаков в сообществах, где есть свои традиции отношения к женщине, могут «угрожать семейной чести», но при этом не предусматривает никаких контрмер. (ВТС/Botaş, 2002А:17). В Грузии и Азербайджане ESIA умалчивает о потенциальной угрозе местному женскому населению со стороны возросшего числа мужчин-иностранцев, даже не призывая женщин к проявлению осторожности во время нахождения вне собственного дома.

4. Заключение

SEIC, BTC Co. и ВТС/Botaş уклоняются от признания негативной гендерной угрозы и не предусматривают никаких мер для защиты женского населения от негативного воздействия. Они делают вид, что и мужское, и женское население в равной мере выиграют от реализации проектов. IFC и EBRD только поощряют такое отношение к гендерной проблеме компаний SEIC и ВТС/Botaş.

Использованы документы:

(Ссылки на документы при переводе опущены)

ГЕНДЕРНЫЙ ФАКТОР ВЛИЯНИЯ ПРОЕКТА «САХАЛИН-2»

Методология

Экспедиция FFM (Fact Finding Mission4) по исследованию влияния проекта «Сахалин-2» на гендерный фактор состоялась 24-28 апреля 2006 г. В формате стандартного интервью были опрошены тридцать местных жителей (преимущественно женского пола) в трех населенных пунктах острова Сахалин: в городе Корсакове, в деревне Озерск и в поселке Ноглики (подробное изложение бесед в Приложении 5).

Неформальные беседы проводились с отдельными лицами и группами лиц (преимущественно женского пола) и помогли собрать обильный материал о воздействии проекта «Сахалин-2» на условия жизни местного населения и об отношении местного населения к этому проекту. Дополнительный материал был получен из публикаций местных и международных СМИ, письменных отчетов, целевых исследований, переписки и отчетов сахалинских неправительственных организаций и местных инициативных групп.

Корсаков

Корсаков – город с населением 30 тыс. жителей, расположенный на берегу Анивского залива в южной части острова Сахалин. Крупнейший в мире завод СПГ (сжиженного природного газа) строится в 14 км от Корсакова с участием 5-6 тысяч приезжих рабочих (преимущественно мужского пола).

Предварительно составленный отчет1 о влиянии нефтегазового проекта «Сахалин-2» включал следующие аспекты:

  • негативное воздействие на рыболовство и рыбную отрасль;

  • разрушение источников сельскохозяйственных продуктов – дачных товариществ и небольших ферм;

  • разрушение зон отдыха – дачных поселков и городских пляжей;

  • разрушение транспортной инфраструктуры;

  • дефицит питьевой воды и перегрузка систем очистки воды (в связи с нехваткой пресной воды и загрязнения окружающей среды соответственно);

  • перегрузка учреждений медицинского обслуживания и рост проблем в сфере здравоохранения;

  • перегрузка других сфер общественной инфраструктуры и услуг (например, огромные очереди в офис паспортно-визовой службы Корсакова).

Озерск

Озерск – деревня с населением 3000 жителей, средний возраст которых составляет 50 лет. Она расположена в 32 км от Корсакова, а между Озерском и Корсаковым (в пункте Пригородное) находится лагерь рабочих и строительная площадка завода СПГ.

В прошлом в Озерске располагался один из богатейших рыболовецких колхозов советской эпохи, занимавший второе место на Сахалине по уловам рыбы. В настоящее время, в ходе строительства завода СПГ деревня оказалась отрезанной от Корсакова из-за разрушения дорожного полотна трассы Корсаков-Озерск тяжелым транспортом и строительной техникой, используемой на строительной площадке завода. В результате в настоящее время хлеб завозится в деревню лишь два-три раза в неделю.

Ноглики

Ноглики – поселок городского типа с населением 11 тысяч жителей, расположенный на севере острова. Поселок был выбран для поездки из-за высокой концентрации здесь нивхов – представителей коренного народа, выступившего с протестами против негативного влияния нефтегазового проекта «Сахалин-2» на экологию местных рек, являвшихся традиционным объектом рыболовства нивхов.

Группа FFM состояла из представителя Bankwatch (женщины) и трех помощников из числа сахалинских жителей: двух студенток факультета социологии (женщины) и одного историка (мужчина). Помощь группе оказали – корсаковская журналистка Ольга Князева и Олег Чернышев, глава администрации Озерска.

Общие результаты: социальные факторы воздействия

Исследования группы FFM подтверждают: проект «Сахалин-2» в качестве важного инфраструктурного проекта, внедряемого практически на всей протяженности острова с крайнего севера до крайнего юга, значительно влияет на условия жизни и экономику местного населения. Группа FFM обнаружила, что это влияние различно и меняется в зависимости от географии проводимых работ, близости производственных площадок - например, строительства трубопровода (Ноглики) и строительства завода СПГ (Корсаков и Озерск) к местам проживания населения.

В целом структурные исследования и опросы населения показали, что местное население не видит для себя существенной выгоды от реализации проекта «Сахалин-2» и в основном негативно оценивает влияние этого проекта на свою повседневную жизнь. Только один опрошенный (женщина) дал полностью положительную оценку социальным и гендерным факторам влияния, а трое других (одна женщина и двое мужчин) полагали, что такое влияние будет одновременно позитивным и негативным. Все четверо – жители послека Ноглики. Один из них, член местного нивхского сообщества заявил, что утрата его народностью традиционного образа жизни является вынужденной уступкой распространению цивилизации на острове, включая доступ к мобильным технологиям и Интернету.

В ходе исследований и опросов местных жителей стало очевидно, что наибольшее беспокойство населения в связи с реализацией проекта «Сахалин-2» вызвано: 1) ухудшением экологической обстановки в настоящее время; и 2) угрозой уничтожения биоресурсов Сахалина и загрязнением окружающей среды в будущем.

По многим аспектам социально-экономическое воздействие проекта неразрывно связывается с ущербом для экологии и природных ресурсов. Например, общеизвестно, что экономика острова существенно зависит от судьбы рыбной отрасли, которая является самым крупным работодателем в регионе с числом работников до 40.000 чел.2 и которая уже несет ощутимые потери в результате прямого техногенного воздействия проекта «Сахалин-2».

Приводим примеры социальных проблем, связанных с ухудшением экологической обстановки в результате работ по реализации проекта «Сахалин-2», полученных в ходе опроса местных жителей:

  • Разрушение или угроза разрушения традиционных зон рыболовства, охотничьих угодий и собирательства: особенно страдают при этом коренные народы Сахалина3, для которых дикая природа является традиционной кладовой пищевых продуктов и к тому же важным атрибутом культурной жизни и обычаев.

  • Сокращение зон отдыха на природе: негативное воздействие проекта на дачные поселки, разрушение корсаковского пляжа, где на данный момент строится завод СПГ.

  • Ущерб местной рыболовной отрасли: как для мелких и средних рыболовецких хозяйств, так и для крупных предприятий, как, например, корсаковская консервная фабрика.

  • Снижение качества и объема питьевой воды, которой обеспечивается население4: помимо резкого увеличения потребления питьевой воды из-за роста населения в Корсакове (до постройки рабочего лагеря в Пригородном) строительство трубопровода «лишит жителей двух водоемов»5, что приведет к нехватке питьевой воды и ежедневному нормированию в подаче воды населению.

Все опрошенные возлагают ответственность за негативное социальное влияние проекта на различных субподрядчиков компании Sakhalin Energy Investment Company Ltd. (SEIC), указывают на недостаточный контроль со стороны местных властей, чему способствует общая политическая обстановка в России. Но в конечном итоге опрошенные люди считают, что именно SEIC должна нести ответственность за весь причиняемый проектом «Сахалин-2» ущерб. Вот мнение Лины Лазебник, учителя Корсаковской средней школы № 2, члена общественной группы «Знание – сила»:

«Как бы то ни было, все проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, происходят из-за того, что компания «Сахалинская энергия» не выполняет своих основных функциональных обязанностей. Она не подготовила соответствующих условий для реализации проекта «Сахалин-2». По этой причине груз проблем с самого начала строительства лег на плечи местного населения и городской администрации Корсакова. [...] Главная забота менеджеров этой компании – свести до минимума расходы на каждом этапе выполнения своих контрактов».

Лина Лазебник, Инициативная группа «Знание – сила».

Корсаков, декабрь 2004.

Общие результаты: гендерные факты воздействия

Данные FFM и анализ доступных документов показали, что проект «Сахалин-2» оказал существенное влияние на жизнь женской части населения. Как считает большинство опрошенных людей, негативный гендерный аспект воздействия проекта существенно перевешивает фактор его полезности для сахалинских женщин.

Занятость населения

Как показали опросы FFM, вклад проекта «Сахалин-2» в обеспечение занятости женской части населения весьма незначителен. Опрошенные единодушно считают нормальным, что такое крупное строительство нуждается, главным образом, в мужской рабочей силе и поэтому дает возможность местным мужчинам получить рабочие места. Куда меньше шансов предоставлено местным женщинам: лишь сферы общественного питания и работа по уборке помещений. Исследования показали, что условия работы женщин, занятых в общественном питании и на уборке помещений, являются неприемлемыми: сверхурочные работы почти не оставляют женщинам времени для исполнения домашней работы и ухода за детьми.

Корсаков

FFM обнаружила, что самый серьезный социальный урон ощущают на себе жители Корсакова, города на берегу Анивского залива, неподалеку от которого ведется строительство завода СПГ. Строительство крупнейшего в мире завода подобного рода по соседству с приморским городком с населением всего 30 тыс. жителей оказывает пагубное влияние на инфраструктуру этого города и стало настоящим бедствием для его жителей.

Именно в Корсакове остро ощущается влияние гендерного фактора воздействия проекта. Такое влияние можно разделить на три категории (кроме изложенной выше проблемы занятости).

Первая и главная: страх за безопасность детей

В связи с развернувшимся строительством интенсивность движения в городе тяжелой строительной техники и большегрузных автомобилей резко возросла и вызывает серьезную тревогу у корсаковских родителей, школьных учителей и ряда организаций. Необходимые для строительства завода СПГ стройматериалы (песок и гравий) транспортируются по улицам города в непосредственной близости к школам и детским садам, а также – через жилые микрорайоны. Проезжую часть некоторых улиц пришлось расширить для пропуска тяжелых грузовиков за счет пешеходных тротуаров.

«Что может быть страшнее для матери боязни за жизнь своего ребенка?»

Светлана Макарова, директор Корсаковского музея.

Вторая: угроза здоровью людей – в семье и социуме

Строительство завода СПГ привлекло в Корсаков тысячи рабочих, главным образом, мужчин, и преимущественно нерезидентов острова Сахалин. Некоторые из них приехали сюда из «экзотических» стран и привезли с собой багаж «экзотических» болезней, таких, как туберкулез, случаев заболевания которым в Корсакове не отмечалось много лет.

Кроме того, усилившееся движение большегрузного транспорта по улицам города привело к загазованности воздуха и загрязнению пылью, особенно в летние месяцы, когда резко повышается заболеваемость детей. И, наконец, опрошенные люди ссылались на тревожные сообщения местной прессы о возросшем распространении венерических болезней и СПИДа.

Третья: нравственное здоровье детей и общества

Многие из опрошенных людей считают, что женщине в семье принадлежит важная роль в воспитании детей и поддержании в семье здоровой нравственной атмосферы. Корсаковские женщины полагают это своей обязанностью. Этот гендерный стереотип, однако, не исключает права женщины на индивидуальность и независимость в общественной сфере. Напротив, местные женщины и женщины, работающие школьными учителями, очень активно участвуют в общественной жизни и в общественных организациях, особенно, занимающихся проблемами детей и молодежи.

По этой причине местные женщины серьезно обеспокоены ростом проституции, сексуальных домогательств и сексуального насилия. Кроме того, матери тревожатся за нравственное здоровье своих детей в условиях деградации социальных ценностей, да и всерьез опасаются за их физическую безопасность (особенно, за безопасность девочек).

«[...] Мы крайне обеспокоены достаточно деликатной, естественной, хотя и очень серьезной проблемой: Корсаков становится опасным местом для своих жителей женского пола. [...] Эти люди [рабочие] приехали из самых разных мест, у них нет здесь ни родных, ни знакомых. Их психологическое состояние, сексуальная активность и (во многих случаях) уголовное прошлое побуждают к преступным домогательствам в отношении жительниц нашего города. И резкий рост случаев такого домогательства мы сегодня наблюдаем...», - писала инициативная группа жителей Корсакова в EBRD и SEIC в мае 2004 г.6

FFM установила, что описанные выше тревоги широко обсуждались в местных СМИ, и жители апеллировали к SEIC (и к EBRD, как к потенциальному инвестору проекта «Сахалин-2») в ходе многочисленных митингов, собраний и общественных слушаний. Однако местное сообщество считает, что компания так и не предприняла никаких шагов, чтобы обратить свои обещания в конкретные действия, чтобы успокоить население и принять соответствующие решения для оздоровления социальной и гендерной сферы, ощутившей на себе губительное влияние проекта «Сахалин-2».

Вместо этого SEIC, по мнению местного сообщества, принимает меры сугубо косметического характера, почти не выходящие за пределы «выпуска буклетов и надписей, вроде “Пристегните ваши ремни”». Простые граждане, как и представители местных властей, единодушны в убеждении, что компенсации за социальный и экологический ущерб (и риски) не только неадекватны, но и оскорбительно ничтожны.

FFM пришла к выводу, что помимо вопиющих экологических проблем проект «Сахалин-2» причиняет жителям острова серьезный социальный и гендерный ущерб и требует куда большего внимания со стороны SEIC и EBRD.

Решение этих проблем потребует большей открытости со стороны Компании, которая обязана изменить свое отношение к тревогам сахалинского населения и изменить методы работы.

Независимые эксперты предлагали целый ряд альтернативных решений и лучших технологий. Местные жители требуют адекватных компенсаций причиняемого ущерба и предлагают свои варианты решений ряда проблем. Результаты последуют лишь тогда, когда SEIC перестанет экономить на защите природной среды и должным образом отреагирует на тревоги общественности. Если Компания не пойдет по этому пути, она не сможет сохранить свой статус ответственного корпоративного инвестора.

Подробные данные исследований FFM по гендерной проблеме

Эта часть исследований сфокусирована на гендерных проблемах, исследованных в апреле 2006 года на Сахалине экспедицией FFM Bankwatch. Теперь они достаточно детально конкретизированы, поскольку ранее основное внимание общественности и экспертов уделялось прежде всего экологическим последствиям от реализации проекта «Сахалин-2».

Рабочие места: «Нам достались лишь крохи»

Проведенные исследования показали, что жителей Корсакова более других взволновала проблема создания новых рабочих мест в связи с реализацией нефтегазового проекта «Сахалин-2», поскольку строительство завода СПГ ведется по соседству с их городом. Опросы и беседы в Озерске показали, что около 50 местных жителей (население деревни – 3000 чел.) приняты на работу по строительству завода СПГ, хотя с этими рабочими побеседовать так и не удалось. В Ногликах одна из опрошенных женщин заявила, что знает местных жителей, работающих на реализации проекта, а другая только что приехала из Пригородного (близ Корсакова), где трудилась уборщицей.

Местные жители жаловались, что ранее SEIC обещала, что 70 процентов рабочих мест по проекту будет предоставлено местным жителям. Опрошенные полагают (хотя и не имеют точных статистических данных), что это обещание не выполнено. Более того, респонденты утверждали, что SEIC обычно старается не нанимать рабочих из числа местных жителей, поскольку они являются членами местных союзов и организаций и их нельзя будет заставить работать так, как работают иностранные рабочие.

Проект «Сахалин-2» предоставил местным женщинам еще меньше шансов трудоустроиться: им осталась лишь работа в общественном питании и труд уборщиц. Опрошенным людям хорошо известно, что среди приехавших работников SEIC крайне мало женщин (работают, главным образом, на административных должностях), подавляющее число ввезенных рабочих составляют мужчины из Киргизии, Китая, Узбекистана, Турции, Казахстана, Филиппин и ряда других стран.

Треть всех опрошенных жителей заявили, что они сами или их родственники пытались устроиться на работу в качестве квалифицированных рабочих, но потерпели неудачу. Многие жаловались, что главным требованием для трудоустройства на большинство вакансий оказалось знание английского языка. Одна из женщин сообщила, что ее муж пытался получить работу, но несмотря на имеющиеся у него три диплома не был принят из-за слабого владения английским.

И только одна из числа опрошенных женщин работала в субподрядной организации SEIC, а у шести других там трудились родственники или знакомые.

Одна из женщин, принадлежащая к коренному нивхскому населению, работала уборщицей в рабочем лагере в Пригородном, где идет строительство завода СПГ. Несмотря на высокий уровень безработицы среди нивхских жителей Ноглик и отсутствие каких-либо льгот для коренных народностей от проекта «Сахалин-2», она оставила работу в Пригородном и вернулась на север. По ее мнению, жалованье, которое она получала от субподрядчика компании SEIC, не соответствовало «тяжелым условиям труда уборщицы и не компенсировало негуманного отношения» к рабочим.

Другая женщина из числа респондентов рассказала о похожей ситуации с ее матерью, которая тоже работала поваром в рабочем лагере в Пригородном, но предпочла оставить эту работу. Она подтвердила информацию, которую часто сообщали другие опрошенные о том, что условия труда для женщин, работающих на уборке или в общественном питании, совершенно «невыносимы».

Согласно данным опросов, главным неудобством для работающих в проекте «Сахалин-2» женщин является чрезмерно удлиненный рабочий день (включая работу в выходные), который не оставляет им времени, чтобы заняться семейными обязанностями. Описывая труд уборщицы, они подчеркивали, что если шесть помещений за день стоит больших трудов, то убрать девять помещений – совершенно «нереально».

Одна из опрошенных рассказала случай с ее подругой, которую заставили уволиться с работы уборщицей в Пригородном, когда заболел ее ребенок и ей пришлось не выйти на работу. Ее отсутствие вызвало грубые замечания со стороны работодателя, субподрядчика SEIC, а после того как женщину обвинили еще и в воровстве (факт воровства потом не подтвердился), ее уволили с работы.

Муж одной из респонденток, нанятый на работу субподрядчиком SEIC на строительство завода СПГ, жаловался на то, что подрядчики SEIC относятся без должного уважения к государственным и религиозным праздникам, и ему приказали работать даже в праздник Пасхи. Женщина рассказала также, что муж часто жаловался на ужасное качество питания в рабочей столовой и упоминал о нескольких случаях пищевого отравления среди рабочих (об этом сообщала и местная пресса7).

В пересказе от третьих лиц получена следующая информация:

  • о двух местных женщинах (одна из Озерска, другая из Южно-Сахалинска), принятых на работу на административные должности и очень довольных условиями работы, а именно – заработной платой;

  • о женщине, высококвалифицированном специалисте, вынужденной оставить работу, поскольку даже хорошая зарплата не могла компенсировать ряд неудобств (была единственной женщиной среди рабочих мужского пола; затянутый рабочий день, часто под открытым небом в ненастную погоду) и постоянную оторванность от семьи.

Большая часть респондентов понимает, что условия труда на проекте «Сахалин-2» во многом зависят от субподрядчика компании SEIC. Некоторые из них рассказывали о том, что субподрядчики обмениваются «черными списками» рабочих, которые были уволены или ушли сами, что практически лишает возможности таких рабочих получить другую работу на проекте «Сахалин-2».

В сообщениях инициативных групп в Корсакове и публикациях в местной прессе утверждается, что условия труда «импортированных» с материка или из-за рубежа рабочих еще хуже, но исследовательской группе FFM так и не представилось возможности непосредственно изучить эту проблему, так что в данном отчете она не рассматривается. (см. ссылки на дополнительные источники информации по проблемам наемного труда на проекте «Сахалин-2»).

И, наконец, люди делились своей тревогой по поводу краткосрочного характера работы на нефтегазовом проекте «Сахалин-2». Многие из них сознают, что потеряют работу по завершении проекта. Они выражали страх за свое будущее, в котором не станет рыбы, аргументируя свои опасения тем, что рыбная отрасль понесла существенный урон от реализации проекта «Сахалин-2».

Урон местному бизнесу и средствам к существованию:

«То, что губит рыбу, губит и нас».

Жизнь сахалинского населения всегда была неразрывно связана с рыбным промыслом. Поскольку внедрение проекта «Сахалин-2» стало оказывать негативное влияние на природные ресурсы, составлявшие основу островной экономики, не удивительно, что местное население всерьез встревожилось о судьбе местного бизнеса, и еще больший страх стало испытывать перед будущим.

В рыболовстве и рыбообработке занято около 30% сахалинского населения. Например, добыча лососевых составляет одну треть всей сахалинской экономики. Выброс буровых шламов в Охотское море, строительство трубопровода на юг вдоль всего восточного побережья, сбросы строительного грунта и загрязненных сточных вод в Анивский залив наносят колоссальный ущерб островному рыбному хозяйству и уже привели к серьезным потерям в местной экономике.8 Угроза разливов нефти из-за высокой сейсмической активности региона и тот факт, что SEIC продолжает привлекать к работе над проектом высокоаварийные компании, снижает шансы местного рыбного хозяйства на устойчивое будущее9.

Опрошенные респонденты в Корсакове и Озерске говорили об ущербе, причиненном местному консервному заводу и отказе японских клиентов закупать сырую рыбу при обнаружении ими признаков загрязнения акватории. Они подчеркивали, что в прошлом этот консервный завод не раз получал призы за высокое качество своей продукции. Более того, респонденты упоминали о закрытии небольших рыболовецких и рыбообрабатывающих предприятий. В докладе Дмитрия Лисицына в Университете графства Лестершир говорилось:

«К несчастью для нас, перспективы развития в контексте проекта «Сахалин-2» выглядят тревожными. Существенной, хотя и не главной причиной является нежелание «Сахалинской энергии» применять лучшие технологии и заботиться о безопасности проекта, а также стремление ее руководителей экономить на природоохранных мерах. Другими важными факторами являются крайний слабый и неэффективный контроль со стороны правительственных учреждений и отсутствие независимого научного мониторинга ущерба, причиняемого природной среде. Все это оставляет рыбной отрасли – всегда отличавшейся экологически устойчивым развитием – не так много шансов на развитие».10

FFM не публикует данных об особом гендерном влиянии (позитивном или негативном) нефтегазового проекта «Сахалин-2» на местный бизнес, как и о новых возможностях для сахалинских женщин заниматься малым и средним бизнесом.

Отдых на природе: «Мы живем у моря, но доступ к нему для нас закрыт».

Особенно остро ощущается эта проблема у жителей Корсакова. Строительство завода СПГ ведется как раз там, где находился лучший южный пляж на берегу Анивского залива: длинная песчаная полоса берега и тихое, спокойное море. Рядом с пляжем располагались два дачных товарищества с летними домиками, которые горожане использовали для отдыха на природе, где выращивали фрукты и овощи. Жители Озерска тоже скорбят об утрате этого пляжа, где имели обыкновение купаться и загорать в совсем еще недавнем прошлом.

Матери и школьные учителя в Корсакове не раз повторяли, что детям из бедных семей практически негде отдыхать, поскольку родители не имеют достаточно средств, чтобы отправить их в летние лагеря или туристические поездки. Более того, они связывают с наличием этой проблемы и рост подростковой преступности:

«Сегодня детей лишили возможности выйти на берег моря и вынуждают проводить свободное время на улицах города. Уровень преступности в Корсакове высок, и подростковая преступность отстает не намного. Не надо быть пророком, чтобы предсказать, что будет с большей частью молодежи, слоняющейся по городу, в котором для их отдыха ничего нет».11

SEIC выплатила 800 000 долларов в качестве компенсации за занятые ею 800 м пляжа, общая длина которого составляет 2400 м и ширина около 15 метров. Сумма была определена SEIC без каких-либо консультаций с местными властями, и конечно же, этих денег не хватило на строительство новых спортивных или оздоровительных объектов в городе Корсакове. Местное сообщество и местный Совет устойчивого развития предлагали разбить парк или построить плавательный бассейн в качестве компенсации за утрату городского пляжа, но потом эти идеи были благополучно похоронены и нет никаких признаков, что они когда-либо найдут материальное воплощение.

Компенсация дачному товариществу, по мнению владельцев летних домиков по соседству с пляжем, была явно неадекватной. Тогда в Пригородном был разбит лагерь для рабочих, занятых строительством завода СПГ. Владельцы дачных участков обращались с просьбой о пересмотре размера компенсации, но их просьбы остались неуслышанными.12

«Мы жили здесь, как в раю, прямо у морского берега и кромки леса. С приходом весны мне становится еще тяжелее. Я думаю об этом, отходя ко сну, и пробуждаюсь с горькой мыслью о том, что больше не могу попасть на свою дачу».

Пенсионер Людмила Михайловна, хозяйка дачного участка

Супружеская пара пенсионного возраста поделилась своей бедой, ставшей для них непроходящей головной болью. Тридцать лет своего труда вложили они в этот дачный участок и проводили там все свободное время вместе с детьми и внуками. Они выращивали помидоры в теплицах и даже некрупный виноград, что было предметом их особой гордости и доставляло немало радости. Теперь они не имеют возможности ни добраться до своего участка из-за разрушенных дорог, ни продать свою собственность.

«Когда мы протестовали против постоянного шума со стороны огромной стройки завода СПГ, нам говорили, что это шумит море. Разве может быть солидная компания до такой степени безответственной?»

Пенсионер Вячеслав Георгиевич, владелец дачного участка

Ущерб здоровью: «Больны реки. Больна рыба. И мы – либо голодны, либо больны»

Опросы и беседы с жителями Корсакова выявили достаточно серьезное негативное влияние производственной деятельности по проекту «Сахалин-2» на здоровье людей. В деревне Озерск люди не задумываются вообще над влиянием проекта на состояние своего здоровья, их успокаивает наличие в деревне большой больницы. Однако и они с тревогой смотрят в завтрашний день, сознавая, что источники пищи и место приложения трудов – реки и море – оказались в зоне риска.

Следует заметить, что на Сахалине (как и во всей России) проблема выживания и средства к существованию остаются насущной заботой коренных народностей, да и всех прочих островитян. Выращивание фруктов и овощей на дачных участках в окрестностях городов, рыбная ловля для своего пропитания, распространение собирательства грибов, ягод, различных даров моря поистине носит феноменальный характер. В населенных пунктах со слабо развитыми промышленностью и сельским хозяйством дары природы заменяют продукты питания, предлагаемые торговлей. Рост устойчивой экономики является прагматическим ответом народа на депрессивную и непредсказуемую рыночную экономику России.

В Ногликах члены нивхской общины говорили о том, какое важное место занимает рыба в их питании и поддержании физического здоровья. Рыба у нивхов – основной источник существования. Ее сохраняют в обработанном виде (соленую, вяленую) и регулярно едят в сыром виде. Поэтому любое загрязнение водной среды или иная форма деградации водоема, влияющие на количество и качество рыбы, в конечном итоге угрожают здоровью и благополучию нивхов. Опрошенные в ходе исследования нивхи говорили, что ущерб здоровью человека от проекта «Сахалин-2» в равной мере угрожает всем представителям их народности - и мужчинам, и женщинам.

Гендерный аспект пагубного влияния проекта на здоровье человека более всего затрагивался в Корсакове. Особенную тревогу местные жители высказывали в связи с самым плохим состоянием медицинских учреждений в этом городе. Местная поликлиника размещена на первом этаже общежития. Представители (главным образом, женщины) местной инициативной группы «Знание – сила» говорили, что в городе не проводятся эпидемиологические обследования, а статистические данные о заболеваниях горожан вообще скрываются от общественности.

В ходе опросов FFM гендерный аспект пагубного влияния проекта на здоровье человека разделили на четыре категории:

  • рост заболеваемости среди корсаковских детей;

  • появление и распространение «экзотических» болезней, завезенных приезжими рабочими;

  • распространение и рост болезней, передаваемых половым путем;

  • перегруженность местных медицинских учреждений.

Опрошенные матери и школьные учителя Корсакова утверждали, что заболеваемость среди детей находится на подъеме. Опрошенные женщины не говорили ничего о состоянии собственного здоровья, но рассказывали о визитах в поликлиники и больницу в связи с болезнями детей. Беседы с педиатрами только подтвердили факт роста детской заболеваемости в городе.

Педиатры разделяют тревогу матерей в связи с новыми формами гриппа и острых респираторных заболеваний, поражающими детей в летний сезон. Респонденты связывают этот феномен с пылевым загрязнением городского воздуха, производимым большегрузным транспортом, обслуживающим строительство завода СПГ. Двое учителей и директор одной из местных школ говорили об интенсивном движении автотранспорта прямо под окнами учебных классов и о нежелательном соседстве авторемонтных мастерских. Шум моторов и отработанные газы вынуждают учителей проводить занятия при закрытых окнах и в невыносимой духоте.

Приток 5000 иностранных рабочих усугубил положение дел со здравоохранением в Корсакове. Практически все опрошенные в этом городе респонденты говорили об «импортных» заболеваниях, что неоднократно обсуждалось в местной прессе и в ходе многочисленных митингов и собраний. Большинство респондентов в качестве примера «экзотической» болезни называли туберкулез, почти половина опрошенных – венерические болезни и СПИД. В 2004 г., когда число иностранных рабочих было сравнительно невелико, Лина Лазебник в своей статье о негативном влиянии проекта «Сахалин-2» на социальную обстановку писала следующее:

«Появились довольно экзотические болезни. Местные корсаковские врачи не имеют опыта и не уверены в методах лечения. Уже отмечены случаи заболевания СПИДом. Распространяются туберкулез и педикулез. По данным официальной статистики, сразу после начала строительства завода СПГ в городе заметно выросло число больных пневмонией. И это – какая-то необычная форма пневмонии. И совсем странно, что теперь люди могут заболеть практически в любое время года, а не как раньше – лишь в течение зимнего сезона».13

В недавних публикациях в СМИ по росту распространения ВИЧ-инфекции в Российской Федерации говорилось, что система эпидемиологического мониторинга и профилактики ВИЧ-инфекций в России крайне неэффективна. Согласно самым последним данным UNAIDS14, в России сейчас 860 000 чел. ВИЧ-инфицированы, из них 290 000 – женщины. Учитывая неэффективную систему мониторинга статистика обычно значительно занижает данные. Тревожные симптомы значительного роста ВИЧ-инфекций на Сахалине впервые отмечены в 2000 году.15 В 2004 г. «Сахалинская энергия» (SEIC) запустила программу «для усиления профилактического просвещения по опасности заболевания ВИЧ/СПИД среди молодежи и групп риска в Сахалинской области».16 Компания объявила, что уже несколько раз внесла финансовые средства и партии презервативов в Сахалинский областной ВИЧ/СПИД Центр для внедрения профилактических программ по ВИЧ и СПИДу на острове.

Проблема интенсивного распространения венерических заболеваний и СПИДа в Корсакове отмечена половиной респондентов (все – женщины). Все они связали это тревожное явление с присутствием 5000 иностранных рабочих, занятых на строительстве завода СПГ. По мнению респондентов, истинную статистику венерических болезней скрывают от общественности, а единственным заметным средством профилактики этих заболеваний стало более широкое распространение презервативов.

Что касается эффективности медицинского обслуживания, то опрошенные женщины возмущены тем, что в рабочем лагере в Пригородном нет своей больницы. В результате заболевшие рабочие проекта «Сахалин-2» заполняют и без того перегруженные поликлиники города Корсакова. Респонденты говорят о нарушении закона, предусматривающего создание лечебного учреждения в каждом населенном пункте с числом более 5000 жителей. Местные газеты17 сообщили о нескольких случаях18 лечения рабочих, не имевших медицинских страховок, то есть за счет местных налогоплательщиков производилось лечение строителей самого крупного в мире завода СПГ.

Инфраструктура дорог и безопасность движения

Группа FFM обнаружила, что разрушение общественных дорог, связанное, по мнению опрошенных, с реализацией проекта «Сахалин-2», очень сильно беспокоит людей. По мнению местных жителей, SEIC использует значительную часть инфраструктуры общественных дорог, но в порядке компенсации вкладывает мизерные средства в ремонт лишь тех участков дорог, которые имеют особое значение для проекта. Внесенные компанией SEIC суммы компенсаций за разрушенные дороги далеко не адекватны причиненному ущербу. Это – почти единодушное мнение всех опрошенных и позиция местных СМИ.19

Жителей Озерска больше всего возмущает ограниченность доступа в соседние населенные пункты (главным образом, в Корсаков). Абсолютно все респонденты Озерска жаловались на отсутствие регулярного завоза в деревню хлеба и других продуктов питания из-за разрушения дорог техникой, работающей на проекте «Сахалин-2». Владельцы автомобилей объясняют, что ужасное состояние дорог приводит к быстрому износу их личных автомобилей, а расходы на ремонт только растут.

Коренные народы в Ногликах тоже жаловались на ухудшение состояния общественных дорог, которые используются большегрузным транспортом компании SEIC. Женщины из нивхской общины говорили о движении тяжелой техники вне дорог с разрушением лесов, мест традиционной охоты, сбора грибов, лекарственных растений и ягод представителями коренного народа.

Проблема безопасности движения волновала более всего жителей Корсакова, которые жаловались на увеличение числа ДТП с гибелью местных водителей и пешеходов, на разрушение тротуаров для увеличения ширины дорожного полотна для пропуска тяжелой большегрузной техники, работающей на строительстве завода СПГ.

В процессе опросов матери и учителя выражали свое беспокойство за жизнь детей, играющих в непосредственной близости к дороге. Проблема заключается в том, что ряд школ и детских садов расположен рядом с транзитными трассами, по которым большегрузный транспорт доставляет стройматериалы на строительную площадку завода СПГ. Ученики одной из корсаковских школ провели своеобразный мониторинг (в 2004 г.): они подсчитали, что «в каждый день школьных занятий под окнами их школы проходит до 150 большегрузных автомобилей, направляющихся на строительную площадку завода СПГ».20

Жители Корсакова не раз обсуждали проблему разрушения дорог с представителями компании SEIC. Как говорили члены Совета устойчивого развития, Компании предлагали в порядке компенсации вложить средства в строительство новых тротуаров, пешеходных переходов «зебра» и новых светофоров (на главной магистрали доставки стройматериалов действует лишь один светофор). Вместо этого SEIC предпочитает финансировать издание буклетов, тиражировать дорожные щиты типа «Пристегните ремни» и устраивает театрализованные представления по правилам безопасности дорожного движения.

Проблема миграции: «Наш город умирает».

В Озерске и Ногликах проблема миграции не вызывает особого беспокойства. Больше всего о негативном влиянии миграции в связи с реализацией проекта «Сахалин-2» говорили в Корсакове. Приток 5000 иностранных рабочих (мужчин) для строительства завода СПГ оказал негативное воздействие на социальный и гендерный аспекты жизни жителей этого города. Корсаковцы обеспокоены будущим своего города в связи с резким нарушением его физического и социального пространства.

Более половины опрошенных респондентов считает, что из-за проекта «Сахалин-2» город Корсаков перестает быть безопасным местом для проживания. Проведенные в этом городе исследования и предыдущие отчеты21 показали, что женщины стали чувствовать себя менее защищенными и боятся за своих детей из-за растущей преступности в городе. Однако нет никакой официальной информации относительно роста сексуальных домогательств и насилия в отношении женщин.

По этой причине жители Корсакова с пониманием относятся к тому, что многие уже начинают покидать город и эта тенденция продолжает нарастать. Они объясняют это ростом преступности, разрушением инфраструктуры, ухудшением обслуживания населения и усилением загрязнения среды. Хотя ни одна из опрошенных респонденток не говорила, что сама приняла уже решение уехать из Корсакова, опрошенные женщины высказывали опасения, что жизнь для их детей в этом городе станет невыносимой.

«Я не хочу, чтобы мой сын жил и работал здесь. Я хочу, чтобы он уехал на материк».

Жительница Корсакова

Проституция: «Замалчивание не решит проблемы».

Исследования FFM показали, что проблема роста проституции наиболее остро ощущается в городе Корсакове. Это объясняется притоком 5000 рабочих на строительство завода СПГ. В Озерске и Ногликах признаков обеспокоенности этой проблемой не отмечено.

Проблема роста проституции в Корсакове рассматривалась опрошенными (все они знали о сути проблемы) в нескольких аспектах. С одной стороны, они больше всего тревожились о падении нравов в обществе и влиянии этого на подрастающее поколение. Матери беспокоились, что «дети все видят и все понимают». Особенно, те дети, матери которых занимаются проституцией.

С другой стороны, респонденты испытывали смешанные чувства: стыд и одновременно некоторую жалость к выбору местных женщин, вовлеченных в проституцию. Респонденты смущенно рассказывали о «падении нравственных принципов в женском сообществе», о некоем «компромиссе», на который идут такие женщины под влиянием – с одной стороны своей нужды – и высокой потребности в женском обществе 5000 «импортированных» рабочих мужского пола – с другой.

Местный журналист, помогавший опросам FFM в Корсакове, рассказал о недавнем аресте двух девушек моложе 18 лет по обвинению в проституции, но от общества этот факт постарались скрыть. Представители (преимущественно, женщины) местной инициативной группы «Знание – сила» сообщили, что соответствующие властные и правоохранительные структуры всячески замалчивают эту растущую проблему. Они убеждены, что замалчивание не решит этой проблемы.

Консультации: «Что после них изменилось?»

Группа FFM обнаружила, что около половины всех опрошенных жителей знают о процессе консультаций и общественных слушаниях, они либо сами принимали в них участие, либо слышали от своих родственников, знакомых или из сообщений прессы. По их мнению, участие в таких консультациях в равной мере принимали представители обоего пола.

Хотя сами консультации не включали гендерной проблемы в качестве отдельной темы, женщины-участницы имели возможность высказать все свои тревоги, связанные с реализацией проекта «Сахалин-2». Тем не менее, опрошенные полагают, что следовало бы вынести на широкое обсуждение проблемы проституции и распространения венерических заболеваний в Корсакове с участием общественности и соответствующих государственных учреждений.

В ходе исследований FFM, опросов и бесед большинство местных жителей выразило свое глубокое разочарование тем, что широкая общественная дискуссия вокруг проекта «Сахалин-2» не привела ни к каким улучшениям ситуации. Люди говорили, что все меньше и меньше жителей стали проявлять интерес к подобного рода консультациям и слушаниям, полагая их пустой тратой времени. И только один респондент (женщина) считает, что консультации по проекту «Сахалин-2» были конструктивными и привели к позитивным результатам.

Общественная инфраструктура: «Уйма нефти, мало воды».

В Ногликах, по меньшей мере, половина опрошенных людей знает, что нефтяные компании вложили средства в закупку нового оборудования для местной больницы, компьютеров для библиотеки и оказали помощь музею коренных народов. Примерно половина из них считает, что вложенных SEIC средств в ремонт дорог явно недостаточно, хотя компания активно пользуется этими дорогами. В Корсакове и Озерске опрошенным также было известно о том, что SEIC инвестировала средства в инфраструктуру местных дорог, но при этом респонденты отмечали, что средства вкладывались лишь в дороги, необходимые для реализации проекта «Сахалин-2», и что размеры этих средств совершенно не покрывали масштабы разрушения дорог занятой на строительстве техникой

Опросы в Корсакове показали, что город страдает от дефицита питьевой воды. По словам респондентов, при строительстве трубопровода были повреждены два из трех городских водозаборов. Опрошенным женщинам приходится подстраивать свое дневное расписание под график подачи воды. Они выразили горькое сожаление, что вопреки сделанным когда-то обещаниям население не получило от проекта «Сахалин-2» никакой пользы, кроме множества новых проблем и неустроенностей.

Заключение

Анализ проектной документации и независимые отчеты местных неправительственных организаций и СМИ, а также проведенные FFM исследования и беседы в трех населенных пунктах острова Сахалин – показали, что нефтегазовый проект «Сахалин-2» оказывает жесткое влияние, как на сахалинскую среду обитания, так и на условия жизни местных жителей обоего пола.

Во-первых, с учетом того, что сахалинская экономика опирается, прежде всего, на природные ресурсы, работы над проектом вызывают тревогу о перспективах воспроизводства сахалинских биологических ресурсов, обеспечивающих население основными продуктами питания, рабочими местами и возможностью отдыха на природе. Ущерб этим ресурсам нанесет невосполнимый урон сахалинской экономике, приведет к нехватке продовольствия и росту заболеваемости. Таким образом, реализация проекта «Сахалин-2» спровоцировала протестные настроения среди населения острова, жалобы и сожаления о принятых в прошлом решениях и тревогу за будущее Сахалина.

«Игнорирование фактора взаимовлияния социума и окружающей природы уже наносит ущерб рыбному хозяйству, стержню сахалинской экономики».

WWF-UK, ноябрь 200522

Во-вторых, нефтегазовый проект «Сахалин-2» породил в среде сахалинского населения множество исключительно социальных проблем; особенно ощутила их на себе женская часть населения. Порожденные проектом «Сахалин-2» социальные и гендерные проблемы острее всего ощущаются жителями Корсакова, как показали исследования, проведенные FFM. Хотя проект оказал негативное влияние на все группы населения (на рабочих, фермеров, рыбаков, детей, пенсионеров), самое вредное его воздействие сказалось на жизни и статусе женской части местного сообщества.

Поэтому можно сделать вывод, что полезное влияние проекта «Сахалин-2» и компании SEIC на устойчивое развитие сахалинской экономики представляется более чем сомнительным. Выплаченные компанией SEIC компенсации за причиненный проектом «Сахалин-2» ущерб ничтожно малы и, как правило, их суммы определялись при игнорировании расчетов, представленных сообществом и независимыми экспертами. SEIC упустила гендерный фактор влияния проекта, и даже не рассмотрела возможности оказания в той или иной форме помощи женской части населения.

Инициированная компанией SEIC «Программа устойчивого развития» принесла некоторую пользу сахалинским сообществам, но, по свидетельству опрошенных, такая польза была слишком мала и носила кратковременный характер, если учесть серьезный урон окружающей среде и ущерб социуму от этого крупнейшего в мире нефтегазового проекта. Разочарованные участники местного Совета устойчивого развития в Корсакове считают, что экономя на лучших технологических решениях, SEIC не проявляла особой щедрости и не слишком прислушивалась к рекомендациям и просьбам Совета. Например, по словам Олега Чернышева, главы администрации Озерска, местные жители просили заменить оконные рамы в школах и детских садах поселка, но SEIC ответила отказом.

Вот мнение местных жителей по поводу «Программы устойчивого развития», выраженное в интервью программе Би-Би-Си:

«Консорциум выплачивает всего 50 тысяч долларов в год в качестве арендной платы за землю под строительство завода. Но они тратят четыре с половиной миллиона долларов на программу устойчивого развития Корсакова. Мэр Геннадий Зливко полагает, что таких денег хватает разве что на PR, чем на какие-то ощутимые изменения, и приводит еще один, более несуразный пример».23

Нет ни малейших следов финансирования каких-либо программ, специально рассчитанных на поддержку женской части населения. Одна представительница коренного народа из Ноглик сказала без обиняков: «для «малых» народностей не делается вообще ничего». Хотя она слышала о существовании какого-то плана поддержки ее сородичей (План развития коренных народов острова Сахалин). Анализ проектной документации SEIC только подтвердил: никаких мер профилактики вредного воздействия проекта на гендерный фактор компания не разрабатывала и не отягощала себя размышлениями на эту тему.

В заключение, отметим, что местные сообщества не раз предлагали различные варианты улучшения нефтегазового проекта «Сахалин-2», и видимо, заходили столь далеко в своих идеалистических заблуждениях, что ни одно из предложений и ни одна идея так и не были приняты руководством SEIC. Например, общественность хорошо осведомлена об аляскинской модели аналогичного проекта, которая гарантировала безопасность системы трубопроводов в случае землетрясения (между прочим, одного из главных факторов риска на Сахалине). Одна из опрошенных женщин сослалась на норвежскую модель развития нефтегазовой отрасли с учетом ориентации экономики на рыбную отрасль.

Хотя SEIC не раз заявляла, что всегда открыта для «конструктивного диалога»24, ей предстоит еще пройти очень долгий путь, чтобы убедить местное население и мировую общественность в том, что в экологическом, социальном и гендерном отношении это и в самом деле достаточно ответственная компания.

1 “Baku – Tbilisi – Ceyhan” (нефтепровод «Баку – Тбилиси – Джейхан»).

2 European Bank for Reconstruction and Development (Европейский Банк реконструкции и развития).

3 Environment and Social Impact Assessment (Оценка экологического и социального воздействия)

1 Оценка воздействия проекта на окружающую среду, социальную сферу и здоровье человека (EHSIA) изложены в трех обширных томах. Мы изучили HIA (Health Impact Assessment) и SIA (Social Impact Assessment).

1 Две из уволенных были позднее восстановлены на работе.

4 Неправительственная исследовательская миссия.

1 Экологическая вахта Сахалина и Международная кампания «Сахалин-2», - Нефтегазовый проект «Сахалин-2»: обзор проблем, март 2006.

2 Sakhalin Energy Investment Company, Social Impact Assessment, 2003.

3 Ia Ngv, «Нефтегазовая вертикаль», 14:40 06.04.04

4 Попова Н., Сахалин: стройка века калечит людей: тяжело дается острову возведение завода СПГ, Медицинская газета, осень 2005.

5 Лина Лазебник, Негативные последствия от строительства завода СПГ (по проекту «Сахалин-2») для местной инфраструктуры и жителей города Корсакова, 4 декабря 2004.

6 Инициативная группа жителей муниципальных служащих Корсакова , письмо в EBRD и SEIC, май 2004

7 Безбах Т., «Наши острова». № 15(134), «Советский Сахалин», № 6022867, «Губернские ведомости», № 77-78(2013-2014), «Южно-Сахалинск», № 25(785), 08.04.04.

8 Bankwatch Mail 27, Sakhalin fishermen’s struggle for justice, March 2006, URL: /publications/mail. shtml?x=1563936

9 Экологическая вахта Сахалина и Международная кампания «Сахалин-2», Нефтегазовый проект «Сахалин-2»: обзор проблем, (проект) март 2006.

10 Лисицын Д., Добыча нефти и экологически устойчивое развитие Сахалина: прогноз местной неправительственной организации (исследование проекта «Сахалин-2»), Экологическая вахта Сахалина, Университет Лестершир, Англия, 9 марта 2005.

11 Мнение учителей Корсаковской школы № 3, июнь 2004.

12 Инициативная группа жителей Корсакова и служащих муниципалитета, письмо в EBRD и SEIC, май 2004.

13 Лина Лазебник, Негативное влияние строительства завода сжиженного природного газа (по проекту «Сахалин-2») на местную инфраструктуру и жителей города Корсакова, 4 декабря 2004.

14 UNAIDS Russia, April 2006 (URL: /index.php?id=about3&nm=1)

15 Церендоржиев Петр, На Сахалине резко возросла заболеваемость ВИЧ-инфекциями, Итар-ТАСС, 5 апреля 2000. (URL: /news/ads/2000/AD000807.html)

16 Sakhalin Energy, Sakhalin Energy supports HIV/AIDS awareness on Sakhalin Island, December 2005, (URL: /en/media.asp?p=media_2005_12_01)

17 Безбах Т., Наши острова. № 15(134), «Советский Сахалин», № 6022867, «Губернские ведомости», № 77-78(2013-2014), «Южно-Сахалинск», № 25(785), 08.04.04.

18 Попова Н., Сахалин: стройка века калечит людей: Тяжело дается острову возведение завода СПГ, «Медицинская газета», осень 2005.

19 Егорова, «Губернские ведомости», 10.04.2004.

20 Лина Лазебник, Негативное влияние строительства завода СПГ (по проекту «Сахалин-2») на местную инфраструктуру и жителей города Корсакова, 4 декабря 2004 г.

21 Инициативная группа жителей и муниципальных служащих Корсакова, Письмо в EBRD и SEIC, май 2004 г.

23 Программа Би-Би-Си по экологическим и социальным проблемам нефтегазового проекта «Сахалин-2», 14 сентября 2005 г.

24Financial Times, January 18 2006

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ Сборник научных трудов Выпуск 11

    Документ
    ... подъема ... Корея (2), Азербайджан (1), ... на определённый эффект и воздействиена ... Сахалин –2» беспрецедентный в истории. Сахалин: самые большие зарубежные инвестиции в России. Отношение со странами на ... гендерной нейтральностью. К грамматическим гендерным ...
  2. Культурно-языковые контакты

    Документ
    ... Корея (2), Азербайджан (1), ... на определённый эффект и воздействиена ... Сахалин –2» беспрецедентный в истории. Сахалин: самые большие зарубежные инвестиции в России. Отношение со странами на ... гендерной нейтральностью. К грамматическим гендерным ... подъема» ...

Другие похожие документы..