Главная > Документ


Что такое «открытый доступ»?

Одной из таких традиций, своего рода базисной конструкцией в деятельности библиотек по продвижению чтения, долгие годы оставался так называемый «открытый доступ» к их фондам. Сознательно выделяю курсивом несколько пафосную характеристику этого явления. В отличие от иных разовых форм популяризации книги: отдельных массовых акций, камерных утренников и вечеров, конкретных книжно–иллюстративных выставок, библиографических обзоров etc, открытый доступ был постоянно действующей, ориентированной на основные категории читателей, регулярно обновляемой, развивающейся системой продвижения чтения. (Кстати, ряд этих «разовых» форм логично вписывались в данную систему).

Введенный в начале 60–х гг., напомним, в период «оттепели», по точному определению Н.Е. Добрыниной, он стал «демократической революцией снизу» (2).Было реализовано право читателя на самостоятельный поиск и выбор книг. До этого знаменательного для отечественного библиотечного дела события (хотя и не одномоментного – растянувшегося в огромной стране на несколько лет), читатель имел возможность искать книги по каталогу, библиографическим пособиям, могпросить библиотекаря подобрать издания по конкретной теме, жанру или выдать ему публикацию отдельного автора. Но не более того: в «святые святых» – библиотечный фонд его не допускали. Таковы были правила игры в тоталитарном государстве.

Открытый доступ сломал барьер между читателями и библиотекарем. Надо ли говорить о прежней полной зависимости первых от второго: от его квалификации, владении коммуникативными навыками, да и просто общей культуры.

В свою очередь, библиотекарь брал на себя ответственность за такую организацию книжного фонда, которая позволяла бы читателю не просто ориентироваться в открытом фонде, но и влиять на чтение, причем не «в лоб», но с использованием «мягких», опосредованных приемов. Руководство чтением, теория и методика которого была разработана отечественными библиотековедами–просветителями на заре ХХ века (Н.А. Рубакин, Л.Б. Хавкина и др.) получала свое логическое развитие за счет осознания библиотекарем аксиологической, ценностной природы отбора, расстановки и рекомендации изданий. Действенным средством при этом выступала рекомендательная библиография – инструмент продвижения чтения, развития Личности.

Можно вспомнить повсеместно распространенные библиографические пособия «малых форм»: иллюстрированные листовки, закладки в книги, списки для детей в виде фигурок животных, указатели о войне в форме фронтовых треугольников. Ведущие методические центры – прежде всего Ленинская библиотека и Публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова – Щедрина (ныне РНБ) подготавливали для массовых библиотек целые серии рекомендательных библиографических пособий по разным темам и отраслям знаний. Одновременно – выделим это особо, разрабатывали методики их использования в адрес различных категорий читателей и применительно к конкретным ситуациям обслуживания. На последнем остановимся особо: библиотекарь получал возможность по–разному использовать одно и то же пособие: при подготовке внутриполочной выставки, проведении библиографического обзора, беседе о новой книге с детьми или взрослыми, читательской конференции.

Таким образом, реально утверждался принцип дифференцированного подхода к продвижению чтения, причем не только за счет выделения кафедр обслуживания: молодежи (студентов), специалистов, пропагандистов и агитаторов etc1. Дифференцировали – и в контексте нашей статьи это особенно важно – рекомендацию книг по разным признакам: возрастным, образовательным, профессиональным, степени устойчивости интереса к теме, жанру, творчеству конкретного писателя, уровню культуры чтения.

Более того, дифференциация выставленных на открытых полках изданий учитывала ситуативную мотивацию, которая по мнению психологов оказывает непосредственное влияние на выбор книг. Это особенности характера человека (интраверты, да и просто стеснительные люди, стараются как можно реже обращаться к библиотекарю, предпочитая рекомендацию родных, друзей, педагогов, других читателей), степень занятости и даже настроение в данный конкретный момент etc.

Отсюда всевозможные выставки и книжные развалы с соответствующим подбором изданий и оформлением: «Если Вам взгрустнулось» «Для тех, кто торопится», «Книги под осеннее настроение», «Прочитал – Понравилось – Советую другим». Кстати, в последнем случае хитроумные библиотекари нередко подкладывали в развал хорошие книги, по разным причинам не пользовавшиеся спросом у читателей – этот приём, как правило, срабатывал.

Самые значимые с точки зрения библиотекаря издания маркировали в открытом фонде с помощью различных средств. Например, выделяли их на внутриполочных выставках, на прикрепленных к торцам стеллажей держателях или на переносных стендах, низких тумбочках. Если библиотекарь считал важным обратить внимание на конкретную книгу, её выделяли специальной цветной закладкой типа: «Новинка», «Книга трудной судьбы», «Впервые издана на русском языке» etc.

Таким образом, в оптимальном варианте создавались предпосылки для реализации одной из универсальных формул Ранганатана: каждому читателю его книгу, каждой книге – своего читателя.

В ходе совершенствования открытого доступа все большую роль приобретали индивидуальные консультации читателей по вопросам, связанным с поиском и рекомендацией книг по различным областям знаний, темам, жанрам. В крупных городских библиотеках их проводили дежурившие в фонде консультанты из числа читателей–специалистов данной сферы знания. Чаще всего в этой роли выступали пенсионеры или студенты, которые входили в так называемый «читательский актив» библиотеки. Там, где работа велась неформально, актив выполнял роль своеобразного экспертного совета, помогавшего библиотеке не только осуществлять обслуживание, но и комплектовать фонды отраслевой литературой, проводить социологические опросы, подготавливать массовые мероприятия и т. п.

Сегодня можно с ностальгией вспомнить о феномене индивидуального изучения интересов читателя, особенно молодежи. Библиотекарь–профессионал (увы, не каждый) старался выбирать «подопечных», которые нуждались в регулярной помощи, постоянно отслеживал их интересы, совместно с ними искал в фонде и справочно– библиографическом аппарате нужные издания и фактографические сведения; изучал особенности восприятия ими прочитанного etc. Важным методическим инструментом при этом выступал анализ читательских формуляров. Была отработана достаточно логичная и по–своему действенная система фиксации сведений о динамике читательских интересов и картине чтения конкретного человека, его оценках прочитанного, позволявшая адекватно оценивать индивидуальное пошаговое читательское развитие.

Случались ли при этом перегибы, проявления диктата библиотекаря? Безусловно: как в любом деле, многое зависело от ума, уровня общей культуры, образованности, чувства меры и такта коллеги, а также соответствующих качеств читателя, его готовности к внутреннему росту, желании принять бескорыстную помощь знатоков книги. Охарактеризованная работа, которая официально именовалась «пропагандой книги» и «руководством чтением», носила ярко выраженный идеологический, точнее моноидеологический (имея в виду моноидеологию КПСС) привкус. Но могу свидетельствовать: внешне выполняя принятые «правила игры», в большинстве своём библиотекари–профессионалы по–своемувоспроизводили отечественные просветительские традиции, рекомендуя лучшие книги, а точнее выстраивая систему чтения, реально способствующую духовному развитию людей.

От открытого – к свободному доступу

Оценивая прежний открытый доступ спустя десятилетия, видишь его ограниченность. Мне уже приходилось упоминать о невнятности самого понятия «открытый доступ», который является тавтологией. Доступ или есть, или нет. Поэтому по принятым в русском языке правилам ни «открытого» и ни «закрытого» доступа быть не может (3). Об этом много лет также назад упоминал и Ю.Н.Столяров (4).

Среди возможных синонимов ближе всего к этому понятию «свободный доступ». Но и здесь налицо неувязка. Прежний открытый доступ не мог называться свободным по ряду причин. Свобода как экзистенциальное междисциплинарное понятие подразумевает прежде всего свободу выбора. О чемписали в начале века упоминаемые выше отечественные библиотековеды-просветители. Но о такой свободе, несмотря на открытые для читателей основные фонды, говорить можно с большой долей условности. На памяти у прежних поколений регулярно получаемые из Главлита цензурные списки, в соответствии с которыми из библиотек изымали книги диссидентов или просто неугодных власти авторов.

В крупных библиотеках при наличии больших, открытых посетителям подсобных фондов существовали так называемые «спецфонды», т. е. закрытые для большинства читателей книги и журналы. Доступ к ним получало ограниченное число людей по специальным разрешениям определенных органов. В читательских каталогах эти издания также не были представлены. В маленьких массовых библиотеках некий аналог спецфонда формировали по иному признаку – повышенного спроса, который в условиях тотального книжного, как и иного дефицита (а не только по причине всеобщего интереса к чтению), был неизбежным явлением. На эти книги в лучшем случае формировали открытую очередь, в которой желающие прочитать конкретное издание могли ждать его получения от месяца до года. Или без всякой очереди выдавали их представителям местной власти, «нужным людям», читателям-«активистам», помогавшим библиотекарю в его работе.

Рассмотрим и другое обстоятельство. Свобода выбора предполагает наличие соответствующих условий – тех, что можно объединить понятием «комфортность обслуживания». Без этих условий выбор превращается в формальность. В 60-е – 80-е гг. такого понятие в лексиконе библиотекаря не существовало. Соответственно, комфортность не осознавалась им как ценность. Имеется в виду множество элементов, начиная от просторных помещений, удобной мебели, уровня освещения, использования светлой цветовой гаммы и благоприятно воспринимаемых закруглённых линий, декоративных растений и пр. аксессуаров нарядного уютного помещения.

Менее всего в этом повинны библиотекари. К сожалению, та «безбытность» советских людей, о которой писал А. Жид в конце 30–х гг., не располагала к комфортности оформления жилища и функциональных помещений. Да и слово «дизайн» вплоть до середины 80–х гг. заменял эвфемизм «техническая эстетика». Что уж говорить о библиотеках, «типовое» строительство и оформление которых (применительно к областным универсальным научным и крупным городским), проходило преимущественно по остаточному принципу. На моей памяти немало случаев, когда специально построенное для городской (районной) библиотеки или переоборудованное из старого просторное здание в последний момент местные власти передавали более «нужному» учреждению.

В последние годы комфортность все чаще осознаётся как свобода доступа посетителей к совокупным библиотечным ресурсам (печатным и электронным изданиям, аудио и видео информации), сочетающаяся с выверенными дизайнерскими и организационно–технологическими решениями. Отсюда иные, чем раньше, подходы к организации доступа. Это уже не комфортная среда– понятие, за которым стоит акцент на локальную сторону диалога с читателем, происходящего в конкретном подразделении в данный момент. Новые информационно–коммуникативные технологии принципиально меняют ситуацию. Формируется распахнутое, т.е. максимально доступное и безграничное культурно–информационное пространство, выходящее за пределы ресурсов отдельной библиотеки. При этом снимаются не только пространственные, но и временные рамки.

Концепция «распахнутогокультурно–информационного пространства» (5, 6) не ограничена доступом к информации и способом ориентации в ней. Хотя значимость воспитательной задачи: помочь ребенку или взрослому встретиться с нужной книгой или электронным документом, не потерявшись в этом пространстве, очевидна. Для чего нужна специальная система приёмов, базирующаяся на сочетании рекомендательно–ориентирующих и рекламных методов (7, 8). Но сегодня этого недостаточно. В соответствии с названной концепцией различные подразделения библиотеки (а не только специально выделенный Интернет–класс) рассматривают как место для одновременной работы и с книгой и с компьютером, для общения с друзьями, или допустим, получения сведений о правилах выдачи банковского кредита на образование.

Это также возможность ознакомиться с выставкой произведений изобразительного искусства или нарисовать собственные акварели в изостудии; принять участие в театральной постановке, концерте авторской песни или объявленном библиотекой конкурсе на лучший отзыв о книге, на самую современную модель выпускного платья. Распахнутое пространство – это и право читателя, посетителя отдохнуть в зимнем саду, перекусить в приближенном к залу периодики библиотечном кафе, перелистывая свежий номер журнала. И оформление близлежащего к библиотеке пространства – перед входом, а также внутреннего дворика, где под цветными зонтиками или на расставленных амфитеатром скамейках с весны до лета проходят книжные фестивали, праздники, спектакли (приведены реальные примеры из библиотечной практики последних лет).

«Распахнутое пространство» включает в себя не только материальную, но и виртуальную составляющую. Отсюда роль оборудованных рабочих мест с доступом к Интернету в разных подразделениях обслуживания, начиная с так называемой информационной зоны, с которой читатель, посетитель начинает знакомство с библиотечными ресурсами и возможностями. В этот же содержательный ряд логично вписывается виртуальная справка, позволяющая дистанционно, т. е. непосредственно не посещая библиотеку, оперативно получить запрошенные у библиографа сведения на свой домашний компьютер.

Свободный доступ в таком понимании базируется на свободе выбора: и книги, и электронного документа и что особенно важно, сценария поведения читателя. Данное видение отвечает концепции библиотеки как полистилистичного, многофункционального социально–культурного института. Такой институт работает уже не только на удовлетворение информационных потребностей, как считалось ранее, но на предвосхищение всей системы культурно–информационных ожиданий различных слоёв населения.

Не отходит ли библиотека при данном подходе от задач продвижения чтения? Убеждена, что нет. Книга выступает здесь в разных ракурсах: привычным для всех нас «источником знаний» (по А.М. Горькому), как контекст межличностного общения, как ценный предмет, когда она является раритетом. Как фон для экспонируемых предметов из частных коллекций: медалей, игрушек, поделок, статуэток etc. И основа театральных постановок и литературно–музыкальных салонов. Наконец – и эту роль книги трудно переоценить, она придаёт межличностному библиотечному общению особую интеллектуальную и эстетическую напряженность.

При таком подходе книга в качестве первоисточника становится ресурсом креативной деятельности людей, побуждает к разнообразным формам культуротворческой деятельности. По мнениям авторитетных философов и психологов творчество и есть высшее проявление свободы воли человека.

В настоящее время возрождаются, угасшие было в последние десятилетия, формы участия взрослых и юных читателей в подготовке массовидных форм, включая такие экзотические, как «Библиотечные бессонницы», в изучении читательских мнений, проведении творческих конкурсов и пр. Также появляются новые. В первую очередь, это обратная связь с читателями, осуществляемая с помощью современных информационно–коммуникационных технологий: участие в форумах на сайтах областных библиотек, в Интернет–конкурсах, включение в движение бук-кроссинг и др.

Наконец, это развернувшееся в последние годы среди библиотек движение по поиску и поддержке талантливых детей и взрослых: поэтов, прозаиков, художников, музыкантов. Библиотеки взяли на себя работу, которую еще два десятилетия назад вели многочисленные Дома детского творчества, Дворцы пионеров, литературные, театральные и художественные объединения при местных отделениях творческих союзов. Последние в большинстве своём прекратили существование в 90–е гг.

Создаваемые библиотекарями совместно с местной творческой интеллигенцией, всевозможные студии и кружки, клубы авторской песни, а также проводимые поэтические турниры и конкурсы рисунков не преследуют цели подготовить профессионалов. Хотя нередко дают путевку в жизнь будущим профессиональным певцам, актерам, художникам. Важнее другое – помочь самореализации человека, его духовному росту. Такой подход – еще одно свидетельства верности библиотек традициям отечественного просветительства.

В ЦГДБ столицы им. А.П. Гайдара из подростков–интеллектуалов сформирована группа экспертов, оценивающих рукописи профессиональных детских писателей, с которыми дружит библиотека, и рекомендующих их к печати. К чести писателей, они учитывают пожелания юных экспертов при подготовке книги к печати. Библиотеки разных регионов помогают детям и взрослым читателям иллюстрировать издания профессиональных писателей, выпускают на своей издательской базе сборники стихов и альманахи, литературные журналы и газеты, созданные талантливыми «непрофессионалами». Без содействия читателей, ставших долговременными социальными партнёрами библиотек, феномен современной издательской деятельности последних был бы просто неосуществим.

Данную работу можно оценить как реализацию концепции свободного доступа к библиотечным ресурсам: с одной стороны библиотека помогает творческой самореализации людей, повышает уровень их личной свободы, «распахивает» индивидуальное интеллектуальное пространство, превращая его в общественное достояние. С другой – за счет этого достояния обогащается культурный ландшафт региона, расширяются возможности доступа к нему населения.

Итак, преимущества прежнего «открытого доступа» никуда не исчезли. Они нуждаются в переосмыслении, увязке с новыми представлениями и требованиями. Имеются в виду прежде всего ориентация на новое визуальное восприятие современных детей и подростков (9,10), а также современные методики обучения навыкам чтения в комплексе с грамотным использованием Интернета и электронных носителей. Фактически теперь уже не открытый – свободный доступ переживает своеобразный Ренессанс, как и любая развивающаяся система проходя путь усложнения, внутренней дифференциации, роста разнообразия форм. Родной брат и соратник М.М.Бахтина талантливый философ Николай Михайлович Бахтин в 1926 году писал: «подлинное творчество сознает себя не как начало или продолжение, но как возрождение» (11).

Понимание свободного доступа как базового, системообразующего элемента в продвижении чтения, двигателя творческого по своей природе процесса библиотечной деятельности, будет способствовать осознанному, пошаговому движению вперед. Это неуклонное движение – залог поступательного развития культуры.

Список литературы:

1. Как создаются читающие нации : опыт, идеи, образцы : сб. мат. /ред.–сост. В. Д. Стельмах, Дж. Я. Коул. – М. : НФ «Пушкинская библиотека» : Белый город, 2006. – ХIV, 274 с. ; ил.

2. Добрынина, Н. Е. Три революции в библиотечном деле /Н. Добрынина //Вестн. Библ. Ассамблеи Евразии: науч.–практ. журн. – 2003. – № 2. – С. 46 – 49.

3. Матлина, С. Г. Свободный доступ к ресурсам как новая философия библиотечной деятельности (Социо–культурные аспекты) /С. Г. Матлина //Науч. и технические б-ки. – 2007.– № 5 – С. 43–57.

4. Столяров, Ю. Н. Родо–видовая и типологическая классификация библиотек /Ю. Н. Столяров //Библиотековедение. – 1996. – № 3. – С. 36.

5. Матлина, С. Г. «Понять пространства внутренний избыток…» /С. Г. Матлина //Библиотечное дело. – 2007.– № 1 – С. 2–5.

6. Матлина, С. Г. Распахнутое пространство : метафора–методика–артефакт культуры (Соц.–культурные аспекты теории библиотечной инноватики) /С. Г. Матлина //Румянцевские чтения–2004 : Инновационные технологии и разнообразие культур /сост. Л. Н.Тихонова. – М. : Пашков дом.2004. – С. 173–176.

7. Матлина, С. Г. Пространство для книги и читателя. //Матлина С. Г. Привлекательная библиотека или что может реклама. /С.Г.Матлина. – Изд. 2–е, доп. и перераб. – М.,2000.– С.72–87.

8. Матлина, С. Г. Социально–психологические и технологические основы организации фондов в школьной библиотеке : лекция Особенности расстановки и оформления книжного фонда /С. Г. Матлина //Библиотека в школе. – 2005. – № 18 – С. 36–40.

9. Родькин, П. «Новое визуальное восприятие» : Современное визуальное искусство в условиях нового перцептуального вызова /П. Родькин. – М. : Изд–во журнала «Юность», 2003. –172 с.

10. Козин, А. Лучше один раз увидеть/С. Матлина, А. Козин //Библиотека. – 2005. – № 8 – С. 44–46.

11. Цит. по книге : Махлин В. Л. Третий Ренессанс /В. Л. Махлин //Бахтинология. Исследования. Переводы. Публикации. СПб. : Алетейа, 1995. – С. 151.

С.В. Олефир



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Библиотечный вестник карелии выпуск 2 2 (29) библиотеки карелии в 200 6 году

    Документ
    ... изучением уровня автоматизации библиотечных процессов, знакомством с библиотечными специалистами, а, главное, ... по сказам П. Бажова «Уральских гор сказочник» и «Шел ... культуре и искусству, президент БиблиотечнойАссамблеи Евразии (БАЕ). Среди целей ...
  2. ИГУМНОВА Наталия Петровна Евразийское библиотечное пространство (1991 – 2005 гг

    Диссертация
    ... в модельном Библиотечном кодексе, законах о библиотечном деле. Журнал «Вестник БиблиотечнойАссамблеи Евразии», издания библиотечных ассоциаций Армении ... городов Москвы и Санкт-Петербурга в России, Уральска, Алматы и других городов Казахстана совместно ...
  3. Новые документы по культуре и библиотечному делу выпуск 11 (ноябрь)

    Документ
    ... Оганова, О. А. Информационная поддержка научных исследований Уральского региона / О. А. Оганова // Библиосфера. – ... БиблиотечнойАссамблеи Евразии. – 2009. - № 1. – С. 40-41. Реализация миротворческих библиотечных проектов. Организация библиотечного ...
  4. § 1 евразийское библиотечное пространство как культурное и общественное явление исходные понятия

    Документ
    ... в модельном Библиотечном кодексе, законах о библиотечном деле. Журнал «Вестник БиблиотечнойАссамблеи Евразии», издания библиотечных ассоциаций Армении ... городов Москвы и Санкт-Петербурга в России, Уральска, Алматы и других городов Казахстана совместно ...
  5. " о системе координации библиотечно-информационного обслуживания образовательных учреждений российской федерации"

    Документ
    ... мероприятий, проводимых Международной федерацией библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА), Библиотечнойассамблеи Евразии (БАЕ). 3. ... (областной методический центр) Уральский район Уральский государственный технический университет (зональный ...

Другие похожие документы..