Главная > Документ


Неофициальные эмиссары британского, французского и американского правительств активно помогали большевикам удержаться у власти, одновременно стараясь максимально продлить ситуацию, при которой русские солдаты будут и дальше умирать за интересы своих «союзников» по Антанте. Большевики много говорили об интересах трудового народа. Якобы во имя его они взяли власть. И теперь первым их шагом должен был стать мирный договор с Германией. Только заключать его они собирались вовсе не в интересах рабочих и крестьян России...

Март 1918 – это месяц подписания Брестского мира. Кровавые нити русской смуты так тесно переплелись между собой, что одно практически неотделимо от другого. И если мы поймем, кто заставил Ленина так странно вести переговоры с германским руководством, нам станет абсолютно ясно, кто же хотел смерти представителей царской династии.

Наш путь лежит туда – в Брест-Литовск...

Самым сложным было не торопиться. Делать то, что он давно задумал и решил. Делать это чинно, с расстановкой. Солидно и уверенно войти в историю. Ведь момент без сомнения был исторический, такого ее анналы еще не знали. Никто до него такого не делал, не пытался и даже не додумался столь красиво разрешить множество задач одновременно, не предложив никакого решения вообще!

Троцкий обвел присутствующих взглядом, набрал побольше воздуха в легкие и начал читать. Очень хотелось произнести все разом, одним махом, не давая никому опомниться. Он начал удачно, быстро поймав нужную тональность и всем своим нутром чувствуя правильность выбранной формы. Сказал о солдате-пахаре, который должен вернуться к своей пашне, о солдате-рабочем, которого ждет его мастерская. И потом, не переводя дыхание, сразу перешел к главному:

- Именем СНК Правительство РСФСР настоящим доводит до сведения правительств народов воюющих с нами союзных и нейтральных стран, что, отказываясь от подписания аннексионистского договора, Россия, со своей стороны, объявляет состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией прекращенным.

Вот она, бомба! Самообладанию дипломатов учат с самых азов постижения их многотрудной профессии. Потом они оттачивают их в многочисленных словесных баталиях, достигая полнейшего контроля над своей мимикой. Здесь, в Бресте, были лучшие из лучших.

- Российским войскам одновременно отдается приказ о полной демобилизации по всему фронту, – выдохнул Троцкий и моментально перевел взгляд на глав немецкой и австрийской делегации. Рихард фон Кюльман тупо уставился на него, и на его холеном лице так и читалась просьба еще раз повторить все сказанное. Министр иностранных дел Австро- Венгрии граф Оттокар фон Чернин вообще на мгновение потерял самообладание и стал нервно теребить воротник.

Все – бомба взорвана. Пусть они теперь разбираются в хитросплетениях сложившейся ситуации, ломают себе головы. Наша задача затягивать все до крайней меры, тянуть резину и никакого договора не подписывать. Устроить настоящую политическую демонстрацию, переложить всю ответственность на немцев.

Войну прекращаем, армию демобилизуем, но мира не подписываем – вот секрет успеха. До сих пор так не делал никто. Так ведь никому и не надо было одновременно успокоить население своей страны, возбудить рабочих Германии и Австрии, оттянуть подписание договора с немцами и показать свою сговорчивость и покладистость перед ДРУГОЙ стороной.

Придумка и вправду была гениальной. Немцы проигрывали при любом раскладе. Именно это Ленин ухватил сразу.

- Было бы так хорошо, что лучше не надо, – сказал он, задумчиво глядя в сторону, – если бы генерал Гофман оказался не в силах двинуть свои войска против нас.

- Тогда мы одержали гигантскую победу с необозримыми последствиями, – развивал свою мысль Троцкий. – Если же удар против нас еще окажется для Гогенцоллерна возможным, мы всегда успеем капитулировать достаточно рано.

- Интересно, чертовски интересно, – прищурился Ильич, что всегда означало у него мощный мыслительный процесс. – Ну, хорошо, допустим, что мы отказались подписать мир, а немцы после этого переходят в наступление, что вы тогда делаете?

- Подписываем мир под штыками. Пусть покажутся миру во всей своей красе.

- А вы не поддержите тогда лозунг революционной войны? – снова прищурился Ильич.

- Ни в каком случае.

- При такой постановке опыт может оказаться не столь уж опасным. Мы рискуем потерять Эстонию или Латвию.

Ленин шагнул в сторону, на секунду задумался и прибавил с лукавым смешком:

- Уж ради одного доброго мира с Троцким стоит потерять Латвию с Эстонией!

Эта фраза стала у него на несколько дней припевом. И настроение у Владимира Ильича явно пошло на поправку. Выход из тупика был найден. И нашел его он – Троцкий...

... Кто-то из членов германской делегации громко кашлянул. Фон Кюльман бормотал себе под нос что-то невразумительное. Первым пришедший в себя граф фон Чернин предложил созвать пленум для обсуждения заявления советской делегации.

Но Троцкий его не слушал. Дело сделано. Нечего обсуждать. Нечего ждать. Можно ехать назад в Москву...

ГЛАВА 3 ДЛЯ КОГО ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ ЗАКЛЮЧИЛИ БРЕСТСКИЙ МИР

Теперь, задним числом, я могу утверждать, что наше поражение явно началось с русской революции.

Германский генерал Э. Людендорф

Взяв у немцев деньги на революцию, Ленин пообещал им вывести Россию из войны. И потом заключил выгодный Германии мирный договор. Именно такова логика тех, кто «зачисляет» нашу революцию в актив немецких спецслужб. На самом деле ничто не развеет с такой легкостью миф о «германских шпионах» большевиках, как самое главное доказательство, главное обвинение против Ленина грабительский Брестский мир. Чтобы понять, под чью дудку плясали вожди русской революции, надо подробно разобрать ход брестских переговоров. И тогда многое нам станет понятнее и яснее...

Какие же внешние силы играли в свою игру на территории охваченной хаосом Российской Республики?31 Это Германия и Антанта. Исторический пульс в то время бился с удвоенной частотой. Страшная Первая мировая война приближалась к своей развязке. Между тем, проигрывать не хотел никто. Антанта готовилась выложить свой последний, но самый сильный козырь – вступление в войну США. Последний шанс история предоставила и Германии. Пусть призрачный, но он был. Этот шанс – немедленный мир с Россией, отвод войск со всей оккупированной территории и скорейшая переброска их на Запад. Нанесение удара по французским и английским войскам, пока американские не прибыли к театру военных действий. Это было важнейшим условием возможного ничейного исхода Первой мировой войны для Германии. Победить Германия не могла.

Новизна мирных предложений большевиков была не в том, что они первыми заговорили о мире, а в том, как они это сделали. Опубликовав свой декрет о мире, Ленин потребовал от главнокомандующего русской армией генерала Духонина немедленно заключить с немцами перемирие. Тот отказался, был смещен со своего поста Совнаркомом и затем убит озверевшими матросами32. На его место назначили прапорщика Крыленко. Новый главком предложил русским воинским подразделениям договариваться о мире отдельно с каждой конкретной противостоящей им неприятельской частью. Это уже странно. Если большевики германские агенты, зачем они пытаются спровоцировать немецкие войска нарушить субординацию? Ведь вопросы войны и мира решали не солдаты на митинге, а генералы в Берлине. Предложение мира германским солдатам, напротив сидящим в окопах, может закончиться их выходом из повиновения командованию. Такое впечатление, что большевики вовсе не замиряться хотят, а создать в головах немецких солдат простую логическую цепочку: мир – генералы и кайзер, его не желающие – сломать режим, не желающий мира.

Странное поведение для «немецких шпионов»? И главное, кому выгодно, чтобы гак получилось? Антанте – Англии и Франции. С подобным удивительным, если не понимать его причин, поведением ленинцев мы еще не раз встретимся...

«Поняв свою ошибку». Крыленко обратился к германскому командованию с предложением о перемирии. Вот тут мы заметим первую странность. Мир Германии нужен как воздух. Успешный немецкий «агент» Ульянов, достигший в России неожиданного, почти фантастического успеха, предлагает перемирие, ведя дело к мирному договору. Все должно решаться молниеносно. Германским политикам и генералам надо радоваться, хлопать пробками от шампанского и подставлять фужеры иод игристый напиток. В жизни все это произошло совсем по-другому. Фактический командующий германскими армиями генерал Людендорф вызывает к себе командующего штабом Восточного фронта генерала Гофмана и задает ему один вопрос: можно ли иметь дело с новым русским правительством? Генерал Гофман ответил Людендорфу утвердительно, в том смысле, что с ленинцами можно иметь дело, а с нами в мемуарах поделился сомнениями: «Я много думал, не лучше ли было германскому правительству... отклонить переговоры с большевистской властью. Дав большевикам возможность прекратить войну и этим удовлетворив охватившую весь русский народ жажду мира, мы помогли им удержать власть»33.

А ведь на кону не только судьба России, но и будущее самой Германии. Так и хочется сказать: что ж тут думать! Раньше надо все эти вопросы обсуждать, когда Ленина отправляли. Разумеется, если он действительно «германский агент». И еще один аспект есть у этого вопроса. В России никакого другого правительства, кроме большевистского, нет и в ближайшее время не предвидится. Мир Германии нужен, и подписывать его, кроме как с Советом народных комиссаров, более не с кем. О чем же тут думать?

Выйдя из своей удивительной задумчивости, немцы соглашаются на переговоры с большевиками. Австрийцы же просто умоляют их «удовлетворить Россию как можно скорее»34. В стране мазурок и вальсов продовольствия уже практически нет, а вместе с исчезновением хлеба и масла тает и решимость венского кабинета.

Местом мирных переговоров выбирается город Брест-Литовск, оккупированный немецкими войсками. С завязанными глазами полномочные представители советской России пропускаются через германские оборонительные линии. Сделан первый шаг к всеобщему миру. Теперь пришло время сделать второй и третий и закончить кровавую бойню как можно скорее...

Давайте на минутку остановимся и порассуждаем. Современная историческая наука имеет всего два толкования дальнейших действий большевиков. Первая, «советская» точка зрения гласила, что стремление Ленина к миру во всем мире было столь велико, а желание немцев хапнуть побольше так сильно, что в результате пересечения этих двух прямых и возник мирный договор. Такой, при котором Россия потеряла значительную часть своей территории, грабительский и разбойный. Но поскольку сил у молодой «красной» республики не было, то пришлось его, скрепя сердце, подписать. Вторая, более современная трактовка тех событий говорит нам о том, что русской территорией Ленин расплатился с немцами за «пломбированный вагон» и их финансовую помощь в деле разрушения русского государства. Обе версии красивы, обточены писателями и историками до ослепительного блеска.

Помогут ли они действительно объяснить, почему Владимир Ильич подписал Брестский мир? В самом ходе переговоров таится ответ на этот вопрос. Они продвигались совсем не так, как мы привыкли себе представлять. Немецкую делегацию на переговорах возглавил статс-секретарь Министерства иностранных дел Рихард фон Кюльман, австрийскую – министр иностранных дел граф Оттокар фон Чернин. Нашей – руководит товарищ Адольф Иоффе. У него длинные грязные волосы, поношенная шляпа и сальная нестриженая борода. Состав русской делегации плакатно комичен: в числе ленинских дипломатов рабочий, матрос и крестьянин. Последнего спохватившиеся большевики буквально подобрали на улице и внесли в список. Без крестьянина рабоче-крестьянской делегации никак нельзя.

И вот товарищ Иоффе излагает советские условия прекращения военных действий.

1. Перемирие сроком на 6 месяцев.

2. Немцы должны очистить Ригу и стратегически важный, только в октябре 1917-го захваченный ими Моонзундский архипелаг.

Наконец, Иоффе выкладывает третье советское условие, после которого немцы оказываются просто в состоянии шока.

3. Германцы должны обязаться НЕ ПЕРЕБРАСЫВАТЬ ВОЙСКА НА ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ!35

Что за странную форму поведения избрал себе товарищ Иоффе, а точнее, руководящие им Ленин и Троцкий? Почему советский дипломат выдвигает столь удивительные требования? Ведь понятно, что в условиях продолжающейся войны отказ от свободной переброски войск в любом направлении для немцев абсолютно неприемлем. Такой мирный договор для Германии теряет всякий смысл. Ключ к выигрышу мировой войны для всех воюющих сторон находится в России. Если немцы перебросят свои лучшие части с Востока на Запад, они еще имеют шанс избежать поражения, если оставят солдат в России – через несколько месяцев Германия рухнет. Развалится иод влиянием большевистской и антантовской пропаганды.

Германское руководство готовит в начале весны наступление на Западном фронте. Для этого надо провести перегруппировку войск. Для этого нужно заключить мир с Россией и отправить солдат во Францию, Бельгию и Турцию. Задача «союзных» разведчиков диаметрально противоположна: немцы не должны увозить своих солдат с Востока на Запад. Любой ценой этому надо помешать. Надо заставить Германию увязнуть в России по уши. Самое главное, чтобы ни в коем случае не наступил реальный мир...

Согласимся, что для «германского агента» Ленина выдвинутые требования, мягко говоря, странные. Абсолютно не подходят они и для радетеля интересов молодой революции. Зачем большевикам искусственно задерживать германские войска на границах революционной России? Ведь, находясь рядом, монархическая немецкая армия является постоянной угрозой красным Петрограду и Москве. И наоборот, чем больше германских солдат уедет во Францию и Бельгию, тем быстрее Ленин и Троцкий смогут заразить большевизмом все окружающее пространство. Пекись Ильич об интересах революции – он должен просить германских дипломатов и военных не оставлять свои части, а поскорее их увозить. И вообще, какое дело революционному правительству России, куда денег Германия освободившиеся дивизии? У большевиков что, других забот нет?

Нет, забот у новой коммунистической власти огромное множество. А вот у союзных представителей Жака Садуля и Брюса Локкарта есть только одна головная боль – не допустить переброски германских войск на Западный фронт.

И «странное» требование большевиков будет вовсе не странным, если знать, что:

• сразу после Октября немцы начали переброски войск на Запад;

• 30 % немецкой армии было на Востоке, около 80 дивизий;

• весь ноябрь переброски продолжались36.

Как же их можно остановить? Правильно – выдвинув «мирные инициативы». Просто дуря немцам головы! Расчет союзных кураторов оказался верен. Немцы заглотили крючок и согласились прекратить переброску войск с Востока на Запад!

Глядя на большевистские предложения, мы можем оценить степень влияния английской разведки на ленинское правительство. Судите сами. Немецкие войска находятся на расстоянии одного рывка до красного Петрограда, недаром ведь еще в сентябре сам Ильич писал об опасности сдачи им города Керенским. Германцы рядом, они реально могут задушить новую революционную власть. Британских, французских и американских войск в России практически нет, и они не могут ни помешать немцам придушить большевиков, ни помочь им это сделать.

Кто опасность для революции номер один? Германия.

С кем надо договориться в первую очередь? С Германией.

А Ленин выставляет немцам условия заведомо неприемлемые, но нужные «союзникам». Это глупо и нелогично если считать, что никаких отношений у большевиков с британскими и французскими спецслужбами не было. И наоборот: если знать, что Ленин делал свою революцию в тесном контакте именно с ними, а немцам отводилась лишь роль казначея, то все становится попятно и объяснимо.

«Союзные» эмиссары потребовали от большевиков начать переговоры и выставить требование запрета на переброску войск на другие фронты.

Почему же Ленин идет на выставление заведомо невыполнимых требований в ситуации, когда он более всех заинтересован в успехе переговоров? Тем и отличается хороший тактик от плохого, что хороший тонко чувствует ситуацию. Расчет следующий: во-первых, нужно предложить Германии вариант, устраивающий англичан, во-вторых – чем черт не шутит, вдруг немцы согласятся. Маловероятно, но все же шанс есть. Вариант, при котором немцы отказываются от переговоров, тоже Ленину подходит. Перед англичанами он чист (мы пытались!), для внутренних трудностей и провала собственных экспериментальных шагов есть отличное объяснение – внешняя угроза. Сплотитесь вокруг правительства для отражения внешней агрессии! Революция в опасности!

Но такая ситуация опасна. Бравада хороша только до того момента, пока немцы со своим хитрым «шпионом» реально воевать не соберутся. Ленин знает, что военной силы у большевиков сейчас нет. Он прекрасно понимает, что если дразнить немцев дурацкими требованиями, то они могут и прихлопнуть молодую Советскую республику, как назойливую муху. Слушаться «союзников» полностью тоже нельзя, они снова пытаются спровоцировать русско-германский конфликт, причем руками самой советской делегации.

А может, и не было никаких обязательств у Ленина перед Германией? Ответа па этот вопрос у меня нет. Все тайные переговоры велись без протоколов, все договоренности на бумаге не фиксировались. Ведь доказательства сотрудничества Ленина с немцами смехотворны. До Февральской революции – это только одна (!) расписка Парвуса (не Ленина даже!) о получении им миллиона на организацию забастовки. И несколько более поздних банковских платежек на счета не самого Ленина, а разных других физических и юридических лиц. Иными словами – никаких прямых доказательств сотрудничества Ленина с Германией нет.

Тяжкое обвинение в предательстве Родины приписывают Ильичу на основании логики его поступков и проезда в «пломбированном вагоне». Вот здесь собака-то и зарыта. В результате сотрудничества с Владимиром Ульяновым Германия мировую войну не выиграла, а проиграла. Это факт. Проиграла она не на поле боя, а точно повторив сценарий гибели Российской империи, будучи разложенной революцией в тылу.

А вот Антанта войну выиграла. Повергнув в прах своего главного противника – Германию и своего постоянного геополитического соперника XIX века – Россию. Последовательным анализом действий Ленина мы придем к выводу – имело место тесное сотрудничество руководства большевиков не с немецкими, а с «союзными» разведками. И оно было куда серьезнее его германского «шпионства», иначе вся история революции опять превратится для нас в смесь удивительных совпадений, необъяснимой глупости и странных поступков. Ведь Владимир Ильич идет по очень тонкому льду. Пока революция еще очень слаба, надо ему дружить со всеми: и с «союзниками», и с немцами. Но главная, путеводная цель его – это в перспективе похоронить и тех и других под обломками рухнувшего в мировом масштабе капитализма. Но пока мировой революции еще нет, надо лавировать.

«Любовный треугольник» выглядит весьма странно: Англия, Германия и... большевики. Все стороны политического треугольника ищут компромиссы, чтобы потом их нарушить и снова столкнуться в борьбе до поиска следующих договоренностей. Эти закулисные переговоры большевиков с «союзниками» шли в тот момент, когда бывшее Временное правительство, бывшая русская армия, ее офицеры и генералы, деятели различных партий ждали поддержки и помощи для наведения в России порядка и возвращения ее в цивилизованное состояние. Напрасно. Изо всех вариантов развития событий элита Антанты всегда старалась поддержать наилучший для себя и наихудший для России. В тот момент этим требованиям отвечали только большевики. Первые белые добровольцы уже погибают в степи во время беспримерного Ледового похода, первые казачьи восстания озаряют вспышками юг исстрадавшейся России. Но «союзники» спешат вовсе не к героям антибольшевистского сопротивления, не торопятся они протестовать против произвола свежеорганизованной ЧК. Они, улыбаясь, идут жать руки большевистским вождям, потому что именно Ленин и Троцкий могут в тот момент «задушить Германию» в своих объятиях. Первые попытки нахождения нового консенсуса с большевиками «союзники» делают весьма неуклюже. Они... предлагают им деньги. «Англичане прямо предлагали нашему главковерху Крыленке по сто руб. в месяц за каждого нашего солдата, в случае продолжения войны»37, – говорит сам Ленин в своих «Тезисах но вопросу о заключении сепаратного мира», напечатанных в «Правде».

Отчего так топорно работают британцы? Многолетняя привычка за деньги покупать полную лояльность всех российских революционеров. За деньги они звали на баррикады, за деньги бросали бомбы, за деньги старались организовать военное поражение своей Родины в русско-японской войне. Поэтому пытаться подкупить пламенного революционера, фанатично борющегося за мировую коммуну, – мысль здравая и разумная. Но только с Лениным этот номер не проходит. Ему нужны не деньги, а возможность строить новое государство. И если «просьба» англичан идет в разрез с интересами революции, Ильич ее выполнять не спешит. Но как грамотный политик и отказывать не спешит тоже38...

Ситуация для Владимира Ильича складывалась патовая. «Союзники» требуют сорвать мир – немцы требуют мира. Угодить одним – поссориться с другими. Но Ленин не был бы Лениным. если бы он не нашел выхода из сложившегося тупика.

Вождь обращается к русским солдатам с призывом, повторяющим недавний приказ главковерха Крыленко: немедленно выбирать уполномоченных для переговоров с неприятелем на местах. Цель простая, как язык ленинских декретов, – мир явочным порядком. Официально мы неуступчивы, как нас попросили из Лондона, но что же поделать, если солдаты на местах уже не сражаются друг с другом.

На следующий день после своего призыва Ленин делает еще один сильный и решительный «ход конем». Совет народных комиссаров принимает декрет о постепенном сокращении армии. В запас увольняются все солдаты 1899 года призыва. Приказ об этом рассылается во все штабы, однако составлен он так неграмотно, формулировки столь расплывчаты, что его можно трактовать по-разному. Ответственных за демобилизацию тоже нет – в результате дезертирство становится повальным. Это самый последний гвоздь в гроб старой русской армии. Вооруженных сил у России больше нет. Есть толпы вооруженных людей в шинелях и бушлатах. Они не могут и не хотят сражаться. Их можно понять – власть поменялась трижды за полгода и теперь уже никто не понимает, за что же он должен проливать свою кровь.

Это досадное недоразумение отнюдь не случайно. Уничтожением армии Ленин решал сразу несколько задач: во-первых, избавлялся от упреков «союзников», во-вторых, разваливал то, что было непригодно использовать в новых революционных условиях. Теперь на «просьбы» из Парижа и Лондона Ильич мог развести руками, честно глядя в лицо партнерам. Хотели как лучше, а получилось как всегда! Чем я теперь с немцами воевать буду? И хотел бы упорствовать с Берлином дальше, но только не могу! Нет у пас больше армии – вся разбежалась. Своим недюжинным умом Ленин также прекрасно понимал, что старая армия не годится для его целей. Нужна армия новая, но создать Красную армию можно было, только разрушив до конца царские вооруженные силы. Армия революции должна базироваться на новых, совершенно других принципах.

Однако вернемся в Брест-Литовск, где на нервом заседании большевики огласили свое «странное» требование. Немцы взяли на себя обязательство не перебрасывать войска па Запад. Одновременно германское руководство предложило присоединиться к мирным переговорам и остальным странам Антанты. Надежда на общий мир водила рукой германской делегации. Но их надежды не оправдаются. Англия, Франция и США не приедут на переговоры и даже никак не ответят на мирные предложения. Потому что организаторам Первой мировой войны нужно не окончание кровопролития, а достижение своих целей, ради которых война, собственно, и начиналась. Первая промежуточная цель достигнута – Российская империя рухнула. Теперь нужно добиться второй – уничтожения Германии.

В период от Октября до начала переговоров с большевиками германские войска эшелонами перебрасывались на Запад. Теперь английские разведчики могут спокойно передохнуть – этот гибельный для их родины поток остановлен. Кто же скажет, что интересы Британии и Франции в Брест-Литовске никак не представлены? Наоборот, большевистская делегация с пеной у рта отстаивает пункты соглашения, нужные своим «союзным» кураторам. Мы помним, что она предложила перемирие на шесть месяцев. Во время его действия Германия обязуется пе перебрасывать войска на Запад. Согласись немцы на это – и полгода они не смогут забрать ни одного солдата из России. У Англии и Франции никаких ограничений нет, они могут как им вздумается перегруппировывать свои силы. Поэтому германцы сочли предложенный советской стороной срок перемирия слишком длительным. В результате его ограничили сроком до 12 января 1918 года (п. ст.), с автоматическим продлением, если не последует отказа одной из сторон39.

Заключение перемирия – обязательное условие начала мирных переговоров. Ведь воюющие стороны не могут просто взять и сесть за общий стол. Теперь, когда оно заключено, можно официально открыть мирную конференцию. На нервом заседании 9 (22) декабря 1917 года инициативу снова захватывают большевики. Они предлагают свою программу мира, состоящую из шести пунктов. Это:

1) недопущение присоединения захваченных территорий;

2) национальное самоопределение;

3) восстановление самостоятельности оккупированных стран;

4) обеспечение культурной автономии тех, кто отделяться не хочет;

5) отказ от контрибуций40;

6) последний, шестой пункт предлагает все остальные вопросы межгосударственного урегулирования решать на основе первых пяти.

Когда современные историки лихо обвиняют Ленина в возврате немцам «долга» в виде заключения невыгодного договора, в предательстве русских интересов на переговорах с Германией, складывается впечатление, что они предложений большевистской стороны в глаза не видели. Ленинские предложения отлично отвечают русским интересам. Фактически речь идет о признании отделения тех, кто и так отделится. Главное – сама Россия, без малого, сохранится. К удивлению многих, председательствующий на переговорах немецкий министр иностранных дел Кюльман заявляет, что «пункты русской делегации могут быть положены в основу переговоров о мире»41. Большевики предлагают вывести русские войска из занимаемых ими областей Австро-Венгрии, Турции и Персии. Но в ответ Германия должна освободить Польшу, Литву, Курляндию и другие области России. На первый взгляд справедливо, но только на первый. Немцы прекрасно осознают, что Ленину верить нельзя. Если германские войска уйдут из Прибалтики и Польши, туда завтра же войдут большевики. Согласись немцы на такой красивый с виду вариант, и зона нестабильности, хаоса и террора подойдет вплотную к немецким границам. И может вызвать революцию, а затем и крушение германского рейха! Ведь большевики своих целей даже не скрывают. Глава австро-венгерской делегации Оттокар фон Чернин много беседует с главой советской делегации товарищем Иоффе. Консенсуса найти не удается. Большевик грезит мировой революцией, чопорный граф полон скепсиса и сарказма. «Мы пока воздержимся от подражания русским теориям и категорически отвергаем всяческое вмешательство в наши внутренние дела, – жестко говорит глава австрийского МИДа. – Если же он (Иоффе. – Н. С.) намерен и дальше настаивать на своем утопическом желании насаждения и у нас своих идей, то было бы лучше, если бы он уехал со следующим же поездом, потому что в таком случае мир все равно немыслим». Ответ главы большевистской делегации граф фон Чернин не мог забыть всю жизнь: «Я все-таки надеюсь, – сказал товарищ Иоффе, – что нам удастся вызвать у вас революцию»42.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Николай Викторович Стариков Спасение доллара - война Аннотация

    Документ
    ... по уничтожению Романовых: Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010. 141 Подробности Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер ...
  2. Николай Викторович Стариков Хаос и революции – оружие доллара Аннотация

    Документ
    Николай Стариков: «Хаос и революции — оружие доллара» Николай Викторович Стариков Хаос и ... -5-459-00845-6 Аннотация В современном мире ... 2004. С. 561. 337 Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010. ...
  3. Николай Викторович Стариков Спасение доллара - война Аннотация (1)

    Документ
    ... по уничтожению Романовых: Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010. 141 Подробности Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер ...
  4. Николай Викторович Стариков Спасение доллара - война Аннотация (2)

    Документ
    ... по уничтожению Романовых: Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010. 141 Подробности Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер ...
  5. Николай Викторович Стариков Хаос и революции – оружие доллара Аннотация

    Документ
    180 Николай Стариков: «Хаос и революции — оружие доллара» Николай Викторович Стариков Хаос и ... -5-459-00845-6 Аннотация В современном мире ... 2004. С. 561. 337 Стариков Н. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010 ...

Другие похожие документы..