Главная > Документ


Информационная безопасность и цензура в современной России: о соотношении понятий

Фёдорова Ж.В.

Казанский государственный энергетический университет, Россия

Современный этап развития общественных отношений характеризуется возросшей ролью информационной сферы. Она является системообразующим фактором жизни общества, влияя на состояние политической, экономической, культурной, оборонной и других ее составляющих [3].

Информационная безопасность, как гласит «Доктрина информационной безопасности РФ», – это состояние защищенности национальных интересов граждан России в информационной сфере, определяющихся совокупностью интересов личности, общества и государства. К числу основных объектов обеспечения информационной безопасности относятся:

–достоинство личности;

–свобода совести (за исключением пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду);

–свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, а так же преподавания;

–свобода массовой информации;

– неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна;

– русский язык, а также языки народов и народностей России;

– объекты интеллектуальной собственности.

За последние годы в РФ реализован комплекс мер по обеспечению информационной безопасности. Так, начато формирование базы правового поля, развернута работа по созданию механизмов его реализации, подготовке законопроектов, регламентирующих общественные отношения в информационной сфере. Вместе с тем анализ состояния информационной безопасности показывает, что ее уровень не в полной мере соответствует потребностям общества и государства.

Современные условия политического и социально-экономического развития страны вызывают обострение противоречий между потребностями общества в расширении свободного обмена информацией и необходимостью сохранения некоторых регламентированных ограничений на ее распространение. Но недостаточность нормативного правового регулирования отношений в области конституционного ограничения свободы массовой информации в интересах защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения безопасности государства существенно затрудняет поддержание необходимого баланса интересов личности, общества и государства в информационной сфере. Поэтому актуальной становится проблема регулирования информации.

Понятие регулирования – широкое по смысловому наполнению, в него входят такие лексемы, как «контроль», «охрана», «ограничение», «запрет». В «Доктрине информационной безопасности РФ» рекомендован общественный контроль и конституционные ограничения свободы массовой информации. По сути – цензура. Поясним.

В общем смысле цензура и понимается как контроль и ограничение распространения каких-либо знаний (фактов, концепций), стимулов (призывов, волевых воздействий), эмоциональных настроений (возмущения, одобрения, скорби. Цензуройименуется также официально учрежденная служба, имеющая полномочия пресекать любые сообщения, нежелательные для власти [6].

И.Е. Левченко рассматривает цензуру как «социокультурную систему контроля за производством, распределением, хранением и потреблением социальной информации, действующую в соответствии с потребностями и интересами организующей и направляющей инстанции, наделенной властью»[4, с.87].

Несмотря на негативный оттенок, который принято вкладывать в данное понятие, в условиях развития информационных технологий цензура выступает как институт, обеспечивающий защиту прав реципиентов – пассивно слушающего большинства, от произвола агентов – идеологически активного меньшинства, стремящегося воздействовать на формирование вкусов, ценностей, потребностей общества.

Нужна ли российскому обществу цензура? Дело в том, что современный человек в одиночку не в состоянии противостоять информационным технологиям современности. Так, например, реклама – это вторжение в сознание индивида. Используя соответствующее законодательство, государство пресекает общественно опасные ее виды, например, рекламу крепких спиртных напитков или табачных изделий. Более того, Госдумой приняты поправки в закон о рекламе, ограничивающие рекламу пивной продукции. Общественное мнение считает это допустимым, однако, такие запреты – это и есть элементы цензуры. Так же таковыми являются, например, статьи о запрете возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды (УК, ст.282), о преследовании за клевету (УК, ст.129), за оскорбление (УК, ст. 130).

Содержание цензуры должно соответствовать нескольким моментам. Во-первых, она не должна носить политический оттенок. Недопустимо ограничивать говорящего, исходя из его политической ориентации. Каждый человек, вне зависимости от партийной и социальной принадлежности, имеет право высказаться. Цензурный запрет не может быть привязан к личностным характеристикам говорящего.

Во-вторых, цензура должна быть содержательной. Но как оценивать содержание речи? Единственный способ – это соотнести его с нравственными критериями, существующими в обществе. Серьезность проблемы и необходимость запретительных мер для защиты нравственного здоровья общества, особенно подрастающего поколения, от отрицательного воздействия некоторых СМИ не вызывает сомнения. Безнравственность, жестокость, пошлость, вульгарность – все это качественные характеристики информации и их никому и никогда не удастся облечь в четкую юридическую форму. На это бессилие закона указывал еще А.С.Пушкин.

А. Пушкин декларировал свободомыслие, но с оговоркой: «Мысль! Великое слово! Что же и составляет величие человека, как не мысль? Да будет же она свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом». Однако, отмечает поэт, «законы против злоупотреблений книгопечатания не достигают цели закона: не предупреждают зла, редко его пресекая. Одна цензура может исполнить то и другое»[5,с.773-774]. Следовательно, заключает Пушкин, «цензура есть установление благодетельное, а не притеснительное; она есть верный страж благоденствия частного и государственного»[5, с.760].

Введение цензуры необходимо и еще по одной причине. В основе демократического государства лежит не только принцип разделения власти, но и принцип общественного контроля над ее деятельностью. Если в отношении законодательной, исполнительной и судебной власти контроль существует, то четвертая – информационная - власть абсолютно неподконтрольна обществу. Вместе с тем, формируя общественное мнение, она во многом предопределяет решения первых трех. Для того чтобы обеспечить информационную безопасность человека и общества, государство может и должно ввести цензуру, призванную обеспечить свободу мысли, свободу идейной борьбы между отдельными лицами, группами и слоями общества, пресекая борьбу против общества и государства в целом. Именно такую цензуру А.С.Пушкин рассматривал не как врага свободы печати, а как непременное ее условие.

Данные соцопросов свидетельствуют о том, что общество принимает цензуру. Так, в ходе проведенного ВЦИОМ в середине апреля 2007 г. исследования, на вопрос «Нужна ли телевидению государственная цензура?» 62% россиян с большей или меньшей категоричностью высказались «за». Однако социологи подчеркивают, что было бы неправильным считать, будто россияне выступают за тотальный контроль над СМИ и за восстановление политической цензуры. Они выяснили, что программы на политические темы хотели бы подвергнуть цензуре 9% опрошенных, информационно-аналитические передачи – 5%. Главный же объект цензуры – это, прежде всего, секс, порнография (36%), а также боевики, насилие, жестокость, криминал (32%). Значимому числу россиян хотелось бы также «обуздать» рекламу (22%). Следовательно, речь идет о «нравственной цензуре», а не о борьбе с инакомыслием.

Необходимость института цензуры исходит из сущности общества. Т.М.Горяева отмечает, что цензура возникла даже не вместе с государством, а вместе с человеком как “общественным животным”. В любом государстве цензура является неизбежным и необходимым элементом общественной жизни, так как всегда существует такая информация, на путях свободного распространения которой государство должно ставить барьеры [1,2]. Социальность цензуры заключается, по словам И. Левченко, в том, что «характер общественных отношений и условия взаимодействия различных общественных институтов, социальных слоев, групп и индивидов в обществе в значительной мере зависят от качества и объема информации, циркулирующей в социуме, заинтересованном в укреплении своего бытия»[4, с.87]. Цензура – это порождение общества, которому нужны сдерживающие начала, инструменты, предотвращающие его разрушение. Она представляет собой своеобразный пример действия инстинкта самосохранения социума, производя отбор информации на основе образцов и норм, вынося вердикт о степени ее соответствия им и предопределяя общественное восприятие того или иного факта.

Итак, будущее – за “гибкой” цензурой, действующей в рамках правового государства и гражданского общества и обеспечивающей информационную безопасность всех его граждан. А основными направлениями обеспечения информационной безопасности РФ должны стать:

– выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей;

– совершенствование законодательства РФ, регулирующего отношения в области конституционных ограничений прав и свобод в информационной сфере;

– разработка специальных правовых и организационных механизмов недопущения противоправных информационно-психологических воздействий на массовое сознание общества, неконтролируемой коммерциализации культуры и науки, а также обеспечивающих сохранение культурных и исторических ценностей, рациональное использование информационных ресурсов;

– введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, жестокость и антиобщественное поведение.

Использованные источники

  1. Беспалова А.Г. и др. История мировой журналистики. – М.: ИКЦ «МарТ», 2003.

  2. Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. – М.: РОССПЭН, 2002.

  3. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество, культура. – М., 2000.

  4. Левченко И.Е. Цензура как социокультурный феномен // – Социс. – 1996. – С.87-90.

  5. Пушкин А.С. Золотой том. Собр. соч. – М.: Корона-Принт, 1997.

  6. Фёдорова Ж.В. Цензор: профессия или государственная функция? // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект: Материалы Международной научной конференции. – Спб.: Нестор, 2005. – С.249-251.

«ЖЕЛЕЗНЫЙ КАНЦЛЕР»: СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИКА

Шариков А.А.

Кемеровский государственный университет, Россия

(факультет социологии и политических наук, 1 курс)

Науч. рук.: Л.А. Шарикова, к.фил.н., профессор

БИСМАРК Отто Эдуард Леопольд фон Шёнхаузен, князь (1.IV.1815—30.VII. 1898), – государственный деятель Германии [1: 556].18Актуальность темы определяется значимостью вклада политика в исто­рию народа и государства. Бисмарк, «железный канцлер», осущест­вил мечту политического либерализма о едином национальном государст­ве. Цель исследования – проследить процесс становления Бисмарка-политика с учетом изучения факторов, повлиявших на проявление выдающихся политических качеств индивида, создателя «империи Бисмарка».

Начав свою карьеру на государственной службе, Бисмарк приступил к ра­боте в Берлине в суде аускультатором (дол­жность, для обозначения которой подходит слово «стажер») [6]. Полити­ком Бисмарка сделала революция 1848 г. Если до этого рубежа его можно было считать человеком с не­определившейся жизненной позицией, дейст­вующим скорее под влиянием наследственных традиций и настроений, то в революци­онные месяцы родился новый Бисмарк. Этот Бисмарк не просто придерживался определенных взглядов, он доводил их до логического конца и высказывал с таким бесстрашием и откровенностью, кото­рые шокировали подчас даже его единомышленников, зато предвещали появ­ление деятеля крупного масштаба, свободного от парализующих волю ко­леба­ний и нерешительности. В самом крупном за предреволюционные годы столкно­вении оппозиции с прусской короной довелось принять участие и Бисмарку. В феврале 1847 г. прусский король Фридрих Виль­гельм IV объявил о созыве Со­единенного ландтага. Заседания Соединенного ландтага продолжались уже бо­лее месяца, когда в середине мая в его работу включился Бисмарк Шёнгаузен, заменивший в качестве замести­теля депутата ландтага провинции Саксония заболевшего коллегу. Новый депу­тат, примкнувший к немногочисленной группе консерваторов, не намерен был ограничить свою роль только участием в голосованиях. Он тотчас же ринулся в бой и сразу занял чисто «охранительную» позицию, ло­гичную для юнкера, защищающего «устои», но со­вершенно не от­вечавшую требованиям времени.

В своем первом выступлении 15 мая Бисмарк кратко обо­сновал отказ кон­серваторов голосовать за государственные гарантии создаваемым по замыслу правительства рентным банком. Подлинным дебютом как парламентария стала его вторая речь, произнесенная 17 мая 1847 г. и вызвавшая немалое вол­нение среди депутатов. Содержание выступления он достаточно точно изложил в воспоминаниях: «Я опровергал в нем легенду, будто пруссаки пошли в 1813 г. на войну, чтобы добиться конституции, и дал выход своему естествен­ному возмуще­нию по поводу того, что господство иноземцев само по себе не могло быть якобы достаточным основанием для борьбы. Мне казалось недос­тойным, когда за то, что нация сама себя освободила, она собирается предъя­вить королю счет, расплата по которому должна быть произведена параграфа­ми конституции». В момент, когда в Пруссии не было более популярного требова­ния, чем введение конституции, подобные рассуж­дения могли быть встречены только с негодованием. Бисмарк игнорировал тот факт, что Фридрих Вильгельм III действительно обещал своим под­данным конституцию, но не сдержал обещания. Речь Бисмарка вызвала протес­ты, а новое появление его на три­буне было встречено шумом. Он ответил на это оригиналь­ным и, как оказалось, действенным способом: стоя на три­буне, по­вернулся спиной к залу и стал преспокойно читать газету. Когда шум улегся, Бисмарк произнес несколько иронических фраз, означавших, что он остается при своем мнении [3; 4].

Назначение Бисмарка на самый высокий правительственный пост в Прус­сии состоялось в обстановке острейшего политического кризиса, который во­шел в историю под названием конституционного конфликта [2; 3]. Начавшись с 1860 г., он к осени 1862 г. приобрел черты революционной ситуации. В истоках этой ситуации лежала неразрешенность социально-политических и националь­ных задач, нерешенных революцией 1848-1849 гг. Необходимость их разрешения стала через десять лет еще более насущной. Капитализм шагал по немецким землям, отмечая свой победный путь резким увеличением числа фабрик и акционерных обществ, стремительным ростом промышленной продукции. Преграды, которые промышленному развитию ста­вили государственная раздробленность Германии и устарелые общественно-по­литические порядки в германских государствах, становились все более невыно­симыми. 24 сентября было опубликовано сообщение о назначении Бисмарка госу­дарственным министром и исполняющим обязанности министра-президента Пруссии. Прошло две не­дели, и 8 октября Бисмарк был официально назначен министром-президентом и министром иностранных дел. Помня о репутации, давно закрепившейся за Бис­марком, нетрудно представить себе реакцию на его назначение в кругах, при­частных к политике. В прессе, в откликах политических деятелей преобладали не столько выражения возмущения, сколько презрительные насмешки над «авантюристом», «посредственностью», «безумцем», в чьи руки отдано управ­ление страной. 23 сентября, накануне того дня, когда Пруссия узнала, что обре­ла нового главу правительства, палата депутатов приняла окончательное реше­ние исключить из проекта бюджета все ассигнования на реорганизацию армии. Бисмарк немедленно ринулся в бой. Выступив на заседании бюджетной комис­сии 30 сентября, он оспорил право палаты депутатов утверждать бюджет и обя­занность правительства до начала следующего года вносить соответствующий законопроект. Именно здесь, в бюджетной комиссии, он про­изнес знаменитые слова: «… не речами и постановлениями большинства реша­ются великие вопросы времени – в этом была крупная ошибка 1848 и 1849 гг., - а железом и кровью». «Политика железа и крови», «канцлер железа и крови», «железный канцлер» - все эти утвердившиеся в литературе и навсегда соединившиеся с образом Бисмарка понятия ведут свое начало от собственных слов только что назначен­ного министра в одной из его первых официальных речей. «Революция сверху» – явление противоречивое. Правящие классы прибегают к ней только ради спасения своей власти. Бисмарк этого не скрывал.

Третью из войн, спровоцированных Бисмарком, войну, которая завершила дело объединения Германии, принято называть франко-прусской. Франко-гер­манская война носила двойственный характер. Коль скоро объединение Герма­нии явилось актом исторической необходимости, то война, имевшая целью за­вершить это объединение, объективно служила прогрессу. Но прогрессивность ее простиралась лишь до определенного пункта. Как только решающая победа над французами была одержана и препятствия к объединению Германии устра­нены, исторически прогрессивная миссия войны кончилась. Все последующие действия немцев, прежде всего навязанные Францией условия мира, были уже чисто захватническими. 19 июля Франция объявила войну Северогерманскому союзу. Война нача­лась в условиях, неблагоприятных для Франции и, напро­тив, благоприятных для ее врага. Против Франции воевали все те государства, которые вскоре образовали Германскую империю. Как и во время австрийской кампании, Бисмарк неотлучно находился при главной квартире армии. Бисмарк работал с огромным рвением, не выпуская из рук нитей большой политики. Его положение осложнялось тем, что военные руководители, помня конфликты 1866 г., сознательно гнули линию на его отстранение от военных дел. Каждый раз, когда очередь доходила до по­литических решений, он твердо брал дело в свои руки. Бисмарк был убежден в необходимости как можно быстрее окончить войну. Европейские дер­жавы позволили немцам разбить Францию. Но это не означало, что они спо­койно позволят сделать с ней то, что немцы сочтут полезным для себя. Бисмарк, видимо, не имел сомнений насчет захвата Эльзаса, жители ко­торого хотя и чувствовали себя французами, но говорили по-немецки. Военные во главе с Мольтке настаивали и на аннексии Лотарингии с крепостью Мец. 28 января Бисмарк и министр иностранных дел Франции Фавр договорились о перемирии.

Этот человек, вошедший в историю как олицетворение класса прусских землевладельцев-юнкеров, был действительно «величайшим из всех юнкеров», «дворянин с головы до ног», «офицер до мозга костей», был на самом деле всеми своими корнями тесно связан с почвой, питавшей его класс. Изучив этапы жизни Отто фон Бисмарка, видно, что его жизнь и деятельность приобретают целостный характер: с ранней молодости до глубокой старости он был воодушевлен одной идеей, с железной последова­тельностью добивался ее осуществления и с замечательным искусством достиг своей цели. Бисмарк был великим политическим деятелем Германии. Канцлер также неустанно работал над обеспечением для Германской империи господст­вующего положения в Европе, создавая, разрушая и снова создавая густую сеть коалиций и союзов. Какое наследство оставил Отто фон Бисмарк? Оно у всех перед глазами – это единая Германия. Это потребовало от него смелости, на­ходчивости, энергии и выдающихся политических и дипломатических реше­ний. Бисмарк явил миру своего рода исто­рический парадокс: прусский консервативный юнкер выполнил общенацио­нальную задачу при помощи радикальных методов «революции сверху». Изучение жизни и деятельности Отто фон Бисмарка глубоко поучительно и сегодня. «Парадокс канцлера» раскрывает перед нами не только перипетии ме­ждународных отношений и общественной борьбы, но и позволяет по­нять глубинные причины позднейших исторических событий и явлений и из­влечь из этого определенные уроки. Изучение жизни этого человека побуждает к размышлению над вечно значимым, столь остро поставленным историей пе­ред нами вопросом – о месте нравственности в политике. И подтверждает исти­ну: только тот, кто служит действительному социальному, культурному и нрав­ственному прогрессу своего народа и всего человечества, может достичь под­линного величия.

Использованные источники
  1. Большая Российская энциклопедия / Под ред. Ю.С. Осипова. – М.: Издательство «Большая Россий­ская энциклопедия», 2005. – 767 с.

  2. Новая история стран Европы и Америки. Первый период / Под ред. Е.Е. Юровской, И.М. Кривогуз. – М.: Высшая школа, 1998. – 414 с.

  3. Овчаренко, Н.Е. Новая история 1871 – 1917. – М.: Просвещение, 1996. – 540 с.

  4. Хоренберг, Б. Хроники человечества. – М.: Большая энциклопедия, 1996. – 1200 с.

  5. Чубинский, В. Бисмарк. Биография. – СПб.: Издательство «Образование-культура», 1997. – 528 с.

  6. /rpg/bismark.html [Электронный ресурс].

Сегментация массового политического сознания в условиях общественного бытия

Шило О.Ю.

Институт экономики и управления (г. Пятигорск), Россия

В условиях динамичного общественного бытия неизбежна сегментация массового политического сознания, усиление контрастности каждого сегмента политического сознания, так как в изменяющемся «движущемся» бытие происходят заметные структурные изменения социальной сферы, а также изменения в структуре ценностных ориентаций, в том числе и падение доверия к демократическим ценностям и нормам. Особенно это вероятно в условиях когда они ещё не заняли прочные и доминирующие позиции. Тем более если новая политическая элита не демонстрирует образцов поведения, соответствующих нормам демократии. Результатом может быть перелом в общественном сознании в сторону усиления негативных отношений к процессу и результатам реформы и неуклонное падение доверия к существующей власти.

Одним из последствий такого развития ситуации может быть рост авторитарных ценностей и установок. В этом случае в структуре ценностных ориентаций общества возрастает доля ценностей авторитарного типа. Растет число сторонников режима «жесткой руки», хотя часто под режимом «жесткой руки» подразумевается не авторитарный режим в общепринятом смысле, а авторитарное регулирование экономики и защиту личности от произвола и беззакония при сохранении политических свобод. Такое предпочтение является опасным симптомом, за которым может последовать реальная поддержка политического движения или политической партии, непосредственно ориентированных на установление такого рода режима[1].

Помимо авторитарного сегмента в массовом политическом сознании может образоваться достаточно представительный либеральный сегмент. В теории либерализма аксиомой считается, что частная собственность является основанием либеральных ценностей (свободы, достоинства человека), гражданского общества и правового государственного устройства. Либерально-демократическая культура немыслима без экономической свободы, поскольку без последней не может быть свободы личной и свободы политической. Но в интерпретации либеральных ценностей представители разных групп общества не совпадают.

Присутствие консервативного сегмента в политическом сознании особенно эпохи преобразований, делающих общественное бытие особенно динамичным, неизбежно. В таких условиях нестабильности всегда есть слои, выступающие за сохранение морально-правовых отношений, воплощенных в нации, религии, браке, семье, собственности. Для консерваторов жизненно важными ценностями могут является равенство, справедливость.

Каждое общество формирует своеобразие консервативного сегмента политического сознания, что обусловлено особенностями его предыдущего развития. Говоря об особенностях российского консерватизма, следует отметить, что прошлая советская действительность формировала в большом количестве «экстерналистов», убежденных в том, что их положение зависит не от собственных усилий, а от поддержки со стороны общества, государства. У них преобразования российской действительности вызвали чувства крушения, прежде всего крушения их безопасности. Реакцией на это стала повышенная агрессивность и раздражительность. Круг людей, убежденных, что их положение зависит от их личных усилий, был и остается весьма ограниченным[2].

Сложная жизненная ситуация может стать условием формирования утопизма политического сознания. Утопизм массового сознания связан с социальными надеждами и его элементы присутствуют в любом политическом сознании. Он являет собой систему трансцендентного знания о желаемом политическом устройстве общества, которое не может быть достигнуто в данных исторических условиях. Содержательно политические утопии устремлены в будущее, функционально они являются критикой современной политической реальности. Утопическое сознание масс в условиях демократии может существенно деформировать политику, порождая популистские настроения. А в недемократических обществах утопии могут превратиться в серьезную угрозу существованию самого общества, особенно в том случае, если их реализация осуществляется при помощи политического насилия.

Например, большинство россиян разочарованы в проводимых преобразованиях, не ждут ничего хорошего от современных властей, а потому считают, что разрешение многих социальных противоречий предпочтительнее осуществлять вне политической сферы. Такой стереотип порождает политическую пассивность населения. Но эта пассивность в качестве феномена массового сознания порождает синдром ожидания и невмешательства в дела государства, что имеет негативные последствия и для власти. Она лишается обратной связи с обществом, нейтрализует политическое противостояние, которое ограждало бы общество от политических заблуждений.

Таким образом, основным моментом утопичности массового политического сознания в современной России является убеждение населения в том, что успеха можно добиться без политической и гражданской активности, без сознательного отношения к процессам реформ. При сохранении подобных утопических установок массового сознания политический режим будет без конца делить и перераспределять общественное богатство, которое при этом будет «таинственно исчезать», а условием существования России будет, в лучшем случае, хищническое потребление уникальных природных ресурсов, что означает лишение страны ее будущего.

Наиболее угрожающим для общества является сохранение революционно-радикального сегмента политического сознания. При всей малочисленности представителей этого сектора, их неспособности организовать сколь-нибудь массовое движение, общество тревожит то обстоятельство, что их идейная платформа в той или иной мере все же выражает настроения части молодежи. Психология сторонников таких «лево-экстремистских» взглядов отличается неуверенностью в будущем, стремлениям к «тотальной свободе» и противоречивостью настроений, в целом характеризующихся глубоким пессимизмом. Свойственно им и стремление к иррационализму, проявляющееся в легкой податливости эмоционально-настроенческим факторам.

Обобщая рассмотренные случаи, можно заключить, что в основе леворадикальных движений лежат массовые настроения недовольства, принимающие подчас экстремистские формы, и это связано с их высокой интенсивностью. Это настроения, возникающие на основе глобального разрыва притязаний и возможностей их достижения, при которых люди готовы на все и направляют недовольство на всю социально-политическую систему в целом.

При наличии умеющих воспользоваться такими настроениями политических сил могут возникать радикалистские общественные движения и даже революционные ситуации. При их слабости или отсутствии явление вырождается в отдельные террористические бунтарские акции. В современных условиях опытные политические системы обладают достаточными возможностями локализации данных настроений и их перевода в иное состояние. Кризис “леворадикальных движений в последние десятилетия на Западе значительно подорвал возможности распространения таких настроений[3].

В политико-психологическом отношении массовые настроения, лежащие в основе различного рода реформистских движений, формируют субъекта политического поведения особого рода – субъекта политической стабильности. По своей сути это эволюционные движения: действия включенных в них масс направлены на постепенное совершенствование политической системы при сохранении ее в целом стабильного состояния.

Но оформление и этого сегмента, как правило, обусловлено определенным противоречием притязаний и возможностей их реализации. Эти настроения базируются на умеренно-негативной оценке реальной ситуации и на своеобразном конструктивном недовольстве. Но при этом потенциальные представители умеренно позитивно оценивают возможную ситуацию в будущем. Т.е. для этой группы характерны конкретные ожидания новых, несколько больших возможностей реализации растущих притязаний в рамках существующей общественно-политической системы. Такие настроения носят конструктивно-критический характер по отношению к настоящему и умеренно-оптимистический – в отношении будущего, хотя могут встречаться и некоторые отклонения от данной принципиальной схемы, причем как «влево», так и «вправо», но в весьма умеренном выражении[4].

Использованные источники

  1. Штомпка П. Социология социальных изменений. М.,1996.- С. 212.

  2. Л.Н. Арутюнян. Политическая культура: процессы формирования и изменения (о некоторых гипотетических основаниях одной теоретической модели) Образы власти в политической культуре России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: МОНФ, 2000. – С. 81.

  3. Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике. – М.: Издательство ";Прин-Ди";, 1995. С. 75.

  4. Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике. – М.: Издательство ";Прин-Ди";, 1995. – С. 89.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великий шелковый путь его важнейшая роль в истории казахстана

    Документ
    ИсторияВеликийШелковыйпуть. Еговажнейшаяроль в историиКазахстана Абдибек А.С. Южно-Казахстанский государственный ... сводить значение Великогошелковогопути в истории мировой цивилизации исключительно к торговле шелком. Егороль была значительно ...
  2. История казахстана

    Документ
    ... . В какое время функционировал ВеликийШелковыйПуть? 11. Кто являлся автором ... . Центром был Баласагун. 9 Важнуюроль в историиКазахстана сыграли найманы и кереиты – ... происходило национально - освободительное восстание. Его эпицентром стал Средний жуз, ...
  3. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  4. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  5. Нуржанов арнабай абишевич средневековые города на участке великого шелкового пути от тараза до аспары

    Автореферат диссертации
    ... опыт прошлых поколений в памятниках истории и культуры Казахстана. Ставя столь сложные задачи диссертационного ... которого формировался город. Важнуюроль в сложении его играла международная торговля по ВеликомуШелковомупути [17]. Пятый ...

Другие похожие документы..