Главная > Документ


Культурная политика как механизм системной трансформации общества

Сенгирбаева З.Ж

Южно-Казахстанский государственный университет им М. Ауезова, Казахстан

Науч. рук.: И.Б. Сихимбаев, д.полит.н, профессор

Казахстан относится к числу стран с ярко выраженным полиэтническим, мультикультурным составом населения. В Республике живут представители более чем 130 наций, народностей и этнических групп. Поле их этнокультурных взаимодействий представляет собой сложно структурированное целое, по отношению к которому должна определяться и конкретизироваться стратегия национального – государственного строительства.

Швейцарский историк Урс Альтерматт вычленяет четыре типа или четыре модели перехода от этнокультурного многообразия к политическому обществу, существование на протяжении европейской истории:

1.Многонациональная империя от Римской империи до Габсбургской монархии. Входящим в состав империи народам и религиозным группам представлялась определенная коллективная автономия, а основной их совместной жизни было политико – правовое регулирование.

2. Бинациональные или тринациональные государства ─ Швейцария, Бельгия, Кипр, Ливан. В таких государствах различные этнические и конфессиональные группы взаимно терпимы и договариваются друг с другом относительно правил совместной жизни.

3. Классическое национальное государство западного типа, в котором доминантный народ управляет общественной жизнью, организует государство и делает свою культуру единой для общества в целом. Национальные государства расценивают культурные различия как личное дело.

4. Иммиграционное общество, подобное США. Оно национализирует только политические права граждан и признает культурную множественность [1, с.19].

Ни один из перечисленных типов общества не отвечает социально – политической, этнокультурной и конфессиональной специфике казахского эксперта В.Д. Курганской, проживающие на территории Казахстана этнические общности различаются по характеру их участие в национально – государственном строительстве и специфическим условиям, определяющим динамику их социокультурного развития. Этнический состав населения Казахстана разделяется по ряду типологически значимых оснований, в соответсвии с которыми как объективно, так и в сознании людей происходят процессы этнической идентификации и дифференциации [2,с.172].

• коренное население, титульная нация: казахи;

• все остальные этнические группы;

• коренной этнос: казахи;

• этнические группы, проживающие на территории Казахстана, но имеющие собственные национальные государства: русские, украинцы, белорусы, узбеки, азербайджанцы, немцы, поляки, корейцы, греки, евреи и т.д.;

• этносы, не имеющие на своей исторической родине собственных национальных государств: дунгане, курды, уйгуры;

• казахи и русские как наиболее многочисленные этносы;

• остальные этнические группы как этнические меньшинства;

• казахи;

• русские;

• другие национальности ( этнические меньшинства );

• этносы, признающие ислам как свою национальную религию;

• этносы, культура которых исторически ориентирована на христианство;

• казахи и тюрко – язычные этнические группы ;

• русские и русскоязычные этнические группы;

• этнические группы, депортированные в Казахстан: народы Кавказа и Прибалтики, немцы, корейцы, поляки;

• этнические группы, добровольно переселявшиеся на территорию Казахстана в различные исторические периоды: русские, уйгуры, дунгане;

• этносы, издревле проживающие на территории Казахстана: казахи, узбеки, киргизы, таджики.

Очевидно, что каждая из выделенных структур этнокультурного сегментирования казахстанского общества имеет свою специфику, порождает особого рода проблемы в процессе межэтнических и межкультурных взаимодействий, требует особого подхода к процессам политического и общественного управления и регулирования.

Аналогичная картина существует и в сфере межконфессиональных отношений. По данным известных казахстанских религиоведов, на территории РК действует более 5 тыс. религиозных общин, принадлежащих к 62 конфессиям [3, с.3]. Некоторые исследователи считают, что в Казахстане сейчас действует до 6000 общин религиозной направленности. Взаимоотношения между этими общинами также обладают своей спецификой. Например, взаимоотношения мусульманских и православных общин отличаются от их отношения к нетрадиционным для Казахстана конфессиям.

В странах с такой богатой мозаикой этнокультурной и конфессиональной жизни неизбежно возникновение целого ряда серьезных, не поддающихся однозначному решению проблем, связанных с социальной интеграцией, духовно – нравственной консолидацией и самоидентификацией общества. Цели и методы проведения крупно – масштабных социально – экономических реформ, направленных на создание устойчивого, сбалансированного во всех своих элементах и структурах и вместе с тем динамично развивающегося общества, на укрепление социальной стабильности через гармонизацию интересов личности, отдельных социальных групп и общества в целом должны с необходимостью согласовываться с задачей теоретического определения и практической реализации оптимальных форм политического управления процессами взаимодействия национально – культурных и конфессиональных общности.

В условиях глобализации, разрывающей традиционные социальные скрепы, основанные на иерархическом структурированием «центра», особую значимость обретают локальные социальные образования. «Руинизация, затронувшая самые разные уровни функционирующего социума, сделала локальные формы более заметными, демонстрируя их принципиальную адекватность для самореализации социальных субъектов» [4, с.3]. Актуализация феномена локальности в практике организации социальной жизни воспринимается как ответ на угрозу его субъективности со стороны процессов массовизации общества, в котором человек более не в состоянии « обеспечить границы собственного бытия» ( Ж. Бодрийяр).

В то же время разрозненность, взаимонесогласованность локальных социальных образований представляется помехой эффективному функционированию социальной системы. В монографии казахстанских авторов, посвященной проблемам религии, культуры и политики в современном Казахстане, справедливо отмечается, что продуктивное взаимодействие этнических культур, или культурная полифония, для которой в Казахстане есть все предпосылки ( в том числе и институциональные в виде Ассамблеи народов Казахстана, объединяющей национально – культурные центры республики ), пока не достигают необходимого для общества уровня. Это происходит потому, что этнические группы «вместо культурного взаимодействия сосредоточились на процессах культурной самоидентификации, на возрождении и актуализации своей традиционной культуры». Это дело нужное и ответственное, но «оно ведет к заметной самоизоляции этнических культур» [5, с.227]. Фрагментированная социальная реальность, лоскутная ткань социума плохо согласуется с рациональными методами управления и отторгает все проекты системной организации, построенные на скрепах нормативного, ценностного, идеологического характера. А.Х Касымжанов отмечал: «Масса частных интересов дробит, расщепляет, дифференцирует мир по всем направлениям – чаще всего этническим и религиозным… Пестрому, хаотичному миру разнонаправленных интересов соответствует ярмарка мировоззренческих ориентаций, стандартов, предпочтений » [6, с.63]. Соответственно социальная реальность выступает результатом переплетения, контаминации многочисленных образов, символов, реконструкций, интерпретаций, конкурирующих между собой в отсутствие какой – либо центральной координирующей инстанции.

Основная цель и смысл культурной политики этническом обществе заключаются в том, чтобы сохранять, развивать и укреплять культурно – этническое многообразие на основе выработки такой логики политических действий, которая адекватно отвечала бы логике этнокультурной самоидентификации и конструктивного культурного диалога представителей различных национальностей. В ряду таких политических действий, во многим определяющих не только состояние культуры, но и всего казахстанского общества, является поиск путей возрождения и устойчивого развития национальных культур.

Использованные источники

  1. Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2000.-623с.

  2. Курганская В.Д. Правосознание этнических групп Казахстана:

социокультурный контекст формирования. Алматы: Центр гуманитарных исследований. 2004.-347с.

  1. Иванов В.А., Трофимов Я.Ф. Религии в Казахстане: Справочник – 2-е изд., переработанное и дополнительное. Алматы: Аркаим, 2003.- 105с.

  1. Сыродеева А. Мир малого. Опыт описания локальности. М.: ИФРАН, 1998.-472с.

  2. Религия в политике и культуре современного Казахстанского. Астана: Елорда, 2004.-227с.

  3. Касымжанов А.Х. Единство глубинного знания, или концепция единства бытия / Касымжанов А.Х. Пространство и время великих традиций. Алматы: Центр гуманитарных исследований, 2001.-322с.

Неореалистская версия совершенного общества

Скороходов С.Н.

Сибирский государственный технологический университет, Россия

На Запале в соответствии с его приверженностью к традиционному умозрительному теоретизированию адекватным считается тео­ретизирование общества как индивидуалистического общества. Индивидуалистическое общество предполагает единство че­ловеческого мира в качествах реализации свободы воли, индивидуальной сво­боды, приоритета норм права над всеми другими социальными нормами и социальными институтами.

Со времен средневековой философии существуют два направления ис­следований: номиналистическое и реалистическое. Дискуссия реалистов и номиналистов, продолжавшаяся несколько веков, затрагивала множество фи­лософских проблем. Главным образом она «состояла в выяснении природы понятий. Будучи предвестниками материализма, номиналисты полагали, что понятия - это измышления, подобные именам вещей, и мир представляет со­бой сумму вещей, не связанных между собой. Понятия же - это фикции ре­презентации вещей. В свою очередь реалисты (предвестники идеализма) полагали, что вещи (и мир как сумма вещей) - это определенные репрезентации понятий, это также определенные фикции, свидетельствующие о наличии понятий как та­ковых, самих по себе» [1]. Представителями неореалистской традиции преимущественно являются Г. Лейбниц, Ж. Ж. Руссо, И. Кант, Ч. Беккариа, Г. Гегель, Л. Фейербах, Р. Дворкин, Дж. Ролз и др.

Неореалистская традиция характеризует понятие совершенного общества как некую сконструированную идеальную модель, идея которой затем воплощается в жизнь. В данном случае общество выступает как репрезентация понятия совершенное общество. В контексте неореалистской концепции совершенное общества выступает в качестве абстракции, которая подлежит восполнению в ходе практической деятельности свободного общества. Следовательно, общество реализует некий план государственного строительства, определенную технологию совершенного общества. По мнению Ж. Ж. Руссо, в качестве такой технологии могут выступать законы, которые побуждают человека и общество быть совершенным и благодаря которым оно (общество) является свободным. Говоря о свободном обществе как об одном из условий достижения общественного идеала, необходимо отметить, что большое влияние на развитие такого общества оказывает общественное мнение. Характерная черта деятельности свободной личности - это деятельность напоказ. Поэтому философ пишет: «Все хотят, чтобы ими восхищались. Вот тайная и конечная цель человеческих поступков. Различны лишь средства ее достижения» [2]. В данном контексте огромное преимущество, по мнению философа, имеет государство, которое организовано таким обра­зом, что его граждане не имеют возможности осуществлять в нем дурные деяния.

Г. Гегель так же отводит государству важную роль в общественном развитии. По мнению Гегеля, государство есть наиболее совершенная организация общественной жизни, в которой все строится на правовой основе. Именно в государстве и через государство реализуются высшие нравственные ценности человека. В государстве всецело сливаются личная свобода и внешний порядок, в нем достигает своей наивысшей формы единство правового содержания и морального убеждения. Само по себе общество весьма и весьма далеко от идеала и его совершенство может быть выражено лишь в его внутренней гармонии, то есть гармонии всех его форм организации. В гегелевской философии для индивида государство является венцом его усилий, высшей сферой самореализации. «Государство в себе и для себя есть нравственное целое, осуществление свободы»[3]. Гегель возводит государство в абсолют, стоящий над личностью и обществом. В свою очередь этот абсолют - это тоже право, но наиболее развитое и содержательно богатое, так как оно включает в себя признание всех остальных прав - прав личности, семьи и общества.

Одной из неореалистских версий выступила философия Ч. Беккариа. Беккариа отводит решающее место в реализации технологии совершенного общества общественному мнению. Общественное мнение создает определенный конструкт общества и оказывает большое влияние на его развитие и стремление к совершенному состоянию. По мнению Беккариа, общественное мнение — это единственное средство «получить от других добро и отвратить от себя зло в тех случаях, когда законы не могли этого обеспечить» [4]. По мнению автора, основой общественных отношений должна быть любовь человека, личности к самой себе, которая будет служить ее (личности) собственной выгоде. Только при этом возможно достижение общественного идеала, в котором выражено совершенное общество. В этой связи Беккариа пишет: «Мудрый строитель, он должен воздвигать свое здание на основе любви каждого к самому себе, и пусть общее благо будет итогом частных интересов» [4].

Рональд Дворкин, рассуждающий как типичный неореалист, в качестве абстракци, которую нужно пре­творить в жизнь, называет достойный образ жизни. Дворкин пишет: «Мудрое правление связано, таким образом, с поощрением или, по крайней мере, одобрением достойного образа жизни: относиться ко всем как к равным - значит относиться к каждому так, как если бы он стремился, насколько это возможно, вести достойный образ жизни» [5]. Именно в равенстве автор видел путь к совершенству. Так как в обществе всегда существовала трудность в реализации системы рав­ного распределения благ среди граждан, равенство ресурсов, в понимании Дворкина, - это система, которая обеспечивает отношение ко всем людям как к равным.

Подводя итог анализа неореалистской версия совершенного общества, необходимо отметить следующее: особенность социально-философского познания совершенного общества состоит в том, что оно (познание) отражает способ отношения к социальной реальности, т.е. есть знание о сущем, о существующей природной и социальной реальности. Общество как целостный социальный организм всегда устремлено в будущее, к не кому общественному идеалу, который сам по себе абстрактен. Философия неореализма предлагает проект должного общественного устройства совершенного общества, философские поиски общественного идеала, совершенное устройство государственной власти, организацию деятельности людей, отношения между людьми, в том числе и нравственные.

Использованные источники

1. Чуринов Н. М. Коллективизм и индивидуализм и их теоретизирование в за­падной традиции // Н. М. Чуринов Теория и история.- 2003.- № 3. С. 42-55

2. Руссо Ж. Ж. Трактаты. - М.: Наука, 1969. - 704 с.

3. Гегель Г.В.Ф. Философия науки. – М.: Мысль, 1990. – 283 с.

4. Беккариа Ч. О преступлении и наказании // О свободе: антоло­гия западноевропейской классической либеральной мысли. - М: Наука, 1995. - С. 109-171

5. Дворкин Р. Либерализм // Современный либерализм: Ролз, Бер­лин, Дворкин, Кимлика, Сэндел, Тейлор, Уордон. - М: Дом интеллектуальной книги; Прогресс-Традиция, 1998. - С. 44-75

Казачество и власть в социально-политическом пространстве России конца XX века

Сысоева О.Н.

Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса, Россия

В современной России казачий вопрос – один из самых неоднозначных, взаимоотношение Российского государства с казачеством всегда представляло собой сложный и противоречивый комплекс отношений. Модернизация России рубежа XX – XXI столетий в качестве одного из следствий предполагала известное оживление интереса к политической архаике и традиционализму. Ожидание «светлого будущего», характерное для советской эпохи, сменилось «светлым прошлым», практическим проявлением такого «броска назад» стало возникновение многочисленных организаций, строившихся на основе средневековых, по своей сути, политико-правовых и социальных понятиях: сословности, корпоративизму, жесткой иерархичности, одним из ярких проявлений подобного рода стало движение за возрождение казачества. Процесс возрождения имеет большее количество содержательно-хронологических этапов, для их выявления необходимы эмпирические критерии, указывающие на качественные отличия периодов развития изучаемого феномена, такими критериями могут служить признаки изменения характера отношения казачества с государством.

Возрождение российского казачества начинается в 80-е годы ХХ в. в условиях нарастания деструктивного социетального кризиса советского общества. В самом начале перестройки американский социолог Т. Парсонс предсказал распад социальной системы советского общества, его вывод был таков: всякая модернизация влечет за собой всю цепочку системных изменений. Он же обосновал, что коллапс общественной системы необходим, поскольку модернизация требует принятия самостоятельных управленческих решений, а они запрещены [1, с. 3-4]. И, если в первые годы перестройки власти представлялось возможным преодолеть кризис посредством сосредоточения политических усилий в экономике, то к 1988 году выяснилось, что отношения между различными социальными группами являются одной из главных проблем общества.

Демократические преобразования нашего общества в этот период ознаменовались появлением в социально-политической системе новых и восстановлением утраченных за годы советской власти традиционных социально-политических институтов и общностей, среди них особо выделяется казачество. Его традиционная жизнедеятельность, модернизация из военно-служивого сословия в особое социальное образование были прерваны Советским государством по идеологическим соображениям в 20-е годы XX в.. Но казачество, прошедшее большевистские испытания и пережившее массовые репрессии, сохранило неистребимый казачий дух и память об общности своей исторической судьбы, которые в наше время служат основными факторами как самоидентификации и самоорганизации потомков казаков, так и возрастанию роли казачьих организаций в системе местного самоуправления, поэтому казачество возрождается на массовой социальной основе, которую составляют до 10 млн. российских граждан, считающих себя потомками казаков.

Процесс казачьего возрождения показывает, что за семь десятилетий коммунистического режима исходный социум претерпел громадные изменения, к 1989 – 1990 гг. понять, кто из жителей Ростовской области больший казак, а кто меньший, было решительно невозможно. И, как показывают социологические исследования, те, кто идентифицируют себя как казаки, представляют все основные социальные группы российского общества, поэтому, как утверждает исследователь Маркедонов С.М., современное казачье движение было бы более правильно определить как неоказачество [2, с. 105]. Таким образом, современное казачество является многокомпонентной, полиэтнической и поликонфессиональной социальной общностью, основным системообразующим фактором которой служит самоидентификация граждан с традиционным российским казачеством.

Системообразующие факторы казачьей воинской службы, предопределявшие образ жизнедеятельности, были прерваны на несколько поколений, современное казачество не является непосредственным преемником традиционного казачества и его возрождение по сущности стало процессом реконструкции казачьей социальной общности по отдельным историческим характеристикам.

Процесс возрождения казачества идет нелинейно. В нем можно выделить периоды, определяемые как содержательно, так и хронологически.

В научной литературе отмечаются разнообразные принципы периодизации процесса возрождения казачьего движения. Так, авторами «Истории Донского казачества» выделяется три этапа возрождения казачества: перестроечный – 1990 – 1991 гг. (подъем казачьей культуры, активное изучение истории, выработка опыта организации казачьих обществ); переходный – 1992 – 1997 гг. (рост численности казачьих организаций, выход их на политическую арену, разработка государственных программ развития казачьей экономики, местного самоуправления) и реестровый – 1997 г. – настоящее время (государственной службы) [3, с. 25].

Исследователь Маркедонов С.М. выделяет в неоказачьем движении следующие этапы: первый – перестроечный (1989 – 1991 гг.), второй – переходный (1992 – 1996 гг.), третий – «реестровый», государственная регистрация казачьих обществ, запись казаков в реестр (с 1996 г. по настоящее время) [4, с. 215].

Очевидно, процесс возрождения казачества имеет большее количество содержательно-хронологических этапов. Критериями для их выделения считает исследователь Масалов А.Г., могут служить признаки изменения характера отношения казачества с государством.

Использованные источники

1. Парсонс, Т. Понятие общества: Компоненты и их взаимоотношения [Текст] / Т. Парсонс // РЖ «Социология». – 1993. – № 3 – 4. – С. 1-60.

2. Маркедонов, С.М. Казачество: единство или многообразие? [Текст] / С.М. Маркедонов // Общественные науки и современность. – 2005. – № 1. – С. 95-108.

3. Масалов, А.Г. Основные этапы возрождения казачества [Текст] / А.Г. Масалов // Казачий Терек. – 2001. – № 5 (36). – С. 20-35.

4. Маркедонов, С.М. Российское неоказачество. Поиски «золотого века» [Текст] / С.М Маркедонов // Знамя. – 2001. – № 9. – С. 214-215.

5. Маркедонов, С.М. Российское неоказачество. Поиски «золотого века» [Текст] / С.М. Маркедонов // Знамя. – 2001. – № 9. – С. 214-215.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великий шелковый путь его важнейшая роль в истории казахстана

    Документ
    ИсторияВеликийШелковыйпуть. Еговажнейшаяроль в историиКазахстана Абдибек А.С. Южно-Казахстанский государственный ... сводить значение Великогошелковогопути в истории мировой цивилизации исключительно к торговле шелком. Егороль была значительно ...
  2. История казахстана

    Документ
    ... . В какое время функционировал ВеликийШелковыйПуть? 11. Кто являлся автором ... . Центром был Баласагун. 9 Важнуюроль в историиКазахстана сыграли найманы и кереиты – ... происходило национально - освободительное восстание. Его эпицентром стал Средний жуз, ...
  3. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс для кредитной технологии обучения

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  4. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебно-методический комплекс по кредитной технологии обучения ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

    Учебно-методический комплекс
    ... укреплял взаимосвязь. 3. ВеликийШелковыйпуть на территории Казахстана. Консолидирующая рольВеликогошелковогопути. Казахстанские маршруты ВШП, ... С его именем неразрывно связаны все наиболее важные события военной и политической истории казахского ...
  5. Нуржанов арнабай абишевич средневековые города на участке великого шелкового пути от тараза до аспары

    Автореферат диссертации
    ... опыт прошлых поколений в памятниках истории и культуры Казахстана. Ставя столь сложные задачи диссертационного ... которого формировался город. Важнуюроль в сложении его играла международная торговля по ВеликомуШелковомупути [17]. Пятый ...

Другие похожие документы..