Главная > Документ


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1951 года за само­вольное оставление места ссылки и поселения устанавливалось наказание 20 лет ка­торжных работ.

Выполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 го­да и директивы МГБ и Прокуратуры СССР от 26 октября 1948 года свелось на практи­ке к тому, что отбывших уже наказания граждан, многие из которых и ранее были осуждены необоснованно, вновь арестовывали, предъявляли им, как правило, преж­ние обвинения, а затем через Особое совещание направляли на неограниченный срок в ссылку. Это носило фактически характер мести и противоречило основным принци­пам социалистического права. Репрессирование таким порядком продолжалось до 1953 года. Всего по решению Особого совещания на поселение и в ссылку направлено 52468 человек (Материалы проверки о нарушениях законности, т. 2, л. 122; сообщение КГБ № 537-с от 5.III. 1962 г.).

По указанию ЦК КПСС названная выше директива МГБ СССР и Прокуратуры СССР отменена 16 июля 1954 года50. Находившиеся в ссылке лица были освобождены и сняты с учетов КГБ и МВД СССР.

Фабрикацияделпополитическимобвинениям. Фальсификация«Ленинградскогодела»

После Великой Отечественной войны, в обстановке процветавшего культа лично­сти Сталина, в стране продолжали иметь место грубейшие нарушения законности, практика фабрикации дел по политическим обвинениям и необоснованные репрессии.

В эти годы прокурорский надзор за следствием в органах МГБ был фактически ликвидирован и суды к рассмотрению подобных дел относились формально. Создав­шаяся обстановка ловко использовалась подвизавшимися в органах госбезопасности карьеристами, авантюристами и другими нечестными элементами для искусственного создания дел о мнимых антисоветских организациях в различных отраслях промыш­ленности, в партийных и советских органах.

Например, в 1949 году по ложным обвинениям в антисоветской деятельности ор­ганами МГБ была арестована большая группа ученых-геологов. Арестам этих лиц предшествовали следующие обстоятельства. . .

На протяжении ряда лет, с 1944 до 1949 года, бывший корреспондент «Правды» Шестакова в своих многочисленных докладных записках в редакцию «Правды», в Красноярский обком партии и в ЦК ВКП(б) обвиняла многих работников Министер­ства геологии и Академии наук СССР в том, что они с вредительской целью скрывают имеющиеся якобы на юге Красноярского края богатейшие месторождения полезных ископаемых, цветных и редких металлов. В связи с этой информацией и для ее провер­ки Политбюро ЦК ВКП(б) 30 марта 1949 года создало комиссию под председательст­вом Берия.

Свою деятельность в этой комиссии Берия начал с арестов. 31 марта 1949 года бы­ли арестованы профессор, доктор геолого-минералогических наук, член-корреспон­дент Академии наук СССР Григорьев; профессор, доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент Академии наук СССР Вологдин; доктор геолого-минерало­гических наук, заведующий кафедрою Томского госуниверситета Баженов; кандидат геолого-минералогических наук Доминиковский; заведующий кафедрой Иркутского горно-металлургического института Шаманский.

Всего было арестовано 28 человек, в том числе 4 академика, 14 профессоров, док­торов и заслуженных деятелей науки, среди них многие награжденные орденами Со­юза ССР за заслуги в деле развития науки и освоения геологических богатств страны.

Следствие в отношении этих лиц велось с грубым нарушением закона, арестован­ные подвергались избиениям. Упомянутый выше Шаманский во время следствия умер в тюрьме, остальные осуждены к длительным срокам лишения свободы. В 1954— 1956 годах все они реабилитированы, некоторые из них посмертно (Архив Парткомиссии, персональное дело Шестаковой, т. 3).

Фальсификация этого дела причинила стране огромный материальный ущерб. «Искореняя вредительство» группы геологов, комиссия под председательством Берия разработала меры по освоению якобы не разведанных еще месторождений юга Крас­ноярского края. Для осуществления этих мер была создана специальная организация «Енисейстрой», наделенная чрезвычайными полномочиями и действовавшая на пра­вах Главного управления МВД СССР. «Енисейстрой» просуществовал 4 года, беспо­лезно израсходовал огромные средства на разведочные работы и строительство экс­плуатационных объектов. Ввиду необнаружения месторождений ископаемых промы­шленного значения, в 1953 году эта организация была ликвидирована (Архив Парткомиссии, персональное дело Шестаковой).

О преступной практике создания Берия и Абакумовым искусственных обвинений свидетельствует также сфальсифицированное дело по обвинению министра морского флота СССР Афанасьева.

Заподозрив без оснований Афанасьева в том, что он является английским шпио­ном, Берия и Абакумов решили «разоблачить» его путем проведения провокационной комбинации. С этой целью 10 апреля 1948 года во время следования Афанасьева в ми­нистерство у его автомашины умышленно были повреждены покрышки. Афанасьев решил идти в министерство пешком, но его догнала автомашина, в которой находи­лись работники МГБ Шлюгер и Мякотных. Они силой усадили Афанасьева в автома­шину, завязали ему глаза и доставили на конспиративную квартиру МГБ. Шлюгер, на­звавшийся Афанасьеву американским разведчиком Томасом Мерфи, заявил, что аме­риканцам известно о принадлежности Афанасьева к английской агентуре, предложил ему сотрудничать с американской разведкой и выдать сведения о морском флоте СССР. Сославшись на отсутствие сведений при себе, Афанасьев согласился встретить­ся с «Томасом Мерфи» через несколько дней у Крымского моста. После этого его вы­вели из дома с завязанными глазами и отпустили. В тот же день о случившемся Афанасьев сообщил Берия. Однако провокации против Афанасьева продолжались и через несколько дней он был арестован.

Применяя к Афанасьеву меры физического воздействия, работники МГБ застави­ли его подписать ложные показания о том, что якобы в 1933 году он был завербован английской разведкой. По решению Особого совещания от 14 мая 1949 года Афанась­ева заключили в ИТЛ сроком на 20 лет.

После смерти Сталина и ареста Берия провокация против Афанасьева была вскрыта. В 1954 году Афанасьев реабилитирован и восстановлен в партии (Архив Парткомиссии, персональное дело Афанасьева)51.

В 1947 году без санкции прокурора был арестован и в 1950 году необоснованно осужден к расстрелу член ВКП(б) сотрудник охраны Сталина подполковник Федосе­ев И. И.

Материалы на арест Федосеева были оформлены Серовым И. А., бывшим в то вре­мя заместителем министра внутренних дел СССР. Тогда же по утвержденному Серовым постановлению арестована жена Федосеева — Григорьева П. А., член ВКП(б). На этих документах Серов написал, что их «арест санкционирован по особому указанию прави­тельства». Вопреки закону о подследственности расследование было поручено не работ­никам МГБ и военной прокуратуры, а непосредственно Серову. Следствие велось Серо­вым с грубейшими нарушениями законности. При допросах Серов задавал Федосееву и Григорьевой провокационные вопросы, угрожал Федосееву применением самого суро­вого наказания и обещал сохранить жизнь, если тот даст требуемые показания. Срок со­держания обвиняемых под стражей Серовым не продлялся. В тюрьме Федосеева под­вергали жестоким избиениям, причем, на суде и перед расстрелом Федосеев заявил, что избивал его и лично Серов. При отсутствии в деле доказательств Серов предъявил Фе­досееву обвинения в разглашении государственной тайны, проведении антисоветской агитации и служебных злоупотреблениях и 14 июля 1948 года сообщил Сталину об окончании следствия, предлагая направить дело на Особое совещание и определить Фе­досееву меру наказания - 20 лет тюремного заключения со строгой изоляцией.

Однако дело Федосеева в Особом совещании не рассматривалось, а было переда­но в МГБ СССР, где Федосеев неоднократно вызывался к Абакумову и к другим ли­цам, хотя относящихся к этому времени протоколов допросов в деле нет. В марте 1950 года Федосеев дважды доставлялся в здание ЦК ВКП(б) к Маленкову и допраши­вался им о разглашении особо секретных сведений. Как объяснил Маленков, эти до­просы он проводил по указанию Сталина. Несмотря на то, что Федосеев на следствии и у Маленкова отрицал разглашение известных ему данных секретного характера, 17 апреля 1950 года следственная часть МГБ СССР предъявила Федосееву обвинение в шпионаже и на следующий день по приговору Военной коллегии он был расстрелян. Для контроля за исполнением приговора Маленков направил ответственного контро­лера КПК при ЦК ВКП(б) Захарова, который присутствовал при расстреле Федосеева и доложил об этом Маленкову.

Дело в отношении Федосеева и Григорьевой в 1956 году прекращено за отсутст­вием состава преступления (Архив КГБ, арх[ивно]-след[ственное] дела №№ Р-24668, Р-996; архив Парткомиссии, персональные дела Федосеева, Григорьевой, Захарова, Маленкова).

Имеются и другие данные о нарушениях социалистической законности, допу­щенных Серовым, но они требуют дополнительной проверки.

Наиболее возмутительный произвол и грубейшие нарушения законности в после­военный период были допущены при фабрикации так называемого «Ленинградского дела» и связанных с ним многих других дел.

По «Ленинградскому делу» 30 сентября 1950 года Военной коллегией Верховно­го суда СССР осуждены: Вознесенский Н. А. - председатель Госплана СССР, замести­тель Председателя Совета Министров СССР, член Политбюро ЦК ВКП(б); Кузне­цов А. А. - секретарь ЦК ВКП(б); Родионов М. И. — кандидат в члены ЦК ВКП(б), председатель Совета Министров РСФСР; Попков П. С. - кандидат в члены ВКП(б), се­кретарь Ленинградского обкома и горкома партии; Капустин Я. Ф. — второй секретарь Ленинградского обкома партии; Лазутин П. Г. — председатель Ленинградского облис­полкома - все к расстрелу, а Турко И.М. - секретарь Ярославского обкома ВКП(б); Закржевская Т. В. - секретарь райкома ВКП(б) в г. Ленинграде; Михеев Ф.Е. - управ­делами Ленинградского горкома ВКП(б) - к длительным срокам лишения свободы.

Все осужденные признаны виновными в том, что, создав антипартийную группу, они с 1938 года проводили вредительско-подрывную работу, направленную на отрыв и противопоставление Ленинградской партийной организации Центральному Комите­ту партии, превращение ее в опору для борьбы с партией и ЦК ВКП(б), «как это дела­ли зиновьевцы».

Как видно из материалов персонального дела на Маленкова, возникновение «Ле­нинградского дела» связано с интриганской деятельностью Маленкова, которому ак­тивно помогали в этом враг народа Берия, а также пробравшийся к руководству в МГБ авантюрист Абакумов и его близкое окружение. Неблаговидную роль в создании это­го дела сыграл Шкирятов, возглавлявший тогда Комиссию Партийного Контроля при ЦК ВКП(б).

Как фальсифицировалось «Ленинградское дело», видно из следующего.

В январе 1949 года Маленков, являясь секретарем ЦК ВКП(б) и заместителем председателя Совета Министров СССР, необоснованно обвинил руководителей Ле­нинградской области в том, что они при содействии и помощи Кузнецова, Вознесен­ского и Родионова самовольно, обойдя ЦК партии и Совет Министров СССР, провели в Ленинграде оптовую ярмарку. В действительности же ярмарка была проведена в свя­зи с постановлением Совета Министров СССР от 20 ноября 1948 года «О мероприяти­ях по улучшению торговли», в котором говорилось:

«Обязать Министерство торговли СССР... Центросоюз... министерства и другие ведомства... организовать в ноябре-декабре 1948 года межобластные оптовые ярмарки, на которых произвести распродажу излишних товаров, разрешить свободный вывоз из одной области в другую купленных на ярмарках промышленных товаров» (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 39, л. 31—32).

На основании этого постановления Совет Министров РСФСР б декабря того же года предложил Министерству торговли РСФСР провести в Ленинграде с 10 по 20 ян­варя 1949 года Всероссийскую оптовую ярмарку (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 39, л. 44).

Несмотря на полную ясность вопроса с ярмаркой в Ленинграде, 16 февраля 1949 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об антипартийных дейст­виях члена ЦК ВКП(б) т. Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родио­нова М. И. и Попкова П. С.», где проведенная в Ленинграде ярмарка именовалась уже «Всесоюзной», неправильно утверждалось, что это мероприятие привело к разбазари­ванию государственных товарных фондов и к неоправданным затратам средств, вы­двинуты против Кузнецова, Родионова и Попкова необоснованные политические об­винения и их поведение сравнивалось с поведением зиновьевской оппозиции 1925 го­да. В постановлении отмечалось:

«Политбюро ЦК ВКП(б) считает, что отмеченные выше противогосударственные действия явились следствием того, что у тт. Кузнецова А. А., Родионова, Попкова имеется нездоровый, небольшевистский уклон, выражающийся в демагогическом заигры­вании с Ленинградской организацией, в охаивании ЦК ВКП(б), который якобы не по­могает Ленинградской организации, в попытках представить себя в качестве особых защитников интересов Ленинграда, в попытках создать средостение между ЦК ВКП(б) и Ленинградской организацией и отдалить таким образом Ленинградскую ор­ганизацию от ЦК ВКП(б).

В связи с этим следует отметить, что т. Попков, являясь первым секретарем Ле­нинградского обкома и горкома ВКП(б), не старается обеспечить связь Ленинградской партийной организации с ЦК ВКП(б), не информирует ЦК партии о положении дел в Ленинграде, и вместо того, чтобы вносить вопросы и предложения непосредственно в ЦК ВКП(б), встает на путь обхода ЦК партии, на путь сомнительных закулисных, а иногда и рваческих комбинаций, проводимых через различных самозваных «шефов» Ленинграда вроде тт. Кузнецова, Родионова и других.

В этом же свете следует рассматривать ставшее только теперь известным ЦК ВКП(б) от т. Вознесенского предложение «шефствовать» над Ленинградом, с которым обратился в 1948 году т. Попков к т. Вознесенскому Н. А., а также неправильное пове­дение т. Попкова, когда он связи Ленинградской партийной организации с ЦК ВКП(б) пытается подменить личными связями с так называемым «шефом» т. Кузнецовым А. А.

Политбюро ЦК ВКП(б) считает, что такие непартийные методы должны быть пресечены в корне, ибо они являются выражением антипартийной групповщины, се­ют недоверие в отношениях между Ленобкомом и ЦК ВКП(б) и способны привести к отрыву Ленинградской организации от партии, от ЦК ВКП(б).

ЦК ВКП(б) напоминает, что Зиновьев, когда он пытался превратить Ленинград­скую организацию в опору своей антиленинской фракции, прибегал к таким же анти­партийным методам заигрывания с Ленинградской организацией, охаивания Цент­рального Комитета ВКП(б), якобы не заботящегося о нуждах Ленинграда, отрыва Ле­нинградской организации от ЦК ВКП(б) и противопоставления Ленинградской орга­низации партии и ее Центральному Комитету» (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 38, л. 8-10).

Этим постановлением Родионов, Кузнецов и Попков были сняты с занимаемых постов и им объявлены партийные взыскания — выговор.

В отношении Вознесенского в постановлении, кроме того, указывалось еще и следующее:

«Отметить, что член Политбюро ЦК ВКП(б) т. Вознесенский, хотя и отклонил предложение т. Попкова о «шефстве» над Ленинградом, указав ему на неправильность такого предложения, тем не менее все же поступил неправильно, что своевременно не доложил ЦК ВКП(б) об антипартийном предложении «шефствовать» над Ленингра­дом, сделанном ему т. Попковым» (Там же, л. 9-10).

После принятия Политбюро ЦК указанного постановления Маленков выехал в Ленинград, где на проходивших 21 и 22 февраля 1949 года заседаниях бюро и объеди­ненного пленума обкома и горкома партии, действуя непартийными методами, добил­ся того, что в своих выступлениях Попков и второй секретарь обкома Капустин час­тично признали выдвигавшиеся против них обвинения. На этом основании Маленков провел решение пленума обкома об осуждении деятельности руководителем Ленин­градской партийной организации и освобождении от работы секретарей обкома Капу­стина и Колобашкина (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 38, л. 16-73; т. 6, л. 181-182, 249-251,264-266).

В этот же период времени тенденциозно подбирались материалы и для компроме­тации Вознесенского.

С этой целью была использована докладная записка заместителя председателя Госснаба Помазнева от 11 февраля 1949 года о занижении Госпланом заданий по пла­ну промышленного производства на первый квартал 1949 года. Указанная записка по­служила одним из поводов для обсуждения вопроса о Вознесенском на заседании Бю­ро Совета Министров СССР, состоявшемся 5 марта 1949 года под председательством Берия. В принятом на этом заседании постановлении записано:

«...т. Вознесенский... неудовлетворительно руководит Госпланом, не проявляет обязательной, особенно для члена Политбюро, партийности в руководстве Госпланом и в защите директив правительства в области планирования, неправильно воспитыва­ет работников Госплана, вследствие чего в Госплане культивировались непартийные нравы, имели место антигосударственные действия, факты обмана правительства, преступные факты по подгону цифр и, наконец, факты, которые свидетельствуют о том, что руководящие работники Госплана хитрят с правительством... Освободить т. Вознесенского от обязанностей председателя Госплана» (Архив Парткомиссии, пер­сональное дело Маленкова, т. 39, л. 198-199).

Одновременно органы МГБ, возглавляемые Берия и Абакумовым, ищут оснований для ареста Кузнецова, Родионова и бывших руководителей Ленинградской партийной организации. Для этого ими были использованы относившиеся к 1936 году материалы о недостойном поведении Капустина в заграничной командировке. На основании этих ма­териалов Абакумов 21 июля 1949 года направил Сталину информацию о том, что Капу­стин подозревается в связях с английской разведкой и 23 июля того же года Капустин был арестован (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 43, л. 22).

В результате применения к Капустину мер физического воздействия он 4 августа

1949 года подписал протокол допроса, в котором оговаривал в преступной деятельно­сти себя, а также Кузнецова, Попкова, Соловьева, Лазутина, Турко, Закржевскую и других. Что же касается обвинения в шпионаже, то оно Капустину так и не предъявля­лось. Правда, он допрашивался по этому вопросу 27 января 1950 года, но никаких по­казаний, кроме сведений о сожительстве с англичанкой и пьянстве во время пребыва­ния в заграничной командировке в 1936 году, от него получено не было и следствие к этому обвинению более не возвращалось (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 40, л. 17).

Таким образом, заведомо несостоятельное обвинение в шпионаже явилось одним из предлогов для ареста Капустина и получения от него ложных показаний на Кузне­цова, Попкова и других.

Наряду с этим, материалы на Кузнецова и других фальсифицировались и отдель­ными работниками Комиссии Партийного Контроля во главе со Шкирятовым. На ос­новании этих материалов против Кузнецова было выдвинуто политическое обвинение в том, что он якобы насаждал антипартийные, чуждые большевизму нравы, окружил себя сомнительными и не заслуживающими политического доверия лицами и что он с группой «своих людей» (Капустин, Попков, Закржевская и другие) пытался противо­поставить Ленинградскую партийную организацию Центральному Комитету партии (Архив Парткомиссии, д. 1/7442, л. 167-176, 321-326).

13 августа 1949 года Маленков вызвал в ЦК ВКП(б) Кузнецова, Попкова, Родио­нова и Лазутина и все они были арестованы без санкции прокурора в его приемной (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 7, л. 267, т. 9, л. 26—27).

По распоряжению Маленкова арестованный Кузнецов с марта по сентябрь

1950 года содержался в особой тюрьме при Комиссии Партийного Контроля при ЦК ВКП(б) (Там же, т. 9, л. 124-130, т. 40, л. 27). Как заявил Маленков в КПК при ЦК КПСС в июле 1958 года, эта тюрьма была создана им по указанию Сталина.

Проверкой установлено, что бывший министр внутренних дел СССР Круглов в марте 1950 года утвердил временные штаты, смету и расстановку личного состава по особой тюрьме, а его заместитель Серов в июле 1951 года утвердил полугодовую сме­ту на содержание этой тюрьмы.

Работниками КПК при ЦК ВКП(б) еще до ареста Кузнецова тенденциозно подби­рался обвинительный материал против Вознесенского. Весь этот материал был изло­жен в записке заместителя Председателя КПК при ЦК ВКП(б) Ягодкина от 17 августа 1949 года, названной «О непартийном поведении Н. Вознесенского». В этой записке против Вознесенского возведен ряд необоснованных политических обвинений, в том числе обвинение в поддержании связи с бывшим ленинградским партийным руковод­ством (Архив Парткомиссии, д. 10/236, т. 2, л. 64-74).

В июле 1949 года после снятия Вознесенского с работы направленный в Госплан СССР на должность уполномоченного ЦК ВКП(б) по кадрам Андреев представил Ма­ленкову сообщение об исчезновении в Госплане СССР ряда секретных документов, относившихся к периоду 1944-1949 гг. По предложению Маленкова, аналогичную ин­формацию Андреев направил Сталину. Несмотря на то, что проведенным расследова­нием непосредственная виновность Вознесенского в утрате документов установлена не была, 9 сентября 1949 года Шкирятов представил Маленкову проект решения бюро КПК при ЦК ВКП(б) с предложением исключить Вознесенского из членов ЦК ВКП(б) и привлечь его к судебной ответственности за утрату документов в Госплане СССР. Такое решение 11 сентября 1949 года было принято Политбюро ЦК (Архив Партко­миссии, д. 10/236, т. 2, л. 36-38а, 144-148).

27 октября 1949 года Вознесенский был арестован органами МГБ.

В ходе следствия к арестованным применялись меры физического воздействия. Даже беременная Закржевская подверглась жестоким истязаниям, что повлекло преж­девременные роды мертвого ребенка. В допросах арестованных принимали участие Берия, Маленков и Булганин, которые вели себя нагло, домогались признаний. Им бы­ло известно, что арестованных избивали. В частности, при допросе Соловьева Берия заявил, что его мало били, раз он не сознается.

Булганин в КПК при ЦК КПСС в 1958 году признал, что Вознесенского, Кузнецо­ва, Попкова, Соловьева и некоторых других знал хорошо, понимал, что они невинов­ны и погибают напрасно, но высказать тогда свое мнение боялся (Архив Парткомис­сии, персональное дело Маленкова, т. 3, л. 84).

Не выдержав пыток и истязаний, все арестованные подписали сфальсифициро­ванные работниками следствия протоколы допросов, содержавшие вымышленные по­казания, и впоследствии подтвердили эту ложь в суде. Обвинение осужденных по «Ле­нинградскому делу» в антисоветской деятельности основывалось только на их показа­ниях и никакими объективными доказательствами подтверждено не было. Основные протоколы допросов обвиняемых направлялись Сталину, и он был в курсе всего след­ствия.

18 января 1950 года Абакумов направил Сталину список 44 арестованных по «Ле­нинградскому делу» и внес предложение «по опыту прошлого осудить в закрытом за­седании выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР в Ленинграде без участия сторон, то есть обвинения и защиты, группу человек 9-10 основных обвиняе­мых» (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 38, л. 146-159).

4 сентября 1950 года Абакумов и Главный военный прокурор Вавилов представи­ли Сталину обвинительное заключение на 9 человек и предложили Вознесенского, Кузнецова, Родионова, Попкова, Капустина и Лазутина осудить к расстрелу без права помилования с немедленным приведением приговора в исполнение, а Турко, Закржевскую и Михеева - к лишению свободы (Архив Парткомиссии, персональное дело Ма­ленкова, т. 38, л. 160).

Политбюро ЦК ВКП(б) приняло эти предложения 30 сентября 1950 года, когда судебный процесс подходил уже к концу.

В ночь с 30 сентября на 1 октября 1950 года закончился судебный процесс по это­му делу и меры наказания всем подсудимым были определены в соответствии с пред­ложением Абакумова и Вавилова. Осужденные к высшей мере наказания через час по­сле оглашения приговора были расстреляны (Архив Парткомиссии, персональное де­ло Маленкова, т. 40, л. 22-57).

Постановлением Президиума ЦК КПСС от 3 мая 1954 года материалы, на основа­нии которых были осуждены Вознесенский, Кузнецов и другие, признаны ложными, сфальсифицированными. Все осужденные по «Ленинградскому делу» реабилитированы52.

В связи с «делом» Вознесенского, Кузнецова и других были арестованы и обвине­ны в государственных и должностных преступлениях около 300 человек, в том числе: секретарей ЦК компартий союзных республик, обкомов и горкомов партии — 20; сек­ретарей райкомов партии — 36; работников аппаратов ЦК ВКП(б), ЦК компартий союз­ных республик, обкомов, горкомов и райкомов партии — 16; ответственных работников Совета Министров СССР и Советов Министров союзных республик — 4; председате­лей исполкомов областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся и их заместителей - 129; комсомольских работников - 2. Из них было расстреляно 23 чело­века (Архив Парткомиссии, персональное дело Маленкова, т. 44, л. 2-5).

Шкирятов, отчитываясь 2 августа 1952 года перед Маленковым о проделанной ра­боте в связи с «Ленинградским делом», докладывал, что за период с сентября 1949 го­да по 1 апреля 1952 года Ленинградским обкомом и Комиссией Партийного Контроля при ЦК ВКП(б) исключены из партии 287 человек, 114 коммунистам объявлены пар­тийные взыскания и 10 коммунистов переведены в кандидаты. В своей записке Шки­рятов охарактеризовал этих коммунистов как «своего рода актив вражеского руковод­ства, который использовался им в антипартийных, враждебных целях» (Архив Парт­комиссии, материалы о количестве исключенных из партии; общая пачка 19).

В послевоенный период были сфальсифицированы также известные дела «Анти­фашистского еврейского комитета», дело на врачей и другие.

НЕКОТОРЫЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О РЕПРЕССИЯХ

О масштабах репрессий периода культа личности дают некоторое представление следующие статистические данные:

в 1934 году арестовано — 684153человек; в 1935 году арестовано —104716 человек; в 1936 году арестовано - 85530 человек.

Всего за 1935 и 1936 годы арестовано 190246 человек, из них расстреляно — 2347 человек.

В 1937 году арестовано — 779056 человек;

в 1938 году арестовано - 593336 человек.

Всего за 1937 и 1938 годы арестовано 1372392 человека, из них расстреляно 681692 человека, в том числе, по неполным данным, по решениям внесудебных орга­нов 631897 человек.

В числе репрессированных, по неполным данным, было членов и кандидатов в члены ВКП(б) в 1937 году 55428 человек, в 1938 году 61457 человек.

В 1939 году арестовано - 33924 человека, в 1940 году арестовано — 87109 человек.

Всего за 1939 и 1940 годы арестовано 121033 человека, из них расстреляно - 4464 человека. В 1939-1940 годах в состав СССР вошли западные области Украины и Бело­руссии, Эстония, Латвия, Литва и Бессарабия. Установление Советской власти на этих территориях было связано с репрессированием представителей имущих классов и других враждебных антисоветских элементов.

О большом размахе репрессий в 1937-1938 годах свидетельствует и следующее сравнение. В 1941—1945 годах было арестовано 690843 человека, в 1946—1952 годах 385720 человек, всего же за эти 12 лет арестовано 1076563 человека, из них расстреля­но 59653 человека, тогда как только за 1937 и 1938 годы арестовано 1372392 из них расстреляно 681692 человека.

ВЧК — ОГПУ — НКВД — НКГБ — МГБ, являясь органами диктатуры пролетариата, на всех этапах развития социалистического государства были надежным орудием в борьбе с многочисленными врагами советского народа. В условиях капиталистическо­го окружения одной из первоочередных и важнейших задач этих органов было разоб­лачение и выкорчевывание засланной капиталистическими разведками в Советский Союз вражеской агентуры.

Однако Сталин, пренебрегая интересами партии и государства, вывел органы го­сударственной безопасности из-под контроля партии и правительства, превратил их в свою основную опору и использовал как орудие для укрепления личной власти путем расправы с неугодными ему людьми, устрашения и проведения в стране массового террора.

Используя органы госбезопасности в этих целях, Сталин в то же время жестоко расправлялся с их кадрами. По неполным данным только с октября 1936 года по июль 1938 года было репрессировано 7298 работников НКВД (Архив ЦК КПСС, акт сдачи НКВД Ежовым, таблицы, л. 4). Подавляющее большинство из них осуждено по поли­тическим обвинениям и, главным образом, за участие в так называемых «заговорах в органах НКВД», якобы возглавлявшихся вначале Ягодой, а потом Ежовым. Арестован­ным сотрудникам НКВД вменяли также в вину шпионаж, террор, другие тяжкие пре­ступления и на них же переложили ответственность за нарушения законности и не­обоснованные репрессии, представляя это как результат деятельности «врагов наро­да», пробравшихся в органы НКВД.

Как теперь установлено, в действительности никаких заговоров в органах госу­дарственной безопасности не было, версии о них были созданы искусственно и мно­гие из осужденных являлись честными и преданными делу партии чекистами и ре­прессированы неправильно. Вместе с тем среди осужденных работников НКВД нема­ло и таких, которые сами допускали произвол, злоупотребляли властью, грубо нару­шали законность, и эти их действия являются преступными.

Проводившиеся в период культа личности Сталина массовые, необоснованные репрессии отвлекали силы органов НКВД - МГБ от выполнения их основных функ­ций по обеспечению государственной безопасности, а широко применявшийся в то время так называемый упрощенный порядок следствия объективно затруднял выявле­ние и разоблачение действительных врагов советского государства.

Осуществляя решения XX и XXII съездов КПСС, разоблачивших культ личности Сталина, партия под руководством Центрального Комитета провела большую работу по ликвидации его вредных последствий во всех областях партийной и государствен­ной жизни, важные меры были осуществлены по дальнейшему укреплению социали­стической законности и правопорядка, улучшению и совершенствованию советского законодательства. Были отменены законы, противоречащие Конституции СССР и принципам социалистического права, ликвидирован орган внесудебной расправы -Особое совещание, отменена практика направления в бессрочную ссылку лиц, ранее отбывших наказания за политические преступления, полностью восстановлен проку­рорский надзор за законностью, органы КГБ, суда и прокуратуры очищены от лиц, не внушающих доверия, карьеристов, провокаторов, и вся деятельность этих органов по­ставлена под строгий контроль партии, расширяется и укрепляется их связь с совет­ской общественностью. Проведено много и других важных мероприятий по укрепле­нию законности.

Еще до XX съезда КПСС по указаниям Центрального Комитета развернулась ра­бота по пересмотру судебных дел и реабилитации невинно осужденных и из мест за­ключения освобождены многие тысячи советских граждан. С 1954 года по 1961 год только судебными органами реабилитировано 721538 человек, многие из них по­смертно. Пересмотр этих дел происходил по жалобам и заявлениям осужденных, их родственников и других заинтересованных лиц. Большая же часть судебных дел, воз­бужденных в период культа личности, ввиду отсутствия жалоб и заявлений по ним не пересмотрена.

Мероприятия партии по ликвидации последствий культа личности и восстановле­нию ленинских принципов партийной и государственной жизни вызвали ожесточен­ное сопротивление со стороны Молотова, Кагановича, Маленкова и Ворошилова, ко­торые, наряду со Сталиным, несут ответственность за беззакония и произвол. Опаса­ясь разоблачения допущенных ими лично тяжких злоупотреблений властью, боясь от­ветственности за грубейшие нарушения социалистической законности и рассчитывая скрыть следы своих преступных действий, они вступили между собой в сговор, обра­зовали антипартийную группу и встали на путь фракционной борьбы с целью захвата руководства партией и изменения ее политики. Июньский Пленум ЦК КПСС 1957 го­да, разоблачив и разгромив антипартийную группу, в своем постановлении (эта часть текста не публиковалась) отметил:

«Как теперь установлено, тт. Маленков, Каганович и Молотов несут персональ­ную ответственность за необоснованные массовые репрессии в отношении партий­ных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских кадров и за другие явления подобного рода, имевшие место в прошлом. Они рассчитывали путем захвата ключе­вых позиций в партии и государстве скрыть следы своих прошлых преступных дейст­вий и отвести от себя ответственность за ошибки, извращения и тяжкие нарушения ре­волюционной законности в период их прошлой деятельности»53.

Антипартийная деятельность фракционеров Молотова, Кагановича, Маленкова была подвергнута суровому осуждению на ХХII съезде КПСС, после которого они бы­ли исключены из рядов партии.

ВЫВОДЫ:

1. Дела так называемых «Ленинградского террористического зиновьевского цен­тра», «Московского центра контрреволюционной зиновьевской организации», «Объе­диненного троцкистско-зиновьевского центра», «Антисоветского троцкистского (па­раллельного) центра» и «Антисоветского право-троцкистского блока», по которым в

1934-1938 годах были проведены судебные процессы, являются сфальсифицирован­ными.

Дела эти подлежат прекращению в отношении всех осужденных, за исключением Николаева и Ягоды, а также Радека, материалы в отношении которого требуют допол­нительной проверки.

2. Репрессии против кадров партии и государства и честных советских граждан, особенно массовые репрессии 1937-1938 годов, были совершенно необоснованными и никакими объективными причинами оправданы быть не могут. Все эти несправед­ливые и жестокие репрессии явились следствием произвола и беззаконий, порожден­ных культом личности Сталина.

3. Сталин, сосредоточив в своих руках ничем не ограниченную власть, поставил себя над партией, ее Центральным Комитетом и над высшими органами государствен­ной власти и, злоупотребляя своим положением, чинил чудовищный произвол, допус­кал вопиющие беззакония, грубо попирал элементарные нормы права и социалистиче­ской морали. Эти действия Сталина нанесли большой вред коммунистической партии, советскому народу, делу социалистического строительства в СССР и международному коммунистическому движению.

По вине Сталина погибли многочисленные ленинские кадры партии, мужествен­ные борцы с самодержавием, активные участники Великой Октябрьской социалисти­ческой революции, гражданской войны и социалистического строительства, видней­шие деятели братских коммунистических и рабочих партий, честные коммунисты и беспартийные. В вопросах карательной политики Сталин стоял на чуждых марксизму-ленинизму позициях.

Сталин совершил тягчайшее преступление перед коммунистической партией, социалистическим государством, советским народом и мировым революционным дви­жением.

4. Наряду со Сталиным ответственность за нарушения законности, массовые не­обоснованные репрессии и гибель многих тысяч ни в чем не повинных людей несут также Молотов, Каганович, Маленков. Они активно поддерживали творимый Стали­ным произвол, злоупотребляли властью и лично совершили тяжкие преступления пе­ред партией и народом4.

Председатель Комиссии Н. Шверник

Члены Комиссии А. Шелепин, 3. Сердюк, Р. Руденко, Н. Миронов, В. Семичастный

РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 39а. Л. 4-199. Заверенная копия. Машинопись.

Выдержки из Записки (введение, статистические данные и выводы) опубликованы: Источник. 1995. № 1. С. 117-122.

ПРИМЕЧАНИЯКПРИЛОЖЕНИЮ 1

1 См. документ № 2 раздела V сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

2 Текст этого постановления Президиума ЦИК СССР см.: Сборник законодательных норматив­ных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М., 1993. С. 33.

3 1 декабря 1934 г., согласно журналу записи лиц, принятых генеральным секретарем ЦК ВКП(б), в кремлевский кабинет И. В. Сталина, где с 15 часов 5 минут находились В. М. Молотов, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов и А.А.Жданов, в 17 часов 50 минут вошли Г.Г.Ягода и вскоре за ним другие руководящие работники НКВД СССР. См.: Исторический архив. 1995. № 3. С. 144.

4 См. документ № 9 раздела I сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

5 Цитата из доклада Н.И. Ежова о «деле» Н.И.Бухарина и А.И.Рыкова на февральско-мартовском (1937 г.) Пленуме ЦК ВКП(б).

6 И. В. Сталин принял Л. 3. Мехлиса, Н. И. Бухарина, А. И. Стецкого и М. А. Суслова уже 1 декаб­ря 1934 г. в 20.10 часов вечера, сразу после совещания членов Политбюро ЦК ВКП(б). Повторно Л. 3. Мехлис и Н. И. Бухарин были вызваны к генсеку после его возвращения из Ленинграда 7 декабря 1934 г. Редакторы «Правды» и «Известий» находились у Сталина с 19.00 до 20.05. Вероятно, тогда вождь и дал установку по характеристике политического лица убийцы Л. В. Николаева. См.: Истори­ческий архив. 1995. № 3. С. 146.

7 Частично это заявление Н.И.Бухарина опубликовано. См.: Убийство Кирова // Родина. 1995. №10. С. 62-63.

8 И. В. Сталин в присутствии К. Е. Ворошилова, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича, А. А. Ждано­ва и А. И. Микояна принял Н. И. Бухарина, Л. 3. Мехлиса и А. И. Стецкого после своего возвращения из Ленинграда 7 декабря 1934 г. с 19 часов до 20 часов 5 минут (см.: Исторический архив. 1995. № 3. С. 146). Что касается очной ставки Н.И. Бухарина с К.Б. Радеком 13 января 1937 г. в присутствии чле­нов Политбюро ВКП(б), то она не зафиксирована. Вместе с тем А.М.Ларина пишет, что в январе 1937 г. у ее мужа действительно состоялись такие очные ставки не только с К. Б. Радеком, но и с Л.С. Сосновским, Ю.Л.Пятаковым и Г.Я.Сокольниковым. См.: Ларина (Бухарина) А.И.Незабывае­мое. М., 1989. С. 326-331.

9 Справка по результатам дополнительной проверки обстоятельств убийства С. М. Кирова в 1964 г. не обнаружена.

10 21 декабря 1934г. Сталин в присутствии Л. М.Кагановича, Г.К.Орджоникидзе, К.Е.Вороши­лова, В.М.Молотова и А.А.Андреева с 19 часов 30 минут до 20 часов 30 минут принял Г.Г.Ягоду, Я.С.Агранова, И.А.Акулова, А.Е.Вышинского и В.В.Ульриха. См.: Исторический архив. 1995. №3. С. 149.

11 Имеются в виду, вероятно, так называемая «Платформа Рютина» - платформа «Союза марк­систов-ленинцев» «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» — и обращение «Ко всем членам пар­тии» М.Н. Рютина. Подробнее см.: Известия ЦК КПСС. 1989.№ 6. С. 103-115. Текст платформы «со­юза марксистов-ленинцев» опубликован. См.: Известия ЦК КПСС. 1990. № 8-12.

12 Это письмо И.П. Павлова опубликовано. См.: Пощадите же Родину и нас (протесты академи­ка И. П. Павлова против большевистских насилий) // Источник. 1995.№ 1.С. 138-144.

13 Эта книга Н. И. Ежова не была опубликована. Рукопись ее в нескольких редакциях отложилась в архивном фонде Н.И.Ежова, хранящемся ныне в РГАСПИ.

14 Ныне Государственный архив Российской Федерации.

15 И.В.Сталин в присутствии В.М.Молотова, К.Е.Ворошилова, Г.К.Орджоникидзе, Н.И.Ежо­ва, М.И.Калинина и Л.М.Кагановича 9 января 1937 г. с 14 часов 10 минут до 15 часов 35 минут при­нял А.Е.Вышинского, М.М.Литвинова и Н.В.Крыленко. См.: Исторический архив. 1995. №4. С. 39.

16 Подробнее о расстреле 170 политзаключенных Орловской тюрьмы, осуществленном 11 сен­тября 1941 г. с санкции Сталина, см.: Трагедия в Медведевском лесу // Известия ЦК КПСС. 1990. № И. С. 124-131.

17 Стенограмма февральско-мартовского (1937 г.) Пленума ЦК ВКП(б) опубликована. См.: Во­просы истории. 1992. № 2-12; 1993. № 2-9; 1994. № 1-2, 6, 8, 10-11; 1995. № 1-12.

18 По уточненным данным, из состава ЦК ВКП(б), избранного на XVII съезде партии, было ре­прессировано 44 члена ЦК и 53 кандидата в члены ЦК, покончили жизнь самоубийством 5 чел., рас­стреляны за нарушения законности 4 чел. См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 82-113.

19 Речь идет о С. И. (Е.К.) Соколовской, старой большевичке, в 1936-1937 гг. исполнявшей обя­занности директора киностудии «Мосфильм».

20 См. документ № 61 раздела IV сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

21 См. документ № 2 приложения сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

22 И.В.Сталин в присутствии В.М.Молотова и Л.М.Кагановича 11 июня 1937 г. принял Н.И.Ежова (с 16 часов до 17 часов 15 минут) и В.В.Ульриха (с 16 часов до 16 часов 20 минут). См.: Исторический архив. 1995. № 4. С 55.

23 Справка-доклад Е. А. Щаденко «О накоплении начальствующего состава и пополнении им ра­боче-крестьянской Красной Армии» от 20 марта 1940 г. с незначительными изъятиями опубликована. См.: Известия ЦК КПСС. 1990. № 1. С. 177-185.

24 Текст приказа опубликован. См.: Бутовский полигон. 1937-1938. М., 1997. С. 349-352.

25 Текст приказа опубликован. См.: Бутовский полигон. 1937-1938. М., 1997. С. 348.

26 Текст приказа опубликован. См.: Бутовский полигон. 1937 - 1938. М., 1997. С. 353-354.

27 Текст приказа опубликован. См.: Бутовский полигон. 1937-1938. М., 1997. С. 355-356.

28 Речь идет о постановлении ЦИК СССР от 14 сентября 1937 г. «О внесении изменений в дей­ствующие Угловно-процессуальные кодексы союзных республик». Текст этого постановления опуб­ликован: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв поли­тических репрессий. М., 1993. С. 34.

29 Текст приказа опубликован. См.: Сборник законодательных и нормативных актов о репресси­ях и реабилитации жертв политических репрессий. М., 1993. С. 86-93.

30 См. документ № 21 раздела IV сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

31 См. примечание 16 приложения.

32 См. документы № 54 раздела III, № 12, № 27-29 раздела IV сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

33 Текст данного письма М.А.Шолохова от 16 февраля 1938 г. опубликован. См.: Источник. 1993. № 4. С. 8-19; Власть и художественная интеллигенция. М., 1999. С. 387-404.

34 См. документ № 44 раздела III и документы №№ 4 и 6 раздела IV сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

35 Об операции по уничтожению руководящих кадров МНР, в том числе об убийстве полпреда СССР в МНР Р.А. Таирова, см. книгу: Яковенко М.М. Агнесса: Устные рассказы Агнессы Ивановны Мироновой-Король о жизни, прожитой на качелях советской истории. 1997. С. 96-104.

36 См. документы № 3 и № 5 раздела I сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

37 См. документ № 45 раздела IV сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

38 См. также документ № 7 раздела II сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

39 См. «Чтобы не достались врагу...» // Родина. 1993. № 7. С. 61.

40 Имеется в виду Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 октября 1943 г. № 803/1 «О ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее террито­рии». Его текст см.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 205-206.

41 Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 г. № 115/144 «О ликвидации Калмыкской АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР». Его текст см.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политичес­ких репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 176-177.

42 Имеется в виду Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории». Его текст в сокраще­нии см.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв полити­ческих репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 213-214.

43 Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1944 г. № 803/1 «О пе­реселении балкарцев, проживающих в Кабардино-Балкарской АССР, и о переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР». Его текст см.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 196-197.

44 Постановления ГКО от 11 мая 1944 г. № 5859сс «О крымских татарах» и от 2 июня 1944 г. № 5984сс о выселении с территории Крымской АССР немецких пособников из числа болгар, греков и армян см.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв по­литических репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 262-267.

45 Постановление ГКО от 31 июля 1944 № 6279сс о выселении турок, курдов и хемшилов из по­граничной территории Грузинской СССР см.: Сборник законодательных и нормативных актов о ре­прессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 281-285.

46 Имеется в виду Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголов­ной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в от­даленные районы Советского Союза в период Отечественной войны». Его текст см.: Сборник законо­дательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. I. Курск, 1999. С. 396-397.

47 См. документ № 24 раздела III сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

48 См. документ № 43 раздела II сборника «Реабилитация: как это было. Документы Пре­зидиума ЦК КПСС и другие материалы» (т. II. M., 2003).

49 Текст этого Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 г. опубликован. См.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политичес­ких репрессий. М., 1993. С. 46.

50 См. документ № 24 раздела III сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

51 См. документ № 24 раздела II сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

52 См. документ № 9 раздела III сборника «Реабилитация: как это было. Документы Президиу­ма ЦК КПСС и другие материалы» (т. I. M., 2000).

53Полный текст постановления июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС см.: Молотов, Мален­ков, Каганович. 1957: Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998.

1 Датируется по препроводительной к записке в Президиум ЦК КПСС за подписью Н. М. Швер­ника от 18 февраля 1963 г. следующего содержания: «Направляю записку комиссии Президиума ЦК КПСС, составленную в соответствии с постановлением Президиума ЦК КПСС от 19 января 1962 го­да, в которой обобщены материалы проверки прошедших в 1934—1938 годах судебных процессов по делам «Ленинградского террористического зиновьевского центра», «Московского центра контррево­люционной зиновьевской организации», «Объединенного троцкистско-зиновьевского центра», «Ан­тисоветского троцкистского центра», «Антисоветского фашистского военного заговора» и «Антисо­ветского право-троцкистского блока» и данные о массовых необоснованных репрессиях и других гру­бейших нарушениях социалистической законности, относящиеся к периоду культа личности Стали­на». - Сост.

2 Данным знаком здесь и далее обозначены изъятия, сделанные при рассекречивании документа. - Сост.

3 Здесь и далее данные курсивом цифры вписаны в текст записки от руки. - Сост.

4 На последнем листе записки имеются визы ответственных партийных и советских работников, участвовавших в ее подготовке: К.П. Бахтина, В.П. Ганика, К.И. Никитина, Б. П. Беспалова, С.Г. Ба­турина, Ю. А. Замараева, А. И. Кузьмина, Г. С. Климова. — Сост.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Билеты и ответы для экзамена по отечественной истории

    Документ
    ... -политической жизни имел XX съезд КПСС (февраль 1956 г.). На съезде обсуждались отчет о работеЦК ... комиссией П.Н. Поспелова сведения о массовых расстрелах невинных людей и о депортации народов в 30—40-е годы. Причины массовых репрессий ...
  2. Процесс монополизации прессы

    Документ
    ... годы в СССР пришелся пик репрессий и террора, шли процес­сы ... ЦККПСС. В 70-е годы ... . Работапорасследованию облегчается ... обстоятельство, что политическая рентабельность серьезных вложений в них может иметь полезные экономические последствия. В результате ...
  3. Судоплатов павел анатольевич спецоперации лубянка и кремль 1930–1950 годы

    Литература
    ... обстоятельствамиполитических ... комиссиипорасследованию сталинских репрессий ... 30годах был профессор Казаков, его расстреляли в 1938 годупопроцессу Бухарина. Научно-исследовательские работыпо ... годаПрезидиумЦККПСС отменил свое решение от 12 июня по ...
  4. Судоплатов павел анатольевич спецоперации лубянка и кремль 1930–1950 годы

    Документ
    ... обстоятельствамиполитических ... комиссиипорасследованию сталинских репрессий ... 30годах был профессор Казаков, его расстреляли в 1938 годупопроцессу Бухарина. Научно-исследовательские работыпо ... годаПрезидиумЦККПСС отменил свое решение от 12 июня по ...
  5. Уполномоченный по правам человека в российской федерации российской федерации фонд первого президента россии издательство

    Книга
    ... записки, подготовленной порезультатам проверки, был очевиден. Пожалуй, впервые в доку­менте ЦК в качестве причины плохой работы ... Политическиепроцессы30—50-х годов / Под общ. ред. А. Н. Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. - 461 с. Путеводитель по ...

Другие похожие документы..