Главная > Учебное пособие

1

Смотреть полностью

Л.В.Храмков

ВВЕДЕНИЕ В САМАРСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ

Самара – 2003

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПЕРВАЯ ФЕДЕРАЛЬНАЯ КРАЕВЕДЧЕСКАЯ ПЛОЩАДКА

НА БАЗЕ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ № 57 г. САМАРЫ

Л.В.Храмков

ВВЕДЕНИЕ В САМАРСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ

Самара – 2003

УДК__________

ББК­­­­­­__________

Печатается по решению редакционно-издательского совета Самарского государственного университета.

Автор-составитель – Л.В.Храмков.

Введение в самарское краеведение. Самара: Изд-во ООО ";Научно-технический центр";, 2003. – стр.

Учебное пособие ";Введение в Самарское краеведение"; подготовлено на основе курса лекций, прочитанного автором в Самарском государсвтенном университете, Самарской гуманитарной академии и Самарском медико-техническом лицее. Учебное пособие адресовано всем, кого интересуют история и культура родного средневолжского края

Рецензенты:

кандидат исторических наук – Т.И.Ведерникова

кандидат филологических наук – Т.Ф.Зиброва

кандидат биологических наук – Д.П.Мозговой

кандидат биологических наук – С.А.Сачков

кандидат педагогических наук А.Е. Сейненский

кандидат исторических наук – Г.С.Шерстнева

заслуженный учитель школы

Российской Федерации – Ю.П.Власов

директор средней школы № 57 г.Самары – А.А.Захаркин

JSBN_________________ Храмков Л.В. 2003

Вместо предисловия

Справедливо отмечено, что подлинное краеведение – всегда краелюбие. Это одна из существенных основ корневой культуры человека, основ его нравственности и гражданственности.

За последние тридцать лет сформировалась современная самарская историко-краеведческая школа – одна из крупнейших в Поволжье. Краеведение стало неотъемлемой частью научно-педагогического процесса средней и высшей школы Самаркого региона.

Исчезла существовавшая многие годы диспропорция в исследовании различных хронологических периодов истории края. Все серьёзные соверменные работы опираются на материалы полевых исследований и многолетние архивные изыскания. Широко привлекаются недоступные ранее архивные документы и комьютерные технологии. Широкую известность получили Платоновские, Кирилло-Мефодиевские,Алабинские, Головкинские, Репинские, Иоанновские чтения, проводимые в г. Самаре.

Публикация сводных трудов (трёхтомная ";Самарская летопись";, восьмитомная ";История Самарского края с древнейших времён до наших дней";, четырёхтомная ";Историко-культурная энциклопедия";, ";Книга Памяти Самарской области"; (34 тома), ";Белая книга"; (16 томов), журналы ";Самара";, ";Самарская Лука";, ";Краеведческие записки"; областного историко-краеведческого музея (9 томов), десятки монографий и документальных изданий) служат прочной базой для нового этапа изучения края и воспитания молодых поколения самарцев на лучших традициях ушедших поколений.

";Введение в самарское краеведение"; (автор-составитель Л.В. Храмков) явится ценным учебно-методическим пособием для педагогов и учащихся учебных заведений самого различного профиля по историческому, этнографическому, естественно-научному, литературному и лингвистическому краеведению.

Сведения по истории изучения края, об источниках и методах краеведческого исследования, конкретно-исторический материал, вопросы и задания для учащихся, программы по краеведению дают необходимый современный инструментарий для начинающих исследователей родного края.

Председатель Археографической комиссии РАН и Союза краеведов России, академик Российской Академии образования С.О. Шмидт

Ветер Времени сурово веет над миром – топит

в морских волнах Атлантиду, рушит вековые

царства и троны, оставлял от них цветные обломки,

уносит наших близких и нас самих, горестно шумит

травой на забытых могилах...

Но и этот сокрушительный ветер не всевластен:

есть великое и вечное нечто, противостоящее времени,

бессмертная любовь человека к Родине, волшебный

исток которой – ";Тот уголок земли";, где мы родились

и выросли.

До конца дней проносим мы в душе любовь к этому

благословенному уголку, как проносят пилигримы в ла-

данке на груди горсть иссохшей и все же чудотворно

живой родной земли.

И потому все, что связано с этим уголком, неувя-

даемо светится в нашей памяти, будто любимый цветок в

сказочной живой воде.

Николай Смирнов.

Лекция первая.

ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ КРАЕВЕДЕНИЯ.

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня!

Земля была б без них мертва, …

Александр Пушкин.

План

1. Что изучает краеведение?

2. Шаг в былое.

3. Источники и методы изучения родного края.

Литература

– Историческое краеведение. Пособие для студентов педвузов // Н.П.Милонов, Ю.Ф.Кононов, A.M.Разгон, М.Н.Черноморский, А.С.Завадье; Под ред. Н.П.Милонова. – М. 1969.

– Методические материалы по школьному москвоведению. – М., 1997.

– Сейненский А.Е. Родной край. Страницы истории. В помощь педагогу – краеведу. – М., 1994.

– Сухарев А.И. Основы регионоведения. – Саранск, 1996.

– Шмидт С.О. Краеведение и документальные памятники. – Тверь, 1992.

* * *

Самарская область (География и история, экономика и культура). Учебное пособие. Изд.третье. – Самара, 2001.

Самарский край в истории России. Материалы юбилейной научной конференции 6-7 февраля 2001 г. – Самара, 2001.

1. Что изучает краеведение?

Краеведение является необходимой составной частью регионального компонента государственного образовательного стандарта. Оно раскрывает школьникам и студентам специфические черты природной среды, истории и культуры региона, что имеет большое значение для становления мировоззрения, воспитания патриотизма и других нравственных качеств личности.

Родиноведение, краеведение, рнгионоведение означают знание о своей ближней родине. Границы ";края";, ";региона"; подвижны, изменчивы: родной дом и его окрестности, село, город, район, область (край), республика.

Краеведение изучает край в целом, его политические, экономические, социальные, историко-культурные связи и явления, а также развившиеся на их основе системы управления, промышленность, сельское хозяйство, торговля, благотворительность, образование, общественную и сословную жизнь.

Объектом изучения краеведения и регионоведения являются такие традиционные элементы топографии и материальной культуры края: исторические заповедные территории и административные районы, улицы, архитектурные и историко-бытовые ансамбли и памятники; жилые дома, особняки, усадьбы, монастыри, церкви, кладбища, сады и парки и т.д. Краеведение включает в себя и знание естественных наук – географии, биологии, зоологии, экологии на территории края.

Задачами курса является не только дать слушателю комплексные знания о прошлом и настоящем Самарского края, но и воспитать любовь к своему городу, району, селу, уважение к его истории, традициям, святыням, бережное отношение к памятникам истории и культуры.

В процессе изучения курса необходимо вырабатывать навыки работы с краеведческой литературой, иконографическим и картографическим материалом, бережного сохранения семейного архива, ведения дневника, составления своей родословной, ведения элементарных экскурсий и т.д.

О необходимости изучать родной край, окружающую жизнь, использовать местный материал в обучении и воспитании юных, приобщать их к серьезным исследованиям писали В.Н.Татищев, М.В. Ломоносов, Н.И.Новиков, Н.М.Карамзин, К.Д.Ушинский, В.П.Семенов-Тян-Шанский, B.О.Ключевский, Д.С.Лихачев, С.О.Шмидт и многие другие ученые, педагоги, писатели, философы, священнослужители.

Первое краткое определение краеведения было представлено в 1916 г. в академическом словаре: ";Краеведение – это изучение родного края...";. ";Педагогическая энциклопедия"; определяет школьное краеведение"; как ";...изучение учащимися на уроках и во внеурочное время природы, социально-экономического и культурного развития местного края. Краеведение – одно из важнейших средств связи обучения и воспитания с жизнью и практикой развития общества";. Председатель правления Союза краеведов России академик РАО С.О.Шмидт полагает, ";что краеведение – это наука о прошлом и настоящем какого-либо ";края"; во всем многообразии тематики. Краеведное знание – обычно комплексное знание и природы, и общества, знание не только историческое, но и историко-культурное, историко-экономическое; не просто географическое, но и географо-биологическое, географо-астрономическое";1

Справедливо отмечено, что подлинное краеведение – всегда краелюбие. Это одна из существенных основ корневой культуры человека, основ его нравственности и гражданственности.

В ряде высших и средних учебных заведений Самарской области читаются весьма близкие по содержанию учебные или специальные курсы – краеведение,регионоведение и самароведение (последний явно представляют вариант или симбиоз вышеназванных двух дисциплин). Кратко остановимся на некоторых отличительных чертах регионоведения.

В науке существует множество определений понятия ";регион";. Одни исследователи предпочитают определять его как хозяйственно-экономическую общность (напр. российский Волго-Вятский регион, германский Рур, американский Средний запад и т.д.), другие – как географически-административную единицу (напр., область), третьи – как историко-культурную область (Поволжье, Северная Россия и др.). Многие признают, что основополагающими признаками региона являются определенная территория, население, общность истории, природных условий, решаемых проблем. Все же остальное зависит от тех задач, которые решает исследователь. Если он больше заинтересован в изучении экономических аспектов, то будет тяготеть к рассмотрению региона через призму имеющихся там хозяйственных связей. Возможно и комбинированное использование критериев, если задача носит комплексный характер1. Можно привести еще одно определение: регион это ";социологическая квалификация той или иной административно-территориальной единицы, население которой объединено общими производственно-экономическими взаимосвязями единой социальной инфраструктурой, местными средствами массовой коммуникации, органами власти и местного самоуправления. Регион есть естественно-историческое пространство, в рамках которого осуществляется социально-эко­номическая и общественная деятельность проживающих в нем лю­дей";2.

Обращение к истории отечественного краеведения позволяет сделать вывод о том, что краеведение на протяжении веков являлось формой общественного социокультурного движения, любительским занятием ";краезнатцев";, проживающих в этой местности. Содержанием любительского краеведения было изучение прошлого, настоящего и будущего родного края; культурно-просветительская, попу­ляризаторская деятельность по распространению полученных крае­ведческих сведений среди населения родного края. Любительское краеведение имело глубокие нравственные корни. Самодеятельными краеведческими обществами сохранялись и преумножались культурно-исторические традиции народа.

Параллельно с любительским краеведением возникает и разви­вается научное краеведение. Со второй половины XVIII в. это направление (научное краеведение) сложилось при Академии наук, в это же время начали возникать общественные научные краевед­ческие общества.

2. Шаг в былое

Одним из первых трудов по краеведению в России явилось ";Описание города Оренбурга";, составленное в 1744 г. Петром Ивановичем Рычковым (1712-1777). Уроженец Вологодчины, П.И. Рычков благодаря своим способностям стал главным помощником наместника Оренбургского края И.И.Неплюева. В качестве заве­дующего губернской канцелярией П.И.Рычков много способствовал развитию промышленности и торговли края, изучению его природных богатств. Для него краеведение было не умозрительным занятием, а конкретно-деятельным трудом государственного значения. Его ";Записки о пугачёвском бунте"; опубликовал А.С.Пушкин во второй части своей ";Истории Пугачевского бунта";.

В 1761 г. М.В.Ломоносов предпринимает попытку исследования края с участием местного населения и детей. Он составил анкету из 30 вопросов о городах, губерниях и провинциях России. Эту анкету можно считать первой программой краеведческого изучения страны.

С 1786 г. начал выходить первый в России ежемесячный провин­циальный журнал – ";Уединенный пошехонец";, содержавший значитель­ный краеведческий материал по городам и уездам Ярославской гу­бернии.

В 1788 г. правительством составлен документ, предписывающий изучение и составление ";кратких известий о древней истории губер­ний, и о народах, тамо живших, есть ли древние остатки, курганы и что о них повествуют; каковы земледелие, скотоводство, рыбная ловля, промыслы, заведения, фабрики, заводы и торги, не только в губернском и уездном городах, но и в деревнях, куда с оных фабрик товары по большей части в продажу отправляются; какие науки и художества, с означением, сколько есть семинарий; какое вообще свойство народа в нравах, обычаях, какие важные наречия и к каким промыслам вообще народ этого наместничества склонен; колико число душ мужского и женского полу по всей губернии считают и как далеко отстоят уездные города или знатные селения от губернского города, в которую сторону света и при каких реках и озерах именно; какой герб каждого уезда";.

В 1789 г. Василий Васильевич Крестинин и Александр Иванович Фомин основали в Архангельске общество исторических исследова­ний, в задачу которого входил сбор сведений о прошлом, докумен­тов, археологических и прочих материалов о жизни русского Севе­ра. В.В.Крестинин (1729-1795) прошел путь от купеческого сына до члена-корреспондента Академии наук. Им написаны ";Краткая ис­тория о городе Архангельском";(1792), ";Начертание истории города Холмогор"; (1792), Автор он и других трудов. Особенно интересен сегодня ";Исторический опыт о сельском старинном домостроитель­стве Двинского народа на Севере"; (1783). Его сподвижник А.И.Фо­мин (1735-1802) также был увлеченным археографом и такие членом-корреспондентом Академии наук.

Развитию краеведческих исследований успешно содействовало созданное в 1765 г. ";Вольное экономическое общество";, в ";Трудах"; которого освещалось состояние сельского хозяйства, положение крестьянства и т.д. в различных областях России. Было подготов­лено топографическое описание всех губерний России, где, кроме характеристики природных условий и экономики, предусматривались и вопросы местной истории. Многие исторические сведения, собран­ные в этот период знатоками-краеведами были обобщены А.Щекатовым и Л.Максимовичем в ";Географическом словаре Российского госу­дарства"; (т.1 – 7, 1801-1809 гг.). Историко-краеведческие знания использовались при составлении гербов городов и губерний Россий­ской империи.

Еще в программах народных училищ (1782) учителям рекомендовалось собирать сведения о древней истории губерний и о ";народах тамо живущих, о древних остатках и курганах и что о них повествуют";.

В начале и середине XIX в. центрами краеведческих исследований стали провинциальные университеты (в Казани, Харькове, Киеве, Одессе), научные общества (местные отделения ";Общества истории и древ­ностей российских";, ";Русского геральдического общества"; и др.), были созданы первые музеи (первоначально в Причерноморье для сохранения и изучения античных древностей). В 1834 г. была создана Археографическая комиссия в Петербурге, затем – в других городах России. Материалы краеведческого характера публиковались в изданиях научных обществ, с 1888 г. – в ";Губернских ведо­мостях";, других местных изданиях. Развивалось церковное крае­ведение. В 1830-х гг. были созданы предпосылки для формирова­ния исследовательской сети по всей России – были созданы ста­тистические комитеты в областях и губерниях России. Всего в 1759-1917 гг. действовало свыше 70 научных обществ.1

В течение XIX столетия краеведческая литература значитель­но умножилась, в школах были введены курсы ";родиноведения"; или ";отечествоведения";, выпущена целая серия учебников. В начале 1860-х гг. Дмитрий Дмитриевич Хмыров (1830-1872) составил про­ект ";Энциклопедии русского отечествоведения";, оставшийся, правда, неосуществленным.

Замечательным подвижником отечествоведения был писатель и ученый Сергей Васильевич Максимов (1831-1901), исходивший пешком Владимирскую, Нижегородскую, Вятскую, Костромскую губернии, собирая литературно-этнографический материал, делая зарисовки крестьянского быта, вошедшие в его книгу ";Лесная глушь"; (1871). Исходил Максимов и берега Белого моря, печерские деревни (";Год на Севере";, 1859),";Амур, Сибирь, Урал, Белоруссию... Им созданы замечательные книги ";О русской земле";, ";О русских людях";, а ";Крылатые слова"; заняли почетное место на полках рядом со сло­варем В.И.Даля.

Велик вклад русских писателей в литературно-этнографическое отечествоведение. Вспомним – ";На горах"; и ";В лесах"; П.И.Мельникова – Печер-ского, ";Остров Сахалин"; А.П.Чехова, ";С севера на юг"; Н.Н.Каразина, ";По Восточной Сибири"; И.А.Гончарова.

Значительный вклад в развитие краеведения внесли областные съезды исследователей истории и древностей (1901-1911 гг.).

В конце XIX – начале XX вв. краеведы России были объединены в многочисленных архивных комиссиях, обществах изучения природы и истории местного края и т.п., существовавших практически повсе­местно. Наряду с периферийными изданиями выходили и централь­ные журналы краеведческого направления, такие как ";Русский экскурсант-";, ";Экскурсионный вестник";, ";Старые годы"; и др.

Провинциальная краеведческая мысль России рубежа ХIХ-ХХ вв., отразившая многообразие и противоречие процесса национально-государственного, духовного и культурного развития Российской державы, имела своим логическим продолжением массовое научно-культурное движение в так называемое ";золотое десятилетие"; оте­чественного краеведения. Только с 1917 по 1927 гг. число краеведных организаций увеличилось в десять раз. В.1927 г. в Рос­сии было 1765 краеведческих обществ, 560 музеев, 64 краеведчес­ких обществ, 560 музеев, 64 краеведческих исследовательскихстанции. Краеведение в те годы было сферой и научно-культурной работы и общественной деятельности. В 1921-1923 гг. в ряде ву­зов появились кафедры краеведения.

В декабре 1921 г. в Москве состоялась Первая Всероссийская конференция научных обществ по краеведению. Было избрано Цент­ральное бюро краеведения, в состав которых вошли крупнейшие ученые, академики С.Ф.Ольденбург, Н.Я.Марр, А.Е.Фереман, М.М. Богословский, С.Ф.Платонов. ЦБК было подчинено Главнауке, со­стоявшей при Наркомпросе. Постановлением Наркомпроса от 5 августа 1930 г. краеведение вводилось в программы всех педаго­гических вузов и техникумов.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. краеведы сыграли значительную роль в мобилизации местных ресурсов на разгром врага.

В 1950-1960-х гг. появилось немало ценных краеведческих ис­следований, неоднократно проводились региональные совещания и конференции. Значительное внимание стало уделяться охране па­мятников истории и культуры. Массовое движение в этом направле­нии организационно оформилось с созданием в 1965 г. Всерос­сийского общества охраны памятников истории и культуры, в ре­гиональных отделениях и секциях которого объединилось большин­ство краеведов страны.

Большое влияние на дальнейшее развитие краеведной работы оказал академик Д.С.Лихачев. В ряде работ он обосновывал необ­ходимость ";в программы средней школы ввести преподавание крае­ведения с основами экологии и охраны памятников культуры, шире создавать кружки по истории и природе своего района, области, республики";1. С серией статей, посвященных краеведению, выступил известный журналист В.Песков, увидевший основной стержень этой деятельности – ";радость подробного узнавания жизни, прирастание сердцем ко всему, что постепенно формирует у человека понятие ";Отечество";2.

Дальнейшее развитие российского краеведения в 1980-1990-х гг. связано в первую очередь с именем академика С.О.Шмидта, избранного в 1990 году председателем Союза краеведов России3. Разработанная под руководством С.О.Шмидта Комплексная долговременная программа Союза краеведов России"; Краеведение";4 на мно­гие годы определила организационные принципы, основные направ­ления развития краеведения в России, совершенствование.;его те­ории и методики, содержание деятельности первичных и региональ­ных краеведческих объединений.

Практически ежегодно Союз краеведов России участвует в под­готовке и проведении общероссийских, межрегиональных и международных краеведческих конференций в различных городах России. Назовем лишь наиболее значимые: Международная конференция по проблемам краеведения и генеалогии (Петрозаводск, 1992); Первая республиканская конференция ";Русская провинция: культура ХVIII-ХХ вв"; (Москва, 1993); Всероссийская научная конференция ";Российская провинция ХVIII- XX веков: Реалии культурной жизни"; (Пенза, 1995); Международная краеведческая конференция ";Туль­ский металл в истории промышленности и предпринимательства"; (Тула, 1996), Международная научно-методическая конференция ";Малые города России. Проблемы истории и возрождения"; (Переяславль-Залесский, 1998) и др.

Еще в 1996 г. в РГГУ по инициативе С.О.Шмидта были созданы Центр исторического краеведения и москвоведения и кафедра регио­нальной истории и краеведения, которые проводят большую работу по созданию, экспертизе и апробации соответствующих программ и учебно-методических пособий.

Программа ";Краеведение"; создает организационные, теорети­ческие и методические предпосылки для реализации национального, регионального и местного компонентов государственных образова­тельных стандартов – одного из базисных понятий Закона РФ ";Об образовании";. Неслучайно поэтому при разработке программы туристско-краеведческого движения учащихся РФ ";Отечество"; Мин­образования РФ взяло программу СКР ";Краеведение"; в качестве ор­ганизационно-методической основы, а ряд целевых программ (";Летопись родного края";, ";Культурное наследие";, ";Великая Оте­чественная война";, ";Земляки";, ";Исторический некрополь России";, ";Исчезнувшие памятники России"; и др.) включало в программу ";Отечество"; Программой ";Отечество"; предусмотрено систематичес­кое проведение детских и учительских краеведческих конференций, чтений, олимпиад школьников и т.д. Проведено уже восемь детских краеведческих конференций, четыре краеведческих конференции педагогов, пять краеведческих олимпиад учащихся. Всем участни­кам вручены билеты члена Союза краеведов России, а лауреаты награждены грамотами и дипломами СКР1.

Сегодня основными центрами теоретических и методических ис­следований в области краеведения являются Союз краеведов России, Научный совет по краеведению Российской Академии образования и Центр исторического краеведения и москвоведения при Российском государственном гуманитарном университете.

3. Источники и методы изучения родного края2

Краевед изучает прошлое и настоящее своего региона, своей малой родины на основании исторических источников. Все, что создано в процессе деятельности людей, несет информацию о много­образии общественной жизни и служит основой для научного позна­ния и является историческим источником.

Историческое знание, утверждал И.Д.Ковальченко, ";является дважды субъективированным отражением. Первый уровень субъективизации имеет место при фиксировании исторической действитель­ности той или иной эпохи творцами исторических источников, второй уровень связан с восприятием этой действительности историком. Естественно, что это делает историческое познание зна­чительно более сложным по сравнению с теми областями науки, где такой двойной субъективизации нет. Использование историком в ка­честве исходной базы субъективизированной картины прошлого, оставленной его современниками, требует тщательного предваритель­ного критического анализа этой картины для выявления степени адекватности и полноты отражения ею исторической действительности. Важность и самостоятельность этой задачи привели к возникновению специальной исторической дисциплины, занимающейся ее решением – источниковедения";1.

Поэтому источниковедческая подготовка является необходимым условием профессиональной деятельности и историка и краеведа. Издан ряд пособий по этой дисциплине. К ним должен обращаться каждый серьезный краевед: Источниковедение истории СССР. Ред. И.Д.Ковальченко. Изд.2, М., 1981; В.Л.Янин. Очерки комплексного источниковедения. Средневекоый Новгород. М., 1997; Сборник.лек­ционных курсов преподавателей РТТУ И.Н.Данилевского, В.В.Ка­банова, О.М.Медушевской , М.Ф.Румянцевой ";Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории";. М., 1998; А.Т.Голиков, Т.А.Круглова, Источниковедение отечественной исто­рии. М., 2000 и др.

Каковы же основные источники изучения истории края?

1. Вещественные источники.

1.1. Археологические памятники: древние поселения (стоянки, селища, городища), погребения. Вещи, найденные во время раскопок: орудия труда, оружие, предметы домашнего обихода, украшения и др. (из камня, керамики, кости, металла, дерева и других мате­риалов).

1.2. Памятники архитектуры (здания, сооружения и их комплексы): жилые дома, хозяйственные и производственные постройки, крепости, храмы, монастыри, часовни и др. Их связь с окружающей средой. Деревянная и каменная архитектура.

1.3. Памятники, созданные для увековечения исторических со­бытий или людей: статуи, скульптурные группы, обелиски, стелы, колонны, плиты с надписью, гробницы, мемориальные сооружения, храмы.

1.4. Орудия труда, производственный инвентарь, образцы сырья, готовой продукции.

1.5. Предметы быта: домашняя утварь, посуда, одежда, обувь, украшения, мебель и другие материалы этнографического харак­тера.

1.6. Оружие и военное снаряжение.

1.7. Монеты, бумажные денежные знаки, медали, значки, эмбле­мы и т.д.

2. Изобразительные источники.

2.1. Фотографии – один из основных документальных источников по истории края.

2.2. Произведения изобразительного искусства.: историческая, религиозная, батальная, портретная и пейзажная живопись (иконы, картины, росписи, миниатюры и т.д.), графика (рисунки, гравюры, литографии), плакаты, резьба по дереву, камню и другим материа­лам, металлическое литье, ювелирные изделия

2.3. Почтовые марки, конверты, открытки с различными изображе­ниями без гашения и с календарными и специальными гашениями.

2.4. Картографические материалы, чертежи, планы.

3. Письменные источники.

3.1. Рукописные памятники: летописи, церковные и светские книги, писцовые книги, письма, послания, дневники, записки, литературные и научные труды, документы официальных учреждении и частных лиц. Материалы, на которых писались тексты: пергамент, бумага, бе­реста, ткани, дерево.

3.2. Печатные материалы: книги, брошюры, листовки, объявления, визитные карточки и др.

3.3. Местные и центральные газеты и журналы.

3.4. Энциклопедические и другие справочные издания, путеводи­тели, краеведческие сборники, научная, научно-популярная, ме­муарная и учебная литература по истории края.

3.5. Копии рукописей и печатных материалов. Их различные вос­произведения (издания).

4. Устные источники

4.1. Памятники устного народного творчества: былины, предания, сказки, песни, частушки, пословицы, поговорки.

4.2. Воспоминания, рассказы местных жителей – свидетелей исто­рических событий – источник знаний о прошлом края.

4.3. Материалы топонимики (о происхождении, содержании и раз­витии местных географических названий и антропонимики (об именах и прозвищах людей).

5. Звукозаписи (фоноисточники).

Магнитные ленты. Грампластинки.

6. Киноисточники.

Киноленты. Видеоисточники1.

Найденные, собранные вещественные и иные источники обычно хранятся в федеральных, областных, городских, районных, школьных музеях, в музеях отдельных предприятий и учебных заведений.

Коллекции памятников-подлинников, лежащие в основе деятель­ности музеев, определяют их специфику как научно-исследователь­ских и просветительных учреждений. Именно на их основе музеи и ведут научные исследования и просветительную работу.

Самыми богатыми коллекциями у ценнейших памятников прошлого располагает Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В.Алабина. Датой его основания считается 13 ноября 1886 г. В этот день был утвержден городской думой проект устройства Самар­ского публичного музея. Быстрое становление музея было обязано неустанным трудам и энергии известного общественного деятеля и просветителя П.В.Алабина (1824-1896). Он не только энергично со­бирал музейные предметы, но и систематизировал их, изучал и составлял каталоги. Петр Владимирович составил систематизированный список птиц самарского края и инструкцию ";По поводу формиро­вания при Самарском публичном музее орнитологического отдела"; (1887). Алабин описал ";Несколько старинных документов, относя­щихся к истории г.Самары и Самарской губернии"; (1890) и ";Древности, найденные в Самарской губернии и хранящиеся в Самарском публичном музее"; (1895).

Среди первых дарителей музею, кроме местных промышленников, купцов, служащих, учителей, учеников гимназий и училищ, были московский купец А.П.Бахрушин, известные художники М.В.Нестеров, В.Н.Бакшеев, К.Ф.Юон, художник и краевед К.П.Головкин и многие другие.

В структуру Самарского областного историко-краеведческого музея им. П.В.Алабина входят отделы природы современной истории, выставочный , отдел истории прошлого и четыре филиала: Дом-музей М.В.Фрунзе, До-музей В.И.Ленина в Самаре, Дом-музей В.И. Ленина в селе Алакаевка, музей истории города Новокуйбышевска.

В собраниях имеется свыше 200 тысяч музейных предметов. Это богатые археологические, естественнонаучные коллекции (палеон­тологическая, минералогическая, зоологическая, ботаническая), замечательная историко-бытовая и этнографическая коллекция. Ин­тересны нумизматическая коллекция, редкие книги ХVIII-ХIХ вв., документов ХVIII-ХХ вв., холодного и огнестрельного оружия России, а также стран Запада и Востока (от ХVI века до Второй мировой войны).

Основные экспозиции музея: ";Самарский краеведческий музей – шаги истории";, ";От каменного века до Золотой Орды";, ";От крепости Самары до губернского города";, ";Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг";, ";Возвращен­ные имена: О жертвах сталинских репрессий 30-50 гг.";, ";Жизнь минералов";, ";Связанные одной цепью";.

Музей организует школьные полевые археологические лагеря, регулярно проводит научные конференции по краеведческой пробле­матике.

Интересными коллекциями располагает Межшкольный этнографи­ческий музей старого быта и народных ремесел Самарской области, открытый на базе областного центра детско-юношеского туризма. Вначале поисковая работа велась с 1978 г. этнографическим клу­бом ";Туристенок";. За четверть века членами клуба состояли уча­щиеся школы-интерната № 6, школ 26, 52, 57, 76, 81, 116. В 120 поисковых походах и экспедициях было собрано более 2000 этнографических предметов. Было создано 3 филиала музея – в школе-интернате № 6, в школах № 26 и 57. В экспозиции – восемь раз­делов, представляющих различные помещения сельской усадьбы: сарай, мастерская, чулан, сени, кухня, горница, городская ме­щанская комната. Особо выделен раздел – шитье, вышивка, вяза­ние и одежда народностей, населяющих нашу область: русских, ук­раинцев, татар, мордвы, чувашей, башкир, казахов. На материалах музея проводится большая внеурочная, воспитательная работа – многочисленные школьные и внешкольные вечера, праздники, олимпиады, игры, конкурсы, викторины.

Всего в области 125 школьных музеев разного профиля (без учета музеев г.Самары). Из них: – исторических широкой тематики – 49; боевой славы – 25; этнографических – 28; лите­ратурных – 8; краеведческих – 15.

Силами общественности, краеведов, администраций созданы ин­тересные краеведческие музеи в городах Тольятти, Сызрани, Жигулевске и других городах области, районные музеи в селах Борское, Большая Глушица, Сергиевск, Кошки, в селе Августовка. Активно собираются материалы в селах Елховка, Пестравка, Красный Яр, Приволжье и других населенных пунктах.

Свыше 12 тысяч ценнейших экспонатов насчитывается в собра­нии Самарского художественного музея: коллекция русского и за­рубежного искусства, собрание старинной мебели, фарфора, пред­метов быта, коллекция современного искусства. Музей, его сотруд­ники и директор музея – известный искусствовед А.Я.Басс многое делают для сохранения художественных ценностей народов Самарско­го региона.

Экспозиция знакомит с работами выдающихся русских мастеров К.П.Брюлова, И.Е.Репина, В.И.Сурикова, И.И.Бродского, К.Ф.Юона, А.А.Пластова. В 1978 г. областным художественным музеем открыт филиал музея в с.Ширяево, в доме где прошли детские годы извест­ного российского поэта, друга С.А.Есенина – Александра Ширяевца (А.В.Абрамова).

С 1941 г. большую работу ведут работники Литературно-мемо­риального музея им. A.M. Горького. Интерес посетителей вызывают экспозиции, посвященные А.М.Горькому, Л.Н.Толстому, Г.И. Успен­скому, Н.Г.Гарину-Михайловскому, А.Н.Толстому, А.С.Неверову, С.Г.Скитальцу, В.А. Багрову, А.В.Ширяевцу, А.Я.Дорогойченко, Артему Веселому (Н.И.Кочкурову), другим писателям, оставившим заметный след в истории нашего края, современным самарским ли-тераторам.

В Самаре открыт и первый в стране музей А.Н.Толстого.

Работа в библиотеке – важнейший элемент краеведческих ра­зысканий.

Сегодня в Самарской области только массовых библиотек насчитывается 833, из них 634 находятся в селах, кроме того существуют профсоюзные, вузовские, школьные, научные, техни­ческие и другие специальные библиотеки. Главной из них является областная универсальная научная библиотека, насчитывающая свыше 4 миллионов изданий. Открытая 1(13) января 1860 года при актив­ном содействии выдающегося администратора, самарского губернатора К.К.Грота, она стала важным очагом культуры молодого губернского центра.

Уникален фонд библиотеки. Это самое полное собрание литера­туры, вышедшей на территории области. Особую ценность представля­ют комплекты самарских газет, справочные и статистические сбор­ники, библиографические указатели и справочники, которые помогут быстро найти книги и статьи различной тематики, выявить все изда­ния, вышедшие в определенный период, установить фамилию того или иного автора. Здесь же находятся основные энциклопедические изда­ния России. Бесценными книжными сокровищами располагает отдел редких книг и рукописей. Уникальные старинные фолианты старо­обрядческие рукописи, прижизненные издания трудов великих ученых, писателей, философов, редкие иностранные книги, самая ранняя из которых напечатана в 1489 году, – все это создает краеведам ис­ключительные возможности для исследовательской и научной работы.

Для краеведов особо ценными являются ежеквартальный указа­тель ";Литература о родном крае";, который выпускался сектором краеведческой библиографии в 1958-1994 годах. Библиографические справочники по различным темам публикуются и в настоящее время. Каждый год выходит календарь знаменательных и памятных дат по Самарской области ";Наш край: события и люди";.

Все краеведы области – активные читатели библиотек.

Ученики и студенты могут познакомиться в областной библио­теке с такими ценными для краеведов изданиями, ставшими библиогра­фической редкостью, как ";Географическо-статистический словарь Российской империи (5 т. – СПб., 1863-1885) П.П.Семенова-Тян-Шанского, ";Полное географическое описание ";Россия"; (2 т. СПб, 1899-1914) под ред. В.П.Семенова-Тян-Шанского, библиографический указатель ";Справочники по истории дореволюционной России (2-е изд.-М., 1978) под ред. П.А. Зайнчковского.

В библиотеках области учащимся необходимо обращаться к раз­личным словарям и энциклопедиям, в том числе Брокгауза, и Ефрона, братьев Гранат, Большой и Малой Советским энциклопедиям, советской исторической энциклопедии. Толковому словарю живого великорусского языка В.И.Даля, Сельскохозяйственной энциклопедии, Русской энциклопедии, Детской энциклопедии, Краткой литера­турной энциклопедии, Историко-культурной энциклопедии Самарского края и другим справочным изданиям.

Библиотека является депозитарием для зоны Поволжья и обес­печивает хранение малоиспользуемой, но имеющей научную и куль­турную ценности литературы, направляемой из книгохранилищ пяти республик и областей.

Главнейшим, фундаментальным источником почти по всем проблемам истории родного края являются архивы.

Архивы – память народа. ";Память о великих свершениях и геро­ических делах, служащая делу созидания, нравственного воспитания народа, могущая стать одной из составляющих той национальной идеи, которую так долго и с разным успехом ищет российская душа и российское государство";1.

Архивы являются надежной гарантией того, чтобы ";память народа осталась живой и многомерной, свободной от идолов и знающей подлинных героев, не замутненной мифами и просветленной под­линными свершениями";.

Самарская область располагает огромным архивным фондом, насчитывающим свыше 2 млн. единиц хранения. Каждое предприятие, учреждение, район, город имеют свой архив. Наибольшее число важ­нейших документов сосредоточено в Государственном Архиве Самар­ской области, в Самарском областном государственном архиве со­циально-политической истории и в Самарском филиале Российского государственного архива научно-технической документации (филиал РГАНТД)2. Они хранят целое море исторических источников. Но в него окунаться сразу, с головой, начинающему историку-краеведу не стоит. Этому трудному, кропотливому и увлекательному заня­тию должна предшествовать длительная работа по изучению популяр­ной и научной литературы и опубликованных источников по теме, которая вас заинтересовала. Иначе, если и будут найдены в архиве . документы по избранной для работы теме, может оказаться, а это нередко случается с начинающими исследователями, что такие ма­териалы уже использованы рядом ученых в их трудах или помещены в опубликованных сборниках.

Каким образом ведется поиск, сбор, изучение материалов кра­еведения?

1. Изучение исторической, краеведческой литературы. Работа в библиотеке с книгой, периодической литературой, библиографи­ей, указателями по истории края. Обращение к энциклопедическим и другим справочным изданиям, трудам Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского, Н.И.Костомарова, П.П.и В.П.Семеновых-Тян-Шанских и других ученых – историков и географов, натуралистов и естествоиспытателей, археологов и этнографов, литературоведов и лингвистов, искусствоведов и коллекционеров, к содержащимся в их работах именным и географическим указателям. Обращение к произ­ведениям и выступлениям исторических деятелей, в которых содер­жатся региональные сведения.

2. Переписка с учеными, краеведами, работниками музеев, архивов, библиотек и других научно-исследовательских учреждений, общественных организаций, государственных органов.

3. Встречи с участниками и свидетелями исторических событий. Запись их рассказов. Точность и достоверность записей. Правила фиксирования воспоминаний.

4. Краеведческие изыскания в архиве* Знакомство с его фондами и правилами работы. Изучение архивных документов.

5. Работа в государственных и школьных музеях. Изучение экспо­натов и материалов, не включенных в экспозицию с соблюдением уста­новленных правил.

6. Изучение различных предметов и явлений в естественных, обычных условиях (исторические, памятные места, предприятия, археологические и этнографические объектов музеях и на выстав­ках. Проведение экскурсий.

7. Экспедиции археологические, этнографические, военно-исто­рические, историко-культурные, ботанические, гидрологические и другие. Ведение полевого дневника, полевой описи, тетради для записей воспоминаний и рассказов, составление актов приема-передачи документов и предметов. Обеспечение сохранности най­денных или полученных документов1.

Какова, обычно, проблематика краеведческих разысканий? Это: ";Мои дом. Родословная семьи";, ";История местных поселений";, ";Родная школа, ее история и традиции";, ";Родное село: прошлое, настоящее";, ";Ими гордится село";, ";Выпускники школы – труженики села";, ";История города";, ";Герб города, его символика";, ";Культура города (образование, школы, театры, газеты, наука, библиотеки, музеи, меценаты), ";Развитие промышленности";, ";Проблемы экологии";. ";Почетные граждане города";, ";Потомственные и Почетные граждане города";, ";Религиозные конфессии. Участие церкви в жизни города";. ";Религиозное краеведение"; (история церкви, монастыря)";.

";Кладбища в истории Самары";. Традиции почитания кладбищ и могил, Погребальные обряды, типология самарских некрополей (прицерковные, монастырские, гражданские, военные, инославные)";. ";Надгробия знаменитым самарцам на самарских кладбищах";.

";История района (сельского или городского)";, ";Различные группы и слои населения, их социальный и этнический портрет";, ";Органы власти и управления города";, ";Общественные организации города";, ";Быт и обычаи населения";.

";История губернии (области, края)";, ";Памятники прошлого на территории области,"; ";Документы по истории края";, ";Легенды и сказания";, ";Герб области. Его символика";, ";Территория области";, ";Изменение ее границ";. ";Карты разных лет родного края";, ";Геог­рафическое положение и природные условия";, ";Изменение числен­ности населения. Его национальный состав";, ";Социально-психоло­гический и этнический портрет населения края";, ";Занятия жите­лей (земледелие, животноводство, мануфактура, заводы, фабрики, торговля, транспорт, связь)";. ";Различные слои и группы насе­ления: крестьяне, ремесленники";: рабочие, помещики, предпринима­тели, банкиры, торговцы, интеллигенция, духовенство, чиновники, военные и др. Их социально-политический и этнический портрет в разные периоды времени";. ";Участие населения в народных движениях";, ";Страница боевого прошлого края";, ";Участие жителей в защите отечества, в военных кампаниях";, ";Земляки, удостоенные боевых наград";, ";Знаменитые самарцы";."; Развитие культуры. Школа. Высшие учебные заведения. Научные учреждения и центры. Библиотеки, Музеи, Театр, Средства массовой информации";, ";Писатели, поэты, художники, артисты края";, ";Роль церковных организаций в жизни края";, ";Города и области – побратимы";, ";Земляки, которыми мы гордимся";, ";Уроженцы края в других регио­нах страны и за рубежом";.

";Памятники и памятные места родного края";. (Археология, Архитектура, Монументы, Мемориальные доски и т.д.)";, ";История улиц и площадей города";, ";История создания памятников города"; Топонимика, ";Растительный и животный мир родного края";, ";Проблема экологии края";, ";Реки и озера края";, ";Памятники природы";, ";Жи­гулёвский государственный заповедник";, ";Национальный парк ";Самарская Лука"; и т.д.

Разработка названных проблем помогает решать основные направ­ления учебного краеведения: идеологическое, справочно-информативное, территориально-ориентирующее, духовно-образова-тельное, гражданско-правовое, профессионально-ориентирующее.

Любовь к родному краю можно отнести к самому важному уровню учебного краеведения, хотя бы потому, что соприкосновения с действительностью не всегда вызывают чувства восторга,... благоговения...

Школьное и, в значительной мере, вузовское краеведение призвано решить комплекс образовательных и воспитательных задач, лежащих в одной плоскости с общими задачами образовательных уч­реждений:

– ознакомление слушателей с географией, историей, этногра­фией, культурой и современной жизнью области, городов и област­ного центра – Самары, как одного из крупнейших городов России, значительного научного и культурного центра Поволжья и России;

– формирование у слушателей представления о различных сто­ронах жизни края, развития у них умения сочетать панорамный взгляд на регион в целом, с вычленением отдельных деталей и повседневности региона;

– развитие у слушателей стремления знать свой регион, понять его умом и сердцем, формирование личностного отношения к своему краю;

– Развитие гражданских качеств школьников и студентов, патрио­тического отношения к своей ";малой родине"; (Прежде, чем стать гражданином страны, надо быть гражданином родной школы, села, города, знать их прошлое, традиции, жить их жизнью и заботами);

-изучение проблем родного города (политических, экономи­ческих, демографических, экологических...), формирование у слу­шателей видения своего места в настоящее время и в будущем реше­нии этих проблем, личного вклада в совершенствование жизни своего региона, города или села;

– адаптация школьника, студента к самарской действительности, помощь в ориентации учащегося в решении вопросов дальнейшего об­разования, выбора работы.

Вопросы и задания:

1. Что же изучает краеведение?

2. Каковы отличия научного и любительского краеведения?

3. Назовите основные центры развития российского краеведения.

4 Каковы источники изучения Самарского края?

5. Известны ли Вам труды по самарскому географическому, этнографическому, историческому, литературному, лингвистическому краеведению?

6. Каковы пути и методы краеведческого исследования?

Лекция вторая

ИССЛЕДОВАТЕЛИ САМАРСКОГО КРАЯ

Россия, Русь – куда я ни взгляну...

За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы.

Люблю твои избушки и цветы,

И небеса, горящие от зноя,

И шепот ив у омутной воды

Люблю навек, до вечного покоя....

Николай Рубцов.

План

1. Естественнонаучное исследование края.

2. Самарские древности в трудах археологов.

3. Историки и литераторы – исследователи самарского Поволжья.

4. Лингвистическое краеведение.

Литература

– Барашков А.Г., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. Самарская топони­мика. – Самара, 1996.

– Горелов М.С. Млекопитающие Самарского края. Пособие для учи­телей. – Самара, 1996.

– ";Зеленая книга "; Поволжья. Охраняемые природные территории Самарской области, (сост. А.С.Захаров, М.С.Горелов). -Самара, 1995.

– Историки Самарского края. Сост.: А.Н.Завальный, П.С.Кабытов, Н.П.Фомичева. – Самара, 1993.

– История Самарского Поволжья в древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. Под ред. И.Б.Ва­сильева, Г.И.Матвеевой. М.2000.

– Лингвистическое, историческое и литературное краеведение (памяти А.Н. и Б.Н.Гвоздевых посвящается). Тезисы докла­дов. Ред. проф. В.Д.Бондалетов. Пенза, 1997.

– Мозговой Д.П., Розенберг Г.С., Владимирова Э.Д. Информацион­ные поля и поведение млекопитающих. – Самара, 1998.

– Памятники природы Куйбышевской области / составители: В.И.Матвеев, М.С.Горелов. Куйбышев, 1986.

– Путешествие в прошлое. Самарский край глазами современни­ков. Сост. А.Н.Завальный, Ю.Е.Рыбалко. – Самара, 1992.

– Розенберг Г.С., Мозговой Д.П., Гелашвили Д.Б. Экология. Элементы теоретических конструкций современной экологии. -Самара, 1999.

– Сачков С.А., Краснобаев Ю.П. Беспозвоночные Самарской об­ласти. Справочник, 1998.

– Самарская область. Учебное пособие. Изд. второе. Самара, 1998.

– Самарское Поволжье с древности до конца XIX века. Сборник документов и материалов. Кол. авторов. Ред.: Э.Л.Дубман, Ю.Н.Смирнов. Самара, 2000.

– Самарский край в истории России. Материалы юбилейной научной конференции 6-7 февраля 2001 г. Самара, 2001.

– Самарский край в контексте Российской истории. Сборник статей. Самара, 2001.

– Природные условия, история, этнография и культура региона исследовались многими поколениями замечательных ученых и краеведов.

1. Естественно-научное исследование края

Рыбе – вода, птице – воздух,

зверю – лес, степь, горы!

А человеку нужна Родина.

И охранять природу –

значит охранять Родину.

Михаил Пришвин.

";Природа – единственная книга, каждая страница которой полна глубокого содержания.

Иоганн Вольфганг Гете.

Научное исследование природных условий, фауны и флоры Самарского края ведется уже почти два с половиной столетия со времен академических экспедиций 1760-1770-х годов Петра Симона Палласа1, Ивана Ивановича Лепёхина2 и Иоганна Петра Фалька3. В их трудах содержатся подробные сведения о лесной и степной растительности, плодородных землях Заволжья , его флоре и фауне.

Однако, первые сведения о растительном покрове самар­ского Поволжья приводятся еще в книге Адама Олеария ";Описание путешествия в Московию, через Московию в Персию и обратно"; (СПб, 1906). Выдающийся немецкий поэт Пауль Флеминг (1609-1640), в 1630-е годы путешествующий вместе с А.Олеарием по России в конце августа 1636 г. достиг Жигулевских гор и первым из европейцев воспел их в стихах. Его привлекли дремучесть и дерзость пейзажей, таинственность и поэтичность местных легенд. Два его сонета ";Царев курган"; и ";Девья гора"; построены на со­поставлении могущества природы, преходящей славы исторических событий и вечности1.

Но и спустя четверть минувшего тысячелетия изучение фло­ры и фауны не может считаться завершенным. И это объяснимо„ Общее число только беспозвоночных животных насчитывается поч­ти 1,5 млн видов (!). Да еще до 100 тыс. видов насчитывается остальных животных организмов2.

Почти через сто лет, в 1852 году в работе члена кор­респондента Петербургской Академии наук, профессора химии Казанского университета К.К.Клауса (1796-1864) – ";Флоры местных Приволжских стран"; был опубликован флористический список видов, собранных автором в районе Сергиевских минераль­ных вод. Одним из первых применил количественные методы в сравнительной флористике.

Богатые коллекции млекопитающих, птиц и насекомых собрал другой замечательный натуралист, также член-корреспондент Петербургской АН, доктор медицины, доктор философии, профес­сор зоологии и ботаники Казанского университета Э.А.Эверсманн (1794-1860)3.

В самом начале XX века еще два натуралиста-лепидоптеролога опубликовали свои работы. Это были видный отечественный ученый Л.К.Крупиновский и внесший значительный вклад в изучение наших бабочек академик, один из крупнейших специалистов в области сельского хозяйства Н.К.Щербиновский.

Самым полным фаунистическим списком первой половины XX в. является рукопись научного отчета по инвентаризации насекомых Жигулевского заповедника, написанная в 1940 г. Е.И.Новодережкиным. Он собрал большие коллекции насекомых, обработанные учеными Зоологического института АН.

В начале XX века в Среднем Поволжье в разное время рабо­тали видные ботаники России: В.Н.Сукачев, Г.Н.Высоцкий, В.И.Талеев, Д.И.Литвинов. Значительные почвенно-геоморфологические исследования были выполнены самарскими почвоведами академиком А.И.Бессоновым (1875-1962), профессором С.С. Неустроевым (1874-1928), географом-почвоведом академиком А.И.Прасоловым (1875-1954). В Самаре работали один из ос­новоположников мерзлотоведения М.И.Сумгин (1873-1942), экономист-аграрник А.Г.Шлихтер.

Основу лесного фонда Самарской области составляют лист­венные леса. И они имели своих исследователей. Еще в Х-ХП ве­ках арабские писатели и путешественники (Мукадесси, Ибн-Даст и другие ) отмечали широкое распространение березовых лесов в северной части Заволжья. По свидетельству П.И.Рычкова (1712-1777) с.Сергиевск в 1703 году было построено из ";дубового лесу";, можно полагать, что строительный материал вывозился из ближайших лесов. Нагорные леса Самарской Луки описывались в трудах И.И.Лепехина и П.В.Алабина (1824-1896).

Питательной средой для научной работы и становления рус­ского лесоводства является уникальный Бузулукский бор, имеющий режим близкий к заповедному. Здесь работали акаде­мики В.Н.Сукачев и Г.И. Высоцкий, известные профессора Г.Ф. Морозов,.М.Е.Ткаченко, М.Н.Римский-Корсаков, С.И.Ванин, Н.В.Третьяквв, и многие другие. Плодотворно для бора поработали М.Н.Краснов, Е.Д.Годнев, С.Д.Охлябинин. Количест­во научных публикаций о боре превысило 500.

Современный этап в изучении природных условий Самарского региона, его фауны, флоры, экологических проблем начался в 60-70-е годы и продолжается в настоящее время. Значительно возросли объемы исследований. Получены фундаментальные ре­зультаты.

Многоплановые исследования в Самарском госуниверситете ве­дутся кафедрами экологии, ботаники и охраны природы (зав. кафедрой – проф. Н.М.Матвеев), зоологии, генетики и общей эколо­гии (зав.каф. – проф. Д.П.Мозговой.) и биохимии (зав.кафедрой – доц. Ю.П.Фролов). Биологический факульет СГУ является координа­тором широких комплексных исследований проблемы охраны природы и рационального природопользования в Самарской области11.

Кафедра экологии, ботаники и охраны природы (доктора биологи­ческих наук Н.М.Матвеев, Т.И.Плаксина, кандидаты биологических наук О.А.Мозговая, В.Г.Терентьев, Т.А.Овчинникова, Л.М.Кавеленова, Н.В.Прохорова, C.А.Сачков) активно исследует проблемы охраны природных экосистем и биомониторинг в условиях лесостепного и степного Поволжья, охраны и рационального использования биологи­ческих ресурсов России.

Учебно-научными полевыми базами кафедры являются ботаничес­кий сад (три тысячи видов в живой коллекции), Жигулевская био­станция (на Самарской Луке) и ее филиал – Красносамарский ста­ционар2.

Значительная группа специалистов работает в Самарском пе­дагогическом университете. Много лет посвятили исследованию местной фауны и флоры профессора Д.Н.Флоров, Л.В.Воржева, В.Е. Тимофеев, К.П.Ланге.

Сложились в области серьезные научная направления и школы, есть признанные оригинальные исследователи: орнитология (Ю.К.Рощевский, М.С.Горелов, С.И.Павлов, Д.В.Магдеев, Г.П.Лебе-дева, И.В.Дюжаева), ихтиология (С.В. Козловский, А.В. Виноградов), рептилии, амфибии (М.Е.Горелов, Д.В.Магдеев, А.Г. Бакиев, В.М.Шапошников), безпозвоночные (С.А.Сачков, Ю.П.Красно­баев, Ю.В.Симонов, Т.М.Носова, В.М.Астафьев), млекопитающие (М.С.Горелов, Д.П.Мозговой, В.М.Шапошников, В.М.Ефимов), общая экология и экологическое краеведение (Г.С.Розенберг, Д.П.Мозговой, Д.В. Гелашвили, Л.И.Татаринова, О.Г.Ухина).

Зоологами, ботаниками, экологами предложена оригинальная программа курса ";Экологическое краеведение";1.

Необходимо отметить значителбные успехи флористики, ботани­ческих исследований в целом в области (В.И.Матвеев, Н.М.Матве­ев, Т.И.Плаксина, Л.А.Евдокимов, А.А.Устинова, В.Е.Тимофеев, Н.С.Иль-ина, О.А.Мозговая, В.Ф.Терехов, Я.И.Проханов, И.С.Сидорук).

Ботанический сад Самарского госуниверситета является учеб­ной базой не только госуниверситета, но и педагогического, ме­дицинского университетов, сельскохозяйственной академии и медицинского училища. В нем ведется огромная работа по интро­дукции, акклиматизации, охране и использованию растений.

Знаменательно, что комплексное естественнонаучное много­плановое и многолетнее исследование природных условий края позволило самарским ученым получить не только важные конкрет­ные наблюдения, но и сделать серьезные обобщения, особенно в области экологии, охраны природы, поволжского и российского масштаба. Самарским исследователям удалось создать стройную конструкцию современной теоретической и практической экологии в их системном единстве2.

Самым примечательным местом области является Самарская Лука. Гористый, сильно расчлененный рельеф, глубокие долины, поросшие густой растительностью, утесы и скалы, сложенные каменноугольными и пермскими известняками и доломитами, ори­гинальные по своей форме вершины и курганы сделали Жигули за­мечательным уголком Поволжья, ценным не только в эстетическом, но и в научном отношении. Поскольку четвертичный ледник не заходил на территорию современной Луки, здесь сохранились редкие виды растений и животных доледникового периода.

Самарская Лука – это своеобразный музей природы. Здесь, на узком участке правобережья Волги расположено более 120 памятников природы и более 100 памятников истории и культуры, обитает свыше 100 видов реликтовых животных и растений, 3 вида узких эндемиков Жигулей и более 25 видов – эндемиков Средней Волги.

Первые флористические и фаунистические исследования на Самарской Луке провели в ХVIII веке П.С.Паллас и И.И.Лепёхин.

Отдельные районы и примечательные места Луки отмечены мно­гими другими исследователями: А.Олеарием, Я.Стрейсом, М.Э.Ноинским, М.М.Губкиным.

Движение за сохранение природы региона возникло почти 100 лет назад в г.Симбирске (ныне Ульяновск). Известный рус­ский ученый, молодой профессор Санкт-Петербургского лесного института В.Н.Сукачев горячо поддержал эту идею и еще в 1914 году призывал правительство и общественность страны создать в Жигулевских горах заповедник. До этого он в 1908 го-ду предпринял рекогносцировочную поездку по Самарской Луке, подтвердил уникальность, научную и эстетическую ценность этих мест и разработал первую программу создания в Жигулях особо охраняемых природных территорий.

Через два десятилетия пензенский ученый – ботаник И.И. Спрыгин, создавший в родном городе ботанический сад, гер­барий, лермонтовскую библиотеку, организовал инициативную группу специалистов – естественников по реализации программы Б.Н.Сукачева. В 1926 году группа провела натурные обследова­ния и выявила места наиболее нуждающиеся в охране. Офици­ально была подтверждена огромная научная значимость этого района и выбрано место для организации первых заповедных участков. 19 августа 1927 г. Малый Совнарком РСФСР принял решение: образовать Средневолжский заповедник на базе Жигу­левского и Пензенских заповедных участков. Директором за­поведника был назначен И.И.Спрыгин. В 1938 году .за выдаю­щиеся научные ботанические работы ему без защиты были при­своены ученая степень доктора биологических наук и звание профессора. Становление заповедника было сложным делом. Менялись границы, названия, он дважды закрывался (в 1951 и 1961 гг.).

В начале 1960-х годов в г.Самаре возникло новое мощное движение в защиту Самарской Луки на базе областного совета общества охраны природы. Особенно энергично действовали Т.В.Тезикова, В.В.Лебедев, В.Е.Тимофеев, А.С.Захаров, Ю.К. Рощевский1.

Современный Жигулевский государственные заповедник был вновь организован в 1966 году на месте существовавших ранее Средневолжского (1927-1935 гг.). Куйбышевского (1935-1951 гг.) и Жигулевского (1960 г.) заповедников. В 1977 году ему присвоено имя профессора Ивана Ивановича Спрыгина. Была обосно­вана необходимость природоохранного режима и на остальной части Самарской Луки.

В 1976 г. группа ученых под руководством профессора В.Е. Тимофеева разработала научное обоснование рационального природопользования и охраны биогеоценозов1 территории. Около сотни известных российских ученых выступили в эти годы. в защиту Самарской Луки. Решением Совета Министров РСФСР от 28 апреля 1984 года был создан государственный природный национальный парк (ГПНП). Цель его: способствовать охране природы уникаль­ного района и одновременно решить задачу организованного массового туризма, не наносящего ущерба природе. Однако и по сей день остро стоит задача сохранения Самарской Луки в воз­можно более нетронутом виде, чтобы не только мы, но и наши потомки смогли увидеть чудесные жигулёвские сосняки и дубравы, каменистые степи и пойменное озера, восход солнца над Волгой, неповторимый животный и растительный мир волжской излучины.

На Самарской Луке познавательный и эстетический интерес представляют не только красивейшие и уникальные природные ландшафты, но и памятники культуры.

Природа и культура Самарской Луки вдохновляла многих художников и писателей.

Великий живописец И.Е.Репин называл Жигули не иначе как ";роскошью"; Отечества. Картина ";Бурлаки на Волге";, эскизы ко­торой была написаны в с.Ширяево летом.1870 г. – одна из вер­шин творчества художника. В центре картины фигура реального бурлака Канина, бывшего священника. Он напомнил Репину и ";философов Древнего Рима, попавших в рабство во время войны";.

Бывал в Самаре в 1901-1906 гг. и известный мастер исторической живописи Василий Суриков, где работал над прообразами героев своих картин ";Степан Разин";, ";Посещение царевной женского монастыря";, ";Перс"; и др. Ф.Васильев, близкий друг И.Репина, создал в с.Ширяево целую серию прекрасных волжских пейзажей и один из своих шедевров – картину ";Вид на Волгу. Барки";2.

С возрождением Самарского государственного университета (1969), открытием Института экологии Волжского бассейна РАН, восстановлением Жигулевского государственного за­поведника расширились возможности естественнонаучного ис­следования края.

В настоящее время специалисты и основные коллекционные материалы сосредоточены в Самарском государственном университете. Самарском государственном педагогическом институте, Жигулевском заповеднике, Институте экологии Волжского бас­сейна, Самарской сельскохозяйственной академии и в област­ном музее краеведения.

Четверть века успешно работает Комплексная биогеоценотическая экспедиция Самарского университета по изучению местных экосистем степного Поволжья.

Пятнадцать лет под руководством профессора Н.М.Матвеева работает комплексная геоботаническая экспедиция Самарского госуниверситета.

Материалы исследований публикуются в самых различных оте­чественных и зарубежных изданиях. Особого упоминания заслужи­вает журнал ";Самарская Лука";. Результаты исследовании становятся известными общественности и благодаря таким научным и научно-популярным изданиям как ";Природа Самарской области"; (1930), ";Зеленая книга Поволжья"; (1995), ";Экология. Элементы теорети­ческих конструкций современной экологии"; (1999), ";Краеведческие записки"; (1995), 1996, 2000)1 и многие другие.

В 70-х годах позапрошлого века известный фольклорист и поэт Д.Н.Садовников (1847-1883) собирал предания и легенды о Жигулёвской вольнице. Его перу принадлежит немало стихов, ставших народными песнями. За три месяца до смерти после по­следнего посещения Жигулей появилось одно из лучших созданий Д.Н.Садовникова – стихотворение ";Из-за острова на стрежень";. На одном из вечеров в Москве самарец – писатель С.Г.Скиталец-Петров (1869-1941) под аккомпанемент гуслей спел ";Из-за остро­ва на стрежень";. С его легкой руки песня быстро распространилась по России и стала одной из любимейших песен нашего народа.

Лирическая поэзия уроженца Самарской Луки А.В.Ширяевца (Абрамова) дала повод Сергею Есенину назвать своего друга баюном, то есть певцом Жигулей2.

На берегах Самарской Луки увидело свет пророческое произве­дение А.М.Горькьго ";Песнь о Соколе";.

Жигулевский заповедник и Национальный природный парк – величайшее достояние России и охрана уникального природного комплекса является общенациональной задачей.

Вопросы и задания

1. Кем и когда начато естественнонаучное исследование края?

2. Назовите известных ботаников и зоологов области.

3. Знаете ли Вы труды исследователей Бузулукского бора, Самарской луки?

4. Когда и для каких целей были открыты Жигулевский государствен­ный заповедник. Национальный парк ";Самарская Лука";, Ботаничес­кий сад?

5. Назовите научно-популярные книги о природных условиях края.

6. В каких учебных заведениях области готовят специалистов по биологии, зоологии, экологии?

7. Каковы экологические проблемы Среднего Поволжья?

2. Самарские древности в трудах археологов

Первые описания памятников древнейшей истории Самарского края относятся к ХVIII веку и содержатся в трудах уже упоминав­шихся выше руководителей академических экспедиций И.Н.Лепехина и П.С.Палласа.

Посетив Самарскую губернию, И.И.Лепехин описал некоторые памятники древности: городища у с.Валы, Костычи и Печерское1.

Те же городища привлекли внимание другого путешественника ХVIII века П.С.Палласа. В своей книге ";Путешествие по разным про­винциям Российской империи ";он упоминает не только названные городища, но и курган, расположенный на границе Аскульской во­лости и деревни Ермачихи2.

В 1838 г. два брата (оба – академики живописи) Григорий Гри­горьевич (1802-1865) и Никанор Григорьевич (1805-1879) Чернецовы совершили первое в России ";художественное путешествие"; по Волге, открыли в ней неисчерпаемый источник вдохновения для худож­ников и своими многочисленными пейзажами и зарисовками волжских городов поставили ";красоту неизглаголенную"; русской земли в один ряд с классическими красотами Востока и Запада3.

В результате их вояжа по Волге появились две книги: ";Вос­поминания из путешествия по Волге"; (1838-1962) и ";Приложения к воспоминаниям"; (123 рисунка). Они также создали грандиозную ";художественную параллель"; Волги, заключавшую в себе в окон­чательном виде 1982 рисунка общей длиной в 746 метров, до 500 видов, до 80 этюдов, писанных масляными красками с натуры, множество планов и рисунков, значительные этнографические и археологические коллекции. Сохранились созданные ими рисунки, изображающие древние курганы, могильники, памятники Волжской Болгарии, Жигулей (";Жигули";, ";На Волге в Симбирской губернии"; ";Бугор Степана Разина";, ";Вид с Царева кургана";, рисунки древних монет, оружия и останки столицы исчезнувшего грозного царства Батыева";...).

Через столетие после экспедиций И.И.Лепехина и П.С.Палласа появились новые сведения об археологических памятниках Самар­ской губернии. В ";Трудах первого археологического съезда в Москве была помещена статья К.Н.Новоструева ";О городищах древ­него Волжско-булгарского и Казанского ханств";, где подробно описывались многие укрепленные поселения, находившиеся на тер­ритории Казанской, Симбирской и Самарской губерний. Кроме го­родищ, описанных еще И.И.Лепехиным, П.С.Палласом, было упомянуто городище Ош-Пандо-Нерь, расположенное к западу от села Шелехметь. Но это были лишь простые упоминания о па­мятниках или краткие их описания. Серьезные раскопки тогда не велись.

В 1887-1888 г. Самарскую губернию посетил писатель, эт­нограф и археолог-любитель Ф.Д.Нефедов (1838-1902). Он произ­вел раскопки, о которых до нас дошли лишь скупые отрывочные сведения.

Первые крупные исследования в Самарском крае произвел В.Н.Поливанов (1848-1915). В 1891-1893 и в 1900 гг. он вскрыл 445 погребений Мордовского могильника близ с.Муранка. Раскопки проводились поспешно и недостаточно тщательно. Погребения не описывались и не зарисовывались. В археологических работах вместе с В.Н. Поливановым и его помощниками участвовал фран­цузский археолог барон де Бай. В.Н.Поливановым была создана археологическая карта Симбирской губернии, в которой нашли отражение многие памятники, ныне находящиеся на территории Самарской области.

Известным общественным деятелем, писателем и историком П.В.Алабиным (1824-1896) был открыт и исследован знаменитый Ананьинский могильник на р.Каме. Он ознакомился с экспона­тами, хранящимися в самарском публичном музее и дал их описа­ние в брошюре, вышедшей в свет в 1895 г.

В 1909 и 1913 гг. Б.Д. Миллер произвел небольшие раскопки Барбашинского могильника. В 1916 г. они были продолжены дру­гими краеведами.

В августе 1918 г. в Самаре открылся университет, при ко­тором было организовано общество археологии, истории, этно­графии и естествознания. Среди приехавших в Самару ученых была Вера Владимировна Гольмстен, профессор археологии, вы­дающийся исследователь, страстно увлеченный наукой (1880-1942). За 10 лет В.В.Гольмстен вместе со слушателями Высших этнолого-археологических курсов при СГУ было проведено 10 экспедиций..Было открыто свыше 1200 археологических памятников, различных эпох от палеолита до средневековья1.

Несколько раньше, в 1920 г. экспедиция под руководством профессора П.А.Преображенского (1858-1942) обследовала дюны р.Самары в районе с.Марычевки, Коноваловки, Борского и открыла стоянку Захар-Калма, получившую впоследствии широкую известность.

Новый этап археологических исследований связан со строитель­ством гидростанции на Волге и созданием огромного водохранилища выше Самары. Его воды должны были скрыть сотни археологических памятников.

В 1936-1940 гг. Институт истории материальной культуры совместно с Самарским музеем краеведения организовал экспедицию, в задачу которой входило обследование зоны затопления и про­ведение раскопок наиболее интересных памятников. Под руковод­ством Г.И.Гроздилова, А.П.Смирнова и А.В.Збруевой были прове­дены значительные исследования, прерванные начавшейся войной.

В 1950-е гг. исследования были возобновлены под руководст­вом А.П.Смирнова, М.З.Паничкиной, Н.Я.Мерперта, А.Е.Алиховой и Н.В.Трубниковой. Были проведены раскопки древшейших стоянок человека каменного века, селищ и курганов эпохи бронзы, го­родищ раннего средневековья и феодальных городов Волжской Бол­гарии.

В 1968 г. после длительного перерыва в области вновь нача­лись археологические изыскания. Известный археолог О.Н.Бадер. начал поиски следов палеолитического человека в Жигулях. Объектами исследований стали пещера Братьев Греве, грот около с.Шелехметь, пещера близ с.Ширяево. В последней были обнару­жены многочисленные кости и черепа пещерного медведя, совре­менника человека эпохи палеолита.

С 1969 г. начинается новый этап археологических изысканий в Самарском крае. С возрождением Самарского госуниверситета создается Средневолжская археологическая, экспедиция под руко­водством профессора Галины Ивановны Матвеевой. С тех пор архео­логические полевые исследования в Самарской области ведутся ежегодно.

Совместно с Самарским госуниверситетом в организации экспе­диции приняли участие областное отделение Всероссийского об­щества охраны памятников истории и культуры и Самарский област­ной краеведческий музей. В 1974 г. к ним присоединился Куйбы­шевский педагогический институт. Активную помощь археологам ежегодно оказывают члены общества археологов, организованного при городском Дворце пионеров, областная и городская станции юных туристов.

Благодаря 30-летней работе экспедиции были выявлены тысячи археологических памятников, решены проблемы происхождения ряда культур, их ареалов и культурных взаимоотношений, стали понятны многие процессы, происходившие не изолированно в Среднем По­волжье, а на широком фоне развития древнего и средневекового населения Евразийской степи и лесостепи. Профессору Г.И.Матве­евой удалось создать одну из крупнейших в стране научную школу в области региональной археологии.

Значительный вклад в археологическое исследования края внесли полевые экспедиции под руководством С.А.Агапова, А.В.Богачева, Р.С.Багаутдинова, И.Б.Васильева, А.А.Выборнова, Э.Л.Дубмана, В.И.Зуди-ной, А.Ф.Кочкиной, Л.В.Кузнецовой, Р.М.Ключниковой (Юнусовой), И.Н.Васильевой, Н.В.Мышкина, В.А.Скарбовенко, Д.А.Сташенкова.

Значительно вырос масштаб исследований самарских древностей с созданием в Самаре научного Института истории и археологии Поволжья.

3. Историки и литераторы – исследователи Самарского Поволжья

Параллельно с естественно-научным и археологическим ис­следованием с ХVIII-ХIX вв. ведется изучение средневековой, новой и новейшей истории Самарского Поволжья.

Немало ценнейших сведений и наблюдений можно почерпнуть в фундаментальных трудах крупнейших историков России В.Н.Татище­ва (1686-I750), М.М.Щербатова (1733-1790), Н.М.Карамзина (1766-1826), С.М.Соловьева (1820-1879), В.О.Ключевского (1841-1911). Интересные исторические и этнографические сведений содержатся в трудах И.И.Лепехина (1740-1802), Палласа (1741-1811)1. В них имеются ин­тересные материалы о народах Среднего Поволжья и описания Са­мары, Ставрополя, Сергиевска, Сызрани.

И по сей день не потеряли научной значимости исторические, историко-фольклорные и этнографические труды Д.Н.Садовникова (1847-1883)2, Г.И.Перетятковича (1840-1908)3, А.Ф.Леопольдова (1800-1875)4, П.П. Пекарского (1827-1872)1, Н.А. и Н.Н. Фирсовых2, А.А.Гераклитова3, А.Г.Елшина (1878-1928)4.

Оригинальными справочными изданиями стали книги видного общественного деятеля и просветителя, почетного гражданина городов Вятки, Самары и Софии Петра Владимировича Алабина5, в которых воссоздана широкая и объемная панорама историчес­кого прошлого нашего края. Эти работы оказали огромное влия­ние на развитие краеведения в Самаре.

Почти полвека самым компетентным специалистом по истории, археологии и этнографии Самарского края считался Павел Александрович Преображенский (1858-1942)6 . Вместе с другими эн­тузиастами (А.Г.Елшин, М.М.Зеленский, Ф.Т.Яковлев, К.П.Го­ловкин) был инициатором создания еще в 1910-1911 гг. кружка почитателей старины и коллекционеров-любителей, а в апреле 1914 г. – учреждения и губернской Ученой Архивной комиссии. Под руководством этой комиссии создается специальный музей для хранения памятников археологии, истории и этнографии Самарской губернии, в том числе старинных предметов и редких книг, собранных самарскими коллекционерами. Комиссия органи­зовала ряд археологических разведок, раскопок и научных изыска­ний другого характера.

На рубеже ХIX-ХХ вв. изучением края занимались земские служащие: статистики, агрономы, врачи, ценнейшие сведения до истории края содержатся в земских статистических справочниках и сборниках, сельскохозяйственных обзорах, подворных переписях крестьянских хозяйств, адрес – календарях Самары, в журналах ";-Венский агроном"; и ";Самарский земледелец";.

В мае 1916 г. создается Самарское Археологическое общество. Председателем был избран А.Г.Елшин (автор книги ";Самарская хро­нология";), а заместителем – П.А.Преображенский. Это общество 2 ноября 1919 г. сольется с научно-просветительской организа­цией Самарского университета – ";Обществом археологии, истории, этнографии и естествознания";. Это объединение просуществует до 1929 г., а затем будет реорганизовано в ";Самарское краевед­ческое общество";.

Однако, вплоть до 1950-х годов так и не было создано научной истории края.

В 1950-1960-е гг. вновь возрождается серьезный интерес к истории и культуре Самарского региона. Существенное влияние на возрождение самарского краеведения оказали работы профессио­нальных историков, большинство из которых работали в педаго­гическом, политехническом и медицинском институтах – Е.И.Медведева (1903-1982)1, К.Я. Наякшина (1900 – 1982)2, Н.Н.Яковлева (1901-1982)3, Г.Н. Рутберга (1906-1986)4,

С.Г.Басина (1918-1999)5, Большой интерес представляли исследования журналиста и краеведа Ф.Г.Попова6.

Наряду с книгами и монографиями издавались сборники докумен­тов и воспоминаний по таким проблемам, как революция 1905-1907 гг., революции 1917 гг. и гражданская война, индустриали­зация края, культурное строительство.

В 1970-е годы началась разработка истории самарских фабрик и заводов. Появились книги, посвященные истории Металлургичес­кого завода, 4-го подшипникового завода, заводов имени A.M. Тарасова, А.А.Масленникова, истории речного флота, нефтяной промышленности, предприятий связи. Краеведами были написаны книги о городах Сызрани, Тольятти, Жигулевске, Чапаевске, Октябрьске, Отрадном, Кинеле. Среди них выделяется фундаментальностью двухтомная книга В.Н.Овсянникова о городе Тольятти1.

Результатом многолетних краеведческих разысканий стала пуб­ликация книг по истории сел и районов области2 и книга С.П.Кандаурова и В.Н.Курятникова по истории Самарского района г.Самары3.

Значительный вклад в развитие краеведения внесла в 1970-1980-х гг. деятельность Самарского отделения Всероссийского общества ох­раны памятников истории и культуры. Двумя изданиями вышла книга ";Памятники истории и культуры Куйбышевской области";4, ";Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область";5.

Необходимо отметить и других ветеранов краеведческого движе­ния: В.Н.Арнольд (1907-1985), А.В.Соболев (1914-1982), О.Е.Струков (1908-1987), А.К.Ширманов (1904-1978), Е.Ф.Гурьянов (1906-1992), М.А.Лимарова(1929-1992), В.В.Рогожин (1939-1996), Г.И.Рассохина, В.И.Тихонов, А.Г.Моргун, В.Г.Каркарян, М.П.Виданов, Н.М.Курсков, Н.А.Арнольдов, В.М.Круглов, Л.А.Соловьева, Л.И.Мартиновская, Р.П. Поддубная, А.Я.Басс, Т.И.Ведерникова, Г.С.Шерстнева, Г.А.Широков, Н.А.Санникова, Е.Н.Филимонова, которые создали десятки книг, несколько сотен статей и заметок на краеведческие темы.

Интересные исследования появились по архитектуре и градостро­ительной истории края6.

За последние тридцать лет (1970-1990 гг. XX века) сформирова­лась современная самарская историческая школа. В научный оборот были введены тысячи неизвестных ранее исторических документов. Опи­раясь на достижения исследователей старшего поколения, самарские археологи, этнографы, историки создали несколько сот монографи­ческих и диссертационных исследований по всем хронологическим периодам истории края. Исчезает существовавшая многие годы диспропорция в исследовании различных исторических периодов истории края. Все серь­езные современные работы опираются на материалы полевых экспеди­ций и многолетние архивные изыскания. Очевидно расширение и совер­шенствование научного инструментария исторических исследований. Широко привлекаются недоступные ранее архивные документы и ком­пьютерные технологии. Очевидна высокая степень преемственности тематической разработки истории края дореволюционного периода с исследованиями последних десяти-пятнадцати лет.

Закрепилась проблематика исследований, которая еще недавно являлась новой для отечественной историографии: история коло­низации края, частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, религиозных конфес­сий, благотворительности, меценатства и др1.

В 1970-1980-е гг. были созданы учебные пособия для школь­ников по историческому краеведению2.

Определенную роль в распространении краеведческих знаний сыграли сводные историко-экономические очерки, написанные самарскими историками, экономистами и географами1, а также очерк ";Земля самарская";, освещающий историю Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века2. В этих книгах широко ис­пользовался материал, извлеченный из федеральных и областного государственных архивов, официальной и земской статистики, пери­одической печати, воспоминаний участников событий. Использова­лись материалы археологических и этнографических экспедиций самарского университета и педагогического института.

Появились новые, яркие имена профессиональных исследовате­лей. природы, истории и культуры края. Назовем лишь некоторые из них. Успешно работает в области региональной экономической и социальной истории, краеведения и топонимики Э.Л.Дубман3, Ряд оригинальных работ опубликовала Л.М.Артамонова4. Известным историком-аграрником стал П.И.Савельев5. Видным специалис­том в области социальной и политической истории, истории ре­волюционных движений, общественной мысли и политических партий является М.И.Леонов1. Вышли две книги, посвященные администра­торам Самары и Самарской губернии2.

Опубликована многотомная история Самарского Поволжья3. Возродился интерес к историко-этнографическим исследованиям. Опубликованы интересные очерки о народах, исстари населявших Самарское Поволжье, написанные Т.И.Ведерниковой4, А.Н.Завальным5, А.А.Савченко и С.И.Дубининым6, Е.Я.Бурлиной7и другими авторами8.

Быстро развивается религиозное краеведение9. Его развитие бы­ло обусловлено изменениями в общественно-политической и духов­ной сфере в стране, созданием Самарской Духовной Семинарии изда­нием журнала ";Духовный собеседник";, газеты ";Благовест";, ";Тольятти православный";.

Появились интересные публикации, являющиеся своеобразным синтезом исторического или литературоведческого исследования, публицистики, мемуаров – воспоминаний1.

В разработку краеведческой проблематики включались писа­тели, литературоведы, искусствоведы, театральные критики, Сложилось своеобразное летописание культуры и искусства Самарского края. Один за одним выходили сборники ";Драмати­ческий имени Горького, ";Куйбышевский оперный";; ";Актеры, роли, спектакли";, ";Изобразительное искусство мастера";, ";О Волге наше слово";, ";Город на крутой Луке";, ";Возрожденный Олимп"; книги-альбомы ";От модерна до авангарда"; ";Наследие";, книга Л.А.Финка – ";Актеры нашего театра";, ";В гриме и без гри­ма";, ";Живая память";, ";Автографы"; и другие. К 150-летию Самар­ской губернии вышла замечательная книга ";Имена"; ";Штрихи к порт­ретам"; (Автор проекта В.В.Молько). Своеобразие и особенность этой книги в том, что судьба многоплановой, широкой по своему национально-этическому диапазону культуры края прослеживается через тех, кто так или иначе причастен к ее созданию. В ней сочетаются историко-краеведческие изыскания, лирические ин­тонации, публицистичность, страницы мемуарного характера и другие приемы раскрытия содержания1.

Вслед за творчеством И.В.Вольнова (1885-1931), А.С.Неверова (1887-1923), Артема Веселого (Н.И.Кочкурова, 1883-1939), А.П.Герасимова (1889-1939), А.Я.Дорогойченко (1894-1947), П.Н. Дорохова (1886-1942), С.Г.Скитальца (Петров, 1869-1941), А.В. Ширяевца (Абрамов, 1887-1924) и других писателей и поэтов про­должала развиваться традиция художественного осмысления далекой и близкой истории Самарского Поволжья.

Давно и плодотворно работает в жанре исторического романа-хроники самарский писатель В.И.Буртовой. Он автор книг, сюжетной основой которых стали узловые события истории России, преломленной через прошлое Самары, Среднего Поволжья: ";В земли неведомые";, ";Заветное Беловодье";, ";Над Самарой звонят колокола";. Главными героями нового исторического романа ";Самарская вольница"; стали самарские сподвижники Степана Тимофеевича Разина.2

Волжским ветром и сказаниями Жигулей наполнен роман Е.А.Бажанова о колыбели русского казачества ";Жигулевская вольница";, Странствия казаков по дебрям дикой тайги, за тысячи километров, вплоть до Сахалина, Аляски и Калифорнии были более опасны, чем морские путешествия Колумба. Об этих удивительных событиях и рассказывает роман3.

С интересом читается и его следующая книга ";Вольный город пионеров дикого поля"; (1995), посвященная страницам истории Самары. Еще больший интерес вызвала третья книга, повествующая о великом переселении в лесостепи Заволжья в тридцатых годах восемнадцатого века1. Это – настоящая энциклопедия народного быта и народной культуры первопоселенцев Самарского Заволжья – Дикого поля.

Тема ратного подвига волжан в Великой Отечественной войне последовательно и целеустремленно раскрывается в творчестве старейшего самарского писателя В.Н.Мясникова2.

Важную роль играет публикация довольно многочисленных крае­ведческих сборников3. С 1995 г. выходит общественно-политический журнал ";Самарский земский сборник";, учрежденный Самарским государственным университетом. Институтом истории и археоло­гии Поволжья, самарским институтом повышения квалификации ра­ботников образования и самарским земским движением. Материалы в нем публикуются под рубриками ";Из истории земства и городско­го самоуправления";, ";Самарские земли";, ";Самарская летопись";, ";История политических партий";, ";Забытые страницы отечественной истории";, ";Наше наследие";, ";XX век глазами современников";, ";Самарский архив";, ";Критика и библиография";.

В журнале публикуются в основном профессиональные историки, известные краеведы, аспиранты и докторанты самарских вузов.

Сравнительно регулярно публикуют материалы по истории края Самарский областной историко-краеведческий художественный музей им. П.В.Алабина4 и Самарский художественный музей5.

Вышли в свет два тома ";Вестника Волжского университета им. В.Н.Татищева1. Регулярно публикует ";Исторические исследования";2 и ";Историо-археологические изыскания (сборник трудов молодых ученых)"; Самарский государственный педагогический университет3.

С 1996 г. в Самарском государственном университете проводят­ся Всероссийские ";Платоновские чтения";4. Чтения посвящаются памяти выдающегося русско­го историка академика С.Ф.Платонова (1860-1933), завершившего свой жизненный путь в г.Самаре. Опубликовано уже 6 сборников Материалов конференции молодых историков. Около половины опуб­ликованных статей посвящено краеведческой проблематике. Самарские краеведы итоги своих изысканий в 1990-е годы пуб­ликовали в газете ";Край самарский"; (учредитель – областное отделение Союза краеведов России). В настоящий момент регулярно выходит областная краеведческая газета ";Самарские ведомости"; (Вышло уже свыше 50 номеров) (Среди учредителей газеты – Самарский госуниверситет и областной историко-краеведческий музей).

Документальные публикации самарских архивов значительно расширили источниковую базу краеведения5. Важны для краеведов и ";Хроники событий";, подготовленные архивистами6.

Судя по количеству и качеству издаваемой литературы, Самар­ское историческое, археологическое, этнографическое, географи­ческое, литературное, лингвистическое, экологическое краеве­дение успешно конкурирует с такими университетскими городами Поволжья как Казань, Саратов, Нижний Новгород.

Вопросы и задания

1. Назовите основные этапы археологического исследования края.

2. Знаете ли вы ученых-археологов, работавших в Самарском Поволжье

3. Какие учебные и научные учреждения организуют археологические исследования? Где хранятся найденные материалы?

4. Назовите историков и краеведов-исследователей прошлого края XIX века.

5. Какие книги и статьи по истории края написаны Петром Владими­ровичем Алабиным?

6. Какие научные, общественные и краеведческие организации изу­чали историю края в первой четверти ХХ века?

7. Назовите наиболее важные и интересные книги по истории края второй половины XX века.

8. Что Вы знаете о научной деятельности в г.Самаре М.Н.Тихомиро­ва, П.А.Преображенского, К.Я.Наякшина, Е.И.Медведева, Н.Н. Яковлева, Ф.Г.Попова и других историков и краеведов 20-70-х гг. XX века?

9. Какие труды по истории Самарского Поволжья современных исто­риков известны Вам?

10. Читали ли Вы какие-либо художественные произведения о прош­лом Самарской области?

4. Лингвистическое краеведение

Самарская лингвистическая школа широко известна в России. Одним из важнейших направлений ее деятельности является диалектологическая работа, изучение народной речи, местных говоров, то есть лингвистическое краеведение.

Первые сведения о самарских говорах встречаются во второй половине XIX века в работах В.И.Даля, И.И.Срезневского, В.Г.Варенцова, А.И.Соболевского и др., где, как правило, называются те или иные диалектные особенности, отмеченные на территории нашего края, или характеризуются отдельные .типы говоров, зафик­сированные здесь. В начале XX века в трудах МДК, в соответствии с имевшимися в распоряжении составителей ";Опыта диалектологи­ческой карты русского языка в Европе..."; (М., 1915) фактическим материалом, дается представление о лингво-географической ситуации в б.Самарской губернии.

С 1930-х годов начинается массовое изучение русски народных говоров, запланированное Институтом русского языка Академии Наук в масштабах всей страны. В 30-40-е годы и были заложены традиции изучения русских народных говоров активной и целеустремленной деятельностью профессора Куйбышевского педагогического института (ныне Самарский государственный педагогический университет), заслуженного деятеля науки РСФСР Всеволода Антоновича Малахов­ского (1890-1966) и доктора филологических наук, профессора, члена-корреспондента АПН Александра Николаевича Гвоздева (1892-1959)1.

Помимо организационной и собирательской деятельности эти ученые внесли большой вклад в описание отдельных самарских говоров, в характеристику общей языковой ситуации края, в изуче­ние истории его заселения, в выявление особенностей бытования отдельных диалектных черт и специфики развития говоров на тер­ритории позднего заселения. Существенные теоретические уточне­ния сделаны также учениками и последователями В.А.Малаховско­го и А.Н.Гвоздева, посвятившими диалектам свои диссертационные исследования. В их числе Д.И.Алексеев, В.Д.Бондалетов, Е.С. Скобликова, Е.В.Ухмылина, О.Д.Кузнецова, М.В.Кривова, Е.Ф.Гор­бачева, Т.Ф.Зиброва, М.Н.Барабина.

С 1969 г. работа по обследованию русских говоров Поволжья была продолжена под руководством профессоров Д.И.Алексеева и Е.С.Скобликовой – филологами возрожденного Самарского государственного университета. Во многом благодаря этим ученым диалектологическая работа в университете не утратила заложенных ранее самарскими лингвистами традиций и получила новый размах. В экспедиционных обследованиях участвовали преподаватели, аспиранты и около двух тысяч студентов филологических факультетов Сам ГУ и СГПУ.

Обследования проводились и проводятся по обширной академи­ческой ";Программе собирания сведений для составления диалекто­логического атласа русского языка"; (М., Л., 1947), включающей около 300 вопросов по всем языковым уровням. Собранные материалы составляют свыше 400 томов. Фонотека диалектных текстов вклю­чает более ста магнитофонных кассет. Они имеют особую научную ценность, так как наиболее объективно отражают реальные черты живой народной речи. Немало было сделано и для изучения речи бывших диалектоносителей, живущих в условиях города.

В Самарском госуниверситете завершена работа над атласом го­воров самарского края. В нем представлено более 80 карт по фоне­тическим и морфологическим диалектным чертам, выявляющим типо­логию говоров. Кроме того на кафедре СамГПУ под руководством О.А.Безугловой подготовлено около 100 лексических карт. Выполне­ны обобщающие исследования, в которых интерпретируются многие явления и раскрываются процессы, с ними связанные. В 1980 году защищена кандидатская диссертация М.Н.Барабиной, посвященная консонатизму самарских говоров, опубликовано около 80 статей членов кафедры русского языка СамГУ и написано более 70 студенческих дипломных работ. В целом обобщающему изучению подверглись прак­тически все основные диалектные черты в области вокализма, кон­сонантизма и морфологии.

Изучение и обобщение обширного материала двух самарских ди­алектологических архивов осуществляются в разных направлениях, позволивших характеризовать общую типологию говоров региона, типологию отдельных языковых явлений, специфику происходящих на территории Заволжья языковых процессов.

Достаточно полно воссоздана лингво-географическая картина региона. Опубликовано около 40 пробных карт атласа самарских говоров; на основе лексических материалов диалектологических экспедиций, диссертационных исследований 1940-50-х годов и словаря В.А.Малаховского к ";Куйбышевской областной диалектоло­гической хрестоматии"; 1957 г. составлены и опубликованы материалы к словарю говоров Поволжья по внепрограммной лексике (2000 лексем); созданы два учебных пособия к курсу русской диалекто­логии (в 1990 году объемом в 185 с. и в 1991 г. – 383 с), ме­тодические указания участникам диалектологических экспедиций, учебные программы; вышло в свет три межвузовских сборника диалекте логических работ (в 1976, 1982 и 1994 гг., последний – к 100-ле­тию со дня рождения В.А.Малаховского).

Богатейший фактический материал позволил существенно допол­нить и уточнить имеющиеся в диалектологической литературе сведения о говорах самарского края. Эти уточнения затрагивают во­просы, связанные, во-первых, с типологией говоров; во-вторых, с ареалами и диалектной приуроченностью отдельных явлений; в-третьих, со спецификой бытования говоров в условиях позднего заселения.

Уже в работах В.А.Малаховского было показано, что представ­ление МДК о существовании на территории нашего края южновелико­русского острова не соответствует действительности, поскольку здесь представлены говоры всех трех основных типов, причем их расположение, при известной пестроте, достаточно упорядочено и как бы копирует территорию раннего заселения в миниатюре – в северных регионах преобладают севернорусские говоры, на юге – южнорусские, между ними расположена основная масса среднерус­ских говоров.

Начиная с работы Е.С.Скобликовой 1954 г. осуществляется Изучение местных среднерусских говоров. В диссертационном исследо­вании Т.Е.Мироновой прослеживается генетическая связь всех среднерусских говоров с севернорусской основой – независимо от современных различий в предударном вокализме. В работе О.Елистратовой охарактеризован среднерусский говор, сформировавшийся в условиях полидиалектной основы.

Большое количество уточнений сделано по особенностям функ­ционирования отдельных диалектных явлений в говорах позднего за­селения. Например, в работах диалектологов СамГУ выявляется сво­еобразие ареалов ряда явлений. Узко диалектные на центральных территориях, они приобретают в наших условиях междиалектный ха­рактер; особенности, имеющие на исконных землях системный ха­рактер, становятся у нас лексикализованными.

Эти и многие другие выводы и уточнения были сделаны благодаря длительной, более чем полувековой подвижнической работе целого коллектива самарских диалектологов по изучению диалектов края. Особое место среди них принадлежит Д.И.Алексееву – исследователю, собирателю, организатору и вдохновителю диалектологической работы в Самарском госуниверситете.

Кроме лингвогеографических и лексикографических исследований самарскими учеными осуществлено достаточно много работ монографи­ческого плана. В них описаны языковые ситуации отдельных населен­ных пунктов, эволюция некоторых диалектных систем, социально-психологические ситуации в современных говорах1.

Атлас говоров Самарского края дает возможность проследить эволюцию говора за относительно длительный период его существо­вания в условиях позднего заселения. К таким относятся, например, говоры сел Максимовка и Ивановка, Богатовского района, Самовольная Ивановка Алексеевского района, Старо-Похвистнево Похвистневского района.

Уникальная возможность проследить судьбу двух говоров с единой генетической основой в разных экстралингвистических и собственно языковых условиях была использована самарскими диалектологами на материале севернорусских говоров с.Студенцы Самарской области и в. Студенец Ульяновской области.

Десятки работ были выполнены в аспекте социо- и психолингвис­тики. В них установлено определенное языковое своеобразие у пред­ставителей разных языковых групп диалектоносителей, а также воз­действие на их речь тех или иных социопсихологических факторов.

Накопленный богатый научный фонд самарских филологов (мате­риалы полных обследований говоров области, специальные исследо­вания отдельных языковых систем, завершенный диалектологичес­кий атлас, включающий сотни карт, теоретические обобщения в дис­сертационных исследованиях, публикациях, дипломных работах) по­зволяют начать научное, монографическое описание всего лингвис­тического ландшафта Самарского края.

Обобщение материалов атласа (как общая лингво-географическая панорама, так и внимание к отдельным диалектным система м и явлениям) позволило обратиться к постановке и решению многих и общеязыковых, и региональных лингвистических проблем. Важнейшие из них: системность диалектных явлений, взаимодействие диалектов и литературного языка, устойчивость отдельных языковых черт и проницаемость целых систем, развитие литературно-диалектического двуязычия, формирование городского просторечия, социально-психологические факторы и степени сохранности диалекта, характер эволюции дочерних языковых систем в сопоставлении с матерински­ми, особенности формирования среднерусских говоров территории позднего заселения, формирование билингвизма у нерусскоязычного населения.

Установлено, что весьма характерным процессом для самарского Поволжья является формирование среднерусских говоров на бидиалектной или даже полидиалектной основе. Стало очевидным и то, что вопреки бытовавшему в свое время мнению диалектологов, го­воры позднего заселения также представляют безусловный научный интерес.

Результаты многолетних краеведческих, диалектологических изысканий самарских лингвистов стали важной составной частью ";Атласа русских говоров Среднего и Нижнего Поволжья"; (Саратов, 2000). Особенно активное участие в его подготовке принимали проф. Е.С.Скобликова, доценты О.А.Безуглова, М.Н.Барабина, Т.Ф.Зиброва. Работа эта началась в 1946 г. и заняла свыше полвека...

Атлас говоров Среднего и Нижнего Поволжья представляет рус­ские говоры территории позднего заселения, т.е. говоры, возни­кавшие при относительно поздних переселениях, в основном пере­селения конца ХVII, ХVIII и в отдельных случаях – первой половины XIX вв. Исследуемые говоры позднего заселения отличаются и от говоров исконной территории формирования русского языка, и от говоров территорий, где русские поселения появились позднее (ХIX-ХХ вв) и не образовывали значительных целостных массивов, что характерно для говоров территорий позднего заселения. Для определения границ исследуемой территории были использованы прежде всего работы .самарских профессоров А.Н.Гвоздева, и В.А. Малаховского.

Даже ограниченное количество карт, опубликованных в данном атласе, свидетельствует о значительной сложности говоров терри­торий позднего заселения, что определяется прежде всего особен­ностями их образования и дальнейшего развития. Изначально на территории приволжских и соседних областей оказались переселенцы из разных районов распространения русского языка, принесшие на новую территорию говоры разного типа: северного в приволжской полосе, среднерусского, а иногда и южнорусского – на других тер­риториях Право- и Левобережья.

Достаточно отчетливо выделяются говоры приволжской полосы, сохранившие много общих черт, что естественно, так как здесь во многом совпадали и источники переселенческих говоров, и время переселения, и условия существования и развития данных говоров. Ранние переселения, часто большими группами, позволяли сохранить при передвижении в более южные районы многие языковые особенности.

Изучение говоров территорий позднего заселения очень важно и в общетеоретическом плане, так как сопоставление особенностей развития говоров территорий позднего заселения позволяет раскрыть и некоторые общие закономерности развития диалектных систем, ко­торых на исконных территориях формирования русских говоров имели место в далеком прошлом. При этом часто важно не только сохране­ние диалектных особенностей, но и их утрата, позволяющая выявить устойчивость или ее отсутствие у ряда диалектных явлений. То есть получен важный материал для истории русского языка.1

В ближайшие годы диалектологические исследования самарских лингвистов будут связаны с новыми направлениями. Это – участие во Всероссийской диалектографической работе – ";Лексический атлас русских народных говоров";, центром которой является Санкт-Петер­бургское отделение Российской академии наук. И, во-вторых, .диалек­тологи включились во Всероссийскую программу по созданию Тексто­вого подфонда Машинного фонда русского языка, возглавляемую Институтом русского языка РАН (г.Москва).2

Лекция третья

ГЕОГРАФИЯ САМАРСКОГО КРАЯ

Что это – чувство? Да, чувство!

Чувство, названия которому нет.

И объяснения, может быть тоже...

Словно я выбежал вдруг на крыльцо

Утречком ранним – мурашки по коже! –

И увидал, как впервые, в лицо

Родину ...

Белые копны черемух

в белых чулочках ватажки берез,

пару рябинок, прижавшихся к дому,

след на траве от тележных колес, –

только что дождик просыпался в травах,

зелен до зноя полей изумруд...

Знаю, на свете есть разные страны,

лучшую в мире, Россией зовут!

Сергей Викулов

План

1. Природные условия.

2. Географические названия.

3. Проблемы экологии.

Литература

– Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н., Самарская топонимика. Самара, 1996.

– Зеленая книга Поволжья: Охраняемые территории Самарской области/(Составители Захаров А.С., Горелов М.С. – Самара, 1995.

– Памятники природы Куйбышевской области / Составители: В.И.Мат­веев и М.С.Горелов. Куйбышев: Кн. изд-во, 1986.

– Природа Куйбышевской области. – Самара, 1990.

– Самарская область. Учебное пособие / Составители: Э.Я.Дмитриева, П.С.Кабытов. – Самара, 1998.

– Самарский край в истории России. Материалы юбилейной научной конференции. 6-7 февраля 2001 г. Самара, 2001.

– Учайкина И.Р., Лопухов Н.П. География Самарской области. Учебное пособие для учащихся 8-9-х классов средней школы. – Самара,1996.

1. Природные условия Самарской области

Самарская область находится в среднем течении реки Волги, делящей ее на две неравные части – Предволжье и Заволжье. На­ходится она на стыке двух почвенно-климатических зон – лесо­степной и степной. Область занимает территорию, равную пример­но 54 тысячам квадратных километров. Она граничит с Ульянов­ской, Саратовской и Оренбургской областями, а также с Татар­станом. Численность населения приближается к 3,5 миллионам человек.

Центром Самарского региона является город Самара, распо­ложенный на левом берегу Волги. Большая часть города размес­тилась в междуречье Волги и ее левых притоков – Самара и Сок. Его протяженность вдоль реки составляет 50 км. с севера на юг. Северной границей его являются покрытые лесом Сокольи го­ры, расположенные на берегу реки Сок. На восток от Волги го­род раскинулся на 20 км и граничит с бескрайними степями. С высоких точек Самары видны Жигулёвские ворота – одно из кра­сивейших мест излучины Волги. Большая часть Жигулевских гор находится на территории национального парка ";Самарская Лука";

Климат.

Самарский регион находится в зоне влияния азиатского кон­тинента, сильно прогреваемого летом и охлаждающегося зимой, а также Атлантического океана, смягчающего температурные ко­лебания. Для климата области характерны холодная и малоснеж­ная зима, короткая весна, жаркое и сухое лето. Продолжительность зимы составляет 150-155 дней, а лета (с температурой выше +10 С) – 140-147 дней.

Наибольшее количество осадков выпадает в северной части Самарского Заволжья, где их среднегодовая сумма превышает 400 мм. Наименьшее количество осадков характерно для южных степных районов. В летние месяцы нередки суховеи. В теплое время года воздушный бассейн области характеризуется высокой запыленностью. Для получения точных данных об уровне загряз­нения окружающей среды в области существует сеть наблюдатель­ных пунктов.

Геология и полезные ископаемые.

Область располагается на юго-восточной части Русской платформы и характеризуется спокойной тектонической обстановкой. Крис­таллический докембрийский фундамент Русской платформы сложен гранитогнейсами. Его возраст насчитывает свыше 1 миллиарда лет. Над фундаментом располагаются отложения, относящиеся к палеозойской, мезозойской и кайнозойской эрам.

Палеозойская эра продолжалась около 365 млн. лет. Она де­лится на кембрийский, ордовикский, силурийский, девонский, каменноугольный и пермский периоды. В первые три периода территория нашей области была сушей, и отложения того вре­мени не сохранились. В девонском периоде с юго-востока про­исходило неоднократное наступление моря. Его отложения пред­ставляют собой толщу песчаников и глин с прослоями известня­ков. В конце каменноугольного периода произошло общее погру­жение Русской платформы и наступление моря. В пермский пе­риод сохранялись морские условия.

Мезозойская эра продолжалась около 115 миллионов лет. Ее делят на триасовый, юрский и меловой периоды. Юрский период характеризовался теплым и влажным климатом, а также наступле­нием моря. Морские отложения представлены серыми известняковыми глинами и мергелями.

Кайнозойская, новейшая эра геологической истории Земли дли­лась около 70 млн. лет и подразделяется на палеоген, неоген, четвертичный период или антропоген. В неогене территорию об­ласти покрывали воды моря, называемого акчагыльским, которое отлагало глинистые осадки. К этому времени относится образо­вание Жигулевской дислокации и древних долин рек Белой, Камы, Самары и других.

В четвертичный период Европа подвергалась трем великим оле­денениям. До нашего региона ледник не доходил, но воды, обра­зовавшиеся вследствие таяния льда, устремлялись к морю, протекали через ее территорию.

Самарская область богата полезными ископаемыми. Важнейшими из них являются нефть и природный газ. Первая промышленная нефть была получена на Сызранском поднятии в 1936 году. В I944 году в Яблоневом овраге была впервые получена нефть из пластов девонского возрасти. В настоящее время в области насчитываются сотни месторождений. Нефть залегает в пластах, расположенных на глубине от 300 до 400 метров. Эти залежи сопровождаются скоплениями природного газа.

Область богата и твердыми горючими ископаемыми: горючие сланцы, асфальт, асфальтиты. Наиболее крупное месторождение горючих сланцев (Кашпирское) находится на правом берегу Волги южнее Сызрани. Горючие сланцы добываются шахтным способом и используются как топливо, а также для получения смазочных ма­сел, парафина, ихтиола, кокса и жидкого моторного топлива.

С начала ХVIII века в области велась промышленная разработка самородной серы. Наиболее известны Алексеевское, Сырейское и Водинское месторождения.

Важное хозяйственное значение имеют также известняки и до­ломиты, фосфориты, каменная соль, мел, кварцевые пески, разнообразные глины.

Область обладает значительным запасом подземных вод. В верхних горизонтах воды обычно пресные, они питают многочис­ленные родники, дающие начало ручьям и малым рекам.

Важное значение имеют минерализованные воды, обладающие лечебной ценностью (";Рамено";, ";Лагуна";, ";Дворцовая"; и др.). Курорт Сергиевские Минеральные Воды использует эффективно сероводородные источники.

В связи с разработкой карьеров вдоль волжских берегов весь­ма актуальна проблема охраны уникального ландшафта Жигулей.

Рельеф.

Территория области подразделяется на 5 геоморфологичес­ких провинций: Приволжская возвышенность, Самарская Лука, Низменное Заволжье, Высокое Заволжье и Сыртовое Заволжье.

Первая провинция расположена в западной части области на правобережье реки Волги. Массив рассечен глубокими речными долинами, оврагами и балками. Особенностью данной провинции являются меловые холмы до 180 м высотой, расположенные вблизи села Новодевичье. Выходы мела в виде конусов до 50 метров высотой встречаются в Сызранском районе.

Самарская Лука является частью Приволжской возвышенности и отделена от основного массива тектонической границей. На ее территории находятся Жигулевские горы, которые начинаются у села Усолье и тянутся на 75 км до села Подгоры. Прибрежная полоса Жигулей сильно рассечена глубокими оврагами и имеет ха­рактер горной страны. При слиянии реки Усы с Волгой находится одна из вершин – Молодецкий Курган, который поднимается почти на 200 метров над уровнем Куйбышевского водохранилища. Между Бахиловой Поляной и Ширяевским оврагом находится самая высокая точка Жигулей – гора Стрельная. Ее высота достигает 350 метров над уровнем Волги. С нее открывается прекрасный вид на волж­ские просторы.

Длина волжской излучины от Молодецкого Кургана до Пере­волок равна 135 км. Этот популярный среди туристов водный, марш­рут издавна известен под названием ";Жигулевская кругосветка";.

Провинция Низменное Заволжье располагается вдоль левого берега Волги. Высота ее поверхности колеблется от 20 до 150 метров над уровнем моря. Ее западная часть представляет собой волжскую долину, в пределах которой выделяются пойменная и три надпойменных террасы.

К востоку от долины Волги находится сыртовая равнина Низменного Заволжья с характерным пологоувалистым рельефом мягких очертаний. Речные долины, разрезающие эту территорию (реки Самара, Чапаевка, Чагра, Большой Иргиз и другие), ха­рактеризуются ассимметричными террассированными склонами.

Провинция Высокое Заволжье занимает северо-восточную часть области.

Вдоль правобережья рек Сок и Большой Кинель выделяются Сокские и Кинельские горы. Первые достигают наивысшей отметки 317 метров, а вторые 200 метров и выше. Вдоль левого берега Волги ниже устья реки Сок находятся Сокольи горы. На правом берегу реки Сок, близ его впадения в реку Волгу, расположен Царев Курган.

Сокольи горы весьма живописны. Их рассекают заросшие ле­сом овраги , из которых наиболее известны Студеный и Коптев. Здесь расположена знаменитая пещера братьев Греве.

Пятая из провинций – Возвышенное Сыртовое Заволжье – пред­ставляет собой часть возвышенности, называемой Общий Сырт. Здесь, на границе с Оренбургской областью, находятся истоки рек Большой Иргиз, Чапаевка, Съезжая и других. Склоны водораз­дельного плато изобилуют многочисленными ключами.

Почвы.

Неоднозначность биоклиматических факторов определили раз­ницу в почвенном покрове северной и южной частей области. Серые лесные почвы, выщелоченные и типичные черноземы преобладают в северных районах, а на юге их заменяют южные черноземы, кашта­новые почвы, а также солонцы и солончаки.

Почвы области по содержанию гумуса относятся преимущест­венно к средне- и малогумусным. Тучные черноземы занимают лишь до 1% к общей территории. По величине гумусового гори­зонта почвы относятся к среднемощным и маломощным.

Ценнейшим природным ресурсом являются черноземные почвы области. Они сформировались под многолетней травяной расти­тельностью степей и лесостепей в условиях дефицита влаги. В результате неполного разложения растительных остатков образо­вался гумус или перегной. Площадь черноземов равна 3921,4 тыс. га. Они занимают 73,3% от всей территории области и пред­ставлены оподзоленными, выщелоченными, типичными, обыкновенными и южными черноземами.

За последние годы земли области потеряли от 20 до 30% гумуса, важнейшего показателя плодородия почвы. Почти четвертая часть сельхозугодий подвергается водной и ветровой эрозии. Растущие овраги разрушают ежегодно около 100 га земли. По тер­ритории области проходят многочисленные трубопроводы, аварии на которых приводят к загрязнению местных почв нефтепродуктами и другими вредными веществами.

Водоемы

К водоемам области относятся большие и малые реки, родники, озера, пруды и водохранилища.

Самой крупной рекой области является Волга, берущая свое начало на Валдайской возвышенности. Из наиболее крупных ее притоков в пределах области протекают Самара. Большой Иргиз, Сок, Чапаевка, Уса, Безенчук, Большой Черемшан и Сызран. Эти реки со своими притоками образуют речную сеть Самарской области.

Общая длина Волги 3690 км, из них отрезок в 340 км при­ходится на Самарскую область. В настоящее время русло реки Волги зарегулировано и превращено в Куйбышевское и Саратовское водохранилища.

В речных долинах большинства рек находятся многочисленные озера-старицы, которые нередко занимают весьма большие площади и являются важным элементом ландшафта.

Среди местных водоемов немало уникальных, являющихся цен­ными памятниками природы. Это озера Яицкое, Иордана. Большое

Шелехметское, Каменное, болота Моховое, Клюквенное, Узилово, Федоровские старицы и многие другие.

На территории области имеются минерализованные водоемы, основная масса которых расположена в ее северо-восточных и северных районах (озера Серное, Голубое и другие). Вода и грязь донных отложений местных минерализованных водоемов используются для лечения заболеваний суставов, сердечно-сосудистой и нервной систем, а также кожных, гинекологических и некоторых других бо­лезней.

Леса.

Леса имеют огромное народнохозяйственное, экономическое и социальное значение, оказывают климаторегулируещее,гидрологи­ческое, противоэрозионное, почвозащитное действия и стабилизи­руют природную среду в целом. Лес снабжает население чистым воздухом, служит местом отдыха и туризма. Здесь обитают много­численные звери, птицы, произрастают ценнейшие древесные поро­ды, грибы, лекарственные растения.

В Самарской области леса занимают около 11% ее территории. Площадь хвойных лесов составляет 12% всей лесопокрытой терри­тории области. Это наиболее ценная часть лесных богатств.

Небольшие участки сосновых лесов имеются на северо-востоке области; в Высоком Заволжье, на темно-серых слабоподзолистых почвах. Изреженные участки соснового леса сохранились в ряде мест по правому берегу реки Сок. Участки соснового леса в Сергиевском районе (Минушкинское лесничество) объявлены памятником природы. Есть такие участки и в Клявлинском районе. Сосняки произрастают по берегам водохранилищ, в долинах рек Кондурчи, Бинарадки, Курумоч, Буян.

Леса играют очень важную почвозащитную роль, предотвраща­ют заиливание родников и речек, обеспечивают их полноводность и предупреждают другие неблагоприятные процессы.

Важное значение имеет Бузулукский бор – крупный островной массив леса площадью 110,6 тысячи га. На территории Самарской области находится 53,6. тыс. га этого бора, остальная часть расположена в соседней. Оренбургской области. В лесном массиве в настоящее время сосной занято около 40% площадей, дубом – 21%, кленом, липой и ольхой – 11%, березой, осиной и другими мелколиственными породами – примерно 28%. Это интересный и уни­кальный природный объект.

На правобережье области естественные и искусственные со­сновые леса произрастают в Волжском, Ставропольском, Сызранском и Шигонском районах. На территории Самарской Луки, ныне объяв­ленной государственным национальным парком, леса входят в зону, запретную для рубки, имеют исключительно важное почвозащитное лесомелиоративное и ландшафтообразующее значение, в связи с чем нуждаются в особо бережном к ним отношении.

Растут на Самарской Луке и искусственные боры. Их заложили более 150 лет назад и неоднократно подсаживали в доследующие годы.

В правобережных лесах произрастают такие редкие виды, как брусника, черника, а на болотах – клюква и росянка. Вследствие большой ценности и уникальности правобережных боров кварталы 103, 112 и 113 Муранского бора, а также квартал 91 близ с.Ста­рая Рачейка объявлены памятниками природы.

Основу лесного фонда Самарской области составляют лист­венные леса (дуб, липа, клен, береза, вяз, тополь, осина, ольха, ива и многие другие). Часть территории Самары от Воскресенской площади (ныне Самарской) до современной поляны им. М.В.Фрунзе еще в конце XIX века были покрыты лесами, а мест­ное население называло их ";дубравой";.

Среди степных просторов выделялись лесной растительностью долины рек Большой Иргиз, Каралык и Камелик. Здесь росли дре­мучие непроходимые леса, где ";обитало много медведей, лисиц, куниц, бобров и других пушных зверей";.

Довольно широкое распространение по всей территории об­ласти имеют осинники – на Самарской Луке, в Клявлинском, Челно-Вершинском, Сергиевском, Исаклинском и других районах. К отно­сительно плодородным почвам приурочены липовые леса. Чисто бе­резовые леса у нас редки.

Лесистость степной зоны области крайне мала. Поэтому поч­венный покров почти беззащитен перед ветровой и водной эрози­ей.

Среди искусственных лесов степной зоны в Самарской облас­ти особое место занимают лесополосы, созданные в 1889-1906 гг. под руководством известного российского ученого-лесовода Н.К. Генко (1839-1904). Посажены они по водоразделам и успешно развиваются уже более 100 лет. Ленты леса шириной 639 м имеют общую протяженность более 150 км.

На водоразделах рек Сок и Падовка расположены Шиланские, Самары и Чапаевки – Дубовские и Тепловские, Чапаевки и Чагры – Камышлинская, Безенчукская и Владимировская лесные полосы. Они заметно изменили климат и гидрологический режим заволжских степей, защищают пашни от суховеев, препятствуют образованию оврагов.

Всего на территории области выделено более 30 памятников природы. Они представляют собой разнообразные объекты, такие как родники, речные истоки, степные сообщества, лесные квар­талы, представляющие большую научную ценность.

Степи.

Это травянистые, обычно лишенные деревьев, растительные сообщества, приуроченные к почвам черноземного типа. В составе этих сообществ главную роль играют ксерофитные виды растений. В прошлом степи занимали большие площади не только в южной, но и в северной части области, где участки степной растительности чередовались с лесными. Степные районы были базой волжского земледелия. Распахивались в первую очередь выровненные водо­раздельные участки. Распаханные площади в области составляют 70-80% территории. В Самарской области распространены луговые (северные) степи, настоящие или ковыльно-типчаковые (южные), а также особые типы степей – кустарниковые, каменистые и песчаные.

Давно распаханы плодородные, черноземные и каштановые поч­вы, сократились пастбищные угодья. При таком положении дел не­обходимо спасти от дальнейшего разрушения даже небольшие участ­ки степной растительности, имеющие научно-познавательную и эс­тетическую ценность.

Луга.

Луга располагаются в долинах рек, в балках и оврагах, реже – на водоразделах. Они подразделяются на пойменные (залив­ные) и. материковые (водораздельные). И хотя луговая раститель­ность в области не занимает больших площадей, ее роль в приро­де и народном хозяйстве велика и разнообразна.

В составе луговой фауны принято выделять четыре основные группы: злаки, осоки, бобовые и разнотравье. Луговая растительность в основном обязана своим происхождением деятельности че­ловека. Возобновлению леса на лугах препятствует ежегодное сенокошение, а плотная дернина не позволяет прорастать семенам деревьев и трав.

Средневолжские луга служат хорошей кормовой базой для жи­вотноводства. Исторически луга служили для получения высокока­чественного сена. Луга являются и излюбленным местом отдыха горожан и сельских жителей.

Растительность водоемов.

Растительность водоемов является кормом для многих обитате­лей вод, их заросли создают убежища, служащие местом нагула мо­лоди промысловых рыб и гнездования водоплавающих птиц. Растения ослабляют волнения воды и препятствуют размыванию берегов. В летнее время, в процессе фотосинтеза, они обогащают воду кис­лородом, необходимым для дыхания большинства обитателей водо­емов.

Ряд прибрежно-водных растений, таких как тростник, камыш, рогоз и другие используются в качестве строительного и плетеночного материалов. Среди растений водоемов есть виды съедобные, лекарственные, ядовитые, медоносные, содержащие дубильные ве­щества, а некоторые могут быть использованы в качестве корма сельскохозяйственных животных. Некоторые виды являются индикаторами качества воды. Растения хорошо очищают воду от различ­ных вредных примесей, выполняя роль мощных биологических фильт­ров, имеют большое декоративное значение. Но в то же время еже­годное массовое отмирание растений способствует быстрому за­иливанию водоемов, ведет к их заболачиванию и обмелению. В водоемах области и по их сырым берегам произрастают 134 вида травянистых растений, а также разнообразные влаго­любивые деревья и кустарники.

Животный мир

Богат и разнообразен животный мир Самарского края. В об­ласти встречается более 60 видов млекопитающих, около 260 видов птиц, десятки видов рыб, тысячи видов насекомых. Богатство жи­вотного мира обусловило разнообразие природных условий облас­ти в прошлом. Поэтому среди диких животных края встречаются оби­татели тайги, смешанных и широколиственных лесов, степей и даже более удаленных зон – тундры, полупустыни: лось и кабан, белая полярная сова, тундровая куропатка, степняки, дрофа и стрепет, тушканчик, лисичка-корсак слепыш и другие.

В лесных и лесостепных районах живут лоси, косули, кабаны, барсуки, горностаи. Есть тетерева, глухари, рябчики, кедровки, сойки. Во всех природных комплексах обитают лисы, зайцы (бе­ляк и русак), хори. В ряде лесных мест прижились европейские благородные олени, привезенные из Воронежской области.

Кажущиеся пустынными степи густо населены. Живут в ней заяц-русак, светлый хорь, хомяк, суслик, мышь, серая куро­патка, пустельга степная, стриж, черный жаворонок.

В области обитают куница, норка европейская, численность которой весьма низка. Низка численность бобра и выдры речной. Более распространена норка американская. Высока численность ондатры. Относительно благополучна численность куницы лесной, барсука, хорьков черного и светлого, горностая и ласки, редок колонок.

Малочисленны волки, енотовидная собака, рысь и степная кошка.

Весной из теплых стран прилетают к нам скворцы, пеночки, соловьи, мухоловки, кукушки, иволги, сизоворонки и другие. На зимний период остаются снегири, воробьи, свиристели, вьюрки, синицы. Часть птиц – пролетные и залетные. К ним относятся ле­бедь – кликун, журавль серый, зимняк, гаршнеп, чернеть морская и другие. В области гнездуют 22 вида хищных птиц отряда соколообразных. Это ястребы – перепелятник и тетеревятник, луни – полевой, луговой, степной и болотный, коршун черный, ор­лан – белохвост, орлы – беркут, могильник, степной и подорлик большой, сарыч обыкновенный, осоед, змееяд, скопа, балобан, чеглок, сапсан, кобчик, пустельга обыкновенная и степная. Девять видов из них занесены в Красную книгу Российской Федерации. Они истребля­ют огромное количество грызунов и вредных насекомых.

Водоемы богаты дичью. Особенно распространены у нас утки: кряква, широконоска, серая утка, шилохвость, чирки (свистунок и трескунок), красноголовый нырок, огарь (красная утка) – ныне редкая у нас птица.

Семейство пастушковых объединяет водных и болотных птиц: лысуха, коростель, камышница, султанская курица, погоныши ( 3 вида). Гнездятся в ряде мест гусь серый, лебедь – шипун, жу­равль-красавка.

Большое значение в природе имеют полезные насекомые: жуки-красотелы, божьи коровки, которые поедают массу вредных гусениц. Шмели, пчелы, бабочки являются опылителями растений.

Средняя Волга является частью знаменитого Волго-Камского рыбохозяйственного района, в котором добывается более половины общероссийского улова судака и леща, почти три четверти улова воблы и более половины мирового улова осетровых рыб.

Неблагоприятная экологическая обстановка на реках области привела не только к сокращению численности особей многих видов рыб, но и к исчезновению из ихтофауны области белуги, осетра русского, севрюги, шипа, лосося каспийского, белорыбицы, сельди волжской, каспийского пузанка и шемаи. Из осетрообразных встре­чается у нас лишь стерлядь.

Видовое разнообразие рыб водоемов области сосредоточено в отряде карпоообразных. К нему относится 31 вид, распределенный в 20 рядов: лещи (лещ, белоглазка, синец), густера, плотва, красноперки, гольяны (обыкновенный и озерный), жерехи, ельцы (елец обыкновенный, голавль, язь), лини, подусты, пескари, вер-ховки, уклейки, чехони, горчаки, караси (золотистый, серебря­ный), сазан (карп – одомашненная форма сазана), белый амур, толстолобики, буфало. Ведущее место в уловах принадлежит лещу, плотве, синцу.

Распространены и рыбы из отряда окунеобразных (берш, ерш, окунь, судак, ротан). Более редки сом, налим, угорь речной, щука.

В ряде районов области существует прудовое рыбное хозяй­ство. Крупные рыбные хозяйства организованы на Сусканском за­ливе Куйбышевского моря, в Пестравском, Больше-Черниговском, Больше-Глушицком, Елховском и других районах области.

2. Географические названия

Множество географических объектов в области обусловливает и наличие большого количества географических названий, или то­понимов. По связи названий с различными типами географических объектов среди самарских топонимов можно выделить следующие разновидности: зоронимы – собственные названия тех или иных местностей, участков территории; отконимы – собственные назва­ния любых населенных пунктов; оронимы – собственные названия любых форм рельефа; гидронимы – собственные названия всех ви­дов водоемов и водных источников; агронимы – собственные назва­ния полей, участков полей, пашни; дримонимы – собственные на­звания лесов, участков лесов. Географические названия Самарского региона являются разновременными и разноязычными, отражающими общие процессы этнической истории края.

Значительное количество географиеских названий возникли на основе русского языка (на протяжении длительного времени русское население составляло здесь около восьмидесяти процентов). Часть из них возникла во второй половине ХVI века, очень многие – на протяжении ХVII-ХIХ веков. Немало топонимов возникло и в XX веке.

Русские названия имеют 79% населенных пунктов области. Но нередки случаи, когда нерусские проживают в селениях с рус­ским названием и наоборот.

В области функционирует значительное количество топони­мов, которые возникли и на основе различных нерусских языков, бытовавших в Среднем Поволжье в прошлом и распространенных здесь в настоящее время: тюркских (татарских, чувашских, баш­кирских и др.), финно-угорских (мордовских, марийских), в не­большом количестве монгольских и ирано-сарматских. Есть и географические названия с невыявленной языковой принадлеж­ностью.

К числу древних иранизиов с большой долей вероятности мо­гут быть отнесены такие речные гидронимы, как Черемшан (Джарамсан) и Самара.

Достаточно многочисленными являются топонимы тюркского происхождения. Тюркизмы особенно часто встречаются в назва­ниях рек: Сок, Кондурча, Кинель, Сызранка, Иргиз. Нередки они и в названиях поселений: Сызрань, Камышла, Кошки, Каралык, Борма, Усакла и др.

С золотоордынским периодом в истории области связаны та­кие монголоязычные топогидронимы области как Курумоч, Уса, Кутлугуш, Кутулук и другие.

Повсеместно в области встречаются и названия финно-угорско-го происхождения. Как правило, они связаны по своей основе с мордовскими языками – эрьзя и мокша. Вот лишь некоторые приме­ры: Моркваши, Эрьке Пандо, Сырейка, Мокша.

Единичны немецкие, латышские, украинские названия.

Именование географических объектов так или иначе мотиви­ровано.

Так, нередко нарицательные географические термины превра­щаются в собственные названия, топонимы: село Выселки (Ставропольский район), поселок Ильмень (Приволжский район), село Горки (Волжский район), деревня Городок (Кошкинский район), село Ключи (Исаклинский район), поселок Колки (Кинельский рай­он), поселок Лбище (Самарская Лука), поселок Лужки (Краснояр­ский район) и т.д.

Часть географических названий возникли на основе природно-ландшафтной лексики. Например: село Березовка, поселок Липовая Роща, поселок Безречье, поселок Вязники, поселок Тальники, се­ло Красная Горка.

Другие топонимы возникают на основе нарицательных слов со значением качественной оценки: села Хорошенькое (Красноярский район), Благодаровка (Борский район), Благодатное (Большечерниговский район), село Богатое, разъезд Услада (Ставропольский район) и другие.

Многочисленные названия области имеют в качестве мотиви­ровочной основы фамилию или личное имя человека, связанного с именуемым объектом по рождению, по деятельности, морально-символически и т.д.: урочище Аленино поле, села Александровка, Владимировка, Ванюшин карьер, Васильевские острова, Данилов кордон, с.Ермакове, гора Манчиха, Миронов колок. Ширяевский буерак, Люпов крест и др.

К числу таких топонимов относятся и многие названия с не­русскими именами в основе: село Алакаевка, пос. Алимовка, села Мамыково, Алькино, Багряш, Старое Усманово, Старое Юреево, Но­вое Мансуркино и др.

Особую группу топонимов составляют названия – символы. Большинство таких названий возникло после революционных собы­тий 1917 года. Это – пос. Буревестник (Богатовский район), пос. Власть труда (Волжский район), пос. Дружба (Безенчукский и Сызранский районы), пос. Знамя Труда (Нефтегорский район), дер. Идея (Елховский район), пос. Коммунар (Больше-Глушицкий район), пос. Любовь Труда (Челно-Вершинский район) и др.

Ряд топонимов обязан своим возникновением местным храмам, частично сохранившимся, а в большинстве случаев лишь оставив­шим намять в виде названий селений: село Воздвиженка, село Воскресенка, село Знаменка, село Преполовенка, село Рождествено, село Сергиевск, село Троицкое и т.д.

В области распространены и повторяющиеся названия, а также названия с одинаковой образующейся основой. Например: река Самара и областной центр Самара, речка Курумоч – село Курумоч – аэропорт Курумоч – станция Курумоч, река Большой Кинель – г.Кинель, река Сызран – г.Сызрань, река Кондурча – село Крепость Кондурча и т.д.

Ряд топонимов привнесен с других территорий в процессе миграции населения: села Новокуровка, Новотулка, Большая Ря­зань, Украинка, Пензено деревня Киевка, села Большая и Малая Черниговка и др.

На протяжении истории происходило неоднократное переимено­вание отдельных географических объектов. В XVII – XVIII веках здесь происходила замена многих местных названий русскими. На рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков многие населенные пункты получили своеобразные ";вторые наименования"; по строившимся тог­да церквям. В результате появились двойные названия: село Брусяны – по церкви Козьмодемьяновское; село Жигули – по церкви Вознесенское; село Моркваши – по церкви Покровское; село Новинки – по церкви Архангельское, Усолье – Николаевское; Ширяево – Богоявленское и др.

Ряд городов и селений был переименован в советский период истории (1917-1991 гг.). Так, областной центр Самара был пере­именован в город Куйбышев, соответственно и область в Куйбы­шевскую. Исторические названия городу и области были возвра­щены в 1991 году. Город Ставрополь, основанный в 1738 году, в 1964 году был переименован в Тольятти. В ту же эпоху старин­ное село Костычи было переименовано в город Октябрьск, село Большая Царевщина – в Волжский (1961 г.), станция Иващенково – в город Чапаевск (1929). В тот se период утвердились названия типа Красноармейск, Краснооктябрьский, Первомайский, Фрунзен­ский. В городах и селах были переименованы многие микрорайоны, площади, улицы, крупные предприятия. При этом обычно не учитывалось то, что старинный топоним – это своеобразный памятник истории, источник определенной информации о называемом объекте и местности, где он расположен. Поэтому не без оснований воз­никают вопросы о необходимости восстановления в пределах облас­ти некоторых старинных географических названий.

3. Проблемы экологии.

Состояние окружающей среды области является неудовлетвори­тельным. Уже несколько десятилетий продолжается загрязнение природной среды твердыми, жидкими и газообразными отходами производства и быта. Объем загрязненных сточных вод, сбрасывае­мых в бассейн реки Волги, составляет около 40% от общего объема загрязненных сточных вод, образующихся на территории России. Воды каскада волжских водохранилищ характеризуются повышенным содержанием фенолов (2-5 ПДК), нефтепродуктов (3-10 ПДК), сое­динений меди (5-6 ПДК); чрезвычайно высок уровень загряз­ненности воды р.Чапаевки и других рек и озер. Достаточно загряз­нены пестицидами и почвы Самарской области.

В Самарском Поволжье воздействие человека на природу ве­лико в силу большой плотности заселения, мощного развития про­мышленности и экстенсивного ведения сельского хозяйства. Идет интенсивное остепнение лесостепных ландшафтов нашей области и опустынивание степных. Зарегулирование Волги гидроэлектро­станциями превратило ее в систему озер со свойственным им типом в темпах развития. Происходит заболачивание берегов, наблюдается дефицит кислорода и заиление дна, в пойме посе­ляется рудеральная растительность. Сокращается протяженность малых рек Самарской области, усиливается их заиление и заболачивание, оголяющие берега. В орнитофауне крупных городов начинают преобладать виды семейства врановых – вороны, грачи, галки.

Происходит биологическое загрязнение чужеродными видами организмов. Оно происходит в результате намеренной и непредна­меренной интродукции (вселения) различных существ.

Крупной проблемой является состояние, эксплуатация и влия­ние на окружающую среду химических производств (например, слож­нейшая экологическая обстановка в г.Чапаевске).

Промышленность и сельское хозяйство Средней Волги принима­ет печальную эстафету загрязнения великой, реки от регионов, расположенных выше по ее течению. Общий сброс сточных и загряз­ненных вод здесь в два раза превышает сброс в Волго-Вятском районе.

Идет интенсивное усыхание лесов. Региональный подъем уров­ня грунтовых и подземных вод в результате появления водохрани­лищ и орошаемого земледелия привел к заболачиванию, подтоплению, засолению почв.

Воздух городов Новокуйбышевска, Самары, Тольятти загрязнен специфическими и наиболее распространенными веществами в кон­центрациях, превышающих 10 ПДК. Выявлены десятки участков с загрязнением подземных вод.

После создания Куйбышевского и Саратовского водохранилищ, рыбопродуктивность 1 га акватории упала почти в 5 раз и продол­жает падать, так как водохранилища функционируют по озерному, а не речному режиму. Затоплено несколько тысяч гектаров поймы, обеднен видовой состав растений и животных.

*********1 См.: Мозговой Д.П. Охрана природы – дело всенародное / Природа Куйбышевской области. – Куйбышев – 1990, с. 450-460; Виноградов А.В. Экология / Самарская область.- 1992, с. 83-100 и др.******

Изменившиеся социально-экономические условия жизни ска­зываются на состоянии здоровья населения, что отражается на ме­дико-демографических показателях. Снижается рождаемость, уве­личилась смертность, снизился естественный прирост населения.

Происходит рост ситуаций техногенного характера (пожары, взрывы, транспортные аварии и т.д.).

Далеко не все благополучно и на охраняемых территориях, вклю­чая НП ";Самарская Лука";, Бузулукский бор, Жигулевский запо­ведник и 17 государственных заказников, составляющих 14,9% всей территории области. Велик ущерб от браконьерства.

Что же делать? Каковы реальные пути сохранения среды оби­тания человека?

Существует два подхода к охране природы. Антропоцентричес­кий подход рассматривает природоохранные мероприятия только с позиции пользы исключительно для человека. Экоцентрический под­ход опирается на представление, что благо человека полностью зависит от состояния природных систем. Здесь без экологических знаний и понятий не обойтись. Они и должны быть включены в теории природопользования.

Природоохранные мероприятия, призванные смягчить ситуацию, по мнению ученых-экологов, можно разделить на три группы:

1 Рациональное природопользование. Оно не может предотвратить нарушение экологического равновесия, но может значительно его отодвинуть.

2. Интенсификация экологических исследований, выявление и изучение законов функционирования больших природных систем, по­иск путей и возможностей целенаправленного влияния на процессы в экосистемах, подверженных мощному антропогенному процессу.

3. Формирование экологического мировоззрения и мышления, экологизированной культуры и этики, морали и нравственности. Это про­блемы социально-психологического характера, они наиболее кон­сервативны по своей природе. Однако без их решения предотвра­тить экологический кризис невозможно.

Человек не может жить без общения с природой, но общение не опирающееся на экологическую этику, ведет к экологическому кризису.

Вопросы и задания

1. Каковы территория и численность населения Самарской области?

2. Каковы климатические особенности края?

3. Назовите полезные ископаемые области.

4. Знаете ли Вы геоморфологические провинции нашего края?

5. Можете ли Вы назвать реки области?

6. Что Вам известно о лесных и степных сообществах региона?

7. Назовите известных Вам животных нашего края.

8. Что Вы знаете о рыбохозяйственном значении Поволжья?

9. Каково происхождение географических названий края?

10. Каковы важнейшие экологические проблемы региона и есть ли реальные пути их решения?

Лекция четвертая

ЭТНОГРАФИЯ САМАРСКОГО КРАЯ

Нам издавна другом был русский народ.

И разве конец этой дружбе придет?

Да, мы родились и растем в вышину,

Нанизаны словно на нитку одну.

На битвенном поле мы тигров сильней,

В труде мы сильнее могучих конец.

Габдулла Тукай

План

1. Формирование населения края.

2. Типы расселения.

3. Одежда народов края.

4. Духовная культура.

5. Возрождение культурных традиций народов Самарской области.

Литература

– Бареев Р. История булгаро-татар: основные вехи. – Санкт-Петербург, 1992.

– Бусыгин Е.П. Русское сельское население Среднего Поволжья. Историко-этнографические исследования материальной культуры (сер. XIX – нач. XX вв) – Казань, 1966.

– Бусыгин Е.П. Общественный и семейный быт русского населения Среднего Поволжья. – Казань, 1973.

– Бурлина Е.Я. Евреи провинциальной России. – Самара, 1992.

– Ведерникова Т.И. Этнография и праздничная культура народов Самарского края. – Самара, 1991.

– Завальный А.Н. Украинские этюды. – Самара, 1996.

– Завальный А.Н. Поляки в Самаре // Этнос и культура, Самара,-1996, с. 21-23.

– Мордва Заволжья (Ответ, ред. В.И.Козлов). – Саранск, 1994.

– Мордва: историко-этнографические очерки. – М., 1981.

– Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. -М., 1985.

– Савченко И.Н. Дубинин С.И. Российские немцы в Самарском крае. Историко-краеведческие очерки. – Самара, 1994.

– Чуваши. Этнографические исследования. Т.1-2 – Чебоксары, 1956, 1970.

– Этнография Самарского края ХVIII-ХХ веков. Библиографический указатель. – Самара. Сост. В.М.Бузюков. Автор предисловия Т.И.Ведерникова. – Самара, 1994.

* * *

Издавна Самарский край, формируясь в качестве органич­ной составной части многонационального Российского государст­ва, стал местом взаимодействия культур Востока и Запада с ха­рактерными для них системами хозяйственно-бытового уклада, общественных норм, религиозных верований, менталитета. На протяжении веков взаимодействовали разнородные этносы, пред­ставляющие различные языковые группы – славянскую, финскую, тюркскую, германскую; множество религий – православие, като­лицизм, протестантизм, староверчество, ислам, иудаизм, язы­чество.

В величавых потоках волжской воды отразилось и духов­ное могущество Руси, навеки сплотившей большие и малые народы.

1. Формирование населения края

Население края не являясь коренным, формировалось в те­чение ряда столетий. Особенно интенсивно колонизация региона происходила со времени присоединения Поволжья к России (ХVI в.) и до начала XX века. В результате сформировалась уникальная региональная общность.

С древнейших времен Среднее Поволжье было пограничьем раз­личных по происхождению этнических массивов. Это ярко прояви­лось уже в эпоху раннего железа и в средневековье, т.е. в 1 ты­сячелетии до н.э. – середине II тысячелетия н.э.

В раннем железном веке южные степные районы Самарского По­волжья являлись кочевьем савроматских, а позднее – сарматских племен. Самарская Лука и северо-восточные районы Самарской об­ласти (бессейн р.Черемшан) были заселены оседлыми племенами, сначало ";белогорскими (названными так по городищу Белая гора у с.Подгоры), а позднее племенами ";городецкой"; культуры, при­шедшими в IV в. до н.э. с запада, из бассейна среднего тече­ния р.Оки. С большой долей вероятности их можно связать с финно-уграми.

С конца I в. н.э. начинается первый этап освоения Поволжья славянами (славкинское селище, городище Лбище – население позднезарубинецкой культуры).

Более мощная миграционная волна конце IV-начала V в.н.). была связана с гуннским нашествием. Жившие в нашем регионе потомки позднезарубинецких племен и родственные им группы на­селения, создали именьковскую культуру V-VII вв. Этническая принадлежность и судьбы именьковской культуры дискуссионны и по сей день. Многие исследователи полагают, что именьковцы были славянского происхождения, остались после VII в. в Поволжье, смешались с болгарами и привяли участие в формировании болгар­ской народности.

В IV-V вв. в степных районах края появляются гунны – тюркоязычные кочевники из Азии. В конце VII-VIII вв. наш край достигают первые волны болгарской миграции. В IX в. на террито­рии края и в более северных районах жили и группы угорского населения. Можно предполагать, что пришедшие с юга болгары под­держивали тесные контакты с прикамским населением, проживая с ними совместно в рамках единых хозяйственных комплексов – по­селений. Взаимоотношения с угорским населением было иным, что привело к уходу угров из Поволжья в Западную Европу, где ими было основано Венгерское государство.

В Х в. в среде болгарского населения, заселившего совместно с другими этническими группами Среднее Поволжье происходила централизация власти и борьба за независимость от хозар, пере­ход к оседлости.начало строительства городов, развитие ремесел и торговли, а также принятие мусульманства в качестве государст­венной религии. Итогом этих процессов было образование в реги­оне сильного феодального государства – Волжской Болгарии.

Самым значительным болгарским поселением в нашем крае был Муромский городок (средневековое название города неизвестно). на Самарской Луке. Это был важный административный, ремеслен­ный, торговый и культурный центр. Город был сметен с лица земли татаро-монгольским нашествием в 1236 г.

Татаро-монгольское нашествие (1236 г.) оказало огромное влияние на дальнейшую историю и культуру Волжской Болгарии и тюркоязычных кочевников, освоивших степные районы Заволжья в домонгольское время. В период существования Золотой Орды в Самарском Поволжье жилы русские, мордва, тюркоязычные кочев­ники и болгары. Именно в это время закончилось формирование поволжских тюркоязычных народностей: чувашей, татар, башкир. Однако, после военного похода Тамерлана в 1391 г. традиции прочной оседлости были нарушены здесь надолго, и возрождение оседлой земледельческой культуры относится уже к ХVII-ХVIII вв. – периоду вхождения Поволжья в Российское государство.

Дальнейший процесс освоения Самарского края является отра­жением социально-экономического развития России в отдельные исторические периоды и государственной политики освоения ок­раинных земель, включаемых в границы государства вместе с их населением.

С середины ХVII в. в степях самарского Заволжья столкнулись два хозяйственно-экономических уклада – оседлый земледельчес­кий и кочевой скотоводческий. Формировался многонациональный состав населения Самарского края. Наряду с русскими переселенца­ми на оборонительных линиях селились мордва, татары, чуваши. Наделенные на службу землями конные стрельцы, бывшие дворцовые крестьяне, татары-общинники – все они были отнесены в первой четверти ХVIII в. к категории государственных крестьян-однодвор­цев. В конце ХVII – начале ХVIII вв. в заселении района приняли участие и дворяне, и переведенные ими на земли Заволжья кре­постные крестьяне. Все это в целом создавало условия для срав­нительно быстрого аграрного освоения обширных районов Заволжья.

Усиление крепостничества в центральных районах России, политика христианизации народов Поволжья и Урала привели в Самарском крае к значительному увеличению численности беглых крестьян различного этнического происхождения.

Дальнейшее массовое заселение края было связано со строи­тельством в 30-е гг. ХVIII в. Ново-Закамской и Самарской (Оренбургской) оборонительных линий. В 1734 г. в Самаре была Создана Оренбургская экспедиция с административной задачей при­соединения земель вдоль линии и налаживания отношений с народа­ми, входящими в состав России. В результате местность к северу от р.Самары, по рекам Кинель, Сок и Кондурча стала быстро за­селяться.

Хозяйственное освоение Заволжья – великий подвиг народов края. Социально-экономической основой аграрного освоения новых земель становится помещичье, монастырское землевладение и миг­рационные волны крестьянских масс.

Особенно быстро возрастает численность помещичьих селений и земельных владений дворянства после разрешения покупки баш­кирских земель в 1736 г. Во второй половине ХVIII в особое место в истории помещичьего землевладения занимают имения графов Орловых – близких двору Екатерины П.

В 1745 г. часть земель Самарского Заволжья была передана Ставропольскому калмыцкому войску. Но попытка российского пра­вительства приобщить калмыков к оседлому образу жизни путем строительства г.Ставрополя (1738) и соседних с ним селений не удалась. Большая часть калмыков откочевала за пределы Поволжья, небольшая часть получила право служить в Оренбургском казачьем войске.

В 40-е гг. ХVIII в. в Заволжье из-под Харькова и Полтавы были переселены украинцы. Вначале они расселялись в крепостях по рекам Яик (Урал) и Самара. В 1744 г. на р.Кинель была осно­вана Кинель-Черкасская слобода. После учреждения Саратовского соляного комиссариата в 1747 г. украинцы были привлечены к перевозке соли с озера Елтон (Эльтон). Украинцы основали сло­боды Покровскую и Николаевскую. Позднее села Украинка (на се­вере и юге края), Черниговка и другие.

В быстром и эффективном освоении обширного края особая роль принадлежала военно-административному правительственному освое­нию. В ХVI-первой половине ХVIII вв. государство создало систему городов – крепостей и оборонительных линий практически по всему периметру региона, обеспечив безопасность волжского пути и благоприятные условия для хозяйственного освоения края.

Активное переселение немцев в Россию началось после Мани­феста Екатерины II от 4 декабря 1762 г., приглашавшей жителей Европы свободно устраиваться на ";праздных"; русских степных просторах. Переселенцам гарантировалась свобода вероисповедования, строительство церквей, освобождение на тридцать лет от налогов, беспроцентная ссуда на обустройство крестьянского хозяйства или ремесленной мастерской, самоуправление в колониях, освобождение от военной и гражданской службы и уже к 1767 г. на Волге обосновалось 106 колоний: 60 – на левом берегу, 46 – на правом. А к моменту образования Самарской губернии (1851) на ее территории сосредоточилось 131 немецкая колония.

В Самарском регионе можно видеть и четыре этно-социальные группы немецких поселенцев: старые поволжские колонии Николаев­ского и Новоузенского уездов, включенные в состав Самарской губернии в 1851 году; северо-западные поселения 2-ой половины XIX века в Самарском уезде; поселенцы – горожане Самары и уездных городов XIX века; поселения Бузулукского уезда конца XIX века. В Самаре были и воеводы немецкого происхождения:

В.Я.Эверлаков (1671-1672), А.Д.Фонвизин (1672-1674); А.Шель (1676 – ? ). А правнук самарского воеводы М.А.Фонвизин (1768-1854 гг) станет декабристом. Немцами по происхождению были и самарские губернаторы К.К.Грот (1853-1860) и И.Л.Блок (1906).

К середине XIX века кочевавшие в крае башкиры, ногайцы, ";киргиз-кайсаки"; переходят к оседлости.

Еще в ХVII веке в Заволжье на поселение было направлено несколько групп смоленских и полоцких шляхтичей – поляков. В XIX веке в Самаре оказалась значительная группа переселив­шихся и сосланных на Волгу поляков-интеллигентов (врачи, пе­дагоги, инженеры, юристы). В 1861-1862 гг. Самарской губернией управлял способный администратор поляк Адам Арцимович, при ко­тором началась в губернии Великая крестьянская реформа. Он же содействовал строительству в Самаре польского Костела, здании которого было передано протестантам в связи со вспыхнувшим в Польше восстанием. Современное же здание костела было построе­но в 1906 году (архитектор Ф.Богданович). На 1 января 1902 г. в губернии проживало около 70 тысяч католиков, значительную часть их составляли поляки. В связи с оккупацией Польши герман­скими войсками в годы первой мировой войны в Самарскую губер­нию было эвакуировано 27 тысяч беженцев.

К началу XX века еврейское население Самарской губернии составляло около двух тысяч человек. Это потребовало открытия молитвенного дома. В 1903 г. началось строительство синагоги, 31 августа 1908 г. состоялось ее торжественное открытие.

К концу XIX в. определился основной этнический состав на­селения края. Так, в трех северных уездах губернии – Бугульминском, Бугурусланском и Ставропольском русские лишь незначительно превосходили по численности остальное население (50,8% против 49,2%). В Бугульминском уезде татары и башкиры составляли 49,1% от всего населения уезда, в Бугурусланском районе четверть населения составляла мордва. В двух южных уездах Николаевском и Новоузенском 43% населения составляли немцы. Только два уезда – Бузулукский и Самарский – были со значитель­ным преобладанием русского населения.

Территория Поволжья и Приуралья стала районом многовекового соприкосновения и взаимодействия оседло-земледельческого и ко­чевого скотоводческого хозяйственно-культурных типов, этнокуль­турного взаимовлияния и ассимиляционных процессов среди народов региона.

Одинаковые условия хозяйствования и организации быта, чересполосное расселение, тесные контакты в процессе аграрного освоения края, явились основой для выработки в традиционной культуре народов общих интернациональных черт, нередко родня­щих этнические группы Самарского края со всем населением Поволжско-Приуральского региона.

Примечательной особенностью истории Самарского края явля­ется отсутствие межнациональных конфликтов и столкновений. Многолетнее мирное сожительство, использование всего ценного в быте и хозяйстве соседей оказывало благодатное влияние на создание прочных культурных и экономических связей между рус­ским населением и другими народами Поволжья. Именно на этой ос­нове возникла общность интересов и единение в годы тяжких испы­таний, которыми так была богата российская история.

В хозяйственной деятельности и материальной культуре наро­дов региона рельефно проявлялись общие тенденции, сочетающие в себе накопленный веками опыт в промыслах финно-угорских народов, традиции пашенного земледелия славян, с сохранением множества показателей ранее присущего ряду народов кочевого скотоводческого образа жизни.

2. Типы расселения

Для Самарского края весьма характерным является долинно-овражный тип расселения, отличающийся расположением селений вблизи леса или по склонам холмов и балок, вдоль реки или во­доема. Наличие водоема было главным условием для возникновения любого селения в степном Заволжье. Большинство поселений в прошлом были небольшими. Более многодворными были поселения татар.

В центральной части селения обычно располагались общест­венные постройки: административное здание, культовое сооруже­ние, школа, больница, магазин, иногда торговая площадь. Архи­тектурным центром являлась православная церковь, мусульманская мечеть, протестантская кирха. Их наличие отмечалось в назва­нии ";село"; от более мелких – ";деревня";, ";хутор";, ";выселки";.

В условиях существования в селении нескольких конфессио­нальных общин на окраинах села располагались ";молельные дома";. На окраине селения обычно располагались места общественных гуляний, мельницы, кузницы.

Русские принесли в Заволжье традицию линейно-уличной или рядовой планировки. Четкой была планировка селений колонис­тов-иностранцев. Селения других народов края характеризовала беспорядочная планировка, уходящая корнями в древний обычай совместного поселения родственных семей отдельными гнездами. В ХIX-ХХ вв. под влиянием русских традиций в Заволжье стали широко распространяться уличная планировка селений, независимо от их национальной принадлежности.

Жилищем населения края к XX в. обычно служила рубленая из дерева ";русская"; изба. Для строительства хозяйственных поме­щений типа летней кухни часто использовали камень-сырец или саман (самодельный кирпич из глины, перемешанной соломой). Крыши домов крылись соломой, тростником, иногда обмазывались глиной, как и вся постройка. Более состоятельные жители имели ";тесовые"; (деревянные) крыши или крытые ";железом";.

Самым древним жилищем нерусских народов края была однока­мерная постройка. Под влиянием русской традиции появились двухкамерные постройки (изба-сени) и трехкамерные (изба-сени-клеть). Повсеместно распространенным явлением было сочетание отапливаемого жилища с летней кухней – без пола и потолка, расположенного параллельно жилому помещению и соединенному с ним надворными постройками.

Богатая резьба по фронтону и верхней части наличников де­ревянной избы была характерна для лесных народов края. Ориги­нальной особенностью внешнего оформления была многоцветная раскраска оконных наличников и рам.

Интерьер жилища русских, мордвы-эрзя и чувашей был в ос­новных элементах одинаковым. Он включал в себя русскую печь в углу справа или слева от входа, полати, неподвижные лавки и стол в переднем, ";красном"; углу. Татарское и мордовско-мокшанское жилище отличали нары, отстоящая от стен печь с пристроен­ным к ней очагом с вмазанным котлом. Появившуюся в XIX в. у русских, мордвы и чувашей деревянную перегородку или занавеску следует считать заимствованным у татар традиционным делением жилища на две половины – мужскую и женскую.

3. Одежда народов края

Многовековые межэтнические контакты привели к созданию осо­бой этнокультурной целостности народов Поволжья и Приуралья. Появилось немало общих черт в материальной культуре народов края.

Весьма много общего наблюдается уже на протяжении столетия в одежде народов.

Основу женского костюма славянских, финно- и тюркоязычных народов составляла туникообразная рубаха с входящими рукавами, круглым шейным вырезом и прямым грудным разрезом. Однако, если исконные земледельцы-славяне (русские, украинцы, белорусы, по­ляки) и финноязычные (мари, мордва) использовали рубаху с пря­мым подолом, тюркские народы (башкиры, татары, чуваши), сохра­нявшие в быту некоторые элементы скотоводства, стремились подол рубахи от груди расширить – сборками, клиньями, складками.

Основным украшением земледельческой рубахи являлась вышивка, имеющая этнодифференцирующий характер, для скотоводческой ру­бахи наиболее присущей была аппликация – разноцветные кусочки ткани для украшения.

Использование сходных головных уборов от высоких шапок сла­вянских женщин до сходных низких у тюркоязычных народов и шлемовидных шапок у чувашей, несмотря на множество их этнических и локальных вариантов, объединяло разноязычные народы края. Свидетельством продолжительных этнокультурных контактов финно-и тюркоязычных народов были полотенцеобразные головные уборы и налобные повязки.

Большое сходство в одежде народов Самарского края прояви­лось в украшениях: шейных, нагрудных, поясных, для изготовления которых разнокультурные народы региона использовали одинаковую технику и материал – металл, раковины, бисер, бусы.

Первая четверть двадцатого века стала временем массового перехода населения края к городскому типу одежды, в ансамбле которой основными элементами являлись юбка и кофта (в женском костюме), изготовленные из фабричных тканей. Использование само­дельного холста для шиться одежды становилось признаком бедности и нищеты.

Модернизированный традиционный национальный костюм либо его отдельные элементы начали использоваться только как обрядовые – свадебные, похоронные, в организации массовых общественных ме­роприятий для их участников.

4. Духовная культура

Наибольшей самобытностью отличается духовная культура наро­да. Однако и здесь прослеживаются аналогии в различных жанрах культуры, роднящие этнические группы Самарского края.

Значительное место в духовной жизни населения занимали об­ряды и праздники, в которых тесно переплетались трудовые навы­ки народа, его мифологические представления и религиозные веро­вания – как ранние языческие, так и более поздние из бытовавших на Волге – христианские и исламские. Обрядами отличались опре­деленные этапы в развитии природы и хозяйственной деятельности людей. Каждый трудовой процесс (пахота, сев, сенокос, уборка урожая) начинался и оканчивался совершением определенных обря­дов, в сюжетах которых прослеживаются языческие земледельчес­кие традиции, обращенные к солнцу, земле и растительности. Это сохранялось в христианском обрядовом календаре до конца 30-х гг. у русского, мордовского и чувашского населения края. В отдельных моментах христианская календарно-обрядовая культура совпадала и с мусульманской.

Так, начало нового года земледельцев было приурочено к рожде­нию нового солнца – дню зимнего ";солнцеворота";. Этот день пра­вославная церковь празднует как Рождество Христово. Однако все народы края включали в новогоднюю обрядность языческие нормы – гадали об урожае, приплоде скота, прославляли силы природы, от которых зависел человек. Для русского человека это был особый период – ";зимние святки";, продолжавшиеся до Крещения (19 января по новому стилю).

Сходство в традиционной культуре народов края особенно ха­рактеризует период окончания зимы и наступления весны. Все христиане встречали весну ";широкой"; масленицей, которая по срокам приближалась к мусульманскому Новому году – Наврузу – 21-22 марта по новому стилю, что в жизни природы соответствова­ло и победе весенних сил над зимними.

Началу весеннего сева предшествовали массово организованные праздники и обряды: у православных жителей края – вербное Воскресение, Пасха, Красная горка (воскресение после Пасхи), которая заканчивала неделю весенних свадеб; у чувашей сущест­вовали многочисленные обряды в честь верховных весенних сил – ";моление плуга";, ";варлах-келарни"; (вынос семенного материала), ";сумар чук"; (моление о дожде), ";уи чук"; (моление на поле).

У мордвы специфической формой общественного быта были коллективные моления по случаю начала или завершения земледель­ческих работ, сопровождаемые разнообразными религиозно-матическими обрядами. Своеобразное общественное моление в мордовском селе устраивалось и на христианской праздник вербного Воскре­сения – в честь Вербавы (матери вербы).

В мусульманском календаре к этому периоду был приурочен древний языческий праздник Сабантуй (";свадьба плуга";), наиболее распространенный в настоящее время у татар. В этот день перед севом устраивались скачки – состязания на лошадях, массовые спортивные мероприятия (борьба, перетягивание каната, лазание по шесту или столбу) должны были выявить среди молодежи победи­теля – батыра, что определяло его особый статус в общине. В наши дни обряд утратил свое первоначальное предназначение и отличает­ся как массовое гуляние среди татар области по окончании по­севных работ.

Аналогия татарскому Сабантую встречалась у самарских чува­шей в обряде ";Агатуй";.

По окончании посевных работ, в период появления молодых ростков и зелени, у всех народов края проводились обряды бла­годарения земли. Всеми православными народами широко отмечался престольный праздник – Троица, обязательным языческим атрибу­том которого у русского населения была береза, вокруг которой девушки водили хороводы, пели, плели венки, под березой ели обрядовое блюдо – яичницу, приготовленную ";вссыпчину"; (вскладчину), В этот день сельская молодежь на отведенных для общест­венных гуляний местах устраивали хороводы, кадрили, различные игры.

Самым насыщенным обрядовым периодом были летние святки и ку­пальные вечера, когда молодежь ходила гулять за село, водила хороводы и кадрили. Все без исключения ";на купалу"; обливали друг друга водой из ведра – у источники или колодца.

Лето по православному календарю заканчивалось 2 августа днем св.Ильи. После этого дня вступал в силу запрет на купание в воде, начинались осенние работы.

Осенние обряды и праздники земледельцев вновь обращались к земле и характеризовались благодарением земли за принесен­ный урожай. В этом цикле обрядов много таких, которые обращены к отдельным сельскохозяйственным культурам, выращенным кресть­янами и собранными осенью. Так, отмечаемыми в Самарском крае осенними праздниками были спасы – яблочный, хлебный, медовый.

В мордовском осеннем праздничном цикле особо отмечался праздник ";Пивань кудо"; (пивной дом), который отмечали в период от осенней Казанской до Заговения. Сельская молодежь (для проведения обряда откупался дом), вскладчину варила пиво из свежего хмеля, договаривались о сроках проведения обряда. Это был своеобразный обряд определения возможных брачных пар, и поэтому молодежь подходила к обряду достаточно серьезно, а до­стигшая совершеннолетия эрзянская девушка впервые надевала осо­бую взрослую одежду.

Свадебные обряды

Особой самобытностью отличались семейные обряды и празд­ники каждого народа. Самым традиционным, сохранившимся в зна­чительной степени в своих основных элементах до наших дней, был свадебный обряд. Он или сохраняется в традиционной форме, или восстанавливается с сохранением традиционной основы и приобре­тением современной окраски.

У каждого народа свадебный обряд делился на три периода: досвадебный, свадебный и послесвадебный. Досвадебный цикл на­чинался со сватовства и оговора, где обговаривались условия заключения браков; количество и качество даров со стороны же­ниха и приданое невесты.

Сроки, на которые отодвигался день свадьбы, определялись количеством подарков, которые должна была приготовить невеста родственникам жениха. В число подарков включали рубашки – жениху и самым близким его родственникам, вышитые полотенца, девушкам – ленты, женщинам – карманы, сшитые из разноцветных кусочков ткани, носимые сбоку на поясе, что можно считать заимствованным русским населением у мордвы Самарского края.

День свадьбы у христианских народов как день венчания мо­лодых в церкви начинался со сборов невесты к венцу – причитаниями, обращенными к дочери. Ее поднимала с постели мать, девушка при­читала ";на зарю";, после чего начиналась подготовка молодой к выходу. В последний раз невесте ее подруги заплетали девичью косу, благословляли родители.

Составной частью свадьбы явилось забирание молодой. По­езжане, крестная мать и крестный отец жениха, сваха начинали эту процессию. Дружка жениха первым обращался к подругам не­весты, которые исполняли ";величальную песню дружке";. Невесту выкупали, здесь в ряде случаев встречается выкуп красоты, друж­ка одаривал подарками и деньгами ее подруг.

Из церкви свадебная процессия направлялась в дом жениха, где происходил свадебный пир. У порога дома молодых встречали родители жениха, осыпали хмелем, деньгами, зерном и так далее.

Смысл послесвадебных обрядов сводился к проверке работо­способности и хозяйственности невесты, а также к оберегу против нечистой силы, которая могла проникнуть в избу вместе с гостя­ми. Невесту на второй день после свадьбы посылали с ведрами за водой, у чувашей невеста должна была растопить очаг и сварить лапшу. Гости били горшки, сыпали на пол мусор, – невеста долж­на была чисто вымести помещение.

Отличительной особенностью татарских свадебных обрядов являлось проведение основной свадьбы в доме невесты. Свадьба начиналась с религиозного обряда бракосочетания. Затем начи­налось застолье, обязательно с выносом меда и масла. У казан­ских татар свадьба проводилась отдельно для мужчин и женщин, у мишарей это разделение не было обязательным.

Все последующие обряды у татар можно отнести к послесвадебным. Это – встреча молодого в доме невесты, периодическое посещение им своей жены в ее доме, обряд переезда молодой в дом мужа. И если в предсвадебных обрядах молодые почти не участвовали, то в послесвадебных – они основные действующие лица.

Рождение ребенка воспринималось в семье как радостное со­бытие. Вскоре после рождения сына или дочери приглашали родст­венников и соседей на праздник наречения именем. Детям стара­лись давать имена, созвучные имени матери или отца, в них вкладывали пожелания благополучия, долголетия, здоровья, му­жества, красоты.

Татары и башкиры хоронили покойников по мусульманскому обы­чаю – в глубоких прямоугольных ямах, с нишей, в саване, головой на запад, лицом к югу (к святилищу Кааба). На третий, седьмой и сороковой дни и в годовщину устраивали поминки.

* * *

Многовековое взаимодействие многих национальностей в хо­зяйственном освоении самарского Поволжья, дисперсное их про­живание и наличие двух- и многонациональных сел неизбежно при­водило к взаимному усвоению и обогащению приемов обработки земли и выращивания сельскохозяйственных продуктов, традиций народных ремесел, к выработке новых тканей и сюжетов для оформления национального костюма, к решению ассортимента блюд национальной кухни.

Заметно влияние национальных сюжетов в русском фольклоре и русских в фольклоре народов Поволжья. Общие черты существуют в сценариях народных праздников и обрядов. Интенсивное взаимо­проникновение и обогащение материальной и духовной культуры различных народов, оформление самобытной этнокультурной общ­ности сделало Самарскую область уникальной и неповторимой в этнографическом отношении.

5. Возрождение культурных традиций народов Самарской области

Область богата культурно-историческим наслединем. Ныне в области проживает свыше 100 национальностей и народностей. Мно­гое делается для сохранения и развития самобытных культур.

С 1989 года и по сей день идет активный процесс создания национально-культурных центров и ассоциаций, открытие нацио­нальных школ, национальных художественных коллективов. Возрож­даются храмы, построена мечеть, открыты костел и кирха в Самаре.

Вероятно, прав был В.Распутин, когда писал: ";Не стоит оболь­щаться, нам уже не вернуть многие добрые старые традиции. Те­перь речь идет о том, чтобы сохранить оставшиеся, не отка­заться от них с такой же легкостью и бесшабашностью, как это было до недавних пор";.

Большую работу в Самарской области по организации межнацио­нального культурного сотрудничества ведет Центр народного творчества Управления культуры Администрации Самарской области.

Центр проводит смотры и конкурсы по различным жанрам лю­бительского искусства, праздники и фестивали фольклора, которые строились на взаимообменах, на показе образцов творчества разных народов и национальностей, населяющих нашу область. В помощь руководителям коллективов художественной самодеятельности при­глашаются специалисты из республик Чувашии, Мордовии, Татарста­на.

Опубликованы работы Т.И.Ведерниковой – ";Традиционная этно­графия народов Поволжья";, ";Традиционная этнография и празднич­ная культура народов Поволжья";, Д.А.Терентьева – ";Сценическая интерпретация фольклора";, ";Сборник песен Самарского края"; В.Варенцова. Переиздан двухтомник Д.Н.Садовникова ";Сказки и пре­дания Самарского края";, ";Народная Русь – круглый год сказаний и поверий А.Каринфсского. В Центре народного творчества собран бо­гатейший материал по музыкальному фольклору области, выпуск ко­торого в свет станет громадным подспорьем для руководителей самодеятельных коллективов и методистов дошкольных учреждений.

В области были проведены замечательные крупные акции: ";Дни немецкой культуры на Волге";, ";Декада польской культуры";, ";Сла­вянский ход";, ";Дни чувашской культуры";, ";Россия – сильна про­винцией"; и другие. Огромный интерес вызывает плодотворная дея­тельность многонационального ";Радио-7";.

Областная, районные и сельские библиотеки получают значи­тельное количество литературы на языках народов Поволжья. В ряде школ области ведется преподавание двух курсов по традицион­ной культуре ";Русский дом";, ";Русская традиционная народная духов­ность";.

С 1993 года в Самарской государственной академии искусств и культуры ведется подготовка по специализации ";Региональная культура и этнография";. А это значит, что этнографическое краеведение в области будет развиваться специалистами-профес­сионалами. От них в значительной мере будет зависеть будущее культуры народов Самарского края, культуры настоящей – с памятью о своих корнях и предках.

Вопросы и задания

1. Назовите основные этапы заселения Самарского края.

2. Какова была роль военно-административного, правительствен­ного освоения Заволжья?

3. Каковы хозяйственные занятия насельников самарского Поволжья?

4. Когда сложился современный этнический состав нашей области?

5. Какие конфессии существуют в Самарской области?

6. Каковы основные типы расселения народов края?

7. Какова была одежда народов края в ХVIII-ХIX вв.?

8. Знаете ли Вы календарные праздники народов края?

9. Что Вы знаете о семейных праздниках и обрядах народов Самарской области.

10. Какие национально-культурные центры и объединения рабо­тают в г.Самаре и районах области?

Лекция пятая

САМАРСКИЙ КРАЙ В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Сдружить любовь к Отечеству с

первыми впечатлениями памяти.

Константин Рылеев

План

1. Древности Самарского края.

2. Волжская Болгария.

3. Золотоордынский период истории самарского Поволжья.

4. Присоединение края к Русскому государству.

Литература

– Багаутдинов P.С., Богачев А.В., Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге. Самара, 1998.

– Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков истории Самарского Поволжья. Куйбышев, 1986.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Ред.: Выборнов А.А., Колев Ю.И., Мамонов А.Е. Самара, 2000.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Бронзовый век. Ред.: Колев Ю.И., Мамонов А.Е., Турецкий М.А. Самара, 2000.

– История самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. Под ред. И.Б.Васильева и Г.И.Матвеевой. М., 2000.

– Матвеева Г.И. Археологические памятники железного века на тер­ритории Куйбышевской области. Учебное пособие. Куйбышев, 1980.

– Матвеева Г.И., Кочкина А.Ф. Муромский городок. Самара, 1998.

– Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древней­ших времен до начала XX века. Под ред. П.С.Кабытова и Л.В. Храмкова. Самара, 1993.

– Самарская область. Учебное пособие. Самара, 1998.

1. Древности Самарского края

История населения нынешнего Самарского Поволжья уходит в глубь веков. Природные богатства этой территории издавна при­влекали человека. Он появился в Среднем Поволжье в эпоху палеолит не менее 100 тыс. лет тому назад. Ледник никогда не доходил до пределов современной Самарской области, а трансгрессии (повыше­ние уровня) Каспийского моря достигали лишь южной ее окраины. Растительный и животный мир отличался разнообразием. В разных районах края обнаружены кости вымерших животных ледникового периода: мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов, диких лошадей, пещерных медведей.

В эпоху палеолита люди прошли путь от обезьяноподобного пред­ка до человека современного типа. Они научились изготовлять каменные орудия, овладели огнем, расселились на огромном простран­стве Европы и Азии вплоть до Полярного круга.

На территории области известно около двух тысяч археологи­ческих памятников различных эпох. Это – следы жизни и деятель­ности давно ушедших поколений: древние поселения, производст­венные мастерские, наскальные изображения, места захоронений – древние могильники. Самые древние поселения, относящиеся к каменному веку, называются стоянками. Они обычно располагаются на берегу рек и озер. Поселения бронзового века называют сели­щами, что указывает на появление производящих отраслей хозяй­ства: земледелия и скотоводства. Селищами называются и неукреп­ленные поселения железного века. В эпоху раннего железа наряду с селищами появились укрепленные поселения – городища. К числу археологических памятников относятся древние шахты и рудники, где люди добывали кремень и медную руду для изготовления орудий, а также – производственные мастерские, где изготавливались орудия. Особую, категорию памятников составляют древние могильни­ки, которые делятся на курганные и бескурганные. Все эти кате­гории памятников представлены в Самарской области. Среди них имеются очень ценные в научном отношении, содержащие богатей­шую информацию о древности и средневековье. Назовем лишь неко­торые из них.

Один из самых древних археологических памятников нашего края расположен в г.Самаре на высоком берегу Волги, в устье оврага Подпольщиков (б.Постников овраг). Стоянка относится к эпохе позднего палеолита (древнекаменного века). Позднее территория стоянки заселялась людьми неоднократно: в эпоху мезолита (среднего каменного века), энеолита (меднокаменного века), брон­зового века и в средневековье. Наибольший интерес представляет слой эпохи позднего палеолита, т.к. это – единственный в облас­ти памятник столь отдаленной эпохи.

Около поселка Hyp Кинельского района находится стоянка среднего каменного века мезолита (IX-VI тыс. до н.э.). В это время человек изобрел новое орудие охоты – лук и стрелы. Жили­ща мезолитических людей были легкими и напоминали чумы северных народов. На нурской стоянке собрано большое количество кремне­вых орудий: ножевидных пластин, скребков, резцов, наконечников стрел. Видимо, стоянка была место обитания родовой общины рыбо­ловов и охотников.

Около села Виловатое Богатовского района на левом берегу р. Самары находится стоянка новокаменного века (неолита) и меднокаменного века (энеолита). Там собраны коллекции фрагмен­тов сосудов, относящимся к пяти разным культурам эпохи неолита и энеолита. Большая часть сосудов имела яйцевидную форму. Най­дены и многочисленные кремневые изделия: наконечники стрел, скребки, ножи, сверла, мелкие пластинки, вкладывающиеся в пазы деревянных стержней и составлявшие лезвия ножей и кинжалов. Обнаружены обломки шлифованных тесел и долот. Интересны костя­ные поделки – острия, проколки, гарпуны и фигурка лошади. На­селение стоянки занималось охотой, рыболовством, собиратель­ством моллюсков и растений. Неолитические и энеолитические пле­мена жили родовым строем.

Одним из самых выдающихся памятников археологии края был I Утевский курганный могильник. Могильник находился на восточ­ной окраине с.Утевка Нефтегорского района и состоял из четырех курганов значительного размера. В трех курганах погребения были ограблены в древности, поэтому все вещи, сопровождавшие умерших, были похищены. Курган 1 оказался не потревоженным. Под его насыпью в просторной могильной яме лежал скелет пожилого мужчины, густо окрашенный красной краской – охрой. Его сопро­вождал богатый погребальный инвентарь: медный топор, тесло, шило, нож и стилетообразный предмет с железным навершием Все эти предметы были изготовлены из меди. Рядом с ним лежал ка­менный пест. У черепа, погребенного найдены золотые серьги в виде разомкнутых колец, отлитых по форме. В изголовье стоял большой сосуд яйцевидной формы с плоским дном небольшого ди­аметра. Погребение датируется концом III- началом II тыс. до н.э.

Находка такого богатого набора медных орудий – явление исключительное. Железный предмет вообще вызвал сенсацию, т.к. это оказалось метеоритное железо, встречающееся крайне редко.

Огромные размеры кургана и уникальный набор вещей свидетельствуют о высоком общественном положении погребенного в нем человека. Вероятно, это был племенной вождь, обладавший при жизни большим богатством и властью.

Около села Михайло-Овсянка Пестравского района находится селище срубной культуры эпохи бронзы (середина П тыс. до н.э.). Это не только селище, но и место добычи медной руды. Обнаружено около двух десятков колодцеобразных шахт, вырытых с целью до­бычи руды. А на соседнем селище найдена яма, предназначенная для плавки меди.

С VI по IV в. до н.э. территория Самарской области была далекой окраиной савроматских владений. Одно погребение той эпохи открыто у с.Андреевка Богатовского района. В узкой мо­гильной яме лежал в вытянутом на спине положении скелет жен­щины, обращенный головой на запад. Рядом найдено бронзовое зеркало с ручкой, украшенной изображением пантеры. Такие зер­кала изготовляли в греческом городе Ольвия. Рядом с зеркалом находилась бронзовая игла и амулет в виде колесика. На груди умершей лежала золотая бляха с изображением горного козла. По­гребение относится к V в. до н.э.

Особенностью общественного строя савроматов и сарматов бы­ло почетное положение женщин. Они были вооружены, участвовали в военных походах, а также были жрицами. Около с.Гвардейцы Борского района найдено погребение сарматской женщины. В моги­ле наряду с бусами и глиняным пряслицем от веретена найден железный кинжал и наконечники стрел.

В то время, когда в степных районах Самарского Поволжья кочевали савроматы, а позднее – сарматы, на Самарской Луке жили оседлые племена финно-угорского происхождения. Им при­надлежит ряд укрепленных поселений – городищ и неукрепленных селищ. Наиболее известны из городищ Белая Гора.у с.Подгоры, Задельная Гора у с.Жигули и Лысая гора под пристанью Жигулевск.

В III веке на территорию Среднего Поволжья пришли многочис­ленные племена с Запада, из Верхнего и Среднего Поднепровья. Возможно, что это были славянские племена. Они принесли с собой новые приемы обработки железа и пашенное земледелие. На их по­селениях встречаются железные сошники, кузнечные клещи, молоты, топоры и многие другие орудия. Важную роль у них играло ското­водство. Культура потомков этих племен получила название именьковской по наиболее исследованному городищу в Татарии. В Са­марской области поселения этой культуры группируются на Самар­ской Луке у сел Шелехметь, Торновое, Выползово, Сосновый Солонец и других местах. У племен именьковской культуры сущест­вовал обычай сжигать умерших на костре, а пепел и несгоревшие кости высыпать на дно небольших ям и ставить рядом с ними глиняные сосуды.

Именьковская культура просуществовала до конце VII века, то есть до прихода из Приазовья болгар. Болгары быстро смешались с местным населением, передав ему свою культуру и язык, а сами под их влиянием перестали вести кочевой образ жизни и перешли к оседлости.

Вдоль южной оконечности Самарской Луки от с.Подгоры до с.Брусяны находятся курганные могильники, принадлежащие бол­гарским племенам, пришедшим в Поволжье с юга в конце VII в. н.э.

Археологической экспедицией Самарского университета про­изведены раскопки 20 курганов. Центральные погребения принад­лежали мужчинам-воинам. Оружие в могилах представлено саблями, луками и наконечниками стрел; предметы конской сбруи – удилами, стременами и уздечными накладками. Вокруг главного мужского погребения располагались погребения женщин и детей. В женских погребениях встречались бронзовые, серебряные и позолоченные серьги, браслеты, бусы; в детских погребениях – грубые гли­няные горшки, изготовленные без гончарного круга.

Более подробно читатель может ознакомиться с древнейшим прошлым края по книгам, указанным выше и в археологических му­зеях Самарского университета, областного краеведческого музея им. П.В.Алабина, в музее педагогического университета и Ин­ститута истории и археологии Поволжья Самарского научного центра Российской Академии наук.

Вопросы и задания

1. Какие стоянки первобытных людей обнаружены на территории Самарского региона?

2.Какие племена и народы обитали на территории нашего края до XVI века?

3. Где хранятся археологические находки?

4. Выявите в окрестностях города или села местонахождение курганов, сфотографируйте и опишите их: укажите высоту, диаметр, из чего они насыпаны, имеется ли у основания ров. Запишите, как курган называется местным населением и какие о нем рассказывают предания.

5. Известны ли Вам имена археологов-исследователей Самарского Поволжья?

Документ

Савроматы

"; За рекой Танаисом1 – уже не скифская земля, но первые земельные владения там принадлежат савроматам...

...Савроматские женщины сохраняют свои старинные обычаи: вместе с мужьями и даже без них они верхом выез­жают на охоту, выступают в поход и носят одинаковую одежду с мужчинами.

Савроматы говорят по-скифски, но исстари неправильно. Что касается брачных обычаев, то вот они какие: девушка не выходит замуж, пока не убьет врага. Некоторые умирают старухами, так и не выйдя замуж, потому что не в состоянии выполнить обычай";...1

2. Волжская Болгария.

В X в. среди этнических групп Среднего Поволжья происходи­ли очень важные процессы: постепенная централизация власти и борьба за независимость от хазар, переход к оседлости и начало строительства городов, развитие ремесел и торговли, а также принятие мусульманства (928) в качестве государственной религии. Итогом этих процессов было формирование на рубеже IX-X вв. сильного феодального государства – Волжская Болгария.

В первой половине X в. Болгария находилась в зависимости от хозар и платила дань хазарскому каганату.

В середине X в. (964-965) киевский князь Святослав Игоревич предпринял победоносный поход на Хазарское царство. Каганат перестал существовать. Болгарское государство получило незави­симость и стало быстро развиваться. Это государство простиралось до Камы и Вятки на севере, до р.Самары на юге, от Суры и Оки на западе и до р.Ик на востоке. Возникли крупные города: Болгар, Биляр, Сувар и другие.

Основу хозяйства составляли пашенное земледелие и мясомолочное скотоводство. Болгары возделывали плодородные черно­земные почвы, освоенные в середине I тысячелетия н.э. именьковскими племенами. Орудиями обработки почвы были тяжелый плуг – сабан для поднятия целинных почв и легкая соха с двумя железными сошниками для легких почв. Ведущей системой земледелия была переложная система с применением трехполья. Возделывались пше­ница, просо, ячмень, овес, горох, конопля.

В лесах, окружающих поселения, в изобилии водились белки, лисицы, медведи, тетерева, глухари, ра реках – бобры, выдры, в дуплах деревьев – дикие пчелы. Люди занимались охотой, рыболовством, бортничеством, разводили коров, верблюдов, лошадей, коз, овец.

Изделия болгарских ремесленников славились в Европе (коль­чуги, шлемы, мечи, боевые топоры, медные и железные кистени, булавы, шестоперы, железные наконечники копий, стрел, кожаные щиты, седла). Изделия из кожи также вывозились в другие страны. Из шерсти изготовляли войлок.

Важнейшие отрасли производства оформились в ремесла: черную и цветную металлургию и металлообработку, ювелирное, гончарное, косторезное, деревообрабатывающее, кожевенное и др. С X в. в Болгарии чеканились серебряные монеты. По договору 1006 г. бол­гарские купцы получили право беспрепятственной торговли в горо­дах Руси. Ежегодно снаряжались караваны в Среднюю Азию и Иран. Развитие экономических связей, распространение единой мусуль­манской религии, языковая близость различных этических групп создали предпосылки формирования болгарской народности.

Самарская Лука и бассейн р.Черемшан представляли собой ок­раину Волжской Болгарии. На Самарской Луке в настоящее время известно 55 памятников болгарской культуры домонгольского пе­риода. (2 города, 11 Городищ, 39 селищ, два могильника и один клад). Довольно густо был заселен болгарами и бассейн р.Черем­шан.

Самым выдающимся памятником археологии Самарского края яв­ляется Муромский городок – один из самых крупных городов Волж­ской Болгарии. Он возник во второй половине X века в западной части Самарской Луки, между современными селами Валы и Жигули.

Самарская Лука была отлично защищена самой природой, бу­дучи окруженной с трех сторон петлей Волги и изрезанной овра­гами, представлявшими естественные оборонительные линии. Вместе с тем, природные условия Самарской Луки были исключительно благоприятны для развития хозяйства. Широкие волжские поймы служили прекрасными пастбищами и покосами, а террасы были пригод­ны для земледелия. Волга была богата рыбой, леса – зверем, пти­цей, грибами, ягодами. Именно с Самарской Луки и началось засе­ление Поволжья болгарами.

Средневековье название города неизвестно, однако местное население место, где он находился, называет Муромским городком. Впервые город был описан участниками академических экспедиций XVIII века И.И.Лепехиным и П.С.Палласом. В 1928-1929 гг. раскопки города производились экспедицией общества археологии, этногра­фии и естествознания под руководством В.В.Гольмстен, а в 1971-79 гг. – экспедицией Самарского университета под руководством Г.И.Матвеевой.

Площадь города составляла около 150 га. Он делился на внут­ренний и внешний. Обе части города были защищены валами и рвами. В качестве оборонительных сооружений использовались также овра­ги, углубленные и расширенные. Город окружали села и слободы. В его окрестностях выявлено более десятка болгарских селищ.

Дома горожан были бревенчатыми, срубными и глинобитными. Изредка встречались землянки. Общественные здания – бани и жи­лища феодалов строились из крупного кирпича квадратной формы. Были в городе и мечети.

Городок был крупным ремесленным центром. В нем обнаружены следы металлургического, кузнечного, медеплавильного, ювелирно­го,, гончарного, косторезного, деревообрабатывающего и других производств.

Высокого развития достигла деревообработка: найдены топоры, тесла, скобели, долота, стамески. Видимо, уже произошло разделение плотницкого и столярного ремесел. Было развито и косто­резное ремесло: найдены распиленные рога, заготовки и готовые костные изделия: гребни, петли от колчанов, застежки пут, наконечники стрел, наверший плетей, рукоятки ножей.

Большинство рядового населения городка занималось земледе­лием, скотоводством и различными промыслами. Существенную роль играло рыболовство. Находки костей диких животных свидетельст­вуют об охоте.

О далеких торговых связях города свидетельствуют находки монеты – германского динария XI в., а также фрагменты средне­азиатской и иранской посуды, стеклянных браслетов из русских городов и шиферных пряслиц, изготовленных в г.Овруч, близ Киева.

Городское население занималось земледелием. В городе най­дены плужные лемехи, сошники, косы-горбуши и серпы. Зернохрани­лищами служили глубокие ямы колоколовидной формы. О развитии скотоводства свидетельствуют находки огромного количества кос­тей животных.

Это был цветущий город. В нем были мечети, медресе, торжища.

Муромский городок достиг своего развития к началу XII века. В 1236 году в Волжскую Болгарию вторглись полчища хана Батыя. Они разрушили крупнейшие болгарские города: Биляр, Болгар, Сувар. Но первой их жертвой стал самый южный город Болгарии – Муромский городок. О его внезапной гибели свидетельствуют мощ­ный слой пожарища и находки скелетов погибших горожан с застряв­шими в костях наконечниками монгольских стрел.

Во второй половине XIII-XIV вв. болгары селились за преде­лами Самарской Луки по рекам Сок, Кондурча, Кинель.

В Болгарии была распространена письменность. С проникнове­нием ислама древняя тюркская письменность заменялась арабской, возникли духовные школы (мектеб). Известны имена болгарских ученых и поэтов: историка Якуба Иби-Ногмана (умер в 1064 г.), написавшего ";Историю Болгарии";, философа Хамида Ибн-Идриси (первая половина XII в.). В начале XIII в. болгарский поэт Кол-Гали создал поэму ";Кыссан Юсуф";.

В стране был высокий уровень экономического и культурного развития. Оживленная торговля между булгарами и русскими ока­зывала взаимное культурное влияние. Дальнейшему сближению Руси и Болгарии помешало монгольское нашествие.

Вопросы и задания

1. Когда и откуда прибыли в Среднее Поволжье болгары и какими были отношения их с местными племенами?

2. Когда сложилась государственность Волжской Болгарии?

3. Расскажите о хозяйстве, производстве, торговле и культуре Волжской Булгарии.

Документы

1. Из сообщения арабского писателя XIII в. Казвини.

Булгары вели с весью1 торговлю немую, т.е. клали товары на известное место, обозначали его знаками, которыми они указыва­ли их цены, и отходили, потом возвращались и находили разные предметы, оставляемые весью в виде меновой цены за товары; если булгары оставались довольны этой ценой, то брали себе желаемые предметы, в противном же случае оставляли их и брали назад свои товары.

2. Русская летопись о разрушении столицы

Волжской Болгарии монголами

6744 год (1236). Той же осенью пришли из восточных стран в Булгарскую землю безбожные татары и взяли славный великий город Булгарский и избили оружием от старца до юного и даже до сущего младенца, и взяли множество товаров, а город их сожгли и всю землю их пленили.

3. Золотоордынский период истории Самарского Поволжья

С 1223 по 1236 гг. в результате нескольких походов было сломлено сопротивление болгар. Но и потом пришлось завоевателям еще в течение пяти лет (1236-1242 гг.) вести воен­ные действия на территории Болгарии, русских княжествах и половецко-кипчакских кочевьях, подавляя вновь и вновь возникающие очаги сопротивления. В 1242-1243 гг. монголы обосновываются в причерноморских и прикаспийских степях. Возникает огромное государство – Золотая Орда. На северо-востоке в нее входила Волжская Болгария, на северо-западе граница проходила с русски­ми княжествами, на юге Золотая Орда владела Крымом, Кавказом до Дербента, Северным Хорезмом, на западе – до Днестра, на восто­ке – до Западной Сибири и низовьев Сыр-Дарьи.

Бывшие земли болгар. Самарское Поволжье превратились в состав­ную часть Золотой Орды. Столичный город Великий Болгар использо­вался монголами в качестве временной резиденции вплоть до появ­ления новой столицы в Нижнем Поволжье, т.е. до начала 50-х годов XIII в., когда столицей становится Сарай-Бату, затем Сарай-Берке.

Южная окраина государства волжских болгар очень сильно пострадала во время нашествия. Об этом свидетельствуют рас­копки Муромского городка и его сельской окрути: в золотоордынское время город и окрестные поселки лежали в развалинах и не восстанавливались. Оставшееся в живых население пересели­лось в более труднодоступные районы рек Кондурча, Сок, Большой и Малый Кинель.

С середины XIII в. золотоордынские ханы проводили активную градостроительную политику в Поволжье. Восстанавливались старые города, разрушенные монголами, началось градостроительство в степях. Это было вызвано необходимостью создания надежной и раз­ветвленной системы взимания налогов и сбора дани с покоренных народов, складывающимися дипломатическими отношениями, органи­зацией внутреннего рынка, нужного для снабжения огромной массы кочевников продуктами ремесленных производств, чеканкой монет. Важным фактором была заинтересованность ханов в восстановлении Волжского торгового пути и караванной торговли.

Разгромленное и обезлюдевшее побережье Волги было заселено по воле золотоордынских ханов новыми группами населения: рус­скими, мордвой, болгарами. В край переселялись тюркские кочев­ники с юга и юго-востока. Именно в золотоордынский период на­чинает складываться современная этническая карта нашей области.

Опустошенный край постепенно восстанавливается. Пришельцы воспринимают в известной мере булгарскую культуру. Булгарскую столицу отстраивали не только местные, но и русские мастера. В XIV в. г.Булгар посещали купцы из разных стран, там имелся русский квартал, стояли русские церкви, там были погребены черниговские князья Михаил и Федор.

Усиливалось влияние русских князей в Поволжье через дипло­матические отношения, заключения браков. Князь Андрей Боготобский женился на болгарке, князь Федор Ростиславич – дочери золотоордынского князя Ногая, в орде женился внук Александра Невского князь Михаил Андреевич. Русские князья получали в при­даное земли и города в Поволжье. Строили городки – крепости, рыбацкие поселения, возникали в глухих местах монастыри.

Золотая орда была феодальным государством с сильной цент­ральной властью. Ценой разорения покоренных народов золотоордынские ханы создали мощный экономический потенциал, основанный на симбиозе оседлой (городской и сельской) культуры с коче­вой степной. Союз города и степи явился основой для развития ремесла и торговли, внутреннего рынка государства со своей де­нежной системой, расцвета культуры и общего подъема произво­дительных сил золотоордынского общества.

Постепенно непрерывные междоусобные войны и дворцовые пере­вороты 60-70- х гг. XIV века ослабили государство. Летописец сообщал: ";Много нестроения бываше в Орде, и мнози князи Татарстьи избивахуа, не имуще главы, и острием меча умираху, и помале оскудеваша Орда от великиа силы своея";.

Внутреннее разложение Золотой Орды ускорялось внешнеполи­тическими неудачами.

Первый серьезный удар по военной мощи Орды был нанесен в 1380 году исторической битвой на Куликовом поле. Значение этого события трудно переоценить.

В июне 1391 года в долине р.Кондурча произошла грандиоз­ная битва между золотоордынским ханом Тохтамышем и среднеази­атским правителем Тамерланом. Она закончилась полным разгромом золотоордынских войск. С битвы на р.Кондурче началась агония Золотой Орды как государства.

В Поволжье возникает феодальное государство – Казанское ханство. Оно включало в свой состав и северо-западные районы нынешней Самарской области.

Вскоре это ханство стало обширным и сильным. Население его было многонациональным: татары, болгары, чуваши, удмурты, морд­ва, марийцы.

Между Казанским ханством и Русью устанавливаются экономи­ческие и политические связи. На его территории возникают постоянные русские поселения. Есть в летописях и такие записи: ";На тот же день съеждяхуся в Казань изо всея Русская земля богати купцы и многия иноземцы дальния и торговаху с Русью великими драгими товары";.

Хотя в хозяйственном и культурном отношении население Ка­занского ханства сохранило наследие Волжской Болгарии (пашен­ное земледелие, охота, рыболовство, бортничество, ремесло),во внутриполитическом устройстве и во внешней политике это госу­дарство являлось прямым потомком Золотой Орды. Население было обложено большим количеством податей в пользу хана и его ок­ружения. Огромный аппарат чиновников грабил народ как официальными, так и самовольными поборами и вымогательствами. Ка­занской знати и этого казалось мало, и они устремлялись за легкой добычей и наживой в набеги на чужие земли. За 107 лет существования ханства казанские ханы 30 раз ходили войной на русскую землю, производя ";бесчисленные пленения и кровопроли­тия";.

Пришедшая к власти в Казани в 1521 году крымская династия игнорировала коренные интересы поволжских народов, заключав­шиеся в установлении мирных отношений и развития экономических связей с Русским государством. Вновь возобновились ежегодные набеги на русские земли, часто согласованные с вторжениями из Крыма. Если набеги и обогащали верхушку казанских феодалов, то основная масса населения ханства страдала от постоянно увеличи­вавшихся поборов в пользу хана, его многочисленной приведенной из Крыма родни и свиты, от ответных ударов русских ратей по казанским владениям. Несколько раз в Казани вспыхивали восста­ния горожан, к которым примыкали феодальные группировки, оппо­зиционные крымской династии (1531, 1545-1546, 1549, 1551).Сре­ди казанской знати было и немало сторонников сближения с Россией, считавших, что доходы от эксплуатации зависимого насе­ления ханства и от торговли с русскими землями, представляют более надежный источник богатств, чем бесконечная череда воен­ных авантюр. Московские правители охотно принимали на службу и щедро раздавали жалование казанским аристократам, по разным причинам, покидавшим Казань.

4. Присоединение края к русскому государству

Агрессивная политика казанских правителей, фактическое прек­ращение торговли по Волжскому пути, угроза собирания остатков Золотой Орды под эгидой турецкого султана (Крым и Казань при­знали вассальную зависимость от Османской империи) потребова­ли включить Поволжье в состав Российского государства вооружен­ным путем.

Казанские феодалы многократно отвергали компромиссные ва­рианты урегулирования, заключавшиеся в передаче престола дру­жественному России хану или в провозглашении ханом самого царя Ивана IV.

В 1552 г. русские полки взяли Казань, в 1556 г. – Астра­хань, в 1556-1557 гг. подданство России признали башкиры и ногаи. Еще раньше власть русского царя признали чуваши, марий­цы, мордва. Вся Средняя и Нижняя Волга от Нижнего Новгорода и до Астрахани стала истинно русской рекой.

Присоединение Поволжья к России имело судьбоносное значе­ние для народов края. Прекратились непрерывные войны, разрушавшие хозяйство, экономику русского и поволжских народов, ме­шавшие торговле по великому волжскому пути. Утихли кровавые усобицы татарских ханов и князей разных орд и улусов. Обороняя свои новые границы, Россия положила конец набегам степных ко­чевников на земледельческие районы Поволжья. Постепенно были созданы условия для хозяйственного освоения новых территорий, продвижения на свободные земли русских переселенцев, которые принесли с собой более совершенные приемы земледелия и ремесла, в свою очередь обогащаясь производственным и культурным опытом коренного населения Поволжья.

Русские земледельцы научили местное население изготовлять железные лемеха, косы, вилы и пользоваться ими. Кроме проса, ржи, ячменя и пшеницы, научили возделывать гречиху, лен, коноплю, а также выращивать овощи – капусту, морковь, огурцы. Русские мастеровые передали жителям Поволжья свое умение строить водяные и ветряные мельницы. Землянки и юрты постепен­но вытеснялись деревянными домами.

Обширный Самарский край к середине XVI в. почти не имел постоянного оседлого населения. Ногаи, зимние кочевья кото­рых находились близ Астрахани, приходили в Самарские степи только на летние пастбища. Для башкир лесостепь по Соку и Кондурче была местом временных охотничье-промысловых экспедиций.

Мордва и татары появились на Самарской Луке и в ее округе лишь изредка, собирали мед с бортных ухожаев, косили сено. По островам Волги таились ватаги русских рыболовов. Да еще с весны и до осени по Волге шли караваны купеческих и посоль­ских судов.

Действительное освоение обширного края требовало огромных сил и средств и продолжалось многие десятилетия.

Вопросы и задания

1. Как долго продолжался золотоордынский период истории Средне­го Поволжья?

2. Какое значение имела битва на Кондурче между войсками Тохтамыша и Тамерлана?

3. Когда произошло присоединение края к Русскому государству и какое это имело историческое значение?

Лекция шестая

САМАРСКИЙ КРАЙ В XVIXVII вв.

На Закамской засеке

Начиналась Россия с берез.

Начиналась Россия со слез.

Ярославна стонала и вьюга,

Ива плакала, выла округа..

Враг повержен! – верши сенокос.

Отпевались дружины, вожди.

То жара, то крутые дожди,

То голодная степь, то набеги...

Русский хлебушек жгли печенеги,

И спасенья, казалось, не жди.

Привыкали деревни пылать.

Только Русь не убить, не распять.

На костях вырастали церквушки,

Грохотали Пожарского пушки –

Поднималась Россия опять.

Мое сердце сжимается так,

Словно кровью налитый кулак

Непокорного русого предка.

Жаль, что это мы чувствуем редко –

Только в годы невзгод или драк.

Русь – в дыхании нашем, в крови,

В нашей памяти, в нашей любви.

Я стою на Закамской засеке:

Лед ломают великие реки,

Митингуют в лесах соловьи.

Владимир Евсеичев.

План

1. Волжская вольница.

2. Основание Самары.

3. Смутное время.

4. Самарский уезд и его администрация в XVII веке.

5. Экономическое развитие края.

6. С.Т.Разин в самарском Поволжье.

Литература

– Гурьянов Е.Ф. Древние вехи Самары. – Самара, 1986.

– Дубман Э.Л. Сказание о первых самарцах: очерки по истории Самары 1586-1680 гг. – Самара, 1991.

– Дубман Э.Л. Промысловое предпринимательство и освоение Понизового Поволжья в конце XVI-XVII вв., – Самара, 1999.

– Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древ­нейших времен до начала XX века. Под ред. П.С.Кабытова, Л.В.Храмкова. – Самара, 1993.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XVI- первая половина XIX века – М., 2000. Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Ред.: Дубман Э.Л. Смирнов Ю.Н. Самара.2000.

1. Волжская вольница

Распад Золотой Орды, запустение былых кочевий создали на обшир­ном лесостепном пространстве межграничья между Московским го­сударством и отдельными ханствами (Крымским, Казанским, Астра­ханским, Ногайской Ордой) широкую в сотни километров, полосу ничейной земли, на которую не простиралась власть ни москов­ских воевод и приказных людей, ни многочисленных ханов и мурз. В этих , относительно безопасных районах, скапливались ";бес­покойные"; люди, уходившие от феодального гнета, излишней госу­дарственной регламентации.

Поначалу большую часть этих вольных людей составляли от­коловшиеся от своих орд крымцы, ногаи, казанцы ... Сами термины ";казак";, ";есаул";, ";атаман"; тюркские по происхождению. С середины ХVI в. поток беглых с севера ";из Руси"; стал преобладать, и вскоре подавляющее число казаков оказалось выходцами из России и Украины. Заниматься привычным по прошлой жизни земледелием беглые не могли: засеянное поле, постоянное жилье находились под непрерывной угрозой нападения кочевников. Поэтому прихо­дилось ловить рыбу, охотиться, а зачастую заниматься набегами, грабить своих кочевых соседей, торговые караваны. Суровая, пол­ная лишений и опасностей жизнь способствовала воспитанию сво­бодолюбия, высоких воинских качеств.

Уже на рубеже XVI-XVII вв. казачество резко разделилось на две группы. Первая – вольные казаки, вторая – служилые, став­шие одной из традиционных групп служилого военного населения ";по прибору";. Казаки XVI-XVII веков сравнительно редко садилось на коня. Основным средством передвижения для них считались струги, челны, чайки, а все основные пути сообщения пролегали по рекам. Именно Дон, Днепр, Волга, Яик, Самара, Терек приюти­ли на своих берегах казачьи ватаги.

Важным центром формирования волжского казачества стала Самарская Лука. Этому способствовали помимо политических и экономических причин, природные условия: глухие леса и горы, укромные пойменные острова, волжский торговый путь. Чрезвычайно важным условием явилось наличие двух речных систем – Самары и Большого Иргиза, по которым через волоки можно было легко до­браться с Волги на Яик и обратно.

Казацкие ватаги на Самарской Луке приносили в первое время пользу Русскому государству в защите от кочевников, а потом они все чаще стали нападать на царские, боярские и купеческие суда, на служилых людей.

Волжско-яицкие казаки, по мнению центральных властей, в оплату за боевые припасы, снаряжение и продовольствие должны были беречь перевозы на Волге, служить проводниками и развед­чиками, не допускать кочевников на русские окраины. Но казачьи атаманы (Иван Кольцо, Богдан Барбоша, Никита Пан, Матвей Мещеряк) и их сподвижники то и дело выходили за отведенные им рамки по­ведения, считали себя полностью самостоятельными, ";вольными"; людьми.

Так, в августе 1581 г. казаки ограбили русское и ногайское посольства. Грабились и купеческие караваны. На Волгу были посланы карательные отряды. Немало волжских удальцов оказалось на виселице...

Весной 1582 г. волжские казаки во главе с Иваном Кольцо, Никитой Паком, Саввой Болдырем числом около 500 человек ушли вверх по Волге и Каме к Строгановым, где под предводительством Ермака Тимофеевича составили костяк ";сибирской дружины"; стали героями ";сибирского взятия";.

Народная память сохранила много преданий о вольной казац­кой жизни на Самарской Луке.

В 1556 г. хан Ногайской Орды Измаил просил Ивана Грозного поставить крепости в устьях рек Самара, Иргиза и на Переволоке. Однако для такого строительства нужны были значительные сред­ства, а их в то время у России не хватало. Сначала вместо кре­постей была создана сторожевая служба на правом берегу Волги. Посылались по реке с верховьев до Астрахани ";плавные рати";. Для закрепления русского государства на Волге надо было спешно строить города – крепости с гарнизонами.

2. Основание Самары.

Волга стала русской рекой и восточной границей русского госу­дарства. На ее берегах началось строительство оборонительных укреплений. Были построены города-крепости Алатырь (1552), Чебоксары (1556), Уфа (1574), Самара (1586), Саратов (1590), Царицын (1589) и другие. Начинается хозяйственное, культурное и политическое развитие народов Поволжья.

В литературе часто путают ";Самар"; (известный с ХIV века), некогда процветающий порт, и крепость ";Самарский городок";. Они были построены в нескольких километрах друг от друга. Порт Самар (ныне – район поселка Гранный) был рассчитан для судоходства и стоял на самом выгодном месте – не берегу Волги. Крепость же ";Самарский городок"; (в районе нынешней Хлебной площади Самары) был поставлен на холме как оборонительное сооружение, как фор­пост на границе России и Азии.

В 1585 году в самарское урочище послали подьячих из Раз­рядного приказа. Они осмотрели местность и выбрали место для строительства крепости. В Москве были составлены чертежи и сме­ты, а указ возглавить экспедицию был послан в конце 1585 – на­чале 1586 г. опытному военачальнику и строителю алатырскому воеводе князю Григорию Осифовичу Засекину.

Весной 1586 г. струги и плоты с воинскими и работными людь­ми, а также лесом и припасами для строительства городка спусти­лись вниз по Волге к устью р. Самары. К концу лета появились первые известия о Самаре, а в сентябре того же года в построен­ном городке останавливались уже посольские и торговые караваны.

В середина XVII в. Волга, у Самары пробила себе новый путь, ее русло сдвинулось на восток на 1,5-2 км – прямо под городские стены, топография окружающей местности резко изменилась, и тогда-то, почти век спустя, в полной мере выявилась поразительная даль­новидность и точность выбора места под крепость!

Крепость, построенная на мысе водораздела рукава Самары и Волги, имела форму прямоугольника с размерами сторон 213 на 245 м. Ее ограждал бревенчатый палисад (острог) высотою 2,5-3 м. В палисаде на расстоянии 60-100 м друг от друга стояли один­надцать сторожевых башен с обламами, шатровыми крышами и на­блюдательными вышками. Башни крепости по углам были шестигран­ные, а в проемах стен – четырехгранные.

Крепость располагалась на волжском склоне водораздела так, что ее восточная стена со сторожевыми башнями проходила по гребню, а населенная часть была скрыта от обзора со стороны наиболее вероятного противника. Южная стена стояла вдоль круто­го правого берега р.Самары, являвшейся серьезным природным препятствием. К северной стороне крепости вплотную примыкал лес, который также препятствовал подходу к крепости отрядов противника. Западная сторона была обращена к Волге. Здесь от стен крепости до реки лежали пойменные пески, по которым шла основная и единственная дорога связи городка с Русью.

Первые описания Самары как укрепленного городка сделали в 1623 г. московский купец Ф.А.Котов, плывший по Волге с царски­ми товарами в Персию, и 28 августа 1636 года секретарь голштинского посольства Адам Олеарий, также проплывая в Персию. А.Олеарий сделал и первый рисунок самарского городка.

Город занял заметное место в истории продвижения русских людей на юго-восток. Самарский городок становится центром оживленной традиционной торговли, опорным пунктом освоения но­вых земель.

Центральное правительство не считало вначале здесь свои позиции прочными. Чтобы сгладить остроту, Иван Грозный наказы­вал своим воеводам: ";К татарам, и чувашам, и черемисам и ко всяким иноземцам ласку и привет держати, и во всех делах татар, чуваш и черемису для своей корысти отнюдь не жесточити, при­ставы смотрети и беречи накрепко... при сборе налогов обид и тесноты никакой не делать... посулов и поминков ни у кого ни отчего не имети";. Воеводы, однако, не всегда считались с ука­зом царя.

Вопросы и задания

1. Из кого складывалось казачество в Жигулях?

2. С какой целью правительство заселяло Среднее Поволжье и построило крепость Самару.

3. Что Вам известно о деятельности Г.О.Засекина?

4. Кто сделал первые рисунки и описания города-крепости Самары?

5. Какой наказ давал Иван Грозный своим воеводам?

Документ

Описание Самары, данное Адамом Олеарием в 1636 г.

... 28 августа, заблаговременно вновь собрались мы в путь и до восхода солнца дошли до г.Самара, который считается в 350 верстах от Казани.

Этот город лежит по левую руку, в двух верстах от берега, построен в виде четырехугольника, имеет небольшое количество каменных церквей и монастырей и получил название от р.Самары, которая в трех верстах под городом дает рукав (его они называют сын-Самары) в Волгу, но главным течением своим вливается в нее лишь тридцатью верстами ниже...

А.Олеарий. ";Описание путешествия";, с.383.

3. Смутное время.

В начале XVI в. в России разразилась гражданская война, названная современниками ";Смутой";. Причиной катастрофы, угро­жавшей стране гибелью, стал острый внутренний кризис, ослож­ненный вмешательством извне и прямой иностранной интервенцией. Население, измученное Ливонской войной и опричным террором Ивана Грозного, стало жертвой страшного голода 1601-1603 гг. Устои монархии пошатнулись из-за пресечения московской правя­щей династии потомков Ивана Калиты. Последний царь из этого рода Федор, сын Ивана Грозного , умер бездетным, другие сыновья царя погибли еще ранее. В течение 1603-1613 гг. страну потря­сали многочисленные восстания, заговоры, мятежи, терзали ин­тервенты, авантюристы, разбойники.

Не обошла смута и Самарский край. Весной 1606 г. рать са­мозванного ";царевича Петра"; – ";племянника "; самозванного царя ";Дмитрия Ивановича"; (беглого монаха Григория Отрепьева) пришла с Терека на Волгу и двинулась вверх на стругах. Казаки ";всяких служилых людей побивали до смерти";, грабили купцов. Иноземные торговцы боялись появляться в беспокойных городах и крепостях на Волге...

Атаман Иван Заруцкий и Марина Мнишек (бывшая супруга обоих самозванцев – Лжедмитрия I и Лжедмитрий II) не признали избрание Михаила Романова царем, им самим все еще грезился царский трон.

Авантюристы укрылись в Астрахани (предварительно убив воеводу Хворостинина, пытаясь получить военную поддержку в Персии).

Саратов и Царицын во время Смуты были уничтожены и Самаре пришлость стать опорным пунктом для отпора новому врагу рос­сийской государственности. Воеводой был назначен опытный вое­начальник – троюродный брат героя освобождения Москвы – Д.П. Пожарский. Он хорошо организовал разведку, нанес удар союзни­кам Заруцкого – ногайцам, отбил у них русский полон – ";мужиков и женок и робят";, скот, обезопасил торговые пути, вчетверо уве­личил доходы казны от таможенных сборов с 500 до 2000 рублей), обеспечил сохранность товаров иноземных купцов, содействовал дипломати­ческим переговорам с послами Хивы и Персии.

В Самару прибыли подкрепления с Верхней Волги и из Казани под началом воевод И.Н.Одоевского и С.В.Головина. А в Астраха­ни тем временем начались раздоры в пестром по составу лагере Заруцкого. Ему пришлось бежать на реку Яик. 24 июля 1614 г. атаман, Марина Мнишек с сыном (";воренком";) были пленены и затем до­ставлены в столицу. В состав конвоя входила и сотня самарских стрельцов М.Соловцова. В Москве Заруцкий и малолетний ";ворёнок"; были казнены, ";царица Марина"; вскоре умерла (или была тайно убита) в тюрьме.

Самарский гарнизон выполнил свое предназначение в самое трудное не только для города, но и для страны время. Он активно участвовал в разгроме мятежа Заруцкого, обеспечил дипломатические и торговые связи России со странами Востока, охрану ее рубежей. Самара внесла достойный вклад в возрождение российской государственности, в предотвращении интервенции со стороны Турции и Ирана. Вновь стал свободным и относительно безопасным великий волжский путь. И вновь по нему стали спокойно путешествовать и торговцы и дипломаты.

4. Самарский уезд и его администрация в XVII в.

После смутного времени возрастает значение Самары как город­ка-крепости на волжском судоходном пути, как крупного перевалочного пункта юго-восточной торговли. Тогда же Самара стано­вится уездным городом.

В пограничных городках – крепостях вся административная и военная власть сосредоточивалась в руках воевод. Должность эта считалась прибыльной, выгодной. Иногда в город посылали сразу двух воевод – первого и его ";товарища";.

Административным центром городка и уезда являлась приказ­ная, или, как ее еще называли, съезжая изба. В ней заседали воеводы, городничий, но прежде всего приказные подъячии. В их руках находилось все делопроизводство: они выступали перед про­сителями от лица местной администрации. Для переговоров с ногаями, калмыками, чувашами и т.д. при приказной избе постоянно находились переводчики – толмачи. В начале 1680-х годов их было два – чувашский и татарский.

Непосредственно население Самары было подведомственно го­родовым приказчикам городничиим). Городничий занимались во­просами внутригородской жизни, надзором за оборонительными со­оружениями, организацией общественных работ.

Полицейские функции в городке, надзор за порядком первона­чально выполняли воеводы и городовые приказчики, а позднее (первое упоминание в середине 1650-х годов) – пристав. Он от­вечал за предупреждение возможных преступлений, розыск преступ­ников, организацию судебного процесса. Для наказаний в городке имелся свой палач, в кремле находилась тюрьма, а при ней сторож.

Главной опорой местного административно-полицейского аппа­рата выступало самарское дворянство. Всего в городке насчитыва­лось не более 20 семей дворян и детей боярских. Помимо службы в самарском гарнизоне, дворяне выполняли многочисленные разовые поручения администрации.

На протяжении всего XVII в. Самара была прежде всего сторо­жевой крепостью на юго-восточных окраинах русского государства, поэтому важную роль в ее жизни играл гарнизон крепости. Числен­ность его на протяжении столетия колебалась от 300 до 500 чело­век. На исходе столетия из стрельцов крепости составился особый приказ (полк) во главе с головой. В последней четверти XVII в. сотнику конных стрельцов полагался годовой оклад в размере 15 руб. денег да ";хлеба 15 четвертей ржи, овса тож";. Пеший же стрелец получал в год ";денег по 3 рубля, хлеба по 7 четвер­тей, овса тож";.

По росписи 1681 г. элиту самарского гарнизона составляли 18 дворян и детей боярских. Они занимали командные должности, как правило сотников. Около 70 человек гарнизона составляли ";иноземцы";: мелкая шляхта и ";приборные люди"; из недавно при­соединенных городов и местностей Речи Посполитой. При городской артиллерии состояла команда пушкарей (8-10 человек). Их служба, как и ";иноземцев";, оценивалась высоко.

Основой же военной силы крепости были стрельцы – около трех сотен пеших и сотня конных. К особой группе служилых людей следует отнести юртовых казаков, живших под стенами крепости в отдельной слободе.

В 1615 и 1622 гг. жители города Самары отражали нападения ногайцев. В 1644 г. самарцы, вместе с другими отрядами, прис­ланными из других городов, ходили во главе с воеводой Львом Плещеевым в ";калмыцкий поход";, стремясь оттеснить агрессивных соседей в глубь заволжских степей. Не раз со сторожевой башни крепости, заставляя стрельцов, казаков и жителей спешно брать­ся за оружие, гудел набатный колокол, присланный царем Михаилом Федоровичем с надписью ";Лето 7151 (1643) августа, 20 день, по государеву и великого князя Михаила Федоровича указу, сей вес­товой колокол послан с Москвы на Самару и вес в нем 14 пуд и 25 гривенок";.

Небольшие разбойничьи отряды калмыков и башкир то и дело появлялись под Самарой, отгоняли скот, жгли укрепления, захва­тывали в плен отдельных горожан, ";селян"; и продавали их в раб­ство... Воинские люди должны были охранять волжский торговый путь, рыболовные станы и ватаги, стоять на заставах вокруг Са­мары и в наиболее опасных местах уезда, сопровождать посоль­ские и торговые караваны.

Система оборонительных учреждений в XVII в. претерпела из­менения. Изменилась и топография местности. Волга пробила но­вое русло ближе к городу между ней и рекой Самарой, также под стенами города, возникла протока – ";перебоина";. Крепость с посадами и прилегающими слободами оказалась вытянутой точно вдоль Волги с юга на север.

Изменение топографии Самары, появление в заволжских степях калмыков сопособствовали созданию в середине 40-х годов еще од­ной укрепленной линии. В 1645 г. царским указом было велено ";у Самарского городка, со стороны защищенной реками, устроить дополнительные земляные укрепления в виде рва и вала со сто­рожевою ";высокою деревянною башнею";. Кроме находившихся под стенами острога ближних ";надолб";, появились ";дальние";. Новые оборонительные сооружения отстояли настолько далеко от город­ка (за Студеным оврагом!), что смогли защищать даже ";конские и скотские выпасы";. В других населенных пунктах строились простейшие оборонительные сооружения (";заставы";, ";заборы с боем";). Появились городки-крепости с артиллерией в Надеинском Усолье, в вотчине Вознесенского монастыря, в рыбной слобода на Сокском устье.

Сооружение в середине XVII в. Симбирско-Корсунской и Закамской оборонительных линий, основание Симбирска сняло в известной мере изоляцию Самары и образовавшегося вокруг нее уезда от основного ареала земель Среднего Поволжья, освоенных земледель­ческим населением. Завершило этот процесс строительство Сызрани и отдельных сооружений Сызранской линии.

Сызрань была основана в 1683 г. Были построены и укреплен­ные пункты Кашпир, Печерская слобода. Их гарнизоны заселялись служилыми людьми из Казани, Тетюшей, Чебоксар и т.д. Сызранская засечная черта (недостроенная) соединялась с Пензенской чертой. Сызрань обнесли семиугольной деревянной стеной и башнями общей протяженностью 290 сажен. Одну из башен, Спасскую, сделали позднее из камня. Кашпир же представлял собою в плане почти квадратную деревянную крепость с восемью башнями. Стены с трех сторон окружали земляные валы и надолбы, с четвертой, восточной, хорошо защищал крутой спуск к Волге.

Территория края интенсивно обустраивалась, появлялись все новые селения, феодальные вотчины. Несмотря на первостепенную важность военно-административных проблем, значительное место в деятельности местных властей занимали полицейская, финансовая и хозяйственная деятельность.

5. Экономическое развитие края.

Присоединение Самарского Поволжья в середине XVI в. в состав России потребовало постепенного включения жителей его территории в систему традиционных социально-политических и эко­номических отношений, господствовавших в средневековом россий­ском обществе.

С присоединением к России производительные силы и культура в Поволжье стали развиваться значительно быстрее. Развиваются земледелие, животноводство, промыслы, торговля. Идет интенсив­ное заселение земель. Началось регулярное движение по Волге и Каме.

В крае росло землевладение светских и церковных феодалов. Одним из первых значительные владения получил Троицко-Свияжский монастырь. Еще в 1594 г. крупные участки были отведены Богородицкому ";Преображенскому монастырям";. Казанскому митрополиту. В 1606 г. московскому Чудову монастырю было представлено лево­бережье Волги от устья Самары до устья Иргиза. Рыбная ловля по Иргизу отошла Новоспасскому монастырю.

Монастыри переселяли на полученные от царя угодья крестьян из внутренних районов России. Параллельно шла боярская и дво­рянская колонизация края. Переселялись на новые земли и госу­дарственные крестьяне.

Местное нерусское население было превращено в государст­венных (ясашных) крестьян, подвергалось христианизации. Многие крестьяне, бежавшие от своих господ в заволжские пустующие земли, жили под угрозой возвращения прежним владельцам. Мирные поселенцы жилы под постоянной угрозой разбойных нападений ко­чевников.

Около Усольского острожка (построен в 1614 г.) продолжали работать соляные варницы. В 1632 г. они перешли к купцу Надею Светешникову, который увеличил число рабочих и расширил варницы. Росли доходы от продажи соли. В 1680 г. царь Алексей Михайлович за 6500 р. приказал выкупить у Н.Светешникова Усолье с варницами, крестьянами, бобылями, рыбными ловлями и угодья­ми. Все это было отдано во владение Савво-Сторожевского монастыря. Монастырь увеличил добычу соли и рыбные промыслы, перево­дил сюда крестьян из других владений, охотно принимал беглых крестьян, присоединял земли с селами Архангельское (Новинки), Торновское, Старый Теплый Стан, Новый Теплый Стан, Жигулевка, Усолье.

Переселенцы сначала устраивали починки, которые потом вырастали в деревни и села. Пришлому населению трудно было об­заводиться хозяйством, поэтому новички подселялись к уже имев­шим свое хозяйство ";захребетниками";, ";подсоседниками";, ";сосе­дями";. Построив дом и заведя усадьбу, ";захребетник"; переходил в категорию бобыля, а получив участок земли, переходил в ка­тегорию тяглого населения. Савво-Старожевский монастырь осво­бождал поселенцев на несколько лет от повинностей и давал средства на обзаведение. Так поступали и другие владельцы. Переселенцы в XVII в. шли из уездов Верхнего, Нижегородского и Казанского Поволжья. Но были посадские, выходцы из дворцовых волостей, монастырские, помещичьи крестьяне, казаки, отстав­ные стрельцы и т.п. ";Вольные люди"; самовольно основывали села и деревни на ";ничейной"; земле.

Первые основные сельские поселения возникли на Самарской Луке. Ею в основном и ограничивалась первоначально сельская округа Самары.

Самарские дети боярские и дворяне вслед за монастырскими старцами с 1640-х гг. также приступили к освоению Самарской Луки. Но все ближние к городу, лучшие земли были разобраны и им пришлось довольствоваться выходящими к Волге межгорными долинами. Там и возникли небольшие деревушки Ширяев Буерак (Ширяево), Моркваши, Ермаково, Кольцово, Осиновый Буерак (Осиновка) и другие.

Пришедшие позднее мордва и чуваши облюбовали центральную часть Самарской Луки, и ";за лесом"; появились Аскулы, Сосновый и Березовый Солонцы, Кармалы, Севрюкаево.

Широкое развитие получило промысловое рыболовство. Этим промыслом занималось значительное количество горожан – посад­ских людей и стрельцов.

Среди занятий жителей Самары известны также плотничество, изготовление кирпича, кузнечное дело, гончарство, огородни­чество.

Существенную роль для жителей Самары и окрестностей в их занятиях играл волжский торговый путь и отходившие от него до­роги на Яик, в Среднюю Азию, сухопутный путь к Москве. Самарцы и работные люди, пришедшие с верховьев, работали на судах, на­нимались бурлаками, более состоятельные занимались извозом.

Сельское население занималось прежде всего земледелием. Переселенцы сталкивались на новом месте с совершенно необычными для себя условиями. Вместо привычного дождливого короткого лета они испытывали действие засух и суховеев, вместо серых мало­плодородных почв сеяли зерно в самарские черноземы. Однако урожаи озимых – ржи и яровых, прежде всего овса, были в среднем такими же, как на местах их былого жительства. Местные земледельцы вкладывали меньше времени и труда в сельскохозяйствен­ное производство, предпочитали подрабатывать на промыслах. Местная сельскохозяйственная округа не могла полностью про­кормить свой уездный центр и часть хлеба для питания горожан приходилось завозить с верховьев Волги.

Самарский уезд являлся уникальным явлением в русской сред­невековой истории. Он находился далеко за пределами границ расселения русского оседлого населения. Край был оторван от основного ареала, окружен степными и лесостепными кочевьями. Поселиться здесь в относительной безопасности от нападения кочевников первые земледельцы и промысловики смогли только благодаря уникальным природным условиям прежде всего Самарской Луки, надежно защищавших местных жителей.

В 1616-1648 гг. проводилась перепись, подворно переписы­валось все податное население мужского пола. Чтобы окончатель­но прикрепить крестьян к земле и к помещику, было издано Со­борное Уложежие 1649 г. Крестьяне принудительно работали на барина, обязаны были приносить ему хлеб, муку, баранов, кур, яйца...

Документы XVII в сообщают: ";Бояре и дальние и ближние, и всяких чинов люди помещики и вотчинники ведают и судят своих крестьян во всяких крестьянских делах, кроме разбойных и иных воровских дел, ... пользуются правом сажать в тюрьму, в колоду, в железа, бить батагами, и кнутом, подвергать пыткам";.

6. С.Т.Разин в Самарском Поволжье

Кульминацией социальных выступлений в XVII веке стало вос­стание казаков и крестьян под предводительством С.Т.Разина.

Разинское движение до основ потрясло южные и юго-восточные окраины России. Не обошло оно и Самарский край.

Во время сражения в Саратове находившиеся там 200 самарских стрельцов отказались драться против разинских войск и ушли из города. Саратовские жители сдали свой город добровольно. Вскоре и в Самаре появились сторонники Разина с ";подметными письмами";, в которых призывали идти на ";изменников-бояр";.

Вскоре Самара и селения Самарской Луки, особенно Усольские слободы, оказались плацдармом, где накапливались все силы, шедшие на помощь Разину под Симбирск, а затем позднее туда отступали разбитые, но не покорившиеся отряды сподвижников Степана Тимофеевича.

Самарские жители, включая гарнизон, в августе 1670 г. добро­вольно открыли ворота перед разинскими отрядами. Воеводу Алфимова и немногих его сторонников ";посадили в воду";... В городе было устроено самоуправление по типу казачьего круга. Восста­ние жителей возглавили И.Говорухин и М.Нелосный, в чьих руках практически оказалась вся власть.

Игумен Спасо-Преображенского монастыря Пахомий сообщил в Москву: ";Самаряне воровскому казаку Ромашке дали две пушки и две бочки зелья... Да к ним пристали самарские жители Мишка Нелосной с товарищи. И всего собралось их с яицкими казаками со 150 человек и служат казаки конницей, а Мишка с товарищи – пехотой";.

Многие самарцы примкнули к отрядам атамана Ивана Константинова и под его руководством двинулись к Симбирску...

Большая часть жителей, вероятно, колебалась, выжидая, на чьей стороне больше сил. Поэтому, когда Разин с немногими каза­ками бежал из-под Симбирска на Дон, самарцы закрыли перед ним ворота города.

Однако движение на этом не завершилось. На помощь разинцам шли новые и новые отряды. Весть о поражении под Симбирском за­ставала многих из них в Самаре. Так в городке оказались названый брат Степана Леско Черкашенин, яицкий атаман Ромашка Тимофеев и многие другие. Отряды из Самары и сел Самарской Луки уходили в Симбирский край, где пытались развернуть новое широкое движе­ние. Так, Р.Тимофеев со своими сподвижниками сражался под Симбирской чертой у Уреня, И.Говорухин с отрядом самарцев воевал под Белым Яром.

После гибели С.Т.Разина сподвижники атамана во главе с Иваном Константиновым вновь захватили Самару. Сюда пришел с большим отрядом и другой известный атаман – Федор Шелудяк. Они вновь попытались взять Симбирск, но были разбиты. Иван Констан­тинов погиб в бою, а Шелудяк ушел вниз по Волге. Один из утесов Жигулевских гор и поныне носит его имя.

20 июня 1671 г. город принес повинную. Немногим раньше смирились жители Надеждинского Усолья. Так завершилась почти годовая эпопея самарской вольности. Зачинщиков выискивали. казнили и ссылали на вечное поселение в северные окраины госу­дарства.

В Поволжье долго жила вера в то, что С.Т.Разин жив и снова вернется. О нем и его сподвижниках сложено много песен, легенд и преданий.

Вопросы и задания.

1. Какова роль Самары в событиях смутного времени?

2. Для какой цели царь Михаил Федорович прислал набатный колокол в Самару?

3. Когда крепость Самара была переименована в город?

4. Почему было необходимо охранять Самару и строить укреп­ленные черты и крепости в XVII в.?

5. Какие ремесла и отрасли хозяйства развивались в крае в XVII в.?

6. Какое участие принимали самарцы в восстании С.Т.Разина?

7. Какие сказания, легенды, предания о С.Т.Разине известны Вам?

8. Покажите на карте первые населенные пункты Самарского уезда, речные пути и ";переволоки";.

Документы

1. Грамота Степана Разина к народу

с призывом присоединитьсяк восстанию.

Сентябрь 1670 г.

Пишет вам Степан Тимофеевич всей черни. Хто хочет богу да государю послужить, да и великому войску, да и Степану Тимо­феевичу, и я выслал казаков, и вам бы заодно изменников и мирских кравопивцев вывадить.

И мои казаки како промысь станут чинить и вам бы итить к ним в совет, и кабальныя и апальныя шли бы в полк к моим казакам";1.

2. Сообщение воеводы Я.Хитрово о сдаче Степану Разину г. Самары.

Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу холоп твой Янко Хитрово челом бьет.

В нынешнем, государь, во 179 (1670) г. по твоему, вели­кого государя указу посылал я, холоп твой, ис Танбова на Пензу танбовских станичников вожа Корнюшка Мордасова с товарищи для проведывания вестей про вора и изменника Стеньку Разина с то­варищи. И сентября, государь, в 12 день вож Корнюшка Мордасов в Тамбов приехал, а в распросе мне, холопу твоему, сказал, приехал де он, Корнюшка с товарищи в Керенск, и ему де, Корнюшке, в Керенске сказывал керенский воевода.

Приехал де в Керенск из Симбирска казак, а в распросе ему сказал: вору де Стенку Разину с товарищи самарские жители Самару сдали. И сентября же, де, государь, в 4-м числе от него, вора от Стеньки Разина воровские казаки приезжали к Белому Яру, стругов с десяти, бы де под Белым Яром, пошли назад к нему ж, к Стеньке Разину с товарищи2.

Лекция седьмая

САМАРСКИЙ КРАЙ В XVIII ВЕКА

";... может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать";.

Михаил Ломоносов.

План

1. Социально-экономическое развитие края.

2. Оренбургская экспедиция. Новозакамская и Самарская укреп­ленные линии.

3. Восстание под предводительством Е.И.Пугачева и Самарский край.

4. Освоение самарского Поволжья в последней четверти XVIII века.

Литература

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XVI – первая половина XIX века. – М., 2000.

– Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область: Хрестоматия для преподавателей истории и учащихся старших классов средней школы. Ред. Е.И.Медведев. – Куйбышев, 1966.

– Носков А.И. Минувшее проходит предо мною... О славных самарцах и самарских днях знаменитых россиян. – Самара, 1998.

– Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древней­ших времен до начала XX века. – Самара, 1993. Кн.1.

– Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник докумен­тов и материалов. Колл. авторов. Ред.: Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н., Самара, 2000.

– Смирнов Ю.Н. Оренбургская экспедиция (комиссия) и присоединение Заволжья к России в 30-40-е гг. XVIII в. – Самара, 1997.

– Тихомиров М.Н. К истории колонизации самарского края // Извес­тия Самарского государственного университета. Вып.5.- Самара,1923.

1. Социально-экономическое развитие края

В конце XVII и в начале XVIII в. административные, хозяйствен­ные, культурные преобразования, проводимые Петром I, непосред­ственно коснулись и Самарского края. Петр I сам побывал на Волге, познакомился с краем и дал указания об использовании естествен­ных ресурсов и освоении Заволжья.

Совершенствовалась система административного управления. В 1708 г., когда в России были учреждены губернии, Самару с приле­гающими землями включили в состав Казанской, а в 1717 г. передали только что созданной Астраханской губернии. Уже через год уезд числился в составе Симбирской провинции (промежуточного звена местного управления между губернией и уездом). Вскоре эта про­винция была передана вновь в Казанскую губернию.

Во главе самарских властей оставался воевода, наделенный очень широкими полномочиями. В городе действовали следующие пра­вительственные учреждения: воеводская канцелярия, магистрат – орган городского самоуправления, крепостная контора по оформлению различных актов и сделок (";крепостей";), таможня для сбора торго­вых пошлин. Для управления непосредственно городом и гарнизоном вводились должности городничего или коменданта, им иногда пору­чались обязанности воеводы, и последняя должность в таком случае упразднялась.

Кроме названных учреждений в Самаре находились караульная изба, две конюшни, каменный пороховой погреб, амбары, сараи, три храма и мужской монастырь, 210 посадских и 107 крестьянских дворов, кабаки, десятки лавочек, несколько ремесленных мастер­ских, базар. Общее число жителей Самары доходило до 2-3 тысяч человек.

В 1703 г. в Самаре случился большой пожар, о котором позднее воевода А.И.Кушников сообщал: ";Кремль и палисад згорели без остатку";. Но добрую половину самарского городка пожар поща­дил. В 1703-1706 гг. общегородские укреплении были построены заново. Главной частью укреплений являлась земляная крепость, построенная по европейскому образцу. Она имела форму ромба, по ее углам располагались крупные земляные бастионы. Бастионы вен­чались срубами артиллерийских казематов с бревенчатыми покрыти­ями.

В 1730 г. был утвержден первый герб города Самары. В 1780 г. он был подтвержден указом Екатерины II в прежнем виде – в форме щита, на котором изображена ";дикая коза белая, стоящая на траве в голубом поле";.

Все жилые дома в Самаре XVIII в. оставались деревянными, что требовало постоянных забот о противопожарной безопасности. В 1765 г. вспыхнул третий по счету с 1745 г. большой пожар, унесший ";церквей каменных две, деревянных же две же, магистрат, воевод­ский дом и все тамошнего купечества лавки, два кабака, да обывательских 418 дворов, людей женска пола 2 человека";. От огня ";с великим трудом"; были сохранены соборная церковь, пороховой погреб, склады казенного продовольствия, водки и соли, ведавший сбором податей комиссариат и всего лишь 170 ";обыва­тельских дворов";.

Городские власти наблюдали также за соблюдением чистоты и уборкой мусора с улиц и дворов. В конце XVIII в. отмечалось, что в Самаре ";воздух всегда чистый, благотворный и для жителя весь­ма здоровый";.

С колонизацией Заволжья в XVIII в. создавались новые опорные пункты. Недалеко от Самары появился укрепленный пункт Алексеевск, в 1738 г. – г. Ставрополь.

Наиболее крупными предприятиями, организованными по типу мануфактурного производства на территории Самарского Поволжья в XVII-XVIII вв. являлись соляной промысел и серные ";заводы";.

Соль добывалась на территории Надеинского Усолья в нижнем и среднем течении речки Усолки, там, где из-под гор били соляные ключи. Труд людей, занятых вываркой соли, был необычайно тяжел. На один вложенный в промысел рубль владельцы получали более двух...

Изнурительные войны с Турцией и Швецией требовали много пороха. Потребовалось много серы.

По указу Петра I в местах выхода серы на поверхность по реке Сок в 1703 г. устроили три ";завода";, а для их охраны рядом за­ложили небольшую крепость Сергиевск. На строительство было моби­лизовано 4 тыс. крестьян из ближайших селений. Для производства серы выписали 1 мастера, 15 подмастерьев из Симбирска и пересе­лили около 50 крестьян дворцовых сел. В 1720 г. один из заводов перевели на Самарскую Луку.

В XVIII в. более быстрыми темпами стало развиваться промыш­ленное производство Самарского края. В верховьях Сока помещик П.И.Рычков в своем имении имел два медеплавильных завода. Недалеко от Сызрани в имении помещика Малова работала суконная фабрика с 13 станками и 213 рабочими. Строились заводы виноку­ренные, поташные, кожевенные. свечные, водяные и ветряные мель­ницы. Крестьяне занимались столярным, гончарным, скорняжным, портняжным, кожевенным, шорным , колесным и другими промыслами. Большим спросом пользовались мерлушковые тулупы, сшитые в кал­мыцких селениях под Самарой и Ставрополем.

В Сызрани были развиты портняжное, плотницкое, шапочное, рукавичное, калачное, хлебное, сапожное, кузнечное, серебряное, маслодельное, пряльное, шерстобитное, овчинное, скорняжное и переплетное ремесла.

Ремесленники многих специальностей жили в Самаре (бондари, иконники, камышники, кирпичники, кузнецы, плотники, сапожники, часовники...).

Расширялся традиционный волжский промысел – судоходство. В судовые работники, главным образом в бурлаки, подавались крестьяне приречных сел и деревень, бедные горожане, беглые крепостные.

В дворянских имениях имелись небольшие мануфактуры: кожевен­ные, салотопленные, мыловаренные, овчинные, свечные, суконные.

Развивалась торговля, рос купеческий слой. На 1767 г. в Самаре и ее пригороде Алексевске проживало 437 купцов, в Сызрани 1194, в купеческой слободе Ставрополя – 129.

Весьма значительным для самарских жителей был рыбный про­мысел и рыбный торг.

Две важнейшие торговые дороги, по Волге и через степь на Яик, создавали благоприятные условия для втягивания Самарского края в орбиту всероссийского рынка. Здешние жители поставляли на него хлеб, рыбу, скот, птицу, овощи, сукно, холст, кожи, сало и другие товары.

Предметами ввоза были шелк, чай, кофе, сахар, виноградные вина, промышленные изделия. Многие ";знатные товары"; покупались у восточных купцов, следовавших через Самарский край с Яика и из Оренбурга.

Продажа соли являлась казенной монополией. Контрабандная торговля солью сурово пресекалась. Распространенным промыслом, связанным с обслуживанием торговли , был гужевой извоз.

Сельское хозяйство края развивалось в тесной связи с процес­сом освоения его территории. Описания, представленные в 1728 г. Сенату, свидетельствуют о том, что даже в окрестностях Самары, где ";к пашне и севу хлеба места весьма угодные, пространные, но хлеба в севе не происходит за частыми набеги неприятельских людей каракалпак и протчего басурманского народа";. Однако по­степенно земледелие в крае к концу века распространилось почти повсеместно.

Основными зерновыми культурами оставались рожь и овес, но заметно расширились посевы под пшеницей, ячменем, просом, гре­чихой, полбой и горохом. Из технических культур распространение получили лен и особенно конопля. Урожайность зерновых культур достигала сам-5, сам-6, на целине же достигала сам-15.

Основными сельскохозяйственными орудиями в помещичьем и крестьянском хозяйстве оставались соха, борона, серп и коса. Для подъема новых земель использовался плуг или его поволжская разновидность – сабан. Работа с ним требовала от трех до пяти-шести лошадей, что оказывалось лишь под силу зажиточному крестьянину.

";Каждый деревенский житель при дворе своем огород имеет";, – сообщал П.И.Рычков. Еще в 1728 г. в окрестностях Самары, Сыз­рани, Алексеевки сажали дыни, арбузы, огурцы, тыквы, редьку, морковь, свеклу, капусту, хрен, репу. Репа в сельской мест­ности считалась не огородной, а полевой культурой до тех пор, пока ее не вытеснил с полей картофель. Культивировался стручко­вый перец, а украинцами Кинель-Черкасский слободы – табак, Во второй половине XVIII в. огородничество приобрело товарный ха­рактер. Меньше развивалось садоводство. Лишь в Сызрани раз­водились хорошие яблоневые сады.

Продолжал бытовать бортный промысел, особенно у мордвы. Но он постепенно заменялся пасечным пчеловодством, прежде всего у татарских и русских крестьян, там, где ощущался недостаток ";дерев, которыя для бортей потребны";.

Происходил плодотворный обмен трудовыми навыками между на­родами, населяющих край. Не существовало вражды по национальному, сословному или религиозному признаку. ";Согласие сих различных жи­телей достойно удивления. Они не ссорятся ни за границы, ни за притеснения, ни же за какие-либо дела";, – писал о здешнем много­национальном крестьянстве академик И.П.Фальк.1

В XVI-XVII вв. в России окончательно оформляется система кре­постного права. Феодально-крепостнические отношения проникают в новоосваиваемые районы, вовлекая в свою сферу население территорий, вошедших в состав Российского государства.

Оформление крепостничества вызвало обострение взаимоотноше­ний между крестьянством, средними и беднейшими слоями посадского населения и феодалами. Население окраинных районов более обо­стренно реагировало на усиление феодального гнета. Самарский край входил в ареал этих земель. Его население формировалось в основном из беглых людей, ушедших ";за волей"; подальше от крепостнического центра. Этим людям нечего было терять. Конкретными виновниками своих бед люмпенизированные работники промыслов и волжского судоходства считали местную феодальную администрацию, верхушку волжских предпринимателей, приказных людей из центра.

Пришлое крестьянское население селилось на дворцовых, мо­настырских, патриарших землях, где ему представлялись поначалу значительные льготы. Позже за лес, который они свободно рубили, за рыбные ловли, бортные ухожаи – за все со временем приходилось платить, и чем дальше, тем больше. Вводились новые налоги, увеличивались старые, появлялись чрезвычайные сборы. Особенно трудны были различные повинности: строительные работы, по­сылки с обозами и т.д. Устанавливалась мелочная регламентация жизни крепостных, сковывалась хозяйственная инициатива людей.

Формами антикрепостнических протестов были: подача чело­битных, бегство от хозяев, неповиновение, а иногда выступления ";бунтом и скопом";, участие в крестьянских и казачьих движениях С.Т. Разина, К.Ф.Булавина, Е.И.Пугачева.

Во второй половине XVIII в. гнет крепостничества усилился. В 1765 г. Екатерина II подписала указ,по которому помещик мог без всякого суда ссылать своих крепостных на каторгу. Через два года она еще более ужесточила этот государственный указ. Теперь всякий крестьянин, подавший жалобу на помещика, рассматривался как бунтовщик, подлежал наказанию кнутом и ссылке на каторжные работы. Искать защиты от произвола помещиков фактически было негде.

2. Оренбургская экспедиция. Новозакамская и Самарская укрепленные линии.

В ХVIII в. граница русского государства в Среднем Поволжье до­вольно быстро перемещалась на юго-восток. Ранее построенные здесь крепости-города в XVII-XVIII вв. были дополнены полевыми укреплен­ными линиями: Симбирской, Коросунской, Закамской, Сызранской, Новозакамской и Самарской.

В систему этих укрепленных линий входили земляные и деревян­ные крепости, фельдшанци, редуты, непрерывные рвы, лесные за­секи. Вдоль них располагались гарнизоны регулярных и ландмилицейских войск, оснащенных артиллерией, стрелковым оружием, запасами боеприпасов и продовольствия. Под защитой укрепленных линий быстро росли села и деревни, развивалось земледелие.

Важным ключевым мероприятием в освоении Заволжья стала дея­тельность Оренбургской экспедиции (комиссии). Ее деятельность продолжалась десять лет (май 1734-март 1744). Семь лет из десяти она находилась в Самаре (сентябрь 1736-август 1743 гг.). На нее возлагались задачи закрепления под властью российского монарха обширных территорий Заволжья и Южного Урала, земледельческого и промышленного освоения этих земель, развития торговых и полити­ческих связей с народами Казахстана и Средней Азии. Сложности задач по освоению гигантских территорий Юго-Востока требовали и достаточных воинских сил, и опытных инженеров, геодезистов, переводчиков, коммерсантов, решительных, гибких, разносторонне развитых руководителей. По своим рангам и положению командиры Оренбургской экспедиции входили в число высших администраторов государства наравне с губернаторами.

Экспедицию последовательно возглавляли видные государствен­ные деятели, сподвижники царя-реформатора Петра I: И.К.Кирилов (1734-1737), В.Н.Татищев (1737-1739), В.Н.Урусов (1740-1741), И.И.Неплюев (1742-1744). При Неклюеве подразделения экспедиции переводятся из Самары в построенный на современном месте Оренбург, который стал в 1744 г. центром обширной губернии.

Экспедиция снарядила в Ташкент первый торговый караван, вела геодезические и картографические работы, занималась открытием мест рудных ископаемых, географическим и этнографическим описа­нием края, строительством городов и крепостей...

В 1737-1738 гг. в Самаре открылись первые школы. Они вы­пускали писарей и переводчиков. Открыты были школы для калмы­ков и татар, переводились книги с восточных языков, начато составление ";Российско-татаро-калмыцкого словаря."; Начался сбор памятников письменной и материальной культуры нерусских народов.

Большое дело начатое И.К.Кириловым продолжил известный государственный деятель: географ, экономист и историк В.Н. Татищев. Он уделял большое внимание строительству в окрестностях Самары, изучению и описанию недр края, оказывал помощь местным народам – мордве, чувашам, башкирам, калмыкам. Регулярно осве­щала деятельность Оренбургской экспедиции первая русская газета ";Ведомости";.

По распоряжению В.Н.Татищева геодезистом А.Норовым был раз­бит первый в Самаре проспект, что явилось примечательным собы­тием. В бытность В.Н.Татищева в Самаре (1737-1739) были по­строены гостинный двор и госпиталь с участком для выращивания лекарственных растений, для которого отведен ";старый государев арбузный огород";. В Самаре им была создана первая татаро-калмыцкая школа, которую возглавил ";студент калмыцкого языка"; Иван Ерофеев. В.Н.Татищев составил карту самарской излучины Волги. Здесь он продолжал работу и над своими трудами ";Общее геогра­фическое описание Сибири"; ";...История Российская";.

В соответствии с указом Сената от 14 февраля 1737 г. под руководством тайного советника Ф.В.Наумова начались крупно­масштабные работы по строительству ";по реке Соку и по другим до реки Ик"; новой Закамской укрепленной линии ";вместо черемшанских форпостов";. Она предназначалась ";для лучшего охране­ния"; уже освоенных районов, но под защиту новой линии перехо­дили и новые обширные территории. Новозакамская линия, начинаясь от устья р.Большого Кинеля, тянулась на Север до с.Красный Яр, затем поворачивала на северо-восток и проходила по левой стороне р.Сока до Сергиевска, далее – через р.Черемшан до р.Кичуя. Протяженность ее примерно 230-240 км., из них 180 про­легали по территории нынешней Самарской области. На строитель­ство линии было мобилизовано 15 тыс. крестьян.

На территории края в систему линии входили крепости Алек­сеевская (1703), Красноярская (1733) и Сергиевская (1703). В селах Красный Яр и Сергиевск сохранились остатки крепостей в виде валов и рвов. Алексеевская крепость имела форму треуголь­ника. По верху ее вала стоял палисад, а в углах треугольника были сооружены земляные бастионы.

На Новозакамской линии в пределах нашей области были два фельдшанца (временная полевая земляная крепость) – Чернореченский и Кондурчинский (с.Крепость Кондурча). Последний хорошо сохранился. Остатки фельдшанца сохранились и в с.Черновке.

По укрепленной линии были также сооружены Кинельский, Крас­ный, Хорошенький, два Орлянских, Сургутский, Липовский, Сурушский редуты (полевое земляное укрепление с наружным рвом и валом). Все фронтальные участки вала через равные интервалы чередовались редантами (треугольный выступ по укрепленной линии). Сохранив­шиеся сооружения Новозакамской укрепленной линии представляют большой военно-исторический интерес и свидетельствуют о высоком уровне развития в России полевой фортификации.

В 1736 г. началось сооружение Самарской укрепленной линии. В отличие от первой здесь в качестве непрерывного препятствия была использована р.Самара, и вдоль нее с интервалами 20-30 км. сооружались земляные крепости Красносамарская, Борская, Ольшан­ская, Бузулукская, Тоцкая, Сорочинская и Новосергиевская. Каждая крепость была окружена рвом, земляным валом, деревянными сте­нами с башнями по углам. Гарнизон каждой крепости составлял от 100 до 200 служилых казаков. Крепости снабжались артилле­рией. Дорога, проложенная вдоль крепостей к г.Самаре и далее в центр России, получила название Московской дороги.

3. Восстание под предводительством Е.И.Пугачева и Самарский край.

Бремя налогов, поборов, повинностей в XVIII в. постоянно отягощалось. Система подушного обложения, заменившая еще при Петре I подворный налог, резко усилила гнет податей ради уве­личения государственных доходов. Крестьяне всех сословных раз­рядов должны были уплачивать в казну по 70 коп. в год за каждую душу мужского пола. Крестьяне продолжали нести в пользу госу­дарства тяжелые натуральные повинности: рекрутские наборы, сопровождение казенных грузов и колодников, войсковые постои, ремонт дорог и мостов и т.д. Острые конфликты возникали при наступлении помещиков на земли государственных крестьян.

В 1773 г. разрозненные; крестьянские выступления и глухое недовольство народных масс переросло в мощное восстание. Его возглавил донской казак Емельян Иванович Пугачев, принявший имя убитого в 1762 г. императора Петра III. Это было совместное выступление всех недовольных крепостничеством, дворянскими при­вилегиями, тяжелыми помещичьими и государственными повинностями, произволом чиновников. В восстании приняли участие люди разных национальностей, выходцы из крестьян, горожан, военно-служильных сословий, работников, дворовых слуг, казаки. Пламя восстания ох­ватило и Самарский край.

К октябрю 1773 г. слухи о Е.И.Пугачеве достигли поселений Самарского Заволжья. О нем заговорили на базарах, на сходках, в трактирах, постоялых дворах и церквях.

В середине октября 1773 г. один из повстанческих отрядов при­был в д.Михайлово Ставропольского уезда. Повстанцы призывали местных крестьян верой и правдой служить ";Петру III ";и даже при­глашали посмотреть на ";государя";, который руководит восставшими. По решению схода крестьяне Л.И.Травкин, Г.Ф.Травкин и Е.К.Котель­ников отправились в Бердскую слободу – ставку Пугачева.

23 октября они были приняты вождем восстания. Результатом беседы явилось вручение Л.И.Травкину именного указа, обращенного к жителям деревни. На крестьянском сходе окрестных сел и деревень местному священнику было поручено трижды прочитать указ Пугачева. По душе им пришлось распоряжение приехавшего из ставки Пугачева казачьего хорунжего, который заявил: ";Смотрите же де, мужики, отнюдь на помещика не работайте и никаких податей ему не платить, а если де мы вперед застанем вас на помещичьей работе, так всех переколем";.

Для руководства борьбой за овладение Самарской укрепленной линии ставка Пугачева отправляет атамана И.Ф.Арапова под Са­мару, а калмыцкого князя Ф.И.Дербетева – в Ставрополь.

Местные власти были не в состоянии справиться с широким народным движением. Ставропольский комендант писал в Петербург:

";Ныне Ставропольского уезда, как Черкассы, как татары, чуваши, мордва и господские крестьяне к таковому к разорению и мятежу согласии, из которой черни ко обороне злодейской толпы делают копья. А сколько и как до меня, так и я ни старались привести того бездушного народа в прежнее состояние и к благополучной тишине, но совсем тем в резон не принимают, а вместо того, как зверский свой разум вдаль простирают, что и последних с указами ее И.В. унтер-офицеров и солдат немилосердно бьют и грабят: а те указы отнимают и совсем пренебрегают, и никакого исполнения и послушания не имеют";.

22 декабря 1773 г. отряд под руководством походного атамана Ильи Федоровича Арапова вышел из Бузулука, захватил в течение двух дней все крепости Самарской укрепленной линии, а затем и пригород Алексеевск (с.Алексеевка Кинельского района). Здесь Ара­пов захватил две пушки и к нему перешли местные жители. Он гото­вился захватить и Самару.

Другой отряд пугачевцев 23 декабря овладел городом Ставропо­лем (на Волге). После этого Самара была отрезана от Казани и Симбирска, где окопались царские войска и могли бы оказать воен­ную помощь. Комендант Самары И.Балахонцев просил помощь из Каза­ни, Симбирска и Сызрани, но не получил ее. Население Самары ожи­дало пугачевцев и готово было к восстанию. Панически настроенный комендант с надежными солдатами, казаками и офицерами в ночь на 25 декабря тайно бежал из Самары в Сызрань через Рождественно и Малую Рязань.

Утром 25 декабря, через несколько часов после бегства Балахонцева, началось шествие горожан за крепостные валы навстречу повстанцам. В нем участвовал бургомистр И.Халевин, купеческий староста И.Бундов, священники и диаконы самарских церквей, мно­гие ";первые граждане"; и рядовые жители. После встречи на подъ­езде к городу процессия двинулась в соборную церковь, где был отслужен молебен. Бургомистр огласил пугачевский манифест, указ Военной коллегии о наборе добровольцев в повстанческую армию и ";увещание к народу о поставке в армию в Оренбург провианта... повольною ценою";.

Арапов сообщил в походную пугачевскую канцелярию, что в горо­де захвачено шесть пушек, но денежную казну и порох увез комендант города капитан Балахонцев. ";Близ же города Самары, – про­должал Арапов – окольные села и деревни жители все в поддан­ство покорились";.

Должностные лица городского управления сохранили свое поло­жение, казачьи командиры и чины гарнизона оставались при исполне­нии обязанностей.

Многие жители Самары и крестьяне окрестных сел изъявили же­лание вступить в повстанческую армию. Некий переселенец С.Владимирцев организовал из них отряд. Об этом Арапов указывал в рапорте Пугачеву: ";... оных же поселян от него Володимерцева в команду мою принято триста семьдесят человек, в том числе год­ных к службе его величества – сто три человека";.

Но продержались пугачевцы в Самаре только четыре дня. Царские войска (полевая команда майора К.Муффеля) овладели 28 декабря 1773 г. селом Рождествено и начали штурм Самары. Произошел оже­сточенный бой. Майор К.Муффель 31 декабря 1773 г. рапортом главнокомандующему А.И.Бибикову доносил, что ";...от города их злодейская пехота чинила крепкий отпор... беспрерывно произво­дила оружейный огонь... Но хотя оные сильно и супротивлялись, однако... были разбиты и захвечены... Злодеев же тех... хотя и побито довольное число, однако за великим снегом и метелью которых трупы заносило, никак исчислить было невозможно: да и здешними обывателями многие трупы были покрадены...";

Пугачевцы, отступив, укрепились в Алексеевке. Они не остав­ляли надежды с получением достаточного подкрепления захватить Самару обратно.

Но к правительственным войскам подошло подкрепление – легкая полевая команда подполковника П.Гринева с двумя гусар­скими эскадронами. К ней был прикомандирован сотрудник секретной следственной комиссии Гаврила Романович Державин, будущий великий русский поэт. 7 января после ожесточенного боя восставшие оставили Алексеевск. Исход борьбы за Самару окончательно решился не в их пользу.

Следствие, проведенное Державиным в Самаре, показало, что все жители повинны в переходе на сторону восставших. Поголовное наказание становилась бессмысленным. Десять горожан ";при собра­нии протчих сего города жителей наказано нещадно батоги"; и от­пущены. В Казань, в следственную комиссию передали дела бурго­мистра, священников, военнослужащих, депутатов Уложенной комис­сии, купца А.Короткова. Последний по ее приговору был повешен в Алексеевске вместе с другим местным жителем, отставным ка­зачьим писарем А.Горбуновым. В Самаре повесили солдат Н.Курдюкова и П.Волчкова. Бургамистр Халевин был высечен плетьми и освобожден вместе с депутатом Рукавкиным. Поручик Щипачев лишен офицерского чина, прогнан сквозь строй и навечно записан в солдаты Сибирских батальонов. С.Володимерцев приговорен к 50 ударам кнута, наложению клейма и вечной каторжной работе.

В 53 населенных пунктах по Самарской укрепленной линии, в Самаре и Алексеевске были сооружены виселицы, глаголи и колеса, Такие орудия казни были понастроены и во многих помещичьих имениях. Всех, избежавших казни, но так или иначе причастных к восстанию, было велено ";для страху жестоко на площади наказать плетьми при собрании народа, приговаривая, что они против зло­деев должны пребыть в твердости и живота своего как верные подданные щадить не долженствуют";.

Разгром главных сил Пугачева позволил властям усилить ка­рательные команды, брошенные на истребление повстанцев. В сен­тябре 1774 г. через Самарское Заволжье из Яицкого городка на Сызрань под усиленным конвоем, которым лично командовал А.В. Суворов, был провезен пленный вождь восстания, самозванный ";Петр III";. Но вооруженное сопротивление в крае удалось подавить только к зиме.

Уроки восстания заставили правительство Екатерины II провести реформы, направленные на укрепление абсолютистской монархии и ее органов власти.

Усилились позиции первого сословия в стране (дворянства). В руки дворянства в значительной мере переходит весь администра­тивно-полицейский аппарат. Губернаторы сосредоточили в своих руках не только гражданскую), но и военную власть, поскольку им теперь подчинялись и расположенные в губернии воинские части.

Резко возросла роль дворянства в местном управлении. Были созданы уездные и губернские дворянские собрания, защищавшие их интересы. Местное дворянство избирало из своей среды капитана-исправника, которому вручалась вся власть в уезде. Во главе го­рода теперь стоял городничий – дворянин, назначенный правитель­ством.

Капитану-исправнику предписывалось, если ";окажется в чем ослушание от целого селения";, приложить ";старание о приведении ослушных в послушание";. Он же должен был заботиться ";о истреб­лении скопища воров или беглых людей";.

4. Освоение Самарского Заволжья в последней четверти XVIII века

Город Самара по реформе 1775 г. был включен в состав Сим­бирского наместничества. До 1787 г. обязанности городничего выполнял воевода, а затем был назначен первый гражданский го­родничий Г.А.Буткевич. По традиции правительственные учреждения и казенные службы располагались на территории городской кре­пости. В начале 80-х годов XVIII в. в Самаре насчитывалось 634 двора. Они распределялись между отдельными категориями населе­ния следующим образом: 18 дворов дворян и офицеров, 7 подъ-ячих, 15 церковнослужителей, 201 военнослужащих и отставных нижних чинов, 49 разночинцев, 144 казаков, 200 дворов купцов, мещан, цеховых ремесленников. Население Самары к концу XVIII в. достигло 4 тыс. человек. Население Ставрополя составляло 2,5 тыс. человек. Города имели сельскохозяйственные угодья и рыбные ловли. В 1788 г. был образован Самарский уезд.

В конце XVIII в. проводилось Генеральное межевание. Целью грандиозной землеустроительной работы было упорядочение казенного и частного землевладения, разрешение споров по поводу сельскохо­зяйственных угодий, поощрение к заселению неосвоенных земель. В 1798 г. оно началось проводиться и в Самарском Заволжье. Это работа в ряде мест растянулась на 5-10 лет.

Несмотря на преимущества, предоставленные помещикам при получении и освоении новых земель, продолжалась активная вольная колонизация нашего края. Поток вольной крестьянской колонизации направлялся теперь дальше на восток и на юг, подготавливая условия для грядущего решительного освоения Заволжья и Приуралья. Генеральное межевание, с одной стороны, стимулировало эти про­цессы, а с другой – закрепляло результаты заселения и освоения новых земель.

Различные районы Самарского края постепенно покрывались как бы сетью ";дворянских гнезд";, единых по своему крепостному об­личью, но непохожих друг на друга размерами, населенностью, обустройством. Крупнейшим земельным владением в крае (и одним из самых крупных в России) являлись вотчины графов Орловых в районе Самарской Луки.

Межевая инструкция предусматривала также выделение земель для государственных и дворцовых крестьян, испытывавших недо­статок в сельскохозяйственных угодьях и переселившихся на но­вые места жительства. Так, село Утевка возникло из четырех поселков, основанных выходцами как из близлежащей Красносамарской крепости, так и из Пензенской, Тамбовской, Тульской губерний. Село Домашку основали украинские, русские, мордовские крестьяне из Тамбовской, Орловской и Курской губерний.

Кроме соображений материальных, к переселению толкало стрем­ление уйти от религиозных гонений. По Иргизу, Чагре, Моче воз­никли поселки старообрядцев и молокан. Шло заселение края и иностранцами – колонистами.

Кроме Орловых крупными землевладельцами края на рубеже XVIII-ХIХ вв. были В.И. и Ф.И.Левашовы (Мазинское имение близ Самарской Луки), В.Б.Бестужев (имения в Сызранском и Сенгилеевском уездах, а также поселенные на левом берегу Волги деревни Бестужевка и Якобьевка), Зубовы (на севере Самарского уезда), Самарины и Урусовы (на юге того же уезда) и другие. Центром ад­министративной и хозяйственной жизни вотчины выступала барская усадьба, включавшая дом помещика, разнообразные жилые, произ­водственные, складские помещения. Богатство помещика определялось прежде всего числом крепостных, которые работали на барщине, платили оброк, выполняли другие повинности.

Укрепившаяся в результате екатерининских реформ государст­венная власть, осторожность многих помещиков, вынесших уроки из Пугачевщины, несколько пригасили искры социальных конфликтов, не давали им разгореться в пожар большого мятежа. Но ";золотой век"; российского дворянства, каким оно считало конец XVIII сто­летия, не мог длиться долго. Отрицательные стороны крепостно­го режима становились все более болезненными для страны и оче­видными для общества.

Возрастает влияние русской культуры на народы края. Это ска­зывалось в изменении быта и нравов, в заимствованиях русских слов и одежды, вследствие постоянного общения и смешения в ре­зультате браков с русскими. По внешнему виду нерусское население отличалось от русского часто только одеждой, особенно женской, сохранившей свой старинный вид.

Несмотря на то, что большая часть чувашей и почти вся мордва приняли христианство, они продолжали приносить своим богам и предкам жертвы в кереметах и на могилах. Большинство татар и башкир оставались мусульманами. Калмыки в основном оставались ламаистами, часть их временно приняла христианство. Материаль­ная культура башкир и калмыков определялась в значительной степени кочевым бытом. Частые передвижения с места на место обусловили простоту их летних жилищ и зимних домов. Развивает­ся каменное и деревянное зодчество русского населения.

Народы края создавали свой богатый фольклор. В прикладном искусстве мотивы народного растительного орнамента широко использовались в вышивке, в тканях и в ювелирных изделиях.

Развитие русской культуры благотворно сказывалось и на культуре других народов края. Сближению русского и нерусского населения Поволжья способствовало сходство экономического и правового положения.

Вопросы и задания

1. Каким был первый герб г. Самары?

2. Что Вы знаете о задачах и деятельности Оренбургской экспе­диции?

3. С какой целью были построены Новозакамская и Самарская ук­репленные линии?

4. Какие ремесла и промыслы были развиты в Самарском крае в XVIII в.?

5. Каким было положение крепостных и ясачных крестьян в крае?

6. Почему крестьяне и многие городские жители выступили на сто­роне Е.И.Пугачева?

7. Составьте карту-схему ";Путь войска Е.И.Пугачева в нашем крае ";

8. Каков был социальный состав населения г.Самары к концу XVIII века?

9. Что такое Генеральное межевание?

10. Раскажите о культурной жизни края в XVIII веке.

Документы:

1. Насильственная выдача замуж

крепостной крестьянки ЕкатериныСтепановой.

24 декабря 1701 г.

";1701 г. декабря в 24 день отдал я, князь Александр, во двор дьяку Дмитрию Неупокоеву за дворового его человека крестьянскую свою девку Катьку, Степанову дочь, а выводных взял я, Князь Александр, у него Дмитрия, денег пять рублев, и тою моеюдевкою ему, Дмитрию, и жене ево и детям владеть. А буде кто в твое мою девку вступатьца, и мне, князь Александру, что Дмитрия ото всего очищать и в той девке убытков никаких не доставил и впредь мне, князь Александру и жене моей и детям до той девки дела нет. В том я, князь Александр, сию выданную и отпись дал.А отпись писал приказа военных дел подьячий Андрей Никифоров";1.

2. О наказании крепостных крестьян.

Из указа Екатерины II

";... В именном ее императорского величества указе за подписанием собственной ее императорского величества руки, писанном февраля от 16, полученном того же февраля 27 дня, между прочим написано:бунтовщиков всякими мерами искоренять и жилища их разорять, а пойманных воров пущих затейщиков на страх других казнить смертью, а протчих с женами и с детьми ссылать в ссылку, годных в службу в Остзейские полки и во флот, а малолетних ребят и женски пол – для поселения в русских городах раздавать и то взять пожелают сподтверждением, дабы на свободу на прежние их жилища отнюдь неотпускали...";2.

3. Из волжских песен о Е.И.Пугачеве.

Темный лес – то наши вотчины.

Тракт проезжий – наша пашенка.

Пашем, пашем мы в глухую ночь,

Собираем хлеб не сеямши...

Не цепом молотим – слегою

По дворянским по головушкам,

Да по спинушкам купеческим.

Вы укройте леса, нас, станишников,

А ты степь ли степь наша родная,

Ты неси коней глаже скатерти...

Мы задумали дело правое,

Дело правое, душу честную...

Мы дворян – господ – на веревочки,

Мы дьяков да ярыг – на ошейнички.

Мы заводчиков – на березоньки,

А честных крестьян – на волю-вольную.

(А.В.Абрамов-Ширяевец.

";Волжские песни";, 1Э36, с.61).

4. Манифест Емельяна Пугачева о дарованиикрестьянам свободы

от власти помещиков, об отмене рекрутских наборов,

подушных и других податей

31 июля 1774 года

";...Объявляем во всенародное известие.

Жалуем сим именным указом с монаршим и отеческим нашим милосердием всех, находившихся прежде в крестьянстве и в подданстве помещиков... и награждаем древним крестом и молитвою, головами и бородами, волностию и свободою и вечно казаками, не требуя рекрутских наборов, подушных протчих денежных податей, владением землями, лесными, сенокосными угодьями и рыбными ловлями, и соляными озерами без покупки и без аброку и освобож­даем всех, прежде гонимых от злодеев дворян и градцких мздоим­цев-судей крестьянам и всему народу налагаемых податей и отягощениев... как прежде были дворяне в своих поместиях и вотчинах, оных противников нашей власти и возмутителей империи и раззорителей крестьян ловить, казнить и вешать и поступать равным об­разом так, как они, не имея в себе христианства, чинили с вами, крестьянами. По истреблении которых противников и злодеев – дворян, всякой может возчувствовать тишину и спокойную жизнь,коя до века продолжаться будет.

Петр.

Примечание. Пугачев выдавал себя за царя Петра III. убитого приближенными Екатерины II во время дворцового переворота 1762 г. Всеобщая ненависть к царице, ее вельможам, помещикам-крепостникам послужило почвой для создания легенды о том, что убитый Петр III сочувствовал народу, что он жив и скрывается.

5. Именной указ казаку Л.И.Травкину, казакам икрестьянам

деревни Михайловки Ставропольского уезда

";Самодержавного императора Петра Федоровича Всероссийского и прочая, и прочая, и прочая.

Сей мой именной указ в Михайлову деревню казаку Левонтию Травкину и казакам, и всякого звания людям моим, имянное мое повеление.

Как деды и отцы ваши служили предкам моим, так и вы послу­жите мне, великому государю, верно и неизменно до капли своей крови. Когда вы исполните мое имянное повеление, и за то будити жалованы крестом и бородою, рекою и землею, травами и моря­ми, и денежным жалованием, и хлебным провиантом, и свинцом, и порохом, и вечною вольностью. И повеления моего сполнити, то совершенно меня за оное приобрести можете к себе мою монаршескую милость.

А ежели вы моему указу противиться будете, то вскорости восчувствовати на себя правидный мой гнев, и власти всевышнего создателя нашего избегнуть не может никто, и никто вас от нашея руки защитить не может.

1773 г. октября 23 дня.

Великий государь Петр Третий Всероссийского.

Лекция восьмая

САМАРСКИЙ КРАЙ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Фельдмаршал Михаил Кутузов –

современникам и потомкам:

";О, народ мужественный, народ знаменитый:

сохрани навеки сию чистоту во всех нравах,

сие величие в духе, сию любовь к хладной

Родине своей, будь вечно русским, как был

и будешь, в народах первым... Воины!

Не пройдут и не умолкнут громкие дела и

подвиги ваши; потомство сохранит их в

памяти своей. Вы кровию своею спасли

Отечество...";

План

1. Социально-экономическое развитие края.

2. Участие самарцев в Отечественной войне 1812 г.

3. Отклики в крае на движение декабристов.

Литература

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. ХVI – первая половина XIX века. – М., 2000.

– Носков А.И. Минувшее проходит предо мною... О славных самарцах д самарских днях знаменитых россиян – Самара, 1998.

– Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хресто­матия. – Самара, 1966.

– Самарская летопись... Том первый. – Самара, 1993.

Самарское Поволжье с древности до конца XIX в., Сборник доку­ментов и материалов. Колл. авторов. Ред. Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. Самара.2000.

1. Социально-экономическое развитие края

В первой половине XIX в. население Заволжья в пределах будущей Самарской губернии увеличилось почти в четыре раза: с 389360 человек до 1512291 человек. Такое увеличение обеспе­чивалось не столько естественным приростом, сколько постоянным притоком переселенцев. Вдвое возросла плотность населения.

При сохранении многонационального характера и культурного разнообразия жителей определилось значительное преобладание в Самарском крае русских. Свыше половины жителей они составили в уездах Бузулукском (89%), Николаевском (77%), Самарском (75%), Ставропольском (74%), Бугурусланском (60,5%).

Привилегированные сословия (дворяне, чиновники, духовенст­во) составляли менее 1% жителей края, служащие регулярных и иррегулярных войск, члены их семей, отставные военнослужащие и женщины – солдатки, вместе взятые – 6,4%. На городские сословия (почетных граждан, купечество, мещан, цеховых, иностранных под­данных) приходилось 3,5% населения, на крестьян – 89,1%. Среди крестьян традиционно преобладали государственные крестьяне, которые вместе с иностранными колонистами и вольноотпущенниками составляли 2/3 здешних крестьян. Вторыми по численности среди сословных групп крестьян были удельные, а лишь третьими – помещичьи. Дворяне продолжали весьма активно переводить своих крепостных на новые земли.

Заселения и переселения крестьян на новые земли было сопря­жено с огромными трудностями. Известный публицист ";западник"; К.Д.Кавелин признавался на страницах конфиденциального письма управляющему своего села Константиновки: ";Если мужики меня убьют, я буду говорить в минуту смерти: эти люди платят мне за грехи моих предков и они правы... Спросите у старых людей..., сколько их перемерло от того, что их переселили, а дворов у них не было";.

Массовые переселения государственных крестьян происходили в 1825-1834 гг. Значительное содействие переселенцам в этот период оказывалось по распоряжению министра финансов Е.Ф.Канкрина. В ряде случаев выделялись для поселения лучшие земли, отводился безвозмездно лес для построек, принимались некоторые меры к сохранению их здоровья.

В 40-е годы XIX в. правительство прибегло к массовому вы­воду отдельных групп населения (военно-служилых сословий каза­ков и крещеных калмыков) за пределы Самарского региона. По указу от 8 марта 1841 г. началась выселение казаков бывших внутренних кантонов Оренбургского войска на восток, на новую пограничную линию. Многовековая история казачества в Самарском крае была прервана.

Правительство исходило из принципа, что казаком является лишь тот, кто живет и служит на границе. Тех, кто не хотел уходить с насиженных мест, переводили в сословие государствен­ных крестьян и отрешали как от казачьих обязанностей, так и от привилегий.

Выселение не затронуло башкир, которые тоже являлись слу­жилым сословием, но в Заволжье было немногочисленным и обитав­шим на его восточных окраинах.

В общей массе переселенцев скрывались и беглые. Для многих из них легальным прикрытием служили традиционные волжские про­мыслы, судовые работы, сезонный сельскохозяйственный найм, растущие города. Изготовление фальшивых паспортов превратилось в настоящее ремесло.

Прекрасными земледельцами проявили себя украинцы-переселенцы (в основном выходцы из Полтавской и Харьковской губерний). В степных уездах многие из них владели также большими стадами и значительными капиталами.

С русским хозяйственным укладом особенно сблизилась мордва, пришедшая в заволжский край из Пензенской, Симбирской, Тамбов­ской и Нижегородской губерний. Много общего было и в обы­денной одежде: лапти, овчинный полушубок, причем иногда даже в июльскую жару. Как свидетельствует современник, ";мордвины между инородцами слывут за самый сильный народ";.

Чуваши в отличие от мордвы неохотно селились вместе с дру­гими народами. Они ставили свои поселения в укромных местах, подальше от больших трактов и открытых пространств. Современни­ки отмечали исключительное прилежание чуваш к хлебопашества:

";Особенно замечательна их жатва, до того тщательная, что с пер­вого взгляда на сжатые поля кажется, будто на них не осталось ни одного колоса..."; Другая особенность хозяйственного быта чувашей – ведущая роль женщины. Чувашки участвовали во всех мужских работах – на пашне, сенокосе и др. – и при этом отлича­лись ";мускульной силой"; и трудились больше мужей. Чуваши отли­чались редким миролюбием. Уголовные преступления среди них встречались крайне редко. Многие в то время остались еще язычника­ми и скрытно от властей поклонялись священным рощам, добрым (Тера) и злым (Кереметь) духам.

Земледелием и торговлей активно занимались татары. Башкиры переходили к оседлой жизни и улучшали домостроительство. В южных степях края кочевали ";киргизы"; (казахи). На зиму они ухо­дили на Рын-Пески и к Камыш-Самарским озерам.

Поселения немцев-колонистов являли образец порядка и опрят­ности. Они вызывали удивление путешественников роскошными ка­менными домами,, которые могли бы украсить любой губернский го­род. Одеждой колонисты походили на зажиточных русских крестьян. Только рубаху они заправляли в шаровары, как украинцы, и почти все носили жилеты синего сукна с медными пуговицами, нан­ковый или домашнего полотна кафтан. Женщины надевали платья и сарафаны или корсеты из сарпинки и ситца, головной платок завя­зывали под подбородком, обували синие чулки и башмаки.

Надежды правительства на культурный расцвет земель юго-востока России под благотворным влиянием иностранных колонистов не оправдались. В силу замкнутости, отгороженности населения от окружающего населения их влияние сводилось к минимуму. Их хозяйство отчетливо ориентировалось на выращивание пшеницы-белотурки. Выращивали корнеплоды – картофель и морковь, а также тыквы, табак (на продажу).

Таким образом, аграрное освоение Самарского края– результат совместного труда многих народов. Каждый из них внес свой ориги­нальный вклад в общую сокровищницу аграрного опыта.

На юге края главной зерновой культурой являлась пшеница, причем предпочтение отдавалось знаменитой пшенице ";белотурке";, лучшей в России, из которой вырабатывалась великолепная мука-крупчатка. С берегов Волги твердую яровую пшеницу в середине XIX в. завезли в степную северную полосу Америки...

Просо, гречиха, овес играли на юге края второстепенную роль. На севере, напротив, главное положение в озимом клину занимала рожь, в яровом – овес.

Самарское Заволжье уже к середине XIX столетия преврати­лось в район торгового зернового производства, вывозивших хлеб во всех направлениях. В 1849 г. оборот в Самаре составлял до 5 млн.пудов зернового хлеба и около 600 тыс. пудов сала. Ос­новную массу товарного хлеба переправляли вверх по Волге, частично перераспределяя между хлебопотребляющими губерниями нечерноземной полосы, а через Санкт-Петербург вывозили за гра­ницу. Рожь, перемолотая в муку, плюс овес направлялись большей частью на восток, в Оренбургскую губернию и в землю ...Уральского казачьего войска. Поездки с хлебом сюда были выгодны, так как на обратном пути они принимали кладь (из Уральска преиму­щественно рыбу) для доставки в Мензелинск, Елабугу. Из Оренбур­га возвращались с кожами, овчинами, салом. А из Илека с солью, которую везли в Бугульму, Чистополь, Казань. Часть внутреннего потребления хлеба приходилась на винокуренные заводы.

Торговое значение приобретало и скотоводство. В Заволжье пролегали крупные скотопрогонные тракты. Соседство со ското­водческими губерниями способствовало развитию местной ското­промышленности и прасольства среди крестьян.

Важное значение имел солевой промысел. Сложилось целое сословие крестьян-солевозов, приписанных к крепости Илецкая защита, где в начале века под руководством полковника Струкова (позже генерал) была организована добыча соли. В 1816 г. по его проекту перешли на добычу по правилам горных разработок до 4 млн. пудов, из которых 3 млн. ежегодно доставлялись на самар­скую пристань.

К середине века в крае сложились все известные в России сферы рынка: ярмарочная, развозно-разносная, базарная и ста­ционарная. Торговые обороты к началу образования губернии достигали свыше 10 млн. руб. серебром. Действовало более 200 базаров и ярмарок.

Россия обретала новую житницу, экономическое значение ко­торой росло с каждым десятилетием. Спрос на самарскую муку-крупчатку был высоким и устойчивым на биржах крупнейших стран-импортеров.

К середине XIX в. в Самарской губернии насчитывалось 139 видов промыслов и 113666 промышленников (39%) всего трудоспособ­ного мужского населения). Подавляющая часть их – ремесленники. Мельницы, маслобойки, просорушки, салотопенные, воскобойные, кожевенные ";заводы"; занимались переработкой продуктов сельско­го хозяйства.

Из 186 предприятий с числом рабочих в 6 тыс. человек к 1860 г. лишь 26 были вотчинными мануфактурами и принадлежали помещи­кам. Остальные 160 мануфактур принадлежали представителям тор­гового капитала и разбогатевшим крестьянам.

Крестьянское движение сохраняло стихийный характер. Среди форм крестьянского протеста были: жалобы на помещика и управ­ляющего, отказ выполнять господские работы, побег, открытое выступление против помещика, переходившее в столкновение с по­лицией и войсками.

Наиболее крупным в первой четверти XIX в. крестьянским выступлением в нашем крае было волнение крепостных помещицы Наумовой в Ставропольском уезде в 1818 г. Расследование, про­веденное самим губернатором, выявило жестокое обращение с крестьянами со стороны приказчика и десятников при полном попустительстве помещицы. Дело, однако кончилось тем, что с помещицы была взята подписка, что она прекратит беспорядки и будет строго соблюдать трехдневную барщину.

За 1800-1825 гг. в крае было зарегистрировано 11 крестьян­ских выступлений. Четыре из них были подавлены при помощи военной силы. В 1826-1850 гг. известно уже 35 выступлений, а 10 из них закончились столкновением с воинскими командами.

Деревня Якутино Бузулукского уезда, которой владел помещик Племянников, была окружена крепким забором и глубоким рвом. У запертых ворот, которые без разрешения барина не открывались, днем и ночью стоял караул. Так, помещик укрывал от глаз людских порядки, установленные им в деревне. А укрывать было что. За малейшее ослушание он приказывал сечь крестьян розгами, заковы­вать в колодки, собственноручно выдирал у избитых мужиков клочьями бороды. Тех, кто пытался бежать, зверски истязал, морил голодом, обривал им половину головы, как каторжанам... Об изуверстве барина-самодура стало известно, и его привлекли к суду. Двадцать лет продолжалось следствие, но так ни к чему и не привело. Помещик был оправдан...

Несмотря на крепостнический гнет крестьянство самарского Заволжья сохраняло способность к самостоятельной хозяйственной жизни. И под скипетром царя (государственные и удельные крестьяне) и под рукой помещика крестьяне готовились к тому великому экономическому и политическому перелому, который пред­стоял им после отмены крепостного права.

Вопросы и задания

1. Как менялись численность и состав населения Самарского края в первой половине XIX в.?

2. Когда прервалась многовековая история казачества в Поволжье?

3. Какие изменения произошли в развитии сельского хозяйства и промышленности края?

4. Расскажите о развитии торговли в крае.

5. Каковы были формы крестьянского протеста против крепостного гнета?

2. Участие самарцев в Отечественной войне 1812 года

Война 1812 года по своим масштабам и международным последст­виям была одной из самых значительных войн века. В сознании россиян она осталась как война Отечественная.

С первого же дня войны регулярные части армии героически отражали натиск противника. Добровольное вступление крестьян в ополчение, размах партизанского движения, многочисленные пожерт­вования на нужды армии – яркое свидетельство того, что ";вся Россия в поход пошла1. Непосредственное участие в событиях войны приняли и самарцы.

В день, когда над Волгой прогудел набат, возвестивший о наступлении Наполеона, уже принимали боевое крещение солдаты 24-го Симбирского пехотного полка, сформированного из новобран­цев поволжских губерний. В полку были сотни самарцев. Полк входил в состав 27-й пехотной дивизии генерала Д.П.Неверовского.

2(15)августа 1812 г. эта дивизия и 4 казачьих полка оказали упорное сопротивление коннице И.Мюрата под Красным и во время отхода к Смоленску, что задержало наступление французских войск и сорвало план Наполеона выйти в тыл русским армиям.

24 августа Д.П.Неверовский оборонял с 27-й дивизией шевардинский редут, а 26 августа во время Бородинского сражения – Семеновские флеши.

";Нельзя довольно похвалить храбрости и твердости, с какою дивизия, совершенно новая, дралась против чрезмерно превосхо­дящих сил неприятельских. Можно сказать, что примера такой храбрости, ни в какой армии показать нельзя";. Такую оценку дал П.И.Багратион войскам Неверовского, в которых полк волжских новобранцев стоял всегда в центре.

Регулярная армия была не готова дать немедленный отпор войскам Наполеона. Только превращение войны в народную Оте­чественную могло спасти страну от порабощения...

6 июля 1812 г. в лагере близ Полоцка царь издал манифест о создании ополчения, а 18 июля, будучи уже в Москве – манифест об организации округов ополчения.

Наряду с другими уездами Симбирской губернии, формирование ополчения проходило в Самарском, Сызранском и Ставропольском уездах. Самарцы не составляли самостоятельной войсковой еди­ницы, а входили в Симбирское общегубернское ополченческое фор­мирование.

Рядовой состав ополчения комплектовался главным образом из крестьян, офицерский – из дворянства. Командующим Приволжским ополченческим округом был назначен граф П.А.Толстой, а началь­ником Симбирского губернского ополчения – князь Тенишев. В Симбирске создали комитет попечения о ";вооружении, продоволь­ствии людей как будет должно и прилично";. От Самары в состав комитета вошел майор Н.Л.Хардин.

Жители Самары, Сызрани и Ставрополя, крестьяне из Усолья и Кинеля, Красного Яра и Шигон, Нового Буяна, Переволок, Зубовки и других сел добровольно вступали в народное ополчение. Местные жители собирали для ополченцев деньги и продовольствие, необходимые для похода вещи, срочно шили одежду и ранцы, гото­вили копья, отдавали хороших лошадей. Помещики часто не хотели отпускать крестьян, боясь, как бы вооруженные мужики не стали бунтовать.

Поволжское ополчение прошло трудными дорогами войны. К нему присоединились 16 полков (18500 сабель) иррегулярной конницы Башкирского ополчения, шедшего из Оренбурга, а также Рязанское ополчение (13200 штыков). Они принимали участие в боевых дейст­виях на Украине, а 5 сентября 1813 г. форсировали Одер. и были уже в Силезии, где получили задание: участвовать в блокаде и захвате крепости Дрезден, в которой находился 36-тысячный французский гарнизон под командованием маршала Сен-Сира. Осада крепости продолжалась около месяца и в ноябре 1813 года закончилась победой ополченцев, захвативших в плен неприятель­ский гарнизон во главе с Сен-Сиром вместе с 32 генералами и 1759 офицерами.

Волжане показали редкую отвагу и упорство при осаде счи­тавшейся неприступной крепости Глюгау, при взятии Магдебурга и Гамбурга. В этих боях особенно отличились Филипп Карев – усольский крепостной графа Орлова, Андрей Пивков из Переволок, Федор Савельев из Алексеевки и многие другие. В рапорте на имя царя командующий армией граф Л.Л.Беннигсен отмечал особые заслуги волжан: ";более других имели трудов и случаев к отличию, кото­рые и действительно во всех противу неприятеля в делах ока­зали";.

Именно ополчение, по численности превышавшее регулярную армию, вместе с партизанским движением превратило войну 1812 г. в Отечественную.

С чувством гордости возвращались волжане в Россию. Но не­мало ополченцев погибло в боях и походах: число вернувшихся до­мой не превышало 1/3 вступивших в ополчение. Для нижних чинов выпустили памятную медаль – ";Ополченческий крест"; с надписью – ";За веру и за царя";. Ополченцы награждались еще двумя медалями:

";За веру и Отечество. Земскому войску"; и часть воинов получила самую известную медаль ";812 годъ"; серебряной чеканки на андреевской ленте.

Известны из самарцев и многие офицеры, ставшие ополченцами: братья полковник И.И.Самойлов и секунд-майор Л.И.Самойлов, секунд-майор Н.А.Городецкий. С последним вместе сражались четыре брата (родной и двоюродные) Иван, Андрей, Валентин и еще один Иван Городецкие.

В первом и третьем полках Симбирского ополчения служили поручик А.Насекин, прапорщик Егор Суровцев, гвардии капитан Н.С. Топорнин. Из 17 обер-офицерских званий 9 имели наши земляки. Из десяти сотен конного полка двумя командовали Б.Т.Тургенев и А.И.Бекетов.

Заслуги ополченцев были отмечены правительственным манифес­том: ";Мещанство и крестьяне показали такие опыты... любви к отечеству, какие одному только русскому народу свойственны. Они, вступая охотно и добровольно в ополчение, в самом скором времени собранные, явили в себе мужество и крепость приученных к браням воинов. Твердая грудь их и смелая рука с такой же неустраши­мостью расторгала полки неприятелей, с какой за несколько перед тем недель раздирала плутом поля";.

Бессмертная эпопея Отечественной войны 1812 г. стала национальной гордостью русского народа. Благородные цели этой войны способствовали пробуждению политического сознания передовых русских патриотов ";Не русские журналы пробудили к новой жизни русскую нацию, – писал Н.Г.Чернышевский, – ее пробудили славные опасности 1812 года";.

Вопросы и задания

1. Как проявился патриотизм наших земляков в Отечественной войне 1812 г.?

2. Что ждало простой народ после победы над врагом?

Документ

Приказ из Усольской конторы о снаряжении воинов из крестьян

в период войны 1812 г.

21 сентября 1812 г.

Получа сей, ехать тебе в деревни Борковки русскую и мор­довскую, где назначенные миром в воины людей, по сделанным спискам осмотреть оных, согласно посланного к старостам при­казу от 8 сентября № 2, какого-либо росту не был воин, а только был бы здоров и неувечен. По осмотру, кто будет назна­чен, прикажи старостам, чтобы отыскали портных и сшили бы одеж­ду. Как то: чапаны, шаровары и кивера, а ранци уже заказаны, и каждый воин имел бы у себя обыкновенные крестьянские две ру­бахи и двое порты. А также следует и трех лошадей обмерить, для чего и мера туда послана, и что к оным были седла и вместо подкладок пошли исправные, и непременно б было все готово к 28 числу сего месяца, буде ежели еще не начаты сделать во­инам копьи и древки, то по получении сего, приказать сделать немедленно, которые лошади будут назначены, выставить им цену, и чтоб каждая лошадь не дешевле была 150 руб.

В таковой же силе служителю Ивану Соловьеву1";.

3. Отклики в крае на движение декабристов.

Движение декабристов вызвало отклики по всей Российской им­перии, в том числе в Самаре, тогда уездном городе Симбирской губернии. Просвещенная часть общества Самары осознавала незау­рядность события 14 декабря, считая его важной вехой в полити­ческой жизни страны. Здесь были либерально настроенные люди, особенно среди отставных офицеров, участников Отечественной вой­ны 1812 года. Распоряжением Николая I по подозрению в связях с декабристами был арестован и доставлен в столицу полковник И.И.Христ.

В библиотеке Самарского литератора, чиновника Илецкого со­ляного управления, а затем в 1812-1914 гг. совмещавшего три должности сразу – судейскую, городническую и уездного предводи­теля дворянства, Ивана Алексеевича Второва (1772-1844), хранились следующие рукописи (списки): ";Путешествие из Петер­бурга в Москву"; А.Н.Радищева, ";Стихотворение на смерть Павла";, ";Некоторые мнения адмирила Мордвинова";, ";Запретное послание Словцову к Сперанскому из Сибири";, ";Сатира"; и другие. За хранение этой запрещенной литературы он подвергал себя угрозе тюремного заключения или ссылки в Сибирь.

Сильное впечатление на самарское общество произвел приезд сосланных декабристов в 1826 г. ";Более месяца, – отмечал Второв, – общее любопытство занимает участь заговорщиков. Вот уже пять человек из них повешены, и в том числе знакомый мне Рылеев; прочие сосланы на каторгу, а иные в солдаты. Здесь, через Самару, провезли в конце июля следующих в солдаты: Петра Бестужева, Веденяпина и Кожевникова, а до 9 августа – Мусина-Пушкина, Вишневского и Лаппу. Сих трех последних видел";.

Некоторые декабристы были связаны с городом и уездом. Декабристом-самарцем был Антон Аполлонович Жемчужников, поручик квартирмейской части, сын проживавшего в Самаре генерал-лейте­нанта А.М.Жемчужникова. А сестра декабриста Анна Аполлоновна жила в Самаре еще в конце 60-х годов позапрошлого века.

Андрей Федорович Фурман, капитан Черниговского пехотного полка, член Южного общества, приговоренный к вечному поселению в Сибири, был братом проживавшего в Самаре чиновника А.Ф.Фур­мана – друга Второва.

Декабристы Александр Петрович и Петр Петрович Беляевы, мич­маны гвардейского экипажа, за участие в восстании на Сенатской площади были осуждены на 15 лет каторжных работ и вечное посе­ление.

Каторжные работы братья отбывали в Чите и на Петровском за­воде. В 1840 г. они были переведены на Кавказ, а в 1845 г. уволены в отставку. В 1846 г. братья Беляевы приехали в Самару и несколько лет прожили здесь у своей сестры – учительницы музыки и пения Елизаветы Петровны. Она была одной из тех русских женщин, просившихся в Сибирь, чтобы разделить участь своих близких, которым было в этом отказано.

В своих воспоминаниях о Самаре А.П.Беляев с гневом и возму­щением пишет о грабительстве и злоупотреблениях местных купцов:

";Тут, как всегда и, к несчастью везде на Руси, были бесчисленные злоупотребления приказчиков богатых фирм в вопиющих размерах, обмеривавших бедных тружеников, привозивших на продажу пшеницу";. И далее: ";... это был целый заговор против бедняков, кровавым потом добывающих себе хлеб и обогативших колоссальными капиталами своих притеснителей";.

Пребывание в Самаре братьев Беляевых совпало по времени с про­живанием вблизи города декабриста члена Общества соединенных славян Алексея Васильевича Веденягина с семьей, работавшего до найму управляющим имением в с.Большая Царевщина (ныне пос. Волжский).

Идеи декабристов различными путями проникали в Самару и так или иначе оказывали влияние на ее передовое общество. В герценовском ";Колоколе"; встречались уже корреспонденции из Самары, а это говорит о существовании в ней уже в 50-60-х гг. XIX века тайных корреспондентов этого заграничного печатного органа.

В эти годы самарское общество пополнилось новыми заметными фигурами. В 1848 г. поселился Н.В.Шелгунов, направленный в Сим­бирскую губернию для устройства Мелекесской лесной дачи. В удельной конторе служил будущий академик П.П.Пекарский. В 1848 г. впервые посетил Самару А.Н.Островский в качестве агента Москов­ского коммерческого суда. Самарское общество, для которого он в доме Головина читал своего ";Банкрота";, устроило ему восторжен­ный прием. По справедливому замечанию краеведа-литератора К.А.Селиванова, ";торговая провинция впервые предстала перед Островским в Самаре";.

Вопросы и задания

1. Расскажите о связях самарцев с декабристами.

2. Какая запрещенная цензурой литература хранилась у некоторых граждан Самары?

Документ

Из судебного дела о жестоком обращении помещиков Шиошиных

с крепостными людьми

...При двух следствиях, произведенных по распоряжению Симбирского гражданского губернатора, а другое чиновником особых поручений министра внутренних дел статским советником Анисимовым при подполковнике корпуса жандармов Неймане, все спрошенные дво­ровые люди и крестьяне помещицы Шиошиной обвинили ее, а также и мужа ея, в особенности же первую в жестоком обращении с ними, показывая, что они весьма часто за малейшие вины, а иногда и без­винно наказывают их розгами, палками и двухвосткой плетью и кну­том до того жестоко, что наказанные иногда лишались чувств, сверх того Шиошины надевали на некоторых из них железные рога, такого устройства, что в них невозможно ни ложиться, ни прислониться к стене и наказуемые оставались в таких рогах по суткам и более в темной комнате, страдали после от стеснения шеи и опухали. Этому последнему наказанию подвергались, по показанию крестьян, Петр Яковлев, Авдотья Кузьмина и Евлампия Данилова, наказание же розгами и плетью от 300 до 500 ударов производили или сами дворовые люди друг другу по приказанию Шиошиной, которая сама при этом нередко присутствовала, приговаривая: ";Бей их в мою го­лову, ныне такие законы, чтобы только досмерти не забивать";, или почтальоны, когда это действовалось по приказанию самого Шиошина (бывшего почмейстером) большей частью вследствии настоя­ний жены... Правительствующий сенат определяет из дворян титу­лярного советника Ивана Иванова Шиошина и жену его Глафиру Ивановну по предмету жестокого обращения с крепостными людьми последней оставить в сильном подозрении, приняв издержки на следствие по сему делу употребленные на счет казны, кроме денег, выданных чиновнику при министерстве внутренних дел дейст­вительному статскому советнику Анисимову и подполковнику корпуса жандармов Нейману и употребленных на лечение и прокормлении в полиции людей Шиошиной, как должны быть пополнены на счет ее имущества, что касается оставления имения Шиошиных в опекунском управлении, то предмет этот как до уголовного департамента не относящийся оставить без рассмотрения. Прочие части решения Са­марской уголовной палаты начальником губернии утвержденные и ревизии сената не подлежащие, оставить без рассмотрения1.

Лекция девятая

САМАРСКИЙ КРАЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

";Каждый, кто бросит на Самару хоть

беглый взгляд, будет поражен ее превра­

щением, неудивительным, может быть в

Америке, где при другом складе общест­

венной жизни, при совершенно иных усло­

виях, в несколько лет вырастают цве­

тущие города в пустыне, но достойным

вниманием у нас, где поступательное дви­

жение городских поселений идет вообще

крайне медленно";.

Петр Алабин.

План

1. Рождение Самарской губернии.

2. На редутах Севастополя.

3. В эпоху великих реформ.

4. Самарское знамя на Балканах.

5. Общественно-политическая жизнь.

Литература

– Володин В.И. Из истории художественной жизни г.Куйбышева. Конец XIX – нач. XX вв. М., 1979.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Вторая половина XIX-начало XX века. – М., 2000.

– Клейн И.Л. Экономическое развитие Поволжья в конце XIX-начале XX века. – Саратов, 1981.

– Носков А.И. Минувшее проходит предо мною... О славных самарцах и самарских днях знаменитых россиян. – Самара, 1998.

– Наш край. Самарская губерния. Куйбышевская область. Хресто­матия. – Самара, 1966.

– Самарская летопись... Том второй. – Самара, 1993.

– Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник докумен­тов и материалов. Колл. авторов. Ред.: Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. Самара, 2001.

– Савельев П.И. Пути аграрного капитализма в России (По матери­алам Поволжья). – Самара, 1994.

– Синельник А.К. Градостроительная история Самарского края. -Самара, 2000.

– Яковлев Н.Н. Наш друг Стара Загора. – Куйбышев, 1967.

1. Рождение Самарской губернии

Административные изменения в Заволжье назревали давно. Важ­ными обстоятельствами, ускорившими создание губернии за Волгой, были стремительный рост Самары и подъем ее экономического значе­ния, что обусловливалось прежде всего развитием товарного произ­водства зерна в крае и хлебной торговли. Если до XIX в. заволж­ское расположение Самары на границе степи сдерживало ее развитие по сравнению с другими городами на Волге и она заметно уступала Симбирску, Сызрани и Саратову, расположенных на безопасной гор­ной стороне, то теперь та же географическая ситуация обернулась для нее своими выгодами. Выявилось и необыкновенное удобство Самарской пристани, особенно для сплава хлеба. Через нее в середине ХIX века проходило 2/3 грузооборота всех пристаней по луго­вому берегу Волги ниже устья Камы. В этих условиях получение Самарой ранга главного административного центра Заволжья явля­лось закреплением ее реального исключительного положения на лево­бережье Средней Волги, а не просто волевым бюрократическим актом.

Открытие Самарской губернии состоялось 1 января 1851 года. Образовать на левом берегу реки Волги новую административно-территориальную единицу с переименованием города Самара из уездного в губернский велено было Указом императора Николая I (время правления: 1825-1855 гг.), данным правительствующему Сенату 6 декабря 1850 года...: ";Губернию сию составить из трех уездов Оренбургской губернии: Бугульминского, Бугурусланского и Бузулукского, из двух уездов Саратовской губернии: Новоузенского и Николаевского, разделив последний, по значительности в нем населения, на два особых уезда, а сверх того, в состав новой губернии отчислить от Симбирской губернии Ставропольский уезд и лежащие на левом берегу части уездов Самарского и Сызранского, образовав из них новый Самарский уезд";...

В Казанском соборе епископом Симбирским и Сызранским преосвященным Феодотием совершены были по этому случаю литургия и благодарственный молебен. После чего он благословил город Самару иконою с изображением Святителя Алексия – митрополита Московского и Всея Руси XIV века. По преданию, Алексий предрек величие города во время своего путешествия в Золотую Орду по приглашению хана Чанибека для исцеления от болезни его жены Тайдулы. Икону преосвященный Феодотий вручил первому губерна­тору новой губернии тайному советнику Степану Григорьевичу Волховскому (1786-1858 гг.), переведенному из города Вологды, где прослужил губернатором десять лет.

В здании Губернского правления – высшего в губернии прави­тельственного учреждения – был прочитан императорский Указ об открытии губернии. В присутственном зале правления поместили икону Святителя Алексия. Торжество закончилось обедом и подпис­кой на устройство Алексиевского детского приюта, собравшей 2000 рублей. Среди гостей – чиновников, дворян, купцов – присутство­вал приехавший из Санкт-Петербурга официальный представитель императора и совета при министре внутренних дел тайный советник Федор Лукич Переверзев. Перед застольем в своей торжественной речи он признал, что положение в крае ";изменилось к лучшему";, предсказал, что ";прочно и хорошо обустроенные дома займут место нынешних хижин и лачуг";, ";многие из других городов, и даже из губернских, позавидуют самарским жителям и переселятся в Самару со своим трудолюбием и капиталами";.

Что же представляла новая губерния с точки зрения статис­тики: Площадь ее составляла 14621903 дес. казенной меры, или 140370 кв. верст, жителей числилось 1529243 душ обоего пола.

Среди них потомственных дворян числилось 1598, дворян лич­ных – 1393, духовенства разных конфессии – 10204, купечества – 12573, мещан и цеховых – 40985, регулярных войск – 4055, ирре­гулярных войск, т.е. казаков, башкир и их семейств – 57454, бессрочно-отпускных и отставных нижних чинов, солдат, солдат­ских вдов и дочерей – 37057, иностранных подданных – 127. Ос­новную массу населения составляли крестьяне.

Интересные данные и по вероисповеданию. Преобладали христиане – 1283420 человек. Из других конфессий были представ­лены мусульмане – 152908, лютеране – 57112, католики – 31516, иудеи – 125. Сохранились и язычники – 3756 человек.

Вот таков состав жителей был к моменту образования губер­нии.

Проживали они в 2022 поселениях, из которых было 8 горо­дов: 1 губернский, 6 уездных и упраздненный город Ставрополь.

Сельские населенные пункты подразделялись так: сел – 437, деревень – 1046, селец – 203, колоний – 70, хуторов и выселок – 223 и селение (городок) при Сергиевских минеральных водах.

С этого и началась история Самарской губернии. .

За Указом об образовании губернии последовало высочайшее повеление об открытии в Самаре архиерейской кафедры и епархии. Самарскую епархию открыл 31 марта 1851 года прибывший из Санкт-Петербурга преосвященный Евсевий, став ее первым епископом. Событие это произошло в Спасо-Вознесенском соборе.

На состоявшемся 18 мая первом Самарском губернском дворян­ском собрании было организовано самостоятельное дворянское об­щество. На очередном собрании 20 января 1852 года избран пред­водитель дворянства – им оказался надворный советник С.П.Ше-лашников, являвшийся третьим лицом после губернатора и епископа. Дворянство активно участвовало в управлении губернией, посылало своих представителей в столицу Российской империи в различные комитеты и комиссии.

17 июля 1851 года для губернского города изменен утвержден­ный 22 декабря 1780 года императрицей Екатериной П (1762-1796 гг.) герб: щит с изображением белой дикой козы, стоявшей на траве в голубом поле, увенчала золотая императорская корона. В 1878 году для Самарской губернии утверждается новый герб. В лазуревом щите – серебряный дикий козел с золотыми ро­гами, червлеными глазами и языком, черными копытами. Щит увенчан императорскою короною и окружен дубовыми листьями, перевитыми Андреевскою лентою. А для города Самара герб оставлен старый.

Становление административных органов губернии растянулось на два десятилетия.

В военном отношении, да и во многих других вопросах самар­ская администрация первоначально подчинялась оренбургскому генерал-губернатору. Это создавало неудобство, ибо всеми казенными бумагами со столицей приходилось ссылаться через Оренбург.

При губернаторе действовала канцелярия, были два чиновника для особых поручений. Ему подчинялись все административно-полицейские органы губернии: губернское правление, казенная палата, палата государственных имуществ, уездная и городская полиция, рекрутское присутствие и другие учреждения. Он пред­седательствовал в благотворительных обществах, надзирал за больницами, почтовыми станциями и дорогами.

30 апреля 1851 г. были созданы губернская палата уголовного суда, палаты гражданского и совестного суда. 26 июля 1854 г. в Самаре открылся губернский статистический комитет.

В 50-60-е гг. стремительно развивались промыслы, росла торговля, возникали купеческие мануфактуры и фабрики с вольно­наемным трудом. В Самаре возникло 2 мыловаренных, 4 свечносальных, 4 кожевенных, 5 поташных, 3 канатнопрядильных, 3 клеевых, 2 крахмальных, 2 чугуноплавильных, пивоваренный, колокольный, 13 салотопленных, табачная фабрика и несколько кирпичных заво­дов. В 1859 г. в Самаре было 612 кузниц, сапожных, портняжных и других мелких мастерских, в них занято 1264 человека. Из Са­марской губернии на внешний и внутренний рынок шло около 17 млн. пудов хлеба в год.

Всего в губернии в I860 г. было 186 промышленных предприя­тий с числом работающих около 6 тыс. человек. Они вырабатывали продукции на 6 млн. рублей. Большинство работников – разорив­шиеся ремесленники, государственные крестьяне и крестьяне, от­пущенные помещиками на оброк на определенный срок.

Превращение Самары в центр обширной губернии внесло значи­тельные изменения не только в политическую и экономическую, но и в культурную жизнь края.

Открытие новых губернских и уездных учреждений увеличило число чиновников, а значит число грамотных образованных людей (инженеров, землемеров, врачей, педагогов). Открылся телеграф, общественный банк, кумысолечебница Постникова. В городах поя­вились магазины, расширялись базары и ярмарки. Движение по Волге становится регулярным. Теперь только одно лишь общество ";Кавказ и Меркурий"; еженедельно отправляло по три парохода вверх и вниз.

Уже с осени 1851 г. в городе стала давать театральные пред­ставления труппа под управлением Стрелкова. В 1886 г. в арендо­ванном купеческом доме была открыта мужская гимназия, а затем появились духовная семинария, женская гимназия и два новых при­ходских училища. В 1852 г. вышел первый номер газеты ";Самарские губернские ведомости";, отпечатанный в Самарской типографии. В 1867 г. появилась новая газета – ";Самарский справочный листок";.

Уже через два десятка лет после преобразования в губернский города Самара превратилась в один из крупнейших городов По­волжья. Быстрый рост Самары дал повод называть его "; русский Чикаго";.

В предреформенные годы XIX в. завершилось превращение За­волжья в одну из коренных российских территорий. За внешней оболочкой свершавшихся перемен в административном управлении открывались серьезные сдвиги в численности и составе населе­ния, в уровне хозяйственного и культурного развития Заволжья.

В мае 1901 года с разрешения императора Николая П отмечался пятидесятилетний юбилей образования Самарской губернии и Са­марской епархии. За это время, как и предсказывал Ф.Л.Переверзев, Самара преобразовалась до неузнаваемости. Появились каменные здания со стильными украшениями и архитектурой. Вы­мощены главные улицы, освещаемые по ночам фонарями. Тротуары в большинстве были асфальтовыми. Началось внедрение электричес­кого освещения улиц. Посреди улиц проложены конно-железная дорога (конка), а под землей , ниже слоя замерзания, сеть водонапорных чугунных труб, незаменимая в пожарном отношении. Для отдыха обывателей имелись Струковский сад и несколько скверов. Открыта Александровская публичная библиотека, при ней – публичный музей. Выстроено здание театра драмы в стиле русской архитектуры ХVII века. Вдоль берега Волги сооружена каменная на­бережная. В целях санитарии городское управление устроило город­скую скотобойню, заботилось о замощении улиц, ходатайствовало о канализации.

Достопримечательностью стал воздвигнутый на Алексеевской площади бронзовый памятник императору Александру II, стоявшему на мраморном пьедестале в походной шинели внакидку и фуражке. На углах пьедестала устроены были бронзовые фигуры, олицетво­ряющие освобождение крестьян, покорение Кавказа, завоевания в Средней Азии и освобождение славянских племен от турецкого ига. С лицевой стороны пьедестала крепился щит с надписью ";Александ­ру II Царю-Освободителю,"; с противоположной стороны – щит с са­марским гербом, с других двух сторон – надписи с важнейшими событиями царствования императора. Подножье памятника окружали тумбы, соединенные бронзовыми гирляндами из лавровых и дубовых венков.

Эстетическое, религиозное и патриотическое чувства вызывал Кафедральный соборный храм во имя Христа Спасителя, освященный 28-30 августа 1894 года. Строился он 25 лет. На строительство собора Самарскою думою и разными лицами было ассигновано 518 тысяч рублей. Во время посещения Самары 29 августа 1871 года императором Александром II, его сыновьями Александром и Влади­миром собственноручно положены в стену собора по одному камню.

За пятидесятилетнее существование губернии в Самаре и уезд­ных городах возросло количество церквей (50), монастырей (7), появились учебные заведения (120), публичные библиотеки (78), больницы (11), аптеки (11), театры (6), периодические издания (6), типографии (15), торговые заведения (свыше 2000).

Такой перемене Самара и губерния наиболее обязаны были начальникам сложившихся административных органов (губернского правления, городских, земских и местного сословного самоуправ­ления). – губернаторам К.К.Гроту, Г.С.Аксакову, городским го­ловам В.П.Бурееву, П.В.Алабину и, несомненно, вступившему в пору расцвета купечеству, определявшему своими застройками внешний облик городов, сел.

По случаю пятидесятилетнего юбилея губернии в Самаре было устроено празднество, растянувшееся на несколько дней – с 11 по 16 мая. Состоялись торжественные службы в Казанском, Кафедральном и Вознесенском соборах, собрание в классической гимназии, где губернатор А.С.Брянчанинов зачитал император­ское соизволение о праздновании юбилея и поздравительные те­леграммы. Учитель земской школы по подготовке сельских учи­тельниц А.Т.Конопелкин познакомил присутствующих с краткой 50-летней историей губернии, составленной секретарем Самарского губернского статистического комитета И.А.Протопоповым. В зале коммерческого собрания состоялся торжественный обед. На обеде присутствовали митрополит Московский и Коломенский Владимир, епископ Самарский Гурий, епископ Николаевский Тихон, бывшие начальники губернии, губернаторы, губернские предводители дворян­ства, председатели земских управ и городские головы городов соседних губерний. В Струковском саду в эти дни прошло народное гуляние.

Вопросы и задания

1. Каковы причины образования новой губернии?

2. Какие учреждения были созданы для управления Самарской губернии?

3. Как развивалась экономика Самары после преобразования, ее в губернский город?

4. Какими стали губернский герб и герб губернского города Самары?

5. Назовите первых самарских губернаторов.

Документ

Экономическое состояние г.Самары в 1855 г. (Из сведений

Самарской городской управы о благосостоянии г.Самары)

Число

В них душ

хозяйств

мужск. пола

женск. пола

всего

Землевладельцев, садовников и огородников

245

945

1008

1953

Торговцев

545

1906

2123

4029

Фабрикантов (заводчиков)

45

177

181

358

Ремесленников

249

623

747

1370

ВСЕГО:

1084

3651

4059

7710

В числе торговых оборотов производится оптовая торговляхлебом ежегодно на сумму 3.250.000 рублей.

Биржи нет.

Банк общественный – не имеется.

Общественные амбары: амбаров, принадлежащих городскому ве­домству 4, частным лицам 77, в них складывается ежегодно разно­го рода хлеба на сумму 2.180.000 руб.

Ярмарки. Ежегодно бывает 3 ярмарки. Сборная на второй не­деле великого поста. Казанская – 8 июля и Воздвиженская – 14сентября. На них продается товаров приезжими из других мест купцами до 71610 рублей в год.1

2. На редутах Севастополя.

Героическая оборона Севастополя во время Крымской войны 1853-1856 гг. снова показала величие русского патриотизма, мужество и героизм солдат, защищавших родную землю от армий почти всей Европы. Передовые русские люди сражались на севасто­польских бастионах. Среди них Лев Николаевич Толстой, тогда еще молодой офицер, запечатлевший бессмертные подвиги русских воинов в своих замечательных ";Севастопольских рассказах";.

Петр Владимирович Алабин ";За отличия, мужество и храбрость"; в сражении на Инкерманских высотах был награжден орденом Св. Анны 3-ей степени, за защиту Севастополя – орденом Св.Станисла­ва 2-й степени, произведен в штабс-капитаны и назначен начальни­ком штаба 11-й пехотной дивизии. Третья часть его ";Походных записок..."; – ";Защита Севастополя"; – явилась подневным описанием обороны города с октября 1854 г. по август 1855 г. Позднее он выступает одним из инициаторов организации музея обороны Се­вастополя, а затем написал цикл очерков о героях-севастопольцах.

Волнующий пример Севастопольской обороны вызвал исключи­тельный подъем в губернии. Многие самарцы непосредственно при­няли участие в защите Севастополя и отправлялись в действующую армию и флот добровольцами. Всего из Самары было отправлено на фронт около 4 тыс. воинов. Среди выдающихся героев Севастополь­ской обороны самарец Павел Петров был награжден серебряной ме­далью на георгиевской ленте и бронзовой медалью на андреевской ленте. Награды получили за усердную службу на береговой бата­рее, оборонявшей Севастополь матросы-самарцы Гурьянов, Гетманенко, Неверов, Гудков, Труфанов.

В помощь регулярной армии в Самарской губернии были сфор­мированы 12 дружин народного ополчения. Интересная деталь: рат­никам ополчения запрещалось брить бороды и предписывалось ";стрижку волос оставить такую же, какая была во время нахожде­ния его в крестьянстве";.

Самарцы жертвовали деньги, вещи, ценности для закупки ору­жия и другого снаряжения для ополченцев, выражали готовность содержать воинов за собственный счет.

10 мая 1855г. самарцы ";в общественном собрании бывши приго­ворили: по добровольному соглашению сбор произвести с купцов 3-й гильдии по 100 рублей... с мещан сбор производить по 20 копеек серебром с каждой души, платящей налоги";. На деньги, собранные самарцами, была закуплена большая партия оружия на Тульском оружейном заводе и в Киевском арсенале. Ратники обмундировывались по кавказскому образцу, вооружались холодным оружием и нарез­ными ружьями-штуцерами.

Весной 1855 г. самарцы торжественно проводили в Севасто­поль свыше 300 добровольцев из удельных крестьян, которые вошли в состав особого стрелкового полка.

Созданный по предложению Алабина ";Музей Севастопольской обороны"; позволил сохранить и донести до потомков тысячи реликвий ";севастопольской страды";, а 3-я часть его ";Походных за­меток"; давно стала бесценным источником по истории 349-дневной обороны Севастополя.

Спустя годы в Самаре вокруг П.В.Алабина объединились раз­бросанные судьбой на огромных пространствах России ";севасто­польские ветераны";. Последние 7 лет своей жизни провел в Самаре в семье Петра Владимировича его товарищ по Севастополю, бывший командир Камчатского егерского полка, генерал-майор Иван Петрович Голев (1805-1880), его биографию Алабин опубликовал после смерти.

В Самаре также проживали еще несколько ";севастопольцев"; – Бартельсон, Марков, Поплавский, полковник Я.Сербии, капитан А.Е.Алиманов, отставной надворный советник прапорщик В.М.Красильников.

Севастопольская эпопея еще раз показала всему миру, какие могучие силы заложены в народе, как мужественно сражается он за свою национальную честь и независимость.

Вопросы и задания

1. Как проявился патриотизм самарцев в Восточной (Крымской) войне 1853-1856 гг.?

2. Какое участие в увековечении памяти героев обороны Севастополя принял П.В.Алабин?

Документы

Сообщения самарскому губернатору о желании крестьян всту­пить

в ряды защитников Родины.

6 февраля 1854 г.

Государственный крестьянин Новоузенского уезда Новотроицкой волости, сельца Семеновки Иван Васильевич Кинельский, 56 лет, изъявил желание поступить на время войны в службу и просит если за превышевшем лет нельзя принять его в строевую службу, то принять хотя в служительские должности, по назначению военного начальника.

Хотя 193 ст. IV т.Рекр. запрещает принимать в рекруты стар­ше 35 лет, но как высочайше утвержденных правилах о поступ­лении охотою на время войны на счет лет ничего не сказано, то вследствии сего и по уважению усиленного домогательства просителя о принятии его в службу, палата государственных имуществ обстоятельство это, на основании 5 пункта вышеозначенных пра­вил, имеет честь представить на благоусмотрение вашего превос­ходительства и донести, что других препятствий к поступлению просителя в службу нет.

10 апреля 1854 г.

Некоторые из государственных крестьян дер. Мартыновки, Елань тож, всего восемь человек, узнав о высочайшем приглашении отставных нижних чинов на вторичную службу, явились в местное волостное управление и объявив, что они имеют желание на нынеш­нее время встать в ряды войска для защиты веры и отечества, просили сделать распоряжения о зачислении их на службу. Пристав 3-го стана вверенного мне уезда, донося мне об этом, присовоку­пил, что многие крестьяне и из других деревень беспрестанно яв­ляются с изъявлением непременного желания поступить в военную службу.

Считаю долгом представить об этом на благоусмотрение ваше­го превосходительства, с приложением списка изъявивших желание поступить на службу и покорнейше прошу снабдить меня в разреше­ние предписанием. К сему имею честь присовокупить, что означен­ные в списке крестьяне, как доносит волостное правление, под судом и следствием не состояли и не состоят, к расколу не при­надлежат и к добровольному поступлению их в службу препятствий со стороны местного сельского начальства нет.

Земский исправник Катеров.1

3. В эпоху великих реформ.

Великие реформы 1861-1874 гг. явились, вероятно, центральным событием XIX столетия. Главные меры, которые должны были опре­делить социально-экономический и политический облик новой Рос­сии, были спланированы, разработаны, а некоторые осуществлены еще до 1861 г.

Важную роль в создании новой духовной атмосферы для ее под­готовки сыграли изменения во внутренней политике после 1855 г.: свободная выдача заграничных паспортов, уничтожение военных поселений, сложение недоимок и освобождение на три годы подат­ных сословий от рекрутских наборов, ослабление цензурного гне­та, амнистия политических заключенных (декабристам, петрашевцам и участникам польского восстания (1831). Они вытесняли страх и раскрепощали духовные силы общества. 8 июля 1960 г. была введена должность судебного следователя, независимого от полиции. С 1860 г. Государственный банк России заменил собой старые сословные кредитно-финансовые установления. В стране была проведена последняя, десятая ревизия крепостных душ. В 50-ти губернских дворянских комитетах было создано около сот­ни проектов решения крестьянского вопроса.

Площадь Самарской губернии составляла 13689190 десятин, из них удобных для ведения сельского хозяйства 82%. По переписи 1858 г. в губернии насчитывалось 234453 крепостных, из них мужчин – 113905, женщин – 120548. Насчитывалось 825 помещиков, крепостные мужчины составляли 15,32% жителей губернии. В Ставро­польском, Самарском, Бузулукском и Бугурусланском уездах поме­щичьи крестьяне составляли 7,4%. В этих уездах раньше всего на­чалась колонизация края. Государственных крестьян было 398056 душ мужского пола, то есть 16% от общего населения в губернии.

Важную роль в подготовке реформ в губернии сыграли губер­наторы К.К.Грот (май 1853 – апрель 1860), А.А.Арцимович (апрель 1860 – май 1861), выдающийся деятель эпохи реформ, публицист, философ и историк, самарский помещик Ю.Ф.Самарин (1819 – 1876) и другие.

Текст царского ";Манифеста"; об отмене крепостного права в Самару доставил 10 марта 1861 г. известный впоследствии генерал И.В.Гурко. В тот же день по улицам были расклеены объявления о предстоящей церемонии чтения Манифеста и благодарственном мо­лебне во всех храмах города. В субботу 11 марта Манифест был зачитан в Вознесенском соборе.

";...Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменялось навсегда";... Крестьяне получали личные и имущественные права. За свои земельные наделы они должны были выполнять барщинные работы или платить оброк в пользу помещика. Высокая плата была установлена на землю, ко­торую крестьяне могли получить в собственность.

В отчете царю за 1861 г. губернатор А.А.Арцимович указывал, что ";радость народа продолжалась недолго – изучение ";Манифеста"; привело его в недоумение, он ожидал полного освобождения от обя­зательных отношений к владельцам";. Ю.Ф.Самарин в письме к кня­зю Черкасскому 23 марта 1861 г. писал, что ";Манифест"; нигде не произвел сильного впечатления. В толпе отзывались: ";Ну, не того мы ждали, не за что и благодарить, нас надули";.

Даже в многоземельной степной Самарской губернии земельные наделы крестьян после реформы 1861 г. сократились в среднем почти в два раза. Из 538530 дес. у бывших помещичьих крестьян отрезали 227450 дес., или 42%. Особенно резкое сокращение наделов произошло в Самарском, Николаевском, Ставропольском и Бузулукском уездах.

В Уставной грамоте определялись новые отношения между крестьянином и помещиком, который был обязан выделить крестьянам наделы на условиях, барщины или оброка. Помещик имел право отрезать ";излишки"; в свою пользу, обменивать земли, брать участки в лю­бом месте. Леса, сады, пруды, рыбные угодья оставались за поме­щиком. За полученный надел крестьянин нес в пользу помещика де­нежный оброк или барщину. Александр П говорил: ";Все, что можно было сделать для ограждения выгод помещиков, – сделано";.

Губернатор докладывал министру:

";Народ вынес из церкви впечатление, что надежды его не сбылись. Он ожидал полной чистой воли, которую, по словам крестьян, он успел выслужить долговременным отбыванием повинности";.

Надеясь на хорошего царя, крестьяне сомневались в подлин­ности ";Манифеста"; и ";Положений";. В деревнях Грачи и Озинки Ни­колаевского уезда при чтении ";Манифеста"; на сходке крестьяне ";объявили, что будто бы в городах читали ";Манифест";, чтобы помещиков не слушаться и на работу не выходить";. Мужики решили ";отбиваться от повинностей";. Пристав и земский исправник вызва­ли воинское подразделение. Крестьяне в селах Средняя Бесовка и Александровка Ставропольского уезда признали ";Манифест"; фальши­вым и отказались от выполнения барщины. ";Толкователь"; ";Манифес­та"; крестьянин Модест Сурков объявил, будто в ";Положении"; за­писано, что крестьянам принадлежит вся земля, которой они поль­зовались, и что они освобождаются от всякой работы на помещика.

В селах Павловка и Федоровка Бузулукского уезда крестьяне отказались от неудобного надела и от уплаты оброка на него. Для усмирения прибыла рота солдат. Речи администрации были безуспешны. Мужика Сергея Курпанова жестоко наказали розгами, и он был поднят без всяких чувств. Ивана Колесова, Ермолая Ми­хайлова, Александра Горлякова тоже жестоко наказали розгами, в чувство приводил их ротный лекарь. Царевщинские крестьяне отка­зались принять уставную грамоту.

Недовольство крестьян было всеобщим. Самарский губернатор радовался, что ";глухая оппозиция масс осталась без вожаков";.

Кроме крепостных в губернии были государственные и удельные крестьяне.

С 1857 г. велась подготовка реформы в удельной деревне. 26 июня 1863 г. император утвердил ";Положение о крестьянах, водворенных на землях имений государевых, дворцовых и удельных";. Оно предусматривало обязательный выкуп земли крестьянами. Эта реформа также вызвала протесты против отрезки от их земли и выплаты денежных платежей.

В 1866 г. проводилась реформа государственных крестьян, ко­торых в губернии было 433 604 души мужского пола, живших в 790 селениях. Все земли, которые к этому времени были в пользо­вании крестьян, передавались им во владение. Исключение состав­ляли леса. Каждой общие выдавалась владенная запись (в то время как в помещичьей и удельной деревне – уставная грамота).

В целом, Закон от 19 февраля 1861 г. об освобождении крестьян мало отличался от проектов губернских комитетов. Хотя крестьянские наделы по закону намечались немного выше тех, которые были приняты губернскими комитетами, но в среднем они были меньше наделов, существовавших до реформы.

За единицу при наделе землей было принято не тягло, а ревизская душа мужского пола. Размер оброка превышал существо­вавшие в данной местности средние оброки в 2,5-3 раза. Выкупная оценка земель в Самарской и Симбирской губерниях до закону 19 февраля превышала в 2-3 раза их действительную продажную цену.

В царском ";Манифесте"; и министерских циркулярах было торжест­венно объявлено, что крепостные получают личную свободу без вся­кого выкупа. Помещикам же выплачивается выкуп только за отведен­ную крестьянам землю. Но на самом деле повышенные вдвое и втрое оценки крестьянских земель и выкупной суммы были замаскированной формой вознаграждения помещиков не столько за землю, сколько за личность крепостного и право на его труд.

Одновременно преобразованиям подверглась система местного управления. Крестьяне получили возможность решать свои внутрен­ние вопросы на сельских сходах, для этого создавалась общинно-волостная структура. На сельском уровне основным должностным ли­цом становился сельский староста, на волостном – волостной стар­шина и волостное правление. На этом уровне выборный принцип заканчивался. Выше уже стояла собственно коронная администрация – губернское по крестьянским делам присутствие.

Особенно важна была для провинции земская реформа. В основе земства лежала старинная идея совета государя со всей ";землей";, с народом. Отражал он и либерально-демократическую тенденцию всесословного представительства. Земства не должны были вмеши­ваться во властные прерогативы губернатора и вообще касаться государственно-политических вопросов. Сфера деятельности земств – местные нужды бытового характера, с которыми царская администрация явно не справлялась. Предполагалось, что земства будут иметь свой бюджет за счет специальных сборов с имущества жителей гу­бернии, а в дальнейшем – собственные предприятия, т.е. земское хозяйство. Распоряжение земскими суммами и хозяйством возлагалось на исполнительный орган земства – управу, которую вместе с пред­седателем и избирало земское собрание. Сложились ";три элемента"; земства – руководители, гласные, служащие. В числе последних преобладали разночинцы, работавшие по найму в качестве врачей, ветеринаров, учителей, статистиков и т.п.

Учредительное земское губернское собрание открылось 28 фев­раля 1865 г. в 14 часов в доме Шелашникова на углу улиц Казанской и Воскресенской. Сословный состав собрания был следующим: дворян – 38, крестьян – 17, купцов – 7, священников – 4, колонистов – 2, чиновников – 1. Вступительную речь произнес губернатор. ";По приведению в действие Положения о земских учреждениях Самар­ская губерния, как и во многих, впрочем, делах, опередила прочие губернии. Вам выпал славный жребий начать великое дело, все взо­ры обращены на Самару... Я горжусь вместе с Вами, что сего числа открываю первое губернское земское собрание в Империи";. Он объявил собрание открытым. Председательствовал губернский предводитель дворянства В.И.Чарыков. Архимандрит Серапион от­служил благодарственный, молебен. Затем была принята присяга и началась работа.

Председателем губернской земской управы был избран Л.Б.Тургенев. Очередное заседание земского собрания состоялось 28 декабря 1865 года. Председателем его был назначен по Высочайшему повелению Ю.Ф.Самарин. Великолепный оратор и энергичный руководитель, Са­марин оставил яркий след в истории самарского земства, о чем с благодарностью писал позднее его достойный продолжатель П.В. Алабин.

С крестьянской и земской реформами неразрывно была связана задача преобразования судебной системы.

Новые судебные уставы 1864 г. были введены в Самарской гу­бернии лишь в 1870 году. Председателем нового окружного суда стал Н.М.Окулов, первым прокурором новой формации – А.А.Голо­винский. Составилась и первая коллегия присяжных поверенных (адвокатов) из десяти человек. Первое публичное разбирательство с присяжными заседателями состоялось 9 февраля 1871 г.

Реформы коснулись и городского самоуправления. В 1870 г. Александр П подписал новое Городовое положение. Органом само­управления становилась выборная всесловная городская дума. От­крытие ее состоялось 3 февраля 1871 г. Исполнительным органом Думы являлась городская управа, в которую были избраны купец В.П.Горинов, потомственный почетный гражданин Ф.Д.Щепоткин, кол­лежский асессор Н.И.Эссен, мещанин С.Т.Колпаков. Первым город­ским головой стал купец первой гильдии В.Е. Буреев.

Городская управа занималась вопросами транспорта, освещения, отопления, канализации, освещением улиц, набережных, тротуаров, сооружением мостов, заведовала школьным, медицинским, благотво­рительным делами, регулировала порядок торговли, городского кре­дита. Городской голова сочетал в своей компетенции распоряди­тельные и исполнительные функции.

Эпоха великих реформ внесла в жизнь города и края значитель­ные изменения. Они проявились и в хозяйственно-экономическом росте городов и крупных торгово-промышленных селений, в мобиль­ности населения, в духовном перевороте: освобождение и обретение гражданских прав огромными массами людей привели к ломке прежних стереотипов мышления и поведения, переоценке привычной системы ценностей.

Вопросы и задания

1. Каковы исторические предпосылки реформ 1861-1874 гг.?

2. Каковы результаты проведения крестьянской реформы на тер­ритории Самарской губернии?

3. Как осуществлялась земская реформа в крае?

4. Что Вы знаете о реформе судебной системы?

5. Каким стало городское самоуправление по Городовому поло­жению 1870 г.?

Документ

";Освобождение крестьян графа Орлова-Давыдова

1862 г.

Познакомился хотя бы с одной в достаточной мере типичной уставной грамотой и с обстоятельствами введения ее в действие, чтобы понять причины протеста и упорного нежелания крестьян принять этот, казалось бы, важнейший в их жизни документ.

Уставная грамота села Усолья, датированная 10 марта 1862 г., содержала четыре раздела.

В разделе I определялось число ревизских душ в селе по 10-й ревизии (1857 г.): дворовых – 46, крестьянских – 690. Из дворовых никто не изъявил желания получить надел. Из крестьян 16 душ, на основании ст.8 ";Местного положения";, отказались от надела. Всего, считая переселившихся в Усолье из других вотчин­ных сел и выселившихся из него, а также высланных в Сибирь на поселение, должны были получить надел 681 ревизская душа.

В разделе II указывается, что всей земли в пользовании крестьян до обнародования ";Положения"; было 3376 дес. ";Местным положением"; высшей раздел крестьянского надела для данной местности определен в 4 дес. на душу. Следовательно, по числу ревизских душ в селении на все крестьянское общество приходилось 2724 дес. Поэтому земля сверх этого количества – 952 дес. (в том числе 390 дес. пашни, 119 дес. выгона, 137 дес. покоса и 6 дес. под базарной площадью внутри селения) – отходила от крестьян к помещику.

Внутри крестьянского надела за помещиком оставались: пруд, речка Усолка, многочисленные колки (рощи), поименованные в уставной грамоте – всего 394 дес. В этом же разделе подробно определялись границы крестьянской и господской земли.

По III разделу 12 усадеб, принадлежащих крестьянам и дворовым людям, ввиду того, что они отстояли от господских строений и усадьбы менее чем на 50 саж., подлежали,";-согласно ст. 75 ";Мест­ного положения";, перенесению на новые места – в черту крестьян­ской усадебной оседлости.

Пчельники должны были быть перенесены в черту крестьянского надела в течение двухлетнего срока, а до перенесения их пола­гался платеж в пользу помещика на основании ст.91 ";Местного по­ложения";. Пруд, находившийся внутри селения, оставался в общем пользовании помещика и крестьян. Содержание плотины возлагалось на крестьян, причем помещик оставлял за собой право устроить тут мельницу или другое заведение, приводимое в действие водой.

Рыбные ловли, во всех без исключения местах, даже внутри крестьянского надела, оставались в полном распоряжении помещика.

В разделе IV определись повинности крестьян. За предостав­ление в полное пользование крестьян 2724 дес.согласно ст. 168 ";Местного положения";, ежегодно причиталось с каждого душевого надела 9 руб. серебром оброка. Но так как крестьянский надел представлял особые выгоды, ибо в него входили поемные луга на Волге и ее притоках, и находился он по соседству с пристанью,то на основании ст. 173 ";Местного положения"; оброк повышался на один рубль и составлял 10 руб. с души, с 681 души – 6810 руб. серебром в год. Оброк крестьяне обязаны были вносить два раза в год: 1 января и 1 июля.

Оброк за пользование усадебной землей, также ввиду выгод, предоставляемых помещиком усольским крестьянам (близость Волги, заработки на ее пристанях, выгоды от существующих в селении яр­марок и базаров, большие огороды, большой выгон), повышается до 3 руб. 50 коп. с души (вместо 1 руб.50 коп.), а выкупная сумма за всю усадебную землю определялась в 39732 руб. 94 коп. се­ребром.

За переданные в пользование крестьян, состоявших прежде на барщине, 1664 дес.земли, согласно ст. 189 ";Местного положения";, причиталось рабочих дней в пользу помещика, с каждого душевого надела: мужских летних – 24, зимних – 16, женских летних – 18, зимних – 12, всего 70 дней, а со всех душевых наделов села Усолья – 29120 рабочих дней. За исправное отбывание этой повин­ности отвечало все общество.1

4. Самарское знамя на Балканах

Ежегодно 3 марта (день подписания Сан-Стефанского русско-турецкого договора 1878 года) болгарский народ празд­нует годовщину освобождения своей страны от пятивековой осман­ской зависимости. Договор отразил успехи России в войне 1877-1878 гг. и поражение Турции. Одновременно он явился победой балканских народов в их борьбе за свободу.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов получила название Освободительной. Она была названа так болгарским народом, который ждал помощи от России, чтобы добиться своего политического ос­вобождения. И его ожидания оправдались. Война действительно принесла свободу – и не только болгарам, но и другим балканским народам.

Великая Освободительная война 1877-1878 гг. способствовала пробуждению политического сознания и активности народных масс России, горячо интересовавшихся событиями на Балканах.

Исключительно сильный отзвук получили в России кровавые со­бытия на Балканах 1875-1876 годов. Народы России решительно под­держали справедливую борьбу южных славян.

Губернии Среднего Поволжья стали одним из крупнейших центров комплектования войск. Из губерний Поволжья были призваны 77.965 нижних чинов.

В период, когда необходимо было поддержать восставший бол­гарский народ, родился один из светлейших символов братства – Самарское знамя. Этому знамени было суждено стать знаменем-героем, награжденным самым высоким отличием доблести и славы Бол­гарии – Орденом Храбрости I степени.

Активную роль в создании знамени сыграл Петр Владимирович Алабин (1824-1896 гг.) – воин, писатель, исследователь края, об­щественный деятель. Роспись на знамени была сделана известным художником Петром Евстафьевичем Симаковым (1810-1886 гг.). Художественное шитье на знамени явилось результатом труда искус­ных вышивальщиц-монахинь Самарского Иверского женского монастыря.

Знамя представляло квадратное полотнище из трех горизонтальных полос: белой, алой и синей, с такими же лентами. На одной стороне знамени был черный крест, украшенный золотыми арабесками, на другой – изображение славянских просветителей Кирилла и Мефодия. На голубой ленте надпись: ";Самара. Болгарскому народу. 1876 год";. Древко знамени было черное с вызолоченным, исполненным в древнерусском стиле копьем. На позолоченной скобе надпись чер­ной эмалью: ";Болгарскому народу, город Самара, 1876 год";.

2 мая 1877 года граждане Самары проводили свою делегацию со знаменем (Е.Т.Кожевников и П.В.Алабин) в Москву. Сызранский железнодорожный мост еще не был построен, поэтому знамя доста­вили в Сызрань на пароходе ";Вестник";, а уже оттуда повезли по железной дороге в Москву. 5 мая знамя было выставлено в Кремлев­ском дворце, где в течение трех дней было объектом всеобщего внимания москвичей, приходивших поклониться знамени и ";почерп­нуть нравственные силы для дела восстановления Болгарии";. Заме­тим, что по дороге в Москву знамя побывало в Симбирске, Пензе, Тамбове, Рязани... А после Москвы – в Туле, Орле и Курске, пере­секло Украину и Молдавию, часть Румынии, прежде чем попасть в лагерь болгарских ополченцев в Плоешти. На всем пути следования народ восторженно чествовал Самарское знамя. Оно стало подлин­ным символом горячей любви к братскому болгарскому народу.

Знамя было вручено ополченцам в торжественной обстановке. При вручении знамени П.В.Алабин заявил: ";Издалека, через всю русскую землю мы пронесли его для вас как живое свидетельство того, что оно вручается вам не от какого-либо уголка России, а от всей русской земли";. Памятными остались слова старого болгар­ского воеводы Цеко Петкова, на теле которого остались рубцы от 28 ран: ";Пусть же это знамя пройдет из конца в конец по всей земле болгарской, пусть оно вытрет слезы с печальных глаз наших ма­терей, жен и дочерей, да устрашится при его виде злая нечисть поганая и воцарится после него мир, покой и благоденствие";.

Опустившись на колени, он первым принял знамя из рук коман­дира Болгарского ополчения генерала Н.Г.Столетова и вручил его командиру третьей дружины ополчения подполковнику П.П.Калитину, который сказал: ";Я паду сраженным под этим знаменем, но не от­дам его неприятелю";. Первый знаменосец Антон Марчин занял свое место с Самарским знаменем в строю ополченцев. Знамя стало сим­волом исторической судьбы болгар и великой миссии России.

Сражение под Стара Загорой 31 июля 1877 года – одна из са­мых ярких страниц боевой дружбы русских и болгар. Силы турок много­кратно превышали число защитников города.

После боя за Стара Загору уцелевшие герои 3-й ополченской дружины, выполнившие свой священный долг, писали в Самару:

";..19(31) июля под г.Эски Загрой (Стара Загорой) мы вступили в бой с неприятелем вшестеро сильнейшим... Пять знаменосцев смени­ли друг друга и все легли убитыми и ранеными. Предпоследним из них был сам подполковник Калитин... Из четырехсот девяноста шести человек мы насчитываем теперь только двести семь нижних чинов, из четырнадцати офицеров невредимыми вышли из боя только пя­теро...";.

50 лет спустя на белокаменном саркофаге, охраняемом разъ­яренным львом, признательные потомки напишут: ";Болгарин, здесь покоятся кости трехсот пятидесяти девяти болгарских ратников-ополченцев, подполковника Калитина вместе с двадцатью другими доблестными русскими офицерами и солдатами, павшими в бою за защиту Самарского знамени";.

Вооруженная борьба болгарского народа переросла рамки опол­чения. Героически действовали народные четы и отряды народной милиции, вспыхнули стихийные вооруженные выступления крестьян. Болгарский народ всем, чем мог, помогал русской армии – строи­лись дороги и мосты, оказывалась помощь продовольствием, болгары служили разведчиками и проводниками, женщины ухаживали за ранеными воинами и т.д. Болгарский народ был стратегическим со­юзником России в этой войне.

Бой под Стара Загорой имел важное тактическое и стратеги­ческое значение для дальнейшего хода войны. Турецкое войско было на три недели задержано в долине Тунджи. Это дало возмож­ность русским укрепить Шипкинский перевал, а его защитникам в течение пяти месяцев вести успешную оборону.

В начале 1878 года, после падения Плевны, русские и болга­ры в тяжелых зимних условиях перешли через горы Стара Планины и разгромили турецкую армию Вессель-паша в укрепленном лагере под Шейного). Так была одержана еще одна победа, ставшая до­стойным завершением Шипкинской эпопеи. В параде победителей под Самарским знаменем по праву занимает место и Болгарское ополчение.

3 марта 1878 года в Сан-Стефано, расположенном в 13 кило­метрах от столицы султанской Турции, был подписан мирный до­говор.

На карте Европы появилось новое Болгарское государство, а болгарский народ обрел национальную свободу.

В результате национально-освободительного движения балкан­ских народов и военной помощи Россини Болгария, не имевшая до войны внутренней автономии, нравственно униженная османами, становились свободной. Она получила конституцию, правительство, армию, для нее открывались пути к экономическому и социальному прогрессу.

Болгария высоко чтит память тех, кто своей кровью отстаивал ее свободу. О подвигах русских, болгарских воинов напоминают потомкам строгие памятники на Шипке, под Плевной, в Софии, в Москве, названия бульваров, улиц и площадей в Болгарии.

Давно стали местом всенародного поклонения Стара Загора, Шипка и Шейново, так же, как и Самарское знамя – символ братской дружбы, солидарности в борьбе за свободу. Признательные потомки воздвигли в Стара Загоре в его честь величественный памятник, а к 1300-й годовщине Болгарского государства в знак вечной дружбы и признательности Стара Загора подарила городу-побратиму копию Самарского знамени.

Вопросы и задания

1. Какую поддержку оказывали жители края освободительной борь­бе балканских народов?

2. Кем и когда было создано Самарское знамя?

3. Кто вручил Самарское знамя Болгарскому ополчению?

4. Каким орденом было награждено Самарское знамя и где ему поставлен памятник?

4. Общественно-политическая жизнь

Общественно-политическая жизнь губернии дореформенного пе­риода происходила под влиянием нарастающей активности разно­чинной молодежи. Талантливые публицисты радикального лагеря, звавшие к борьбе за народное счастье – Н.Г.Чернышевский, Н.А. Добролюбов, А.И.Герцен, Н.П.Огарев – становились властителями дум. Общественное настроение весьма сочувственно относилось к таким демократическим изданиям как ";Современник"; и ";Колокол";. Росло число их читателей в Самаре. Усилилось антиправительствен­ное настроение среди воспитанников гимназии, духовной семинарии, которые пытались создать в Самаре даже ассоциацию-коммуну.

Иногда радикально настроенных пропагандистов собирали у себя сторонники модных идей из числа крупных землевладельцев (К.М.Сибиряков, М.А.Тургенева). На открытых М.А.Тургеневой пе­дагогических курсах в Ставрополе в 1872 г. преподавала С.Л. Перовская.

В 1871 г. возникли группы самообразования, члены которых занимались изучением работ П.Л.Лаврова, Д.И.Писарева, ";Полити­ческой экономии"; Д.Милля с примечаниями Н.Г.Чернышевского. В 1873 г. ряд кружков объединился для совместного ";саморазвития"; путем чтения и составления рефератов. Осенью лидеры кружка Городецкий и Чернышев уехали в Петербург для поступле­ния в Технологический институт. Вскоре в столице сложился кружок – землячество самарцев. Это было время, когда студен­ческая молодежь, движимая идеей долга перед народом, активно готовилась к массовому ";хождению в народ";. Самарская губерния стала одним из центров такого движения. К весне 1874 г. здесь сложилась разветвленная сеть очагов пропаганды с опорными пунктами в Самаре и Николаевске.

Члены столичного кружка – землячества в апреле 1874 г. при­были в Самару. Состоялась сходка приезжих и местных революцио­неров. В их числе были воспитанница Самарской женской гимназии В.Боголюбова, писец уездной земской управы, крестьянин с.Каменки И.Беляков, писец губернской земной управы, крестьянин с.Кротовки С.Дегтярев, крестьянин с.М.Толкай Р.Бодяжин, лакей в доме Бородина П.Александров, гимназист, крестьянин с.Грачевка Е.Лазарев.

Летом революционеры направились в ";народ"; в села Царевщина, Семейкино, Ставрополь, Сергиевские минеральные воды, Смышляевка, Черновка, Грачевка, Вязовка, Екатериновка, Дубовый Умет, Малый Толкай. Пропагандисты призывали к отказу от имущества и уплаты податей, выступали против императора. Ожидаемой реакции крестьян не было. А поездка П.Войнаральского и Надежды Юргенсон в с. Васильевка Ставропольского уезда закончилась арестом.

В Николаевском уезде вели антиправительственную пропаганду земский врач А.Кадьян, Н.Судзиловский, с.Ковалик, И.Речицкий-Логинов. Примечательна судьба Н.Судзиловского. Избежав ареста, эммигрировал в Румынию. Учился в Бухарском университете, участ­вовал в подготовке Апрельского восстания 1876 г. в Болгарии, работал в клиниках Франции, Бельгии, Италии, Испании, был аме­риканским консулом на островах Восточной Азии, в 1900 г. – президент Гавайского сената. Вел революционную пропаганду в Японии во время русско-японской войны, жил на Филиппинах и в Китае. Н.Судзиловский – автор многих работ по медицине, естест­вознанию, социологии, член Американского общества генетиков.

Хождение в народ провалилось. Решено было основать постоян­ные поселения в среде крестьянства. Инициатива принадлежала созданной в 1876 г. организации ";Земля и Воля";. В Самарской деревне жили видные народники В.Фигнер, А.Иванчинов-Писарев, Ю.Богданович, А.Соловьев, Л.Квятков-ский и другие. Но и новый способ пропаганды не дал делаемых результатов. Вскоре ";Земля и Воля"; раскололась. Народовольцы увлеклись террором. В конеч­ном итоге организовали убийство царя. Чернопередельцы еще ранее сверкнули свою деятельность в народе. Провинциальная радикаль­ная молодежь оказалась на перепутье. В 1886 г. в Бузулуке был арестован Е.Лазарев. А.И.Ливанов с женой В.Ю.Виттен возвра­тился в Самару после каторги и нескольких лет поселения. Уст­роился на работу в земское статистическое бюро (заведовал им И.М.Красноперов). Все большую власть над умами членов самарских конспиративных кружков распространял марксизм. На место неудав­шегося героизма одиночек доктрина К.Маркса ставила историчес­кую закономерность. Молодежь увлекла идея ";научно доказанной"; неизбежности социализма как панацею от окончательного круше­ния революционных идеалов.

Самарское общество потрясла мученическая гибель государя-императора. Самарцы помнили его посещение города 29 августа 1871 г. Александр Освободитель собственноручно заложил камень в стену строившегося кафедрального собора и повелел сыновьям Александру и Владимиру последовать примеру.

В 1886 г. Самара торжественно отметила свое 300-летие. Тог­да же П.В.Алабин впервые составил очерк, охвативший всю историю ее существования (";Трехвековая годовщина Самары";, Самара. 1887).

В момент юбилейного торжества благодарный город отслужил молебен в поминовение усопших основателей и защитников Самары, воздал честь своим почетным гражданам, как живым, так и отошед­шим в вечность: И.В.Константинову, Ю.Ф.Самарину, государствен­ному канцлеру А.М.Горчакову; К.К.Гроту, Н.П.Мансурову, И.О. Аксакову, бывшим самарским губернаторам.

Все более насыщенной становилась общественная и культурная жизнь Самары и уездных городов. Здесь бывали А.Н.Островский, В.Г.Короленко, Л.Н.Толстой, A.M.Горький. Ф.И.Шаляпин, С.Г.Ски­талец (Петров).

В 1880 г. была открыта публичная библиотека, в 1888 г. в губернском центре было возведено здание Самарского городского драматического театра, существующее и сегодня. С 1869 по 1894 гг. строился Самарский кафедральный собор, почти три десятиле­тия украшавший центральную площадь губернского центра.

Властям же в 1870-1890-е гг. Самара представлялась ";местом, не столь отдаленным";: сюда ссылали политически неблагонадежных лиц. В 1889-1893 гг. здесь жила семья Ульяновых, молодой В.И. Ленин общался с местными социал-демократами, ссыльными студентами и бывшими народниками, организовал марксистский кружок.

Страна была на пороге серьезных политических перемен и потрясений. Преподаватель Самарской Духовной Семинарии и женской гимназии Хардиных, будущий профессор Самарского университета П.А,Преображенский как будто предчувствуя будущее, записал в 1890 г. в своем днев­нике: ";Несомненно одно, что мы присутствуем при переломе всей нашей общественной жизни, часто бредем врозь и не знаем, что означают прилетающие к нам из столицы щенки";. Двадцатый век готовил будущим поколениям россиян суровые испытания.

Вопрос

Назовите известные Вам факты и события общественно-политческой жизни Самарской губернии второй половины ХIХ в.

Лекция десятая.

ПРОСВЕЩЕНИЕ И КУЛЬТУРА САМАРСКОГО КРАЯ

(XIX ВЕК)

";... в области искусства, в творчестве сердца, русский народ обнаружил изумитель­ную силу, создав при наличии ужаснейших условий прекрасную литературу, удивитель­ную музыку, которой восхищается весь мир...

Гигант Пушкин, величайшая гордость на­ша и самое полное выражение духовных сил России, и рядом с ним волшебник Глинка и прекрасный Брюлов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, груст­ный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой и больная совесть наша – Достоевский; Крамской, Репин, неподражае­мый Мусоргский, Лесков, все силы, всю жизнь потративший на то, чтобы создать ";положительный тип"; русского человека, и, наконец, великий лирик Чайковский и чаро­дей языка Островский, так не похожие друг на друга, как это может быть только у нас, на Руси, где в одном и том же поколении встречаются люди как бы разных веков, до того они психологически различны, неслиянны.

Все это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет...

А.М.Горький.

План

1. Развитие народного образования и появление первых научных обществ.

2. Литература и периодика.

3. Театр.

4. Здравоохранение.

Литература

-Володин: В.И. Из истории художественной жизни г.Куйбышева. Конец ХIX – нач. ХХ вв. M.,1979.

-Наследие. Самарский художественный музей. 100 лет коллекции. Колл. авторов. Составитель и редактор А.Я.Басс. Самара. 1997.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. ХVI – первая половина XIX века. – М., 2000.

– Имена. Штрихи к портретам. Автор проекта – Владимир Молько.- Самара, 2000.

– Историко-культурная энциклопедия Самарского края. Персонами. В 4-х кн. – Самара, 1993, 1994, 1995.

– Годы и события. Хроника (к 150-летию Самарской губернии). Том I. 1851-1920. Самара, 2000.

– Носков А.И. Минувшее проходит предо мною.... О славных самарцах и самарских днях знаменитых россиян. – Самара, 1998.

– Самара. Культура провинции. Под ред. проф. В.П.Скобелева.- Самара, 1995.

– Самарская летопись... Том первый. – Самара, 1993. Самарское Поволжье в древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Колл. авторов. Ред.: Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. Самара. 2000.

1. Развитие народного образования и появление первых научных учреждений.

Преобразования в экономической жизни страны и каждого региона, в системе государственного управления и в области социальных отношений нельзя было осуществлять без постепен­ного подъема общего культурного уровня населения (и не только дворян) и без соответствующего развития науки и техники.

Традиции изучения Самарского края академическими экспе­дициями XVIII века и опыт учебных заведений Самары и Ставрополя в период деятельности Оренбургской экспедиции служили хорошей основой для развития просвещения в регионе.

Еще в 1770 г. по предложению графа В.Г.Орлова, занимавшего должность директора Академии наук, в селе Усолье было устроено училище для детей дворовых и крестьян, где готовились прежде всего грамотные служащие для вотчинной администрации обширного орловского поместья. Часть учеников получала не только общее, но и специальное образование. Так, в 1801 г. усольская контора за­ключила контракт с отставным землемером Д.Гавриловым, по которому тот ";трех мальчиков обучил как по инструменту, так и в сочинении планов";, за что получал в течение трех лет ";столовый припас"; и жалованье в размере 80 руб. в год. В 1825 году в усольской школе насчитывалось 36 учащихся.

С 1833 г. в течение более 40 лет обучение в усольской школе вел священник С.М.Преображенский. Учеников он обучал по ";ланка­стерской системе"; чтению, письму, закону божьему, арифметике, церковному пению, основам грамматики и географии. Школа была переведена на мирское содержание. На крестьянские же средства в Усолье началось обучение грамоте девочек.

В 1840 г. открыто было училище в селе Жигули. Всего в 1842 г. в 17 школах Усольской вотчины училось 515 детей обоего пола. В 1850 г. в селах Рождествено и Новинки ";учреждены училища для обучения грамоте крестьянских детей";.

Открывались школы и в селениях удельных крестьян: в Пере­волоках, Новодевичье (графиня А.А.Орлова продала их в 40-е гг. XIX в. в удел).

В первой четверти XIX в. появляются первые городские учеб­ные заведения в Самаре. Средства на строительство зданий приход­ского и уездного училищ (1824) пожертвовала здешняя помещица Е.А.Путилова. Затем на ее средства была построена и больница (открыта в 1828 г.). Они и стали первыми в истории Самары общедоступными учреждениями просвещения и здравоохранения.

Большая часть дворян и чиновников Самары, владельцы поместий и в XVIII и в первой половине XIX в. предпочитали давать своим детям домашнее образование, отправляли их в пансионы, гимназии, университеты столичных городов и Казани. Попытка завести в самой Самаре пансион для девочек оказалась неудачной.

Создание Самарской губернии дало новый толчок развитию об­разования. Увеличилось число начальных школ. В Самаре второе приходское училище появилось в 1852 г., две школы для дево­чек – в 1858 и 1859 гг. Для детей дворян и чиновников в 1856 г. была открыта мужская гимназия – первое среднее общеобразова­тельное учебное заведение в городе. Через три года в Самаре было организовано женское училище 1-го разряда (будущая жен­ская гимназия). Для детей лиц духовного звания открывались начальные духовные училища (первое из них появилось в 1852 г.). Через шесть лет создается духовная семинария – средняя школа, дававшая как общее образование, так и специальную подготовку будущим священникам. В 1859 г. открыта школа для малолетних при тюремном замке, которую позднее было разрешено посещать и взрослым.

В 1856 г. в Самаре было 34000 жителей, имелось уже 5 при­ходских училищ с 512 учениками ";из самых нижних состояний";. В двух женских училищах занимались 55 учениц. В мужской гимна­зии обучалось 147 учеников. В губернии было 388 начальных школ с 9766 учениками. В шести уездных городах Самарской губернии работали 12 приходских училищ, в которых обучалось 1285 чело­век. В губернии действовало 175 церковноприходских школ. Общее число школ постепенно росло.

В 1900 г. в Самаре стало 3 гимназии, одна из которых была женской, реальное, епархиальное, городское училища и 15 началь­ных приходских школ. Всего в губернии насчитывалось 517 земских, 296 церковноприходских и немногим более 150 прочих школ с об­щим числом учащихся около 50 тыс. человек. Поскольку население губернии исчислялось тогда в 2,7 млн. душ, следовательно, 1 уча­щийся приходился на 53 жителя.

Расширялась сеть школ не только для русских, но и для дру­гих национальностей (татар, чуваш, мордвы). В 1911 г. в Самаре была одна немецкая и три мусульманских школы.

С 1871 г. работала учительская семинария. Пользовалось по­пулярностью в купеческой Самаре и коммерческое училище, открытое в 1902 г.

В реальных училищах Сызрани и Самары получил среднее об­разование Алексей Николаевич Толстой.

Один из учеников, окончивший Самарскую духовную семинарию в 1898 г. Николай Кирьянович Пиксанов (1878-1969) стал выдающимся литературоведом, членом-корреспондентом АН (1931). Сын сельского дьякона из села Деркачи после учебы в Самаре окончит историко-филологический факультет Юрьевского (Дерптского) университета, станет профессором Саратовского, Московского, Санкт-Петербургско­го университетов, опубликует 750 научных трудов по истории, русской литературы, текстологии, библиографии, более 60 редак­тируемых изданий. Им предложен принцип изучения ";культурных гнезд"; (кн. ";Три эпохи";, 1913 и ";Областные культурные гнезда: Историко-краеведческий семинар";, 1928 и др.).

Сотни жителей и учащихся Самары навсегда сохранили добрую память о замечательном педагоге и исследователе Самарского края – профессоре Павле Александровиче Преображенском (1858-1942). И было за что: потомственный педагог, человек энциклопедичес­ких знаний, активный деятель различных культурно-просветитель­ных и научных организаций, преподаватель средних учебных заве­дений и духовной семинарии, профессор Самарского университета и Сельскохозяйственного института, автор широко известных публи­каций по истории, географии, этнографии края был колоритнейшей фигурой в среде самарской интеллигенции на протяжении полувека.

На рубеже веков в Самаре существовало ";Общество поощрения высшего образования";. В 1911-1913 гг. открывается Высший жен­ский педагогический институт в память 19 февраля 1861 года. В 1910-1917 гг. велась работа по созданию в Самаре политех­нического института, однако война и недостаток средств приоста­новила эту работу. В 1917 г. начался первый учебный год нового педагогического института в Самаре с четырехлетним сроком обу­чения. Он был создан на основе Самарского женского педагогичес­кого института, преобразованного в смешанный, куда было разре­шено принимать и мужчин, и слившимся с Виленским учительским институтом, эвакуированном в Самару. 10 августа 1918 г. педаго­гический институт был преобразован в Самарский университет (1918-1927 гг., возрожден в 1969 году).

Первым же научным учреждением в Самаре считается созданная в 1886 году Пастеровская станция в числе первых пяти таких станций, открытых в России. Вначале она обслуживала огромный регион: Поволжье, Сибирь, Дальний Восток, часть Монголии и Северного Китая.

В 1895 г. по инициативе врачей в Самаре открылась бакте­риологическая лаборатория по производству противодифтерийной и других вакцин. В 1898 г. в Самаре начала действовать ветеринарно-бактериологическая лаборатория, оказывающая помощь в ликвидации заболеваний сельскохозяйственных животных.

* * *

В середине XIX в. начинается изучение истории и фольклора родного края. Упоминавшийся выше священник и педагог С.М. Преображенский, увлеченный изучением родного края, организовал в Усолье ";ученое общество";. Сам он создал ";Церковную летопись села Усолья";. Еще одна ";История села Усолья Симбирской губер­нии Сызранского уезда"; была написана профессором симбирской ду­ховной семинарии Д.Н.Орловым. Это сочинение было представлено в 50-е годы XIX в. в Русское географическое общество. К сожале­нию, обе работы остались неопубликованными.

В 1847 г. корреспондентами Русского географического общества, его участниками стали многие крестьяне края. В ответ на специ­альные анкеты жители сел прислали интересные фольклорные мате­риалы (песни, поговорки, приметы).

В 1860-1862 гг. директором училищ и преподавателем словес­ности работал педагог, писатель и фольклорист Виктор Гаврилович Баренцев (1824-1867). В 1862 г. в Санкт-Петербурге он опубли­ковал уникальный для тех лет ";Сборник песен Самарского края"; (переиздан в Самаре в 1993 г.).

Певцом Волги был симбирянин – фольклорист, этнограф и поэт Дмитрий Николаевич Садовников (1847-1883), составивший самый полный и лучший в научном отношении сборник ";Загадки русского народ";. В 1884 г. увидел свет его сборник ";Сказки и предания Самарского края";.

Интересные фольклорные и этнографические материалы Самар­ского края содержатся в сборниках Аполлона Аполлоновича Коринфского (1868-1937) – ";Бывальщины и картины Поволжья"; (1899), ";Волга. Сказания, картины и думы"; (1903), ";Народная Русь..."; (1901).

В 1860 г. в ";Журнале Министерства внутренних дел"; совет­ник губернского правления, заведующий типографией и редакцией ";Самарских губернских ведомостей"; Андрей Филиппович Леопольдов (1800-1875) опубликовал ";Исторические заметки о Самарском крае";.

Академик Петр Петрович Пекарский (1827-1872), бывший в 1860 г. городовым депутатом Самарской удельной конторы, а за­тем ставший известным специалистом по истории русской культуры, литературы и науки, XVIII века, опубликовал свой труд ";Когда и для чего основаны города Уфа и Самара (СПб, 1872).

Замечательным исследователем Самарского края был П.В.Ала­бин (1824-1896). Большой интерес представляют статьи и доку­ментальные публикации Петра Владимировича по археологии, исто­рическому и географическому краеведению, ботанике, музейному и библиотечному делу. Его труды по археологии получили высо­кую оценку научной общественности. В 1889 г. он был избран Почетным членом Петербургского археологического института.

Наиболее детально П.В.Алабин рассматривал древнюю историю края в статье ";Древности, найденные в Самарской губернии и хранящиеся в Самарском публичном музее";. Он стремился не только дать описание, но и датировать памятники материальной культуры, сообщить о месте находки или приобретения.

Фундаментальными, энциклопедическими трудами стали две его книги: ";Двадцатипятилетие Самары как губернского города. Историко-статистический очерк"; (1877) и ";Трехвековая годов­щина Самары"; (1887).

2. Литература и периодика.

С историей Самарского края связаны имена многих выдающихся писателей. В 1777 г. появились первые стихотворения Ивана Ива­новича Дмитриева (1760-1837). Его родовое имение – село Бого­родское (ныне с.Троицкое Сызранского района. Самарской обл.). Второе его имение находилось в с.Успенское (ныне с.Старый Буян Красноярского района Самарской обл.). Позднее – академик, ми­нистр юстиции (1810-1814). Его современники знали его оду ";Ермак";, стихотворения ";К Волге";, ";Послание Державину";, ";Посла­ние Карамзину";, ";Освобожденная Москва";. Для изучения истории Самарского края, значительный интерес представляют воспоминания И.И. Дмитриева – ";Взгляд на мою жизнь";. Примечательно, что все лучшие стихи написаны им на родине в Богородском, Сызрани и Симбирске, куда он многократно приезжал из столицы.

В поэтическом мире И.И.Дмитриева. Волга подобна времени в своем стремлении из неизвестного в известность, в движении во всем и поверх всего.

В селе Богородском (Державине тоже, впоследствии – Смолен­ское Борского района Самарской губернии) прошли детские годы Гаврилы Романовича Державина (1743-1816) – замечательного поэта и государственного деятеля. Достойно пройдя путь служения госу­дарству от солдата до первого в истории России министра юстиции и сенатора, так определил свое место в истории рода:

Я не принес на гроб вам злата и

серебра

И не размножил ваш собою род

почтенный.

Винюсь: я жил, сколь мог, для

общего добра.

В 1804 году Державин объявил крестьянам своего имения о своем намерении освободить их от крепостной зависимости и составил завещательное распоряжение.

Неоднократно бывал в Сызрани, Самаре, Ставрополе. В Поволжье создает ";Оды, переведенные и сочиненные при горе Читагалае";, – первые, по мнению исследователей, зрелые произведения поэта.

Первым самарским литератором, краеведом и библиографом обычно называют Ивана Алексеевича Второва (1772-1844). Родился в деревне Ласкаревке Бузулукского уезда (ныне Борского района Самарской обл.). В 1793 г. Ивану Алексеевичу присваивают чин коллежского регистратора, давший ему личное дворянство. А в 1804-м, несмотря на малый чин, учитывая его образованность, губернское дворянское собрание избирает его уездным судьей в Самару. Во время Отечественной войны (1812-1814) ему пришлось по должности судьи исполнять еще и обязанности городничего и уездного предводителя дворянства.

С 1816 и до отставки в 1834 году служил приставом при самарских соляных магазинах Илецкого соляного правления.

В 1798-1800 годах он опубликовал шесть произведений (в прозе и стихах) в журналах Московского университета. Большую ценность представляет его обширный дневник (";журнал";), который он вел с 1792 по 1843 год, то есть более 50 лет... На его основе были опубликованы в 1821-1822 годах воспоминания И.А.Второва о первом путешествии в Москву и Петербург (1801-1802), а в 1842 году – мемуары ";Москва и Казань в начале XIX века";.

Удивительно, но он был знаком с Н.М.Карамзиным, В.А.Жуков­ским , И. П. Тургеневым, Н. И. Гнедичем, А. А. Дельвигом, Н.И. Лобачевским, А.С.Пушкиным... Замечательный самарский исследо­ватель А.И.Носков только общих знакомых И.А.Второва и А.С.Пушкина насчитал 68 человек!

После смерти Ивана Алексеевича, сын его Николай Иванович (1818-1865), ставший также краеведом, историком, этнографом и литератором, подарил библиотеку городу Казани. На ее основе в 1865 году была открыта Казанская городская публичная, позднее Республиканская библиотека. Дарение это было столь заметно в масштабе России, что император Николай I счел необходимым вы­разить Н.А.Второву и монаршее ";благоволение";. Журнал ";Русский вестник"; в 1875 г. отметил: ";Все его симпатии принадлежали ли­тературе, и он всю жизнь остался верен перу и книге";.

Детство, отрочество и юность Сергея Тимофеевича Аксакова (1791-1859) прошли в имении Знаменское (Ново-Аксаково), входив­шем во второй половине XIX века в Бугурусланский уезд Самарской губернии. Его замечательное будущее – поэта, переводчика, кри­тика, театрального и общественного деятеля, автора блестящих литературных портретов, мемуариста, члена-корреспондента Ака­демии наук – во многом было предопределено общением с удиви­тельными людьми, неповторимой природой, своеобразной и богатой историей Среднего Поволжья.

Будучи самарскими помещиками, исповедуя национально-государ­ственные идеалы созидания и просветительства, семья Аксаковых оставила добрый след в истории самой Самары, Бугурусланского, Ставропольского, Бузулукского, Николаевского уездов, а также села Языково нынешнего Борского района.

Один из его сыновей – Григорий Сергеевич – был вице-губер­натором, а затем и губернатором Самары (1867-1872). Его братья – Константин и Иван – писатели ";славянофилы";.

Широкие круги читателей С.Т.Аксаков покорил проникновен­ной трилогией: ";Семейная хроника";, ";Детские годы Багрова – внука"; и ";Воспоминания";. К ней примыкают неоконченная повесть ";Наташа";, события которой происходят в местах Сергиевских минеральных вод, и популярнейший Аленький цветочек"; (сказка ключницы Пелагеи).

Он автор и таких оригинальных книг как ";Записки ружейного охотника Оренбургской губернии";, ";Записки об ужении рыбы";.

В его произведениях воспеты Самарский край, волжские пейзажи, реки Кондурча и Сок, курортные места Сергиевских ми­неральных вод, села самарского Заволжья Байтуган, Неклюдово, Красное Поселение...

Немало ценных документов об Аксаковых хранится в государст­венном архиве Самарской области. Есть в Самаре и улица Аксаковская. Отмечая 200-летие со дня рождения всемирно известного писателя, ЮНЕСКО объявляла 1991 год годом Сергея Тимофеевича Аксакова.

В тридцати верстах юго-восточнее Сызрани в деревеньке Верхняя Маза с 1832 и до конца своих дней жил поэт, военный историк, мемуарист, легендарный герой войны с наполеоновским нашествием, генерал-лейтенант Денис Васильевич Давыдов (1784-1839). Здесь тм написаны военно-исторические мемуары, статья ";Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?";, множество стихотворений (";Гусарская исповедь";, ";Речка";, ";Вальс";, ";Сов­ременная песня";, ";Бородинское поле"; и др.).

Его тело из Верхней Мазы было перевезено в Москву и погре­бено на кладбище Новодевичьего монастыря.

А 14 лет спустя В.Г.Белинский напишет о нем проникновенные слова: ";Денис Давыдов... примечателен и как поэт, и как воен­ный писатель, и как вообще литератор, и как воин – не только по примерной храбрости и какому-то рыцарскому одушевлению, но таланту военачальничества, и, наконец, он примечателен как человек, как характер";.

С 1849 до 1853 гг. в Самаре служил лесным ревизором выдаю­щийся публицист – демократ Николай Васильевич Шелгунов (1824-1991). Автор около 400 работ, среди которых – ";Заметки провин­циального философа";, ";Очерки русской жизни";, ";Домашняя лето­пись";. Летом 1887 г. приезжал в Самару ";на кумыс";. Впечатления от этой поездки отразились в его очерке ";Простор самарской зем­ли"; (";Русская мысль";, 1887, № 8).

Писатель Глеб Иванович Успенский (1843-1902) работал в се­ле Сколково в 1878-1879 гг. Летом 1887 г. он совершил поездку по Волге и вновь посетил Самару. Впечатления от пребывания в Самарском крае отразились в очерках ";Из деревенского дневника";, ";Власть земли";, ";Правила Самарского земства"; и др.

В Самаре на рубеже ХIX-ХХ вв. занимались писательским трудом, журналистикой С.С.Гусев (псевдоним Слово-Глаголь) (1854-1922); Р.Э.Гвоздев (1866-1900), А.А.Смирнов-Треплев (1867-1943), А.Л.Бостром (настоящая фамилия Толстая, урожден­ная Тургенева (1854-1906) – мать А.Н.Толстого, и многие другие литераторы.

В селе Бестужевка родился поэт, прозаик, драматург Степан Гаврилович Скиталец (наст. фам. Петров, 1869-1941). Учился в Обшаровской начальной школе, в двухклассном училище, в 1884-1887 – в Самарской учительской семинарии. Около 4-х лет стран­ствовал по России. В 1897 вернулся в Самару, сотрудничал в ";Самарской газете";, заменив А.М.Горького на посту фельетониста. Действия почти всех его произведений происходят на Средней Волге, в Жигулях, Симбирске, Обшаровке. Наиболее известные сочинения: романы ";Кандалы";, ";Дом Черновых";, повести ";Этапы";, ";Огарки";, ";Юность";, ";Воспоминания";, ";Октава";. Основные темы его поэтических произведений – Жигули, Волга, Степан Разин.

С Самарой .. была связана жизнь и творчество А.Н.Остров­ского, Л.Н.Толстого, А.М.Горького, А.Н.Толстого, Н.Г.Гарина-Михайловского и других замечательных художников слова1.

* * *

В 20-е годы XIX в. библиотека Самарского уездного училища стала первым общественным книгохранилищем Самары. К 1850 г. она насчитывала 310 названий в 661 томе, но, к сожалению, по­гибла при пожаре. С конца ХVIII в. в Самаре появляются первые книготорговцы и первые подписчики и читатели столичных газет и журналов.

Когда И.А.Второв в 1835 г. уже стариком переезжает в Ка­зань, ближе к сыну , студенту, больше всего хлопот причиняет ему упаковка и перевозка книг, потребовавших отдельной комнаты. В Казани в 1844 г. и закончился жизненный путь замечательного самарца.

В Самаре выписывались официальный ";Журнал Министерства Внутренних Дел";, ";Русский Инвалид";. Однако отказывались подпи­сываться на ";Литературные прибавления";, издаваемые А.Ф. Воейковым.

Самым большим успехом из официальных изданий пользовалась ";Коммерческая газета";, выпускавшаяся Департаментом внешней торговли.

Важную роль в распространении периодических изданий играл городской голова в силу своего должностного положения. Голова представлял интересы купцов и мещан и был проводником распоря­жении вышестоящих властей в торгово-ремесленную среду. Среди многих порученных ему обязанностей была и такая, которая заклю­чалась в извещении горожан о подписке на центральные официаль­ные и полуофициальные издания и в убеждении жителей принять участие в этой подписке.

Далеко не всегда жители соглашались с предложением подписать­ся на то или иное издание под давлением власти. Так, в сентябре 1835 г. в Самарскую городскую Думу пришло распоряжение симбир­ского губернатора ";оказать содействие к приглашению подписчиков"; на ";Лесной журнал";, который намеревалось издавать с 1836 г. Об­щество поощрения лесного хозяйства. Распоряжение губернатора было доведено головой до сведения купцов Самары. На него после­довал следующий ответ: ";Самарское 3-й гильдии купеческое об­щество дало сие подписку самарскому купецкому старосте Куполеву в том, что мы объявленное нам предписание... слышали, но под­писаться на приобретение лесного журнала никто из нас не же­лает, о том и подписуемся";.

Распространением местной периодики и обеспечением опекаемых церковью школ учебными пособиями занималось и самарское ду­ховное правление.

В 1854 г. в Самаре по подписке распространялось 44 наиме­нования периодических изданий в 388 экземплярах. Из них присут­ственные места получали 58 экземпляров разных изданий, поме­щики – 95, чиновники – 104, мещане – 23, купцы – 90, духовен­ство – 10, крестьяне – 8. Самыми популярными среди самарских подписчиков были ";Самарские губернские ведомости"; (72 экз.), первое местное периодическое издание в нашем крае. Вслед за ними по числу подписчиков стояли столичные ";Московские ведо­мости"; (25 экз.) и ";Санкт-Петербургские ведомости"; (22 экз.), а также ";Русский вестник"; и ";Сын Отечества"; (по 24 экз.).

В 1877-1897 гг. выходила газета ";Самарский вестник";. Газе­та содержалась на средства купцов и промышленников. Большой по­пулярностью пользовалась ";Самарская газета";, которая издавалась с 1884 г. В ней в 1895-1896 гг. сотрудничал А.М.Горький.

3. Театр.

Осенью 1851 г. в Самаре, в доме на берегу Волги, открылся драматический театр. Труппа актеров приехала из Казани ";по частному приглашению небольшого кружка интеллигентов. Играли комедию Н.В.Гоголя ";Ревизор";, драмы и водевили.

В 1854 г. после большого пожара в Самаре, когда театр сго­рел, городская дума купила за 3 тыс. рублей хлебный амбар на берегу р.Самары и установила его на Хлебной площади. Здесь дол­гое время и шли спектакли.

В 1864 г. в Самаре гастролировал знаменитый американский трагик Айра Олдридж, исполнявший на английском языке главные роли в пьесах В.Шекспира ";Отелло"; и ";Король Лир";. Первоклас­сный актер, друг М.С.Щепкина Ц Т.Г.Шевченко покорил зрителей вели­колепным мастерством.

В 1865 по 1870 гг. театр арендовал антрепренер А.А.Расска­зов. Он привлек в труппу выдающихся артистов русской сцены. В спектаклях играли Л.Л.Рассказов, М.И.Писарев, В.Н.Андреев-Бурлак, П.А.Стрепетова, А.П.Ленский, Е.Л.Корчагина-Александ­ровская.

Именно на самарской сцене произошло рождение великой русской трагической актрисы Полины Антиповны Стрепетовой (1850-1903). Трагедийный талант актрисы проявился в ролях Лизаветы и Катерины (";Горькая судьбина"; Писемского и ";Гроза"; Островско­го), ставших вершинами ее искусства. Значительными достижения­ми актрисы стали роли Марьи Андреевны (";Бедная невеста"; Ост­ровского), Василисы Мелентьевны (";Василиса Мелентьевна"; Ост­ровского и Гедеонова), Марьицы (";Каширская старина"; Аверкиева) и другие.

Выдающееся трагедийное дарование П.А.Стрепетовой высоко ценили многие деятели искусства. ";Как природный талант, это яв­ление редкое, феноменальное..., – писал А.Н.Островский. – Ее среда – женщины низшего и среднего классов общества; ее пафос – простые, сильные страсти";1.

В конце-XIX – начале XX вв. на сцене Самарского театра вы­ступали актеры частных передвижных групп. Львиную долю репер­туара составляли водевили и мелодрамы (";Секрет от тещи";, ";Женился-запутался";, ";Сумасшествие от любви";, ";Дамский вагон";, ";Съехались, перепутались и разъехались "; и т.д.). Часто ста­вили комедии А.Н.Островского, Н.В.Гоголя, из западной драма­тургии – трагедии В.Шекспира, драмы Ф.Шиллера,

К 1888 г. общими усилиями Городской думы и городского главы П.В.Алабина по проекту московского архитектора М.Н. Чичагова возвели каменное здание на Театральной площади (ныне пл.В.И.Чапаева). По своей творческой направленности М.Н.Чичагов примыкал к группе архитекторов, которые пытались противопоставить эклектичной архитектуре XIX столетия зодчество ";чисто русское";, основанное на архитектуре, сложившейся в мос­ковском строительстве еще в XVII в. Газеты писали в те дни: ";Са­мара счастлива своим театром, гордится им, любуется им";.

История театральной Самары тесно связана с именем Максима Горького (Алексея Максимовича Пешкова) – замечательного ориги­нального писателя, драматурга, журналиста. В 1895-1896 гг. на страницах ";Самарской газеты"; он публиковал театральные рецензии, боролся за правдивое, реалистическое искусство, за высокое ху­дожественное мастерство. Именно в Самаре он начинает серьезно интересоваться театральными проблемами. Впервые персонажи Горького – писателя появились на самарской сцене в 1901 г. (инсценировка повести ";Фома Гордеев";), через два года поставили пьесы ";На дне"; и ";Мещане";. Так началась галерея горьковских спектаклей.

Молодые актеры чутко прислушивались к голосу писателя, стремились поднять общественное значение театра, развивать ве­ликие традиции русской сцены.

4. Здравоохранение.

В XVIII в. в России постепенно создается единая система госу­дарственных и частных медицинских учреждений. ";Охранение здоровия народного"; становится составной частью государственной по­литики. К концу ХVIII века каждая губерния должна была содержать доктора, а уезд – лекаря. Докторами в России того времени на­зывали лишь тех врачей, кто имел ученую степень. На рубеже ХVIII-ХIX вв. из-за нехватки специалистов-медиков широко исполь­зовались врачи-иностранцы, которые охотно ехали в Россию за богатой практикой и высокими заработками. Некоторые из них постепенно натурализовались на новой родине.

Система государственного здравоохранения создавалась по оказанию помощи в основном городским жителям, составляющим подавляющее меньшинство населения страны.

Одни из первых частных больниц были открыты братьями Ор­ловыми – богатейшими землевладельцами здешних мест. Более двад­цати лет (1771-1792) содержал ";гошпиталь для бедных"; в своей симбирской вотчине И.Г.Орлов, затратив на него более 20 тыс. рублей. В те же годы были заведены больницы в неразделенном имении Орловых на Самарской Луке, в селах Новодевичьем и Усолье.

Осенью 1799 г. до Поволжья докатилась из Сибири волна мощ­ной пандемии гриппа, охватившей в 1798-1800 гг. Китай, Россию, Западную Европу. От эпидемии пострадало множество жителей края. В Усольскую вотчину был направлен лекарь Лебедев. Квалифициро­ванная помощь врача, наличие стационара для тяжелых больных, запас медикаментов помогли избежать опасных осложнений болезни. В Усольской волости был зафиксирован только один смертельный случай, эпидемию удалось пережить с малыми потерями. В городах в это время грипп уносил ежедневно до 20-30 жизней.

В 1804 г. Г.В.Орлов, сын хозяина Усолья, заключил в Вене договор с лекарем Гетте, согласившемся отправиться на Волгу. Были закуплены медицинские инструменты и книги. Венского лекаря встретили в Усолье квалифицированные помощники в лице подле­карей братьев С.И. и Ф.И.Хомутовых, ярких представителей русской крепостной интеллигенции. Этих юношей за большую цену приобрели у симбирского аптекаря, обученных там фармацевтике и медицине.

Одним из первых мероприятий лекаря стала вакцинация крестьян от оспы. Вакцинации пропагандировала в конце XVIII в. сама Екатерина II, которой была успешно сделана одна из первых при­вивок.

В 1805 г. министр внутренних дел вменил оспопрививание од­ной из главных обязанностей уездных медиков.

Крестьяне поначалу с опаской относились к оспопрививанию. Первым шести крестьянским детям, решившимся на оспопрививание, в качестве награды от графа, выдали по полтиннику, остальным по 30 коп., а впредь решили одаривать гривенником.

В 1797 г. были созданы врачебные управы, которые стали ор­ганами медицинского надзора в губерниях.

В Усолье была построена новая больница, которая пользовалась большой известностью. При внуке В.Г.Орлова Владимире Давыдове она была расширена, открыли детское отделение. В отдаленных крупных селах вотчины: Жигулях, Никольском, Натальине, Новом Тукшуме действовали фельдшерские пункты с небольшими стациона­рами.

В Новодевичьем, имении А.А.Орловой-Чесменокой, под больницу был выстроен каменный корпус с мезонином.

В 1828 г. на средства помещицы Е.А.Путиловой и в Самаре устроили больницу на 12 коек.

Ее сын Дмитрий Азарьевич Путилов (1801-1866) также проявил интерес к медицине: собрал хорошую медицинскую библиотеку. Несколько десятков томов из нее до сих пор хранятся в Самарской областной научной библиотеке. Им же было устроено кумысолечеб­ное заведение (1854 г.) с ";чисто филантропической"; целью, чем оно отличалось от более поздних кумысолечебниц коммерческого характера.

Живописные ландшафты, благоприятный климат и обилие лечеб­ных источников создалш в Самарском крае благоприятные условия для отдыха и лечения.

Уже к XX столетию вся береговая полоса Волги от Постникова оврага (ныне – Овраг Подпольщиков) до Барбашиной Поляны (ныне Поляна им.Фрунзе) была застроена дачами. Они имели водопровод, электрическое освещение и телефонную связь. Здесь также нахо­дился загородный яхт-клуб.

В 1915 г. открылся первый Российский волжский курорт – ";Барбашина Поляна";, который стал престижным местом отдыха. Здесь работали и отдыхали В.И.Суриков, К.Ф.Гун, Ф.И.Шаляпин и другие известные россияне.

Дачи художника К.Головкина (";Дача со слонами";) в начале улицы Советской Армии) и купца Я.Соколова (ныне – санаторий им.В.Чкалова на Поляне им.Фрунзе) и ныне привлекают внимание туристов, путешествующих по Волге.

Первый санаторный курорт в Самаре открылся в районе нынеш­него Оврага Подпольщиков в 1858 г. Это была кумысолечебница доктора Нестора Васильевича Постникова (1821 – 1913), пропаган­дировавшего целебные свойства кумыса – напитка, получаемого при брожении кобыльего молока. Кумыс известен степным кочев­никам с древних времен как эффективное терапевтическое сред­ство.

Сергиевские серные воды и ванны пользовались известностью среди помещиков, чиновников, купцов, интеллигенции Поволжья, а затем и столиц с начала XIX в. Сюда съезжалась ";благородная";, ";образованная"; публика из Казани, Симбирска, Самары и других городов, в том числе из Москвы и Санкт-Петербурга. Летом здесь собирались до 500 человек. Современники полагали, что у Серноводска будущее Пятигорска.

Поэтом-песенником И.З.Суриковым (1841-1880) на Серноводском курорте написана песня ";Степь да степь кругом...";, впос­ледствии ставшая народной.

К началу XX века Самарская губерния имела значительные успехи в изу­чении края, просвещении, распространении книг и периодики, здравоохранении. Работали министерские, земские, церковно-приходские, колонистские начальные и средние (гимназии, реальные училища) учебные заведения, школы грамоты, пансионаты, средние специальные школы и училища, в которых обучалось в 1896-1897 учебном году 122.510 учащихся.

Работали 11 больниц, 11 аптек, 78 публичных библиотек, вы­ходило 6 периодических изданий, 15 типографий и 6 театров.

Самара постепенно приобретала значение не только админи­стративного, промышленного, торгового, но и культурного центра.

Вопросы и задания.

1. Когда и где появились в Самарском крае первые учебные заве­дения?

2. Что Вы знаете о П.А.Преображенском и Н.К.Пиксанове?

3. Назовите первые средние специальные и высшие учебные заве­дения в Самаре.

4. Расскажите о начале изучения истории и фольклора Самарского края.

5. Назовите имена первых самарских литераторов, писателей и поэтов.

6. Что Вы знаете о семье Аксаковых?

7. Кем, где и когда написана статья ";Мороз ли истребил фран­цузскую армию в 1812 году";?

8. Кто из видных русских писателей был связан с Самарским краем во второй половине XIX века?

9. Расскажите о театральной жизни Самары второй половины XIX века.

10. Назовите учреждения здравоохранения края в XIX веке.

Лекция одиннадцатая.

В ЭПОХУ ВОЙН И РЕВОЛЮЦИЙ

(1901 – ОКТЯБРЬ 1917 г.)

И там, и здесь между рядами

звучит один и тот же глас:

";Кто не за нас, – тот против нас!

Нет безразличных: правда с нами!";

А я стою один меж них

В ревущем пламени и дыме

И всеми силами своими

Молюсь за тех и за других.

Максимилиан Волошин.

План:

1. В начале XX века.

2. Наш край в период революции 1905-1907 гг.

3. Столыпинская реформа и самарский край.

4. В годы первой мировой войны.

5. В период февральской революции 1917 г. и двоевластия.

Литература

– Годы и события. Хроника (К 150-летию Самарской губернии). Том I. 1851-1920, – Самара, 2000.

– Клейн Н.Л. Экономическое развитие Поволжья в конце XIX-начале XX века. – Саратов, 1981.

– Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древ­нейших времен до начала XX века. Кн. вторая. – Самара, 1993.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Вторая половина XIX-начало XX века. – М., 2000.

– Самарское Поволжье ж XX веке. Сборник материалов и документов. Колл. авторов. Ред.: Кабытова Н.Н., Храмков Л.В. Самара. 2000.

1. В начале XX века.

В начале XX века продолжалось интенсивное экономическое раз­витие Самарского края. Увеличивалось число предприятий, коли­чество рабочих и предпринимателей. В деревне развивалось тор­говое земледелие и скотоводство. Строились паровые мельницы, пивоваренные, винокуренные, кожевенные, кирпичные за­воды, красильни, шерстобитные и другие предприятия по перера­ботке сельскохозяйственной продукции. В помещичьих и крупных крестьянских хозяйствах все чаще применялись сельскохозяйствен­ные машины.

Развитию капиталистического производства способствовало железнодорожное строительство. К началу 70-х годов Моршано-Сызранская дорога доходила только до Сызрани. В 1876 году сдали в эксплуатацию железную дорогу Батраки-Оренбург, а в 1880 году открыли близ Сызрани мост через Волгу. В 1888 году завершилось строительство Самаро-Уфимской дороги (Кинель-Уфа) и железнодорожной ветки от станции Самара до пристаней на берегах рек Са­мары и Волги. Развернулось строительство великой сибирской ма­гистрали. В 1901 г. началось сооружение железной дороги от Орен­бурга до Ташкента. Железные дороги связали Самарский край с Центральной Россией, Средней Азией и Сибирью, способствовали втягиванию в торговый оборот отдаленных районов. С постройкой железных дорог возросло значение Самары как важного торгового центра на юго-востоке страны и в Поволжье.

Усилилось и пароходное движение. Пароходство связали губер­нию со всем Поволжьем. Прикамьем, а по реке Белой – с Уфой. С пристаней Самары, Хрящевки, Белого Яра, Духовницкого, Сызрани в средней по урожайности год вывозили до 40 миллионов пудов хлеба, 720 тысяч пудов льняного семени, около 225 тысяч пудов сала, 18 тысяч пудов овчины, 9,5 тысячи пудов кож, 15 тысяч пудов шерсти и множество другой продукции сельского хозяйства.

Развивалась промышленность. К 1900 году в губернии насчиты­валось уже 1110 промышленных заведений с 9980 постоянными ра­бочими и выработкой продукции более чем на 20 миллионов руб­лей. В Самаре открылись отделение Государственного, Волжско-Камского, Дворянского, Донского земельного банков, отделения 15 страховых обществ. В железнодорожных мастерских и депо станции Самары работали свыше тысячи человек. Крупными предприятиями стали чугунолитейный завод Молчанова, механический завод Лебе­дева, завод Шерстнева, паровые мельницы.

Однако в обществе росло социальное напряжение. Рабочий день длился 10-12 часов. Не соблюдались требования охраны труда и техники безопасности.

Заработная плата была низкой – 9-13 рублей в месяц. Женщины за одну и ту же работу получали меньше, чем мужчины. Но даже низкая заработная плата полностью не выплачивалась. Из нее удер­живали многочисленные штрафы, которым подвергались рабочие за малейшие нарушения установленного порядка.

В начале XX в. размеры крестьянских земельных наделов в губернии уменьшились в связи с естественным приростом населения. Очень малые наделы земли имели крестьяне Бузулукского, Бугульминского, Бугурусланского уездов. Здесь было много помещиков, ";освободивших"; крепостных почти без земли. Крестьяне были вы­нуждены арендовать у помещиков землю на кабальных условиях.

Так, например, помещик Мальцев сдавал землю на следующих условиях: арендатор обязан был, вне зависимости от урожая, платить за десятину пашни 22 пуда пшеницы либо 24 пуда овса или проса. В случае недорода весь урожай шел помещику, и арендатор, сле­довательно, работал на помещика даром. Если же собранного урожая не хватало для оплаты, недоимку помещик взыскивал с крестьянина через суд. Подобные условия были обычными. Многие крестьяне ра­ботали на полях помещиков и кулаков за хлеб, взятый взаймы в весеннее время. Общинное землевладение не задерживало процесса обезземеливания, бедности и роста кулацкого землевладения. Со­хранялись старые помещичьи латифундии.

Население края было отсталым в культурном отношении. Свыше 70 процентов жителей не знали грамоты. Среди женщин только 12 из 100 умели читать и писать. Еще меньше было грамотных среди нерусских национальностей – мордвы, чуваш, башкир, казахов и других.

Начавшаяся в 1904 г. война с Японией принесла новые бед­ствия трудящимся. Капиталисты удлинили рабочий день для выпол­нения срочных военных заказов. Снижались расценки. Возросли штрафы. Поднялись цены на предметы первой необходимости. Рос­ли налоги. Обострялись социальные противоречия.

Росли оппозиционные настроения. В Самаре немало было ссыль­ных поднадзорных (либерал А.К.Клафтон, социал-демократ А.Г. Шлихтер социалист-революционер М.И.Сутягин и другие). В Самаре действовало Бюро Русской организации ";Искра"; во главе с Г.М. Кржижановским.

К 1904 году возросла активность эсеров (социалисты-рево­люционеры) и эсдеков(социал-демократы). И те и другие исповедывали социализм, т.е. веру в идеальное, общество на основе обобществленных орудий и средств производства, плановой и планомерной экономики, централизованного распределения. Социал-демократы ориентировались на индустриально-городской, западно­европейский, а эсеры на земледельческо-индустриальный, само­бытно-русский путь развития. И те, и другие не сомневались в целесообразности насильственного ниспровержения существующего строя.

2. Наш край в период революции 1905-1907 гг.

Основными причинами революции 1905 г. явились пережитки крепостничества (сохранение крупного помещичьего землевладения, крестьянское малоземелье, аграрное перенаселение Центра), ра­бочий и национальный вопросы, отсутствие демократических сво­бод и т.д.

Экономический кризис 1900-1908 гг. и русско-японская война 1904-1905 гг. обострили социально-политическую обстановку в стране.

Накануне событий 9 января в Петербурге, желая предотвра­тить кровопролитие, группа интеллигенции решила послать к правительству депутацию, среди делегатов которой оказались A.M. Горький, Н.Ф.Анненский, В.А.Мякотин, А.В.Пешехонов и др. Но министр внутренних дел П.Д.Святополк-Мирский их принять отка­зался, а председатель комитета министров С.Ю.Витте заявил, что он бессилен что-либо сделать...

10 января 1905 г. в Самару пришло известие о невиданной 140-тысячной манифестации в столице и ее расстреле. Солидар­ность с питерцами против кровавой расправы охватила и либе­ралов и революционеров.

Комитеты социал-демократов и эсеров издали нелегально прокламации ";К рабочим";, ";Ко всем рабочим";, ";К обществу";, в которых излагалось содержание петиции царю, а рабочих, граждан Самары призывали объявить стачку протеста.

В прокламации ";Ко всем рабочим"; писалось: ";Кровь наших братьев требует отмщения! Пусть волна народного негодования снесет палача! Петербургские товарищи ждут отклика, ждут под­держки!";

Поддержка не заставила себя ждать. Началась стачка рабочих чугунолитейного завода Молчанова, затем бросили работу печат­ники, рабочие механического завода Лебедева и завода Шерстнева, железнодорожных мастерских, булочники, портные. Это были стачки протеста против царизма. В марте-апреле забастовки продолжа­лись, они носили преимущественно экономический характер.

Комитет РСДРП издал много листовок, разъясняя в них неот­делимость экономических и политических требований, невозмож­ность добиться улучшения условий труда без коренных политичес­ких преобразований в стране. Возникли новые социал-демократи­ческие кружки и на заводах Лебедева, Зуева, Журавлева, Жигулев­ском заводе и других. За Волгой, за рекой Самарой и в Постниковом овраге непрерывно бурлили сходки и митинги, на которые собирались сотни рабочих и отдельные группы солдат.

1 мая 1905 года была проведена маевка, завершившаяся демонстрацией и столкновением с полицией и казаками. События 1 мая послужили сигналом к массовой политической забастовке, в которой приняло участие около 6 тысяч рабочих. По городу проходили митинги.

Купцов и промышленников охватила паника. Они послали ми­нистрам финансов и внутренних дел телеграмму с просьбой оградить их от забастовщиков. ";Губернатор, – писали они, – не при­нимает меры охраны. Желательно, чтобы губернатор предоставил право распоряжаться охраной порядка начальнику четырех ка­зачьих сотен, стоящих в Самаре";.

Около двух недель продолжалась майская стачка. Она сплотила рабочих, вселила в них ощущение собственной силы, усилила влияние радикальных элементов.

Местная буржуазия шла. на сделку с самодержавием. Городская дума усиливала полицию, сотрудничала с губернатором и полиц­мейстером. Считая воинские части недостаточно надежными, влас­ти стали создавать отряды черной сотни, руководимые полицией. Тогда самарский общегородской комитет РСДРП приступил к фор­мированию своих боевых дружин. Они охраняли митинги и собра­ния рабочих, предотвращали погромы.

К осени социал-демократическая организация Самары выросла до 400 человек. Агитаторы выступали на митингах, массовках, а члены аграрной группы непрерывно находились в разъездах по деревням.

Осенью революционная борьба рабочих приняла еще больший размах. Всероссийскую октябрьскую стачку трудящиеся Самары под­держали своей всеобщей стачкой. В разных частях города прохо­дили митинги, демонстрации, распространялись листовки, произ­носились революционные речи.

Вечером 9 октября рабочие вышли на улицу с лозунгами ";До­лой самодержавие! Долой полицию!"; с 11 октября началась всеоб­щая забастовка. За Волгой состоялся массовый митинг. На нем был избран общегородской стачечный комитет.

13 октября произошла демонстрация, в которой участвовало свыше 10 тысяч человек. Около тюрьмы состоялся митинг. Демон­странты потребовали немедленного созыва Учредительного собра­ния, введения свободы слова, собраний, союзов, восьмичасового рабочего дня, передачи земли крестьянам, бойкота ";булыгинский"; думы, с помощью которой царь пытался отвлечь народ от революцион­ной борьбы, расколоть силы революции. В 7 часов вечера около почтамта по мирной демонстрации казаки внезапно открыли огонь. Были ранены 24 ее участника. Рабочий Карасев от полученных ран на третий день умер.

Нападение на безоружных людей вызвало гневное возмущение трудовой Самары. Комитет РСДРП выпустил листовку ";Вставай, народ рабочий";, в которой призывал рабочих бросать работу и вооружаться. Рабочие решили продолжать стачку и готовиться к вооруженному выступлению. Началось формирование новых боевых дружин. Политическая обстановка накалялась. В воздухе пахло порохом.

18 октября в Самаре был получен царский манифест от 17 ок­тября. Царь на словах обещал народу свободу слова, печати, со­юзов, собраний и т.д.

По городу распространялась листовка ";Что дает нам царь и чего мы добиваемся";, которое заканчивалось призывом к вооруженному восстанию. Похороны рабочего Карасева 18 октября прев­ратились в многотысячную манифестацию, грозно прошедшую по городу.

Рабочие приступили к созданию профессиональных союзов. Первым организовался профессиональный союз печатников, затем грузчиков, металлистов, булочников и калачников, строитель­ных рабочих, портных.

В дни Всероссийской октябрьской политической стачки митинги и революционные демонстрации проходили в Самаре, Сызрани, Бузулуке, Бугуруслане.

25 ноября 1905 года по инициативе самих рабочих в Самаре возник Совет, в который было избрано 40 депутатов. Из 34 извест­ных нам депутатов23 были социал-демократами. Председатель Совета стал профессиональный революционер. Н.Е.Вилонов. В состав Сове­та входили представители металлистов, железнодорожников, печат­ников и других категорий трудящихся.

Главной своей задачей Совет считал организацию вооруженного восстания. 8 декабря он дал по линии Самара-Златоустовской же­лезной дороги телеграмму всем рабочим и служащим, предложив приостановить движение и пропускать только воинские поезда с солдатами, возвращавшимися с Дальнего Востока. Железнодорожники тотчас объявили стачку. К ней примкнули рабочие многих предприя­тий. По решению Совета работали только аптеки, водопровод, пекарни, мясные и молочные лавки. Все предприятия и учреждения закрылись. Стачка стала всеобщей. Она была направлена на под­держку начавшегося в Москве вооруженного восстания.

По указанию комитета РСДРП и Совета боевые дружины заняли типографии и обеспечивали выпуск листовок и прокламаций. Ули­цы были переполнены народом. Общегородские собрания и митинги проходили в Пушкинском народном доме (ныне клуб имени Револю­ции 1905 года). Сюда ежегодно стекались тысячи рабочих и служащих.

Но реакции удалось опередить восстание. Вечером 10 декабря 312-й Березинский пехотный полк, 2 роты из других полков 36-й дивизии и 2 сотни Оренбургского казачьего полка плотным коль­цом окружили район и начали штурм Народного дома. Под барабанный бой войска заняли главный вход, подтащили лестницы. Дружинники, конечно, не могли оказать серьезного сопротивле­ния регулярным войскам, наступавшим по правилам военной науки. Началась расправа. Казаки обыскивали и избивали выходящих, не исключая женщин и подростков. Боевые дружины железнодорожников под руководством Н.Е.Вилонова двинулись на выручку, но про­биться к Народному дому не смогли. Железнодорожный батальон и артиллеристы, сочувствовавшие революции, были заблаговремен­но разоружены начальником гарнизона и заперты в казармах.

На революционную борьбу вслед за рабочими поднималось крестьянство. Социал-демократические организации Самары, Сызра­ни, Бузулука и Бугуруслана посылали в деревни своих агитаторов, распространяли среди крестьяне нелегальную литературу. Все это способствовало росту политического сознания крестьян, поднимало их на борьбу за землю, за политические свободы.

Наивысшего подъема в губернии крестьянское движение достиг­ло осенью 1905 года. 23 ноября жители села Никольское, деревень Русская и Мордовская Борковка, Борская Московка Ставропольского уезда разрушили и сожгли близлежащую усадьбу графов Орловых-Давыдовых. В этот же день крестьяне сел Выселки и Васильевка разрушили и сожгли другую усадьбу этих помещиков. Через три дня запылала усадьба Орловых-Давыдовых в селе Большая Рязань. 27 ноября сгорели усадьбы Аржанова, Сосновского и Ярового. Всего в 1905 году крестьяне Самарской губернии разгромили и сожгли более 50 имений.

Во многих селах крестьяне выносили ";приговоры"; о том, что они прекращают уплату подати впредь до созыва Учредительного собрания и решения земельного вопроса в пользу крестьян. Крестьяне деревни Алакаевки в ";приговоре"; записали: квартир стражникам и урядникам не давать, в дома не пускать, никакой провизии не продавать.

Наиболее организованный характер крестьянское движение при­няло в Старобуянской волости Самарского уезда. 12 ноября царевщинские крестьяне (ныне пос.Волжский) организованно направились в село Старый Буян, где были встречены колокольным звоном. На­чалось совместное собрание крестьян этих двух сел. На другой день к ним присоединились крестьяне села Кобельма (ныне Калиновка) и группы из других окрестных сел и деревень. Была проведена политическая демонстрация. Демонстранты подошли к волостному правлению, сорвали со здания вывеску. Волостному старшине и пи­сарю заявили, что они отрешены от должности. В школе открыли собрание. На нем утвердили подготовленный группой грамотных крестьян ";Временный закон по Старобуянскому волостному народ­ному самоуправлению";. Председателем народного самоуправления был избран крестьянин Антип Князев, членами самоуправления – Евгений Пеннер и Гавриил Милохов. Активную роль играли кре­стьяне П.М.Солдатов, Л.Н.Щибраев.

Созданные в Старом Буяне органы власти взяли в свои руки управление волостью. Урядник и стражиик бежали. Сельских ста­рост переизбрали. Были прекращены самовольные порубки в лесу. Закрыт кабак. В селах поддерживался общественный порядок си­лами вооруженных дружинников.

Всего две недели просуществовала крестьянская республика. 26 ноября в Старый Буян прибыли казачьи отряды и жандармы во главе с вице-губернатором. Дружина из-за малочисленности в от­крытый бой вступить не решилась. Республика была разгромлена. Ее руководителей и активных участников арестовали и осудили.

Но весть о республике крестьян широко разнеслась по России.

В тысячах экземпляров разошелся ";Временный закон"; и ";Прощальное письмо царевщинского крестьянина Лаврентия Щибраева";.

Революционные выступления в 1906-1907 гг. После поражения вооруженного восстания в Москве и в других городах рабочее дви­жение в Самаре, как и по всей стране, пошло на убыль. Митинг протеста против бесчинств полиции и казаков, созванный 12 де­кабря 1905 г. социал-демократическим комитетом, полиция разог­нала. Рабочие и служащие, принимавшие участие в декабрьской стачке, увольнялись и заносились в ";черные списки";. Попавших в этих списки рабочих не принимал ни один завод.

Совет рабочих депутатов прекратил свою деятельность. Комитет РСДРП ушел в подполье.

Однако рабочие не прекращали борьбы. В 1906 г. стачек в Самаре было не меньше, чем в 1905 г.

В январе 1906 г. комитет РСДРП стал издавать нелегальную газету ";Борьба";. Газета призывала рабочих и крестьян продолжать схватку с самодержавием, помещиками и буржуазией. После выхода четырех номеров газета была закрыта. Но большевики организовали выпуск газет ";Самарская Лука"; и ";Прибой";, которые также подвер­гались преследованиям.

Продолжалась пропагандистская деятельность среди солдат. Под влиянием революционной агитации летом 1906 года начались волне­ния солдат 215-го пехотного резервного Бузулукского полка, под­держанные солдатами 244-го резервного Борисовского батальона. Более 300 солдат организовали митинг. Они потребовали убрать особо ненавистных офицеров и заявили, что не будут выполнять роль палачей народа.

В Кинель-Черкассах между воинской командой и крестьянской дружиной в марте 1906 года произошло настоящее сражение.

Правительство усиливало репрессии против рабочих и крестьян. Карательные отряды заставляли крестьян вернуть помещикам скот, хлеб, лес, инвентарь, пороли непокорных, проводили массовые аресты. Всего в губернии, по неполным данным, каратели убили 50 крестьян, около 2 тысяч арестовали и предали суду. Сотни крестьян были сосланы в Сибирь, Архангельскую губернию.

Заключительным аккордом первой русской революции в Самаре прозвучала первомайская стачка 1907 года. Ее начали работники типографии и металлисты. К ним примкнули рабочие кондитерской фабрики, хлебопекарен и других предприятий города. Но в усло­виях .нарастающей реакции стачка была быстро подавлена.

Многие профессиональные союзы, возникшие в 1905 году, ле­том и осенью 1907 года были распущены. Легальная большевист­ская газета ";Самарская Лука"; и газета ";Прибой"; закрылись. Революция закончилась...

Мощь правительственного лагеря, незаинтересованность рус­ской буржуазии в решительной победе революции, социальная и национальная неоднородность демократического лагеря, соперни­чество политических партий, политическая неопытность народа, сложившаяся международная ситуация – все это и многое другое, вместе взятое, привели к тому, что исходом первой российской революции 1905-1907 гг. явилась частичная модернизация госу­дарственного строя и его дальнейшая эволюция на путь превра­щения в буржуазную монархию.

Другие возможные варианты исхода – народная демократичес­кая республика или буржуазное правовое государство – не со­стоялось.

Тем не менее Россия получила законодательные установления – ";Основные законы";, представительное учреждение – Го­сударственную Думу. Создавалось трудовое законодательство. Аграрные преобразования (отмена выкупных платежей, снижение арендной платы за землю, повышение зарплаты сельскохозяйственным рабочим) сгладили противоречия в деревне. Появилось право создания профсоюзов, культурно-просветительных обществ, коопе­ративных, страховых организаций и т.д.

Однако глубинные причины революции были лишь временно сня­ты, но не ликвидированы. Россию ожидали тяжелейшие потрясения.

Вопросы и задания

1. Расскажите об экономическом развитии Самарской губернии в начале XX в.

2. Почему росло социальное напряжение в обществе в начале XX в.?

3. Какие политические организации существовали в Самаре в 1902-1907 гг.?

4. Каковы причины революционных событий 1905-1907 гг.?

5. Что вы знаете о возникновении и деятельности первого в Самаре Совета рабочих депутатов?

6. Отметьте на карте Самарской области села, где проходили крестьянские волнения в 1905-1907 гг. и где была организо­вана ";Старо-Буянская республика";.

Документы

Солдатская памятка (Из листовки Самарского комитета РСДРП)

Апрель 1905 г.

Солдат, помни: в воскресенье 9 января сего 1905 г. шел русский народ к царю. Он шел к нему с надеждой и преданностью, как дитя к своему отцу. Шли сотни тысяч рабочих, а с ними жены их и дети. Впереди шел священник с крестом. Народ хотел пове­дать царю свое горе. Он нес к царю также твое горе, солдат. Горе всех трудящихся и обездоленных людей.

А в ответ на это, по велению царя, в беззащитную толпу грянули пушечные залпы...

Стон и плач идут по всей русской земле. Солдат, ты слышишь ли? То плачут жертвы царской расправы, то стонет народ под рабским ярмом. В госпиталях лежат окровавленные тела – не враг их изранил, а рабочие руки русского солдата...

Вдумайся, солдат! Кто твой враг и где он?

Ты – сын народа. Поэтому, когда ты вернешься к народу, то в тебя самого будут стрелять солдатские ружья.

Не народ твой враг, твой враг тот, кто заставляет стрелять в народ.

Враги народа – твои враги.

Не иди против народа, а иди с народом против его и твоих врагов.

Солдаты, великое дело затеял русский народ и зовет вас к себе.

... Солдат, помни, перед тобой одно из двух: либо стать убийцей, народным палачом и остаться прямым рабом, быть может, умереть за царя на войне, либо завоевать себе и всему русскому народу свободу и права. Другого выбора нет.

(ГАСО, Коллекция нелегальных изданий, инв. № 170).

Из прощального письма Царевщинского крестьянина

Лаврентия Щибраева

Март 1906 г.

Нас без суда и следствия ссылают в Архангельскую губернию на 3 года. И на прощанье мне хочется сказать несколько слов своим друзьям, своим товарищам...

В январе нас арестовали. Нас, троих царевщинских крестьян: Солдатова, Колпакова и меня посадили в одиночные камеры...

Во время прогулок на тюремном дворе много раз мне доводи­лось спрашивать людей в арестансткой одежде: ";Вы за что сидите?";

Они отвечали: ";За беспорядки";.

Нас тоже спрашивали: ";А вы за что?";

";А мы за порядки";, – отвечали мы.

Я хочу объяснить в этом письме, за какие порядки попали мы в тюрьму. Насколько деревенский мужик ни сер, а ум у него еще никто не съел. Стал луч света доходить и до мужика. Задумался мужик и говорит: ";Век в одной коже не проживешь";. Века и года пили мы в невежестве вино – хорошего нет. И вот бросили несколь­ко человек в нашем селе вино пить, а потом и много нашлось лю­дей, желающих трезвой и здоровой жизни. Кабак – этот гнилой родник нам стал врагом, и мы забили двери царева кабака. Вот наше первое дело. Вот наша первая вина. Когда мы стали следить за жизнью, – как она идет на земле, мы увидели, что везде в России пошли беспорядки: жгли именья, рубили лес. Стали и у нас рубить лес крадучись, по ночам... Но так как лес рос веками не для того, чтобы доставаться одним хищникам, то мы обществом и решили взять его под свою мирскую опеку; с этой поры рубка быстро прекратилась, Это вторая наша вина.

От бессовестного поведения волостных старшин и писарей, от режима земского начальника народ не стал выносить более угне­тения и без земского начальника своею властью сменили волостных опивалов и огребалов; мир доставил своих добросовестных людей... Но наши народные правители продержались только 12 дней. Двенад­цать дней светило нам солнышко! А потом опять зашло за непрог­лядные тучи самодержавного режима. Это третья наша вина... Не понравились наши мужицкие порядки, и приехала орда казаков беспорядки водворять...

Это нынче народ признает насилием, даже раб и то этим воз­мущается, и скажет, что насильно мил не будешь, что собака и та бежит к хозяину только по привету. Я думаю, что каждому ма­лограмотному человеку, как я, будет понятно, что нельзя военным действием заставить любить и подчиняться властям...

Товарищи! За лучшую долю, за святую свободу мы идем с охо­той.

Наши враги привыкли века жить на спине рабочего, они не хо­тят дать прав народу и надеются, что им удастся это. Но они сильно ошибаются! Они защищаются чужими руками темного люда, но ряды их защитников все редеют и переходят на сторону недо­вольного народа...

На свободе оставшиеся товарищи!

Не падайте духом, работайте насколько можете! Наше святое дело не заглохнет никогда. Мы добьемся своих прав. Революцион­ное движение охватило всю Россию и будет продолжаться вулканами.

Товарищам, павшим в борьбе, – вечная слава!

Товарищам ссыльным – терпение...

Товарищам, заключенным в тюрьмах, оставляю свой братский привет!

Товарищам на воле – я желаю счастливого успеха во всех революционных делах!..

Сколько ни пиши, а должен я вам сказать – прощайте! Прощайте, дорогие мои товарищи. Жму вам всем туго руку, дорогие мои.";

";Наш край";. Хрестоматия.

Куйбышевское кн. изд-во, 1966, С. 166-169.

3. Столыпинская реформа и Самарский край

После подавления революции 1905-1907 гг. в аграрной политике самодержавия произошел резкий поворот. Сохранить сельскую патри­архальную общину и законсервировать сложившиеся в деревне со­циальные отношения не удалось. Постоянный совет объединенного дворянства, учитывая интересы привилегированного сословия, высказался за уничтожение сельской общины. Проведение в жизнь новой аграрной политики выпало на долю последнего российского реформатора Петра Аркадьевича Столыпина (1862-1911).

Новый поворот в правительственной политике состоял в том, что самодержавие, пытаясь спасти экономические привилегии дво­рянства, перешло к решительной ломки сельской общины, с тем, чтобы за ее счет увеличить удельный вес земельных собственников в деревне.

По указу 9 ноября 1906 г. (принятый в порядке 87 статьи Основных законов Российской империи) крестьянин мог выйти из общины и закрепить за собой земельные наделы в личную собствен­ность, при этом они могли переселиться на хутор или остаться в деревне – вести отрубное хозяйство. Одновременно создавались хуторские хозяйства на землях казны и крестьянского земельного банка, расширилось переселение крестьян из центральных губер­ний в Сибирь, Алтай, Казахстан и другие районы, где имелись свободные неосвоенные земли.

Очевидно, что в социально-экономическом плане эта реформа имела прогрессивное значение, ибо при хуторском или участковом землевладении у крестьян-собственников появлялась возможность вводить новые системы земледелия, использовать усовершенствований инвентарь и машины, увеличить производство сельскохозяйственной продукции, улучшить материальное положение крестьян, увеличить личную заинтересованность в результатах труда.

Самарская губерния относилась к числу тех районов, в кото­рых столыпинская реформа в целом проходила успешно. Но успех был достигнут за счет Степного Заволжья, где к новым формам хозяйства переходили иногда целыми общинами. Переход на хутора был более распространен среди русских крестьян, отрицательно к этой идеи относилось большинство татар, мордвы, чуваш и баш­кир.

В Самарской губернии с июня 1907 по 1 января 1916 г. из общин вышло 167 199 домохозяев, укрепивших в личную собствен­ность 2075863 дес. земли, что составляло 30,9% всего общинного землевладения. В Новоузенском уезде из общины вышло 86,4% крестьян, а в Бугульминском всего 4,7%. Как видим, 69,1% на­дельной земли продолжало находиться в ее распоряжении.

К 1916 году в губернии было 91.044 хутора на площади 2011515 десятин. На хутора и отруба переходили, как правило, многоземельные крестьяне, имевшие помимо надельной, купленную землю. Но из общин выходили и малоземельные крестьяне, в на­дежде с помощью ссуды крестьянского поземельного банка поправить свое хозяйство.

И тем не менее это был успех. Ведь реформа рассчитывалась примерно на 20 лет. Реформа способствовала переходу от трехполь­ной системы земледелия к плодосменной, введению в ротацию севооборота технических культур, увеличению количества пока­зательных хозяйств и опытных полей, активизации агрономической и ветеринарной помощи сельскому хозяйству. Расширилась сеть прокатных станций и сельскохозяйственных складов, возникла участковая агрономия. Начался бурный рост кооперативов.

Успехи в реализации аграрной политики самодержания прямо связаны с тем неустанным вниманием, которое уделял землеустрой­ству ее инициатор П.А.Столыпин. В пропагандистских целях была предпринята поездка российского премьера в Поволжье и Сибирь. Журнал ";Самарский земледелец"; сообщал, что П.А.Столыпин посетил северную часть Самарского уезда, осмотрел выставку Самарского уездного земства около с.Грачевки, которая давала представление о типе агрономической помощи населению. ";...Столыпин рекомендо­вал сделать ее постоянной и придать ей передвижной характер";.

Реформа усилила процесс мобилизации надельных земель в руках зажиточных верхов деревни. Теряло земли и дворянство, главным образом потому, что не сумело перестроить свою хозяйственную деятельность. В 1867-1902 гг. дворяне продали более воловины принадлежащей им земли (1204002 дес. из 2033,1 тыс.дес. земли).

Но аграрно-капиталистический переворот в Самарской губернии, как и во всей стране, к 1917 г. не завершился. Особенно нега­тивное воздействие на ход столыпинской земельной реформы оказало сохранение в аграрном секторе экономики страны таких монопо­листов, как помещики-дворяне, казна и удел. И хотя к 1917 г. крестьянское частное землевладение увеличилось на 1,4 дес. земли, дворяне продолжали сохранять за собой более 540 тыс.дес. или 14,5% всех частновладельческих земель. Свыше 1,8 млн.дес. земли находилось в распоряжении казны и удела. Незавершенность, по многим причинам, реформ не смогла обеспечить победу ";прусского"; пути развития капитализма в земледелии и, в конечном счете, способствовала еще большему обострению социальных противоречий в деревне.

4. В годы первой мировой войны.

Первая мировая война привела к значительным изменениям в эко­номической и общественно-политической жизни губернии. Уже в пер­вые месяцы войны сокращается спрос на многие виды продукции ме­ханических заводов, конфетных фабрик, мебельных и экипажных мастерских. Появились перебои в доставке сырья и топлива, труд­ности в получении кредитов в банках. С введением сухого закона закрывается часть винокуренных и пивоваренных заводов.

Одновременно происходит расширение производства на промыш­ленных предприятиях, связанных с выпуском вооружения и боепри­пасов. В Самаре открываются кожевенный завод, консервная фаб­рика, мастерские по изготовлению армейских повозок, завод ";Муравей";. В Самару были эвакуированы некоторые предприятия из западных губерний России. Увеличилась средняя численность рабочих на одном предприятии – с 50 человек в 1913 г. до 140 в 1917 г.

Самими крупными в губернии были государственные предприя­тия. Так на Самарском трубочном заводе к 1 мая 1917 г. рабо­тали 20.119 человек, а на Самаро-Сергиевском заводе взрывчатых веществ – 13.776, на Томыловском артиллерийском складе – 3700 человек. В губернии насчитывалось 19905 ремесленников и куста­рей, 5 тыс. строительных рабочих, 22 тыс. рабочих железнодорожного и водного транспорта, более 25 тыс. поденщиков и черно­рабочих.

В состав пролетариата вливались представители мелкой и сред­ней буржуазии, которые получали отсрочки от призыва в действую­щую армию, а затем устраивались на военизированные предприятия.

Крестьяне окрестных деревень составили значительную часть рабочих Самаро-Сергиевского завода взрывчатых веществ, Томыловского артсклада, завода Ушакова. Степень сохранности кадровых рабочих зависела от связи той или иной отрасли с нуждами воен­ного времени. Средняя квалификация рабочих за годы войны пони­зилась в металлообрабатывающей промышленности на 17%, в тек­стильной – на 27%.

На смену мобилизованным в армию на фабрики и заводы пришли женщины и дети. Так, на 1 января 1917 г. среди рабочих губернии удельный вес женщин составлял 30,5%; на казенных военных пред­приятиях – 40,5%. На некоторых предприятиях Самары дети и подростки составляли от 30 до 40%.

Ряды работников предприятий пополняли беженцы и эвакуиро­ванные, которых в Самарской губернии насчитывалось более 152 тыс. человек. Более 50% из них были нетрудоспособными. Они чаще всего использовались в качестве чернорабочих или на сельскохо­зяйственных работах.

Социально-экономическое положение рабочих в годы военного лихолетья постоянно ухудшалось. Продолжительность рабочего дня достигла 12 часов, а на дяде предприятий – 13-14 часов, широко применялись сверхурочные работы, узаконенные правитель­ством в 1915 г. Снижалась работоспособность, рос травматизм. За 1916 г. в мастерских железнодорожных станций Самара, Безенчук, Иващенково произошло 398 несчастных случаев. Нередко участни­ков стачек, требовавших, увеличения заработной платы, увольняли с предприятий.

Ухудшились условия труда. Старое, изношенное оборудование, отсутствие вентиляции, нарушения техники безопасности, плохое продовольственное снабжение способствовали росту профессиональ­ных заболеваний. Практически отсутствовала медицинская помощь на предприятиях. Возникали эпидемии тифа, холеры, дифтерии.

Из-за притока беженцев ухудшились жилищные условия рабочих в Самаре и уездных городах. Реальная заработная плата падала в связи с быстрым ростом цен на продукты питания, товары первой необходимости и жилье. К 1916 г. уровень заработной платы по сравнению с довоенным временем возрос на 10-15%, а цены на многие товары и продукты питания увеличились на 100-300%. До­роговизна вызывала недовольство в городе и деревне. Оно нередко выливалось в стихийные выступления масс. Такие выступления произошли в Самаре 19 февраля и 19 сентября 1915 г., в Мелекессе – 27 октября, в Ставрополе – 26 декабря 1915 г. В Сызрани толпа женщин – солдаток 22 июля 1916 г. пыталась разгромить лавки.

Осложнилось положение и в сельском хозяйстве. Мобилизация в армию лишила десятки тысяч крестьянских хозяйств единствен­ных кормильцев. Самарская деревня потеряла почти половину тру­доспособных работников. Вся тяжесть ведения хозяйства легла на плечи женщин, стариков и детей.

Помещичьи и зажиточные крестьянские хозяйства широко ис­пользовали труд военнопленных и беженцев.

Большие трудности крестьянские хозяйства испытывали в связи с сокращением поголовья рабочего скота, который реквизировался для нужд армии. 78103 крестьянских хозяйства совсем не имели скота, а 107 483 двора были без рабочего скота. В 1917 г. в губернии насчитывалось 93480 безземельных и 44.476 беспосевных хозяйств. К лету 1916 г. посевная площадь в губернии сократи­лась по сравнению с 1913 г. на 766,3 тыс. десятин. К 1917 г. беднота в самарской деревне составляла 54%, середняки – 24.4, зажиточные – 20,6%. Благодатной была обстановка для людей анти­правительственной агитации. Мировая война значительно ускорила созревание материальных предпосылок второй российской революции. На пороге был 1917 год...

5. В период февральской революции и двоевластия.

Накануне Февральской революции в Самаре функционировали все основные оппозиционные царизму партии. Наиболее влиятельной в буржуазной среде была партия конституционных демократов (кадеты). Основные программные установки партии сводились к требованию демократических свобод и равенства граждан перед законом, что давало бы простор в экономической деятельности. Они были хорошо организованы, опирались на сеть предпринимательских организаций (военно-промышленные комитеты, союзы фабрикантов и заводчиков) и имели значительное влияние в органах местного самоуправления. В тактическом плане они были реформаторами. В самарской органи­зации партии кадетов насчитывалось 300 человек.

Самарская социал-демократия была представлена самостоятель­ными организациями большевиков и меньшевиков.

Большевики, призывавшие к свержению государственного строя, подвергались преследованиям. После арестов в июле-августе 1915 и осенью 1916 г. многие из них (в том числе А.С.Бубнов и В.В.Куйбышев) были высланы из Самары в Сибирь. Находясь на нелегальном положении, большевики активно вели пропаганду в рабочих массах, кооперативных кассах, рабочих библиотеках. Они выступали за революционно-радикальный путь решения назревших социально-политических проблем, желали поражения политическому режиму в войне с целью ускорения его падения. Ряды партии быстро росли. В марте 1917 г. только в районной организации Трубочного завода насчитывалось до 2500 большевиков, в латышской – 60, в город­ской – не менее 100.

Меньшевики считали социалистическую революцию в России де­лом весьма отдаленным и стремились организовать пролетарские и мелкобуржуазные слои на борьбу против буржуазии за свои социалиьно-экономические права. Активно работали в легальных организациях, по отношению к войне были оборонцами. В апреле 1917 г. их в губернии было не менее тысячи человек.

Самой многочисленной политической силой была организация партии социалистов-революционеров (эсеры). Их программа, про­возглашавшая установление демократической республики, введение ";широкого рабочего законодательства";, переход всех частновла­дельческих земель в общественное пользование на уравнитель­ных началах, находила сторонников не только в деревне, но и на промышленных предприятиях. Только на Трубочном заводе в мае 1917 г. числилось 12 тыс. эсеров.

Политическая борьба оппозиционных партий сомкнулась в на­чале 1917 г. с широким социальным движением, направленным про­тив существовавших в России общественных отношений.

Известие о победе революции в Петрограде пришло в Самару 1 марта 1917 г. На совещании гласных городской Думы был из­бран особый Временный городской комитет безопасности для вы­работки экстренных мер к поддержанию порядка и спокойствия в городе. 2 марта Комитет пополнился делегатами от 28 общественных организаций: кооперативов, союза городов, общества книгопечат­ников и т.д.

Параллельно вечером 1 марта по инициативе большевиков со­стоялось собрание представителей социалистических партий, где обсуждались вопросы о необходимости образования Совета рабочих депутатов, выпуска воззвания к населению, организации митингов и демонстраций.

На следующий день на городских митингах, проходивших в теат­ре-цирке ";Олимп";, городском театре и Общественном собрании был избран первый состав Самарского совета рабочих депутатов. В него вошли 6 большевиков, 7 меньшевиков, 1 бундовец, 1 эсер. Возглавил совет меньшевик И.И.Рамишвили. Все революционно-демократические силы поверили в этот орган власти, считали его своим, так как он ставил и пытался решать актуальные вопросы текущего времени.

Совет рабочих депутатов, в целях единения демократических сил, откликнулся на призыв Комитета общественной безопасности и послал 3 марта 10 своих представителей, после чего последний переименовал себя в Комитет народной власти. В последующие дни в него вошли представители политических партий, воинских час­тей, и постепенно его состав был доведен до 200 человек.

Под давлением рабочих депутатов Комитет народной власти принял постановления об освобождении политзаключенных, аресте представителей царской администрации, разоружении полиции и жандармерии, организации народной милиции.

Был назначен губернский комиссар Временного правительства – председатель губернской земской управы кадет К.Н.Иньков.

Совет рабочих депутатов содействовал организации Совета солдатских депутатов, и уже 7 марта 1917 г. состоялось их пер­вое совместное заседание.

Уничтожается институт земских начальников, затем начались преобразования органов местного самоуправления и суда. Назна­чаются уездные комиссары.

Стали создаваться новые органы власти и в деревне: волост­ные и сельские исполнительные комитеты, некоторое время назы­вавшиеся также Комитетами народной власти. В марте-апреле 1917 г. они образовались во всех уездах и волостях. За влияние в них боролись все политические силы.

В конце марта 1917 г. появился и губернский Совет крестьян­ских депутатов. Руководили им социалисты-революционеры. Они рассматривали крестьянские советы как органы поддержки Вре­менного правительства, через них эсеры стремились получить власть.

Новый этап в развитии революционных событий в Самаре ха­рактеризовался соперничеством между Комитетом народной власти и губернским комиссаром Временного правительства, с одной сто­роны, и Советом депутатов, с другой. Вскоре в эту борьбу вклю­чились Совет военных депутатов, объединившийся в мае с рабочим Советом, и Совет крестьянских депутатов.

Влияние Совета депутатов росло. 20 марта 1917 г. произошло переизбрание Совета, в результате которого в нем упрочили свои позиции большевики. На следующий день был избран президиум Совета из пяти человек (два большевика, два меньшевика и один бундовец). Председателем был избран В.В.Куйбышев, выступивший за объединение всех революционных сил через массовые организации трудящихся. Были образованы комиссии Совета рабочих депутатов, призванные направлять и координировать революционную инициативу масс: митинговая, продовольственная, профессиональная, редакционно-издательская, следственно-юридическая, хозяйственная, рай­онная, милиционная.

Было образовано Центральное бюро профсоюзов, которое воз­главили большевики.

Единение всех демократических сил, провозглашенное в первые дни революции, вскоре сменилось острой борьбой за власть. Па­раллельно с милицией, созданной городской Думой и исполкомом Комитета народной власти, формируется фабрично-заводская милция и рабочие дружины. Острая борьба развернулась и за влияние в солдатских массах.

23 апреля 1917 г. объединяются Совет рабочих депутатов и Совет солдатских депутатов.

Неспокойно было и в деревне: крестьяне выступали против высоких арендных цен, требовали возврата в общину земель столыпин­ских выделенцев, наблюдались самовольные рубки леса, потравы в помещичьих усадьбах. Раздавались требования: ";Вся земля, как-то: казенная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная и частновладельческая должна принадлежать трудящемуся народу, то есть тем, кто ее обрабатывает своими руками";...

Самарские большевики стремились завоевать на свою сторону большинство трудящихся масс. С этой целью они усилили работу в Советах и профсоюзах, среди рабочих, солдат и беднейшего кресть­янства, а также среди нерусских национальностей губернии.

По инициативе большевиков Самарский Совет поддержал требо­вание рабочих об установлении 8-часового рабочего дня и увели­чении заработной платы. Владельцы предприятий были вынуждены подчиниться этому решению.

Для усиления работы в войсках губком создал военную комис­сию в составе А.А.Масленникова, А.П.Галактионова, Н.Ф.Панова, Ф.И.Венцека, Ю.К.Милонова и других.

К лету 1917 года большевистские организации были созданы в Бузулуке, Бугуруслане, Новоузенске, Балакове, Мелекессе (ны­не Димитровград), слободе Покровской (ныне Энгельс), Иващенкове (ныне Чапаевск), в некоторых волостях.

По предложению большевиков при Самарском Совете рабочих депутатов была создана секция по работе в деревне, через кото­рую развернулась политическая агитация среди крестьян. Больше­вики разъясняли им, что Временное правительство земли не даст, что крестьяне сами должны организованно захватывать землю по­мещиков. Второй губернский крестьянский съезд под влиянием большевиков принял ";Временные правила пользования землей";. Аннулировались все договоры о продаже и аренде земли, частно­владельческая земля переходила под контроль земельных комите­тов, которые становились фактически распорядителями земли. Временное правительство наотрез отказалось признать эти ";Правила"; и предложило предавать суду тех, кто будет осуществлять их на деле.

Однако крестьяне повсеместно, вопреки Временному правитель­ству, стали отбирать помещичью землю. Деревня бурлила. Полити­ческая обстановка обострялась. Невыносимым стало положение трудящихся в городах. Росла дороговизна, бешеная спекуляция.

Покупательная способность рубля катастрофически падала. Ощущался острый недостаток промышленных и сельскохозяйственных товаров.

Обострение политической обстановки в Самаре было отраже­нием политического кризиса, царившего в стране.

После расстрела 4 июля в Петрограде войсками Временного правительства мирной демонстрации рабочих и солдат двоевластие в стране кончилось. После июльского кризиса Временного прави­тельства политическое положение в России резко изменилось. Мирный путь развития революции стал невозможен. Претворение в жизнь радикальных требований рабочих и крестьян могло осущест­виться только путем свержения Временного правительства и уста­новления власти Советов.

Весть о мятеже корниловцев, всколыхнула широчайшие массы трудящихся. На объединенном заседании Советов, представителей железнодорожного союза, фабзавкомов и полковых комитетов боль­шевики потребовали ареста Корнилова и других участников заго­вора. Большинством голосов была принята большевистская резо­люция.

Рабочие коллективы многих предприятий, солдаты заявили о своей готовности с оружием в руках выступить против корнилов­цев и потребовали передать власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, решительно порвавшим с буржуазией. Решение о борьбе с корниловцами приняли Сызранский совет. Совет и профсоюзы в Иващенкове, Бузулуке и других местах.

Заговор Корнилова был разгромлен в самом начале.

Осенью 1917 г. революционное движение трудящихся масс про­должало нарастать. Уже 3 сентября Сызранский Совет принял ре­золюцию о передаче власти Советам. Аналогичное решение принял Совет в Иващенкове, одновременно создав военно-революционный штаб охраны порядка.

25 сентября Самарский Совет рабочих депутатов принял по­литическую резолюцию, в которой подчеркивалось, что единствен­ным выходом из создавшегося положения является немедленный пере­ход власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депута­тов. Солдаты производили перевыборы депутатов в солдатскую секцию Совета. Большевики в Совете стали иметь большинство.

На состоявшихся в эти дни выборах в городскую думу больше­вики получили также наибольшее количество мест.

Вслед за. рабочим классом поднимались на борьбу и трудящиеся крестьяне. Они отказывались подчиняться представителям Времен­ного правительства, самовольно захватывали земли и имущество помещиков и кулачества, рубили их лес. Эсеры, занимавшие руко­водящие посты в местных органах власти, посылали против крестьян вооруженные карательные отряды.

В Самаре началось формирование Красной гвардии. Основную массу красногвардейцев составили рабочие Трубочного завода и железнодорожники. Свыше 600 красногвардейцев наряду с револю­ционно настроенными солдатами стали в октябрьские дни надежной опорой и защитой Советов. Военная организация большевиков на­ладила издание газеты ";Солдатская правда";.

В обстановке революционного подъема проходили выборы деле­гатов на II Всероссийский съезд Советов. От Самарской губернии на съезд избрали С.И.Дерябину, Н.П.Теплова, Е.С.Коган, И.П.Васянина, Н.А.Тихонравова, В.И.Ермощенко, Я.П.Петрова, В.А.Тараканова. От Сызранского Совета были избраны П.И.Мойко и М.В.Фролов. Рабочие и солдаты на собраниях давали наказ своим делегатам настаивать на переходе всей власти к Советам.

6-7 октября состоялся I губернский съезд большевистской партии. В губернской организации в это время было 4300 членов – 3300 в Самаре и 1000 в уездах. Съезд обсудил текущий момент, доклады с мест о проведении кампании выборов в Учредительное собрание, о подготовке ко II Всероссийскому съезду Советов, продовольственный вопрос, организационный вопрос и о создании союза молодежи. Съезд пришел к выводу о неизбежности вооружен­ного восстания против Временного правительства и признал необ­ходимым подчинить всю свою работу борьбе за установление власти Советов.

Вопросы и задания

1. Каковы были цели столыпинской реформы?

2. Расскажите о жизни самарского края в период первой мировой войны.

3. Какова была расстановка политических сил в Самаре накануне февральской революции?

4. Как происходило становление новых органов власти после от­речения от престола царя?

5. Каковы были причины социальной напряженности в крае в августе-октябре 1917 г.?

Лекция двенадцатая

СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

(НОЯБРЬ 1917 – 1920 гг.)

Из крови, пролитой в боях,

Из праха, обращенных в прах.

Из мук казненных поколений,

Из душ, крестившихся в крови,

Из ненавидящей любви,

Из преступлений, исступлений –

Возникнет праведная Русь...

Максимилиан Волошин.

План

1. Установление советской власти в Самарской губернии.

2. События гражданской войны на территории губернии.

3. Культурная жизнь.

Литература

– Года и события. Хроника (К 150-летию Самарской губернии). Том П. 1921-2000). Самара, 2000.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XX век (1918-1998). – М., 2000.

– Кабытова Н.Н. Кабытов П.С. В огне гражданской войны: Са­марская губерния в конце 1917-1920 гг. – Самара,1997.

– Медведев Е.И. Гражданская война в Среднем Поволжье (1918-1919 гг.) – Саратов, 1974.

– Самарская летопись: Очерки истории Самарского края с древ­нейших времен до наших дней: в 3 кн. (Под ред. П.С.Кабытова и Л.В.Храмкова. – Книга третья: Самарский край в XX веке (1918-1996 гг.) – Самара, 1997.

– Самарское Поволжье в XX веке. Сборник материалов и документов. Колл. авторов. Ред.: Кабытова Н.Н., Храмков Л.В. Самара, 2000.

1. Установление советской власти в губернии.

Временное правительство теряло контроль над ситуацией в стране. Все его попытки укрепить органы власти в центре и на местах не имели успеха. Февральская революция, свергнув царизм, не стала решать основные общедемократические и общенациональные задачи (о мире, о земле, о борьбе с хозяйственной разрухой и голодом и другие вопросы). Это и стало внутренней пружиной раз­вития революционного процесса в социалистическом направлении.

Осенью 1917 г. общенациональный кризис проявлялся во всех сферах – как экономической, так и общественно-политической. К 29 сентября в Самарском совете рабочих депутатов преобладали большевики. Успехов они достигли и при выборах в городскую Думу. Обсуждался вопрос о выдвижении на пост городского головы В.В. Куйбышева. Вопрос о переходе власти к советам стал предметом острых дискуссий уже в начале октября.

Известие о начале вооруженного восстания в Петрограде было получено 25 октября (7 ноября). Уже в 2 часа того же дня вспых­нула острая дискуссия по вопросу о текущем моменте на заседании исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов в Белом доме. Председательствующий В.В.Куйбышев огласил телеграммы о событиях в Петрограде и предложил направить на телеграфы комиссаров. Это предло­жение встретило противодействие лидера местных меньшевиков А.И. Кабцана. Поскольку на заседании не были приглашены члены испол­кома губернского Совета крестьянских депутатов, его представи­тель И.Д.Панюжев в знак протеста покинул собрание. Было принято предложение В.П.Преображенского отложить обсуждение до 8 вечера с тем, чтобы к этому времени представить мнение всех партийных фракций входящих в Советы.

Помещение кинотеатра ";Триумф";, в котором открылось заседа­ние Советов, не могло вместить всех желающих присутствовать на нем. Еще бы: решался вопрос о власти. Поэтому по предложению большевиков участники перешли в самое большое тогда, в городе по­мещение театра ";Олимп"; (здание филармонии).

На экстренном заседании присутствовали члены исполкомов Со­ветов, Комитет народной власти, президиум городской Думы, прези­диумы почтово-телеграфных и железнодорожных союзов, полковых и ротных комитетов, штаб охраны города, представители социалисти­ческих партий.

Очевидец этого исторического заседания писал: ";Товарищ Куй­бышев открыл собрание коротеньким докладом о ходе событий и со­общением о победе питерских пролетариев в течение дня. Несмотря на скудность сведений, каждое сообщение о ходе борьбы в Петрог­раде, о победе питерских рабочих вызывало бурю восторгов. Театр стонал от взрывов аплодисментов. Со всех сторон неслись клятвы в верности Советской власти, о готовности бороться за нее до по­следней капли крови";.

Были предложены две резолюции: общая – эсеров и меньшеви­ков в поддержку Временного правительства, и большевистская, приз­нающая Советы единственной властью. Началось голосование. Резолюция большевиков получила 441 голос, а эсеро-меньшевистская – 140. Зал сотрясали бурные аплодисменты огромного большинства присутствую­щих. Главный пункт резолюции гласил: ";Единственной властью в стране демократия Самары признает власть Советов";.

Тогда же был создан ревком, в который вошли большевики М.П. Герасимов, В.В.Куйбышев, П.П.Митрофанов, С.Я.Тиунов, меньшевик-интернационалист С.Н.Васильев и эсер-максималист В.А.Кузьмин. 27 октября в 5 часов утра состоялось первое заседание ревкома, на котором был избран президиум в составе председателя В.В.Куйбы­шева, товарища председателя М.П.Герасимова и секретаря П.П.Митрофанова.

Позднее В.В.Куйбышев так объяснял тактику большевиков в ок­тябре 1917 г.: Когда в Октябрьские дни получили первые сведения о восстании рабочих и солдат в Петрограде, для нас было очевидным, что рабочие и солдаты должны установить на местах власть Советов. Мы созвали собрание самарских Советов, и на нем при воздержав­шихся крестьянах было решено создать революционный комитет для борьбы с буржуазным правительством Керенского, контрреволюцией и проводить в жизнь ту программу, которая 8 месяцев лежала под сукном... Мы с первых дней хотели идти рука об руку с крестьянами, но они не дали своих делегатов, и вместо них места были предостав­лены гарнизонному Совету крестьянских депутатов";.

В Самаре установилась советская власть. Традиционные жизненные устои менялись коренным образом.

Постепенно советская власть устанавливалась и в уездных центрах губернии: в Бугурусланском уезде 10 ноября 1917 г.;

Николаевском – 18 декабря 1917 г., Бузулукском – 21 декабря 1917 г., Новоузенском – 10 января 1918 г.. Ставропольском – 28 января 1918 г.. Самарском – 30 января 1918 г., Бугульминском – 25 февраля 1918 г.. Начался процесс организации власти в волостях и селах. Одновременно шел процесс слома аппарата земского самоуправления.

Самарский Военно-революционный комитет развернул активную деятельность по упрочению советской власти, по налаживанию работы промышленных предприятий, торговых и учебных заведений, созданию аппарата управления и органов защиты революции.

19 октября был создан штаб охраны, в состав которого от сол­датской секции Совета вошел В.К.Блюхер. Помощь ревкому в пред­варительной разработке вопросов осуществлял Совет народных комис­саров под председательством А.П.Галактионова. 16 ноября Совет рабочих и солдатских депутатов учредил революционный суд. В де­кабре был организован комиссариат юстиции и при нем революцион­ный трибунал.

Ревком организовал рабочий контроль над производством. Соз­данные на предприятиях контрольные комиссии пресекали саботаж владельцев, добивались бесперебойного снабжения их сырьем. 23 де­кабря были национализированы частные банки. Все ценности были переданы Государственному банку.

Для новой организации народного хозяйства и управления им в январе 1918 года был образован губернский Совет народного хо­зяйства. В его ведение перешли все государственные предприятия, а после национализации – и все остальные.

Осуществлялись аграрные преобразования на основе Декрета о земле. Земля распределялась по уравнительному принципу. Размер душевых наделов определялся местным Советом. Всего по Самарской губернии в распоряжении крестьян было передано более 4 миллионов десятин национализированной земли.

По решению губисполкома на базе некоторых конфискованных имений создавались опытно-показательные хозяйства. Батраки и беднота выступали инициаторами организации первых сельскохо­зяйственных коммун и товариществ.

В ночь с 14 на 15 декабря 1917 г. был устроен взрыв в Бе­лом доме, где размещались Ревком, Совет рабочих депутатов, штаб охраны и штаб Красной гвардии. Погибли 8 красногвардейцев. Около 30 человек получили ранения. 5 декабря контрреволюционеры, притаившись в Струковском саду, обстреляли группу красногвардей­цев. Через неделю, 13 декабря, на вокзале был убит красногварде­ец Н.П.Баранов. Ночью 31 декабря снова подверглись обстрелу часовые у помещения губисполкома.

И все же, несмотря на атаки контрреволюции. Советская власть крепла, набиралась сил и опыта.

Много сил отдали самарцы борьбе с контрреволюционными вы­ступлениями оренбургского и уральского казачества, отряды кото­рых зимой и весной 1918 г. неоднократно вторгались на террито­рию губернии.

17 мая 1918 года в самой Самаре вспыхнул контрреволюционный анархо-максималистский мятеж. Бойцы воздушной бригады, а также прибывшими из других городов подкреплениями – уже на следующий день разоружили более половины мятежников: 19 мая капитулировал последний отряд противников Советской власти, засевший в гости­нице Филимонова (на площади Революции).

Был создан губернский революционный комитет. В его состав вошли В.В.Куйбншев, А.А.Масленников, А.И.Галактионов, С.Я.Тиу­нов, П.Н.Теплов, И.К.Нижегородов и А.Ф.Попов.

Вопросы и задания

1. Когда была провозглашена Советская власть в Самаре?

2. Расскажите о мероприятиях по упрочению советской власти в Самарской губернии.

Документы

1. Красная гвардия в Самаре создана

(Сообщение газ. ";Приволжская правда";)

16 октября 1917 г.

Окончательно оформилась организация самарской Красной гвар­дии. Избран достоянный президиум штаба гвардии из трех человек. Избрана также специальная комиссия по заведованию оружием.

В Москву, Петроград и Тулу командировано уполномоченное ли­цо для закупки оружия.

Отличительным знаком Красной гвардии является красная на­рукавная повязка с надписью ";Красная гвардия";. Повязка надева­ется каждый раз по указанию штаба.

Основное ядро Красной гвардии составляют рабочие Трубочного завода. Организовался отряд на железной дороге.

Штаб гвардии занят в настоящее время организацией отрядов из рабочих городских предприятий.

2. Резолюция соединенного заседания Советов рабочих и солдатских депутатов, полковых и заводских комитетов, комитетов железнодорожного и почтово-телеграфного союзов о провозглашении власти Советов в Самаре

27 октября 1917 г.

Собрание заявляет, что демократия находится на положении борьбы с правительством и будет стремиться к его низвержению.

Все распоряжения правительства и его агентов признаются недействительными. Единственной властью в стране демократия Самары признает власть Советов.

Признавая единственной властью и на местах Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, собрание избирает из своей среды Революционный комитет, который, опираясь в своей деятель­ности на Советы и на Комитет народной власти, обладает неограни­ченными полномочиями в деле сохранения революционного порядка и организации сил самарской демократии в борьбе с правительством и контрреволюцией.

Приволжская правда, 1917, 27 октября.

3. Решение V губернского крестьянского съезда.

12 января 1918 г.

1. Объявить единственной властью в губернии, уездах и во­лостях Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

2. Все городские самоуправления, волостные, уездные и гу­бернские земства, избранные на основании избирательного права с участием буржуазии, объявить распущенными и потребовать уско­рить передачу ими дел соответствующим Советам.

3. Все земельные и городские повинности и правительствен­ные ассигнования должны перейти в распоряжение соответствую­щих Советов.

";Красная летопись";, Самара, 1921, с. 2-3.

4. Защитим революцию.

(Из постановления общего собрания рабочих

мастерских, депо и малого ремонта)

13 марта 1918 г.

Заслушав и обсудив доклад члена Совета рабочих и солдатских депутатов тов. Попова о текущем моменте, общее собрание масте­ровых и рабочих депо и малого ремонта постановило следующее.

Мы, мастеровые и рабочие депо и малого ремонта, в числе 820 человек, заявляем, что будем стоять на страже завоевания и углубления социалистической революции. Усматриваем из хода событий в настоящее грозное время, что борьба ведется со стороны явных контрреволюционеров, капиталистов и их приспешников, мни­мых, ложных социалистов, меньшевиков и правых социалистов-рево­люционеров, ведущих поход против власти самого народа в лице Советов как истинных представителей и выразителей воли всего тру­дового народа.

Мы,мастеровые и рабочие депо и малого ремонта, никаких пося­гательств не допустим....

ГАСО, ф. 927, оп.1, д. 8, л.48.

5. Разговор В.И.Ленина с В.В.Куйбышевым по прямому проводу

о борьбе с Дутовым

Апрель 1918 г.

У аппарата председатель совдепа Куйбышев из Самары. Товарищ Ленин, в Оренбурге снова подняла голову дутовщина, получено донесение, что за20 верст от Оренбурга наступают казачьи от­ряды. Илецк окружен казаками, казаки мобилизуют все станицы, чинят страшные зверства, убиты три члена исполкома, председатель казачьей секции Совета Захаров. Оренбургская буржуазия принимает активное участие. Оренбург просит Совет Народных Комиссаров помочь уничтожить в корне авантюру Дутова, иначе снова образуется пробка, которая погубит с голоду 12 млн.жителей Туркестанского края. Один отряд, посланный из Оренбурга в Илецк, окружен и по­головно уничтожен; полагаю, что погиб правительственный комис­сар Цвиллинг. Самара напряжет все силы, чтобы помочь Оренбургу, но для окончательной ликвидации дутовщины местных сил недоста­точно, необходима помощь из центра. Я окончил, жду ответа.

Ответ Ленина. Сейчас же приму все меры для немедленногоизвещения военного ведомства и оказания вам помощи.

Ленин.

Правда, 1935, 26 января.

2. События гражданской войны на территории Самарской губернии.

Под властью КОМУЧа...

К лету 1918 года наш край становится одним из эпицентров гражданской войны. Губерния, занимавшая огромную территорию, граничащая с оренбургским и уральским казачеством, разнородная в национальном отношении, богатая хлебом и имевшая значительную прослойку зажиточных крестьян, идеально подходила по мнению организаторов сопротивления власти большевиков для развертывания военных операций против ";красных столиц";.

Здесь было сильно влияние социалистов-революционеров, отстра­ненных от власти большевиками и мечтавших взять реванш. После роспуска Учредительного собрания в Самаре находился ряд его чле­нов, как местных, так и делегированных лидеров эсеровской партии. Они воспользовались мятежом Чехословацкого корпуса, чтобы объявить о свержении Советов и создании новой власти.

Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания (КОМУЧ) был сформирован в Самаре еще до вооруженного выступле­ния Чехословацкого корпуса против Советской власти. В него перво­начально входили 5 бывших членов Учредительного собрания – И.М. Брушвит, П.Д.Климушкин, Б.К.Фортунатов – от Самарской губернии, В.К.Вольский – от Тверской, И.П.Нестеров – от Минской. КОМУЧ был коллегиальным органном и не имел формального руководителя, однако фактически его лидером являлся Владимир Казимирович Вольский.

Сломив сопротивление советских отрядов, ночью и утром 8 июня эсеровские дружины и чехословацкие войска заняли Самару. В 10 часов утра в городе Приказом № 1 была объявлена власть Ко­митета членов Учредительного собрания. В Самаре против Советской власти объединились представители белого движения, чехословаки и ";демократическая"; оппозиция. Цели у них были разные, а враг об­щий – большевики.

Первый день занятия Самары сопровождался погромами и крова­выми расправами над большевиками и защитниками города, которые устроили белогвардейцы и обыватели, пострадавшие от экспропри­ации советской власти.

Территория, на которую распространялась власть КОМУЧа су­щественно менялась и достигла наибольших размеров к августа 1918 г., включив в себя территории Самарской, Симбирской, Уфим­ской, Оренбургской, части Саратовской, Казанской и Пензенской губерний, а также Ижевско-Воткинский район.

Комучем была восстановлена система местных органов самоуп­равления: губернские, уездные и волостные земства, губернские и городские Думы и их исполнительные органы. Административное уп­равление на местах осуществлялось Комитетом через институт окруж­ных, губернских, уездных и других уполномоченных.

Президиум Комуча и сам Комуч являлись органами законодатель­ной власти.

Правоохранительные органы Комитета были представлены штабом охраны, выполнявшим функции комендатуры и контрразведки, который трансформировался в августе 1918 г. в министерство охраны го­сударственного порядка. Были восстановлены, существовавшие при Временном правительстве Окружные, Губернские и Уездные суды.

Кроме того, функционировала чешская контрразведка во главе с комендантом Самары Ребендой, которая наводила в городе жесткий порядок. Действовала отдельно и сеть военно-полевых судов.

Была создана ";Народная армия"; Комуча. Государственность Комуча получила и свое название – Российская Демократическая Федеративная Республика (РДФР).

Однако, попытка формирования демократической политической системы, социальная и экономическая политика Комуча в конечном итоге потерпели поражение.

Репрессии, наступление на социальные права пролетариата, ";поезда смерти";, неурегулированность земельных отношений, насильственная мобилизация в армию, противодействие монархистов, сложные отношения с предпринимателями и т.д. привели к осени 1918 г. к тому, что Комуч потерял опору во всех слоях населения.

Социально-экономическая политика Комуча неизбежно носила двойственный характер. Комитет стремился восстановить экономику края, но не желая пользоваться диктаторскими методами управления, не смог справиться с поставленными задачами – решить финансовый, продовольственный, рабочий, крестьянский вопросы.

Больших успехов достиг комитет в организации народного об­разования. Оно обязало освободить ";все школьные и библиотечные помещения, занятые военными, правительственными и общественными организациями";. Около половины всех средств, отпущенных земством, было истрачено на ремонт школ, покупку учебников и выплату жа­лования учителям. Было издано специальное постановление ";об охра­не памятников революции, старины и культуры";. А 10 августа 1918 г. в ответ на очередное ходатайство общественности Педагоги­ческий институт был преобразован в Самарский университет ";со все­ми правами и преимуществами Российским университетам присвоенными";.

КОМУЧу так и не удалось создать крепкую и многочисленную армию. На 1 августа 1918 г. Народная армия включала в себя 8485 добровольцев и 21888 мобилизованных: (Социальный состав армии был следующим: 50% крестьян, 10% рабочие, 8% интеллигенция и 22% городские слои). Военные части из мобилизованных были столь ненадежны, что их часто предпочитали держать в тылу

Красная Армия, наоборот, крепла, делала твердые шаги к ут­верждению регулярной системы, строгой субординации и дисциплины. Росло ее численное и техническое преимущество, появились опытные и энергичные командиры, прошедшие шкоду русско-японской и первой мировой войны.

Победы июля-августа сменили поражения. 10 сентября была оставлена Казань, 12 сентября – Симбирск, 18 сентября – Хвалынск, в Саратовской губернии, 3 октября – Сызрань, 6 октября – Ставрополь.

7 октября вечером полки имени Степана Разина и Емельяна Пугачева Самарской дивизии (комдив С.П.Захаров) вошли в Самару. Через пять часов в город вошли и части Симбирской Железной дивизии (комдив Г.Д.Гай). Город был освобожден в результате совместного удара и удачного маневра 1-й и 4-й армий Восточоного фронта.

Были восстановлены органы Советской власти. Началась рабо­та по восстановлению хозяйства. Благодаря героическому труду полутора тысяч рабочих в марте 1919 г. на две недели раньше намеченного срока был восстановлен взорванный белыми и чехословаками железнодорожный мост через Волгу у Сызрани и понтонный мост через реку Самару в губернском центре.

3 октября 1918 г. было принято решение о самоликвидации КОМУЧа, а 20 января 1919 г. его бывшие члены вступили в пере­говоры с представителями военно-революционного комитета Уфы и заявили о прекращении вооруженной борьбы и признании Советской власти. Демократическая альтернатива в вопросе о государственной власти в России, несмотря на ориентацию Комуча на последователь­ный демократизм в его решении, в условиях войны была невозможна.

Борьба с колчаковцами и деникинцами

С начала 1919 г. осложнилось положение на фронтах граждан­ской войны. 18 ноября адмирал А.В.Колчак совершил переворот, отстранив от власти Уфимскую директорию, преемницу Самарского КОМУЧа и установил в Сибири и на Урале военную диктатуру.

Еще в марте 1919 г. белые начали наступление против со­ветских армий Восточного фронта. Вооруженная иностранными импе­риалистами армия Колчака 14 марта захватила Уфу и устремилась к Волге, чтобы потом совместно с Деникиным нанести удар на Москву. В апреле колчаковские войска захватили Стерлитамак Орск, Бугуруслан и подходили к Самаре, Казани и Оренбургу.

На захваченной территории колчаковцы установили режим кро­вавой диктатуры, восстанавливали власть помещиков и буржуазии,) помещичье землевладение, ликвидировали Советы, разгоняли проф­союзы, расправлялись с коммунистами, красноармейцами и всеми, кто активно поддерживал Советскую власть.

11 апреля 1919 года ЦК РКП(б) принял ";Тезисы в связи с положением Восточного фронта";. В них указывалось: ";Победы Колчака на Восточном фронте создают чрезвычайно грозную опас­ность для Советской республики. Необходимо самое крайнее на­пряжение сил, чтобы разбить Колчака";.

В апреле по указанию ЦК РКП(б) создается Южная группа войск Восточного фронта под командованием М.В.Фрунзе. Членами Реввоен­совета назначили В.В.Куйбышева и бывшего генерала Ф.Ф.Новицкого. Она должна была нанести контрудар по основной группировке колчаковских войск. Было решено нанести его от Бузулука на Бутуруслан. В район Бузулука спешно стягивали советские войска. В ряды Крас­ной Армии вливались почти все коммунисты Бузулуксого и Бугурусланского уездов. Самарский уком РКП(б) призвал под знамена пехотного полка 50 процентов членов уездной партийной организации. В Сызра­ни уком поставил под ружье четверть партийной организации и та­кую же часть членов профсоюзов. В Сергиевске из коммунистов рай­она и работников местных Советов был образован сводный Сергиевско-Бирский полк. В Самаре в дни наступления колчаковцев из ком­мунистов и комсомольцев были организованы 6 отрядов особого на­значения, в которые вступило около 900 человек.

28 апреля войска Южной группы перешли в контрнаступление на колчаковцев. Начались упорные бои, в ходе которых советские войска нанесли противнику сокрушительное поражение. Под ударами Красной Армии колчаковцы были вынуждены оставлять пункт за пунктом, и к концу мая вся территория Самарской губернии была. очищена от противника,

Огромную роль в этих боях сыграла :25-я стрелковая дивизия, начальником которой М.В.Фрунзе назначил вернувшегося из воен­ной академии В.И.Чапаева. Бойцы-чапаевцы проявили в боях высо­кие образцы храбрости, инициативы и сознательного отношения к выполнению своего воинского долга. В.И.Чапаев за умелое руковод­ство боевыми операциями и личную отвагу был награжден орденом Красного Знамени. В приказе Реввоенсовета Республики в связи с этим говорилось: ";... Назначенный начальником 25-й стрелковой дивизии в дни катастрофического положения Самары, когда противник отстоял от нее в двух переходах, он с дивизией был выдвинут в центр наступающих сил противника под Бугурусланом, настойчивы­ми стремительными ударами и искусными маневрами остановил на­ступление противника и в течение полутора месяцев овладел городами Бугуруслан, Белебеем и Уфой, чем спас Среднее Поволжье и возвра­тил Уфимско-Самарский хлебный район..."; Некоторые из этих боев ярко описаны в повести Д.Фурманова ";Чапаев";.

Разгром главных сил Колчака имел огромное значение для по­беды советской власти в гражданской войне.

В борьбе с Деникиным, белополяками и Врангелем. Развертывая работу по восстановлению народного хозяйства, снабжению промыш­ленных центров продовольствием, трудящиеся губернии продолжали оказывать постоянную помощь Красной Армии в ее борьбе за оконча­тельный разгром контрреволюционных сил.

Белогвардейская армия Деникина во второй половине 1919 года захватила юг России, угрожала Москве. Генерал Юденич дважды про­рывался на подступы к Петрограду. В эти дни Советская Республика была превращена в единый военный лагерь, подчинив все силы не­посредственно задачам обороны.

В апреле 1920 года против Советской России начала войну во­оруженная империалистами Польша. В начале июля из Крыма на Дон­басс двинулись контрреволюционные войск барона Врангеля.

В губернии создавались комитеты помощи Западному фронту, проводили митинги, лекции, сбор продовольствия и денежных средств. Была вновь объявлена мобилизация коммунистов и комсомольцев, чле­нов профсоюзов, открыта запись добровольцев. Только с 27 мая по 23 июня на Западный фронт записалось 659 мужчин и 100 женщин в Самаре и около 500 человек в уездах. Героически сражалась на Западном фронте и прославленная 25-я Чапаевская дивизия под ко­мандованием И.С.Кутякова.

Навечно в памяти народа останется величайший героизм, кото­рый проявили рабочие и крестьяне в годы интервенции и граждан­ской войны, отстаивая молодую республику. Немало героических поступков совершено солдатами, казаками, офицерами ";белых"; армий, отстаивавших идеалы ушедшей в историю ";старой России";.

Крестьянские выступления.

Российские революции и войны (русско-японская, первая миро­вая, гражданская) начала XX века нанесли огромный ущерб крестьян­ству всех регионов. В период гражданской войны оно оказывалось заложникам: то одной, то другой стороны, вынуждено было участ­вовать в мобилизационном процессе, поставляя солдат воюющим сторонам, выполнять многочисленные повинности, связанные с их нуждами. Крестьянство за короткий период испытало на себе все особенности царской, столыпинской аграрной политики, обещания Временного правительства и аграрной политики КОМУЧа, Колчака и советской власти.

В 1917 г. крестьяне, выступая за землю и волю, стремились разрушить сложившиеся в деревне отношения и конфисковать земель­ную собственность дворян, купцов, мещан, хуторян и отрубников. Весной 1918 г. обострение противоречий в деревне было вызвано реализацией декрета ";О земле";, который законодательно закрепил уничтожение в деревне частной земельной собственности. Однако из-за ликвидации крупных экономий и товарных крестьянских хозяйств сельскому хозяйству был нанесен непоправимый ущерб, а продоволь­ственный кризис в стране еще более углублялся.

11 января 1919 г. был издан декрет, вводивший продовольствен­ную разверстку, которая на практике означала реализацию политики военного коммунизма. Декрет утверждал право государства на на­сильственное изъятие всех излишков крестьянского хлеба. Эта по­литика государства вызвала сопротивление крестьянства многих губерний. Часть выступлений переросла в восстание.

Широкий размах приобрела ";чапанная война"; в Среднем Поволжье. Свое наименование она получила от названия крестьянской верхней одежды ";чапана"; (кафтан, поддевка). Движение охватило обширную территорию Симбирской, Самарской, Казанской губерний. В ней участ­вовали все слои многонационального поволжского крестьянства. Это было вызвано обострением противоречий между властью и крестьян­ством в целом в связи с введением продразверстки.

Поводом для начала ";чапанной войны"; послужила активизация деятельности продотрядов в связи с введением хлебной монополии. Восстание началось в с.Новодевичье Симбирской губернии. Его под­держали окрестные села. Был создан штаб крестьянской армии, рассылались воззвания, направлялись агитаторы. Повстанческая армия заняла 7 марта г.Ставрополь без боя. Восставшие выступали за советы без коммунистов, требовали участия в советах всех крестьян независимо от имущественного положения, свободной тор­говли. Восстание сопровождалось разгоном комитетов бедноты, самосудами, убийствами сторонников советской власти, поджогами и т.д.

Для борьбы с крестьянским восстанием в Сызрани был создан чрезвычайный орган – военно-революционный комитет, получивший всю полноту власти. Затем были созданы губернский военно-револю­ционный комитет и революционный полевой штаб ";для подавления кулацкого мятежа в Ставропольском районе";.

В подавлении восстания использовались регулярные части Красной Армии. 13 марта Ставрополь был взят. Часть руководителей была расстреляна. Удалось бежать руководителю повстанцев А.Долинину, который позднее под фамилией Шабанов воевал против поляков.

Подавлены были и восстания крестьян в Кинель-Черкассах, Сергиевске, Кротовке.

Большевики оправдывали свою жестокость суровой необходимостью. 10 апреля 1919 г. Самарский губисполком принял постановление № 19, в котором предписывалось привлекать ";к ответственности агентов советской власти, которые нередко ведут по отношению к населению позорным для советской власти образом";. В апреле же 1919 г. было объявлено об освобождении крестьян-середняков от взыскания чрез­вычайного и натурального налога с урожая 1918 г.

Недовольство социальной политикой советской власти стало причиной и восстания ";Черного Орла"; или ";вилочного восстания";. И повстанцы и каратели не щадили друг друга. Расстреливали пленных.

31 июля 1920 г. в Самарской губернии вспыхнуло восстание в Бузулукском уезде под руководством начальника 9-й кавалерийской дивизии А.В.Сапожкова. ";Цель восставших – писал А.В.Сапожков в приказе, – объединить все беднейшее рабоче-крестьянское насе­ление в одной идее, сломив слишком обуржуазившихся некоторых от­ветственных членов коммунистической партии под лозунгом: ";Вся власть Советов действительно по программе партии большевиков на основе Конституции";.

6 сентября 1920 г. повстанцы были разбиты уже в районе Хан­ской ставки Астраханской губернии. А.В.Сапожков был убит в бою.

Затем был разбит повстанческий отряд Вакулина-Попова, прор­вавшийся из Донской области в Самаро-Саратовское Поволжье.

Крестьяне пытались спасти свои семьи от разорения, нищеты и голода. Повстанцы обычно требовали отстранить от власти анти­народные силы, и обеспечить действительно народное представитель­ство в Советах.

3. Культурная жизнь

Даже в тяжелейших условиях гражданской войны велось культурное строительство. Важнейшей задачей была ликвидация безграмотности. Первым губернским комиссаром просвещения стал педагог Владимир Аркадьевич Тронин.

После освобождения Самары кампания по ликвидации неграмот­ности была развернута по всей губернии, расширялась школьная сеть для детей. В школы был открыт широкий доступ рабочей и крестьянской молодежи. Большая забота проявлялась о распростра­нении образования среди национальных меньшинств.

Важную роль в распространении знаний и культуры в деревнях играли избы-читальни, клубы, народные дома, библиотеки. Эти оча­ги культуры к концу 1920 года имелись почти в каждом селе, в каждой деревне. При них возникали драматические, политико-просветительные кружки, которые расширяли кругозор жителей села, вовлекали в переустройство села, знакомили их с искусством. Продолжал работу Самарский университет (1918-1927 гг.)

В университете развернулась большая научно-исследовательская ра­бота студентов и преподавателей, возникли общества истории, ар­хеологии, этнографии, литературы, геологии и т.д. В те годы это было единственное высшее учебное заведение в губернии, здесь ве­лась подготовка математиков, историков, филологов, врачей, агро­номов, преподавателей школ.

Американский писатель-публицист, друг советской России Аль­берт Рис Вильяме, свидетель и участник Октябрьских событий, в своей книге ";Сквозь русскую революцию"; в 1921 году писал о виденном в первые месяцы Советской власти: ";Повсюду открыва­лись школы – во дворцах, в казармах, на заводах и фабриках... В эти школы стремились миллионы детей и даже некоторые сорока- и шестидесятилетние люди. Целая страна принялась учиться читать и писать. Рядом с революционными прокламациями и оперными афи­шами на стенах и заборах появились листовки с описанием жизни великих людей, плакаты о здоровье, искусстве и науке. Перед массами распахнулись ранее закрытые для них двери в храм куль­туры. Крестьяне и рабочие заполняли музеи и картинные галереи";.

Очень много делалось для охрани культурного наследия прош­лого. 10 октября 1918 года, то есть на третий день после освобождения Самары от белогвардейцев, губревком издал приказ об охране культурных, научных и художественных ценностей и пред­метов старины. При отделе народного образования была учреждена Коллегия по охране и использованию в просветительной работе культурно-исторических ценностей, в том числе библиотек, произ­ведений искусства и старины, оставленных бежавшей с белыми бур­жуазией. Коллегию возглавил известный ученый В.Н.Перетц.

К 1920 г. в губернии работали 445 изб-читален и 410 биб­лиотек. Читателей в них было 152 тыс. человек, т.е. в пять раз больше, чем до революции.

Вопросы и задания

1. Каковы причины периодических политических кризисов Временного Правительства и его органов в провинции?

2. Как происходило установление советской власти в Самарской губернии?

3. Каковы были цели и реальная политика Комитета членов Учреди­тельного собрания?

4. Почему КОМУЧ потерпел поражение?

5. Когда был образован Самарский государственный университет?

6. Расскажите о событиях гражданской войны на территории Самар­ской области.

7. Как вы думаете, почему не смогли реализоваться альтернативы большевистской власти в лице ";социалистической коалиции"; и ";белого движения";?

8. Какие культурно-просветительные мероприятия были осуществлены в крае в годы гражданской войны?

Документы

1. Враг близко! Все к оружию! (Из обращения Самарского военно-революционного комитета к рабочим и трудящимся о защите Самары от чехословацких отрядов)

30 мая 1918 г.

Товарищи рабочие!

Всему социалистическому отечеству грозит смертельная опасность.

Руководимые преступной рукой российской и международной контрреволюции отряды чехословаков подступают к Самаре.

Ваши враги, враги Советской власти ныне приступили к осу­ществлению широко задуманного плана порабощения трудящихся России российскими и международными капиталистами по примеру Украины. По этому плану контрреволюция во многих местах, одно­временно в Саратове, Самаре, Нижнем Новогороде попыталась ис­пользовать в своих интересах дезорганизованные анархитические банды, направив их на Советы. Не успела Советская власть разделать­ся с этой авантюрой контрреволюции, как на нее обрушилась новая беда. Также одновременно во многих местах восстали чехословацкие отряды эвакуированные в глубь России с немецкого фронта. Одним из таких отрядов занята Сызрань.

Враги близко! Все к оружию!

Настал решительный и решающий момент в борьбе трудящихся за свою власть, за социалистическую революцию.

Все к оружию! Трусы и малодушные будут отторгнуты от трудо­вой семьи!

Председатель Революционного Комитета Куйбышев

";Приволжская правда";, 1918, 31 мая.

2. Приказ № 1 Комуча о ликвидации Советской власти

в Самаре и губернии

8 июня 1918 г.

Именем Учредительного собрания большевистская власть в г.Са­маре и Самарской губ. объявляется низложенной. Все комиссары отрешаются от занимаемых ими должностей. Во всей полноте своих прав восстанавливаются распущенные Советской властью органы мест­ного самоуправления: гор(одские) думы и земские управы, коим предлагается немедленно приступить к работе.

Гражданская и военная власти в городе и губернии впредь до образования учреждений правительством общероссийским переходят к комитету, состоявшему из членов Учредительного собрания, избран­ных от Самарской губ. на основании всеобщего избирательного права, и представителей от местных самоуправлений. Все органы, организации и лица обязаны ему подчиняться беспрекословно.

Формирование армии, командование военными силами и охрана порядка в городе и губернии возлагается на военный штаб в составе начальника штаба полковника Н.Галкина, военного комиссара румын­ского фронта В.Боголюбова и члена Учредительного собрания Б.Фор­тунатова, которому для сего вручаются чрезвычайные полномочия.

Все ограничения и стеснения в свободах, введенные большевист­скими властями, отменяются, и восстанавливается свобода слова, печати, собраний и митингов. Комиссариат печати со всеми служа­щими упраздняется...

Революционный трибунал, как орган, не отвечающий истинным народно-демократическим принципам, упраздняется, и восстанавли­вается окружной народный суд.

Существующие Советы распускаются, срок и порядок новых выбо­ров будет определен рабочей конференцией...

Призываем всех граждан сплотиться вокруг великого всенарод­ного Учредительного собрания, дабы восстановить в стране закон, покой и порядок.

Единая независимая свободная Россия!

Вся власть Учредительному собранию! Вот лозунги и цели новой революционной власти.

Члены Учредительного собрания: И.Брушвит (Самарская губ.), Б.Фортунатов (Самарская губ.), В.Вольский (Тверская губ.), И.Нестеров (Минская губ.).

(Самарская губерния в годы гражданской войны. С.32).

3. Советская власть в Самаре и губернии восстановилась

(Приказ Самарского губревкома)

10 октября 1918 г.

1.

Объявляется для всеобщего сведения, что с настоящего числа Самарским революционным комитетом Советов восстанавливается в Самаре и местах, очищенных от неприятеля в пределах губернии, советская власть.

2.

Управление городом Самарой передается городскому исполни­тельному комитету.

3.

Управление Самарским уездом поручается имеющимся налицо членам уездного исполнительного комитета Советов.

Председатель А.Галактионов

Секретарь В.Тронин

Солдат, рабочий и крестьянин, 1918, 10 октября.

4. Пугачевский советский полк

(Статья В.И.Чапаева в газ. ";Революционная армия";)

27 марта 1919 г.

28 марта 1919 г. является днем годовщины славного Пугачев­ского советского полка. Ровно год тому назад банды уральских казаков с целью задушить революцию вторглись в пределы Самар­ской губернии, уничтожая и разгоняя советские учреждения. В это время в г.Николаевске защитников Советской власти было всего 250 вооруженных солдат. Отряд этот носил название 1-й Николаевский батальон и находился под руководством тов.Чапаева и политкома Демидкина, которые и должны были защищать советские села от нашествия банд. После экстренного собрания, председа­телем которого был тов. Ермощенко, решено было просить на по­мощь красногвардейцев из района Красного Сулака и Большой Липовки, которые с радостью отозвались помочь великому делу и не замедлили явиться по 300 чел. от каждого района...

Их быстро обмундировали, оставшимся от 138-го запасного полка обмундированием, вооружили, соединив в один отрад, назва­ли его 1-м Николаевским полком. Вот этот-то полк впоследствии был назван за боевые заслуги Пугачёвским. Командиром этого полка волей Николаевского исполкома назначен был т.Чапаев, команди­ром 1-го батальона т.Демидкин, 2-го – т.Топорков, и 3-го – т. Баулин, которые своим уменьем и смелостью заслужили глубокое внимание своих солдат и назывались ";отцами";, а т. Чапаев – ";дедушкой";.

Нельзя не отметить смелость, храбрость и силу тт. Топоркова и Баулина. Они отдали все свое имущество, были несколько раз ранены. Несмотря на изнеможение, т.Топорков, раненый, в повозке ездил по рядам красноармейцев, впоследствии своего полка, и воодушевлял их во время боя с противником, который был в десять раз сильнее их. И, наконец, погиб славной смертью в бою с врагами трудящихся. Он умер от сильных ран. Враги народа от­няли жизнь у славного красного командира. Умер т.Топорков, но – имя его никогда не умрет в Пугачёвском полку и запишется на скрижалях революции.

Тов.Баулин был вдов и имел 6 человек детей, из коих 5 отдал в приют, шестого взял с собой защищать свободу. Они оба погибли в кровавой схватке с чехословаками под с.Орловкой.

Теперь, 26 марта, после года существования славного полка, из которого постепенно рождались 2-й, 3-й и 4-й Николаевские полки, составившие в целом Н-скую дивизию (25-ю – ред.), кото­рая явилась основным лицом IV армии, которая очистила пределы Самарской губернии и Уральской области от врагов трудового на­рода.

Слава и честь тебе, оплот IV армии – Пугачевский полк! Вечная память погибшим товарищам, основателям этого твердого духом и неустрашимого полка!

Милый дети-сироты, ваших отцов и братьев отняли злодеи – враги народа, но вас не забудет молодая Советская республика!

Да здравствуют славные борцы за свободу – красноармейцы Пугачёвского полка! Вы много положили труда и сил, но впереди предстоит вам еще больше жертв. Так пусть же Пугачевский полк расчищает дорогу социалистической республике, как стойко рас­чищал ее в течение целого года.

Товарищи Чапаев и Хренов.

4. Защитим Советскую власть от Колчака!

(Сообщение газ. ";Коммуна"; о резолюции красноармейцев

Самарского советского полка)

23 апреля 1919 г.

15 апреля состоялось собрание полкового комитета Самарско­го Советского рабочего полка, на котором была принята следующая резолюция: ";Мы, красноармейцы Самарского советского полка, учи­тывая момент, заявляем, что при первом призыве Реввоенсоветакак один человек пойдем на фронт и с оружием в руках будем за­щищать советскую Волгу и разобьем банды Колчака. Мы предупреждаем всех контрреволюционеров Самары, что всякая провокация нами будет раздавлена вооруженной силой";.

Лекция тринадцатая

САМАРСКИЙ КРАЙ В 20-Е ГОДЫ XX ВЕКА

... Гражданин не может состояться в человеке, оторванном от корневой системы своего народа. И поэтому все воспитание молодых – от букваря до вузовской скамьи – надо пронизать действен­ной хозяйской привязанностью к Родине и ее природе, ко всему, что составляет дедовское наследие, на чем лежит отпечаток меты и золотых рук наших гениев.

Леонид Леонов.

План

1. В борьбе с голодом и разрухой.

2. Экономика края во второй половине 20-х гг. XX века.

3. Народное образование и культурная жизнь.

Литература

– Годы и события. Хроника (К 150-летию Самарской губернии. Т.II. 1921-2000. – Самара, 2000.

– История индустриализации Среднего Поволжья (1926-1941 гг.). Документы и материалы. – Куйбышев, 1974.

– История Самарского края с древнейших времен до наших дней. XX век (1918-1998). – М., 2000.

– Имена. Штрихи к портретам. 150-летию Самарской губернии посвя­щается. – Самара, 2000.

– Лившиц А.Э. Деятельность партийных организаций Поволжья по осуществлению ленинских принципов НЭПА в годы восстановитель­ного периода. – Саратов, 1973.

– Самара. Культура провинции. Под ред. проф. В.П.Скобелева. -Самара, 1995.

– Самарское Поволжье в XX веке. Сборник материалов и документов. Колл. авторов. Ред: Кабытова Н.Н., Храмков Л.В. – Самара, 2000.

– Самарский край в контексте Российской истории. Сборник статей. Самара. 2001.

– Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древ­нейших времен до наших дней. Книга третья. Самарский край в XX веке (1918-1996). – Самара, 1997.

– 150 лет Самарской губернии (Цифры и факты). Статистический сборник. – Самара, 2000.

1. В условиях новой экономической политики

В истории Самарского края особое место принадлежит 20-м гг. XX века. С начала 1922 г. главным в жизни страны и нашего края стали задачи мирного строительства. Специфика этих лет состояла в многообразии форм социально-экономического разви­тия, в остроте политической борьбы, потребовавших отмены поли­тики ";военного коммунизма";, выработки и внедрения новой эконо­мической политики (НЭП).

После окончания гражданской войны страна столкнулась с глубоким экономическим и политическим кризисом. В результате почти семи лет войны Россия потеряла более четверти своих на­циональных богатств. Объем валовой продукции уменьшился в 7 раз. В 1920 году объем перевозок железных дорог составил 20% по отношению к довоенному. Товарность сельского хозяйства упала в 2,5 раза. Произошло резкое падение жизненного уровня и условий труда многих слоев населения.

Первая мировая война, иностранная интервенция и граждан­ская война нанесли громадный урон и хозяйству Самарской губер­нии. Свернулось производство на многих фабриках и заводах, резко сократилось число рабочих. Работало лишь две трети крупных предприятий, но и они давали только 12 процентов довоенного выпуска продукции. На крупнейшем в Самаре Трубочном заводе, где до Октябрьской революции числилось около 30 ты­сяч рабочих, в 1921 году осталось всего 500 человек. Большин­ство цехов стояло. Очень сильно пострадало сельское хозяйство. Валовой урожай зерновых уменьшился к 1920 году более чем в 7 раз по сравнению с 1913 годом, не хватало рабочих рук, тягло­вой силы, сельскохозяйственного инвентаря. В городах остро ощущался недостаток топлива и продовольствия. Бушевала эпиде­мия тифа.

Крестьянство больше не хотело мириться с продразверсткой. Многие районы страны, в том числе Поволжье, были охвачены крестьянскими волнениями и восстаниями. Начавшаяся демобили­зация армии привела к притоку в деревню людей, хорошо владею­щих оружием, но не находящих себе места в мирной жизни.

Начало 20-х годов XX века было тяжелейшим для жителей Самарской губернии.

В 1921 году голод охватил Поволжье и ряд других районов страны. Самым тяжелым он оказался в Самарском Заволжье Несмотря на семенные ссуды государства, яровой клин был засеян не полностью. Из-за страшной засухи в конце мая погибло 50% озимых хлебов, а в южной части губернии появилась саранча, которая уничтожила остатки урожая хлебов. В целом по губер­нии он составил ничтожную цифру – 2,7 млн пудов. Этого могло хватить на очень короткое время. Население стало убивать ра­бочий и молочный скот, покидать родимые места. В лесных уездах губернии целое лето полыхали гигантские пожары, горели и села. Вспыхнули эпидемии, в том числе холеры. К концу лета 1921 г. началась паника. Засуха, пожары, холера – все это подняло на ноги население губернии. По проселочным дорогам губернии, по водным и железнодорожным путям хлынула волна переселения.

С июля до ноябрь 1921 г. от голода и болезней умерли 14 700 человек. Тысячи детей остались без родителей, а на стан­ции Самара ежедневно подбирали и отправляли в больницы около 200 умирающих детей. Люди ели траву, березовый лист и шишки. Распространялись желудочные болезни. Катастрофически росли цены на хлеб. На 1 января 1922 г. в губернии голодало 86,1% населе­ния, т.е. вдвое более, чем в Саратовской и Симбирской губер­ниях. И это положение до осени не менялось.

В июне-июле 1921 г. правительством разрабатывалась система чрезвычайных мер, направленных на ликвидацию голода. Постанов­лениями ВЦИК был снят налог с посевных площадей Нижнего и Среднего Поволжья, созданы центральная и местные комиссии по­мощи голодающим. Председателем Центральной Комиссии помощи был назначен Председатель ВЦИК РСФСР М.И.Калинин (т.е. высшее должностное лицо в государстве), а председателем Самарской губернской комиссии (Губкомголод) – председатель губисполкома В.А.Антонов-Овсеенко.

Решающее значение для спасения голодающего Поволжья имел сбор продналога в тех районах страны, которые не пострадали от засухи, особенно в губерниях центральной России и Сибири. В Тульской губернии, например, откуда собранный хлеб шел в Са­марскую губернию, местными властями была проведена большая разъяснительная работа. Состоялось около 2 тыс. собраний и митингов, 230 беспартийных крестьянских конференций, большими тиражами издавались листовки, организовывались рейсы агитавтомобилей и агитпоездов. Крестьяне губернии полностью сдали про­довольственный налог. Большая работа по сбору продналога по­стоянно контролировалась правительством.

По решению IX съезда Советов из-за неурожая общая сумма продналога по стране была уменьшена наполовину. Но зато он был собран полностью. В сентябре Самарская губерния получила более 2 млн пудов зерна. Было засеяно 440 тыс. десятин. К весен­нему севу было получено почти 2,8 млн пудов семян, засеяно 850 тыс. десятин.

В это тяжелейшее для России время на помощь к ней пришли другие советские республики, международная общественность, вы­дающиеся деятели культуры, различные неправительственные орга­низации. Большую помощь оказала Украина. Население Киева, Харькова, Одессы и других крупных городов принимало детей из Поволжья. Тоже самое происходило в Белоруссии и других республиках.

С призывами о помощи голодающим выступали такие крупней­шие деятели мировой культуры и науки, как А.М.Горький, А.Франс, А.Барбюс, Мартин Андерсен Никое, Альберт Эйнштейн, Т.Драйзер. Они и сами вносили для этого немало средств. Анатоль Франс, например, отдал на эти цели Нобелевскую премию 1921 г., М.А. Нексе содержал на свои средства детский дом в Самаре. Разно­образная помощь приходила от рабочих, солдат, моряков . раз­личных стран. В организации международной, помощи голодающим активное участие принял известный норвежский полярный исследо­ватель Ф.Нансен. Он резко выступал против политических спеку­ляций в связи с голодом. Осенью 1921 г. Ф.Нансен совершил поездку в Самарскую губернию, где масштабы голода резко воз­росли. Вот что сообщал об этой поездке на IX Всероссийском съезде Советов председатель Самарского губисполкома В.А. Антонов-Овсеенко: ";Его (Нансена) повезли недалеко от Самары в одну из волостей Дубовый Умет. Там более 1500 человек, опухших от голода. В селе Калывань умерло голодной смертью 423 чело­века. В Дубовом Умете умерло 145 человек за ноябрь месяц. Из 4000 лошадей осталось 125. Когда Нансен там побывал и через переводчика говорил с крестьянами, то женщины бросались ему в ноги, показывали своих истощенных детей и просили о помощи. И тогда заплакал этот человек, который не плакал перед лицом смертельных опасностей, который привык видеть смерть в глаза и не дрожать перед нею";. Эта жуткая картина голода, увиденная в Самарской Губернии, навсегда врезалась в его память, она его потрясла. ";Мне казалось, – говорил он, – что я-то уж знаю, ка­ково бороться с зимой, но тяжесть борьбы, идущей в Восточной России, превзошла все самые смелые предположения. Я заранее был готов увидеть страдания, смерть и человеческое горе. Но я и не предполагал, что увижу целые селения и даже провинции,где все только и живут в ожидании смерти – избавительницы. Я не был подготовлен к тому, что увижу мужчин и женщин, которые до­ведены голодом и страданиями до самых черных деяний (нередко были случаи, когда голодающие съедали не только кошек, собак и крыс, но и собственных детей). То, что мы видели, описать не­возможно... Пять недель прошло с тех пор, как я в приволжских степях видел обращенные ко мне огромные умоляющие глаза детей. Ради них и во имя милосердия обращаюсь я теперь к Вам, к об­щественности, а через Вас к правительствам. Давайте начнем действовать! Не то будет поздно!";

Призыв Нансена был услышан, и голодающему Поволжью была оказана широкомасштабная помощь. Ф.Нансен гордился тем, что Норвегия больше всех приложила усилий для борьбы с голодом в России. Норвежский комитет по борьбе с голодом собрал 875 444 крон, союз норвежских священников – 60 355 крон, студенты – 375 тыс. крон, норвежское правительство выделило 770 тыс. крон и представило кредит на 585 тыс. крон, государственные железные дороги сократили на 50% тарифы на перевозку продоволь­ствия, медикаментов и одежды. Был создан международный комитет рабочей помощи (Межрабпом), оказывали помощь общества Красного Креста некоторых стран и другие организации.

В обеспечении питания и детей, и больных взрослых приняла участие АРА (американская организация помощи). Всего продуктами питания снабжалось 768 тыс. детей, из них комитетами АРА – 273 тыс.

Русский народ, все россияне с глубокой благодарностью вспо­минают помощь американского народа.

Для оказания помощи голодающим была использована и такая исключительная мера, как изъятие церковных ценностей. 23 февра­ля 1922 г. по этому поводу был принят декрет ВЦИК. В церквах Самарской губернии было собрано более 170 пудов серебра, 3 фун­та золота, 328 бриллиантов, а также много других драгоценностей. Часть из них была реализована, и губерния получила весной 1922 г. за этот счет 32 вагона зерна. Это было спасением для тысяч людей.

Конфликт между государством и Православной церковью, не­смотря на неизбежную в тех условиях остроту, был разрешен. Пат­риарх Тихон и большинство православного епископата признали советскую власть. Как отмечает протоирей В.Цыпин, нэп создавал условия для построения правового государства, ";в котором Пра­вославная церковь могла занять принадлежащее ей место."; Этого, к сожалению, в тот период не произошло.

К концу 1922 г. губерния стала выбираться из тисков го­лода. Решающую роль в этом, как уже отмечалось, сыграла новая экономическая политика. Из 25 млн пудов семян для яровых посевов, выделенных по решению IX съезда Советов, самарские крестьяне получили до 10 мая 1922 г. более 2 млн пудов. Они делали все возможное и невозможное, чтобы провести весенний сев. В Бузулукском уезде, например, где весенний разлив рек уничтожил все переправы, все население вышло наводить новые. Не дожидаясь окончания работ, мешки с зерном переносили на руках. В 1922 г. валовый сбор хлеба в губернии составил 23782 тыс. пудов. Это означало ликвидацию голода. Покончено было, в основном, и с бандитизмом.

Последствия голода были тяжелыми. Сократились посевные пло­щади. Из 636 тыс. голов рабочего скота осталось 185 тыс., резко уменьшилось поголовье крупного рогатого скота, овец, свиней. Многие крестьяне, особенно бедняки, во время голода за бесценок продавали свои избы, инвентарь, надворные постройки.

Руководители губернии, местные советы энергично занимались ликвидацией последствий голода. Комиссия помощи голодающим бы­ла преобразована в комиссию по ликвидации последствий голода (Губпоследгол). Ее возглавил в конце 1922 г. новый председатель губисполкома Ф.И.Голощекин. Эта комиссия, губсоюз потребитель­ской кооперации и другие организации выделяли крестьянам креди­ты, за счет которых было закуплено 68 тыс. лошадей. К весне 1923 г. поголовье рабочего скота в губернии составило около 231 тыс. голов или 35% от уровня 1913 г. Но все-таки начиналось медленное восстановление хозяйства.

Важную роль в восстановлении сельского хозяйства играла на­логовая политика государства. Суть ее в годы нэпа заключалась в том, чтобы государственные органы руководствовались интере­сами поднятия сельского хозяйства, тщательно учитывали реальную платежную силу крестьянских хозяйств с учетом региональ­ных особенностей. В течение нескольких лет эта линия выдержива­лась достаточно твердо.

В 1923-1927 гг. в развитии торговли и кооперации в губер­нии были сделаны крупные шаги. В условиях ";военного коммунизма"; кооперация носила интегральный характер, т.е. все виды коопе­рации (потребительская, сельскохозяйственная, кустарно-промыс­ловая) были слиты. Преобладали распределительные функции. Те­перь начался процесс дифференциации кооперации и самостоятель­ного развития каждого из ее видов. Произошел переход к добро­вольному членству. С 1 октября 1923 по 1 октября 1925 г. число членов потребительской кооперации в городах возросло с 10 до 21 тыс. человек, а в сельской местности – с 42 до 87 тыс. Теперь люди вносили в кооперацию свои сбережения. Число членов коопе­рации непрерывно росло. Произошло объединение рабочей коопера­ции в городах с сельской потребкооперацией.

В течение 1922 г. в Самаре возникает сеть розничной тор­говли, в аренду частным лицам сдаются торговые помещения. В 1923 г. в руках частных торговцев оказывается более 90% роз­ничных торговых предприятий. Но затем происходит значительный рост кооперативной и государственной торговли. Возрождается роль Самары как крупнейшего торгового центра Поволжья и Рос­сии. В 1923-1925 гг. здесь развернули деятельность отделения трестов и синдикатов, в том числе Мосторга, Пензенского спичкотреста, Илецкого сольтреста и других. Возрождается также и хлеботорговля, в которой участвовали Средневолжское отделение госторга, хлебопродукт, губсоюз, госбанк, Средневолжский сель­хозбанк. Возросла роль банковских операций. Увеличилась доля зерна, идущего на экспорт. В самарских архивах хранятся доку­менты, подтверждающие, что цена за пуд самарской пшеницы была наивысшей на биржах Амстердама и Лондона.

В развитии торговли отражались серьезные противоречия, существовавшие в стране в годы нэпа. Начиная с 1923 года они проявились в виде ";ножниц"; в ценах на промышленную и сельско­хозяйственную продукцию. Из-за этого платежеспособность крестьян уменьшилась наполовину, а сельхозпродукция в городах не становилась дешевле. Здесь сказывались высокие накладные расходы всех видов торговли и слабость промышленности.

Осенью 1925 г. Поволжье, включая Самарскую губернию, за­няло третье место в стране по заготовкам хлеба после Северно­го Кавказа и Украины. Доля Поволжья в экспорте хлеба состави­ла 14,2%. По этому показателю оно заняло второе место после Северного Кавказа. Цены на хлебопродукты в 1924-1925 гг. и в последующие два года стабилизировались и приблизились к дово­енным. Они были даже несколько ниже (кроме пшеницы) цен в Центральном районе и на Украине.

Стабилизации хлебных цен способствовало снижение цен на металлоизделия, сельхозинвентарь, керосин, соль, мануфактуру, другие товары. Цены на керосин, например, за 1924-1925 гг. со­кратились в Самаре на 24% . Емкость крестьянского рынка возрос­ла. Резко увеличился спрос на потребительские товары. Приведен­ные данные показывают известную эффективность новой экономичес­кой политики в области сельского хозяйства. Однако обозначивша­яся проблема товарного голода могла быть решена лишь на базе продолжения начавшейся еще в конце XIX в. индустриализации страны.

В восстановлении сельского хозяйства и развитии торговли, как уже отмечалось, велика была роль кооперации. Наибольший успех ее деятельности в губернии приходится на 1925-1926 гг. В это время численность крестьянских дворов, входивших в раз­личные формы кооперации, достигла 187 тыс. из 382 тыс. дворов, насчитывавшихся в губернии.

Создавались семенные, животноводческие, машинные, кредит­ные товарищества, ТОЗы, сельхозартели. Губернский союз потре­бительской кооперации стал довольно сильной в экономическом отношении организацией. Он принимал участие в развитии сети школ, клубов. В Самаре регулярно выходил журнал ";Сеятель прав­ды";, содержащий полезную информацию для крестьян и целиком ориентированный на сельского читателя. Издавалась также газета ";Деревня";. В Самаре был открыт Дом крестьянина.

Конечно, урожайность зерновых к концу нэпа была ниже, чем в 1913 г. Урожай хлеба в 1925 г. составил 64,8 млн пудов. Все еще сказывались последствия засухи и голода. В то же вре­мя посевные площади почти сравнялись с довоенными. Вся посев­ная площадь Самарской губернии составляла в 1928 г. 2818 тыс. га (в 1913 г. 2950,0 тыс.га), посевная площадь зерновых – 2524,2 тыс.га (в 1913 г. 2950). Таким образом, была создана некоторая основа для подъема экономики губернии.

В течение 1921-1922 гг. государственные предприятия гу­бернии перешли на хозяйственный расчет. При этом шел процесс концентрации производства, совершенствовалась система оплаты труда. Летом 1921 г. на крупных предприятиях Самары было вве­дено коллективное снабжение. Фонд денежной и натуральной оп­латы устанавливался в зависимости от производственной програм­мы и производительности труда. Но это была очень несовершенная система, основанная на уравниловке в оплате труда. В конце 1921 – начале 1922 г. стала вводиться тарифная система опла­ты труда, учитывающая квалификацию работника. Концентрация производства сопровождалась жестким сокращением штатов. В же­лезнодорожных мастерских ст.Самара из 1400 рабочих осталось 150, на Трубочном заводе – всего 500 рабочих. В результате ре­организации из 347 государственных предприятий, подчиненных губсовнархозу (ГСНХ), в 1922 г. сохранилось только 125. На государственном снабжении и финансировании были только Трубоч­ный завод и некоторые другие крупные предприятия. Остальные объединялись в тресты или самостоятельно должны были покрывать свои расходы и зарабатывать прибыль.

С переходом к новой экономической политике государство стало проводить более гибкую линию по использованию частного капитала. На IV съезде совнархозов России в 1921 г. А.И.Рыков высказался в пользу разгосударствления ряда мелких и средних промышленных предприятий и передачи их отдельным обществам, кооперативам или отдельным лицам. Такой подход был очень ва­жен для губернии, так как большинство мелких предприятий без­действовали (около 80% мукомольных и почти 90% кожевенных). Период наибольшего развития аренды пришелся на 1922-1925 гг. В 1925 г. 48% мельниц в губернии находились в руках частных лиц. Доля частных предприятий в пищевой промышленности (1924 г.) составила 33%, в кожевенной – 19%, текстильной – 10%. Они по­лучили большое развитие и в сфере торговли.

Наиболее распространена была краткосрочная аренда (от трех до пяти лет). Исключение составляли крупные предприятия. По решению Самарского губэкономсовещания был сдан в аренду бывшему владельцу фон Вакано пивоваренный завод сроком на 12 лет. В начале 1923 г. было учреждено ";Жигулевское акционер­ное общество пивоварения"; с акционерным капиталом в 30 тыс. руб. Производство пива на заводе быстро росло. Он успешно конкурировал с государственными предприятиями, завозившими пиво в Самару. Это был пример удачной работы акционерного пред­приятия в стране.

2. Экономическое развитие края во второй половине 20-х годов.

Начало второй половины 20-х гг. все еще проходило под знаком расцвета нэповских принципов.

Принятые в начале нэпа законы защищали права частных вла­дельцев на движимое имущество, находившееся в их собственнос­ти, давали им определенные юридические гарантии. Центральные и местные органы политической и государственной власти высту­пали за экономические методы регулирования частного капитала с помощью цен, налоговой политики, качества продукции. Посте­пенно увеличивается выпуск промышленной продукции. На фабрики и заводы возвращались кадровые рабочие. Так, на Трубочном за­воде число их возросло с 400 человек в конце 1922 года до 1150 человек в 1927 году. К октябрю 1925 г. на заводах и фабриках губернии работали уже почти 9 тысяч человек. Рождались пер­вые рабочие почины – за экономию, за рационализацию производ­ства. На Трубочном заводе отличились заведующий мастерской М.Н.Королев, слесари А.А.Рыженков, Н.И.Камянов, М.В.Чепурнов, токари А.С.Маков, М.П.Задорнов. Меньше чем за год рабочие за­вода внесли 447 рационализаторских предложений. Около 200 из них были внедрены в производство.

Восстановительный процесс в крае в основном закончился в 1926 году. Так, по электростанциям и производству одежды и обуви это произошло уже в 1922 году, а по легкой промышлен­ности – в 1923 году. Но в винокуренной, спичечной и металло-обрабатывающей промышленности процесс восстановления закончил­ся в 1927 и 1929 годах. Были организованы две крупные государ­ственные строительные организации – Средневолжское управление государственной строительной конторы – ";Госстрой"; и хозрасчет­ное предприятие ";Губстрой";. Кустари объединились в отраслевые артели, которых в конце 1925 года насчитывалось 121.

Значительным событием в Самаре было окончание в 1927 году строительства здания управления Самаро-Златоустовской железной дороги по проекту П.А.Щербачева. Построенное всего за два года, представительное, крупномасштабное, тщательно отделанное первое общественное здание Самары советского периода явилось примеча­тельным событием в архитектурной истории города..

Продукция фабрично-заводской промышленности в 1927 и 1928 гг. превысила плановые наметки. Производство зерна коле­балось на уровне чуть выше довоенного. Поголовье скота увели­чивалось примерно на 5% в год. Проводилось землеустройство. Возникали сельхозартели, товарищества, коммуны. Увеличивался тракторный парк в селе. В 1922 году в губернии было 39 тракторов, в 1924-1925 гг. их стало 440, в 1926 году их число увеличилось до 740.

Однако примерно с 1926 г. начался процесс вытеснения част­ников из промышленности и торговли. Наметился процесс свертыва­ния нэпа. К 1928 г. в руках частников в губернии осталось все­го 37 мельниц мощностью 90-200 тыс. пудов в год. Мощность госу­дарственных мельниц составляла от 500 до 1500 тыс. пудов. Ста­ло сокращаться число пищевых, кожевенных и других частных предприятий. Внесение чисто политических моментов, конечно, мешало развитию экономики. Борьба с частным предпринимательст­вом смешивалась с борьбой против рыночных методов ведения хо­зяйства вообще. А это подрывало материальную заинтересован­ность и в предприятиях государственной формы собственности.

В мае 1928 года создается Средне-Волжская область – круп­ный экономический район на базе Самарской, Оренбургской, Пен­зенской и Ульяновской губерний с центром в Самаре. В состав области вошел и Мордовский округ. На его базе позднее была создана автономная область и затем республика. В 1928 г. был разработан первый пятилетний план развития промышленности об­ласти, по которому намечалось увеличить объем продукции за пять лет на 270,1%.

К концу 1929 года были достигнуты первые крупные успехи в развитии промышленности Средне-Волжского края. Вошли в строй все старые производственные мощности, велось новое капитальное строительство, повысились темпы роста промышленного производ­ства. Начавшаяся разведка полезных ископаемых установила, что край имеет большие запасы высококачественных бурях железняков в Орско-Халиловском районе и сланцев в Кашпире и Большом Сыр­те.

Появились предпосылки для развития горнодобывающей метал­лургической промышленности, для расширения топливно-энергетической базы края. Руководство области внесло в ВСНХ и Госплан предложения о значительном повышении темпов индустриализации, включения в план развития края металлургической и сланцевой промышленности.

Крайне сложная ситуация сложилась к концу 20-х годов в сельском хозяйстве. Его коллективизация не была тщательно про­думана, проводилась торопливо. Как это не раз бывало в России, она осуществлялась ";сверху";, не имея широкой поддержки ";снизу";. Не была создана не только юридическая база, но и не продуманы важнейшие вопросы (например, о том, что обобществлять).

Средневолжский край был отнесен к первой группе зерновых районов и должен был завершить коллективизацию осенью 1930 г. или весной 1931 г. Такая торопливость вызвала тяжелые послед­ствия. Конечно, это не соответствовало заданиям первого пяти­летнего плана по коллективизации, которые были весьма умерен­ными. В ряде зерновых районов местные руководители выступили с инициативой создания ";районов сплошной коллективизации";. Так было в Чапаевском районе Средневолжского края. Идея сплошной коллективизации была одобрена крайколхозсоюзом. К сентябрю в районе было создано 500 обобществленных хозяйств, из них 461 ТОЗ (товарищества по совместной обработке земли), 34 артели и 5 коммун. Это составляло 64% хозяйств от всех имеющихся в рай­оне. Районами сплошной коллективизации становились также Кинель-Черкасский, Большеглушицкий и некоторые другие. Всего с июня по октябрь 1929 г. число колхозов в крае возросло с 2812 до 3568, а число хозяйств в них – с 50,4 тыс. до 112,5 тыс., а в целом коллективизация составила 8,5%. На Средней Волге предпо­лагалось иметь 40 таких районов. Конечно, это было форсирова­нием коллективизации, идущим сверху. Но без поддержки снизу ускорить ее было невозможно.

В то же время в действиях крестьянской бедноты проявля­лись и неприятие нэпа, и настроения уравнительности, и пря­мое нарушение действующих законов.

Множились выступления против коллективизации. ";Наверх"; поступали сотни писем с жалобами крестьян на перегибы и на­рушения законности при организации крестьянских хозяйств. Письмами и жалобами дело не ограничивалось. Только в 1929 г. было совершено 180 террористических актов в крае (убийств, поджогов, нападений на представителей власти, сельских ак­тивистов).

Тем не менее к концу 1931 г. в коллективных хозяйствах края состояло 82,5% крестьянских хозяйств, имелось 260 сов­хозов, 117 машинно-тракторных станций, в которых работали 11 тыс. тракторов.

Одним из противоречий нэпа было то, что восстановление и развитие народного хозяйства не сопровождалось изменения­ми в политическом строе, развитием демократии, в том числе в самой правящей партии.

3. Народное образование и культурная жизнь

Возрождение экономики края, нормализация жизни привлек­ли за собой оживление научной и культурной жизни, развитие народного образования. Декрет Совнаркома от 26 декабря 1919 г. ";О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР"; положил начало широкому движению за всеобщую грамотность. Это было очень сложным делом: почти две трети жителей губернии не уме­ли ни читать, ни писать. В октябре 1921 г. в Самаре действо­вало 25 школ ликбеза, в которых занималось 300 человек, к марту 1922 г. таких школ стало 46. Конференция рабочих завода им.Масленникова постановила: ";всем рабочим рекомендовать ис­пользовать всякую представленную им возможность учиться... принять все меры к тому, чтобы на заводе не осталось ни од­ного безграмотного рабочего";.

Тяга к знаниям была велика. 7 января 1924 г. в Самаре со­стоялось первое организационное собрание общества ";Долой не­грамотность";. Проводились вечера ";За грамоту";, торжественно открывались новые школы и ликбезы. Увеличился спрос на книги и журналы.

В Самаре и губернии открывались новые клубы, библиотеки, на окраинах – избы-читальни. Росли бюджетные ассигнования го­рода на образование и культуру. Самарцы оказали огромную по­мощь сельским районам в развитии школьной сети. Уже весной 1924 г. в губернии действовало свыше 1300 школ, в которых обу­чалось 150 тыс. человек. При городских, районных и сельских Советах активно работали группы содействия ликвидации негра­мотности. Проводились смотры работы школ, организовывалось массовое шефство грамотных над неграмотными.

Весьма острой была в 20-е годы проблема кадров высшей квалификации для народного хозяйства, культуры и здравоохра­нения. Такие кадры в 20-е годы готовили всего два вуза: Самар­ский государственный университет (1918-1927 гг.) и Сельскохо­зяйственный институт. К концу 1920 г. в университете было пять факультетов: медицинский, физико-математический, историко-филологический, агрономический, рабочий. Быстро росло число студентов. К концу января 1919 г. на историко-филологическом факультете обучалось 843 студента, на медицинском – 796, на факультете естествознания – 370, а всего – 2009 человек. В 1921 г. в университете было 2626 студентов. Профессорско-преподавательский состав был высококвалифицированным: один из создателей педагогической психологии в России, первый ректор университета профессор А.П.Нечаев; видный историк русской литературы академик В.Н.Перетц; известные филологи и линг­висты – будущий академик А.П.Баранников, профессора В.П.Адрианова-Перетц, В.И.Тарасов, А.В.Багрий; известные историки П.А.Преображенский, С.Я.Лурье, Н.П.Грацианский, В.В.Гольмстен, С.А.Хованский (кандидат естественных и исторических наук), П.Ф.Преображенский, М.Н.Тихомиров (позднее он станет профессором Московского университета и академиком АН СССР).

Профессорами медицинского факультета были: П.М.Никифоровский – видный физиолог, ученик И.П.Павлова; В.В.Гориневский – гигиенист и теоретик физического воспитания, невропа­толог А.А.Корнилов, патологоанатом Е.Л.Кавецкий.

При Самарском университете активно работали научно-ис­следовательские институты: анатомии, гистологии, гидробиоло­гии, дошкольного воспитания, астрономическая обсерватория. Были образованы научные общества: историко-филологическое, экспериментальной педагогики, археологии и этнографии, ес­тествознания, медицинских врачей, физико-математическое.

Общество медврачей, которым руководил Е.Л.Кавецкий, в 1922-1925 гг. занималось изучением наиболее эффективных мер борьбы против малярии и туберкулеза. Важное общественно-на­учное значение имели труды профессора М.К.Гремячкина ";Клини­ка и терапия сыпного тифа";, ";Классификация нефритов";, про­фессора П.В.Занченко ";Об острой желтой атрофии печени";, про­фессора Н.В.Белоголовова ";К вопросу о ларингостомии";.

На собраниях отделения Всероссийской ассоциации инжене­ров горячо обсуждались доклады Д.Г.Саутина ";О современном состоянии Самарского водопровода и о мерах его улучшения";,

Л.Б.Сурвилло ";Двигатели Дизеля: исследование причин неисправностей, полома и аварий при их работе"; и другие.

Кропотливо изучало родной край Общество археологии, исто­рии, этнографии и естествознания (в 1919-1921 гг. председате­лем общества был профессор С.А.Башкиров, в 1922-1923 гг. – ректор университета Н.П.Фридолин, в 1923-1928 гг. – профессор В.П.Арапов). Члены общества провели геологическое исследование дна р.Самара, торфяников в Самарском и Мелекесском уездах, ар­хеологическое обследование почти всей территории Самарского края, вели раскопки курганов, стоянок и городищ. Весной 1929 г при обществе (Садовая, 45) был открыт Археологический музей.

Историческая комиссия Общества археологии, истории, этнографии и естествознания – ОАИЭИЕ (Г.А.Лучинский, С.А.Хованский) провела большую работу по изучению архивных документов, сбору и обработке материалов по истории колонизации Самарского края, истории городов и сел губернии. Этнографическая комиссия (А.П. Баранников, В.П.Адрианова, В.Н.Перетц, Д.Ф.Богданов, Ф.Т.Яков­лев и др.) составляла диалектологическую и этнографическую карты губернии, организовала этнографические экспедиции в от­даленные села, записывала песни, частушки, предания, поверия народов края, собирала образцы одежды, орудия труда, предметы быта, изучала состояние народных промыслов.

При обществе была библиотека, музей, художественная сту­дия, этнолого-археологические курсы. П.А.Преображенский опуб­ликовал ";Очерк истории Самарской губернии";, ";Очерки колониза­ции Самарского края";.

В.В.Гольмстен опубликовала несколько статей по различным вопросам древнейшей истории Самарского края: ";Археологические памятники Самарской губернии";, ";Доисторическое прошлое Самар­ского края"; и другие. Заслуживают внимания доклады Н.А.Архангельского ";Из истории Самары первой половины XIX века";, В.Н. Перетца ";К вопросу о датировке меднолитных предметов культа";, М.Н.Тихомирова ";Рукописи Иргизских монастырей";, статья ";Самара в первой половине ХVII века";.

Самарская губерния оказалась одной из наиболее пострадав­ших и разрушенных гражданской войной. Недород в 1920 г. и го­лод 1921-1922 гг., а затем засуха 1924 г. ";не давали никаких возможностей ввести планомерность в строительство народного хозяйства Самарской губернии";. Обостряются финансовые труднос­ти, резко ухудшается материальное положение университета. Губисполком был вынужден ";ходатайствовать перед Главпрофобром о взятии университета на госбюджет или о временном закрытии его";.

До 1927 г. шла тяжелая борьба за сохранение вуза. Несколь­ко раз помощь оказывали благотворительные организации: Россий­ский Красный Крест, Американская администрация помощи. Шведское общество Красного Креста, общество русских эмигрантов в Харби­не, ";Европейская студенческая помощь";. В Самаре проводились ";Недели помощи университету";. Но всего этого, конечно, было недостаточно. Без материальной поддержки государства сущест­вование университета стало невозможным, и он был закрыт. Еще раньше были закрыты университеты в Астрахани, Симбирске, Ярос­лавле.

Однако деятельность университета не прошла бесследно. Университет окончили несколько тысяч жителей Самарской губер­нии и соседних регионов. Бурный рост высшей школы в 30-е годы был бы невозможен без созданных университетом научно-исследо­вательских и медицинских учреждений, без собранных и подготов­ленных им научно-исследовательских кадров, библиотечных фондов.

Несмотря на огромные трудности и потери, в 20-30-е годы создавались новые библиотеки, клубы, избы-читальни. В октябре 1925 г. в Самарском крае действовало 397 библиотек, постоян­ными читателями которых было 67 тыс. человек, 51 клуб, 289 изб-читален, которые посещали до 200 тыс. человек.

Важную культурно-просветительную и научно-исследователь­скую работу вели музеи. В 1925 г. в Самаре действовали губерн­ский научный музей, Историко-революционный, Музей учебных по­собий, Криминальный, музей Общества археологии, истории, этно­графии и естествознания.

Заметен был вклад в общественную жизнь края самарских писателей. В январе 1921 г. при губполитпросвете был создан литературный отдел (ЛИТО), который возглавил известный писа­тель Н.А.Степной (Афиногенов). В Самаре издавался журнал ";По­низовье"; (редактор А.С.Неверов), проводились литературно-худо­жественные встречи.

В декабре 1922 г. было образовано ";Слово"; – Самарское ли­тературное общество. ";Слово"; проводило литературные ";Среды";, на которых читались произведения местных авторов и приезжих писа­телей. Литературно-художественные чтения пользовались большой популярностью у жителей Самары. За 1923-1924 гг. их посетило более 10 тыс. человек. В начале 1925 г. ";Слово"; вошло в Ассоциацию пролетарских писателей и объединяло почти все литературные силы губернии. В это время появилось много книг, горячо при­нятых читателями. Такие произведения, как ";Гуси-Лебеди";, ";Таш­кент – город хлебный";, ";Андрон Непутевый"; А.С.Неверова, ";Страна родная"; Артема Веселого (Н.И.Кочкурова), ";Большая Каменка"; А.Я.Дорогойченко, стихи А.В.Ширяевца (Абрамова), Н.Ф.Жоголева вошли в общероссийский фонд литературы.

В конце 1920-х годов в Самаре жил П.Ф.Нилин (1908-1981) – самобытный прозаик, автор повестей и рассказов ";Испытательный срок";, ";Жестокость";, ";Знаменитый Павлюк"; и других произведе­ний, прочно вошедших в историю отечественной литературы XX в. В Самаре он работал журналистом в газете ";Средне-Волжская ком­муна";.

В январе 1929 г. было создано Средневолжское отделение об­щества крестьянских писателей. В него входили 40 начинающих литераторов. Издавался журнал ";Штурм";. Позднее был организован выпуск ежемесячного журнала ";Волжская новь";.

Оживилась деятельность художников. В середине 1924 г. ор­ганизовалось ";Общество пролетарских художников";, главной целью которого была пропаганда изобразительного искусства. Общество устраивало еженедельные студийные вечера, обсуждение вопросов искусства, картин местных художников, рисования с натуры. Для удовлетворения все возрастающего интереса к живописи, наряду с уже существовавшим художественным техникумом, по инициативе Общества в 1924 г. было создано несколько художественных курсов.

В 1925 г. коллектив самарских художников, состоящий из 35 человек, вступил в Ассоциацию художников России (АХР). Они ак­тивно откликались на многие события общественно-художественной жизни. Увеличилась посещаемость художественного музея, реорга­низованного в 1924 г. и получившего пополнение фонда из Москвы и Ленинграда. Выставка художников в мае 1925 г. привлекла бо­лее 4 тыс. посетителей. Большой резонанс в культурной жизни Са­мары вызвала первая государственная выставка картин в октябре 1925 г. Ее посетило более 9 тыс. человек.

По количеству выставок и представленных на них экспонатов Самара занимала в то время одно из первых мест. Демонстрация картин, скульптур и рисунков, передвижные выставки, работавшие в уездах и в воинских частях, играли важную роль в пропаганде изобразительного искусства, помогали самарским художникам в их творческом росте. Их произведения экспонировались в 1926 г. в Москве на Всесоюзной выставке ";Быт и труд народов СССР";.

В Самаре в начале 20-х годов было три театра: городской, имени К.Маркса, и ";Пушкинский";, работал цирк. С 1922 г. в зимнее время функционировали ";маленькие"; театры – миниатюр, гротесков, балетных и концертных номеров. В первых спектаклях, поставленных в Театре имени К.Маркса в 1921-1923 гг. выступали известные пев­цы Г.Пирогов, В.Петров, М.Куренко-Гонцова, Б.Дориани.

Весной и летом 1924 г. крупными событиями в театральной жизни Самары были гастроли 2-й и 3-й студий МХАТ; В.Н.Давыдова, А.В.Неждановой, актеров бывшей ";Александринки";, приезд Айседо­ры Дункан. В 1926 г. была организована сезонная опера.

Важное место в культурной жизни Самары занимал музыкаль­ный техникум, которым руководил Д.М.Осипов. Он готовил ор­кестровых музыкантов, дирижеров, преподавателей музыки. В классах фортепиано, скрипки, виолончели, пения, теории и гар­монии, истории музыки, смешанного и струнного ансамбля в 1924-1925 учебном году занималось 335 человек.

Вопросы и задания

1. Какова причины тяжелейшего экономического положения края в начале 20-х гг. XX века?

2. Какими мерами преодолевались разруха и голод в 1921-1923 гг.?

3. Каковы формы и методы осуществления новой экономической политики на территории Самарского края?

4. Какие промышленные предприятии были сооружены в губернии ) на рубеже 20-30-х гг. XX века?

5. Рассказы о причинах и следствиях начала коллективизации сельского хозяйства края.

6. Как развивалось народное образование края?

7. Какую роль играл Самарский государственный университет (1918-1927 гг.) в научной и культурной жизни Среднего Поволжья?

8. Назовите известных ученых Самарского края 20-х гг.

9. Расскажите о краеведческих исследованиях 20-х годов.

10. Расскажите о литературной жизни Самарского края (А.С.Не­веров, А.В.Ширяевец, Н.И.Кочкуров, А.Я.Дорогойченко и др.).

Лекция четырнадцатая

САМАРСКИЙ КРАЙ В 30-Е ГОДЫ

Идеальный образ культурного государства

Это сохранять, обогащать и улучшать

наследство, данное прошлым, как

неотплаченный подарок.

Юрий Бондарев.

План

1. Изменение административных границ.

2. Индустриальное развитие края.

3. Строительство и архитектура.

4. Сельское хозяйство.

5. Наука, образование.

6. Культурная и общественно-политическая жизнь.

Литература

– Годы и события. Хроника (к 150-летию Самарской губернии). Том П. 1921-2000. – Самара, 2000.

– История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XX век (1918-1998). – М., 2000.

– Самарская летопись: Очерки истории Самарского края с древней­ших времен до наших дней: в 3 кн. – Книга третья: Самарский край в XX веке (1918-1996 гг.). – Самара, 1997.

– 150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Ответ. ред. Г.И.Чудилин. – Самара, 2000.

Самарское Поволжье в XX веке. Сборник материалов и документов. Колл. авторов. Ред.: Кабытова Н.Н., Xpaмков Л.В. Самара. 2000.

1. Изменения административных границ.

На рубеже 20-30-х годов происходят изменения в администра­тивном делении многих регионов страны. В мае 1928 года Самара становится центром Средне-Волжской области – крупного экономи­ческого района РСФСР на базе Самарской, Оренбургской, Пензен­ской и Ульяновской губерний. Но уже II октября 1929 года, в связи с образованием в ее составе Мордовской автономной облас­ти, была переименована в Средне-Волжский край. Административные преобразования продолжались и в дальнейшем. В конце 1935 года из Средне-Волжского края выделилась Оренбургская область. 27 января 1935 г. Самара была переименована в Куйбышев, а Средне-Волжский край – в Куйбышевский край. 5 декабря 1936 г. край был переименован в Куйбышевскую область. 26 сентября 1937 года из Куйбышевской области в вновь образованную Тамбовскую область были переданы 21 район и город Пенза. В феврале 1939 года семь районов и город Кузнецк из Куйбышевской области перешли в состав вновь созданной Пензенской области. В январе 1943 года была образована Ульяновская область. Ей были переданы 24 рай­она и города Ульяновск и Мелекесс (ныне Димитровград). С тех пор границы области неизменны.

2. Индустриальное развитие края

В 30-е годы в Самарском крае создается значительный индуст­риальный потенциал.

К 1928 году в области был в основном восстановлен довоен­ный уровень промышленного производства. Тогда же разрабатывает­ся план развития промышленности области, по которому намечалось увеличить объем продукции за пять лет на 270,1%. К началу 1930 года вошли в строй все старые производственные мощности, велось новое капитальное строительство, повысились темпы роста промыш­ленного производства. Начавшаяся разведка полезных ископаемых установила, что край имеет значительные запасы высококачествен­ных бурых железняков в Орско-Халиловском районе и сланцев – на Кашпире и Большом Сырте.

Появились предпосылки для развития горнодобывающей, метал­лургической промышленности, для расширения топливно-энергетической базы края.

Созданная весной 1930 года ВСНХ СССР специальная комиссия под руководством В.В.Куйбышева, подготовила новый вариант пяти­летнего плана развития народного хозяйства Средне-Волжского края, по которому объем капитальных вложений в промышленность был увеличен в пять раз, их основная часть направлялась в тя­желую промышленность. Объем валовой продукции промышленности было намечено увеличить в 6 раз, а ее удельный вес в валовой продукции народного хозяйства края поднять до 47% к концу пятилетки.

С начала 30-х годов в области велась реконструкция действую­щих предприятий металлообрабатывающей, текстильной, швейной и пищевой промышленности. Одновременно усиливалась подготовка к широкому строительству.

К 1932 году в крае было построено и введено в эксплуатацию 65 новых предприятий, что позволило увеличить объем продукции по сравнению в 1928 годом в 3,5 раза.

Очень остро стояли вопросы подготовки технически грамот­ных рабочих и инженерно-технического персонала. В 1929-1931 годах сложилась система рабочего образования, состоявшая из школ фабрично-заводского ученичества, краткосрочных курсов на производстве и школ молодежи. В июне 1932 года создаются курсы технического минимума для рабочих, курсы мастеров для передови­ков производства. Повышению технического уровня рабочих способствовала техническая пропаганда (технические эстафеты, научные и технические конференции и т.д.).

Для подготовки инженерно-технических работников в 1930-1931 годах в Самаре были открыты шесть высших технических вузов: строительный, химический, энергетический, плановый, геологораз­ведочный, механический, начали работать 20 рабочих факультетов и несколько десятков техникумов. За годы второй пятилетки они выпустили 2218 специалистов высшей квалификации, несколько ты­сяч специалистов подготовили техникумы края. На предприятия Среднего Поволжья прибыл также большой отряд инженеров и техников, окончивших вузы и техникумы в других областях страны.

В годы второй пятилетки край намечалось превратить в ";район развитого транспортного машиностроения, электрохимичес­кой промышленности, нефтепереработки и развитой промышленности по переработке сельскохозяйственного сырья, развернуть строи­тельство Халиловского металлургического завода и Блявинского комбината цветной металлургии";.

Госплан наметил вложить в тяжелую и легкую промышлен­ность края за годы второй пятилетки 1 млрд. 319 млн. рублей. Основными стройками пятилетки стали районные ТЭЦ в Куйбышеве и Орске, три сланцевых рудника в Кашпире и Общем Сырте, рудник и металлургический завод в Халилове, карбюраторный завод в Куйбышеве, мясокомбинаты в Орске и Куйбышеве, сахарные заводы в Каменском и Тимашеве, соляная шахта в Илецке и другие предприятия.

Для осуществления такого строительства необходима была серьезная топливно-энергетическая база. В 1931-1936 гг. в крае была увеличена добыча сланцев, усилены поиски промышленных запасов нефти. Первые тонны волжской нефти были получены в ап­реле 1936 года бригадой бурового мастера Н.С.Солдатова на скважине № II, а 1 октября 1936 года бригада мастера А.А.Аванесова при освоении скважины № 8 в районе Сызрани получила промыш­ленную нефть с дебитом полторы тонны в сутки. И уже через год добыча нефти в области приобрела промышленные масштабы. Было положено начало созданию на огромных пространствах, расположен­ных между Волгой и Уралом, одного из крупнейших нефтедобывающих районов страны.

Энергетическая мощность увеличивалась путем строительства небольших электростанций, в том числе Кузнецкой, Оренбургской и Сызранской, расширения Куйбышевского энергокомбината. Развер­нулись подготовительные работы к началу строительства Куйбышев­ской ГЭС. Однако осуществлению проекта помешала Великая Отечест­венная война.

В середине 30-х годов повысились темпы развития производст­ва строительных материалов края. В 1935 г. был введен в экс­плуатацию Куйбышевский толерубероидный завод, ежегодно выпус­кавший 575 тысяч рулонного толя, около 40% общесоюзного произ­водства мягкой кровли. Вошли в строй новые кирпичные заводы в районе Безымянки, Первомайский и Батракский асфальтовые за­воды и другие предприятия.

К концу 1934 года был построен карбюраторный завод (позд­нее завод автотракторного электрооборудования имени А.М.Тара­сова). А в 1935 году вступил в строй завод запасных частей для железнодорожного транспорта. В эти же годы был построен Алексеевский серный завод, начато строительство Водинского серного завода.

В январе 1935 года впервые в стране на Самарском станкоза­воде были изготовлены станки для холодной распиловки металла. Такие станки раньше ввозились из Германии. 25 ноября 1935 г. был создан трест Востокнефть, 8 декабря того же года начал давать продукцию завод им. В.В.Куйбышева (позднее – 9 ГПЗ).

На 30-е годы приходится значительный рост легкой и пищевой промышленности края. Были реконструированы грубосуконные и швейные фабрики. Строились новые хлебозаводы, молочные, комбикормовые заводы. Была проведена коренная техническая ре­конструкция Средневолжского станкостроительного завода, Куй­бышевской швейной фабрики ";Красная звезда";, завода имени Мас­ленникова. Был построен молочный завод и переоборудованы паро­вые мельницы города. Куйбышев становится крупным центром маши­ностроения и станкостроени