Главная > Документ


Е.Н. Грекова

Становление окружной судебной системы в Сибирском крае в середине 1920-х гг. (на примере Томского округа)

Современная система судебных органов в России сложна и многофункциональна. Существующие в ней проблемы и определенные сложности невозможно понять, исходя только из анализа современной ситуации. Необходимо изучать основные события, влиявшие на судебную систему и судебную практику в прошлом. Кроме того, изучение не только центральных судебных органов, но и местных, дает более точное и целостное представление об особенностях судоустройства и судопроизводства.

В мае 1925 г. было обнародовано Постановление ВЦИК РСФСР, которое вводило окружное административно-территориальное деление. В соответствии с этим Постановлением был образован Сибирский край с центром в Ново-Николаевске, в состав которого вошли Омская, Алтайская, Ново-Николаевская, Томская губернии1.

Сибирский край в середине 1920-х гг., несмотря на свою отдаленность от центра, представлял собой активно развивающийся регион, но в результате проводимой государством репрессивной политики здесь скапливалось огромное количество людей, так или иначе не устраивавших государственную власть. Считалось, что эти реакционно-преступные силы требуют повышенного внимания. Существовавшая в тот период судебная система в составе Верховного Суда РСФСР, губернских судов и народных судов не справлялась с огромным количеством дел. В результате потребовалось внести изменения в сторону расширения судебной системы: губернские суды заменялись краевыми и окружными судами.

Становление окружной судебной системы в Сибирском крае – это длительный процесс, начавшийся в 1925 г. и завершившийся только в 1927 г. В качестве переходного этапа к новой судебной системе следует рассматривать создание судебно-кассационных сессий краевого суда.

В ноябре 1925 г. для осуществления судебно-кассационных функций, возлагавшихся ранее на губернские суды, в Сибирском крае были образованы пять судебно-кассационных сессий, по числу созданных округов.

Томская постоянная судебно-кассационная сессия Сибирского краевого суда, образованная согласно «Положению о судоустройстве Сибирского края» от 23 ноября 1925 г., начала действовать с
1 декабря 1925 г. в пределах Томского округа2. В ведении Томской сессии также были Кузнецкий и Ачинский округа.

Переход от губернского суда к судебно-кассационной сессии краевого суда сопровождался ликвидацией инструкторско-ревизионного отделения, бухгалтерии, нотариального отделения, коллегии защитников. Сессия, в свою очередь, включала 2 отдела – уголовный и гражданский, в каждом из которых было по 2 отделения – судебное и кассационное3. Она состояла из членов краевого суда, назначаемых Пленумом крайсуда. Один из членов краевого суда назначался председателем судебно-кассационной сессии.

В качестве суда первой инстанции судебно-кассационная сессия рассматривала гражданские и уголовные судебные дела, которые передавались ей краевым судом. По особому предложению президиума или пленума краевого суда сессия проводила ревизии и инструктирование судебно-следственных органов4.

Как кассационной инстанции ведению сессии подлежали жалобы на приговоры, решения, вынесенные народными судами в рамках определенной территории, а также она должна была обеспечивать единство судебной практики, установливать единообразное применение и понимание закона всеми народными судами. Для этого сессии законодательно было предоставлено право отмены приговоров, выносимых нарсудами5.

Закрепленные в законодательстве положения, регулирующие судопроизводство, нередко нарушались на практике. Например, в Томской постоянной судебно-кассационной сессии, как и в других, происходили постоянные нарушения в области оформления судебно-следственной документации. Причиной этого часто являлись безграмотность и слабая профессиональная подготовка судебного состава сессии.

После обнародования нового Положения о судоустройстве РСФСР, принятого 3-й сессией
XII созыва ВЦИК РСФСР 19 ноября 1926 г., начался процесс образования окружной судебной системы6. В Томском округе замена Томской судебно-кассационной сессии окружным судом произошла 1 апреля 1927 г.

Окружной суд помимо тех полномочий, которые были у судебно-кассационной сессии, приобрел ряд новых. Томский окружной суд являлся кассационной инстанцией для дел, рассматриваемых в участковых судах, контролировал работу подведомственных ему органов юстиции и общественных судов7. Он входил в систему судебных органов Народного комиссариата юстиции РСФСР и непосредственно руководствовался в своей деятельности постановлениями, указаниями, распоряжениями и инструкциями Наркомата юстиции, Верховного Суда РСФСР и Сибирского краевого суда.

В состав суда входили председатель, два его заместителя и члены суда. От кандидатов в члены окружного суда требовался двухлетний стаж практической работы в должности народного судьи или члена трибунала.

Структура окружного суда, в отличие от ранее существовавшей судебно-кассационной сессии, была расширена: помимо уголовного и гражданского отделов с их судебными и кассационными отделениями появились административный (общий) отдел в составе финансового и хозяйственного подотделов и инструкторско-ревизионный отдел8.

В составе окружного суда создавался пленум, который являлся руководящим и контролирующим органом в отношении судебных органов округа. Он обсуждал и утверждал планы работы окружного суда, отчеты о работе низовой судебной системы округа, рассматривал отчеты о выполнении постановлений и указаний вышестоящих органов юстиции, проводил изучение различных категорий дел в целях обеспечения единства судебной практики. Президиумы из-за малочисленности состава этих судов не образовывались, их функции выполнял пленум.

Возникавшие в деятельности окружного суда и подведомственных ему органов (нотариальные конторы, коллегии защитников и т. д.) вопросы, связанные с неясностью или неполнотой действующих законов, после предварительного обсуждения на пленуме окружного суда подлежали представлению на рассмотрение и разрешение пленума краевого суда9.

В случае разногласий председателя окружного суда с решением пленума по всем вопросам, кроме вопросов, касающихся отмены в порядке надзора приговоров и решений народных судов, вопрос передавался на разрешение краевого суда или окружного исполкома по принадлежности. При окружном суде состояли старшие следователи, которые осуществляли предварительное следствие: предъявление обвинения, допрос обвиняемого, составление обвинительного заключения10.

Следует заметить, что дела, подлежавшие рассмотрению окружных судов по Уголовному кодексу РСФСР, можно условно разделить на следующие группы:

  • контрреволюционные преступления;

  • должностные преступления;

  • тяжкие преступления, совершенные против личности и имущества.

В свою очередь, под контрреволюционными преступлениями понимались наиболее «тяжкие» преступления, направленные против социалистического режима (террористические акты, сокрытие излишков хлеба, противостояние кулаков и т.п.). Такие дела были подведомственны окружным судам только с разрешения Сибирского краевого суда. Другой особенностью рассмотрения этих преступлений являлось то, что суд был полностью подчинен решению политических органов.

Окружной суд боролся также с должностными преступлениями: бюрократизм отдельных работников советского аппарата, проявления административного произвола, взяточничество, халатное отношение к своим обязанностям и другие. Однако наибольшее количество дел приходилось на преступления против личности и имущества (грабежи, хулиганство, убийства и т.п.).

Необходимо отметить, что окружные суды в своей деятельности рассматривали и ряд других преступлений в хозяйственной, имущественной областях и т.д. Нередко через них проходили дела, подсудные народным судам. Если говорить в целом, то судебная деятельность окружных судов сыграла значительную роль в борьбе с уголовной преступностью.

Следует сказать, что, несмотря на затянувшийся процесс становления судебно-окружной системы, как в Томском округе, так и в других округах, новая судебная система сыграла, несомненно, положительную роль. Главная задача властей – нормализовать и структурировать судебные органы Сибирского края путем введения Постоянных судебно-кассационных сессий краевого суда, а потом и окружных судов для активизации борьбы с преступностью была достигнута.

Примечания

1 Собрание узаконений и постановлений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР (СУ). 1925. № 89. Ст. 651.

2 Там же. № 82. Ст. 619.

3 Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-224. Оп. 3. Д. 19. Л. 16.

4 Там же. Ф. Р-225. Оп. 1. Д. 19. Л. 10.

5 Там же. Ф. Р-224. Оп. 1. Д. 19а. Л. 347.

6 СУ. 1926. № 85. Ст. 624.

7 Угроватов А.П. НЭП и законность (1921-1929). М., 1997. С. 45.

8 ГАТО. Ф. Р-224. Оп 3. Д. 14. Л. 325.

9 Кожевников М.В. История советского суда 1917-1956 годы. М., 1957. С. 224.

10 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1928. Ст. 109.

А.А. Иванов

Органы студенческого самоуправления в

Императорском Томском университете: к истории землячеств

(конец XIX – начало XX в.)

Одной из форм студенческой самоорганизации в дореволюционных российских университетах были землячества1. Особое распространение землячества получили в Императорском Томском университете, куда приезжала учиться молодежь практически из всех губерний Российской империи. При открытии первого Сибирского университета ему было разрешено принимать в студенты выпускников духовных семинарий. Таким правом пользовались в то время в России лишь физико-математический факультет Варшавского университета и ветеринарные институты. Но поступать разрешалось лишь тем из них, кто заканчивал семинарию по первому разряду, т. е. с отличием. Тем не менее, в Томский университет приезжали поступать воспитанники семинарий со всей России и Сибири. Ежегодно около сотни человек. Так, в 1888 г., когда университет открылся для занятий, на единственный в то время медицинский факультет было подано 236 заявлений, а на 1-й курс было зачислено 72 студента. Среди них, наряду с 30 гимназистами, было 40 воспитанников 18 духовных семинарий, в основном из европейской России2. Такая же картина наблюдалась и в последующие годы.

Приезжавшие на учебу в Томск молодые люди, естественно, группировались по земляческому признаку. В далекую Сибирь в первую очередь решались ехать те, кто имел возможность предварительно списаться с земляками и получить от них ответы на интересующие вопросы, в частности о маршруте пути, о порядке зачисления в студенты, плате за обучение, стоимости жизни, возможности заработка и т.д. Последнее обстоятельство особенно интересовало поступающих в университет, так как многие из них были детьми бедных священников. И не могли ждать помощь от родителей. Такому студенту недостаточно было ограничиться одним каким-либо видом заработка, например уроками. «Для многих студентов история студенчества, – писал своему другу по Костромской духовной семинарии студент медицинского факультета Н.Д. Либеров, – это сплошная история борьбы за кусок хлеба. Во время лекции студент думает: найду ли урок? Не откажут ли ему от урока?»3

Особенно острую нужду испытывали студенты, когда возвращались в Томск после летних каникул. Требовалось внести плату за право слушания лекций, приобрести учебники, теплую одежду, снять жилье и т.п.4 Эта материальная сторона томского студенчества благоприятствовала развитию студенческих землячеств, которые в Томском университете превращались в стойкие образования.

Круг задач, решением которых занимались землячества, был весьма широк. По сути они охватывали многие сферы студенческой жизни: экономические, общестуденческие, научно-просветительные, общественно-политические, а также относящиеся непосредственно к землячеству. Это была универсальная организация. «Все, чем живет студенчество – все свойственно и землячеству. Из этих небольших земляческих мирков и слагается общий мир интересов учащихся. Это части, из которых составляется одно целое – жизнь учащихся. И это целое, и часть находятся в постоянном взаимодействии, определяя и дополняя друг друга», – писал В. Прейсман в журнале «Сибирский студент»5.

Помочь студенту по прибытию в Томск устроиться с жильем, найти заработок, если он в нем нуждается, ввести молодого студента в курс студенческой жизни, организовать отдых и т.п. – все эти и многие другие задачи выпали на долю землячеств, во главе которых оказывались «студенты-старички» с опытом жизни и учебы в далеком Томске.

И хотя Уставом российских университетов 1884 г. организация землячеств не предусматривалась, университетское начальство было осведомлено о них и закрывало глаза на их существование. Вопрос о землячествах не остался без внимания Совета Императорского Томского университета. В «Проекте записки о состоянии русских университетов», составленной университетской комиссией в 1901 г., говорилось о том, что землячества, наряду со студенческими сходками, являлись проявлением корпоративного начала среди русского студенчества. Советом Томского университета подчеркивалось: «Среди массы студентов, собравшихся с разных концов России, особенную близость друг к другу чувствуют студенты земляки, т.е. соединенные общностью места рождения или места воспитания. Материальная нужда и неудовлетворенная любознательность, с одной стороны, чувство одиночества и неумение ориентироваться в новых незнакомых условиях жизни, с другой – усиливают связь между земляками. Связь принимает постоянный и определенный характер, образуются землячества, преследующие цели взаимопомощи и самообразования. Такое сообщество не может представлять опасности ни с какой точки зрения; нет никакой надобности искусственными мерами размножать землячества, но где они появились, нужно их санкционировать и затем учредить за их деятельностью контроль университета»6.

С целью контролировать деятельность землячеств администрацией университета предлагалось, чтобы устав землячества утверждался Советом университета, землячества представляли через проректора Совету ежегодные отчеты своей деятельности. Устав каждого землячества должен был заключать в себе два требования: 1) землячества не должны преследовать политических целей и 2) в состав землячеств должно входить не менее тридцати студентов7.

Фактически же землячества были на нелегальном положении, и лишь в 1906 г. они были официально разрешены.

Организованным землячество становилось при наличии не менее трех членов. Выбирались председатель землячества, секретарь и казначей. Председатель в качестве представителя входил в совет землячеств, который составлял из своих членов директивный центр землячеств, объединявший и координировавший их деятельность. Этот центр чаще всего именовался не советом землячеств, а «организацией», которая была особо законспирирована.

Если земляков не собиралось в достаточном количестве, чтобы организовать собственное землячество, то они входили в состав других, уже действующих, землячеств и иногда оставались в них до окончания обучения. Таким образом получались смешанные землячества.

К 1912 г. в Томске функционировало до 50 организованных землячеств8, в том числе Владимирское, Рязанское, Костромское, Нижегородское, Вологодское, Тульское, Орловское, Курское, Пензенское, Уфимское, Пермское, Полтавское, Сибирское. От последнего в дальнейшем отпочковались Иркутское, Красноярское, Омское, Приамурское. Имелось также Туркестанское землячество, в которое объединились студенты, приехавшие в Томск из Средней Азии и Казахстана. Многие из этих землячеств были многолюдными, насчитывая до 100 человек и более.

Остановимся несколько подробнее на устройстве землячеств. Важную роль в жизни землячества играли общие собрания его членов, которые обычно проводились раз в месяц. На них принимался устав землячества, выбирались исполнительные органы, вырабатывались директивы. Собрания занимались решением всех важных вопросов жизни землячества, в то время как в компетенции исполнительных органов находились лишь незначительные вопросы текущей жизни. Общее собрание, таким образом, было центром всего управления землячеством. Отсутствие общих собраний на практике означало прекращение деятельности того или иного землячества. На собраниях обычно присутствовали все члены землячества, даже и те, кто не регулярно платил членские взносы9.

Вторым по важности органом в землячестве являлся избранное на общем собрании правление, которое иногда называлось бюро или комитетом. Выборы (перевыборы) обычно происходили осенью, в начале академического года, когда студенты съезжались в Томск после летних каникул. Правление избиралось на год. Старое правление делало отчет и передавало свои полномочия новому составу. Как проходили выборы? Каждый присутствовавший на собрании называл в записке фамилии тех, кого бы он хотел видеть в составе правления. Причем число их не должно было превышать необходимого количества членов правления. Избранными считались те, кто набирал наибольшее число голосов «за». Использовался и другой способ. На собрании составлялся общий список кандидатов, согласившихся быть в составе правления. Обычно число членов правления колебалось между 5 и 11, а общий принцип, по которому оно определялось: по одному члену правления на каждые десять членов землячества10.

Этот орган обладал главным образом исполнительными функциями, выполняя решения общего собрания. В его ведении находились текущие дела. Правлению принадлежала и инициатива в области выработки решений, принимаемых общим собранием, в том числе и изменений в уставе. Оно же вырабатывало предложения, касавшиеся расширения и совершенствования организации землячества. Дело в том, что общее собрание, как правило, не всегда было знакомо с вопросами, возникавшими в практической деятельности землячеств, а правление сталкивалось с ними постоянно на практике и могло выдвигать на обсуждение те или иные вопросы. Поэтому от инициативы правления зависела степень активности землячества в целом. Правлению же «приходилось выносить на своих плечах организацию в моменты развала и гонений на землячество извне», когда оно сосредоточивало в своих руках все функции землячества11.

Для решения задач, стоявших перед землячеством, создавались особые органы: бюро труда, библиотечные, экспертные комиссии и др. Избирались председатель, секретарь, казначей, а иногда еще и товарищи (заместители) председателя. Они вели все делопроизводство землячества, представляли его интересы перед начальством университета, созывали собрание, вели журналы, переписку, хранили кассу, принимали и выдавали деньги, составляли доклады и отчеты и имели еще массу мелких обязанностей.

Постановления правления, не входившие в компетенцию должностных лиц, выполнялись в каждом случае отдельными его членами. При правлении могли создаваться специальные комиссии, которым давалось право кооптации их членов. Правление несло коллективную ответственность за правильное исполнение обязанностей.

Деятельность всех органов землячества находилась под контролем общего собрания, который осуществлялся посредством создания особых ревизионных комиссий. Эти комиссии избирались лишь на время ревизии, проверяли отчеты, представляли общему собранию свои соображения по поводу ревизии и затем слагали свои полномочия. Могли избираться и постоянные комиссии. Общее собрание принимало отчет, рассматривая материалы, подготовленные ревизионной комиссией, и давало общую оценку деятельности правления и его органов12.

Случались и экстренные заседания по тому или иному неотложному вопросу, выдвинутому советом землячеств.

По сути дела каждое землячество превращалось в дружную семью, в которой забота о каждом члене, студенчестве в целом становилась обязательной и находила проявление в практических делах.

Безусловно, главной заботой землячеств была материальная помощь нуждающимся студентам. В этих целях собиралась общая касса, в основном из месячных членских взносов. Практиковался также сбор средств и на стороне. Пензенское землячество, например, организовало кооперативную торговлю чаем, сахаром и табаком, покупая их по оптовым ценам, а продавая студентам по обычным розничным ценам, но с доставкой на дом13.

Одно время обсуждался вопрос об организации в общестуденческом масштабе специального бюро по приисканию и распределению разных видов заработков для нуждающихся студентов. Устраивались совместные вечера, концерты, доходы от которых шли на эти же цели. Землячества активно участвовали в проведении ежегодного актового дня университета, который проходил
22 октября.

Трудное материальное положение студенчества заставило совет землячеств обратить внимание и на распределение пособий со стороны «Томского общества вспомоществования учащимся», где не всегда удовлетворялись просьбы студентов, попавших в немилость инспекции университета. В 1897 г. совет землячеств выдвинул студента 4-го курса Аполлона Цветаева (старосту курса), представлявшего Нижегородское землячество, поручив ему договориться с председателем общества, которым был тогда проф. Е.С. Образцов, об участии студенчества в распределении пособий. Правление общества пошло навстречу, зачислив представителя студенчества на должность делопроизводителя с окладом 5 руб. в месяц, и вопрос о назначении пособий был урегулирован14.

Кроме того, каждое землячество имело свою библиотеку, которой могли пользоваться студенты. Нередко среди библиотечных книг была и запрещенная литература.

Землячества, таким образом, играли важную роль в студенческой жизни, являясь проявлением самоорганизации студенчества. Они существовали и после революции 1917 г., вплоть до окончания Гражданской войны, когда радикально изменились социальный состав учащейся молодежи и география мест, откуда в Томск на учебу приезжали молодые люди.

Примечания

1 Прейсман В. Вопросы земляческой жизни // Сибирский студент. 1914. № 3-4. С. 85. См. подробнее: Иванов А.Е. Студенческие землячества в России (конец XIX – начало XX в.) // Россия и современный мир. 2001. № 3.

2 Известия Императорского Томского университета. Томск, 1889. Кн. 1. С. 11.

3 Фоминых С.Ф., Некрылов С.А. Императорский Томский университет конца XIX века глазами студента // Сибирский медицинский журнал. 2000. Т. 15, № 4. С. 104.

4 Чепалов В. Якутское землячество при Томском университете // Сибирский студент. 1914. № 2. С. 86, 88.

5 Прейсман В. Вопросы земляческой жизни // Сибирский студент. 1914. № 3-4. С. 89.

6 Проект записки о состоянии русских университетов, составленный комиссией, избранной Советом Императорского Томского университета в заседании 23 мая 1901 года. Томск, 1901. С. 53.

7 Там же.

8 Сибирская жизнь. 1912. 28 окт.

9 Прейсман В. Вопросы земляческой жизни // Сибирский студент. 1915. № 5-6. С. 97-101.

10 Прейсман В. Вопросы земляческой жизни // Сибирский студент. 1915. № 5-6. С. 105-106.

11 Там же. С. 103.

12 Там же. С. 108.

13 Гречищев К.М. Из жизни студентов Томского университета до 1900 г.: Машинопись воспоминаний. Томск, 1953. С. 6.

14 Там же. С. 8.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 2 2007 Вопросы истории

    Документ
    Редакционная коллегия: д-р ист. наук В.П. Зиновьев, канд. ист. наук А.В. Литвинов (отв. ред.), д-р ист. наук Н.С. Ларьков, д-р ист. наук Б.Г. Могильницкий, д-р ист.
  2. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 6 Под редакцией кандидата исторических наук 2010

    Документ
    Редакционная коллегия: профессор В.П. Зиновьев, доцент А.В. Литвинов, ассистент П.П. Румянцев (отв. редактор), аспиранты С.А. Меркулов, А.Н. Сорокин, Д.
  3. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 6 Под редакцией кандидата исторических наук 2010

    Документ
    Редакционная коллегия: профессор В.П. Зиновьев, доцент А.В. Литвинов, ассистент П.П. Румянцев (отв. редактор), аспиранты С.А. Меркулов, А.Н. Сорокин, Д.
  4. Вопросы истории международных отношений и документоведения

    Документ
    Представлены результаты исследований студентов и аспирантов исторического факультета, выполненных в 2009 г. Они посвящены малоизученным проблемам археологии, отечественной и всеобщей истории, теории и практики современных международных
  5. Международная книга предлагает вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе философии религии истории политике и праву экономике научно-технические издания и прочим рубрикам пожалуйста обратите внимание (6)

    Книга
    Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам.
  6. Выпуск 8 Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Документ Архив История Современность» 11–12 октября 2007 г Екатеринбург

    Документ
    У исторического факультета УрГУ есть моральное право предложить этому солидному форуму именно такой доклад. Не обладая обобщающей информацией, все-таки есть достаточные основания говорить, что мы являемся единственным факультетом

Другие похожие документы..