Главная > Экзаменационные вопросы


15. «Мильон терзаний» Чацкого. Его поражение ч победа в борьбе с миром Фамусова. Чтение наизусть одного из монологов Чацкого или Фамусова.

    Конфликт пьесы Грибоедова «Горе от ума» представляет собой единство двух начал: общественного и личного. Будучи человеком честным, благородным, прогрессивно мыслящим, свободолюбивым, главный герой Чацкий противостоит фамусовскому обществу. Его драма усугубляется чувством пылкой, но безответной любви к дочери Фамусова Софье.
    
     Еще до появления Чацкого на сцене мы узнаем от Лизы, что он «чувствителен, и весел, и остер». Чацкий взволнован встречей с Софьей, обескуражен ее холодным приемом, пытается найти в ней то понимание, которое, видимо, было раньше. Между Чацким и Софьей происходит в какой-то степени то же, что и между Софьей и Молчаливым: от любит не ту Софью, которую увидел в день приезда, а ту, которую придумал. Поэтому возникновение психологического конфликта неизбежно. Чацкий не делает попытки понять Софью, ему трудно уяснить, почему Софья его не любит, ведь его любовь к ней ускоряет «сердца каждое биенье», хотя «ему мир целый казался прах и суета». Чацкий оказывается слишком прямолинейным, не допуская мысли, что Софья может полюбить Молчалина, что любовь не подчиняется рассудку. Невольно он оказывает давление на Софью, вызывая ее неприязнь. Оправдать Чацкого может его ослепленность страстью: у него «ум с сердцем не в ладу».
    
     Психологический конфликт переходит в конфликт общественный. Чацкий, взволнованный встречей с Софьей, обескураженный ее холодным приемом, начинает говорить о том, что близко его душе. Он высказывает взгляды, прямо противоположные взглядам фамусовского общества. Чацкий осуждает бесчеловечность крепостного права, вспоминая о «Несторе негодяев знатных», обменявшем своих верных слуг на трех борзых собак; ему претит отсутствие свободы мысли в дворянском обществе:
    
     Да и кому в Москве не затыкали рты Обеды, ужины и танцы?    
     Он не признает чинопочитания и подхалимства:    
     Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли, А тем, кто выше, лесть, как кружево, плели.    
     Чацкий полон искреннего патриотизма:    
     Воскреснем ли когда от чужевластья мод?    
     Чтоб умный, бодрый наш народ    
     Хотя по языку нас не считал за немцев.    
     Он стремится служить «делу», а не лицам, он «служить бы рад, прислуживаться тошно».
    
     Общество оскорблено и, защищаясь, объявляет Чацкого сумасшедшим. Характерно, что начало этому слуху положила именно Софья. Чацкий пытается открыть ей глаза на Молчалина, Софья страшится истины:
    
     Ах! Этот человек всегда    
     Причиной мне ужасного расстройства!
    
     В разговоре с господином N она заявляет: «Он не в своем уме». Ей так легче, ей приятнее объяснить язвительность Чацкого безумием любви, о котором он сам говорил ей. Ее невольное предательство становится уже обдуманной местью:
    
     А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить, Угодно ль на себе примерить?
    
     Общество единогласно приходит к выводу: «безумный по всему...» Чацкий-сумасшедший обществу не страшен. Чацкий принимает решение «искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок». И. А. Гончаров оценивает финал пьесы: «Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы новой». Чацкий не отказывается от своих идеалов, он лишь освобождается от иллюзий. Пребывание Чацкого в доме Фамусова пошатнуло незыблемость его устоев. Софья произносит: «себя я, стен стыжусь!»

16. Стихотворения А.С.Пушкина о любви (Любовная лирика А.С.Пушкина.) Чтение наизусть одного из них.

    Чувство, лежащее в основе стихотворений Пушкина, всегда так тихо и кротко, так человечно. Их форма спокойна и грациозна. Слов немного, но они так точны. Поэт ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Даже грусть его необыкновенно светла и прозрачна. Любовь, дружба — главные чувства, изображаемые Пушкиным. Герой лирики Пушкина прекрасен во всем, ибо честен и требователен к себе.
    
     Любовь в лирике Пушкина — это способность подняться над мелким и случайным. Высокое благородство, искренность и чистота любовного переживания с гениальной простотой и глубиной переданы в стихотворении «Я вас любил...» (1829).
    
     Это стихотворение написано столь просто, что кажется, так может написать каждый. И в то же время это образец поэтического совершенства. Стихотворение построено на простом и вечно новом признании: «Я вас любил*. Оно повторяется три раза, но каждый раз ь новом контексте, с новой интонацией, передаю! ,ей ъ переживание лирического героя, и драмаыческую историю любви, и способность поднятые над своей болью ради счастья любимой женщины. Загадочность этих стихов — в их полной безыскусности, обнаженной простоте и в то же время невероятной емкости и глубине эмоционального содержания. Поражает бескорыстие любовного чувства, искреннее желание не просто счастья не любящей автора женщине, но новой, счастливой любви для нее.
    
     Практически все слова употреблены поэтом в своем прямом значении, единственное исключение — глагол «угасла» по отношению к любви, и то эта метафоричность не выглядит каким-то выразительным приемом. Огромную роль играет трехкратное повторение словосочетания «Я вас любил», а также параллели и повторы однократных конструкций:
    
     безмолвно — безнадежно, то робостью — то ревностью, так искренно — так нежно.
    
     Эти повторы создают энергию и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога, который заканчивается гениальной пушкинской находкой — исповедь сменяется страстным и прощальным пожеланием:
    
     ...Как дай вам Бог любимой быть другим.
    
     Кстати, словосочетание «дай вам Бог» часто используется в контексте прощения.
    
     Гармоничной и музыкальной делает эту элегию и пятистопный ямб, и точные, простые рифмы, и отсутствие переносов, совпадение синтаксической структуры словосочетаний и предложений со стихотворной строкой. И конечно, совершенно чарующе обыгран любящий и печальный звук «л» в последнем четверостишии (и другие сонорные — «р» и «н»).

17. Стихи А.С.Пушкина о природе. Чтение наизусть одного из них.

    Пейзажная лирика Пушкина отражает острое восприятие поэтичности окружающего человека мира. Каждая деталь пейзажа красочна, выразительна и метка, она служит воплощением идеала гармонии природы, ее «вечной красоты», соприкосновение с которой пробуждает чувство радости бытия.
    
     В стихотворении «Вновь я посетил...» детали пейзажа напоминают о днях молодости и в то же время указывают на неумолимое движение жизни. Пейзаж правдив и конкретен. Если в стихотворении «Деревня» описание природы необходимо для контрастного выделения второй части стихотворения, здесь — воссоздает образ бедной русской деревни и усиливает элегический тон стихотворения. Наконец, перед нами раскрывается внутренний мир самого поэта, глубоко любящего жизнь, людей, природу....Теперь младая роща разрослась, Зеленая семья; кусты теснятся Под сенью их, как дети. А вдали Стоит один угрюмый их товарищ, Как старый холостяк...
    
     Старые сосны и молодые кусты — образ, символически указывающий на связь поколений: грустно, что уходят годы, но и радостно, что старшее поколение помогает подняться молодой поросли. И грустное настроение, уже смягченное любовью к людям и природе, сменяется в заключении чувством радости и веры в грядущее.
    
     Здравствуй, племя Младое, незнакомое!..
    
     Стихотворения Пушкина о природе проникнуты высоким чувством любви к Родине:
    
     ...Я помню твой восход, небесное светило, Над мирною страной, где все для сердца мило...
    
     («Редеет облаков летучая гряда...»)
    
     В стихотворении «Зимний вечер» изображены различные оттенки вьюги, обычно скрытые от поверхностного наблюдателя. Сначала идет чисто зрительное, общее впечатление: небо покрыто мглою, неистовый ветер кружит в поле снежные вихри. Дальше поэт передает голос вьюги, всевозможные его оттенки и переходы: то завывание зверя, то плач ребенка, то шорох соломенной крыши, то стук в окошко. Весь отрывок полон движения, жизни. Пушкин использует глаголы: «кроет», «крутит», «воет», «плачет», «шуршит», «стучит» . Ударения в словах падают преимущественно на звуки «о», «а», что передает завывание ветра. Описание бури повторяется и в конце стихотворения, но в ином контексте: пусть воет вьюга, нагоняет зимнюю тоску — теплота человеческого общения, гармония отношений между людьми — высшая радость жизни.

18. Мотивы дружбы в лирике А.С.Пушкина. Чтение наизусть одного из его стихотворений.

     Тема «дружества» проходит через всю лирику Александра Сергеевича Пушкина. Ни один русский поэт не уделял так много внимания этой стороне человеческих отношений. Этой теме посвящены:
    
     цикл стихотворений о лицейском братстве, который открывают «Воспоминания в Царском Селе» (1814) и завершает стихотворение «Была пора, наш праздник молодой...» (1836);
    
     послания друзьям («К Чаадаеву», «К Языкову», «Дельвигу», «И. И. Пущину» и т. д.).
    
     Понятие «дружество» имеет более широкий смысл, чем «дружба», и используется Пушкиным в нескольких значениях.
    
     Это «верный круг» лицейских друзей, прекрасный союз, который, «как душа, неразделим и вечен» («19 октября 1825 года»). Пушкин свято хранил память о друзьях своей юности, «лучом лицейских ясных дней» («И. И. Пущину») была озарена его жизнь.
    
     «Дружество» — это и союз единомышленников: «отчизне посвятим души прекрасные порывы» («К Чаадаеву»).
    
     Это и поэтическое братство: поэты — «жрецы единых муз, единый пламень их волнует» («К Языкову»). Дельвиг — «парнасский брат» («Дельвигу»), «мой брат по крови, по душе» («К Языкову»), Кюхельбекер — «мой брат родной по музе, по судьбам» («19 октября 1825 года»).
    
     «Дружество» — это та сила, которая способна поддержать человека в самых трудных жизненных испытаниях, не случайно со словами «любви и дружества» он обращается к друзьям-декабристам («Во глубине сибирских руд...»), к своему первому, бесценному другу Пущину («И. И. Пущину»).
    
     Послание «К Чаадаеву» — свободолюбивое политическое стихотворение, близкое по своему идейному содержанию к идеалам декабристов. Вместе с тем это один из художественных шедевров Пушкина.
    
     Стихотворение «К Чаадаеву» распадается на три части: первые четыре стиха; от стиха «Но в нас горит еще желанье...» до «Минуты верного свиданья...» и от «Пока свободою горим...» до конца. При переходе от части к части настроение меняется. Идея Пушкина динамично развивается от стиха к стиху.
    
     Первая часть выдержана в стиле и интонации печальной элегии, создает образ разочарованного, утратившего иллюзии человека. В элегии в центре стоит «я», в послании — «мы». Смысл этой антитезы раскроется в дальнейшем анализе.
    
     Вторая часть начинается с резкого смыслового и интонационного контраста. Не случайно он открывается противительным союзом «но». В центре стоит образ человека, полного страстей, с кипучей энергией и силой чувств. Он противостоит разочарованному, печальному человеку с «преждевременной старостью души». Элегия превращается в мажорное лирическое стихотворение. Для того чтобы передать силу чувств своего героя, Пушкин строит вторую часть на развернутой метафоре — сопоставлении жажды свободы и страстей любви. Он использует энергичные выражения «горит желанье», «нетерпеливою душой», смело вводит в политическую лирику любовные образы: «томленье», «любовник молодой», «минуты верного свиданья». Фразеологизм «горит желанье» в пушкинскую эпоху обычно встречался в любовной лирике, обозначая страстное чувство. Сопоставление со словами «свободою горим» придавало ему совершенно новое, необычное значение. Политическая лирика становится интимной по интонациям, избавляясь от декламационного холода торжественной поэзии.
    
     Третья часть представляет собой обращение к Чаадаеву, прямой призыв к борьбе. Стихотворение кончается верой в грядущую славу, завоеванную в бою («На обломках самовластья напишут наши имена»).
    
     Таким образом, начало стихотворения отвергает любовь, надежду и тихую славу, а вторая и третья части восстанавливают в правах любовь, надежду и бурную славу. Индивидуализму романтической элегии противопоставлено чувство героического братства.
    
     Пушкин создает идеал человека с богатой душой, открытого всем чувствам, человека, для которого любовь и свобода сливаются, а не противостоят друг другу... Послание «К Чаадаеву» оставляет светлое, радостное впечатление» (по Ю. М. Лотману).

19. «Чувства добрые» в лирике А.С.Пушкина. Чтение наизусть одного из стихотворений.

    В стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» Пушкин, осмысляя миссию поэта, сказал:
    
     И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал.
    
     В. Г. Белинский писал о Пушкине: «Он ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением... Общий колорит поэзии Пушкина... — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность». Эта особенность пронизывает все творчество Пушкина, независимо от того, какой мотив в стихотворении является ведущим.
    
     Философская лирика. В ней ставятся вечные проблемы бытия: смысл жизни, смерть и вечность, Добро и Зло. Даже композиционно многие стихотворения Пушкина основаны на пересечении света и тьмы, жизни и смерти, отчаяния и оптимизма. Так, в стихотворении «Элегия» («Безумных лет угасшее веселье...», 1830) трагическая тональность первой части («Мой путь уныл,/ Сулит мне труд и горе грядущего волнуемое море...») сменяется мощным мажорным аккордом:
    
     Но не хочу, о други, умирать,    
     Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.
    
     Это не заглушает трагического звучания элегии, так как оно — отражение того, что в жизни человека есть страдания, горести, заботы, «закат печальный». Но все же главным становится то, что составляет высший смысл существования, — чувство прекрасного («порой опять гармонией упьюсь»), радость творчества («над вымыслом слезами обольюсь»), способность «мыслить и страдать», вера в чудное мгновение любви.
    
     Пейзажная лирика. Каждая деталь пейзажа у Пушкина красочна, выразительна и метка («Осень», «Зимнее утро»). Эти детали важны не только своей живописностью, но и как выражение идеала гармонии природы, ее «вечной красоты», соприкосновение с которой пробуждает чувство радости бытия («Зимнее утро») и творческого вдохновения, когда «легко и радостно играет в сердце кровь», «душа стесняется лирическим волненьем» («Осень»).
    
     Любовная лирика. Пушкин передал все оттенки этого чувства: страсть и отчаяние («Признание»), преклонение «перед святыней красоты» («Красавица», «Мадонна»), светлую печаль воспоминаний об любимой женщине («На холмах Грузии...»).
    
     Любовь в лирике Пушкина — это способность подняться над мелким и случайным, пробуждение души, божество и вдохновение («Я помню чудное мгновенье...»), высокое благородство («Я вас любил...»). Признание «я вас любил» повторяется три раза, каждый раз с новой интонацией, передающей и переживание лирического героя, и драматическую историю любви, и способность подняться над своей болью ради счастья любимой женщины:
    
     Я вас любил так искренно, так нежно. Как дай вам бог любимой быть другим.
    
     Лирика дружбы. Цикл стихотворений, посвященных лицейскому братству («Воспоминания в Царском Селе») и послания друзьям. Понятие «дружество» имеет более широкий смысл, чем «дружба». Это «верный круг» лицейских друзей, прекрасный союз, который, «как душа, неразделим и вечен» («19 октября 1825 года»), это и союз единомышленников («К Чаадаеву»), и поэтическое братство: поэты — «жрецы единых муз, единый пламень их волнует» («К Языкову»). И наконец, «дружество» — это та сила, которая способна поддержать человека в самых трудных жизненных испытаниях («Во глубине сибирских руд...»).
    
     Вольнолюбивая лирика. «Деревня» — протест против «барства дикого» и «рабства тощего», в основе этого протеста лежит просветительская гуманная идея о том, что источник социального зла — нарушение естественного равенства людей, когда один человек присваивает себе «и труд, и собственность, и время» другого. В стихотворении «К Чаадаеву» гражданский пафос — призыв Отчизне посвятить «души прекрасные порывы» приобретает характер глубокого человеческого переживания, так как ожидание «минуты вольности святой» сравнивается с тем чувством, с каким ждет «любовник молодой минуты верного свиданья».
    
     Лирика о поэте и поэзии. В 1826 году было написано стихотворение «Пророк» — своеобразный поэтический манифест Пушкина. Шестикрылый Серафим напутствует пророка: «Глаголом жги сердца людей». Эта поэтическая формула определяет пророческую миссию искусства: словом пробуждать в человеческих сердцах христианские добродетели: доброту, милосердие, терпимость, т. е. «чувства добрые».

20. А.С.Пушкин «Повести Белкина». Тема и идейный смысл одной из них.

    «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» А. С. Пушкина положили начало русской реалистической повести XIX века. Под общим названием объединены пять повестей («Выстрел», «Метель», «Гробовщик», «Станционный смотритель», « Барышня-крестьянка » ).
    
     В «Повестях Белкина» Пушкин опирается на традиции повествовательной прозы конца 20-х годов XIX века.
    
     В «Выстреле» и «Метели» романтические ситуации и коллизии разрешаются просто и счастливо, в реальной обстановке, не оставляя места никаким загадкам и мелодраматическим концовкам, которые были так популярны в романтической повести.
    
     В «Барышне-крестьянке» казавшийся романтическим герой, носивший даже перстень с изображением черепа, оказывается простым и добрым малым, находящим свое счастье с милой, обыкновенной девушкой, а ссора их отцов, не породив ничего трагического, завершается добрым миром.
    
     В повести «Гробовщик» всевозможные чудесные и таинственные ситуации, связанные с загробным миром, присущие романтическим балла дам и повестям, сведены к весьма прозаичной торговле гробами. Появление привидений оказалось лишь сновидением подвыпившего гробовщика Адриана. Таинственное становится комическим, теряя весь свой романтический ореол.
    
     Своей правдивостью, глубоким проникновением в характер человека, отсутствием всякого мелодраматизма повесть «Станционный смотритель» положила конец влиянию сентиментально-дидактической повести о «маленьком человеке», ведущей начало от «Бедной Лизы» Карамзина. Идеализированные образы, сентиментальные сюжетные ситуации, нравоучение сменяются реальными типами и бытовыми картинами незаметных, но всем хорошо знакомых уголков русской действительности. Такова почтовая станция, где писатель находит неподдельные радости и горести жизни. Манерный язык уступает место простому и бесхитростному, опирающемуся на народно-бытовое просторечие рассказу вроде рассказа старика- смотрителя о его Дуне.
    
     Повесть «Выстрел» с первых строк окружает атмосфера загадочности, «какая-то таинственность окружала его судьбу», — говорит о герое повести рассказчик.
    
     Перед нами первый в русской прозе характер «наполеоновского» типа. Это натура, духовно сильная, стремящаяся к первенству, не слишком разборчивая в достижении цели.
    
     В то же время это личность живая, противоречивая, наделенная яркой индивидуальностью и социальной типичностью, развивающаяся на протяжении повествования.
    
     Ненависть Сильвио — ненависть почти плебейская, собственно даже не к графу как к человеку, а к воплощению всех тех, кому счастье досталось без усилий, кто по праву рождения наделен и громким именем и богатством. Но уже через шесть лет после ссоры, когда Сильвио произносит свою исповедь, нельзя не почувствовать, что это во многом другой человек: вспомним его беспощадность к самому себе, его невольное восхищение молодым соперником.
    
     Глаза у Сильвио сверкают, когда он читает письмо — известие о том, что настал час для выстрела. Однако в герое произошел очевидный душевный перелом. «Предаю тебя твоей совести», — говорит Сильвио графу. На самом деле, он одержал духовную победу над собой, себя предал суду собственной совести — потому и отказался от «права» на убийство.

21. Герои поэмы А.С.Пушкина «Медный всадник». Чтение наизусть отрывка из поэмы.

    Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» была написана в 1833 году. В ней поэт затрагивает тему взаимоотношений простого человека и власти. Он использует прием символического противопоставления Петра I (великого преобразователя России, основателя Петербурга) и Медного всадника — памятника Петру I (олицетворения самодержавия, бессмысленной и жестокой силы). Тем самым поэт подчеркивает мысль, что безраздельная власть одного, даже выдающегося человека не может быть справедливой. Великие деяния Петра совершались на благо государства, но часто были жестокими по отношению к народу, к отдельной личности. Пушкин, признавая величие Петра, отстаивает право каждого человека на личное счастье. Столкновение «маленького человека» — бедного чиновника Евгения — с неограниченной властью государства заканчивается поражением Евгения. Автор сочувствует герою, но понимает, что бунт одиночки против «мощного властелина судьбы» безумен и безнадежен. Побеждает бездушный Медный всадник. Но его победа над Евгением — это победа силы, а не справедливости. Конфликт между государством и личностью неразрешим. Поэтому и вопрос о будущем Русского государства остается открытым: «Куда ты скачешь, гордый конь?..»
    
     «Воля героя и восстание первобытной стихии в природе — наводнение, бушующее у подножия Медного всадника; воля героя и такое же восстание первобытной стихии в сердце человеческом — вызов, брошенный в лицо герою одним из бесчисленных, обреченных на погибель этой волей, — вот смысл поэмы» (Дм. Мережковский).
    
     «В «Медном всаднике» не два действующих лица, как часто утверждали, давая им символическое значение: Петр и Евгений, государство и личность. Из-за них явственно встает образ третьей, безликой силы: это стихия разбушевавшейся Невы, их общий враг, изображению которого посвящена большая часть поэмы... Русская жизнь и русская государственность — непрерывное и мучительное преодоление хаоса началом разума и воли. В этом и заключается для Пушкина смысл империи. А Евгений, несчастная жертва борьбы двух начал русской жизни, это не личность, а всего лишь обыватель, гибнущий под копытом коня империи или в волнах революции...
    
     В поэме империя представлена не только Петром, воплощением ее титанической воли, но и Петербургом, его созданием. Незабываемые строфы о Петербурге лучше всего дают возможность понять, что любит Пушкин в «творении Петра»... Все волшебство этой северной петербургской красоты в примирении двух противоположных начал тяжести и строя. Почти все эпитеты парны, взаимно уравновешивают друг друга: «громады стройные», «строгий, стройный вид», «узор чугунный». Чугун решеток прорезывается легким узором; громады пустынных улиц «ясны», как «светла» игла крепости... Как торопится Пушкин набросить на гранитную тяжесть своего любимого города прозрачную ясность белых ночей. И даже суровые военные потехи марсовых полей исполнены «стройно— зыблемой», живой «красивостью»...» (Г. Федотов).

22. Общая характеристика главного героя одного из произведений А.С.Пушкина: «Дубровский», «Капитанская дочка», «Станционный смотритель».

    Петр Андреевич Гринев — герой повести Пушкина «Капитанская дочка», от имени которого ведется повествование. Сын симбирского помещика,
    
     много лет безвыездно живущего в своем имении, и бедной дворянки, Гринев воспитывался в обстановке провинциально-поместного быта, проникнутого простонародным духом. Сам герой признается, что «рос недорослем». Лучшие черты Гринева, обусловленные происхождением и воспитанием, его безошибочное нравственное чутье ярко проявляются в минуты испытаний и помогают ему с честью выходить из самых трудных ситуаций. Герою хватает благородства просить прощения у крепостного — преданного дядьки Савельи-ча, он сразу же сумел оценить чистоту души и нравственную цельность Маши Мироновой, он быстро разгадал низменную натуру Швабрина. В порыве благодарности он без раздумий дарит заячий тулуп встречному «вожатому», а главное — умеет разглядеть в грозном бунтовщике Пугачеве незаурядную личность, отдать должное его справедливости и великодушию. Наконец, ему удалось сохранить человечность, честь и верность себе в условиях бунта. Для Гринева равно неприемлемы стихия «русского бунта, бессмысленного и беспощадного», и формализм, бездушная холодность официального, казенного- бюрократического мира, особенно отчетливо проявившаяся в сценах военного совета и суда.
    
     Оказавшись в критической ситуации, Гринев стремительно меняется, вырастает духовно и нравственно. Вчерашний дворянский недоросль, он предпочитает смерть малейшему отступлению от велений долга и чести, отказывается от принесения присяги Пугачеву и любых компромиссов. С другой стороны, во время суда, рискуя жизнью, он не считает возможным назвать имя Маши Мироновой, справедливо опасаясь, что она будет подвергнута унизительному допросу. Отстаивая свое право на счастье, Гринев совершает безоглядный, смелый, отчаянный поступок. Поездка в «мятежную слободу» была опасна вдвойне: он не только рисковал быть схваченным пугачевцами, но и ставил на карту свою карьеру, благополучие, честь. Это был прямой вызов официальным кругам, нарушение принятых норм.
    
     В. Г. Белинский писал: «Капитанская дочка» — нечто вроде «Онегина» в прозе. Поэт изображает в ней нравы русского общества в царствование Екатерины. Многие картины по верности, истине содержания и мастерству изложения — чудо совершенства».

23. А.С.Пушкин «Капитанская дочка». Судьбы героев и смысл эпиграфа «Береги честь смолоду».

    «Капитанская дочка» — это и исторический роман (о крестьянском бунте под предводительством Пугачева), и семейная хроника Гриневых, и роман-биография Петра Гринева, и роман воспитания (история становления характера дворянского «недоросля»), и роман-притча (судьбы героев — подтверждение нравственного тезиса, ставшего эпиграфом к роману: «Береги честь смолоду»).Гринев — свидетель и участник исторических событий. Формирование личности молодого дворянина — это непрерывная цепь испытаний его чести и человеческой порядочности. Уехав из дома, он то и дело попадает в ситуации нравственного выбора. Сначала они ничем не отличаются от тех, что бывают в жизни каждого человека (проигрыш ста рублей Зурину, встреча с вожатым во время бурана, любовный конфликт). Он абсолютно не готов к жизни и должен полагаться только на нравственное чувство. Наставлением сурового отца, полученным перед отъездом, и ограничился его жизненный опыт.
    
     Нравственный потенциал героя раскрылся во время бунта. Уже в день взятия Белогорской крепости ему несколько раз пришлось выбирать между честью и бесчестием, а фактически между жизнью и смертью.
    
     Но самое главное нравственное испытание оказалось впереди. В Оренбурге, получив письмо от Маши, Гринев должен был сделать решающий выбор: солдатский долг требовал подчиниться решению генерала, остаться в осажденном городе — долг чести требовал откликнуться на отчаянный призыв Маши: «вы один у меня покровитель; заступитесь за меня бедную». Гринев-человек победил Гринева-солдата, присягнувшего императрице, — он решился уехать из Оренбурга, а затем воспользовался помощью Пугачева.
    
     Честь Гринев понимает как человеческое достоинство, единство совести и внутреннего убеждения человека в своей правоте. Такое же «человеческое измерение» чести и долга мы видим у его отца, который, узнав о мнимой измене сына, говорит о пращуре, умершем за то, что честь «почитал святынею своей совести».
    
     Честь стала в романе мерой человечности и порядочности всех героев. Отношение к чести и долгу развело Гринева и Швабрина. Искренность, открытость и честность Гринева привлекли к нему Пугачева («Моя искренность поразила Пугачева»). В исторических испытаниях в человеке проявляются скрытые волевые качества (Маша Миронова). Подлость и низость делают его законченным негодяем (Швабрин). История дает шанс спастись даже в сложных испытаниях тем, кто честен, человечен и милосерден.

24. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Онегин и Ленский. Чтение наизусть отрывка из романа.

    Роман «Евгений Онегин» создавался более семи лет (1823—1830). Роман не писался «на едином дыхании», а складывался — из строф и глав, созданных в разное время, в разных обстоятельствах, в разные периоды творчества.
    
     Пушкин создал в романе новый тип героя — «героя времени». Автор подчеркивает, что онегинская «неподражательная странность» — своеобразный протест против социальных и духовных норм, подавляющих в человеке личность, лишающих его права быть самим собой. Онегин ищет новые духовные ценности, новый путь: в Петербурге и в деревне он усердно читает книги, пытается писать, общается с немногими близкими по духу людьми (среди них — Автор и Ленский).
    
     Ленский, красивый и богатый 18-летний юноша, как и Онегин, изображен чужаком среди окрестных помещиков — крепостников и невежд. Герои стараются избегать общества «господ соседственных селений». При всей взаимной противоположности — хандра одного и романтическая мечтательность другого («волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой») — они становятся друзьями.
    
     В долгих спорах Онегин и Ленский затрагивают самые разнообразные темы: судьбы цивилизации и пути развития общества, роль науки и культуры в совершенствовании человечества, добро и зло, искусство, религия и мораль, значение страстей в жизни личности.
    
     Пушкин акцентирует внимание не на теоретических разногласиях героев, а на контрастах юности и зрелости, наивности и трезвости, энтузиазма и скепсиса.
    
     Позиции героев-антиподов оказываются сами по себе ущербными, но в то же время взаимодополняющими и в этом смысле духовно ценными.
    
     Если Онегиным владеет прежде всего разум, да еще охлажденный опытом жизни» то в Ленском чувство преобладает над разумом. Онегин относится ко всему с сомнением, Ленский проникнут верой в человека, в любовь, в дружбу. Индивидуализм Онегина часто приобретает эгоцентрические черты, Ленский готов пожертвовать собой за счастье человечества.
    
     Пушкин показывает, что бедой обоих его героев является оторванность от народной почвы (в отличие от Татьяны).
    
     Ленский свято верит в конечное торжество добра, в возможность совершенствования мира. Во имя торжества этих идеалов он готов пожертвовать собой: вызвав Онегина на поединок, он доказал это на деле. Однако прекраснодушные мечты Ленского не выдерживают столкновения с реальностью. Идеальный друг, каким он считал Онегина, не находит смелости отказаться от поединка и убивает юного поэта.
    
     День Ленского в деревне складывался примерно по той же схеме, что у Онегина, но это не вызывает в нем никакой скуки. «Он рощи полюбил густые,/Уединенье, тишину,/И ночь, и звезды,/ и Луну...»
    
     Не будучи врагами, не успев испытать, пережить то единственное, что оправдывает поединок, два человека направили друг на друга пистолеты. После этого движение «романа в стихах» переменит свое русло.

25. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Онегин и Татьяна. Чтение наизусть отрывка из романа.

    Татьяна — «милый идеал» Пушкина. Поэт не идеализирует ее жизнь: ее воспитание, круг интересов типичны для «барышни уездной». Но Татьяна, по словам Белинского, «глубокая, страстная натура», она «осталась естественно-простою в самой искусственности и уродливости формы, которую сообщила ей окружающая действительность». Не случайно «она в семье своей родной казалась девочкой чужой». Главное в Татьяне — она «тип русской женщины» (В. Г. Белинский). На нее неизгладимый отпечаток наложили «преданья простонародной старины», рассказы няни, красота русской природы; ее представления о любви и долге, весь ее духовный мир неотделимы от этических идеалов народа.
    
     Личная судьба Татьяны трагична: одиночество в родном доме, безответная любовь к Онегину, замужество без любви и опять одиночество среди богатства, блеска и преклонения. Но страдания не сломили ее: ей чужда «постылой жизни мишура», она не изменяет своим нравственным принципам, своему пониманию чести. Источник ее духовной силы — глубокая связь с русской жизнью, чего нет у Онегина, она «русская душою». Цельность натуры, глубина чувств, красота души, скромность, готовность -к самопожертвованию — это не просто черты характера Татьяны, но и воплощение «положительной и бесспорной красоты в лице русской женщины» (Ф. М. Достоевский).
    
     Белинский: «В Татьяне нет этих болезненных противоречий, которыми страдают сложные натуры; Татьяна создана как будто вся из одного цельного куска, без всяких примесей и приделок».
    
     Весь внутренний мир Татьяны заключался в жажде любви.
    
     Ю. М. Лотман: «Жизнь Татьяны — результат развития личности, ее постоянных усилий по выбору нравственно наиболее трудного пути. Подвиг Верности, который добровольно принимает на себя героиня Пушкина, конечно, шире проблемы верности семье...»
    
     «Итак, она звалась Татьяной...» — строфа, в которой появляется Татьяна, исполнена торжественности, отмечена тишиной и покоем деревенской природы, в полном согласии с которой живет героиня, «как лань лесная...». И сразу потускнело все, что в первой главе сверкало и переливалось красками онегинского Петербурга.
    
     Встреча с Онегиным — роковая для Татьяны. «Это он!» — выбор единственный на всю жизнь. Татьяна «любит не шутя», она не умеет судить хладнокровно. Письмо Татьяны — один из двух ее монологов. Здесь все: и отсутствие житейской опытности, и одновременно высокий настрой души, отважной в движении навстречу своей судьбе. Татьяна обращается к Онегину на ты «я — твоя!», это не обмолвка, а полное доверие к избраннику.
    
     Пушкин проводит Татьяну еще через одно испытание. В брошенном кабинете Онегина Татьяна погружается в чтение чужой библиотеки, стараясь угадать, что творится в его душе. Она думает не только об Онегине, но и о жизни. Ее любовь не угасает от такого опыта. Напротив, это чувство, оставшись безответным, формирует внутренний мир Татьяны, ее духовный облик. И когда речь идет о «духовном богатстве» героини, нельзя забыть те строфы романа, где эта девочка каждый день приходит в онегинский дом, чтобы читать и думать.
    
     Потом ее везут в Москву на «ярмарку невест» и выдают замуж. Она идет замуж за генерала, потому что «молила мать», а Татьяне «все были жребии равны». В прекрасную светскую женщину Онегин влюбляется без памяти. Для Татьяны не страшны условности света. Есть условия жизни — вот что поняла Татьяна. А это прежде всего — долг. Неверно, что Татьяна поступилась чувством ради долга. Чувство и долг у нее неразрывны: и к Онегину, и к мужу, который «в сраженьях изувечен». Ее долг — это уважение к жизни во всех ее проявлениях.

26. Противоречивость характера и трагизм судьбы главного героя романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Чтение наизусть отрывка из романа.

    Рисуя образ Онегина, Пушкин подчеркивает типичность своего героя: он, как и другие, «учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь», ведет рассеянную светскую жизнь, он «добрый малый, как вы да я, как целый свет». В то же время Онегин — человек незаурядный: «резкий, охлажденный ум», светские развлечения, «наука страсти нежной» не могут заполнить его жизнь. «Ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность» (В. Г. Белинский). Он пытается изменить свою жизнь (читает, пробует писать), но иллюзия деятельности не может его удовлетворить, а найти настоящую цель в жизни он не может, ТАК как его искания замкнуты только на самом себе. Отсюда его хандра, холодный скептицизм, угасший жар сердца. Онегин не чужд передовых веяний времени (философские споры с Ленским, «читал Адама Смита», замена
    
     «барщины старинной» «оброком легким»), но они не становятся внутренним содержанием его жизни. Сложны отношения с тем миром, в котором он вырос и сформировался: он тяготится лицемерными условностями, его раздражают как «мертвящее упоенье света», так и незатейливые развлечения деревенских соседей. В то же время предрассудки среды имеют над ним власть: даже понимая всю нелепость дуэли с Ленским и сознавая свою вину перед ним, Евгений не находит в себе сил отказаться от поединка, его страшат «шепот, хохотня глупцов». Таким образом, типическое и индивидуальное в образе Онегина диалектически взаимосвязаны.
    
     Характер Онегина дается Пушкиным в развитии. Убийство Ленского было для него страшным потрясением, «окровавленная тень ему является каждый день», он начинает «странствие без цели» За два года он много передумал и вернулся другим человеком. Он страстно и глубоко полюбил Татьяну. Эта любовь оборачивается для него мучительным страданием, но в то же время она нравственно возвышает героя. Пушкин оставляет вопрос о дальнейшей судьбе героя открытым.
    
     Пушкин показывает трагедию незаурядного человека, который, по словам А. И. Герцена, «не находит ни малейшего живого интереса в этом мире низкопоклонства и мелкого честолюбия». Но у трагедии Онегина есть и более глубокая причина: «у него нет никакой почвы, это былинка, носимая ветром» (Ф. М. Достоевский). В Онегине есть «души прямое благородство», он искренне привязывается к Ленскому, но вообще он презирает людей, не верит в их доброту, сам губит друга. Он человек мыслящий и свободолюбивый, но романтические пламенные чувства ему (в отличие, например, от Чацкого) не свойственны.

27. Взаимоотношения главного героя и общества в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Чтение наизусть отрывка из романа.

    Евгений Онегин конечно же основной герой романа. В. Г. Белинский назвал его «страдающим эгоистом поневоле», ибо, обладая богатым духовным и интеллектуальным потенциалом, он не может найти применения своим способностям в обществе, в котором ему выпало жить.
    
     В романе Пушкин ставит вопрос: почему так произошло? Для ответа на него поэту пришлось исследовать и личность Онегина — молодого дворянина 10-х — начала 20-х годов XIX века, и ту жизненную среду, которая его сформировала. Поэтому в романе так подробно рассказывается о воспитании и образовании Евгения, которые были типичными для людей его круга. Воспитание его поверхностно и бесплодно, потому что лишено национальных основ.
    
     В первой главе поэт детально описывает времяпрепровождение Онегина, его кабинет, больше похожий на дамский будуар, даже меню обеда, что позволяет сделать вывод: перед нами молодой дворянин, такой же «как все», «забав и роскоши дитя». Читатель видит, что жизнь петербургского «света» — сравнительно небольшой обособленной группы людей — не связана с общенациональной жизнью, «однообразна и пестра», искусственна и пуста. Знания и чувства здесь неглубоки. Люди проводят время в бездействии при внешней суете. Блестящая и праздная жизнь не сделала «свободного, в цвете лучших лет» Евгения счастливым. В конце первой главы перед нами уже не «пылкий повеса», а достаточно умный, критически настроенный человек, способный судить себя и «свет». Онегин разочаровался в светской суете, им овладела «русская хандра», рожденная бесцельностью жизни, неудовлетворенностью ею. Такое критическое отношение к действительности ставит Евгения выше большинства людей его круга. Но Пушкин не принимает его пессимизма и «угрюмости». В своем творчестве поэт определил возможные
    
     сферы духовной деятельности. Это стремление к свободе (личной и общественной), труд на благо страны, творчество, любовь. Они могли бы быть доступны Онегину, но заглушены в нем средой, воспитанием, сформировавшими его обществом и культурой.
    
     Онегин, несомненно, близок к передовым идеям своего времени, и не только потому, что в своем имении «ярем он барщины старинной оброком легким заменил». Весь круг мыслей и раздумий Онегина отражает атмосферу и дух эпохи. Например, Онегин и Ленский размышляют об «общественном договоре» Руссо, о науке, религии, нравственных проблемах, то есть обо всем, что занимал*) умы передовых людей того времени. Но, говоря о «резком, охлажденном уме» Евгения, о его во многом прогрессивных взглядах, о разочарованности в «свете», Пушкин подчеркивает сложную взаимосвязь героя и общества, его сформировавшего. Поэт показывает сложное переплетение, диалектику «старого» и «нового» в личности героя. Онегин, пойдя на дуэль с Ленским, оказался «не мужем с честью и умом», а «мячиком предрассуждений», он испугался «мненья св";ета», которое так презирал. Убийство друга потрясло «себялюбивую и сухую» душу Евгения, он почувствовал себя одиноким и опустошенным, потерял уважение к себе. Это мучительное состояние потерянности пробудило в нем «охоту к перемене мест», и он отправился путешествовать по России. (Такой маршрут был в то время неорди- парным: желая «посмотреть свет», молодые дворяне отправлялись, как правило, в Западную Европу.)
    
     После путешествия изменился масштаб мироощущения Онегина, который, очевидно, осознал себя частью огромной страны с богатой историей. Теперь он стал для «света» «чужой» (а был «очень мил»). Напряженные переживания, размышления обогатили его внутренний мир. Отныне он способен не только холодно анализировать, но к глубоко чувствовать, любить. Для Пушкина любовь — это возможность «пробуждения души». После отказа Татьяны, после нравственного потрясения в финале романа Онегин должен начать новую жизнь, в прежнем направлении она развиваться уже не может.
    
     Финал открыт. Будущее Евгения не определено. Пушкин уничтожил 10-ю главу, и Онегин не стал декабристом. Что ж, был и такой тип дворянского интеллигента 20-х годов XIX века, и таких людей было большинство. То, что финал судьбы Евгения не ясен, — принципиальная позиция автора. Время течет, приносит с собой много неожиданного. По-новому складываются общественные условия и дальнейшая жизнь героя — возродится ли его душа или погаснет окончательно — остается за пределами романа.

28. Основные темы лирики М. Ю. Лермонтова. Чтение наизусть одного из стихотворений.

    Уже в ранних стихотворениях Лермонтова звучат главные мотивы его творчества: ощущение своего избранничества, обрекающее поэта на скитание, на одиночество в мире, на непонятость. Лермонтов в своем творчестве создает уникальную философскую концепцию одиночества. В ранний период тема одиночества раскрывается им в традиционно романтическом ключе. Но позже в стихотворении «Стансы» появляется неожиданная нота:
    
     Я к одиночеству привык, Я б не умел ужиться с другом, Ни с кем в отчизне не прощусь — Никто о мне не пожалеет!..
    
     Одиночество лирического героя не навязано ему миром, но избрано им добровольно как единственно возможное состояние души. Ни дом, ни отчизна не составляют необходимых элементов его существования. Отсюда начинается именно лермонтовская трактовка темы одиночества — изгнания — странничества.
    
     Мир отвергает героя, изгоняет — но и герой отвергает этот мир, уходит от него.    
     Изгнаньем из страны родной Хвалюсь повсюду, как свободой...    
     В лермонтовском творчестве объединяются темы одиночества и свободы.
    
     Так, в стихотворении «Желанье» («Отворите мне темницу...»), написанном в 1832 году, лирический герой просит сначала как будто только временной свободы:
    
     Дайте раз на жизнь и волю, Как на чуждую мне долю, Посмотреть поближе мне.
    
     Но во второй части появляются «дворец высокий» с фонтаном, который бы «в мечтаньях рая.../Усыплял и пробуждал». Повторы, обилие внутренних созвучий, анафоры, постоянные эпитеты придают стихотворению черты фольклорной песенности.,
    
     «Узник» (1837) написан под арестом перед первой ссылкой. Теперь мечты героя ограничены желаниями сладко поцеловать «красавицу младую» и улететь на коне «в степь, как ветер». Свобода мыслится единственной подлинной ценностью, даже без девицы и дворца. Первой строфе из восьми строк противостоят две таких же. Вторая часть начинается словами «Но окно тюрьмы высоко...», а заканчивается — «Ходит в тишине ночной безответный часовой».
    
     «Черноокая» и конь здесь тоже фигурируют, но именно как недостающая мечта. Последняя строфа («Одинок я — нет отрады:/Стены голые кругом...») лишь описывает место заключения. Акцент сделан не на мечтах о свободе, а на факте непреодолимой несвободы.
    
     Аллегорический вариант освобождения мы видим в лирической балладе «Пленный рыцарь». Побежденный, потерпевший поражение рыцарь томится в неволе. Ему «и больно и стыдно» видеть в окошко игру вольных птиц в небе (созвучие в параллельных местах смежных строк: вольные — больно и. В трех центральных строфах (из пяти) встречается слово «панцирь».
    
     Нет на устах моих грешной молитвы, Нету ни песен во славу любезной...
    
     Не в состоянии выйти на свободу сам, рыцарь даже не пытается молить о сверхъестественной помощи и «любезную» воспевать тоже не может: как он, побежденный, пленный рыцарь, посмеет к ней адресоваться? Но забыть о своем рыцарстве он не в состоянии: «Помню я только старинные битвы,/Меч мой тяжелый да панцирь железный». Две строфы занимают метафоры доспехов: в третьей строфе они называются, в четвертой расшифровываются. У рыцаря теперь каменные панцирь и шлем, который ему «голову давит», «шлема забрало — решетка бойницы», щит — «дубовые двери темницы»; конь же его неизменный — «быстрое время». Эпитет «быстрое» традиционен и как будто не очень соответствует тягостному и однообразному пребыванию в темнице, но разве можно рыцарского коня назвать не быстрым? В заключительной строфе появляется новый персонаж, который приносит развязку. Правда, появляется он только в сознании героя, но его желание выражено так сильно, что выглядит как уже почти осуществившееся. Теперь перед нами не тихий и стыдящийся узник первой строфы («Молча сижу под окошком темницы»), а волевой воин, рыцарь-победитель, понукающий быстрого коня:
    
     Мчись же быстрее, летучее время! Душно под новой бронею мне стало! Смерть, как приедем, подержит мне стремя; Слезу и сдерну с лица я забрало!
    
     Смерть должна выступить в роли оруженосца, слуги. Это самая блистательная моральная победа. Хотя последний стих строфы заканчивается не восклицательным знаком, как две первых, возвышенное, уверенное, гордое спокойствие рыцаря эмоционально более весомо, чем чувства, выраженные восклицаниями.
    
     К «тюремной» теме примыкает тема изгнанничества. «Тучи» (1840). Образы тучки, облака или волны у Лермонтова — устойчивые символы свободы и беспечности, а лирический герой «Туч» несвободен и подавлен: тучки, с которыми он сопоставляет себя, — «вечные странники», но не изгнанники, вопреки первоначальному сравнению; грусть героя — лирическая доминанта стихотворения, окольцованного словами «изгнанники» и «изгнания». Не случайно обращение к тучам нежное — «тучки», а в заглавии стоит мрачное «Тучи». Тучкам «наскучили нивы бесплодные», а для лирического героя это «милый север» со «степью лазурною». Жанр «Туч» — соединение элегии с романсом, для романса характерно мелодическое трехчастное построение: сравнительно ровная интонация первой строфы, подъем на вопросах второй и понижающий интонацию ответ на них в третьей строфе. Смысловой перелом — от сопоставления к противопоставлению — предваряет особенности литературы XX века. Элементы в литературе XX века более однородные. Вопросы героя выражают не только тоску, но и бесконечное одиночество героя-изгнанника.

29. Мотивы одиночества, тоски по свободе в лирике М.Ю.Лермонтова. Чтение наизусть одного из его стихотворений.

    Уже в ранних стихотворениях Лермонтова звучат главные мотивы его творчества: ощущение своего избранничества, обрекающее поэта на скитание, на одиночество в мире, на непонятость. Лермонтов в своем творчестве создает уникальную философскую концепцию одиночества. В ранний период тема одиночества раскрывается им в традиционно романтическом ключе. Но позже в стихотворении «Стансы» появляется неожиданная нота:
    
     Я к одиночеству привык, Я б не умел ужиться с другом, Ни с кем в отчизне не прощусь — Никто о мне не пожалеет!..
    
     Одиночество лирического героя не навязано ему миром, но избрано им добровольно как единственно возможное состояние души. Ни дом, ни отчизна не составляют необходимых элементов его существования. Отсюда начинается именно лермонтовская трактовка темы одиночества — изгнания — странничества.
    
     Мир отвергает героя, изгоняет — но и герой отвергает этот мир, уходит от него.    
     Изгнаньем из страны родной Хвалюсь повсюду, как свободой...    
     В лермонтовском творчестве объединяются темы одиночества и свободы.
    
     Так, в стихотворении «Желанье» («Отворите мне темницу...»), написанном в 1832 году, лирический герой просит сначала как будто только временной свободы:    
     Дайте раз на жизнь и волю. Как на чуждую мне долю, Посмотреть поближе мне.
    
     Но во второй части появляются «дворец высокий» с фонтаном, который бы «в мечтаньях рая.../Усыплял и пробуждал». Повторы, обилие внутренних созвучий, анафоры, постоянные эпитеты придают стихотворению черты фольклорной песенности.
    
     «Узник» (1837) написан под арестом перед первой ссылкой. Теперь мечты героя ограничены желаниями сладко поцеловать «красавицу младую» и улететь на коне «в степь, как ветер». Свобода мыслится единственной подлинной ценностью, даже без девицы и дворца. К «тюремной» теме примыкает тема изгнанничества. «Тучи» (1840). Образы тучки, облака или волны у Лермонтова — устойчивые символы свободы и беспечности, а лирический герой «Туч» несвободен и подавлен: тучки, с которыми он сопоставляет себя, — «вечные странники», но не изгнанники, вопреки первоначальному сравнению; грусть героя — лирическая доминанта стихотворения, окольцованного словами «изгнанники» и «изгнания». Не случайно обращение к тучам нежное — «тучки», а в заглавии стоит мрачное «Тучи». Тучкам «наскучили нивы бесплодные», а для лирического героя это «милый север» со «степью лазурною». Жанр «Туч» — соединение элегии с романсом, для романса характерно мелодическое трехчастное построение: сравнительно ровная интонация первой строфы, подъем на вопросах второй и понижающий интонацию ответ на них в третьей строфе. Смысловой перелом — от сопоставления к противопоставлению — предваряет особенности литературы XX века. Элементы в литературе XX века более однородные. Вопросы героя выражают не только тоску, но и бесконечное одиночество героя-изгнанника.

30. Патриотические мотивы в лирике М.Ю.Лермонтова. Сложность патриотического чувства поэта («Бородино», «Прощай, немытая Россия», «Родина» и др.) Чтение наизусть стихотворения «Родина».

    В ранней лирике М. Ю. Лермонтова звучат гражданские мотивы неприятия рабства («Жалобы турка»), прославление революционного подвига («10 июля (1830)»), возвеличение былого могущества России («Новгород», «Приветствую тебя, воинственных славян...»). Социальные проблемы представляются поэту следствием каких-то глубинных процессов, существенных черт человечества.
    
     В стихотворении «Монолог» (1829) особенно важно ощущение героя, что сама родина обрекает своих детей на бездействие, на жалкое прозябание, на гибель дарований — душит их:
    
     Поверь, ничтожество есть благо в здешнем свете...    
     К чему глубокие познанья, жажда славы,    
     Когда мы их употребить не можем?    
     И душно кажется на родине,    
     И сердцу тяжко, и душа тоскует...
    
     И тем сильнее звучит мотив противопоставления современного, ущербного существования «здешнего света» прежнему, былому могуществу свободной России. Одно из высших проявлений мощи русского духа Лермонтов находит в недавнем прошлом: в войне 181? года. Значение победы России над Наполеоном для Лермонтова символично. Поэт видит в ней по просто военный триумф, но торжество справедливости, огромной духовной силы нации.
    
     В стихотворении «Бородино» акцентируется внимание на «былинности», символичности победы русского воинства — «богатырей»:
    
     — Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы!
    
     В полную силу звучит мотив противопоставления «богатырям» «нынешнего племени», неспособного на подвиги, утратившего духовную связь с народом. Народная Россия живет по истинным, исконным законам, когда личность черпает силу в своем единении с народом. Старый солдат говорит одновременно и от своего лица, и от лица всех защитников Отечества. Не случайно в стихотворении постоянно звучит местоимение «мы». Лермонтов вскрывает основополагающее свойство русской народной психологии: личность существует не сама по себе, но в слиянии с общиной. Мир народа не обезличен, напротив, он состоит из ярких индивидуальностей, живущих в одной системе высоких нравственных ценностей. Это, по убеждению Лермонтова, и принесло победу русскому
    
     войску. В незаметном героизме рядовых и есть истинная причина победы России. Не полководцы вели солдат в сражение, но сами солдаты торопили «командиров»:
    
     Мы долго молча отступали,    
     Досадно было, боя ждали,    
     Ворчали старики:    
     «Что же мы? На зимние квартиры?    
     Не смеют что ли командиры    
     Чужие изорвать мундиры    
     О русские штыки?»
    
     Русскому крестьянину, ставшему воином, для победы не нужны ни искушенные полководцы, ни разработки диспозиций:
    
     Что тут хитрить, пожалуй к бою; Уж мы пойдем ломить стеною, Уж постоим мы головою За родину свою!
    
     Солдаты идут в бой за родину, повинуясь нравственному закону: «Как наши братья умирали!» Солдат вспоминает с любовью о командире, погибшем в сражении:
    
     Полковник наш рожден был хватом: Слуга царю, отец солдатам...
    
     Эти естественные для людей взаимоотношения противостоят тем безнравственным законам, по которым живет «нынешнее племя», когда не достоинства человека, но случайность рождения и способность к интригам определяют его судьбу.
    
     В 1841 году написаны два стихотворения, в которых Лермонтов наиболее полно и глубоко раскрывает всю противоречивость, сложность своего отношения к Родине:
    
     Прощай, немытая Россия, Страна рабов, страна господ...
    
     Впервые в русской литературе прозвучало осуждение, неприятие не каких-либо отдельных сторон русской действительности, а всей николаевской России.
    
     И вы, мундиры голубые, И ты, им преданный народ.
    
     Слово «преданный» многозначно. Это и «покорный», «послушный», и отданный на расправу, и верный... Все эти значения присутствуют в лермонтовском эпитете. И речь идет одновременно о беде и о вине России и ее народа. Страшная картина духовного рабства внушает поэту отвращение. Стихотворение порождает чувство безнадежности: в этой стране тотальной несвободы, в стране-тюрьме жить нельзя. Глухое отчаяние толкает лирического героя к отречению от родины. Такие чувства были характерны.
    
     В стихотворении «Родина» Лермонтов не просто дал выход всей накопившейся обиде и глубокой ненависти к политическому строю, основанному на духовном рабстве, но передал то чувство Родины, которое было характерно для многих мыслящих людей эпохи 30—40-х годов прошлого века. Стихотворение с первой до последней строчки шокирует читателя. Любовь лирического героя к родине оценивается им самим как «странная», это любовь «рассудку вопреки». Стихотворение построено на антитезе «казенного патриотизма» и естественного человеческого чувства. ";Картины истинной России, ее настоящий лик, созданный в «Родине», ничуть не отрицают в создании Лермонтова Россию как государство. Открытое Лермонтовым иррациональное чувство Родины, его принципиальный отказ логически обосновать и объяснить, за что человек любит свою отчизну, положили начало одной из традиций русской литературы:
    
     Умом Россию не понять...    
     В Россию можно только верить.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ответы на экзаменационные вопросы по истории России 11 класс

    Экзаменационные вопросы
    ... Ответынаэкзаменационныевопросыпо истории России 11 класс. Для удобства пользования вопросы и ответы размещены в хронологическом порядке. Источники: 1) Ответынавопросы/билеты по ... массовыми тиражами дешевую литературудля народы. Огромной ...
  2. Ответы на экзаменационные вопросы по истории россии 9 класс источники

    Экзаменационные вопросы
    ... Ответынаэкзаменационныевопросыпо истории России 9 класс. Источники: Ответынавопросы/билеты по истории России 9 кл. – 48 вопросов ... имело для Руси иго? Ответна первый вопрос очевиден: ... знаменитых постановлений повопросамлитературы, музыки, ...
  3. Ответы на экзаменационные вопросы по истории россии 9 класс источники

    Экзаменационные вопросы
    ... Ответынаэкзаменационныевопросыпо истории России 9 класс. Источники: Ответынавопросы/билеты по истории России 9 кл. – 48 вопросов ... имело для Руси иго? Ответна первый вопрос очевиден: ... знаменитых постановлений повопросамлитературы, музыки, ...
  4. Ответы на экзаменационные билеты по истории россии (9 класс) девятиклассники! здесь выложены приблизительные ответы на новые экзаменационные билеты удачи в изучении учитель истории билет № 1 вопрос 1 древняя русь в ix – начале xii в

    Экзаменационные билеты
    ... Ответынаэкзаменационные билеты по истории России (9 класс) Девятиклассники! Здесь выложены приблизительные ответына новые экзаменационные ... для Екатерины стало решение «польского вопроса» ... харак­терным явлением как в литературе, так и в кинематографе ...
  5. Ответы на экзаменационные билеты по истории россии (9 класс) девятиклассники! здесь выложены приблизительные ответы на новые экзаменационные билеты удачи в изучении учитель истории билет № 1 вопрос 1 древняя русь в ix – начале xii в

    Экзаменационные билеты
    ... Ответынаэкзаменационные билеты по истории России (9 класс) Девятиклассники! Здесь выложены приблизительные ответына новые экзаменационные ... для Екатерины стало решение «польского вопроса» ... харак­терным явлением как в литературе, так и в кинематографе ...

Другие похожие документы..