Главная > Книга


В мировоззренческом плане длительная полярная ночь, долгое отсутствие на небе солнца должно было породить концепцию Небытия. Отвлеченное понятие Ничто («ночное солнце» в его небытийности, Sol Niger) противоречит конкретно проявленному, Сущему. Трансцендентное Ничто потусторонне по отношению к имманентному Нечто. Осознание Ничто приоткрывает тайны сущего, бытийного, становясь его абсолютной основой. В силу связанности с Ничто это осознание часто сопряжено с чувством ужаса. Это страх от того, что солнце после долгой полярной ночи не появится, и наш мир охватит хаос. Такое чувство совершенно невозможно в регионах, где солнце поднимается ежедневно. Мистерия появления солнца есть высочайший духовный опыт нордического человека. В его страхе открывается истина божественного Небытия.

1 См.: Уоррен У. Ф. Найденный рай на Северном полюсе. М., 2003. С. 73.


Страдания и страх выносят человека к бездне Небытия и открывают подлинное Бытие. Настроение космического ужаса есть проявление в человеке стихии трансцендентного Ничто. Этот страх становится обязательной частью культа «ночного солнца». Но ужас является пограничным состоянием. Он возникает не вообще в связи с отсутствием солнца в течение полярной ночи, а только в момент ожидания рассвета. Это страх не от самой ночи, а из-за того, что рассвет может не состояться. В страхе от ночного и трансцендентного Ничто уже скрывается сущность ожидаемого дневного и имманентного Нечто (дневного солнца). В ужасе Ничто раскрывается налично сущее. Это и есть точка рассвета.

Такие идеи точно передают настроения людей, живущих на Северном полюсе. Они составляют часть изначального откровения. Момент рассвета — точка перелома, в которой творится новое Бытие, мир возрождается, чувство страха оказывается преодоленным. Нечто рождается из Ничто, Бытие рождается из Небытия1. Такая концепция Небытия составляет сущность философии Лао-цзы. По его мнению, Небытие есть основа Бытия, источник мира2. Он, в частности, говорил: «Все Вещи рождаются в Бытии. Бытие рождается из Небытия»3. Для него Небытие — это Дао: «Дао — это бездонная Пустота», но при этом «только в Пустоте находится то, что действительно существенно»4. Осознание феномена Небытия и Ничто позволяет вскрыть трансцендентность, метафизичность сущего как такового.

1 Телегин С. М. Анатомия мифа. М., 2005. С. 230-232.

2 История китайской философии. М., 1989. С. 49, 51.

3 Lao-tse. Tao Те King. Mexico, 1978. P. 45.

4 Ibid. P. 47, 56.


Философы из Хуайнани довольно много места в своем трактате уделили моменту появления Бытия из Небытия. Этот процесс был разовым, но очень длительным. Трактат начинается следующими строками: «Дао покрывает небо, несет на себе землю, развертывает четыре стороны света, раскрывает восемь пределов. Высоко беспредельно, глубоко безмерно, обнимает небо и землю, сообщается с бесформенным. Бежит источником, бьет ключом. Пустое, постепенно наполняется. Клокочет и бурлит. Мутное, постепенно очищается. Встанет между небом и землей и наполнит все пространство; ляжет между четырьмя морями и заполнит ширь. Раздает и не иссякает, нет для него ни утра, ни вечера» и т. д.1. Если попытаться наглядно представить себе эту картину, то перед мысленным взором возникнет величественная картина полярного рассвета, где свет постепенно и долго разгорается на фоне ночного неба.

Следующая глава представляет еще более детальную картину. Буквально на одной странице текста2 сконцентрирована вся необходимая информация. «Было начало». Это точка рассвета. «Было предначало этого начала. Было доначало этого предначала начала». Здесь в категориях Небытия описывается долгая полярная ночь. Внимание философов сосредоточено на точке рассвета: «Так называемое начало. Всеобщее затаенное возбуждение еще не прорвалось». Здесь описываются эмоции, возникающие у человека, ожидающего рассвет. Он еще не наступил, поэтому возбуждение еще не реализовано. Пока еще царит ночь и Небытие: «Еще нет каких-либо форм и границ. Только шорох абсолютного небытия. Все полно желанием жизни, но еще не определились роды вещей». Все ждут начала рассвета, но пока он не наступил.

1 Философы из Хуайнани. С. 21.

2 Там же. С. 37. Все прокомментированные далее цитаты взяты с этой страницы.


Ночь все длится и длится. Рассвет никак не наступит. «Было доначало предначала начала. Небо затаило свой гармонический эфир, и он еще не опустился. Земля хранила свой эфир, и он еще не поднялся». Свет все еще не появился из-за горизонта. Во всем мире царит ночной покой: «Пустота, небытие, тишина, безмолвие. Молчащее занебесье, небытие, похожее на сон. Эфир плыл, составляя великое единство с тьмою». Еще очень темно. «Смотришь — не видишь формы». Ночное небо безгранично и подобно хаосу. «Было предначало бытия и небытия. Оно обнимает небо и землю. Формует тьму вещей, составляет великое единство с тьмой хаоса».

Интересно, что отсутствует не только свет, но и вещи, растения, сама жизнь. Так и на Полюсе с временем продолжительной ночи совпадает зима, и в это время вся жизнь замирает, ее «не видно, не слышно».

Но вот что-то изменилось в мире. Из Небытия ночного хаоса рождается Бытие дневного упорядоченного мира. «Было бытие. Тьма вещей во множестве пустила корневища и корни, образовались ветви и листья, зеленый лук и подземные грибы. Сочная трава ярко заблестела, насекомые встрепенулись, черви зашевелились, все задвигалось и задышало. И это уже можно было подержать в руке и измерить». Здесь говорится не только о том, что начался рассвет, но что при этом стали расти ветви и листья. То есть здесь говорится о совпадении начала дня и весны. С началом утра начинается Бытие. Такое совпадение рассвета и весны, когда с концом долгой ночи завершается зима и начинается весна, начинают расти новые растения, возможно лишь на Северном полюсе. Никакое наблюдение за природой в средней полосе или в тропиках не могло привести к такой концепции.

Там же. С. 38.


Характерно, чтб рассвет не наступает сразу. «Свет решил вступить в это небытие и отступил, растерявшись»1. Только на Северном полюсе возможно такое осознание небытийности наличного. Оно возникает лишь в результате длительного (но не краткого) отсутствия солнца на небосклоне и его разового в течение года (а не ежедневного и повторяющегося) появления из-за горизонта. В средней полосе рассвет длится довольно быстро. В тропиках же он протекает почти мгновенно. Ситуация, когда рассвет долго не наступает или «отступает, растерявшись», когда солнце долго восходит, и с его появлением начинается не только день, но и весна, — все это отличительные признаки полярного рассвета. Только с приходом света начинается бытие форм и движение. Бытие предстает как мир форм — воспринимаемых, развивающихся, видимых. Небытие же — отсутствие движения, застывшая неподвижность не явленных форм — бесформенного. Небытие порождает Бытие, Тьма рождает Свет. Это и есть рассвет. Можно сделать вывод, что за философскими категориями космогонического мифа в «Хуайнаньцзы» скрывается детальное описание долгого полярного рассвета и прихода весны. Течение полярного года определяет содержание космогонического мифа.

Полярный год, делясь на светлый и темный периоды, открывает человеку всеобщий космический ритм как божественный закон (в китайской философии — Дао). В структуре полярного года мифотворец находит высшее Откровение Бога. Здесь деление на тьму и свет (в китайской космогонии — инь и ян) связано не просто с примирением этих дуальностей, но с идеей возвращения и возрождения, преобразования и становления мира и души. Движение же солнца в течение года (появление из-за горизонта, постепенные подъем на высшую точку, нисхождение, смерть и возрождение) становится мистерией священного года. Круговращение дня здесь совпадает с круговращением года и с циклами природы и человеческой жизни.

На этом принципе круговращения года основывается богопереживание и богооткровение полярного человека. Сама его жизнь — это инициационное следование закону вечного вращения. Из единства жизненных циклов человека с жизненным ритмом полярного года развивается культура индоевропейца, его понимание прекрасного, истинного, сакрального. Только на Полюсе он мог получить полное представление о череде света и тьмы, тепла и холода, огня и льда, Бытия и Небытия. Годичный круг своей гармонией может примирить эти противоположности в законе Вечного Возвращения, в котором жизнь постоянно возобновляется, а «Бытие рождается из Небытия» и вновь возвращается в Небытие.

Главный принцип Вечного Возвращения гласит: все идет, все возвращается; все умирает и вновь возрождается. Великий год бытия бежит по кругу, где центр — здесь (полюс), а окружность — это и есть путь вечности. Миф о Вечном Возвращении в полярной Традиции занимает центральное положение и заложен в основу религиозной системы. Если циклизм полярного календаря открывает стремление к обновлению в качестве фундаментального закона природы и человека, то естественным выражением его становится учение о Вечном Возвращении.

Для человека, находящегося на Полюсе, картина мира будет такой: сам он находится в неподвижном Центре мира, а пространство вокруг него вращается, подобно колесу. Круговое вращение пространства совпадает здесь (и только на Полюсе) с круговым движением времени. Вращающееся колесо, ступица, гончарный круг — образы вечного движения пространства-времени. Генон отметил, что «значение "ступица" в этой связи является чрезвычайно важным, так как повсюду колесо — это символ мира, вращающегося вокруг фиксированной точки»1. Очевидно, что представление о пространстве, которое вращается вокруг неподвижной центральной точки, могло возникнуть лишь на Полюсе.

1 Генон Р. Царь Мира. Коломна, 1993. С. 61.

2 Философы из Хуайнани. С. 21.

3 Там же. С. 22.


«Хуайнаньцзы» сообщает об этом: «Колесо крутится не прерываясь... <...> Движется по кругу форма, вращается ступица. Один оборот сменяет другой. Отграненное и отшлифованное вновь возвращается к своей основе»2. Образ вращающегося колеса соотносится с мифологемой Вечного Возвращения, циклизма. Высшее Дао «вращается, и вращению этому нет конца»3. Учение о Великом и Вечном Возвращении — чистая, совершенная полярная теория. Лишь на Полюсе в действительности можно наблюдать Великое Возвращение и осознать его как божественное откровение, как метафизическую истину и ценность.

Учения о Вечном Возвращении придерживался Гераклит, который считал, что вечный космос — это «вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий»1. Космос попеременно то возникает, то уничтожается, но вечно возвращается. То, что «движение вперед — это возвращение» и что «прогресс является возвращением», понимал еще Лао-цзы2. Он также утверждал: «Все Возвращается к своему началу. Возвращение к началу означает достижение Покоя»3. «Лецзы» гласит: «Смерть и жизнь подобны возвращению и отправлению»4. Жизнь — это странствие, смерть — это возвращение и возрождение. Такова идея циклизма жизни и Вечного Возвращения в китайской философии. При этом, как сообщает «Лецзы», «движение и возвращение не имеют конца»5. Трактат прямо связывает идею Вечного Возвращения с чередованием жара и холода, полярных огня и льда, с годичным кругом: «Всегда рождающиеся, всегда изменяющиеся все время рождаются, все время изменяются. Таковы жар и холод, четыре времени года»6. Эта теория столь велика, что не может быть познана. «Лецзы»: «Конец и начало вещей издревле не имеют границ. Начало может стать концом, а конец может стать началом. Как узнать их круговорот?»7.

1 Фрагменты ранних греческих философов. С. 217.

2 Lao-tse. Tao Те King. Р. 49, 59.

3 Ibid. Р. 85.

4 Дао: гармония мира. М.; Харьков, 2000. С. 43.

5 Там же. С. 44.

6 Там же. С. 37.

7 Там же. С. 89.


Вечное Возвращение — это неисчерпаемость, неизменяемость и, в конечном итоге, — совершенство целостности. По словам философов из Хуайнани, «конец и начало подобны кольцу — не постичь их круговорота»1. Текст гласит: «Из небытия вступает в бытие, из бытия — в небытие. Конец и начало не имеют грани, неизвестно, что их порождает»2. Хорошо видно, как натурфилософская концепция движения пространства-времени по кругу, возникшая на основе наблюдений реальных событий на Полюсе, превращается в мистическую концепцию совершенного и неисчерпаемого Дао, где движение — это Покой, а возвращение — это беспредельность. «Хуайнань-цзы»: «Конец и начало, пустота и полнота вращаются в Беспредельном»3.

Миф о Вечном Возвращении несет в себе отказ от линейного исторического прогресса. Вечное Возвращение открывает самые глубины космического бытия, которое не исчерпывается лишь перечнем «робытий», фактов. Поднимаясь над идеей текучести времени, учение о Вечном Возвращении обращено в вечность и в трансцендентное сверхбытие. В потоке Вечного Возвращения человек отказывается от своего профанного мышления, чтобы погрузиться в природные сакральные циклы, воспринимаемые иррационально и мистически. Вечное Возвращение открывает то, что невозможно логически осознать — вечную изменяемость (циклическая смена явлений и ценностей) при вечной неизменяемости (стабильность космоса в его чередованиях).

1 Философы из Хуайнани. С. 122.

2 Там же. С. 126.

3 Там же. С. 135.


Это вечное обновление стабильно неизменяемого космоса (день сменяет ночь, после зимы приходит весна, но этот циклизм не означает прогресса, он неизменен — постоянная смена восхождения и нисхождения). Творческий аспект заключен здесь в смене старого новым, в преодолении отжившего и открытости зародившемуся (точка рассвета). Вечность же заключается в надчеловеч-ности и внеисторичности этих событий (рассвет не зависит от воли человека) и в их непременности (рассвет обязательно придет). Мир возвращается к самому себе, и это движение есть основа китайской метафизики. Вечное Возвращение несет в себе становление, развитие, упадок, восхождение и нисхождение, но не является ничем из этого. Оно — это свобода движения по кругу и даже непредсказуемость в циклической обусловленности. В Вечном Возвращении нет цели, но оно само и есть цель. Достижение состояния Вечного Возвращения является верхом совершенства.

Вечное Возвращение — это время, ставшее вечностью, Вечное Возвращение времени, круговой танец событий и бытия. В самореализации времени как Вечного Возвращения обретается подлинная полнота жизни. Когда эволюция уже невозможна, а высший идеал и священное беспредельное (Дао) достигнуты, остается только Вечное Возвращение. Вечность — это не дурная бесконечность, а Вечное Возвращение. Никогда не прерываемое движение по кругу — это и есть структура вечности. Лишь оказавшись в священном Центре мира — на Полюсе — человек сам может стать центром бытия, завершенным Я в замкнутой неизменности и совершенстве, осознав истинную природу Вечного Возвращения. Вне Полюса такое миросозерцание невозможно. Только на Полюсе все тяжелое становится легким, все неподвижное движется по кругу и все совершается само. Идея Вечного Возвращения — исключительно полярная по происхождению.

Китайская мифология содержит яркие и детальные описания полярной страны блаженных. «Лецзы» сообщает: «Гора Охотниц-прорицательниц находится на острове на Океанской реке. Там живут чудесные люди. Вдыхают ветер, пьют росу, а зерном не питаются. Сердце [у них] — словно глубокий родник, тело — словно у девственницы. [Не ведомы им] ни ласка, ни любовь, служат им престарелые старцы и мудрые люди. Не ведая ни страха, ни гнева, служат им искренно и верно; нет ни подачек, ни милостей, а у всех всего достаточно; не собирают, не накопляют, а недостатка не терпят. [Там] постоянно'сменяют друг друга жар и холод, светят солнце и луна, следуют друг за другом четыре времени года, равномерно дует ветер и идет дождь, рожают и выкармливают своевременно, урожай зерна всегда в изобилии, а почва не гибнет, не портится. Люди не знают ни зла, ни ранней смерти, у тварей нет ни пороков, ни свирепости, от душ предков нет чудесных откликов»1.

Это очень любопытное описание, поскольку в нем соединены несколько разных по времени создания тем. Во-первых, гора или остров Охотниц-прорицательниц находится на севере и постоянно называется при описании царства блаженных. «Чжуанцзы» сообщает о том же: «Далеко-далеко на горе Охотниц-прорицательниц живут бессмертные. Кожа [у них] словно снег, красота подобна девичьей. [Они] вдыхают ветер, пьют росу, а зерном не питаются. Оседлав облака и воздух, управляя летящими драконами, странствуют за пределами четырех морей. Душевные силы у них сосредоточены, поэтому не бывает ни мора, ни болезней, урожай зерна [всегда] обилен»2. «Каталог северных [земель] внутри морей» представляет ее так: «Храбрые Охотницы-Прорицательницы живут на острове в Океанской реке. Царство Охотниц-Прорицательниц лежит в море, [оно] принадлежит Храбрым Охотницам-Прорицательницам. С юго-запада его закрывают горы»3.

1 Дао: гармония мира. М; Харьков, 2000. С. 49—50.

2 Там же. С. 154.

3 Каталог гор и морей. С. 139.


В этом краю постоянно сменяют друг друга жар и холод, что связано с борьбой полярных стихий огня и льда. Жители этой страны не едят зерна, что тоже понятно, так как в полярном регионе земледелие невозможно. Там процветала охотничья культура. Однако тут же сообщается, что последовательно сменяют друг друга четыре времени года, а урожай зерна всегда бывает изобилен. Здесь уже дано описание климата средней полосы, где китайцы жили в историческое время и где зародилось земледелие. Явные противоречия в тексте дают возможность предположить, что в нем соединены как представления о жизни в умеренном климате средней полосы, так и память о древнейшей полярной прародине. Противоречие в тексте слишком явное, что, впрочем, обычное дело, когда в мифе происходит соединение древнейших и новых представлений.

«Лецзы» содержит очень подробное описание «царства Крайний Север», которое располагается «на северном берегу Северного моря», но границы которого — неведомо где. «Там не бывает ни ветра, ни дождя, ни инея, ни росы, там не родятся птицы и звери, насекомые и рыбы, травы и деревья. Со всех сторон — равнина, окруженная горами. В центре царства — гора, называют ее Кувшин-гора, формой походит на сосуд для вина. На вершине отверстие, формой походит на кольцо, и называют его Избыток влаги. Из отверстия ключом бьет вода, и называют ее Священный фонтан. Аромат [воды] прекраснее, чем орхидеи и [душистого] перца, вкус — слаще, чем у вина. Источник, разделяясь на четыре ручья, стекает к подножью горы и орошает всю страну. Там, куда [он| устремляется, прекращаются страшные болезни, люди становятся уступчивыми и согласными, никто не спорит и не борется, сердца [у всех] нежные, кости слабые, [люди] не заносчивые и не завистливые. Взрослые и дети живут вместе, без царей и слуг. Мужчины и женщины гуляют вместе, без сватов и свадебных подарков. Живут у воды, не пашут, не сеют. Земля и воздух [там] теплые и приятные, [люди] не ткут и не одеваются, [живут] до ста лет, у них нет ранних смертей, нет и болезней. У этого народа — большое потомство, не сосчитать. Радуются и веселятся, нет ни дряхлых, ни старых, ни печали, ни горя. Любимый обычай — петь песни. Взявшись за руки, поют по очереди, целый день без перерыва. [Когда] проголодаются и устанут, пьют из Священного фонтана. Сила и воля приходят в равновесие. [Выпьют] слишком много — опьянеют и только через десять дней отрезвеют. Купаются в Священном фонтане, и кожа становится блестящей и свежей, аромат не выдыхается целых десять дней»1.

На первый взгляд, это обычное описание догосудар-ственной утопии, края Золотого века. Однако многое в нем может получить реальное подтверждение. Миф описывает северный край, где нет земледелия, ничего не растет и не рождается. Однако здесь же говорится о теплом климате. Такая ситуация действительно имела место в истории сразу после завершения ледникового периода (9-е тысячелетие до н. э.). В то время климат на планете был значительно более жаркий, чем сейчас. Хотя земледелие еще не началось, но температура воздуха в полярном регионе была довольно высокой, царил теплый климат и этот край был вполне пригоден для проживания. Именно этот момент, когда в районе Северного полюса (в мире богов) царил теплый климат, а государства и земледелия еще не было (не надо было подчиняться и работать, все были свободными и счастливыми), и представлен по всему миру в мифах о Золотом веке (например, у Гесиода и Овидия).

Как и в греческом мифе, в китайских преданиях раса Золотого века наделена сверхъестественными качествами. Однако при этом особенность китайской версии заключается в том, что раса Золотого века не исчезла окончательно, не погибла. Она сохранилась как высший образец правления и истинно божественного существования. Она даже не является скрытой или недоступной в полном смысле, так как известно, где ее можно найти

Дао: гармония мира. М.; Харьков, 2000. С. 94.


при желании — на Крайнем Севере. Хотя обычному человеку достичь этого края невозможно.

Подробно описывая царство блаженных, автор отмечает, что там находилась Кувшин-гора, похожая на сосуд, из которой били целебные источники и фонтаны. Это очень точное описание вулкана. Гора, полая внутри и заполненная водой, — это и есть потухший вулкан. Из него бьет целебный источник, а Священный фонтан — это гейзер — признак еще не закончившейся вулканической деятельности. Такое описание неожиданно находит параллель в кельтском мифе о Котле Оживления. Этот Котел также находится в царстве богов (на полюсе) и ассоциируется с Озером Дивным (вероятно — остатком вулкана). Котел Оживления содержал целебную воду, благодаря которой мертвые «оживали»1. Можно сделать вывод, что китайский миф и кельтское предание описывают один и тот же полярный край в одинаковых выражениях.

Еще один важный мотив: источник, стекая с вершины горы, «разделяется на четыре ручья». Многие мифы согласны в том, что небесная река, стекая по горе, находящейся в Центре мира (на Полюсе), затем разделяется на четыре потока, устремляющихся в виде креста в четырех направлениях2. От корней Древа жизни в раю текут четыре реки, чертя горизонтальный крест на поверхности мира. Следует обратить внимание, что на карте Меркатора (XVI в.) изображен полярный .континент Гиперборея, в центре которого располагается гора, а от нее в четырех направлениях (в форме креста) текут четыре реки3 (рис. 2).

1 Мабиногион. Волшебные легенды Уэльса. М., 1995. С. 26, 188—



Скачать документ

Похожие документы:

  1. – гиперборея – священная родина человечства

    Книга
    Телегин С.М. – Гипербореясвященная родина человечства НАУЧНОЕ СПРАВОЧНОЕ ИЗДАНИЕ Издательство ФАИР» ... АЛФАВИТ [К 94(3) К 63.3(0) Т31 Телегин С. М. 1 Гипербореясвященная родина человечества: научное справочное издание / С. М. Телегин ...
  2. – гиперборея – священная родина человечства (1)

    Книга
    Телегин С.М. – Гипербореясвященная родина человечства НАУЧНОЕ СПРАВОЧНОЕ ИЗДАНИЕ Издательство ФАИР» ... АЛФАВИТ [К 94(3) К 63.3(0) Т31 Телегин С. М. 1 Гипербореясвященная родина человечества: научное справочное издание / С. М. Телегин ...

Другие похожие документы..