Главная > Документ


Федеральное агентство по образованию

Мурманский государственный педагогический университет

воспитание в современной россии:

проблемы, опыт, тенденции

Материалы Всероссийской

научно-практической конференции

22-23 ноября 2007 года

Мурманск

2007

УДК 373

ББК 74.200

В 77

Печатается по решению редакционно-издательского совета

Мурманского государственного педагогического университета

Редакционная коллегия:

С.К. Бондырева, академик РАО, доктор психологических наук, профессор;

Р.И. Трипольский, доктор философских наук, профессор, ректор Мурманского государственного педагогического университета;

Д.Г. Левитес, доктор педагогических наук, профессор, академик АПСН, Заслуженный учитель Российской Федерации, зав.кафедрой педагогического проектирования и образовательных технологий МГПУ;

В.Э. Черник, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогического проектирования и образовательных технологий МГПУ (ответственный редактор).

Воспитание в современной России: проблемы, опыт, тенденции [Текст]: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 22-23 ноября 2007 года / Отв. ред. В.Э.Черник. – Мурманск: МГПУ, 2007. – 416 с.

В сборнике представлены материалы Всероссийской научно-практической конференции «Воспитание в современной России: проблемы, опыт, тенденции», состоявшейся в г. Мурманске 22-23 ноября 2007 г.

ISBN © Мурманский государственный

педагогический университет (МГПУ), 2007.

Р.И.Трипольский

ДИАГНОЗ БЕЗ ЭМОЦИЙ

(вместо предисловия)

1. Вначале хочу напомнить: истина – конкретна. И это напоминание всегда оказывается не лишним, когда мы вновь начинаем обсуждать содержание основополагающих принципов отечественного педагогического знания, которые, будучи, на первый взгляд, очень «теоретическими», одновременно служат и «руководством к действию». Другое методологическое замечание состоит в следующем: при таком обсуждении нам очень важно сформулировать вопросы, правильная постановка которых, как известно, - «половина» успеха всех ответов. И последнее замечание по очереди, но не по важности: если предмет нашего обсуждения – современное содержание принципа «единство обучения и воспитания», - то проводить его надо, на мой взгляд, опираясь на триаду «человек — индивид — личность». При этом «человек и индивид» понимаются в данном случае как природные сущностные определения вида «человек разумный», а «личность» - как общественная характеристика человека и индивида.

2. Теперь зададимся следующими «наивными» вопросами. Что такое обучение и кто является его «субъектом - потребителем»? Простейший ответ: обучение – поэтапный процесс освоения человеком знаний, умений и навыков на основе индивидуально-возрастных и психолого-физиологических различий. Даже из такого ответа понятно, что процесс обучения является вполне нормируемым («стандарты» обучения) и как технология (методика) может разрабатываться и передаваться. А что такое воспитание и кто является его «субъектом - потребителем»? Очевидно, что таковым является общество, так как именно оно выдвигает требования к тем характеристикам, которые определяются как «личностные» для человека и индивида. Но в силу различия обществ и их стратификации эти характеристики всегда конкретно-историчны; и только в такой своей совокупности они могут рассматриваться как определенная «модель» (тип) личности.

3. Поставим еще один «наивный» вопрос. Можно ли обучить быть личностью? Или, другими словами, возможны ли «технологии воспитания через обучение»? Ответ - «да» - для отечественного педагогического знания очевиден. Но очевидно и другое: все они, существовавшие до недавнего времени, были разработаны для формирования вполне определенного типа личности и реализовывались не только через содержание обучения и методик воспитания, но и поддерживались господствующей в обществе идеологией. Фактически, в СССР имелось «тождество» между потребностью общества в определенном типе личности и целями обучения и воспитания. Принцип «единства обучения и воспитания», по моему мнению, и фиксировал в структуре педагогического знания содержательную необходимость такого целевого «тождества». Именно разрушение последнего вследствие известных обстоятельств и породило сомнение как в теоретической значимости данного принципа для педагогического знания, так и в его использовании как «руководства к действию». Крайними позициями такого сомнения, по-видимому, стали утверждения: «обучение не воспитывает» и «чему воспитывают средства массовой информации?»

4. Тем не менее, я полагаю, что принцип «единства обучения и воспитания» не потерял своей эпистемологической, прагматической и ценностной функции для педагогического знания и педагогической практики. Однако его понимание нуждается в значительной корректировке. И, прежде всего, - в выделении и осмыслении того «заказа» на тип личности, который сегодня формируется в нашем обществе. Понятно, что сделать это только в рамках педагогического знания не представляется возможным – для этого необходима широкая междисциплинарная дискуссия с привлечением всех заинтересованных сторон. Именно такое обсуждение, на мой взгляд, позволит установить содержательное единство (не тождество!) целей общества и процессов обучения и воспитания. И только такое единство целей обозначит пространство «чему и как учить», « чему и как воспитывать».

5. Но учить-то и воспитывать надо сейчас! И система образования не ждет пассивно, когда закончится дискуссия в обществе, а активно ищет, и самое главное находит современные формы обучения и воспитания. Именно этому посвящены материалы научно - практической конференции, которые, уважаемый читатель, и предлагаются вашему вниманию в настоящем сборнике.

Д.Г. Левитес

УЖЕ НЕ «ТОВАРИЩИ», ЕЩЕ НЕ «ГОСПОДА»!

(Проблемы воспитания в современной России)

Прошло семнадцать лет с тех пор, как наши дети перестали собираться в октябрятские «звездочки», пионерские отряды, тимуровские команды и комсомольские группы. Задача деидеологизации школы, поставленная в самом начале перестройки, успешно решена. Великая Мечта о справедливом, разумном, свободном и счастливом жизнеустройстве – о человеке, гармонически сочетающем в себе духовную мощь, нравственную чистоту и физическое совершенство, мечта, которая вела человечество от Лукреция Кара и Томазо Кампанеллы до декабристов и В.И. Ленина на одной шестой части суши, канула в Лету вместе с моральным кодексом строителя коммунизма.

На поле, очищенном от коммунистических догматов, выросло новое поколение, свободное от таких «идеологических рудиментов», как необходимость соотносить, а если требуется, то и подчинять свои личные интересы интересам коллектива, общества и многонационального государства. На смену Мальчишу-Кибальчишу, Тимуру и Павке Корчагину пришли удачливый предприниматель, обаятельный бандит и гламурная теледива. И слова «дум высокое стремленье» все чаще требуют развернутого комментария, так как не находят отклика ни в умах, ни в сердцах сегодняшних семнадцатилетних.

В условиях подобной деидеологизации школы воспитание как управляемая социализация из нее уходит, и образование в целом перестает быть управляемым процессом.

Если не вдаваться в анализ содержания понятия «образование», то последний тезис может показаться излишне категоричным. Но профессионал отнесется к нему более серьезно и обязательно уточнит: «Смотря что понимать под образованием». Если рассматривать этот феномен как процесс и результат трансляции социокультурного опыта, то научно обоснованный механизм (механизмы) управления им хорошо известен. Известны и различные модели эффективных управленческих структур как на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, так и на уровне образовательного учреждения.

Но если рассматривать образование как непрерывную линию развития человека, как формирование, становление Образа Человеческого (ОБРАЗ-ование), а через него – развитие и совершенствование самого человеческого сообщества, то в этой логике управление образованием есть по сути управление совершенствованием человека, общества и государства.

Но можно ли, эффективно управляя образованием в целом и воспитанием в частности, сделать более совершенным человека и мир, в котором он живет?

В последние годы усилия государства, направленные на улучшение качества жизни людей, понимаемое преимущественно как удовлетворение их базовых (физиологических) потребностей, парадоксальным образом приводят к ухудшению «человеческого материала» (термин, неприемлемый в гуманистической традиции, но допускаемый автором в контексте обсуждаемой проблемы). Уровень нравственного состояния общества, пораженного коррупцией, правовым и политическим нигилизмом, превысил все обозримые в недавнем прошлом границы и проявляется прежде всего в росте имущественных преступлений, преступлений против личности, общества и государства. Эти преступления в большинстве своем совершают образованные, а точнее, хорошо обученные, но не воспитанные люди.

Но гораздо опаснее не всегда проявляющиеся в антисоциальном поведении, но фиксируемые профессиональными педагогами и детскими психологами скрытые, непланируемые эффекты функционирования системы школьного образования в современной России: рост тревожности, бездуховности, нигилизма, социальной апатии, прагматизма, граничащего с цинизмом, эгоцентризма и агрессии в молодежной и подростковой среде. Этот рост не только не коррелируется внешними признаками улучшения качества жизни (у опытных учителей большую тревогу вызывают жизненные установки и отношение к людям у так называемой «золотой» молодежи из состоятельных семей), но в силу нарастающего социального расслоения принимает все более опасные формы.

Непредвзятый анализ молодежных субкультур показывает, с одной стороны, стремление уйти от жизненных проблем в индустрию развлечений, с другой - расширение внутреннего пространства алкоголем и наркотиками, с третьей, - поиски себя и смыслов собственного существования в иррациональной, «темной» стороне действительности.

В сочетании с культивируемыми средствами массовой информации представлениями о том, что этот мир существует только для молодых, что современная культура - это прежде всего молодежная субкультура и что жить хорошо (а значит правильно) - это получать максимальное количество удовольствий, - перспективы влияния образования на улучшение нравов становятся все более иллюзорными. Подчеркнем, речь идет об образовании, редуцированном на свою воспитательную составляющую.

Подобные рассуждения легко вписываются в известный беллетристический ряд на тему «всегда так было, есть и будет и изменить ничего нельзя», если бы не одно обстоятельство: а как быть с той сферой человеческой деятельности (наукой и практикой), которая как раз и ориентирована на совершенствование человека и общества, в частности, через процессы обучения, воспитания и социализации школьника? Как быть с педагогикой?

Ведь именно она занимается прогнозированием и проектированием социальных эффектов образования, теоретически обосновывает содержание образования и учебно-воспитательный процесс, которые, по идее, должны к ним приводить. В десятках педагогических вузов, в системе повышения квалификации готовятся профессионалы, по определению несущие ответственность за результативность и качество своей работы.

П.Блонский сравнивал школу с садом, а учителя с садовником, задача которого – вырастить благородное и здоровое растение... Но если, несмотря на все усилия садовника, «дурная» природа берет свое, и вот уже выпускница православной гимназии (!) «заказывает» родную мать, а киллерами выступают ее пятнадцатилетние товарищи, ученики местного лицея; если во вполне благополучных московских школах старшеклассники на переменах жестоко издеваются над своими сверстниками, снимают это на видео и размещают в Интернете, а на следующий день на уроке литературы с большой убедительностью рассуждают о душевных терзаниях Родиона Раскольникова, то, может быть, теория воспитания – миф, и образование как «ОБРАЗ –ование» – тоже миф !?

Очевидно, здесь мы имеем дело с таким образованием, которое, несмотря на все его внешние, порой весьма впечатляющие атрибуты – «элитные» школы, «престижные» университеты, «красные» дипломы, сертификаты, ученые степени, научные звания – по своей сути образованием (образование как становление образа человеческого в человеке) не является.

...Качество образования, качество жизни, качество человека... Как связаны эти феномены? И можно ли, управляя качеством образования, совершенствовать не только мир, но и самого человека?

Социальная среда как деструктивный фактор воспитания

Частично объясняемый политическими и экономическими потрясениями девяностых годов прошлого столетия, этот социальный феномен – обратная зависимость улучшения качества жизни и падения нравов (особенно в мегаполисах) – сегодня на фоне относительного роста экономического благополучия и социальной стабильности требует специального комплексного (философского, социологического, психологического) анализа.

Воспитание, в отличие от обучения, процесс более многофакторный, и совершенно очевидно, что эффективное воспитание (нравственное, патриотическое, гражданское...) будущих граждан страны возможно в том случае, если оно не будет ограничиваться сравнительно узкими рамками школы, но выйдет в более широкую область образовательной политики в целом, политики, затрагивающей не только специальные институты, системы образования, но прежде всего ориентированной на создание соответствующей социальной среды. По мнению мыслителей разных эпох, при враждебной среде высокая результативность воспитания возможна лишь в учебных заведениях закрытого типа, где дети до определенного возраста защищены от ее развращающего воздействия.

То, что контекст современной российской образовательной политики для воспитания неблагоприятен, очевидно для большинства родителей и профессиональных педагогов. Прежде всего это относится к разрушительному для психики подрастающего человека воздействию средств массовой информации. Содержание и механизм этого воздействия нами был подробно проанализирован в специальной работе (Открытое письмо учителя руководителям отечественного телевидения – М.: Московский психолого- социальный институт. – 2006 г.). Здесь подчеркнем главное: это воздействие, формируя новую ментальность подрастающего поколения, внедряет в неокрепшее сознание наших детей новые ценностные ориентиры, не только чуждые отечественной культуре, но и общечеловеческим ценностям, таким, например, как ценность человеческой жизни. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть анонсы передач в телевизионной программе на неделю.

Присваивая себе просветительские и образовательные функции, современное российское телевидение совершенно беспардонно и безграмотно вторгается в области не только популярных общедоступных, но и специальных знаний, формируя искаженную картину мира, когда убогие представления о мироздании одного плохо образованного или нечестного человека, тиражируемые таким мощным просветителем, как телевизор, становятся заблуждениями миллионов. Чего стоит сюжет о том, как девятиклассница подала в суд на свою школу, требуя запретить изучение теории эволюции. На несколько месяцев эта девочка и ее папа превратились в настоящих телезвезд и с важностью, которая не снилась и академикам, объясняли всей стране о своих несогласиях с Чарльзом Дарвиным! И ни слова о том, что сегодня в школьной биологии рассматриваются различные, в том числе альтернативные точки зрения на важнейшие естественнонаучные вопросы. Да кому это надо!? Нужен скандал! И тысячи людей, попадая под влияние бредовых антинаучных идей, становятся жертвами различного рода мошенников-телезвезд, начиная от Джуны и Кашпировского и кончая Грабовым.

В то время, когда редкие, но действительно умные и очень нужные для старшеклассников передачи, в которых обсуждаются важные научные проблемы, идут далеко за полночь, прайм-тайм центральные каналы отдают пропаганде мракобесия, пошлости и криминала. Об опасности криминализации сознания подрастающего поколения средствами телевидения с гневом пишут и говорят люди, представляющие цвет российской культуры, но телевидение продолжает свою разрушительную работу, и сотни детей, подражая Саше Белову, играют в собственные «Бригады». Сколько уже «доигрались»...

Смакуя на центральных (государственных) каналах сюжеты об этнических, религиозных и национальных конфликтах, приглашая в популярные ток-шоу общественных и политических деятелей, позволяющих себе националистические и шовинистические высказывания, телевидение сеет вражду и недоверие к «иному» в незрелых умах и душах тех, у кого от рождения этого недоверия и страха нет. Как результат - рост ментальной несовместимости, приводящий к прямым столкновениям.

Общественность уже несколько лет бьет тревогу по поводу того, что телевидение манипулирует сознанием людей. Однако с педагогической точки зрения дело обстоит еще трагичнее: манипулировать можно там, где уже реально существует объект для манипулирования, т.е. сформированное сознание. Но сознание подрастающего человека находится в постоянном развитии, и по отношению к нему уже нужно говорить о детерминации, если угодно, программировании системы жизненных приоритетов, об активном внедрении в сознание молодых определенных моделей поведения и отношения к жизни.

Следует отметить, что это воздействие СМИ на неокрепшую психику осуществляется на фоне чрезмерно высокого уровня социального неравенства, мало связанного с личными усилиями и способностями, что крайне неблагоприятно для формирования трудовой морали (труд как средство самореализации и служения людям), а также на фоне широкого распространения бедности, что само по себе неблагоприятно для развития личности как в смысле доступа к информации, так и в смысле самоутверждения и устранения столь типичных для подросткового возраста комплексов неполноценности.

Разрушение нравственного здоровья общества выразилось в его криминализации и наркотизации, эпидемии болезней, вызываемых антисоциальным поведением, замещении социальных и патриотических ценностей антисоциальными и антипатриотическими. Не менее опасно и разрушение системы жизненных ценностей, традиционных для России. Социологические исследования второй половины 1990-х годов показали: свыше 50 % молодежи признают, что главным для них в жизни являются деньги. При этом 25% считают «возможным» и «нормальным» вступление в брак по расчету, 20% - получение взятки, около 10% - взять деньги силой или «взять что плохо лежит». В сознании 17-летних криминальный авторитет оценивается выше милиционера, профессия телохранителя – выше офицера вооруженных сил и депутата законодательного органа, а эти профессии в свою очередь выше профессии инженера, научного работника, рабочего (Ручкин Б.А. Молодежь и становление новой России //Социс. 1998. № 5)

Наконец, непосредственное влияние на эффективность управления школьным образованием вообще и воспитанием в частности оказал (и продолжает оказывать!) кризис национальной идейной идентичности, связанный с революционным отрицанием идеологии советского периода, и безрезультативный поиск альтернативной национальной идеи, способной консолидировать общество. Но даже самые ярые критики советского периода признают эффективность воспитания (особенно патриотического) в советских школах. Теперь же, по данным социологического исследования, 42 тыс. учащихся ПТУ, примерно 31,2 % детей не хотели бы родиться и жить в России, а еще 21,6 % затруднились с ответом на этот вопрос (Воспитательная работа в новых условиях (опыт учреждений профессионального образования): научно-метод. сборник / Авт.-сост. И.П. Смирнов,Е.В. Ткачеко. М.: Изд. отдел НОУ ИСОМ,2003).

Государство и школа

Некоторое время в педагогической печати активно обсуждался тезис о том, что государство в середине девяностых «ушло» из школы и, как результат, из школы «ушло» воспитание, следствием чего стал рост тех негативных явлений, о которых говорилось выше. И якобы теперь государство возвращается в школу (См.: Концепция модернизации российского образования до 2010 года), и в область государственных интересов вернулись вопросы воспитания.

Это глубочайшее заблуждение. Государство никогда и никуда из школы не уходило. По мнению доктора философских наук, члена-корреспондента РАО О.Н.Смолина, в период революционных потрясений начала 90-х годов новая политическая элита вполне целенаправленно решала задачу не деологизации, а переидеологизации массового сознания наиболее простым и эффективным способом – при помощи электронных СМИ, причем как государственных, так и подконтрольных большому бизнесу.

Это касается и ангажированных аналитических передач на центральных каналах, в которых Октябрьская революция рассматривается как бандитский переворот, а весь советский период – как самый черный и позорный период нашей истории. Или телевизионного сериала, в которых знаменитый советский поэт представлен как русский националист, ставший жертвой чекистов в основном нерусской национальности, или издание солидного тома В.Маяковского, в котором нет ни «Стихов о советском паспорте», ни поэмы «Хорошо», ни «Окон РОСТа»... Выросло целое поколение, которое никогда не слышало светловскую «Гренаду», не пело «С чего начинается Родина» или «Москвичей», не читало «Как закалялась сталь», не имеет представления о юных героях Великой Отечественной…

В прошлом году наш университетский ансамбль давал концерт, посвященный Дню Победы, в одной из школ города. Когда зазвучали первые строки «Москвичей» (В полях за Вислой сонной /лежат в земле сырой/Сережка с малой Бронной/и Витька с Моховой…), группа старшеклассников поднялась и демонстративно вышла из зала. Впоследствии они объяснили свой поступок тем, что таких песен не слушают «принципиально»(!)

До сознания школьников усилиями государства просто не допускалась сама мысль о том, что советский период, при всей трагичности судеб многих наших соотечественников, был периодом наивысшего взлета в российской истории . «Никогда еще наша страна не была второй супердержавой мира и, боюсь, никогда уже не будет. Никогда еще с ней не связывалось в мире столько надежд...». (Смолин О. Российская федерация сегодня. 2002.)

Доходило того, что в школы поступали учебники по новейшей истории России с антипатриотическим освещением истории второй мировой и Великой Отечественной войны, а из программ по литературе изымались не только классики советской литературы, но сокращалось количество часов на литературу в целом. Смысл такой ревизии содержания литературного образования в школе заключался в том, что идеалы Пушкина и Баратынского, Достоевского и Горького, Толстого и Чехова оказывались плохо совместимы с новой идеологией рыночной экономики.

И выросло поколение, у которого отобрали слово «товарищ», но которое так и не стало «господами».

В тех случаях, когда федеральное правительство пыталось напрямую вмешиваться в процессы воспитания, направление этого вмешательства было вполне определенным. Так, Министерство общего и профессионального образования РФ в 1996 году попыталось ввести программу полового воспитания российских школьников, целью которой было «поощрение практики безопасного секса путем повышения знаний обучаемых групп в области сексуального здоровья и последствий высокорискованной сексуальной практики...», которую сторонники традиционных ценностей, большая часть родителей и религиозных конфессий восприняли скорее как программу совращения малолетних, поскольку «безопасному сексу» детей обучали с 6 класса и даже с начальной школы. Под давлением общественности Программа была радикально пересмотрена РАО в направлении нравственной гигиены.

Если оценивать ситуацию в целом, то следует заметить, что в последние 17 лет в России ясно просматриваются два направления образовательной политики: государственное, официальное, и социальное (общественное, оппозиционное), которое к 2005 году оформилось в форме общероссийского общественного движения «Образование – для всех». Лидеры последнего в различные годы активно выступали против следующих действий и намерений правительства:

- приватизация образовательных организаций в любой форме;

- изменение статуса государственных образовательных и муниципальных учреждений на АУ (автономные учреждения) и ГАНО (государственные автономные некомерческие организации), поскольку оно грозит утратой достижений образовательного законодательства прошлых лет (отсрочки от призыва, досрочную пенсию для педагогов и т.д.);

- введения частичной платы за обучение в школе под предлогом сокращения на 25% учебной нагрузки для учеников и учителей;

- против введения образовательных ваучеров, государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) на основании ЕГЭ, так как с помощью репетиторов, связей и взяток семьи с высокими доходами смогут добиться более высоких оценок по ЕГЭ, а затем учить детей бесплатно;

- против принудительного введения двухступенчатой системы высшего образования во всех или абсолютном большинстве вузов, против ограничения числа мест на ступени магистратуры или специалиста на основе конкурсного отбора, против перевода обучения на этих ступенях исключительно на платную основу или возвратные образовательные кредиты;

- против введения единого государственного экзамена (ЕГЭ) в качестве единственной формы выпускных экзаменов в школе и вступительных – в вузах... (Декларация ";Образование – для всех";. Народное образование. 2005. №5)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В11 В патриотизме молодых – будущее России

    Библиографический указатель
    ... возможностей школьного музея в патриотическом воспитании школьников / И. В. Черенкова // Воспитание в современнойРоссии: проблемы, опыт, тенденции : материалы Всерос. науч.-практ ...
  2. В современной России проблема наркомании приобрела угрожающие масштабы

    Библиографический указатель
    ... и пустота. В современнойРоссиипроблема наркомании приобрела угрожающие масштабы ... 288 с. Наркомания в России: состояние, тенденции, пути преодоления : пособие ... опыт работы детской библиотеки г. Чебоксары по профилактике наркомании и воспитанию ...
  3. Высшая школа россии проблемы и перспективы (5)

    Библиографический указатель
    ... женщин в современном обществе. 110 Ушакова М.А. Высшая школа современнойРоссии: тенденции и ... воспитание в вузе 108 воспитание ... Экономическая наука современнойРоссии. - 2003. - N3 Экономическое развитие современнойРоссии: проблемы и перспективы. ...
  4. ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ И СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ План

    Документ
    ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ И СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ. План: Введение. Современная семья и тенденция ... происходили в Советской России, некоторые идеологи ... ¹ Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии // К.Д.Ушинский. ...
  5. Микрюков василий юрьевич теория и практика военно-патриотического воспитания учащихся в современной россии

    Автореферат диссертации
    ... опыт развития России убедительно подтверждает действие социальной закономерности – зависимость сферы воспитания ... проблемам модернизации патриотического и военно-патриотического воспитания в современнойРоссии, ... результат усилилась тенденция уклонения ...

Другие похожие документы..