Главная > Документ


Европейское корпоративное право: Свобода перемещения компаний в Европейском сообществе

www.optimum-site.ru – создание и оптимизация сайтов. Курсы по созданию сайтов.

www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов конкурентов и другие виды анализа

От издателя

Публикация серии основополагающих трудов по гражданскому и экономическому праву Германии и Европы на русском языке учитывает, прежде всего, потребность российских юристов в информации о правовом регулировании в Германии - важном партнере России в международных отношениях - и в Европейском союзе. Одновременно российские юристы получают возможность лучше узнать собственную правовую систему путем сравнительного правоведения.

В данную серию входят работы как германских, так и российских авторов, посвященные правовым вопросам по теме серии. Это должно внести вклад в развитие сети контактов между юристами обеих стран и одновременно помочь юристам-практикам, занимающимся вопросами германского и европейского права, лучше понять эти правовые системы.

С публикацией данной книги в эту серию впервые включается работа российского автора. Это обусловлено тем, что европейское корпоративное право - новая, находящаяся в постоянном развитии материя, которой до сих пор было посвящено мало публикаций для российского круга читателей. В сфере корпоративного права особую роль играет свобода перемещения места нахождения компаний в Европейском союзе, поскольку такое перемещение имеет целый ряд правовых последствий для национального права государств-участников ЕС. Кроме того, в работе освещены различные сравнительно-правовые аспекты, которые могут представлять интерес для российского читателя.

Еще одна причина, по которой основопологающие юридические труды по данной теме публикуются на русском языке, - это желание вовлечь российских юристов в правовой диалог в сфере развивающегося европейского права и тем самым обогатить этот диалог.

Доктор юридических наук, профессор

Вильфрид Бергманн

Предисловие

Свобода перемещения компаний в Европейском союзе - правовой институт, который в настоящее время стремительно развивается и в ближайшем будущем несомненно изменит облик корпоративного права европейских стран. Открытие национальных границ для компаний неизбежно приведет к тому, что отдельное государство ЕС при формировании национального корпоративного права в большей степени должно будет учитывать право своих европейских соседей. В результате этого национальное корпоративное право, огражденное от внешних влияний, постепенно станет явлением прошлого.

Это касается, однако, не только ЕС, но и России. Если мы хотим, чтобы российское хозяйственное и корпоративное право было привлекательным для иностранных предпринимателей и конкурентоспособным на международных рынках, то оно должно отвечать международным стандартам. Данную цель легче достигнуть, наблюдая за развитием корпоративного права в других странах и анализируя новые тенденции. Хочется надеется, что данная книга внесет вклад в разрешение этой задачи.

Представляемая вниманию читателя работа была защищена в качестве кандидатской диссертации на юридическом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова в сентябре 2003 г. Работа такого рода может быть осуществлена только при многосторонней поддержке. В связи с этим мне хотелось бы особенно поблагодарить моего научного руководителя, доктора юридических наук, профессора В.В.Витрянского (Москва).

Проведение данного исследования стало возможно лишь благодаря длительной научной стажировке в Германии, за которую я должна поблагодарить Германскую службу академических обменов. Стажировка проходила сначала под руководством профессора Прюттинга в Кельне, затем под руководством профессора Люттера в Бонне. Обоим я очень признательна за их помощь и поддержку.

Профессора Бергманна и издательство ";Волтерс Клувер"; я благодарю за включение книги в серию ";Гражданское и экономическое право Германии и Европы";.

Остается пожелать, чтобы книга послужила поводом для критической и одновременно плодотворной научной дискуссии в сфере корпоративного права.

Елена Дубовицкая

Введение

Созданное на основании вступившего в силу 1 января 1958 г. Римского договора, Европейское сообщество (ЕС) было направлено на экономическую интеграцию государств-членов (участников) ЕС и создание Единого рынка товаров, работ и услуг. В Договоре о ЕС нашла отражение идея, что необходимым условием функционирования подобного рынка является оптимальное распределение экономических ресурсов на всей территории Сообщества. Товары, рабочая сила, капитал должны были отныне обращаться на территории государств-участников ЕС так, как если бы они были одним государством. С этой целью в Договоре о ЕС изначально были закреплены четыре основополагающие экономические свободы:

1) свобода обращения товаров;

2) свобода перемещения лиц;

3) свобода оказания услуг;

4) свобода движения капитала.

Свобода перемещения лиц включила в себя и право обосновываться за границей для осуществления самостоятельной, направленной на извлечение прибыли деятельности, а также право создавать для этого компании в любом государстве ЕС. Более того, уже созданные в одном государстве ЕС компании были наделены правом свободно переносить свое место нахождения в другое государство ЕС (ст. 43, 48 Договора о ЕС, ранее - ст. 52 и 58).

Возможность переносить место нахождения компании из одного государства в другое (свобода перемещения компаний), неразрывно связана с идеей Единого рынка. Компании должны иметь возможность выбирать для своей хозяйственной деятельности на территории Сообщества место с наиболее благоприятными экономическими, правовыми, социальными и прочими условиями, а также переносить свое место нахождения в зависимости от изменения данных условий. По истечении определенных переходных сроков экономические свободы приобрели непосредственное действие. Для ст. 43, 48 Договора этот срок истек в 1969 г. Несмотря на это, на практике национальное право продолжало и до сих пор продолжает препятствовать переносу места нахождения компаний из одного государства-участника в другое. До сих пор компаниям полностью гарантировано лишь право на создание в других государствах-участниках филиалов или дочерних компаний в соответствии со ст. 43 Договора, но не право на перенос собственного места нахождения. Между тем не прекращаются попытки обеспечить компаниям реальную свободу перемещения. На это направлен проект Четырнадцатой директивы ЕС, посвященный переносу уставного места нахождения компании с одновременной сменой применимого к компании права. Тенденция к признанию за компаниями права на перенос своего места нахождения наблюдается и в практике Европейского суда. Наконец, принятое недавно Постановление ЕС о Европейском акционерном обществе также позволит национальным компаниям переносить свое место нахождения, используя для этого в качестве инструмента Европейское АО; данная возможность считается чуть ли не главным достижением упомянутого постановления.

Экономика требует свободы перемещения компаний, но национальный законодатель зачастую сопротивляется интеграции из-за недоверия к иностранным компаниям и сомнения в их соответствии национальным стандартам. Корни этого недоверия лежат в различии корпоративного права государств-участников и предположении, что иностранное корпоративное право хуже защищает интересы кредиторов компании, ее работников или ее участников. Для конкретного государства допустить, чтобы иностранная компания свободно действовала на его территории, означает подвергнуть опасности собственный правовой оборот. Данную проблему должно было решить проводимое в ЕС сближение национального корпоративного права. С этой целью в Договор был включен п. ";g"; абз. 2 ст. 44 (ранее п. ";g"; абз. 3 ст. 54), наделяющий ЕС правом координировать предписания национального корпоративного права государств-участников в интересах участников компаний и третьих лиц путем принятия соответствующих директив. К настоящему моменту принято девять таких директив, все из которых вступили в силу. Круг вопросов, регулируемых этими директивами, оказался значительно шире, чем защита участников компаний и третьих лиц в условиях свободного перемещения компаний. Причиной послужило постепенное распространение в литературе и практике мнения, что гармонизация права, проводимая на основании п. ";g"; абз. 2 ст. 44 Договора, не может ограничиваться реализацией принципа свободы перемещения компаний, а имеет более глобальные задачи: создание более или менее однородного корпоративного права с целью обеспечить компаниям из разных государств одинаковые условия для конкуренции. Тем не менее, до сих пор однородное корпоративное право создать не удалось и европейское регулирование в данной сфере остается достаточно фрагментарным. Практика, кроме того, показывает, что не удалось снять страх государств-участников перед иностранными компаниями, т.е. выполнить первоначальную задачу-минимум.

До 1993 г. - Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).

Нумерация статей была изменена Амстердамским договором, вступившим в силу 1 мая 1999 г.

Troberg P. in GTE. 5. Aufl. Baden-Baden, 1997. Bd. 1. S. 1277.

В отечественной литературе для обозначения этого европейского правового акта традиционно используется не термин ";постановление";, а термин ";регламент"; (см., например, Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997; Топорнин Б.Н. Европейское право. М., 2001; Европейское право/Под общ. ред. Л.М.Энтина. М., 2002; Право Европейского Союза/Под ред. С.Ю.Кашкина. М., 2002). Однако правильность такого перевода вызывает определенные сомнения. В Договоре о ЕС используется термин ";ruglement"; (франц. текст), ";Verordnung"; (нем.), ";regulation"; (англ.). Из них только французское слово ";ruglement"; можно перевести как ";регламент";, немецкий и английский термины однозначно переводятся как ";постановление"; (см. Англо-русский юридический словарь. М., 1993; Немецко-русский юридический словарь. М., 1985). Регламент же по-английски - это ";standing order";, по-немецки - ";Geschдftsordnung";. Термин ";постановление"; значительно лучше отражает и правовую природу данного акта ЕС. Регламент в общепринятом понимании регулирует деятельность какого-либо органа или организации, т.е. всегда распространяется на ограниченный круг лиц. Европейский же ";ruglement"; адресован неограниченному кругу лиц и играет в ЕС ту же роль, что закон или постановление органов исполнительной власти, имеющее нормативный характер. Учитывая изложенное, переводить указанный термин следовало бы как ";постановление ЕС";. Такой же перевод дается Н.Г.Елисеевым, см. Справочник по нормотворческой технике/Пер. с нем. 2-е изд. М., 2002.

Директивы и постановления, принимаемые органами Сообщества на основании Договора о ЕС, представляют собой так называемое ";вторичное";, или ";производное";, право. Они принимаются в целях реализации положений Договора о ЕС, являющего правом ";первичным";, и должны ему соответствовать. См.: Право Европейского Союза/Под ред. С.Ю.Кашкина. С. 123 и далее; Европейское право/Под общ. ред. Л.М.Энтина. С. 46-48.

См. из последних работ Schwarz G.C. Europдisches Gesellschaftsrecht. Baden-Baden, 2000. S. 7 и далее.

Глава 1. Свобода перемещения компаний

§ 1. Основы права ЕС

Перед тем как перейти к непосредственному рассмотрению темы, следует сказать несколько слов об особенностях европейского права. Особенностями обладает уже сам процесс европейского правотворчества. В то время как законодательная инициатива принадлежит исключительно независимой от государств-участников Комиссии, ";законодателем"; ЕС является Совет, служащий для выражения национальных интересов и в силу этого представляющий ";скорее центробежные, чем центростремительные тенденции Сообщества";*(1). Противовесом для этих центробежных тенденций является, помимо прав Комиссии, также участие в законодательном процессе Парламента, который при совместном принятии решений Парламентом и Советом выступает законодателем наравне с последним. Процедура совместного принятия решений предписывается теперь Договором о ЕС в большинстве случаев, в том числе при принятии директив в сфере корпоративного права, что иллюстрирует постоянно растущую роль Европейского парламента*(2).

При принятии правовых актов органы ЕС в каждом случае должны опираться на конкретную норму Договора, наделяющую их соответствующей компетенцией - так называемый принцип специальной компетенции (";computence и attribution";). Такие нормы устанавливают как необходимую форму акта (постановление, директива и т.д.), так и процедуру его принятия (например, единогласное решение Совета или совместное решение Парламента и Совета)*(3). Для гармонизации корпоративного права такой нормой является п. ";g"; абз. 2 ст. 44 Договора, на основании которого принимаются корпоративно-правовые директивы. Более общими являются статьи 94 и 95 Договора (ранее ст. 100 и 100а), позволяющие ЕС гармонизировать нормы любой отрасли национального права, если они непосредственно влияют на формирование или функционирование Общего рынка. Указанные статьи используются, как правило, для гармонизации налоговых норм и норм, регулирующих рынок ценных бумаг*(4).

Европейский суд обеспечивает защиту права при толковании и применении Договора о ЕС (ст. 220 Договора). Его функции во многом сходны с функциями суда в классической системе разделения властей*(5). Национальный суд, сталкивающийся при рассмотрении конкретного дела с вопросами европейского права, имеющими значение для дела, может (а в определенных случаях обязан) передать эти вопросы на рассмотрение Европейского суда. Обязательным обращение является для национального суда, принимающего решение в последней инстанции (в абз. 3 ст. 234 Договора речь идет о ";суде, решения которого в соответствии с внутригосударственным правом не могут быть подвергнуты пересмотру";). Он освобождается от этой обязанности только в случаях, когда не возникает сомнений в правильности толкования европейской нормы (так называемая доктрина ";acte clair";)*(6). Европейский суд истолковывает европейскую норму применительно к конкретному спору, но абстрактно, не разрешая сам спор. При намерении национального суда принять решение, отклоняющееся от соответствующей практики Европейского суда, он также обязан обратиться к Европейскому суду с запросом, что обуславливает ";практически преторскую функцию"; Европейского суда для развития европейского права*(7).

Все органы ЕС (в том числе и Суд) в своей деятельности обязаны руководствоваться принципом субсидиарности*(8). В соответствии с этим принципом в сферах, в которых ЕС не обладает исключительной компетенцией, деятельность ЕС допускается постольку, поскольку поставленные цели не могут быть удовлетворительно достигнуты на уровне государств-участников и в силу этого, учитывая их объем или действие, могут быть лучше осуществлены на уровне Сообщества. При этом Сообщество не может выходить за пределы того, что необходимо для достижения договорных целей. Договор о ЕС не содержит перечня вопросов, относящихся к исключительной компетенции Сообщества, однако принято считать, что к таким вопросам относятся лишь те, которые по определению не могут регулироваться государствами-участниками (например, европейская аграрная политика, политика в сфере рыболовства и внешней торговли)*(9). По логике к исключительной компетенции ЕС следует отнести и создание наднациональных организационно-правовых форм компаний*(10). Сближение национального корпоративного права к исключительной компетенции ЕС не относится и поэтому подпадает под действие принципа субсидиарности*(11). Практическое значение он имеет для корпоративного права при решении вопроса об интенсивности гармонизации. Так, принципом субсидиарности обосновывается в ряде директив и постановлений предпочтение рамочного регулирования детальному регулированию, а также попытки избежать разрешения конфликта национальных законов при гармонизации права.

§ 2. Регулирование свободы перемещения компаний в Договоре о ЕС

Общие положения

Одной из основополагающих экономических свобод является свобода перемещения лиц на территории Сообщества (";Freizьgigkeit";, ";la libre circulation des personnes";, ";free movement of persons";). Она охватывает свободное перемещение как наемных работников, так и лиц, осуществляющих самостоятельную, направленную на извлечение дохода деятельность. Свобода перемещения лиц, осуществляющих самостоятельную деятельность, получила в Договоре название ";свобода учреждения";*(12). Статья 43 (ранее ст. 52) Договора о ЕС запрещает ограничивать свободу граждан одного государства-участника обосновываться в другом государстве-участнике для осуществления такой деятельности. Точно так же запрещены ограничения на создание гражданами в другом государстве ЕС агентств*(13), филиалов или дочерних компаний*(14).

Как поясняет абз. 2 ст. 43 Договора, свобода учреждения охватывает самостоятельную деятельность, направленную на получение дохода, а также создание на территории другого государства-участника предприятий, ";в том числе компаний";, и управление ими на тех же условиях, что и гражданами этого государства. Термин ";охватывает"; свидетельствует о том, что данная характеристика не является исчерпывающей*(15). Европейский суд в своей практике исходит из того, что ";обосновываться в другом государстве для целей извлечения прибыли"; означает фактически осуществлять какую-либо хозяйственную деятельность в другом государстве-участнике неограниченное время посредством созданного там на постоянной основе учреждения*(16). Учреждение следует понимать как бюро, офис и т.п.

В литературе определение свободы учреждения традиционно дается путем отграничения от других закрепленных в Договоре свобод, таких как свобода передвижения работников, свобода предоставления услуг и свобода движения капитала*(17). В данной работе представляется возможным лишь кратко остановиться на этих разграничениях.

Основное отличие от свободы передвижения работников заключается в том, что свобода учреждения подразумевает самостоятельную деятельность, деятельность ";на свой страх и риск";.

Отличия от свободы предоставления услуг (проблема отграничения возникает в случае, когда лицо, предоставляющее услуги, обосновывается для предоставления услуг за границей) состоят в следующем:

1) при создании ";учреждения"; лицо обосновывается в другом государстве, как правило, на длительный или на неопределенный срок, для предоставления услуг - лишь на ограниченный промежуток времени;

2) при предоставлении услуг отсутствует созданное на постоянной основе учреждение;

3) если речь идет о деятельности, при которой нет необходимости в постоянном учреждении, предприниматель, находящийся в одном государстве-участнике, но осуществляющий всю или почти всю свою деятельность в другом государстве, может при определенных условиях рассматриваться как лицо, воспользовавшееся свободой учреждения*(18).

Свобода предоставления услуг и свобода учреждения взаимно исключают друг друга. Иначе обстоит дело со свободой учреждения и свободой движения капитала, которые невозможно разграничить подобным образом. Абзац 2 ст. 43 Договора устанавливает поэтому, что инвестиции и иные вложения капитала, сделанные в рамках самостоятельной деятельности, направленной на извлечение дохода, исключаются из сферы действия свободы учреждения и регулируются исключительно нормами о свободе движения капитала (ст. 56-60 Договора)*(19). Особенно тесно связаны со свободой учреждения прямые инвестиции*(20), например приобретение долей участия в компаниях. Такие инвестиции рассматриваются исключительно как движение капитала в случаях так называемого ";пассивного участия"; (портфельные инвестиции). Если же при приобретении доли участия устанавливается контроль над компанией, то такая сделка одновременно подпадает под действие норм о свободе учреждения*(21).

Статья 48 (ранее ст. 58) Договора устанавливает, что для применения гл. 2 Договора, которая посвящена свободе учреждения, компании приравниваются к гражданам государств-участников. Иными словами, компании, созданные в одном государстве-участнике, обладают точно таким же правом обосновываться в другом государстве-участнике, как и граждане государств ЕС. Для компаний свобода учреждения обладает рядом особенностей.

Прежде всего, чтобы пользоваться свободой учреждения, компании в соответствии со ст. 48 Договора должны, во-первых, подпадать под содержащееся в данной статье определение компании, а во-вторых, состоять в определенной связи с Сообществом. Согласно абз. 2 ст. 48 компаниями*(22) признаются компании гражданского и торгового права, включая кооперативы, и другие юридические лица публичного и частного права, за исключением не преследующих цели извлечения прибыли. Несмотря на формулировку ";и другие юридические лица";, данная норма распространяется и на компании, юридическими лицами не являющиеся. Например, в торговом праве Германии полное и коммандитное товарищества формально не являются юридическими лицами (хотя и обладают многими правами юридического лица), тем не менее они признаются компаниями в смысле абз. 2 ст. 48. В данном случае решающей является определенная юридическая обособленность компании от ее участников*(23). В понятие ";компания"; включаются также юридические лица публичного права. Это вызвано тем, что государственные предприятия нередко принимают участие в экономической деятельности. На практике, однако, эти юридические лица могут пользоваться свободой учреждения только тогда, когда они по своей природе могут осуществлять хозяйственную деятельность за границей*(24). Компании, не преследующие цели извлечения прибыли, например культурные или благотворительные организации, не обладают правом на свободное перемещение. ";Цель извлечения прибыли"; в ст. 48 корреспондирует ст. 43 Договора, которая применительно к гражданам говорит о ";самостоятельной деятельности, направленной на получение дохода";. Это позволяет толковать ";цель извлечения прибыли"; также широко*(25). Достаточно, если компания занимается возмездной хозяйственной деятельностью. При этом не обязательно, чтобы полученный доход покрывал расходы или служил для компании источником существования. Тем более не обязательно, чтобы извлечение прибыли являлось основной целью компании. В противном случае кооператив, который сам не преследует цели извлечения прибыли, а только способствует получению дохода его членами, не подпадал бы под определение компании, несмотря на то что он прямо назван в абз. 2 ст. 48.

Для того чтобы лицо могло пользоваться свободой учреждения, необходимо, чтобы оно находилась в определенной правовой связи с ЕС. Применительно к физическим лицам эта связь устанавливается через категорию гражданства. Для компаний используется эквивалент категории гражданства, состоящий из двух условий, которые должны выполняться одновременно:

1) компания должна быть создана в соответствии с правовыми предписаниями одного из государств-участников;

2) уставное место нахождения, штаб-квартира или главное отделение компании должны находиться на территории Сообщества.

Создание в соответствии с правовыми предписаниями государства-участника означает, что компания отвечает требованиям одного из европейских правопорядков, что ее учредительные документы соответствуют праву одного из государств-участников и регистрация ее произведена также с соблюдением норм этого права*(26). Это обосновывает и право компании на свободное перемещение: поскольку правопорядки государств-участников признаются более или менее равноценными, то любое государство-участник должно признавать компанию, созданную в другом государстве-участнике, и не препятствовать ее деятельности на своей территории.

Уставное место нахождения, штаб-квартира или главное отделение компании должны находиться на территории Сообщества. Это перечисление является альтернативным, о чем свидетельствует предлог ";или";, поэтому достаточно нахождения на территории Сообщества (причем не обязательно на территории государства, где создана компания) одного из перечисленных признаков*(27). Под уставным местом нахождения понимается место нахождения, указанное в уставе компании. Штаб-квартира находится там, где фактически осуществляется руководство компанией*(28). Понятия ";уставное место нахождения"; и ";штаб-квартира"; соотносятся друг с другом так же, как российские понятия ";юридический"; и ";фактический"; адрес. В праве европейских государств, следующих теории оседлости, понятие ";штаб-квартира"; соответствует понятию ";центр управления"; или ";фактическое место нахождения компании";. Главное отделение - это место, где сконцентрированы важнейшие материальные и людские ресурсы, т.е. центр хозяйственной деятельности компании*(29).

Осуществлять свободу учреждения компании могут в двух формах. Компания, созданная в одном государстве-участнике, может перенести в другое государство-участник свое уставное место нахождения или свое фактическое место нахождения, штаб-квартиру. В этом случае речь идет об осуществлении первичной свободы учреждения*(30). Секундарная (вторичная) свобода учреждения означает свободу компаний создавать в другом государстве-участнике агентства, филиалы или дочерние компании. Как агентства, так и филиалы не обладают, в отличие от дочерних компаний, юридической самостоятельностью. Провести четкое разграничение между ";агентствами"; и ";филиалами"; в европейском праве затруднительно. Критики в данном случае прибегают к экономической литературе и делают вывод, что филиалы обладают несколько большей независимостью и могут, в свою очередь, открывать агентства*(31).

В настоящей работе речь пойдет о первичной свободе учреждения, т.е. переносе уставного или фактического места нахождения компании из одного государства-участника в другое. Для обозначения первичной свободы учреждения применительно к компаниям предлагается употреблять термин ";свобода перемещения компаний"; по аналогии со ";свободой перемещения лиц";, о которой говорилось в самом начале настоящего параграфа*(32). Этот термин в достаточной мере отражает суть явления: при переносе места нахождения в другое государство компания перемещается через границу.

Свобода учреждения охватывает любую деятельность, которая прямо или косвенно связана с переносом места нахождения компании за границу или созданием за границей дочерней компании (филиала, представительства). Поэтому в рамках свободы учреждения оценке могут подвергаться, например, нормы о приобретении земельных участков или о предоставлении налоговых льгот*(33). В деле ";Segers"; нарушение свободы учреждения было усмотрено в том, что управляющему иностранной компании было отказано в доступе к системе медицинского страхования*(34).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Корпоративное право www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Закон
    ... Корпоративноеправоwww.optimum-site.ruсоздание и оптимизациясайтов. Курсыпосозданиюсайтов. www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов ... .: Дубовицкая Е.А. Европейскоекорпоративноеправо: Свободаперемещенийкомпаний в Европейскомсообществе. М., 2004. ...
  2. Www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Документ
    ... и экономическая преступность Часть 4 www.optimum-site.ruсоздание и оптимизациясайтов. Курсыпосозданиюсайтов. www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов конкурентов и другие виды анализа ...
  3. Международное инвестиционное право теория и практика применения www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Документ
    Международное инвестиционное право: теория и практика применения www.optimum-site.ruсоздание и оптимизациясайтов. Курсыпосозданиюсайтов. www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов конкурентов и другие виды ...
  4. Международное инвестиционное право теория и практика применения www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Документ
    Международное инвестиционное право: теория и практика применения www.optimum-site.ruсоздание и оптимизациясайтов. Курсыпосозданиюсайтов. www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов конкурентов и другие виды ...
  5. Социальное законодательство Научно-практическое пособие www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Книга
    ... www.optimum-site.ruсоздание и оптимизациясайтов. Курсыпосозданиюсайтов. www.hotel-biz.ru – сравнение сайтов ... прав и свобод - свобода научного творчества, право на защиту его результатов, свобода информации - признан мировым сообществом ...

Другие похожие документы..