Главная > Книга


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ

Б. Ф. ЛОМОВ

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ

Ответственные редакторы

доктор психологических наук Ю. М. ЗАБРОДИН, Iдоктор философских наук Е. В. ШОРОХОВА

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1984

Книга посвящена актуальным методологическим проблемам психологической науки. Дается общая характеристика ее современного состояния и тенденций развития, обсуждаются пути развития ее теории. Рассматриваются базовые для психологической науки категории: отражения, деятельности, общения и личности, а также соотношение биологического и социального в детерминации психики человека. Для психологов, философов, социологов, педагогов.

0304000000—265
Л 642(02)-8l 00-1984-111

© Издательство «Наука», 1984 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Главная тема данной книги — вопросы системного подхода в исследовании психических явлений. Многообразие проблем, огромный фактический материал, накопленный в психологической науке, задачи, которые ставятся перед ней общественной практикой, настоятельно требуют дальнейшей разработки ее методологических основ. Опираясь па достижения советской (и частично зарубежной) психологии, автор попытался рассмотреть тенденции развития психологической науки, ее базовые категории, теоретические проблемы, возникающие на современном этапе ее развития, реализуя принципы системного подхода. При разработке вопросов системного подхода в психологии использовались также идеи, сложившиеся в философии, социологии и биологии.

Особое внимание в книге уделяется проблемам, пограничным для психологии и других общественных и естественных наук.

Автор считает своим долгом выразить глубокую благодарность К. А. Абульхановой-Славской, Л. И. Анцыферовой, К. В. Бардину,

A. А. Бодалеву, А. В. Брушлинскому, Е. А. Будиловой, В. Ф. Венде,
Б. А. Душкову, Ю. М. Забродину, А. И. Китову, А. А. Крылову,

B. Ю. Крылову, В. П. Кузьмину, А. Н. Лебедеву, К. К. Платонову,
Я. А. Пономареву, В. А. Пономаренко, В. М. Русалову, А. А. Степанову, Т. Н. Ушаковой, А. В. Филиппову, В. Д. Шадрикову,
В. Б. Швыркову, Е. В. Шороховой за участие в обсуждении замысла этой работы и ценные замечания по рукописи. Автор благодарен всем сотрудникам Института психологии АН СССР, чьи исследования послужили основой для данной книги.

Автор особенно признателен Тамаре Сергеевне Большаковой, выполнившей большой труд по подготовке рукописи к печати, а также составлению библиографии и указателей.

ВВЕДЕНИЕ

Современное состояние психологической науки можно оценить как период значительного подъема в ее развитии. В течение последних десятилетий расширился фронт психологических исследований, появились новые научные направления и дисциплины. Разрастается круг разрабатываемых в психологии проблем; изменяется ее понятийный аппарат. Совершенствуются методы исследования.

Психология непрерывно обогащается новыми данными, формируются новые гипотезы и концепции, относящиеся ко всем основным областям ее проблематики.

Психологическая наука все более активно включается в решение практических задач, возникающих в разных сферах общественной практики.

Можно утверждать, что психологическая наука в современных условиях вступает в качественно новый этап своего развития. По мнению некоторых науковедов, «психология созрела для революции, если уже не находится в ее разгаре» [633.

В этих условиях резко возрастает потребность в дальнейшей (и более глубокой) разработке методологических проблем психологической науки и ее общей теории.

Нужно отметить, что теоретические концепции, схемы и парадигмы, сформировавшиеся в кабинетах, оказались сейчас перед необходимостью объяснять реальные жизненные события и решать практические задачи. При этом некоторые из них обнаружили свою ограниченность, «неконструктивность», а иногда и просто несостоятельность. Несоответствие теоретических разработок современным требованиям привело к оживлению эмпиризма, в частности к попыткам решать практические задачи на основе чисто эмпирического знания. Конечно, такой подход иногда позволяет находить решение поставленной задачи. Однако далеко не всегда (скорее, редко) это решение оказывается наилучшим.

В некоторых направлениях западной психологии эмпиризм возводится в ранг методологического принципа, что неизбежно ведет к позитивизму, претендующему на роль философского основания «чистой» науки. Характерные для него нигилистическое отношение к философским проблемам психологической науки и преклонение перед «нейтральным опытом» приводят к психологизации социальных явлений и биологизации психических, к утверждению субъективизма и индивидуализма в качестве основных принципов поведения

человека. Вместе с тем подвергается сомнению самая возможность применения научных методов в познании психики; утверждается что принцип детерминизма не распространяется на область психического, что психическое, как субъективное, не может быть раскрыто при помощи объективных методов; психическое рассматривается как «чистое явление» (т. е. имеет место разрыв и противопоставление сущности и явления).

Короче говоря, основные методологические проблемы, прежде всего вопросы о путях познания психического, которые в психологии никогда не сходили со сцены, сейчас приобрели особую остроту Дальнейшая ее судьба как науки существенно зависит от их реше-

лия.

В советской психологии методологическим проблемам всегда придавалось первостепенное значение. Разработанные коллективными усилиями многих ученых ее теоретические позиции опираются на прочный фундамент марксизма-ленинизма.

Напомним, что уже в 20-е годы нашего века развернулась острая борьба в области философских и общетеоретических проблем психологии'. Ведущие психологи того времени (П. П. Блонский [86, [87, К. Н. Корнилов [227 и др.) выступили с решительной критикой идеалистических концепций, показали их научную несостоятельность и раскрыли значение материалистической диалектики для развития психологии как науки2. Большое влияние на развитие материалистических позиций психологии оказали работы выдающихся естествоиспытателей И. П. Павлова, В. М. Бехтерева, А. А. Ухтомского, Н. А. Северцова, П. П. Лазарева и др.

Особенно отчетливо значение материалистической диалектики обнаружилось в подходах к разработке проблем, связанных с изучением социальной обусловленности психических явлений. Марксизм впервые в истории научной мысли дал последовательно материалистическое объяснение общественных явлений, раскрыл законы развития общества. Тем самым была создана реальная основа строго научного изучения специфически человеческих свойств психики, происхождения и развития сознания, детерминант психического развития человека, психического склада личности. Психология, опирающаяся в своем развитии только на естествознание, не знала путей и методов исследования законов общественно-исторического развития психики человека. И только овладев историческим материализмом, она получила возможность определения этих путей и

Подробнее см.: [100.

Некоторые зарубежные историки советской психологии иногда пытаются представить 20-е годы как период насильственного насаждения в ней марксизма, однако такие представления искажают действительное положение вещей. Задача овладения материалистической диалектикой диктовалась логикой развития самой психологии, ее внутренними потребностями. Еще до революции многим передовым ученым стало ясно, что идеализм и метафизика заводят психологию в тупик.

разработки строго научных методов исследования психических явлений, свойственных человеку3.

Формирование методологических позиций советской психологии на основе марксизма-ленинизма происходило в условиях острой борьбы с феноменологическими, позитивистскими, биологизаторскими и социологизаторскими концепциями. Их критика, начатая советскими психологами более полувека назад, продолжается и сейчас; в настоящее время се ведут также психологи социалистических стран и передовые ученые капиталистических государств.

Важно отметить, что теоретическая борьба в советской психологии тесно связана с революционно-преобразующей деятельностью общества. Она развивалась в условиях формирования нового типа общественных отношений и нового человека.

Большой вклад в разработку философских и общетеоретических проблем психологии на основе марксизма-ленинизма внесли Б. Г. Ананьев [39; 40, П. П. Блонский [87, Л. С. Выготский [128; 129, А. В. Запорожец [172, К. Н. Корнилов [227, Г. С. Костюк [231, С. В. Кравков [234, А. Н. Леонтьев [271, А. Р. Лурия [301; 302, В. Н. Мясищев [338; 339, В. Д. Небылицын [345, С. Л. Рубинштейн [419; 422, А. А. Смирнов [443, Б. М. Теплов [474, Д. Н. Узнадзе [481 и др.4 В их теоретических и экспериментальных исследованиях была раскрыта суть диалектико-материалистического подхода к изучению психики и сформулированы основополагающие принципы психологической теории.

Но жизнь не стоит на месте. Не может стоять на месте и наука. В современных условиях задача дальнейшего развития общей теории психологии выступает как важнейшая. От успехов в ее решении существенно зависят перспективы психологической науки в целом и эффективность ее применения в практике.

Когда закладывались основы марксистской психологии, естественно, что она могла опираться только на тот круг (и уровень) знаний, которым в то время наука располагала. Но психологическое знание развивается, и весьма интенсивно (и экстенсивно). В ходе развития обнаруживается, что то, что прежде казалось более или менее простым, на самом деле весьма сложно. Появляются новые научные данные, объяснить которые при помощи сложившихся

3 Идея социальной обусловленности психики человека не нова. Она весьма интенсивно развивалась французской социологической школой. Но эта школа,
хотя и оказала большое влияние на развитие психологической науки, не на
шла последовательно научных, материалистических путей объективного изучения социальной обусловленности человеческой психики (см.: Л. И. Анцыферова [51).

4 Еще раз подчеркнем, что советская психология создавалась коллективными
усилиями многих ученых. Определить «ранг» каждого из них — дело довольно
трудное. Встречающиеся иногда попытки поднять чье-либо имя над всеми
другими без достаточных к тому оснований могут нанести поступательному
развитию науки только вред. Задача изучения психологического наследия со
стоит вовсе не в том, чтобы распределить психологов согласно «табели о рангах», а в том, чтобы раскрыть суть вклада каждого из них в развивающуюся систему психологического знания.

6

прежде теоретических концепций, не всегда возможно, или во всяком случае трудно, а иногда — вообще невозможно.

Область явлений, изучаемых психологической наукой, огромна. Она охватывает процессы, состояния и свойства человека, имеющие разную степень сложности — от элементарного различения отдельных признаков объекта, воздействующего на органы чувств, до борьбы мотивов личности; от последовательного образа до фиксированной установки; от специфических перцептивных феноменов до общественного настроения масс людей и т. д. Одни из этих явлений описаны достаточно строго (как того требует наука), описание других, по существу, сводится к простой фиксации наблюдений (иногда даже не строго научных, а просто житейских). Некоторые явления исследуются в течение уже длительного времени, и даже сформулированы законы, которым они подчиняются. О некоторых явлениях лишь просто упоминается в связи с изучением других.

Многообразие явлений, изучаемых психологической наукой, создает, конечно, очень большие трудности в разработке ее общей теории.

Иногда думают, что обобщенное и абстрактное описание изучаемых явлений и их связей — это уже и есть теория. Конечно, такое описание, как и самые фактические данные, на основе которых оно строится, имеет большое значение для развития научной теории. Но этим теоретическая работа не исчерпывается; она включает также сопоставление и интеграцию накапливаемых знаний, систематизацию данных и многое другое; ее конечная цель состоит в том, чтобы раскрыть сущность изучаемых явлений. В этой связи необходимым образом возникают методологические проблемы. Если теоретическое исследование опирается на нечеткую методологическую (философскую) позицию, то возникает опасность подмены теоретического знания эмпирическим, соскальзывания к эмпиризму со всеми вытекающими отсюда следствиями. В этом случае основания обобщений и абстракции часто выбираются произвольно, и поэтому они не только не приближают к конечной цели, но уводят в сторону от нее (иногда — вообще от методов научного познания).

В познании сущности психических явлений важнейшая роль принадлежит категориям диалектического и исторического материализма. Они являются базовыми для психологии.

В некоторых направлениях психологии из всей совокупности категорий по тем или иным причинам иногда выбирается одна, и делаются попытки обстроить всю систему психологического знания только па ее основе5. Конечно, при желании можно все в человеческом бытии и его психике рассмотреть только через призму какой-либо одной категории, поскольку она, обладая всеобщностью, позволяет это сделать. Но нужно ли делать это? Продвигается ли при гаком подходе познание природы и сущности психического? На наш взгляд, нет. Он ведет к редуцированию реальной многокачест-

При этом происходит произвольное и неправомерное расширение некоторых собственно психологических понятий, а научные дискуссии подменяются спором о словах.

венности человеческой жизни. Бытие человека должно быть раскры- то в совокупности многочисленных определений и отношений. Ленин отмечал, что в процессе исследования любого объекта должна быть раскрыта «... вся совокупность многоразличных отношений...» [24, с. 202. Он рассматривал это требование как один из важнейших элементов диалектики.

Любая категория сильна своей всеобщностью. Но она раскрывает только какую-либо одну определенную сторону действительности. Поэтому гиперболизация ее значения, ее абсолютизация, превращение в суперкатегорию опасны. История психологии знает немало примердв того, как абсолютизация какого-либо принципа или категории приводила к «зацикливанию» исследований. Такова, например, судьба бихевиоризма, взявшего в качестве единственной базовой категории категорию поведения; в своем крайнем выражении он пришел, как известно, даже к отрицанию психического, т. е. предмета исследования. Та же судьба постигла и реактологию.

Как отмечал Ленин, «перед человеком сеть явлений природы» и \ наши «категории суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, уз- ловые пункты в сети, помогающие познавать ее и овладевать ею» [24, с. 85. Исследуя эту сеть, мы неизбежно раскрываем систему узло- ' вых пунктов. Психология, как и любая другая наука, не может плодотворно развиваться на основе одной-единственной категории, как бы важна она ни была. Конечно, в специальных исследованиях i допустимо рассматривать ту или иную категорию как центральную, I а раскрываемую ею сторону действительности — как самостоятель- I ную и отдельную. Но нельзя забывать, что это — допущение, что те или иные стороны действительности — как отмечал Ленин, — «лишь кажутся самостоятельными и отдельными» [24, с. 178.

Не менее важно подчеркнуть несводимость категорий друг к другу. Раскрывая их соотношения, важно иметь в виду, что они, эти соотношения, не однозначны, не абсолютны и применительно к анализу разных объектов выступают по-разному. Успехи в разработке методологических проблем психологии и ее общей теории зависят от того, насколько она овладевает системой категорий материалистической диалектики.

В советской психологии особенно интенсивно разрабатываются
такие категории, как отражение, деятельность, личность; в послед
ние годы все чаще обращаются к категории общения. Именно они 1
и рассматриваются в данной книге. Понятиями, которые по уровню
всеобщности вполне приравниваются к категориям, являются так-1
же понятия «социальное» и «биологическое»; они также будут рас
смотрены. I

Перечисленные категории, конечно, не составляют исключительного достояния психологической науки, они используются и I другими областями знания6. Более того, ни одна из них не является I

6 В каждой области научного знания эти категории раскрываются с определен-!
ной точки зрения; поэтому в любой науке они должны быть специфицирова-1
ны, т. е. в них должен быть выявлен именно тот аспект, который является!
предметом данной науки. I

8 I

психологической в собственном смысле слова. Это — изначально философские и междисциплинарные категории. Но они являются

яяя психологии базовыми, поскольку позволяют раскрывать реаль-юе бытие человека и особенности свойственных ему психических

явлений.

Все эти категории используются для разработки методов познания, дающих возможность раскрывать объективные законы психики 'значение каждой из них и взаимоотношения между ними в конце концов определяются тем, насколько они позволяют исследовать предмет психологической науки — человеческую психику.

Именно этой задаче подчинена организация всей системы категорий, применяемых в общей психологии и ее специальных дисциплинах; она выступает в роли «системообразующего фактора» методов познания.

На основе философских категорий (в их диалектико-материали-стической трактовке) формируется и развивается собственный понятийный аппарат психологической науки. Без их применения невозможно раскрыть сущность восприятия и мышления, представлений и памяти, эмоций и воли, мотивов и способностей и т. д. При этом важно еще раз подчеркнуть, что в познании сущности психических явлений необходимо использовать систему категорий, которая только и может обеспечить его полноту и всесторонность.

«Чтобы действительно знать предмет,— писал Ленин,— надо охватить, изучить все его стороны, все связи и „опосредствования";. Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения» [14, с. 290.

Задача данной книги — показать, почему это ленинское требование является в психологии на современном этапе ее развития особенно важным. В этой связи рассматриваются тенденции развития психологического знания и значение системного подхода, вытекающего из принципов материалистической диалектики, для дальнейшей разработки общей теории психологии (и ее специальных теорий).

Анализ категорий в их отношении к проблемам психологии начинается с категории отражения, сформировавшейся в материалистической философии. Здесь нужно отметить, что сложившись в теории познания, она имеет не только гносеологический смысл. В психологии она выступает прежде всего своей онтологической стороной (если пользоваться старыми философскими терминами). В истории были попытки трактовать психику и как особую субстанцию, и как вещество, и как особую форму движения. Категория отражения позволяет определить место психики во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира.

Однако отнести психические явления к категории отражения — еще недостаточно для подхода к их научному исследованию. Нужно выявить специфику психического отражения, отличающую его от всех других форм и уровней отражения, т. е. его differentia speci-iica.

Решение этой задачи требует изучения деятельности человека (поскольку нас прежде всего интересует человеческая психика), реального бытия психического отражения. Поэтому далее рассматривается категория деятельности.

Марксизм трактует эту категорию как общественно-историческую. Именно как таковая она рассматривается в данной книге. Применение категории деятельности позволяет вскрыть функции психического отражения и некоторые существенные его свойства.

Из понимания деятельности как общественно-исторической категории вытекает необходимость исследовать не только индивидуальную деятельность (которая изучалась психологией в течение многих лет), но и совместную.

В свою очередь, это приводит к категории общения, также являющейся общественно-исторической. Но она раскрывает иную (по сравнению с категорией деятельности) сторону общественного бытия человека. Применение этой категории дает новый «срез» системы психических явлений.

Но когда речь идет о психологическом анализе деятельности и общения, то нужно иметь в виду, что ни деятельность, ни общение, взятые сами по себе, безотносительно к их субъекту, никакими психическими характеристиками не обладают. Ими обладает общественный субъект деятельности и общения — личность. Поэтому далее рассматривается категория личности.

Переход к этой категории позволяет выявить некоторые новые грани системы психических явлений.

При рассмотрении категорий деятельности, общения и личности, естественно, акцент делается на социальной детерминации психики человека. Но психические процессы, свойства и состояния существуют и развиваются не вне человеческого организма. Поэтому в ходе исследования методологических проблем психологии возникает необходимость обратиться к проблеме соотношений социального и биологического (понятия эти, как отмечалось, по уровню всеобщности близки к категориям). Анализ этих соотношений дает новый «срез» системы психических явлений.

Такова в общих чертах логика теоретического исследования, представленного в данной книге.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методологические и теоретические проблемы психологии (2)

    Документ
    СОДЕРЖАНИЕ Автор: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫПСИХОЛОГИИ Постнеклассическая рациональность в культурной психологии М. С. Гусельцева 5 ПСИХОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО Влияние современных технологий на ...
  2. Методологические и теоретические проблемы психологии

    Документ
    ... theory. стр. 23 Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫПСИХОЛОГИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Автор: В. А. МАЗИЛОВ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫПСИХОЛОГИИ В НАЧАЛЕ XXI ...
  3. Методологические и теоретические проблемы

    Документ
    ... , сознание, личность. М., 1975. 27. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М., 1984. 28. Малых СБ. Индивидуальные ...
  4. Методологические и теоретические проблемы

    Документ
    ... . Д. И. Фельдштейна. М.: Институт практической психологии, 1997. 21. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М.: Наука, 1984. С. 310 - 325 ...
  5. Глава 1 Проблемы психологии способностей 3

    Документ
    ... и диагности­ка способностей. М.: Наука, 1991. 6. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретическиепроблемыпсихологии. М.: Наука, 1984. Глава 2 Общие интеллектуальные ...

Другие похожие документы..