Главная > Документ


Примечание: номера страниц в бумажном варианте расположены внизу страницы.

Ролло

Мэй

Сила и невинность:

в поисках истоков насилия

Под редакцией и с предисловием Д.А.Леонтьева

ИЗДАТЕЛЬСТВО «СМЫСЛ» МОСКВА 2001

УДК 159 9 ББК 88

М 497

May R. Power and Innocence. N.Y.: Norton, 1972

Перевод с английского

А.П.Поногребского, Л.В.Лызлова и Е.Ю.Патяевой

под общей редакцией Д.А.Леонтьева.

Предисловие Д.А.Леонтьева

Данное издание выпушено в рлм клх п рог рлм м ы Центрально-Европейского Университета «Books tor Civil Society» при поддержке Центра по развитию из­дательской деятельности (OS I — Budapest) и И мсти-тута «Открытое оыцес гьо» (Фонд Сороса) - Россия

Кмшл и;млнл при финансовой поддержке

ФеДЕР \.1ЫЮЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЫ «ФОРМИРОВАНИЕ УСТАНОВОК ТОЛЕРАНТНОГО СО.ЗНАПИЯ И ПРОФИДЛКТИ КЛ

гжстре.чидмл в российском обществе (2001 — 2005 годы)»

Охраняется .злкоподлт ельством РФ оь авторском праве.

Воспроизведение всей книги иди какой-либо ее части

ье-') письменного разрешения издательства воспрещается.

любые попытки нарушения будут преследоваться в судебном порядке.

Мэй Р.

М497 Сила и невинность. — М.: Смысл, 2001. — 319 с.

Написанная блестящим литературным языком и адре­сованная широкой читательской аудитории книга одного из ведущих представителей экзистенциальной психологии посвящена поиску психологических корней агрессии и на­силия, проблемам добра и зла, силы и бессилия, вины и от­ветственности.

ISBN 5-89357-117-7© Издательство «Смысл», перевод на

русский язык, оформление, 2001.

В оформлении обложки использована картина Рене Магритта «Титанические дни»

Содержание

Возвращение сфинкса. Д.А.Леонтьев.............................6

Предисловие.............................................................. 12

Глава 1. БЕЗУМИЕ И БЕССИЛИЕ............................. 16

1. Бессилие развращает ............................................... 22

2. Безумие и общество /:■......:■........................................ 27

3. Бессилие и наркотики.............................................. 34

4. Жажда значимости ................................................. 39

5. Основной тезис данной книги .................................. 45

Глава 2. НЕВИННОСТЬ И КОНЕЦ ЭРЫ.................... 52

1. Пора цветения и время засухи в Америке.................... 56

2. Другие формы невинности........................................ 65

Глава 3. ЯЗЫК: ПЕРВАЯ ЖЕРТВА............................. 75

1. Недоверие к словам................................................. 78

2. Цинизм и насилие................................................... 84

3. Слова и символы .................................................... 87

4. Слова и опыт ......................................................... 89

Глава 4. ЧЕРНАЯ И БЕССИЛЬНАЯ:

ЖИЗНЬ МЕРСЕДЕС..................................... 92

1. Потерянный гнев .................................................... 96

2. Обряд возрождения................................................ 103

3. Насилие, разрушающее жизнь

и дающее жизнь ....................................................107

Глава 5. СМЫСЛ СИЛЫ ..........................................114

1. Определение силы.................................................. 114

2. Власть и интеллектуалы..........................................119

3. Виды силы............................................................ 123

4. Сила и любовь ...................................................... 134

Глава 6. СИЛА БЫТЬ ............................................... 143

1. Истоки силы в детском возрасте ...............................145

2. Жизнь Оливера..................................................... 150

3. Самоутверждение................................................... 164

4. Отстаивание себя...................................................171

Глава7. АГРЕССИЯ ................................................. 177

1. Смысл агрессии ..................................................... 178

2. Разнообразие агрессии............................................184

3. Психология агрессии ..............................................186

4. Деструктивная агрессия...........................................189

5. Конструктивная агрессия ........................................191

Глава 8. ЭКСТАЗ И НАСИЛИЕ.................................198

1. Насилие в литературе.............................................203

2. Экстаз на войне.....................................................207

3. Стремление к признанию ........................................217

Глава 9. АНАТОМИЯ НАСИЛИЯ...............................219

1. Психоневрологические аспекты насилия ....................219

2. Виды агрессии.......................................................225

3. Деструктивное насилие ...........................................227

4. Конструктивное насилие.........................................232

Глава 10. НЕВИННОСТЬ И УБИЙСТВО ...................237

1. Трагический день Кентского университета .................239

2. Гвардейцы ............................................................242

3. Трагический недостаток Билли Бадда........................245

4. Девы и драконы.....................................................254

Глава 11. ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ БУНТАРЯ ......................263

1. Бунтарь необходим

для развития цивилизации......................................268

2. Диалектика взаимоотношений

бунтаря и общества................................................273

3. Бунтарство художника............................................282

4. Ограничения бунтаря.............................................288

Глава 12. ПУТЬ К НОВОМУ СООБЩЕСТВУ .............293 i

1. Прощание с невинностью........................................293

2. «Если бы я мог найти язык» ....................................299

3. Любовь и сила ......................................................304

4. На пути к новой этике............................................310

4

ВОЗВРАЩЕНИЕ СФИНКСА

Перед вами книга несколько необычного жанра. Ее автор — выдающийся психолог, но для научной книги она слишком литературна. Она адресована ши­рокой аудитории, но для научно-популярной книги она слишком пронизана личностным началом. Этим она напоминает эссе, но для эссе она слишком фун­даментальна, претендует на выражение намного боль­шего, чем личное мнение автора.

Ролло Риз Мэй (1909—1994) — крупнейший пред­ставитель американской ветви экзистенциальной пси­хологии, направления психологической мысли, кото­рое никогда не было массовым или заметным по числу сторонников, но всегда находило благодарный отклик в самой широкой аудитории. Книги В.Франкла, Р.Мэя, И.Ялома затрагивают важную струну в душе, которую оставляли без внимания психоанализ, тран-зактный анализ и многие другие модные течения.

Мэй получил изначально филологическое и бого­словское образование; на его интерес к психологии повлияло общение с А.Адлером, происходившее во время поездок Мэя в Европу, а его духовным настав­ником был П.Тиллих. Начав в конце 1930-х гг. карь­еру священника, Мэй одновременно учится в Колум­бийском университете по специальности «клиническая психология», издает первую книгу «Искусство психо­логического консультирования». Его работа, однако, была прервана тяжелым туберкулезом, столкнувшим его лицом к лицу со смертью — об этом он пишет во

5

введении к данной книге. Выздоровев, он меняет свое мировоззрение и отказывается от служения Богу, видя в психологии более могущественное средство облегче­ния человеческих страданий, чем религия. В 1949 году он получаст докторскую степень но клинической пси­хологии. В начале 1950-х гг. он окончательно утвер­ждается в своих экзистенциалистских воззрениях и, оставаясь практикующим психотерапевтом, становит­ся главным пропагандистом идей европейского экзис­тенциализма в США, творчески развивая их в контек­сте проблем психологии личности и психотерапии. В конце 1950-х — начале 1960-х гг. он стал, наряду с А.Маслоу и К.Роджерсом, одним из инициаторов, организационных и идейных лидеров гуманистичес­кой психологии, и до самой смерти оставался связан с этим течением, хотя высказывал впоследствии разо­чарование отходом движения от его экзистенциально-феноменологических корней.

В 1960 —80-е гг. он написал и издал ряд книг, сде­лавших его имя известным далеко за пределами пси­хологического сообщества и превративших в одного из немногих психологов, полностью обеспечивающих себя гонорарами за издания и переиздания. Главные из них — «Любовь и воля», «Сила и невинность», «Мужество творить», «Свобода и судьба», «Поиск красоты», «Жажда мифа». В этих книгах Мэй рас­сматривает ключевые проблемы жизни человека, от­раженные в их названиях. Некоторые из них уже выходили в русских переводах, теперь настала оче­редь книги «Сила и невинность».

Мэй — не очень легкий для перевода автор, по причине большого культурного багажа и богатства языка, скорее литературного, чем научного — не слу-

6

чайно за книгу «Любовь и воля» он получил престиж­ную журналистскую (!) Пулитцеровскую премию. Здесь трудности перевода начинаются уже с заглавия: английское слово «power» означает и силу, и власть, и переводчикам вместе с научным редактором при­ходилось напрягать свою интуицию, чтобы не столько понять, сколько почувствовать, какое русское слово бу­дет звучать наиболее точно в одной или в другой фра­зе, особенно когда в тексте появилось еще одно понятие, тоже обозначающее силу — «force». Слово «innocence» тоже неоднозначно — слова «невинность», «наи­вность», «безвинность», которыми можно его переве­сти, отличаются множеством тонких оттенков.

Книга Мэя, собственно, посвящена как раз оттен­кам. Ее непосредственно вызвали к жизни студенчес­кие и расовые волнения США в конце 1960-х годов, в которых прорвались многие социальные и психоло­гические нарывы, зревшие за фасадом экономическо­го преуспевания. Эта книга прямо адресуется к про­блемам насилия, неожиданно выдвинувшимися тогда на передний план, и сегодня еще более актуальным во всем мире. Проблемы, которые она ставит и реше­ние которых предлагает — не столько психологичес­кие, сколько философско-мировоззренческис. По сути, сверхзадача этой книги — реабилитация понятия силы применительно к душевной организации человека. Мэй занимается развенчанием двух мифов: мифа о связи (и даже тождестве) силы и насилия, на котором во многом строилась идеология нацизма, и о связи (и даже тождестве) невинности, переходящей в бессилие, и добра. Тезис Мэя противоположен: сила лежит в> основе всей жизни и имеет разные виды, лишь неко-1 торые из них оборачиваются насилием. Невинность же чаще всего является одной из наиболее злостных

7

по своим психологическим последствиям форм защи­ты от реальности и бегства от ответственности. Чело­век несет ответственность за свое неведение, утверж­дает Мэй, и не сила, а как раз бессилие и апатия чаще оборачиваются разрушительным насилием. Именно в распространении чувства бессилия видит Мэй причи­ны социальных проблем Америки 1960-х.

В первой главе Мэй выдвигает свой главный те­зис — о позитивной роли силы в жизни — и на мно­гочисленных примерах показывает связь бессилия с социально неадекватными действиями, а также стро­ит иерархию видов силы, вытекающую из жизненной необходимости проявления и утверждения человеком своего «Я». Вторая глава посвящена развенчанию идеи невинности, которая позволяет многим уходить от осознания проблемы силы и бессилия, вытеснять ее из сознания. «Невинность в качестве защиты от от­ветственности, — говорит Мэй, — является препят­ствием для роста. Она избавляет нас от нового осоз­нания, от сопричастности страданию человека, равно как и его счастью». В третьей главе Мэй показывает, как агрессия и насилие вытекают из нарушения обще­ния между людьми. Четвертая глава посвящена опи­санию конкретного случая психотерапевтической ра­боты автора с молодой женщиной, главной проблемой в жизни которой было бессилие, невозможность от­стоять себя. Эти главы носят как бы вводный харак­тер, ставя проблему во всей ее полноте.

Пятая глава является одной из центральных в кни­ге, в ней получает содержательное наполнение поня­тие силы во всей его противоречивости и многоликос-ти. В частности, Мэй рассматривает влияние как один из видов силы и развенчивает очередной миф — о принципиальной оппозиционности интеллектуалов

8

любой власти. Отношения па самом деле оказываются скорее конкурентными: интеллигенция борется не столько против влияния политических лидеров на широкие массы, сколько за то, чтобы самой осуществ­лять это влияние. В этой же главе Мэй строит свою иерархическую классификацию видов силы, точнее, проявлений силы. В нее входят хорошо известные вещи: эксплуатация, манипуляция, соперничество, забота — Мэй только впервые помещает их в один общий контекст — и «интегративная сила», обра­зующаяся из единения усилий с другими людьми. Противопоставление силы и любви тоже оказывается ложным: любовь и сила переплетаются и скорее со­путствуют, чем противоречат друг другу.

В шестой главе, озаглавленной «Сила быть», Мэй развивает идеи, во многом продолжающие пафос зна­менитой книги его учителя Пауля Тиллиха «Муже­ство быть». Он анализирует присущие жизни процес­сы самоутверждения, и показывает, что переход от бессилия к агрессии часто проскакивает эту стадию. В ней Мэй также обращает внимание на конструктив­ную роль сознания в отстаивании себя.

Седьмая глава — также одна из центральных — посвящена агрессии. Мэй переосмысливает расхожее понятие агрессии, распространяя его не только на акты насилия, но и на многие акты творчества, свя­занные с разрушением старых форм. В целом он ут­верждает, что агрессия обладает позитивной стороной, которая обычно недооценивается, она неотделима не только от творчества, но и от любви. Поэтому он счи­тает необходимым различать деструктивную и конст­руктивную агрессию. Тема насилия развивается в еле дующих главах. Восьмая глава посвящена соблазнам насилия, тому, что делает его психологически привле

9

нательным. Девятая глава посвящена психологическим механизмам и классификации видов насилия как дес­труктивного, так и конструктивного.

Десятая глава посвящена феномену, который в современной литературе получил название виктимно-сти — вкладу, который вносит жертва в насилие над ней. И, пожалуй, кульминацией всей книги выступа­ет, с моей точки зрения, экзистенциальная трактовка Мэем в конце десятой главы мифа об Эдипе. Пробле­ма силы и невинности перерастает здесь в одну из стержневых проблем человеческой цивилизации — проблему добра и зла. С точки зрения Мэя, Эдип — «это человек, который осмелился осознать тот факт, что человек (по крайней мере в воображении, то есть там, где смысл действия принимается в расчет) спит со своей матерью и убивает своего отца, это человек, который видит себя в истинном свете, который пони­мает, что внутри него есть и добро, и зло, и осознает Сфинкса внутри себя... Единственный способ побе­дить Сфинкса состоит в том, чтобы вернуть его на его истинное место внутри нашей души и там посмотреть ему в лицо — что значит столкнуться с виной и ответ­ственностью. Выбор ясен: мы должны приносить че­ловеческие жертвы Сфинксу, живущему за городски­ми воротами, или же мы должны принять вину и ответственность как наши внутренние реалии. Тот, кто не может принять свою вину и ответственность, будет вынужден проецировать свою вину на Сфинкса за пределами города».

И становится понятно, что истинной проблемой является не сила и невинность, а бессилие, оборачи­вающееся насилием, и невыносимая вина, требующая для своего оправдания Сфинкса за городскими воро­тами. В этом коренятся и разнообразнейшие (часто

10

весьма творческие) усилия по созданию «образа вра­га», и всевозможные проявления ксенофобии, и возло­жения па другие группы (классы, страны, нации и др.) ответственности за все плохое... У нас недостает силы принять на себя ответственность и утверждать себя, осознавая истоки и хорошего, и плохого внутри себя. В этом и главный фокус жарких дискуссий 1980-х годов между Мэем и Карлом Роджерсом, который счи­тал, что природа человека добра, а все плохое прихо­дит извне. Мэй возражал: общество создано челове­ком, и если зло приходит оттуда, то как оно там возникло, если в природе человека его нет? Если мы считаем человека действительно свободным, говорил он, то никто не может гарантировать, что при сво­бодном выборе он выберет добро, а не зло; если же человек обязан выбирать добро, то он не свободен. Сфинкс — в нас, и нет иного пути к добру, чем осоз­нание и преодоление зла в самих себе.

Одиннадцатую главу Мэй посвящает бунтарю — его взаимоотношениям с обществом, его необходимо­сти для эволюции общества, его силе и его слабости. И, наконец, завершает свою книгу он наброском но­вой этики, к которой мы должны прийти, осознав роль силы в нашей жизни и место Сфинкса в нас. «Жизнь есть единство добра и зла; не существует такой вещи, как чистое добро; и если бы зло было невозможно, не было бы и добра. Жизнь состоит в достижении добра не в стороне от зла, а вопреки ему».

Д.А.Леонтьев, доктор психологических наук

11

Посвящается Ингрид

ПРЕДИСЛОВИЕ

В молодости я чрезвычайно высоко ценил невин­ность. Сила не привлекала меня, ни в теории, ни на практике, и я питал отвращение к любому насилию. В возрасте тридцати с небольшим лет меня подкосил ту­беркулез, против которого в то время не было лекарств. Полтора года я не знал, что мне суждено: жить или умереть. Я как мог следовал указаниям врачей, что, как мне тогда казалось, означало полностью принять предписанный мне полный покой и предоставить дело лечения другим. Я мог только лежать в постели, следя за бликами света па потолке, и ждать очередного еже­месячного рентгеновского обследования, которое пока­жет, увеличились или уменьшились полости в моих легких.

И вдруг, к великому моему смятению, моральному и интеллектуальному, я понял, что бациллы пользова­лись моей невинностью. Из-за нее моя беспомощность оборачивалась пассивностью, которая буквально прово­цировала микробов на насильственное вторжение в мой организм. Я увидел также, что главной причиной, по которой я подхватил туберкулез, было отчаяние и чув­ство обреченности. Свойственный мне тогда недостаток самонринятия и самоутверждения, находивший удобную рационализацию в форме невинности, мог вести меня только в одном направлении. В невинном облике окру­жавших меня пациентов санатория я смог разглядеть, что пассивное принятие своей беспомощности перед ли­цом болезни означало смерть.

12

Только когда я начал «бороться», обрел ощущение личной ответственности за то, что это Я болею тубер­кулезом, и ощутил волю к жизни, началось стабильное улучшение. Я научился прислушиваться к моему телу, внутренне концентрируясь, подобно медитации, чтобы понять, когда что-то делать, а когда отдыхать. Я осоз­нал, что лечение — это активный процесс, в котором я сам должен принимать участие.

Я прочувствовал эту истину в процессе моего выз­доровления, но пользы от этого было немного, пото­му что мне не удалось тогда выразить ее в словах. Позднее мне пришлось много думать об этом, столк­нувшись с описаниями сходных переживаний у моих пациентов на психоаналитических сессиях. Практи­чески все они обратились за помощью, потому что чувствовали себя бессильными или были такими на самом деле. Они не могли эффективно строить отно­шения со значимыми для них людьми, оставаясь пас­сивными, в то время как другие (подобно бациллам туберкулеза в моем случае) совершали над ними на­силие. Фрейд никогда прямо не обращался к отноше­ниям такого рода. На них указывал Салливан, одна ко он не разработал вопрос о природе этих связей. Речь идет о силе, но силе, подобной целительной силе, преодолевающей туберкулез, а не военной силе гене­рала на поле сражения или экономической мощи гла­вы корпорации.

Мне пришлось задуматься о моем собственном от­ношении к силе. Я уже больше не мог прятать за своей невинностью зависть к тем, кто обладал силой. Как я заметил, это соответствует общему правилу нашей куль туры — все стремятся к силе, но мало кто признает _это. Обычно те, кто обладает силой, вытесняют свое стремление из сознания. В нашем обществе вынужда-

13

ют к осознанию этой проблемы как раз притесненные члены, представленные такими социальными движени­ями как «Сила женщин» и «Сила черных».

Когда общество осознает эту ситуацию (что явно не­обходимо), оно столкнется с вопросом о насилии. Свя­зано ли насилие с невинностью? Или, как я пишу об этом дальше, провоцирует ли невинность на убийство? Это приводит нас к сложным и захватывающим воп­росам. Можно только согласиться со словами Джекоба Броновски (в его «Лице насилия»):

Насилие здесь,

В мире здоровых,

Это симптом.

Я слышу его

В рыданьях мужчин,

Изведавших крах.

Я вижу его

В кошмарах детей.

Им снится сейчас

История зла

За тысячи лет.

Если эти рыдающие мужчины и мучимые кошма­рами дети актуализируют свою силу, они смогут в оп­ределенной степени обратить свое насилие в конструк­тивное действие и повернуть свои сновидения на общее и свое собственное благо. Я надеюсь, что смогу ука­зать путь не в обход проблем силы и насилия, а через них.

Чтобы понять природу силы и истоки насилия, не­обходимо обратиться к более глубоким вопросам, чем обычно. Надо понять, что значит быть человеком.

Трудности и одиночество, которое я испытывал, работая над этой книгой, были смягчены нескольки-

14

ми друзьями, которые обсуждали со мной те или иные проблемы или читали отдельные главы. Энтони Атос, сам занимавшийся этой проблемой, обсуждал ее со мной намного глубже, чем этого требуют отношения дружеского участия. Я благодарен также за ценные идеи Альберте Салите, Дафне Грин, Дэвиду Бэзело-ну, Лесли Фарберу и Стенли Куницу. Студенты на семинаре по этой теме, который я вел в Йельском уни­верситете, своими догадками помогли мне обнаружить новые аспекты психологии силы. И, как всегда, бога­тейшим источником познания стали для меня мои па­циенты, которым я очень обязан.

Ролло Мэй Холдернесс, Нью-Хэмпшир.

15

Глава 1.

БЕЗУМИЕ И БЕССИЛИЕ

Везде, где находил я живое.

находил я и волю к власти.

Фридрих Ницше

«Так говорил Заратустра»

Сила необходима всему живому. Человек, много лет тому назад брошенный на пустынную поверхность Зем­ли с надеждой и наказом выжить, обнаруживал, что вынужден постоянно прибегать к силе и сопротивляться враждебным силам в своей борьбе за землю и с сороди­чами. За все эти века так и не обретя безопасности, ограниченный в своих возможностях, слабый, одоле­ваемый болезнями и, в конце концов, умирающий, он тем не менее утверждает свои силы в творчестве, одним из продуктов которого является цивилизация.

Английское слово power(«сила», «власть») про­исходит от латинского posse, означающего «быть спо­собным». Стоит ребенку родиться, как мы обнаружи­ваем в его поведении признаки пробуждающейся силы в том, как он плачет и размахивает ручонками, тре­буя, чтобы его покормили. Кооперативная, дружелюб­ная сторона жизни сосуществует с борьбой и властью, но ни тем, ни другим не следует пренебрегать, если мы ждем от жизни удовлетворения. Благодарное при­нятие земных благ и поддержки собратьев достигает­ся не отказом от силы, но использованием ее с учетом интересов других.

16

Способность младенца удовлетворять простейшие потребности превращается у взрослого в борьбу за са­мооценку, за чувство собственной значимости. Именно в этом заключается психологический смысл его жизни, в отличие от биологического смысла у ребенка. Жаж­да признания становится центральной психологичес­кой потребностью: я должен быть способен заявить, что я есть, суметь утвердить себя в мире, в который, благодаря моей способности утверждать себя, я вно­шу смысл, я творю смысл. И я должен делать это, несмотря на величественное безразличие природы ко всем моим стараниям.

Для понимания провозглашенной Ницше «воли к власти» следует помнить, что он не имел в виду «волю» и «власть» в современном значении, в смыс­ле конкуренции, — скорее, он подразумевал само­реализацию и самоактуализацию. Если мы переста­нем воспринимать понятие «власть» исключительно в негативном контексте, нам будет проще согласить­ся с Ницше.

Я ни в коей мере не толкую «власть» как негатив­ную категорию, применимую лишь к нашим недругам (например, ими движет жажда власти, а мы руковод­ствуемся желанием добра, разумом и моралью); напро­тив, я использую это понятие для описания фундамен­тального аспекта процесса жизни. Силу и власть не следует идентифицировать с самой жизнью: в челове­ческом существовании есть немало того, что может быть связанным и обычно связано с силой, как например, любопытство, любовь, творчество, но что само по себе не следует с нею отождествлять. Но если пренебречь фактором силы, что зачастую и происходит в паше время, как реакция на разрушительные эффекты зло­употребления ею, мы упустим из виду ценности, чрез-

17

вычаино важные для нашего человеческого существо­вания1 .

Значительную часть человеческой жизни можно рассматривать как конфликт между силой (то есть способностью эффективно влиять на других, обретать в отношениях с другими людьми чувство собственной значимости), с одной стороны, и бессилием — с дру­гой. В этом конфликте нашим усилиям серьезно пре­пятствует тот факт, что мы отторгаем и то и другое: первое — из-за негативной окраски, связанной с «жаждой власти», второе — из-за страха признать собственное бессилие.

Стоит лишь назвать бессилие его более понятным именем — беспомощностью или слабостью, как мно­гие почувствуют, сколь сильно они им отягощены. «Действительно, ни одна из социальных эмоций не получила сегодня такого распространения, как убеж­дение в собственном бессилии, — пишет Артур Шле­зингер. — Это ощущение того, что ты загнан, что тебя преследуют»2. Ганс Моргентау комментирует это с точки зрения политики: «Правление большинства, к которому веками стремилось человечество, привело к положению, при котором люди в гораздо большей сте­пени бессильны и неспособны влиять на свое прави­тельство, чем 150 лет назад»3. Маховик государства

1 Г.С.Салливан пишет: «Особенно важно учитывать состояния, характеризующиеся ощущением силы или способности. Обыч­но они гораздо важнее для человека, чем импульсы, исходящие от чувства голода или жажды... Мы, похоже, рождаемся с ка­ким-то подобием мотива власти» (SullivanH.S. Conceptions of Modern Psychiatry. N.Y.: W.W.Norton, 1953. P. 6).

1 Schlesinger A.M. The Spirit of 70 Newsweek, July 6. 1970. P. 20-34.

3 New York Times, May 29, 1969.

18



Скачать документ

Похожие документы:

  1. СИЛА ХВАЛЫ И ПОКЛОНЕНИЯ Терри Ло

    Автореферат диссертации
    ... себе силу согласия, силу гармонии, вырабатывается великая ду-ховная сила. Сила уст Все ... неизменной. Бог требовал пролития невинной крови для покрытия человече-ского ... заключении в темницу Павла и Силы. Павел и Сила использовали принципы ведения духов-ной ...
  2. (сила мысли – секрет ментальной магии) 1908 уильям уолкер аткинсон и томас мюллер

    Документ
    ... . И в каждом случае, в воротах Эмоушн незащищенный и невинный(невиновный), верный для ее собственной ... , рисунок, очаровательная, захватывающая сила мужчин - силаСилы желания, не Силы воли. Да, снова я говорю ...
  3. Ролло р мэй возвращение сфинкса

    Документ
    ... из них — «Любовь и воля», «Сила и невинность», «Мужество творить», «Свобода и судьба», ... теперь настала очередь книги «Сила и невинность». Мэй — не очень ... , что истинной проблемой является не сила и невинность, а бессилие, оборачивающееся насилием, ...
  4. Песни невинности и опыта

    Документ
    ... так, как в "Песнях Невинности": "Песни Невинности" видели в смерти лишь ... "Песнях Невинности" тигры, львы и прочие "дикие звери" представляют силу, враждебную ... Невинность", которая, с одной стороны, тяготится своей неопытностью, а с другой - не в силах ...
  5. Книга первая (3)

    Книга
    ... . Вся проникнутая радостью юности, невинности, красоты, она дышала блистательной ... Сверх всего – кокетливой в силу своей невинности. Глава седьмая ЗА ОДНОЙ ПЕЧАЛЬЮ ... себе все сокровища целомудрия и невинности, полные небесного блаженства, более близкие ...

Другие похожие документы..