Главная > Документ


Приложение

Тематика интегрированных уроков с 5 по 11 класс

Класс

Тема программы по литературе

Темы интегрированных уроков

Форма проведения урока

5

Фольклор

Мир добра и света (урок о творчестве художника-сказочника Васнецова)

Урок-диалог (урок работы с культурно-историческими аналогами)

Литературная

сказка

Всем миром любое дело сладишь (урок по творчеству художника и писателя Ефима Честнякова)

Эвристическая беседа

Литературная

сказка

Литературная основа балета П.И. Чайковского «Лебединое озеро»

Эвристическая беседа

Литературная

сказка

Сказка Гофмана «Щелкунчик» в театре

Урок театра

Духовная

литература

Духовность современного мира (интерпретация библейского сюжета в картине С. Дали «Тайная вечеря»)

Урок-дискуссия

Духовная

литература

Жанр притчи в литературе и живописи (Рембрандт «Возвращение блудного сына»)

Эвристическая беседа

Лирика

Пейзаж настроения: Ф.И. Тютчев и И.И. Левитан

Урок-экскурсия

6

Мифология

Греческая мифология и античное изобразительное искусство

Урок-дискуссия

Былина

Богатыри земли русской (былинные образы в музыке, литературе, живописи)

Урок-семинар

Баллада

Стрелы Робин Гуда (герой народной баллады в творчестве В.В.Высоцкого)

Эвристическая беседа

Баллада

Баллада о белом шиповнике (музыкально-поэтическая интерпретация народного сюжета в балладах о запретной любви в творчестве А. Вознесенского и А. Рыбникова)

Эвристическая беседа

Баллада

Интерпретация романтических сюжетов Гёте в русской литературе

Урок-наоборот

Баллада

А. Усачев «Баллада о конфете» (иллюстратор и поэт)

Урок творчества (составление диафильма)

Поэма

Образ Кавказа в творчестве М.Ю. Лермонтова, поэта и художника (поэма «Беглец» и картина «Кавказ»)

Урок-дискуссия

Лирика

Пейзаж настроения в творчестве И. Левитана, Ф. Тютчева, П. Чайковского

Урок-концерт

Роман

Шарж и карикатура в мире сказочных великанов в романе Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» и гравюрах Г. Доре

Урок-лекция с элементами беседы

7

Н.В. Гоголь

Над вечным покоем (пейзаж в повести «Тарас Бульба» и картинах И. Левитана), философское звучание образов

Урок-путешествие

Саги

Герои древнерусского и древнеирландского эпоса в творчестве

Н. Рериха (картины «Заморские гости», «Дозор» и сага «Гримр-викинг»)

Эвристическая беседа

9

Творчество А.С. Пушкина

«Воспетая гением муза» (Пушкин в музыке)

Урок-концерт

Творчество М.Ю. Лермонтова

«На севере диком» (художественные образы в творчестве Лермонтова и Шишкина)

Урок-диспут

Творчество Н.В. Гоголя

Образ «Скупого рыцаря» в творчестве Гоголя, Бальзака, Пушкина

Урок-семинар

10

Творчество А.Н. Островского

Интерпретация русской классики в современном кинематографе (пьеса «Бесприданница» и к/ф «Жестокий романс»)

Урок-дискуссия

Творчество Н.А. Некрасова

Лирика Некрасова и творчество художников-передвижников

Эвристическая беседа

11

Литературные течения начала XX века. Футуризм

«Черный квадрат» Малевича и творчество русских футуристов

Урок-диспут

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Образ Воланда в современной рок-поэзии (группа «Ария» композиция «Имя мне - Антихрист»)

Урок-диспут

Внеклассная работа

7

Сатира

«Эпиграммы, шаржи, карикатуры»

Экспромт-кафе

8-11

Музыка, литература, театр, живопись

«Жизнь коротка - искусство вечно»

Брейн-ринг

8-11

Живопись и

литература

« Путешествие в сказочную Флоренцию»

Путешествие

10

Лирика русских поэтов XIX века

«Романс о романсе»

Литературно-музыкальный вечер

11

Серебряный век русской поэзии

«Образ женщины» (в литературе, музыке, живописи)

Литературно-музыкальный вечер

11

Творчество

А. Грина

«Вечер Алых парусов»

Литературно-музыкальный вечер

11

Творчество

С. Есенина

«Последний Лель»

Литературно-музыкальный вечер

Корнилов Н.В.,

ВГГУ (г. Владимир)

О КРИТЕРИЯХ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ОПРЕДЕЛЯЕМОГО СЛОВА И

ПРИЛОЖЕНИЯ В АППОЗИТИВНЫХ СОЧЕТАНИЯХ

Под аппозитивными в отечественной лингвистике принято понимать сочетания, состоящие из приложений и определяемых слов (красавица жена, инженер-механик, город Псков, на пароходе «Достоевский»).

Одним из нерешённых вопросов теории аппозитивных сочетаний является установление в них определяемого слова и приложения. В школьной практике синтаксического разбора обычно руководствуются двумя основными критериями разграничения – семантическим и грамматическим.

Что касается первого, то уже Ф.И.Буслаев отмечал, что приложение представляет собой «название предмета в и д о в о е при родовом: птица орёл, ворон птица» [3,с.451]. Кроме того, основанием для разграничения приложения и определяемого слова служит также лексическая семантика. Отмечается, что «приложение может указывать на признак предмета, степень родства, национальность, звание, профессию и т.д.» [1,с.303;2,с.76]: «У полосатой будки в нанесённом сугробе стоял великан-часовой в тулупе и с винтовкой, прижатой к груди» (А.Н.Толстой); «Их [липы] посадил мой дед Алексей Дмитриевич» (В.Солоухин); «В небольшом сахалинском посёлке хорошо знали повесть о странной любви грузина Зураба к безумной девушке-кореянке» (А.Ким); «Шофёр Витя глядит уж вопросительно на хозяина, сидящего по правую руку» (В.Солоухин).

Однако ещё А.М. Пешковский заметил недостаточность такого подхода к различению определяемого и определяющего в аппозитивных сочетаниях. Так, в сочетании брат-учитель второе существительное больше подходит для квалификационной роли, чем первое, потому что обозначает признак. Но, учитывая «реальные условия фразы», то есть значения других слов в предложении, получаем противоположный результат: «Брат-учитель показал мне свою школу», где из смысла всего предложения ясно, что показал школу учитель (определяемое слово), который является братом (приложение) [5,с.141]. В аппозитивном сочетании возчики-мужики слово возчики как будто бы является приложением, так как обозначает принадлежность к определенному роду деятельности. Однако в предложении «Возчики-мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с однойстороны на другую» (Л.Толстой) определяемым будет слово возчики, так как именно они кричали на лошадей и хлестали их кнутами.

Встречаются случаи, где существительные в аппозитивных сочетаниях обозначают ту или иную принадлежность (к нации, к профессии и т.д.): француз-камердинер, немец-аптекарь, сторож-грузин. В них разграничить определяемое слово и приложение можно только в рамках предложения или контекста: «А через минуту в дверь комнаты господина из Сан-Франциско легонько стукнул француз-метрдотель, явившийся, чтобы узнать, будут лигоспода приезжие обедать…» (И.Бунин), где метрдотель – подлежащее, так как содержание предложения («явившийся, чтобы узнать, будут ли господаприезжие обедать») касается профессии лица, а француз – это приложение; «Глаза у Мариса вытекли от старости; мальчик-поводырь вел слепца за руки» (Д.Мережковский), где поводырь – подлежащее, о чём свидетельствует содержание предложения («вел слепца за руки»), а мальчик – приложение.

Некоторые лингвисты отмечают, что приложение следует определять путём постановки вопросов какой? какой именно? что за? кто такой? чтотакое? [8, с.44], но и это не всегда помогает, потому что постановка вопросов возможна и к тому и к другому компоненту аппозитивного сочетания: француз-гувернёр – какой именно, что за француз?гувернёр; какой именно, что за гувернёр? француз; старик-крестьянин – какойименно, что застарик?крестьянин; какой именно, что за крестьянин?старик; и т.д.

До сих пор нет убедительного решения вопроса о синтаксических функциях компонентов аппозитивных сочетаний типа «существительное нарицательное + существительное собственное». А.Х.Востоков высказал мысль о том, что в сочетаниях имени нарицательного и собственного при обозначении лиц приложением признаётся имя нарицательное, а собственное считается определяемым словом, тогда как при обозначении не-лиц (животных, растений, неодушевлённых предметов), наоборот, приложением считается имя собственное, а определяемым – нарицательное [4,с.224]: «Историк Герасимова написала исследование обыте и культуре восточных славян»,где подлежащим является Герасимова, а приложением – историк; «День был восхитительный, озеро Ильмень казалосьбирюзового цвета и напоминало нам швейцарские озёра» (А.Достоевская), где подлежащим, напротив, является имя нарицательное озеро, а Ильмень – приложением. Этот подход встречается и в современных школьных учебниках [1,с.303].

Однако эту точку зрения можно подвергнуть сомнению, так как содержание предложения может указывать и на обратное. Так, в предложении «Вскоре явился к Владимиру Андреевичу старый кучерАнтон, некогда водивший его по конюшне и смотревший за его маленькойлошадью» (А.Пушкин) мы вынуждены слово кучер принять за определяемое, поскольку из содержания предложения («водивший его по конюшне и смотревший за его маленькой лошадью») видно, что именно кучер производил данные действия; «У Саввы-пастуха (он барских пас овец) вдруг убывать овечки стали» (И.Крылов), где определяемым является слово пастух, на что указывает содержание предложения («он барских пас овец»), а приложением – имя собственное Савва.

Грамматический критерий разграничения определяемого слова и приложения уже давно привлекал внимание лингвистов. А.Х. Востоков писал: «Когда определительное … состоит из существительного, то согласуется с главным существительным в падеже, но может разнствовать в роде и числе. В сем последнем случае глагол или прилагательное сказуемого согласуется в роде и числе с главным существительным, а не с приложением, которое может иметь при себе своё прилагательное, согласное с оным в роде и числе, например: городВеликие Луки лежит на реке Ловати; город Москваобширен»[4,с.231]. Грамматический критерий служит своеобразным подкреплением и корректировкой семантического при решении вопроса о синтаксических функциях компонентов аппозитивных сочетаний. Так, при наличии разных родовых и числовых показателей у имени собственного и нарицательного при обозначении лиц сказуемое согласуется с именем собственным, а при обозначении не-лиц – с именем нарицательным [1,с.303]: «Аполлон Аполлонович был как Зевс: так, едва из его головы родилась незнакомец-Паллада, как полезла оттуда другая, такая же точно Паллада (А.Белый); «Деревня Брод была следующей после Караваева географической точкой …, к которой тянулась в моём младенчестве от нашего дома прямая линия связи» (В.Солоухин); «Хутор Сошки цел и доныне, хотя уже и давно перешёл к тамбовскому купцу» (И.Бунин).

Однако следует иметь в виду, что и грамматические показатели не универсальны:

1) определение может согласоваться в роде и с необособленным приложением: «Ферапонтов был толстый, чёрный, красный, сорокалетний мужик, с толстыми губа- ми, с толстою шишкой-носом, такими же шишками над чёрными нахмуренными бровями» (Л.Толстой);

2) сказуемое может согласоваться в роде и с обособленным приложением: «Долли невольно вздохнула. Лучший друг её, сестра, уезжала» (Л.Толстой); «Согласитесь, что только величайшее искусство – музыкаспособна коснуться глубин души» (М.Горький).

Некоторые лингвисты считают, что в трудных случаях разграничения определяемого слова и приложения имеет значение порядок слов: приложение как второе наименование постпозитивно к определяемому [6,с.382], но и роль порядка слов нельзя переоценивать, так как зачастую трудно разграничить определяемое слово и приложение, не опираясь на контекст или соответствующую ситуацию. Приложения могут стоять и в препозиции по отношению к определяемым словам: «Нужно только ругнуть подлеца приказчика» (Н.Гоголь); «Почти все были матросы, кроме троих оборванных бородачей-артиллеристов» (А.Н.Толстой).

Часто говорят также о трансформации приложений в определения. Ср.: «В исторических сочинениях о 1812-м г. авторы-французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии…» (Л.Толстой). – «В исторических сочинениях о 1812-м г. французские авторы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии…». Вместе с тем и приём трансформации нельзя считать универсальным средством, помогающим безошибочно определить приложение. Во-первых, даже бесспорные приложения не всегда можно заменить определениями-прилагательными: «Пошла в городке покупать барину чулки шерстяные, необыкновенные – проезжие всё хвалили, повёл её поляк-деляга, – и пропала» (И.Шмелёв), где приложение деляга невозможно трансформировать в определение делячий.

Во-вторых, иногда такая замена вовсе не адекватна: «Бабы-свидетельницы путали показания, которые от бестолковости, которые по наущению Арины Тарыничевой, чтобы Веньке Фомину меньше дали» (В.Астафьев). – «Свидетельствующие бабы путали показания…». Однако из смысла самого предложения («путалипоказания») и предшествующего контекста («Суд шёл долго, канительно») ясно, что «путали показания» именно свидетельницы (определяемое слово), а бабы – это приложение.

В ряде случаев возможна двойная трансформация, так что только ситуация и контекст помогают определить приложение: «Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его [Пьера] душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведённом им скрасавицей полькойлетом на балконе своего киевского дома» (Л.Толстой), где аппозитивное сочетание красавица полька подвергается двойной трансформации: красивая полька и польская красавица.

Иногда даже в предложении невозможно разграничить определяемое слово и приложение. В.И. Фурашов приводит такой пример: «Старухи-соседки обмыли, одели и в гроб положили» (А.Чехов), где содержание предложения не дает возможности определить, какое из двух слов является приложением, а какое определяемым. Возможна двойная трансформация: соседские старухи и старые соседки. И только из речевого опыта говорящих, из так называемых фоновых знаний следует, что существительное соседки является приложением, а старухи – подлежащим, «поскольку ритуал, о котором говорится в предложении, обычно совершается старыми женщинами, но не обязательно соседками» [7,с.8]. В предложении «Другой [француз] в капотеостановился против красавицы армянки и молча, неподвижно, держа руки вкарманах, смотрел на неё» (Л.Толстой) тоже трудно разграничить определяемое слово и приложение. Возможна двойная трансформация: красивая армянка и армянская красавица. Только из соответствующего контекста становится ясно, что внимание французского солдата-мародёра привлекла именно красавица (определяемое слово), а армянка – это приложение.

Вместе с тем есть немало аппозитивных сочетаний, где приложение определяется без особых затруднений. Во-первых, при обособлении, когда «независимо от словарных условий» зависимым будет обособленный компонент: «Человек большого ума, большой наблюдательности, он [отец Герцена] бездну видел, слышал, помнил» (А.Герцен); «Некогда Чанг узнал мир и капитана, своегохозяина, с которым соединилось его земное существование» (И.Бунин).

Во-вторых, бесспорными приложениями являются «несогласованные» в падеже компоненты: «Помню, наш поезд почему-то целый час простоял на станции Клин» (А.Достоевская); «Лёшка по голосу узнал Бабенко, подтянул ему, не ведая ещё, что долго он теперь в этом месте, в этой яме, называемой и без того презренным словом «казарма», никаких песен не услышит» (В.Астафьев); «По первому снегу, когда укрепило пути, дошла весть о казни Дмитрия ГрозныеОчив Орде» (Д.Балашов).

Таким образом, рассмотрев семантический и грамматический критерии разграничения определяемого слова и приложения, мы убеждаемся в том, что не всегда легко установить в аппозитивном сочетании приложение и что далеко не все приёмы, предлагаемые методистами и лингвистами, оказываются эффективными. Только с учётом всей системы логических, лексико-семантических и грамматических факторов, а также контекста можно определить, какое из двух сочетающихся слов является приложением, а какое – определяемым. Трудности в нахождении приложения свидетельствуют о его специфике как второстепенного члена предложения.

Литература:

      1. Бабайцева В.В. Русский язык: Теория. 5-9 классы: Учебник для учебных заведений с углубленным изучением русского языка. – М.: Дрофа, 1997.

      2. Бархударов С.Г. и др. Русский язык: Учебник для 8 класса средней школы / С.Г.Бархударов, С.Е.Крючков, Л.Ю.Максимов, Л.А.Чешко. – 16-е изд. – М.: Просвещение, 1991.

      3. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. – М.: Учпедгиз, 1959.

      4. Востоков А.Х. Русская грамматика Александра Востокова, по начертанию его же сокращённой грамматики полнее изложенная. – 4-е изд. – СПб., 1839.

      5. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – 7-е изд. – М.: Учпедгиз, 1956.

      6. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Справочник по русскому языку. Словарь лингвистических терминов. – М.: ООО Издательский дом «ОНИКС 21 век»: ООО Издательство «Мир и образование», 2003.

      7. Фурашов В.И. Несогласованные определения в современном русском языке. – М.: МГПИ им. В.И.Ленина, 1984.

      8. Чеснокова Л.Д. Проблема членов предложения в теоретическом и методическом аспектах. – Ростов-на-Дону, 1991.

Малышкина С.В.,

МОУ СОШ № 17 (г. Ковров)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Повышения квалификации работников образования сборник программ

    Программа
    ... Волгоградская государственная академия повышения квалификации работниковобразованияСБОРНИК ПРОГРАММ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ... применена в школах и учреждениях дополнительного образования. Материалы программы могут быть использованы на ...
  2. Повышения квалификации работников образования сборник программ

    Программа
    ... Волгоградская государственная академия повышения квалификации работниковобразованияСБОРНИК ПРОГРАММ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ... применена в школах и учреждениях дополнительного образования. Материалы программы могут быть использованы на ...
  3. Сборник материалов по итогам проведения iii городской научно-практической конференции молодых педагогических работников муниципальных образовательных учреждений города нижневартовска «образование - будущее города» нижневартовск 2011

    Урок
    ... образования». Сборникматериалов по итогам проведения III городской научно-практической конференции молодых педагогических работников ...
  4. Сборник материалов научно- практической конференции

    Документ
    ... области естественнонаучного образования: Сборникматериалов научно - практической конференции. – М., МИОО, 2009. В сборнике освещены материалы научно ... учеников, учителя, педагоги дополнительного образования, работники библиотек. У данных субъектов ...
  5. Сборник материалов научно - практической конференции

    Документ
    ... естественнонаучного образования: Сборникматериалов научно - практической конференции. – М., МИОО, 2010. В сборнике освещены материалы научно ... , проводить видеосъёмку, беседовать с научными работниками и т.д.), организовывать и планировать свою ...

Другие похожие документы..