Главная > Документ


Ходов Андрей

Игра на выживание

От автора

Мне хорошо известно, что альтернативки по ВОВ не писал только ленивый. Вот и я прочитал очередную книгу на эту животрепещущую тему... и сам не удержался.

Хотите, верьте, хотите, нет, но первая часть писалась исключительно по памяти. То есть в книги, справочники и информационные сайты по истории войны, военной технике и т.д. (касательно информации ";из будущего";) принципиально не заглядывал. Вполне допускаю, что при этом нагородил кучу нелепостей и соответственно дезинформировал доверчивое Советское руководство. Читатели вправе указать мне на допущенные ошибки и промахи, но исправлять в этой части я все равно ничего не буду. Это против правил игры. Но вполне возможно, что печальные последствия для страны по причине этих ляпом, из-за моей слабой памяти и недостаточной эрудиции будут учтены во второй части книги.

Претензии по поводу того, что текст перегружен информацией и недогружен действием - тоже не принимаются. В оправдание могу привести анекдот:

- Доктор, мой муж ведет себя очень странно!

- Хм, а как именно?

- Каждый раз, когда он пьет кофе, то обязательно съедает и кофейную чашку! Только ручки оставляет!

- Хм, действительно странно. Ручки... ведь это самое вкусное!

Вы уже поняли, что лично мне нравятся именно ручки. С детства обожал книги, где авторы значительную часть отводили под обширные ";информационные"; вставки. Тот же Жюль Верн, или Иван Ефремов, или....

Надеюсь, что в своих вкусах я не одинок.

С наилучшими пожеланиями!

Пролог

В остекленной будке вышки Свердловского военного аэродрома ";Кольцово"; было очень холодно. Техник-лейтенант Свиридов отчаянно мерз, а заодно и отчаянно скучал. Делать дежурному по аэродрому было нечего, поскольку полетов в этот холодный декабрьский день 1940 года не предвиделось. А если бы полеты предвиделись, то он бы тут не сидел. Сидел бы тут кто-нибудь из летного состава, а занимающий в 141 комендатуре авиационного гарнизона должность старшего метеоролога техник-лейтенант Свиридов в это воскресный день находился бы в более подходящем месте. Тем более что через два дня новый год и на его празднование тоже имелись определенные планы.

Свиридов встал со стула, немного покачался на носках, разминая озябшие пальцы ног, подошел к остеклению и бросил взгляд на летное поле. Расчищенная три дня назад для приема группы осуществляющих перелет на восток бомбардировщиков СБ-2 полоса снова была запорошена снегом, хоть и не сильно. Если не будет нового снегопада, то в понедельник ее можно будет привести в порядок за пару часов. Техник-лейтенант открыл дверь будки, вышел на обрамляющий ее балкончик и профессиональным взглядом оглядел небо. Судя по облакам снегопада сегодня-завтра ожидать не следует, что радовало. Свиридов решил, было вернуться в будку, но тут его внимание привлекла показавшаяся в небе точка, видимо приближающийся к аэродрому самолет.

- Это кого же тут принесло? - спросил он у самого себя, и машинально обернулся. Впрочем, можно было и не оборачиваться. Ни рации, ни радиста для связи с воздухом на вышке все равно не было. Предназначенная для этого радиостанция барахлила всю прошлую неделю, и ее еще в пятницу сняли и увезли в починку. Имелся, правда, телефон, но докладывать пока особо нечего, правильнее подождать развития событий.

Самолет между тем приближался, и на нем что-то периодически вспыхивало, как будто фотовспышка.

- Он что? Стреляет на лету? - изумился лейтенант.

Машина еще приблизилась, но опознать ее все не удавалось. Не походила она ни на что, что Свиридову приходилось видеть раньше.

В итоге самолет с ревом и странным свистом пронесся над полосой, и его худо-бедно удалось рассмотреть. Аппарат раза в два превосходил по длине бомбардировщик ТБ-3 и видимо был раз в пять массивнее. На серебристом фюзеляже выделялись яркие синяя и красная полосы, хвостовое оперение было окрашено в синий цвет. Вдоль фюзеляжа были видны круглые окошки иллюминаторов. Что же касается двигателей, то тут вообще было что-то странное. Нечто похожее имелось почему-то на хвосте самолета, но никаких воздушных винтов и там не наблюдалось. Когда самолет начал удаляться, стало видно, что из этих штуковин бьют языки пламени.

- Ну не фига ж себе, - только и смог выдавить Свиридов, и опрометью метнулся к телефону, чтобы доложиться.

После сбивчивого и видимо излишне эмоционального доклада, которому, судя по всему, до конца не поверили, он снова выскочил наружу.

Странная машина тем временем заходила на второй заход, на этот раз были видны выпущенные стойки шасси, причем одна из стоек, как ни странно красовалась в носовой части самолета.

- Он тут у нас еще и садиться надумал? Угробится ведь! Еще бы! Такая махина, полосы ему явно не хватит. - Тут лейтенанту вспомнилось, что толковую бетонную полосу на аэродроме собирались начать строить только летом следующего года. - Да и имеющаяся полоса снежком присыпана.

Но его мнения явно никто не собирался спрашивать. Колеса коснулись земли, и самолет, свистя и завывая, помчался по полосе в снежном вихре. Слишком короткая полоса быстро кончилась, и машина вылетела на снежную целину. Стойки шасси подломились, самолет упал на брюхо и его, разворачивая, поволокло дальше в клубах снега. Фюзеляж переломился, его хвостовая часть отлетела в сторону, но вскоре машина остановилась. Когда снег немного осел, стало видно, что из пролома выскакивают какие-то люди и стараются отбежать подальше от потерпевшей аварию машины. Впрочем, продолжалось это не долго. Разлившееся топливо вспыхнуло, и переднюю часть фюзеляжа охватило пламя.

Часть 1

Глава 1

Лейтенанту госбезопасности Сергею Горелову частенько доводилось бывать в Наркомате по делам службы, но этот срочный вызов туда, да еще с высылкой их машины, да еще через голову собственного начальства его порядком взволновал. Он быстро собрался, надел кожаный плащ с меховым воротником, шапку-финку и быстрым шагом направился к лестнице. Спустившись на первый этаж, и пройдя через два поста охраны, Сергей оказался на улице. Здание ЦКБ-29, где он был начальником одного из спецтехотделов, или просто СТО, находилось на улице Радио.

Машина из Наркомата пришла даже раньше, чем он успел докурить папиросу. Всю дорогу до Лубянки Горелов прокручивал в голове текущие дела и гадал о причинах вызова. Но к определенному выводу так и не пришел, что только добавило волнения.

В Наркомате после предъявления документов ему без объяснений предложили проследовать за сопровождающим. В результате Сергей оказался перед дверью в кабинет самого наркома. Сопровождающий знаком предложил ему подождать, сам зашел в приемную, а через десяток секунд появился снова и предложил заходить. Горелов глубоко вздохнул и шагнул внутрь.

В приемной кроме секретаря находилось еще пять человек. Двоих Сергей знал, они тоже были из Особого Технического Бюро (ОТБ) НКВД, а трое остальных не были ему знакомы. Все пятеро довольно молоды, в званиях от лейтенанта до капитана госбезопасности. Присев на указанное ему место Горелов одними глазами послал немой вопрос Вадику Иванову, с которым был знаком накоротке. Тот незаметно пожал плечами, показывая, что тоже не в курсе. В приемной пришлось просидеть минут двадцать, после чего было сказано, что нарком их ждет.

Кроме наркома товарища Берия, которого Сергею раньше вблизи видеть не доводилось, в кабинете присутствовал полный и громоздкий комиссар госбезопасности второго ранга Кобулов, занимавший пост начальника Главного Экономического Управления (ГЭУ) НКВД. Берия явно был в хорошем настроении, он благосклонно кивнул после рапортов и приветливо улыбаясь, предложил садиться.

- Мы вас пригласили, товарищи, чтобы поручить крайне важное и крайне секретное дело. Товарищи вы молодые, грамотные, все с образованием, а главное проверенные. - Нарком снова улыбнулся.

- Сейчас я введу вас в курс дела, заранее попрошу не удивляться.

Не удивляться оказалось трудно, то, что сообщил нарком, по мнению Сергея, вообще ни в какие ворота не лезло. Целый самолет из будущего, да еще и с людьми! Правда самолет большей частью сгорел, да и люди почти все погибли, но тем не менее! Услышь он нечто подобное от кого еще - ни за что не поверил бы!

- Ваша группа будет непосредственно заниматься уцелевшими, - сообщил нарком. - Сами понимаете, эти люди являются носителями крайне важной стратегической информации. Ваша задача получить эту информацию и предложить варианты ее использования в интересах Советского народа и государства. Сохранив, обращаю на это особое внимание, в строжайшей тайне источник получения сведений. Это теперь важнейшая государственная тайна высочайшего уровня. Кроме здесь присутствующих и самого товарища Сталина никто ничего не должен узнать.

- Всего осталось в живых восемь человек... гостей из будущего, - продолжил Берия после многозначительной паузы. - Из них двое пока в госпитале в Свердловске, их должны доставить в Москву через неделю-другую. С остальными немедленно начинайте работать. Время крайне ограничено. Я лично успел поговорить с... гостями. Все они в один голос утверждают, что не позднее чем через полгода СССР предстоит крайне тяжелая война с фашистской Германией. Война, в которой мы, разумеется, победим, но с огромным напряжением сил и очень болезненными потерями. Мы должны, просто обязаны, изменить ситуацию. От скорости и точности вашей работы зависят жизни многих миллионов советских граждан, которые могут погибнуть, если вы не справитесь с порученным делом. - Нарком сделал еще одну паузу и оценивающе обвел глазами лица присутствующих.

- Контингент вам достался, прямо скажем не первосортный, - сообщил Берия, слегка поморщившись. - Серьезных ученых, выдающихся инженеров и прославленных полководцев среди них, похоже, нет. Обычные рядовые граждане. Но, учитывая ситуацию, даже простые обрывки общеизвестных в их время сведений могут иметь для нас огромное значение. Например, один из уцелевших - простой врач районной поликлиники в Якутске. Казалось бы, что он может сообщить кроме сведений о современных ему методах лечения и новых лекарственных препаратах? Но в процессе беседы с ним выяснилось, что на территории Якутии, а именно в среднем течении реки Вилюй, имеются коренные месторождения алмазов. Настоящие алмазные трубки, как в южной Африке! Настоящие алмазные трубки, - возбужденно повторил Берия, его кавказский акцент стал более заметен.

- Возможно не все вы в курсе, но наша промышленность испытывает настоящий алмазный голод. Ведь алмазный инструмент позволяет обрабатывать самые твердые материалы. Мы вынуждены тратить большие деньги на разработку рассыпных месторождений с крайне низким содержанием алмазов, но их все равно не хватает. Приходится покупать за границей, тратить на это валюту.

- Конечно, товарищам геологам придется хорошенько поработать, чтобы отыскать эти алмазные трубки в якутской глухомани, но мы теперь знаем где, и что именно нам надо искать! Еще этот врач сообщил, что разведку следует вести по сопутствующим алмазам минералам - пиропам - вычитал в какой-то статье в местной газете. Это тоже должно облегчить поиски. В результате страна может сэкономить многие миллионы рублей на геологоразведке, полностью обеспечить себя важным стратегическим сырьем и даже заработать валюту. Продадим богатеньким дамочкам глупые побрякушки, а взамен сможем приобрести нужные нам станки и машины. - Все присутствующие оживились.

- Поэтому вам следует быть очень внимательными, - сказал Берия с улыбкой. - Кто знает, что еще мы можем вытянуть у этих людей?

- Но в первую очередь, - продолжил нарком, похоже с неохотой переходя на другую тему, - вам следует разобраться с причинами обидных неудач Красной Армии в начальный период... будущей войны. Есть мнение, - последовала еще одна многозначительная пауза, - что наши военные товарищи в больших чинах многое не учли, многое сделали неправильно, а многое не сделали вовсе. В результате их ошибок Советское государство оказалось в сложном и опасном положении. И изменить ситуацию удалось только благодаря мудрому руководству и гениальной прозорливости товарища Сталина и героизму Советского народа. А вы товарищи хоть и без больших чинов, но зато, как я уже говорил, молодые, мозги еще не успели закоснеть. Трое из вас недавно закончили Военные академии РККА. Вот и разберитесь насколько возможно, что же именно произошло и что именно мы должны учесть или исправить. Задача это непростая, ибо... гости из будущего не специалисты в данном вопросе, а источники их сведений большей частью противоречивы или сомнительны. Один уверенно утверждает, что Красной армии лучше оставить наши новые западные области и занять оборону на линии укреплений старой границы. Другой, не менее уверенно заявляет, что нам лучше опередить Гитлера и первыми нанести удар. Один говорит, что генерал армии Жуков выдающийся советский военноначальник, сыгравший важную роль в победе над фашизмом. А другой говорит, что генерал Жуков бездарь, мясник, бонапартист и выигрывал сражения исключительно за счет подавляющего превосходства и тяжелых потерь личного состава. И кому мы должны верить? Вот вы, Богдан Захарович, - Берия посмотрел на Кобулова, - кому бы поверили?

- Возможно истина посредине, Лаврентий Павлович, - неуверенно отозвался тот.

- Возможно и посредине, а возможно и нет. Возможно, один говорит, что дважды два четыре, а другой утверждает, что дважды два равняется шести. И что за истина будет посредине? Чтобы принимать важные решения, руководству страны нужны максимально точные данные. Пока они таковы: 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на СССР и нанесла нам ряд тяжелых поражений на фронте. Немцам удалось прорваться до Москвы. Впоследствии ситуацию удалось переломить и в мае 1945 года наши войска взяли Берлин, а Германии пришлось подписать безоговорочную капитуляцию.

Но при этом Советский Союз потерял более двадцати миллионов человек, считая вместе с гражданским населением. Было разрушено множество городов и промышленных предприятий. Товарищ Сталин считает такой вариант развития событий абсолютно неприемлемым, а наши потери недопустимо большими. Если уж нам предстоит воевать, то это должна быть другая война! Историю следует изменить!

Сергей вздрогнул и чуть подался вперед. Это его движение было замечено наркомом.

- Вы что-то хотите сказать, лейтенант? - поинтересовался он.

Горелова бросило в жар, - Я, товарищ генеральный комиссар госбезопасности, я хотел... А разве историю вообще можно изменить? Ведь это нарушение причинно-следственных связей! Как это сделать? И можно ли вообще?

- Правильно ставите вопросы, лейтенант, - Берия посмотрел на него с дружелюбной иронией. - Вот что значит университетское образование!

- Один молодой человек из... этих, явно большой любитель фантастических романов, уже просветил меня на этот счет. Что существует некий Принцип причинности, якобы запрещающий путешествия во времени. Но также он рассказал о существовании теории, которая гласит, что в случае возможности нескольких исходов какого-либо события, на самом деле осуществляются они все. Просто мы на своей, как он выразился, исторической линии наблюдаем только один из них. И еще что-то там говорил о неких параллельных мирах. Но это глубокая философия. Лично я предпочитаю эмпирику. Поэтому был проведен небольшой эксперимент. Допустим, некий человек, - Берия хмыкнул, - условно назовем его ";кукурузник";, в далеком будущем был выдвинут на некий высокий партийный пост. На этом посту он прочитал на одном из съездов партии некий важный доклад, имевший огромное значение для страны и мира. И там, в далеком будущем, этот факт был зафиксирован в партийных документах, газетных статьях, научных монографиях и даже в школьных учебниках. Но здесь, у нас, сейчас вдруг неожиданно выяснилось, что этот ";кукурузник"; является скрытым троцкистом и опасным заговорщиком. Не далее как вчера Военной коллегией Верховного Суда СССР он был приговорен к высшей мере наказания, а сегодня утром я лично присутствовал на приведение приговора в исполнение и на его похоронах. Совершенно не представляю, как он теперь будет занимать высокие посты, пусть даже и в далеком будущем, и читать там доклады на партийных съездах. Выходит, что будущее изменить все же можно! И мы его изменим!

Далее нарком перешел к организационным и техническим вопросам. Начальником нового подразделения НКВД - Особого исследовательского бюро (ОИБ) Берия назначил не Кобулова, как предполагал Сергей, а лично себя. Кобулова же назначил заместителем, с сохранением за ним должности начальника ГЭУ.

Что же касается режима содержания ";объектов";, то, несмотря на требование максимальной изоляции, его предполагалось сделать по возможности свободным и комфортным.

- Эти товарищи не совершили никаких преступлений против Советской власти, а если и совершили, то в далеком будущем, что вне пределов нашей юрисдикции, - усмехнулся Берия. - Поэтому мы не можем держать их в тюремных камерах. Кроме того, это нерационально, будет препятствовать созданию товарищеской доверительной атмосферы.

Правильнее найти в окрестностях Москвы отдельно стоящую небольшую усадьбу в приличном состоянии, с хорошим подъездом. Товарищ Сталин и я тоже еще не раз захотим побеседовать с нашими гостями.

В завершении инструктажа Берия внимательно оглядел присутствующих офицеров.

- Еще один важный вопрос, - улыбка исчезла с лица наркома, а его взгляд стал жестким и холодным. - В беседах с вашими подопечными вы непременно узнаете, что там, в будущем дело Ленина-Сталина было предано. Созданная потом и кровью миллионов советских людей держава была разрушена, а вместе с ней пала и Мировая система социализма, в которую в то время уже входило множество государств. Пробравшиеся в верхи партии и государства перерожденцы и предатели пустили на ветер наши труды и обратили их в личные счета в иностранных банках. Им надоело служить народу, они хотели иметь все в частной собственности, чтобы наслаждаться жизнью и бездельем за счет народа и во вред ему. Мы знаем, как такое происходит. Совсем недавно наши органы под руководством товарища Сталина ликвидировали крупный заговор подобных мерзавцев. Но вот наши ";товарищи потомки"; явно оказались не на высоте, у них подлым заговорщикам удалось одержать победу. Товарищ Сталин сказал, что видимо мы, были непозволительно мягки. Видимо проявили излишний либерализм. Видимо эту заразу следовало выжигать каленым железом без малейшей жалости, чтобы она уже никогда не возродилась. Теперь данный нам в будущем урок будет усвоен. Допущенные ошибки будут исправлены! Такое будущее не состоится! Мы его не допустим!

Получив это напутствие, порядком ошарашенные, офицеры покинули кабинет наркома, и совещание было продолжено уже в кабинете Кобулова. Тот еще раз подчеркнул важность и секретность задания, а особенно его срочность. Начать работу с ";гостями"; следовало не далее как завтра, не дожидаясь пока тех переместят из внутренней тюрьмы Лубянки, где они пока в относительно приличных условиях содержались, на новое место. Подбор этого места и прочие хозяйственные проблемы комиссар взял на себя, а вот темы и методы бесед предложил немедленно разработать новоиспеченным сотрудникам ОИБ. В процессе обсуждения было решено, не допуская общения ";гостей"; между собой, по особенно важным или неясным вопросам беседовать с каждым, тщательно фиксировать такие беседы, а потом сравнивать. Учитывая требования абсолютной секретности, а также тот факт, что большинство офицеров не прошли курсов стенографии, Кобулов обещал изыскать несколько комплектов закупленных для НКВД в Германии новейших звукозаписывающих аппаратов фирмы AEG, называемых ";магнетофонами";. Впрочем, стенограммы бесед все равно требовалось ежедневно расшифровывать и перепечатывать на машинке лично.

Кроме того, были предварительно определены основные направления и назначены ответственные за них. Горелову, как он и ожидал, досталась работа по его ";специальности"; в ЦКБ-29, то есть по авиации всему с ней связанному. А плюс к тому сбор информации о грядущих научных открытиях.

Совещание продолжалось часа три, после чего Кобулов предложил каждому сегодня хорошо все продумать, а с утра приступать к делу. Потом закрыл совещание, и отправил фотографироваться на новые удостоверения и спецпропуска.

Глава 2

Вместе с сознанием к Николаю Ивановичу пришла боль. Ужасно болела голова, сильная боль чувствовалась в районе бедер и ягодиц, ныло сердце, да и все тело порядком ломило. Немного полежав, прислушиваясь к своим ощущениям, он понял, что лежит в кровати на боку, и попытался открыть глаза. Удалось это не сразу, ибо ко всем уже имеющимся источникам боли добавилась еще и резь в глазах, будто они были сильно запорошены песком. Но проморгаться все же удалось, и Николай Иванович смог немного осмотреться. Помещение, где он находился, явно было больничным, что вполне определенно подтверждало и обоняние. Судя по интерьеру, больница была жутко провинциальной. Если вообще не сельской. Тут он вспомнил, что с ним собственно произошло: самолет Уральских авиалиний, объявление по трансляции об аварийной посадке, суета стюардесс, пытающихся скрыть свой страх под дежурными улыбками, сильная тряска и страшный удар на земле, крики, попытка подальше отбежать от самолета.

- Выходит, что убежать мне не удалось, - сообразил Николай Иванович. - Поэтому и больница. И дернул же меня бес лететь самолетом, можно подумать, что эти лишние сутки поездом что-то особо решали! Долетался, сокол!

Немного разобравшись с ситуацией, он попытался подвигать руками и ногами. Судя по всему, конечности были на месте. Но вот попытка приподнять голову прошла неудачно. Голова немедленно закружилась, и он снова соскользнул беспамятство.

Когда Николай Иванович пришел в себя следующий раз, то в палате обнаружилась медсестра. Молодая девушка в старомодном белом халате из плотной ткани и не менее старомодном белом платке, повязанном уж совсем архаичным способом, как у сестер милосердия на старых фотографиях, дремала на стуле возле кровати. Почувствовав движение, она открыла глаза и улыбнулась.

- Очнулись, больной? Как Вы себя чувствуете?

- Не очень, - признался Николай Иванович, с трудом ворочая засохшим языком, - Больно и голова кружится. - Давно я тут валяюсь? И что со мной?

- Раз в себя пришли, то ничего страшного, - сообщила ему медсестра с улыбкой, - контузия от удара по голове и еще ожог, но тоже не страшный. Мы Вас обязательно вылечим. А без сознания Вы были более трех суток. Пить хотите?

- Хочу, - девушка взяла с тумбочки что-то вроде чайника с носиком и поднесла ему ко рту.

Николай Иванович жадно сделал несколько глотков, ворочать языком сразу стало легче.

- У Вас не найдется таблетки анальгетика? - спросил он, напившись - Голова очень болит и вообще...

Девушка кивнула, снова потянулась к тумбочке и поднесла к его губам белую таблетку.

- Что это?

- Аспирин, - сообщила сестра. Николай Иванович поморщился. - А чего ни будь поэффективнее не найдется?

Медсестра молча пожала плечами.

- Понятно, а еще пишут, что ситуация с медициной все время улучшается. - Он взял таблетку губами и запил ее из поднесенного сосуда с носиком.

- Мои не появлялись? В смысле, жена дети и прочие родственники. Вы им сообщили, что я тут?

Девушка снова пожала плечами, - не знаю, спрошу, а Вам пока нельзя много говорить. У Вас же сотрясение мозга, Вам лучше помолчать.

Впрочем, поговорить ему не удалось и в дальнейшем. Следующие две недели весь медперсонал, включая лечащего врача, упорно уклонялся от любых разговоров, прямо не относящихся к лечебным процедурам. Никто из родни к нему тоже не приходил. Николай Иванович начал волноваться. Появившаяся сначала обида на жену и детей сменилась нешуточным беспокойством. В голову лезли мысли, что с его близкими произошло что-то нехорошее, а медики это скрывают, чтобы не волновать больного.

Очередной больничный день начался как обычно. Лечение явно шло в должном направлении. По крайней мере, голова уже болела не так сильно, да и ожоги видимо начали подживать, хоть, и чесались неимоверно.

Поэтому слова медсестры о посетителе Николая Ивановича одновременно и обрадовали и взволновали. Он смотрел на дверь и гадал, кого именно увидит. Действительность превзошла все его ожидания. В дверь вошел молодой человек в форме, прошел к его кровати и молча уселся на стул. Николай Иванович оторопело осмотрел фуражку с васильковой тульей и краповым околышем, гимнастерку со стоячим воротником и петлицами, темно-синие бриджи и сапоги. Потом снова вернул взгляд к петлицам крапового цвета, где красовались два кубаря, и хмыкнул.

- Здравия желаю, товарищ лейтенант госбезопасности, - иронически протянул Николай Иванович, - чем обязан?

Судя по выражению лица вошедшего, это явно была не та реакция, которой от него ожидали.

- Здравствуйте, - поздоровался гость, - а вы, похоже, не удивлены?

- А чему я, собственно, должен удивляться? Не спорю, форма аутентичная, все детали соблюдены, вон даже нарукавный знак правильный. У вас тут костюмированный бал реконструкторов ожидается, или это ролевая игра?

Посетитель понимающе улыбнулся, - Понятно, вижу человек вы здравомыслящий и очевидно не чуждый интереса к истории, но вот с выводами явно поспешили.

- Да неужели? - Николай Иванович поворочался в кровати, чуть подбив подушку, чтобы удобнее было смотреть лежа на боку. - Тогда кто вы, и что вы тут делаете в довоенной форме НКВД?

- Дело в том, уважаемый Николай Иванович, что я, как ни странно это для Вас звучит, действительно лейтенант госбезопасности, а за этим окном, - он сделал рукой легкий взмах в сторону оконного проема, - имеет место быть январь 1941 года. То есть время, как вы выразились, довоенное. Удостоверение могу показать, но вы ведь все равно не поверите. Как уже выяснилось из общения с вашими современниками, уцелевшими в катастрофе, в вашем времени их сделать не проблема. Словам моим вы тоже не поверите. Поэтому сделаем проще. Врачи сочли вас достаточно оправившимся для перевозки, через час повезем вас на железнодорожный вокзал, а потом поездом в Москву. Вы ведь знаете Свердловск? Мы специально немного переделали карету неотложки, чтобы вам все видно было. Посмотрите на город, а потом уже в поезде продолжим наш разговор.

Стук колес поезда больно отдавался в голове. Николай Иванович лежал на полке пустого санитарного вагона, и настроение его было хуже некуда. От мыслей, что ему уже никогда не увидеть ни жены, ни детей, ни внуков было тошно. Экскурсия по Свердловску оказалась вполне убедительной. Для полной гарантии, что это не продвинутая техническая мистификация, он открывал окно машины, пару раз плюнул на ходу, а в завершении попросил занести его на носилках в здание вокзала. После этого сомнения отпали, ибо он не верил в возможность создания виртуальной реальности такого уровня. По крайней мере, на современном ему уровне науки и техники. Пришлось согласиться, что он действительно угодил в прошлое, как бы не дико это звучало. И теперь ему придется в этом прошлом жить, сколько бы там этой жизни ни осталось. А осталось, следовало признать, не так уж и много: годы преклонные, ревматизм, давление, стенокардия, плюс для полного счастья еще и недавние контузия и ожоги. А уровень медицины здесь соответствует времени. Тут нет необходимых ему диклофенака, беталока, а возможно и элементарного валидола. А если валидол и начали выпускать, то антибиотиков точно еще нет, по крайней мере, в СССР. То есть перспективы незавидные.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ходов Андрей Игра на выживание

    Документ
    ХодовАндрейИгранавыживание От автора Мне хорошо известно, ... воскресное утро. Конец первой части Игранавыживание - 2 Вместо пролога "В любом случае ... И что тогда? Опасная игра, что ни говори. Игранавыживание. Николай Иванович встал, поморщившись ...
  2. Андрей Ильин Школа выживания при авариях и стихийных бедствиях Аннотация

    Документ
    ... эта книга. Андрей Ильин Школа выживания при авариях ... то его шансы навыживаниена наших дорогах вырастают ... культурного и обходительного человека!) играютна руку преступникам. ! ... ; · разделяться на мелкие группы; · ходитьна разведку местности ночью ...
  3. Андрей Ильин Школа выживания в условиях экономического кризиса Аннотация

    Документ
    ... знаете способы решения... Андрей Ильин ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ в условиях экономического ... владельца. Детям, идущим игратьна улицу, ключи лучше ... подальше надоедливого кредитора (ходит и ходит, как будто не ... гораздо меньше. И шансов навыживание у нас будет тем ...
  4. Кино без границ краткая фильмотека мирового кинематографа на 2 апреля 2012 г

    Решение
    ... Ротемунд. В р: Сильвия Кристель, , . Джулия не ходитна свидание вечером. Итал., 2009. Мелодр ... Дорожкин, Ал-др Тютин, Андрей Рапопорт, Анатолий Котенёв. Игранавыживание. США, 1994. Боев ...
  5. Андрей львович ливадный остров надежды история галактики – 8

    Документ
    ... модуль». Андрей тупо смотрел на эти строки, на ощупь ... Семки, ориентированный навыживание, уже успел увязать ... и Яна, оживленно беседуя, играли в некую разновидность большого тенниса ... появление предопределяет весь дальнейший ход эволюции. В пространстве ...

Другие похожие документы..