Главная > Автореферат диссертации


Подводя итоги анализа ЛСГ «реального бытия» понятийной стороны концепта, следует отметить, что характер лексического значения, заключённого в гидронимах, обусловлен существенными признаками самой реалии, отражением которой оно является.

Переход значения в знак обусловлен равенством между «реальным бытием» объекта и действительности (денотата) и концептом, в основе которого тоже лежат реальные представления. Географические объекты (реки) отражаются и фиксируются в сознании народа и перестают быть просто материальными объектами, становясь образами, принадлежащими сознанию. Сознание, формируясь при помощи знаков (слов), закрепляет сложившийся образ в семантическом объёме слова. Чем чётче образ объективирует материальный объект (денотат), тем больше знак совпадает со значением.

Представления о мире, космосе, заключённые в группе гидронимов, позволили нам выделить «идеальное бытие» понятийной стороны концепта. Языческие представления играли важную роль в жизни адыгов. Названия рек, закрепившие эти языческие представления, образуют ЛСГ номинаций языческих представлений. Значения данной группы топонимов фиксируют идеальную модель мира и в семантическом плане как бы оторваны от признаков самого денотата.

Номинации языческих представлений: Кудахо (Кубэкъо, Кудакъо)(адыг.) – «невинный как Бог», Афипс(Афыпс, Ахупс) (абазин.) – «река Бога», Кодеш(Кодес, Къодэс) – «божество Кодес», Тхаб (Тхыб, Тхиб) (адыг.) – «многобожие», Хобза (Хопс, Копс) (адыг.) – «кабанья река» и др.

Как явствует из примеров, культура этноса находит своё выражение в номинации географических объектов, объективируя или идеализируя понятийную сторону номинируемого объекта.

По мнению С.Г.Воркачева, значимостная составляющая концепта понимается как «совокупность имманентных характеристик, определяющих место языковой единицы в лексико-грамматической системе» (Воркачёв 2001). Значимостную сторону концепта «Река» мы понимаем в расширительном плане, определяя её как выраженные в топонимах значимые для народа смысловые компоненты (элементы, комплексы), отражающие объективные ценности.

Выделение в значимостной стороне концепта дальнейшей и ближайшей периферии объясняется иерархией ценностей.

Для анализа значимостной стороны концепта «Река» целесообразно использовать термин ландшафтный топоним. «Ландшафтный топоним представляет собой топоним – индикатор природных и/или культурных свойств ландшафта: это топоним в исходном смысле этого слова, т. е. место в его проявленности в названии и название в его соответствии месту» (Калуцков 2003). В нашем исследовании гидронимы служат отражением свойств как природных, так и культурных ландшафтов, помогают «увидеть» своеобразие определённой местности, отразить специфику этнокультурного и исторического освоения данного региона.

1.ЛСГ, включающая гидронимы, образованные на основе личных имен и названий племён, в неё входит самое большое количество топонимических единиц номинации: Баканка (Бакан) (абхаз.) – от имени предводителя Беслана Бакана, Скобидо (Альдеби, Слобидо, Схапето, Сшххаблдий) этноним (этнос – схапетэ, вошедший в состав шапсугов), Псекупс (Псакупс, Пшикупс, Пскупс) (адыг.) (адыг.) – «река псаков» (по имени древнего племени) и т.д.

Имена-реалии конденсируют в своём семантическом содержании культурную информацию, характеризуясь особой прагматической и когнитивной спецификой, противопоставляются другим онимам, способствуя этнографическому описанию действительности и формируя топонимическую картину мира.

2.К ЛСГ Пространство относятся гидронимы, в которых фиксируется происхождение и пространственное расположение рек. На первых этапах освоения природы топонимической номинации подвергалась та часть природы, в пространстве которой выделялось существенное, и это пространство членилось на зоны в соответствии с приоритетами человека.

Топонимы этой ЛСГ в своей семантической структуре содержат информацию о том, как расположены реки по отношению к горам: многие реки, начинаясь в горах, продолжают свой путь по равнине. Горы оказали влияние на характер речного русла, обусловили обилие водопадов, скорость течения. ЛСГ Пространство выступает языковым индикатором характера формы рельефа природного ландшафта: Зыбза(Эйбза, Эзжипс) (адыг.) – «река с высокого горного перевала», Аушедз(Аущедж) (абадз.) – «перевальная река», Шундук (Шентук, Шунтук, Шендук) (адыг.) – «равнинная речка», Небуг(Нибгу, Небхго) (адыг.) – «река с перевала», Агой(Агуио, Агуй, Акуе, Огийе) (адыг.) – «аул, расположенный среди гор» и др.

3.ЛСГ, гидронимы которой являются индикатором растительного мира. Среди них, как показывает анализ языкового материала, широко представлены гидронимы с прозрачной семантикой, указывающие на особенности природы околоречного ландшафта: Мекерстук(Микерстукъ) (адыг.) – «яблоневый глубокий кут», Липки – «росли липы», Абин (тюрк.) – «лес», Камла(Камликка) (адыг.) – «камыш», Мешако (адыг.) – «плод дуба» (произрастает много дубов) и др.

Топонимы как вербальные индикаторы растительности помогают восстановить специфические условия и характер распределения по территории Краснодарского края и Республики Адыгея растительного покрова, но этот фактор может быть в настоящее время сильно изменён характером заселения и освоения территории человеком. Семантический признак, лежащий в основе данной группы гидронимов, отражает субъектами номинации реальный денотат, но является идеальномаркированным в сознании субъектов восприятия гидронимов.

4.ЛСГ, объединяющая гидронимы, в основе значения которых лежит сема «использование в хозяйственной деятельности», номинирующие виды хозяйственной деятельности.

Номинация по видам хозяйственной деятельности отражает территориально-организационные аспекты жизнедеятельности человека. Данная ЛГС разделена на подгруппы, связанные с различными видами человеческой деятельности:

а) Рыбный промысел: Сингили – (название рыбы), Сула – «судак» (хищная рыба), Дагомыс (тюрк.) – «место, где много рыбы». Такие топонимы фиксируют тот факт, что уже с древних времён велико было рыбохозяйственное значение рек, которые на территории современного Краснодарского края и Республики Адыгея служили нерестилищами для таких ценных пород рыб, как осетровые, рыбец, судак, лососевые и др.

б) Скотоводство: Ачегбас (адыг.) – «козлиная река», Чемитоквадже (Чемиткуадж, Шмиткуадж, Шимотокуадж) – «аул рыжих коров», Ачипсе (адыг.) – «козья река», Шидс (Шипс, Шабсъ, Шьпс) (адыг.) – «конская вода», Овечка, Хулижий(Ххульзтий, Хъулыжъий, Ххульлжий) (черк.) – «маленькое пастбище» и др..

в) Земледелие: Хатыпс (Ххотипс)(адыг.) – «огородная река», Кува(Кувэ, Ккувва, Кковве) (адыг.) – «глубокопашущая», (тюрк.) – «горная долина, луг», Большой Козьма (ног.) – «копать, рыть».

Деятельность племён, населявших Кубань, была связана с разведением скота и освоением земель. Племена селились близ речек, на пологих склонах гор каждая семья обрабатывала землю.

г) Ремесло: Шебле – «сто пчел», Кичмай (Кечмай, Кишмай) – «кузница», Аше – «место, где продавали оружие», Улька(Ул, Уль, Вулька, Улль) (адыг.) – «пчелиная семья».

Из ремёсел в гидронимах зафиксировано кузнечное дело. Исследователи адыгской культуры отмечают, что кузнечное ремесло было передано людям богом кузнечного ремесла Тлепшем. С обретением этого ремесла люди обрели силу, что послужило появлению богоборческих мотивов в адыгском эпосе. Зафиксированный гидроним Шебле - «сто пчёл» - указывает на то, что древние племена занимались и разведением пчёл.

5.Данная ЛСГ, выступающая значимостной составляющей концепта, объединяет гидронимы, репрезентирующие исторические реалии. Номинации рек в своей семантической «оболочке» сохранили память об исторических реалиях, связанных с военной историей народа, так как реки, с их крутыми берегами, давали надёжную защиту от нападения врагов: Ахтырь (тюрк.) – «белая крепость», Хабль (адыг.) – «поселение», Хадажка (адыг.) – «долина древних могил», Фарс (адыг.-тюр.) – «крайний, граничный» и др.

Рассмотренная нами специфика значимостной стороны концепта «Река», выраженной в гидронимах, позволяет прийти к следующим выводам. Денотатом будет являться значимое для народа явление действительности. Его значение выражается в знаках, интерпретируемых как ландшафтные топонимы. Знак и символ в данном контексте равнозначны. Ландшафтные топонимы становятся символами, которые несут в себе идеалы и ценности культуры. Ландшафтные топонимы отражают результаты воздействия человека на природу, этапы и особенности освоения природы, антропогенные черты духовной культуры, изменение характера человеческой деятельности и появление ремёсел.

Гидронимы не привязаны к местности вообще, а закрепляют в языковой форме виды деятельности. Если культура представляет собой метаинформацию, то ландшафтные топонимы закрепляют ту часть информации, которая отражает уровни взаимодействия человека и природы.

Топонимы рассматриваются нами как вербально-ментальное средство передачи реального ландшафта, т.е. являются ландшафтными символами. Как и другие символы, топонимы заключают в себе языковую образность и способны воплощать чувства, идеи, настроения, при этом собственно отражение природы не происходит. Следовательно, топонимы можно рассматривать как вербально-эмоциональную интерпретацию ландшафта, позволяющую выражать внутреннее состояние человека путем использования средств языковой выразительности.

Образная составляющая концепта отражает идеальный образ природы, позволяет понять степень ее очеловечивания, одухотворения, что ведет к поэтизации, т.е. к обязательному созданию образа, способного в неизменном виде передаваться от человека к человеку, от общины к общине, от поколения к поколению.

Использование образных средств в топонимии отражает представления носителей языковой культуры. Эти представления можно рассматривать с двух сторон. Во-первых, как отражение культурно-исторического опыта народа, а во-вторых, как способность личности воспринимать стереотипные для данного языкового коллектива модели образного ассоциирования. Образная форма отражения действительности выполняет, прежде всего, познавательную функцию. Образ региона, по В.П. Семенову-Тян-Шанскому, есть соединение знаний с художественным восприятием (Семёнов-Тян-Шанский, 1928).

Образы создают чувственно-воспринимаемые связи между природными и социальными явлениями. Образ ландшафта можно рассматривать не только как когнитивную категорию, сопряженную с субъективным восприятием, но и как объективное изображение, моделирование местности, формируемое зрительной системой человека (Книжников, 2000). В топониме в образно-символьной форме закрепляется история развития культуры, которая опирается на идею «гармонизации сосуществования человека с окружающей средой». «Для реализации этой идеи культура вырабатывает традиции – в том числе традиции жизни в ландшафте, содержащие три аспекта: смысловой – ибо являются отражением обобщенных взглядов на мир; духовный – так как несут в себе нравственно-этическую концепцию; поведенческий – ибо формируют этническую парадигму» (Колбовский, 2003).

Рассмотрим топонимы как словесные образы, создающие представления об этнической картине мира. Среди гидронимов Кубани нами выделена топонимическая группа, единицы которой образованы путем метафорического переноса. Всякая метафора рассчитана на чувственное восприятие создаваемого ею образно-эмоционального эффекта. Выделяются следующие когнитивные признаки, основанные на метафорическом переносе:

1. Гиперболическая метафора указывает на силу, мощь, стихийность водного потока: Чухукт (адыг.) – «разрушающая землю»; Гоноубат (Уне-Убат, Гонэубат) (адыг.) – «разрушитель домов». Водная стихия является важнейшей составляющей мироздания, вместе с другими элементами (воздухом, огнем, землей) представляет своеобразную структуру пространства и времени. Всеобъемлющая, могучая стихия воплощает в себе враждебное человеку начало. Гиперболическая метафора становится синонимичной таким метафорическим определениям, как Кубань (греч.) («буйная, сильная»), Руфабго бешеная, строптивая»), Чамлыксердитая, резкая»).

Можно выделить и антонимичные метафорические определения: Тегинь («тихая», «спокойная»), Понура («понурая, грустная»). Вечное движение есть вместе с тем и вечное примирение. Река, судя по этимологии топонимов, является символом движения, обновления жизни.

2. Лексическая метафора приводит к созданию новых лексических значений. Шепси(Сепсе) («молочная река»), Мацеста («огненная река»). Гидронимы воссоздают языческие образы судьбы, смерти, забвения.

Отметим, что в адыгской мифологии отсутствует образ «огненная река». Все четыре стихии - воздух, огонь, вода, земля - представляют собой исходный материал мироздания. «Вода, ветер (воздух), огонь, земля являются всесильными» (Зухба 2002: 80). Из всех стихий для адыгов наиболее грозным и всепожирающим является огонь, который воспринимается как разрушитель всего сущего. Образ «огненной реки» в гидрониме получает семантически насыщенное наполнение, репрезентирует противопоставление жизни и смерти, воспринимается синонимичным гиперболической метафоре. Мацеста («огненная река») = Чухукт («разрушающая землю») = Гоноубат («разрушитель домов»).

Образ «молочной реки» предстает в сказках: в загробном мире текут молочные реки. В данном образе река представляет собой поэтический символ, который осмысливается и интерпретируется как сложный феномен вечность/забвение.

По данным «Фразеологического словаря русского языка», фразеологизм «молочные реки» имеет значение «привольная обеспеченная жизнь» (1987: 389). Метафора «молочная река» вносит во фазеологизм новое значение - вечность /забвение. Таким образом, этимологические значения гидронимов «огненная река» и «молочная река» представляют собой антонимичную пару.

Гидронимы Гечепсин(Гошепсин, Гощэпсын) («река княжна»), Бейсуг («княжеская вода») отражают своими значениями элементы этической системе адыгов, традиции почитания старших по социальному признаку, что может служить дополнительным значением, формирующим концепт «Река», - уважение.

3. К третьей группе относится ломаная метафора, представленная в значениях двух гидронимов: Цемес («вшивый лес»), Осохой(Осакай, Осокай) («снежная балка»). В ломаной метафоре мы наблюдаем семантический сдвиг, когда позиция референта, (означаемого) не предполагает тождество с означающим и отражает субъективную оценку в процессе номинации.

Скорее всего, в подобных метафорах воплощается семантический аспект «непригодность использования воды этих рек в хозяйственной деятельности». Концепт не отражает признаки денотата, воплощенного в знаке (гидрониме).

4. К последовательной метафоре мы отнесли названия двух рек - Неберджай (Ныбэджай) («кровожадный орел») и Бугай «племенной бык». Топонимы не поддаются морфологическому членению. Само слово «ныбеджай» означает «хищный, кровожадный орел». Образ кровожадного хищного орла часто встречается в адыгейском фольклоре, встречается во многих легендах адыгов, что и зафиксировано в топонимической номинации.

Образ «племенной бык» также восходит к адыгейской мифологии, к концепции «продолжение рода». К древним природоохранным традициям горцев относится бережное отношение к дикому животному миру. Образ последовательной метафоры будет понятен на основе уже имеющихся значений и символов этнической культуры.

5. Данную группу образуют поэтические метафоры: Нечепсухообнажено русло реки»), Туапседве души, две реки»), ДагомысДолина, где мало солнца»). Данные метафорические образы не выполняют функции дифференциации, идентификации, а могут быть целиком поглощены метафорическими полями разрозненных (ассоциативно свободных) образов. Поэтические метафоры не отражают признаков объекта. Река как бы синтезирует в себе важные для человека понятия, такие, как незащищенность, одиночество, сила в единстве. Такие гидронимы свидетельствуют о значимости данных фрагментов в образном мире номинатора.

В проанализированных нами метафорических образах концепт «Река» перестает быть объективно-событийным «фоном», выступая «героическим стержнем» мифологических представлений и чувственно-идеализированных образов. За метафорическим переосмыслением усматривается многообразие символики образа. Метафоры входят в ассоциативно-семантическое поле субъекта номинации. Концепт «Река» предстает не моделирующим пространство феноменом, а устраняющим, ликвидирующим пространственную соотнесенность. Река становится символом вечного Движения и Изменчивости, символом Вечности и Забвения.

Интерпретация гидронимов, имеющих в основе сравнение или олицетворение, демонстрирует гносеологическую функцию языка. Семантическая основа, в которой закрепляются эмоционально-оценочные, экспрессивные коннотации, увеличивает объем воспринимаемого объекта. Данный информационный континуум содержит систему готовых образов («племенной бык», «дикая лошадь»), ассоциативно соотнесенных образов («лесная тропа», «кусок лозы») или формируется на основе конструирования образа: Осечки («обрезки», «обрубки»), Магри («рукав»).

Декодирование сравнительных конструкций, заложенных в гидронимах, адекватно возможно на основе знаний о культуре народа, участвующего в процессе номинации, о признаках самих объектов номинации, о принадлежности субъекта номинации и субъекта восприятия определенному сообществу с его культурными, религиозными и языковыми традициями.

Анализ смыслового содержания эпитетов, представленных в гидронимах Краснодарского края и Республики Адыгея, позволяет классифицировать их следующим образом:

1) Ассоциативные эпитеты. Употребляя тот или иной ассоциативный эпитет, номинатор выбирает из многих признаков один - наиболее существенный - и отражает в этом признаке субъективное отношение: Псекупс («голубая вода»), Псиф («белая вода»), Дыш («золотая, добрая»).

2) Неассоциативные эпитеты подразделяются на две большие группы:

а) образные эпитеты:

метафорические, основанные на пересечении предметно-логического и контекстуального значений слова:

Шепси («молочная река»), Мацеста («огненная вода»);

сравнительные эпитеты, выражающие сходство далеких понятий, степень образности зависит от удаленности предметов сравнения: Хобза («кабанья река»), Неберджай («кровожадный орел»), Хоцетой («бешеная собака»);

б) безобразные эпитеты:

перенесенные эпитеты, которые основаны на смещении позиции переноса:Чамлык («сердитая, резкая река»), Понура («понурая, грустная»),

Псезуапсе («добрая река»), Адерба («стремительная»);

оксюморонные эпитеты, значение которых прямо противоположно значению определяемых ими слов: Афип («сладкая река»), Тарапанки («каменное корыто»), Бузинка («горькая соль»);

гиперболические эпитеты, основанные на чрезмерном преувеличении какого-либо признака: Непиль («свет Сверкающий»), Гоноубат («разрушитель домов»), Чухукт («разрушающая землю»);

– эпитеты, основанные на антономасии: Курджипс («грузинская река»), Адегой («адыгейская речка»), Хожибс («река Ходжа»).

Семантика гидронимов отличается большой сложностью. В системе эпитетов отражается неповторимость восприятия мира субъектом номинации, выражается субъективная оценка объекта номинации, передаются эмоции и впечатления говорящего. Для гидронимов характерно совмещение даже самых различных несовместимых семантических систем, что объясняется полифункциональностью их семантико-когнитивного содержания.

Часть гидронимов несет аллегорическую семантику. Значение гидронимов воссоздается по прямому и переносному значению слов. По нашим наблюдениям, общее символьное значение гидронимов можно репрезентировать словом «добро», т.е. общее аллегорическое значение концепта «Река» - «несущая добро». Гидронимы Псезуапсе и Супс имеют значение «добрая река». Можно выделить синонимические ряды, основанные на эпитетах со значением «добро»:

делающий добро другим: Псезуапсе(Псезюе, Псезюапсе) («добрая река»), Улька («благотворная вода»), Супипс (Супыпс) («долина доброй воды»), Чвижепсе («дающая радость вода»);

несущая благо, добро, благополучие: Псезуапсе(Псезюе, Псезюапсе) («добрая река»), Сукко (Суко, Сшкко) («долина добра»), Догуаб («долина изобилия»), Шепси («молочная река»), Пшада («долина безветрия»);

хороший, безукоризненный: Дыш («золотая, добрая»), Тешебс («золотая струя»), Иль («сверкающий, блестящий»);

самый настоящий, большой: Уллупом («многоводная река», Пшишиш («большая, огромная река», «князь река»).

Реконструкция семантических пластов гидронимов выявила контекстуальные синонимы в названиях рек, основанные на выделении доминирующего признака «добрый». На этом уровне образная составляющая концепта «Река» и значимостная составляющая имеют лексическое соответствие: «Река» – «несущая добро, пользу», в чем проявляется непреднамеренная аналогия, основанная на восприятии объекта номинации (реки) как залога пользы, благополучия, источника блага

Эпитеты, лежащие в основе топонимической номинации рек, в сочетании с определяемым словом представляют собой когнитивно-образное единство, в семантической структуре которого эксплицитно выражены объект номинации и отношение к нему субъекта.

Считая необходимыми признаками синонимии семантическую общность лексических единиц и их частичную взаимозаменяемость, т.е. способность быть совместимыми в одних условиях контекста и несовместимость в других, мы определили, что значения слов «река» и «долина» являются в топонимической картине мира взаимозаменяемыми.

Опираясь на дефиниции из словаря С.И.Ожегова, подчеркнем, что долина – это «удлиненная впадина вдоль речного русла среди гор» (1986:149). В топонимике рек лексема «долина» употребляется довольно часто: Куафо(Кафа, Каиде, Коаф) (адыг.) – «чистая долина», Аюк (Аюко) (адыг.) – «плохая, недобрая долина», Бзиюк (Бзюк, Бзиихо) (адыг.) – «яркая долина», Гунайка – «долина гуннов» и др.

Большое количество синонимов объединяются внутри синонимического ряда по закономерно проявляющемуся признаку 1) «добрый»: Супсех («долина доброй воды»), Сукко («долина добра»), Псезуапсе («добрая река»), Супс («добрая река»); 2) Связь с рекой: Секуа («долина реки»), Шапсухо («долина реки Ша»), Пшенахо («родниковая долина»), Куапсе («долина глубокой реки»).

В синонимические ряды мы объединяем не отдельные слова, а словосочетания, отражающие более сложные представления субъекта номинации.

Следующим критерием установления синонимичности лексико-семантических вариантов слов является их свойство «заменяемость». В узком, речевом контексте гидронимы вполне заменимы: Сукко («долина доброй воды») – Псезуапсе («добрая река»); Чвижепсе («дающая радость вода») – Догуаб («солнечная долина»); Дыш («золотая, добрая») – Бзиюк («яркая долина»).

Именно в речевом контексте выявляются оттенки значения синонимов. Критерий близости предметно-логического содержания позволяет установить синонимию гидронимов и концептуально.

В концепте «Река» одной из доминантных составляющих является сема «несущая добро». Во всех гидронимах, в названиях которых находим слово «долина», обязательным эпитетом является лексема «добрый» или контекстуальный синоним: Сукко («долина добра»), Догуаб («солнечная долина»), Пшада («долина безветрия»).

И даже наличие в топонимических номинациях слов с разным предметно-логическим содержанием не является основанием не признавать их синонимами, например, Пшенахо(Псинако, Псынакъо) («родниковая долина») – Кува(Кувэ, Ккувва, Кковве) («горная долина») – Шуюк (Шуук, Шуек, Шоюко)(«грязь», «долина»).

В названиях гидронимов закрепилось не конкретное семантическое значение, а образные представления номинатора. Синонимия в гидронимах представлена не как продукт объективной информации о местности, воспринимаемой органами чувств человека, а как дополнительная информация, фиксирующая образы, накопленные в памяти.

Река

чувственный базовый образ

1.Вечность 2.Движение 3.Изменчивость

чувственно-воспринимаемые признаки

1.Судьба 2.Забвение 3.Сила 4.Мощь 5.Стихия 6.Спокойствие 7.Разрушение

осмысление бытийных признаков



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    На правах рукописи КовлакасЕленаФедоровнаОСОБЕННОСТИФОРМИРОВАНИЯТОПОНИМИЧЕСКОЙКАРТИНЫМИРА: ЛЕКСИКО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙАСПЕКТЫ 10.02.19. – Теория языка ...
  2. Бюллетень новых поступлений литературы в научную библиотеку кубгу ( март 2009 год )

    Бюллетень
    ... Number: Д Author Number: К566 Author: Ковлакас, ЕленаФедоровна Title: Особенностиформированиятопонимическойкартинымира: лексико-прагматический и этнокультурныйаспекты : дис. ... д-ра филол. наук ...
  3. Бюллетень новых поступлений литературы в научную библиотеку кубгу ( март 2009 год )

    Бюллетень
    ... Number: Д Author Number: К566 Author: Ковлакас, ЕленаФедоровна Title: Особенностиформированиятопонимическойкартинымира: лексико-прагматический и этнокультурныйаспекты : дис. ... д-ра филол. наук ...

Другие похожие документы..