Главная > Документ


Северный город, как призрак туманный...

Летом 2000 г. я со своим классом побывала в Петербурге на экскурсии. Именно перед этой поездкой моя бабушка рассказала о том, что там у меня есть родственники, о которых я знала только фамилию и имя. По приезду в город нам с мамой удалось через справочное бюро узнать адрес и телефон моей двоюродной прабабушки Бубырь Марии Алексеевны. Мы поговорили с ней по телефону и направились в гости.

Мария Алексеевна живет в квартире, где много старых вещей: мебель; стены, украшенные коллекцией грамот и благодарственных писем, кухонные приборы, сервиз. Но мое внимание привлекли настенные фотографии, на которых изображены близкие родственники Марии Алексеевны или, как все ее называют, тети Муси.

Сама хозяйка, женщина удивительной красоты, несмотря на возраст, и необычайно доброго характера, сначала подозрительно посматривала на нас, но после того, как убедилась, что мы не самозванцы, с радостью завела с нами разговор, предварительно угостив чаем. Она рассказала много интересного о своей жизни, показала нам фотографии, а также рассказала нам немного о жизни моего прапрадедушки А.Ф. Бубыря.

В начале XX века в городе на Неве трудилось немало крупных мастеров, чья творческая деятельность ещё не осмыслена с достаточной полнотой. В их ряду видное место занимает Алексей Фёдорович Бубырь (1876-1919). «Превосходный строитель, организатор и принципиальный поборник нового стиля в архитектуре», - так, вспоминая о годах совместной работы, говорил о нём известный советский зодчий Л.А. Ильин». Это цитата из статьи, опубликованной в журнале «Строительство и архитектура Ленинграда» (№ 3 1978 г.).

Судьба моего прапрадеда Алексея Федоровича Бубыря необычна уже с детства. Дело в том, что он был внебрачным сыном крестьянки Натальи Владимировны Бубырь и барина Федора Николаевича Лаврова. Фамилию носил материнскую, но воспитанием занялся отец, поэтому в 1902 году юноша окончил Петербургский институт гражданских инженеров. Студенты и педагоги института интересовались не только искусством, но и техникой выполнения работы.

А.Ф. Бубырь быстро включился в архитектурную жизнь столицы, уверенно вырабатывая свой творческий почерк. Многие свои работы он выставлял на конкурсы, где «рациональная планировка зданий, тщательная разработка вопросов освещения и ориентации помещений» получали высокую оценку.

Вот его работы. Набережная канала Грибоедова (бывшего Екатерининского). Дом Безобразовой в Демидовом переулке. Контуры участка оказались не очень удобными, но архитектор сумел найти удачные соотношения площадей, помещений и дворов, единство главных и внутренних фасадов; видимо, это дало основание современникам называть его «удачным образчиком современного типа обывательского дома».

Дом на Фурштадтской улице (ныне улица П. Лаврова) и «элементарная школа» на Кирочной (ныне улица Салтыкова-Щедрина), созданы в соавторстве с Ильиным. Оба здания занимают важное место в городской застройке и располагаются рядом с церковью св. Анны (ныне кинотеатр «Спартак»), а их дворовые фасады образуют единую пространственную среду.

Для того, чтобы построить подобное здание, нужно было решить непростую задачу: как на незначительных размерах участка разместить большое количество помещений? Но архитектор её решает, и по истечению некоторого времени на этом месте возводится пятиэтажный корпус с двумя входами: один для мальчиков, другой для девочек; внутри которого располагались пологие лестницы и классные помещения. И вновь современники дали работе чрезвычайно высокую оценку. А.Ф. Бубырь применил здесь финский камень, гранит, красный и серый облицовочный кирпич. Все эти материалы, как известно, являются долговечными, а их использование для отделки - характерный прием в архитектуре начала XX века.

Дом № 11 на Стремянной улице, спроектированный совместно с Н.В. Васильевым (1907г.). В нем - почти все особенности творческой манеры прапрадеда: тщательная разработка планировочной структуры, сочетание облицовочных материалов, выразительность облика, лаконичность форм, рациональная структура. Кстати, этот особняк прапрадед построил для своей семьи и в течение нескольких лет останавливался в нем, когда приезжал в город. Когда я была в Петербурге, долго смотрела на окна дома, обошла его кругом, но войти так и не решилась. А так хотелось пройти по комнатам, посмотреть на его нынешних обитателей.

Кроме постройки жилых домов А.Ф. Бубырь участвовал в разработке проектов крупных общественных сооружений, например, больницы имени Петра Великого (совместно с Н.В. Васильевым). Еще более совершенным был конкурсный проект театра-курзала в Ессентуках (1909 г.), получивший первую премию, которой, в первую очередь, отмечалась «красота превосходно разработанного плана». У архитектора выработался свой индивидуальный почерк.

Набережная Фонтанки, дом № 159. Если вы когда-нибудь там бывали, то, наверно, сумели рассмотреть то, как мощный объем и выразительный силуэт вступает в самые разнообразные взаимосвязи с окружающими домами, скульптурами сфинксов и фонарями. Архитектор придает большое значение силуэту здания: перепады кровли, мансардные этажи, башенки часто являются «украшением» построек.

Обычно зодчий любил украшать полуколоннами верхний этаж, но этот мотив повторялся и в других частях здания, способствуя выявлению его структуры.

А вот и нововведение зодчего: А.Ф. Бубырь активно внедряет в строительную практику железобетонные конструкции; так, одним из первых он вводит для доходных домов новый тип междуэтажных покрытий, обладающих высокой огнестойкостью. Это было использовано в доме № 23 в Ковенском переулке. Здание характеризует дальнейшее развитие творческих принципов зодчего, а архитектурный образ создается выразительным силуэтом кровли и рисунком окон.

Не менее интересен дом № 6/18 на углу Заячьего и Дегтярного переулков. Двухцветные фасады, характерные для построек А.Ф. Бубыря 1910-х годов, стройны и изысканны. Наиболее интересен угол здания, остроумно смягченный вертикальной раскреповкой первого и второго этажей и необычной композицией балконов.

А.Ф. Бубырь также активно работал над созданием театров, сотрудничая с Н.В. Васильевым. С ним же они одержали победу в творческом состязании, в котором участвовали их коллеги из Германии, Австрии и Финляндии. Ревельский театр (1910 г.) является одним из лучших зданий Таллинна начала XX века. Возможно, секрет их победы заключался в отделке фасадов, где А.Ф. Бубырь и Н.В. Васильев использовали красный кирпич, что придало зданию черты, созвучные облику старого Таллинна. В те же годы они строят в Таллинне завод и особняк для его владельца Лютера.

Вплоть до 1918 года прапрадед преподавал в Институте гражданских инженеров один из важнейших предметов - конструктивные чертежи, а также архитектурное проектирование. А.Ф. Бубырь вел активную работу в Обществе гражданских инженеров и Петербургском Обществе архитекторов в качестве эксперта и секретаря судейской комиссии по рассмотрению проектов крупнейших сооружений России.

В своей насыщенной творческой деятельности архитектор соприкасался с живописцами И.Е. Репиным, Б.М. Кустодиевым, скульптором С.Н. Судьбиновым, бывал не только на концертах, но и был лично знаком с актерами Л.В. Собиновым и А.В. Неждановой. Ещё более близкие отношения связывали А.Ф. Бубыря с Д.И. Менделеевым и его семьёй. Великий ученый сам пробовал силы в зодчестве, привлек нескольких архитекторов к проектированию комплекса зданий Палаты мер и весов на Забалканском проспекте (ныне Московский пр., 19). Уже после смерти Д.И. Менделеева А.Ф. Бубырь построил здесь крупное трехэтажное здание - корпус №2 (1913-1914).

Поражает то, что всего за 13-14 лет творческой деятельности он сумел так много сделать. Жилые здания, театры, учебные заведения, административные, медицинские учреждения и промышленные здания получили в проектах зодчего самые прогрессивные решения. Далеко не все замыслы были осуществлены, однако и созданного вполне достаточно для того, чтобы оценить вклад А.Ф. Бубыря в развитие архитектуры.

К сожалению, жизнь его трагически оборвалась в 43 года. Вспомним историю: март 1919 – весна 1920 гг. Третий этап гражданской войны. В 1919 пала советская власть в Прибалтике, армия Н.Н. Юденича пыталась захватить Петроград. А в это время архитектор с извозчиком выехал из своего имения в Петрограде с большой суммой денег и больше туда не вернулся. Он исчез. Его долго искали, и вот спустя некоторое время его жена увидела священника с саквояжем прапрадедушки. Оказывается, этот священник нашел два трупа около какой-то деревушки (какой, мне неизвестно) и там их похоронил. Позже выяснилось, что их ограбили и убили.

И еще один интересный и загадочный момент этой истории. Существует легенда о том, что в одном из домов, построенных прапрадедом, зарыт клад. Дело в том, что дома, им созданные, имеют очень толстые стены, и в одной из них находится потайная комната, в которой хранится огромная коллекция оружия и стоит автомобиль марки «RENO». В каком именно доме зарыт клад, мне не известно, но я лишь знаю то, что он до сих пор не найден.

Исследование моей родословной... Что дало оно мне? Возможно, я стала старше (не годами, нет), серьезней. По-иному оцениваю многие события и факты. А главное, несмотря на свой возраст, я задумываюсь не только над вопросом: кто я? Какова я? Но и кем мне быть, правильно ли я живу, и все ли делаю, что могу?

Ямщикова Наталья,

МОУ СОШ с. Ильино Липецкого района.

Руководитель: Р.Н. Целищева.

ИСТОРИЯ ДВОРЯНСКОЙ СЕМЬИ КОХЛЕВСКИХ

Кохлевские - дворяне, жившие когда-то в селе Кузьминка Липецкого уезда Воронежской губернии (сегодня это село Большая Кузьминка Липецкого района Липецкой области).

Как и почему я стала изучать историю этой семьи?

Произошло это совершенно случайно, и вот при каких обстоятельствах. Два года тому назад я приехала в село Большая Кузьминка поговорить со старожилами об интересующем меня тогда последнем священнике этого села. Жители сказали, что одна из икон разрушенной церкви находится у Маши Барской. «Какая красивая фамилия», - сказала я, а женщина, улыбнувшись, пояснила, что это вовсе не фамилия, а просто кличут её так. Фамилия её Кэмпе. Фамилия эта вызвала не меньшее удивление.

Подойдя к указанному дому, ничем не отличавшемуся от других, я обратила внимание на то, что, пожалуй, есть одно существенное отличие: он стоит на небольшом возвышении и просматривается со всех сторон.

Маша Барская, или, как она нам представилась, Мария Ерофеевна Кэмпе, оказалась старой женщиной, далеко за 80, гостеприимной и разговорчивой. Разрешила сфотографировать икону, висевшую в углу комнаты. Мой вопрос, почему её зовут Барской, вызвал замешательство. Как-то беспомощно взглянув на свою дочь Валентину, она вдруг замолчала, не зная, что говорить. И дочь, помедлив, пришла ей на помощь: «Это мама, когда была маленькой, работала на барина».

Я живу в селе и знаю, что клички не даются просто так, что здесь есть своя история. История загадочная и интересная.

Почему Барская? Служила ли у барина, или сама была, как у нас говорят, из бар? Если она работала на барина, то почему так смутилась? А если принадлежала к какому-то богатому роду, то почему скрывает это? Есть ли причины, и каковы они?

И поиск начался. Этот поиск длиною в два с лишним года был не лёгким, но удивительно интересным и захватывающим своими неожиданными поворотами и открытиями. И люди, когда-то мне вовсе не знакомые, стали сегодня родными и близкими.

Впервые фамилию Кохлевских назвал мне житель села Большая Кузьминка Яковлев Сергей Алексеевич, 1925 г. рождения, по подворью тоже Барский: «Все спрашивают, почему меня так зовут. Да потому, что мой дед Яковлев Дмитрий Михайлович и моя бабка Полякова Анна Сергеевна работали на барина Кохлевского». И показывает документ, подтверждающий это. Он пояснил, что Маша Барская не работала на барина. Она была замужем за сыном дворянки Марии Николаевны Кохлевской, а не призналась в этом только потому, что люди до сих пор напуганы - ведь скольких расстреляли. Жили в страхе, боялись слова сказать.

Так вот почему она не призналась, что она из рода Кохлевских! Что это был за род?

Архивные документы пролили свет на некоторые страницы истории этой семьи. Глава семьи Николай Карлович Кохлевский проживал в селе Большая Кузьминка вместе со своей женой Евдокией Дмитриевной и четырьмя детьми (Варварой, Марией, Надеждой и Сергеем). Жили они небогато. Николай Карлович вынужден был занимать деньги у крестьянина села Ямани Никонора Ивановича Сидельникова (183 рубля). Но долг при жизни вернуть не успел, поэтому после смерти Н.К. Кохлевского крестьянин обратился в дворянскую опеку с вопросом о том, кто должен ему вернуть долг. Прошение написано очень грамотно, красивым почерком. По всему видно, что был нанят хороший писарь для оформления этого документа, да и слог выдаёт профессионала. «Мною были предъявлены исковые требования у господина мирового судьи второго участка Липецкого округа к имуществу умершего отставного капитана гвардии Николая Карловича Кохлевского, имевшего жительство Липецкого уезда в селе Кузьминке, на основании выданных им заёмных обязательств на сумму 183 рубля».

25 июня 1888 г. производится опись личного имущества, оставшегося после смерти капитана Николая Карловича Кохлевского, выполненная опекуншею, вдовою капитана Евдокией Дмитриевной Кохлевской, членом Липецкой Дворянской опеки Мироном Лавровичем Масловым при двух нижеподписавшихся свидетелях. Вот эта опись:

1. Поддёвка на лисьем меху - 10 рублей.

2. Китель тонкого сукна на лисьем меху с бобровым воротником -10 рублей.

3. Суконный чёрный военный мундир - 3 руб.

4. Китель чёрного сукна - 30 коп.

5. Летняя фуражка белая -20 коп.

6. Военная фуражка чёрного сукна - 50 коп.

7. Глубокие чёрные калоши - 90 коп.

8. Кровать железная - 2 руб.

9. Кушетка деревянная - 1 руб.

10.Деревянный стол - 1 руб. 50 коп.

11.Кушетка ветхая - 90 коп.

Итого: 37 рублей 90 копеек.

Всего только тридцать семь рублей девяносто копеек составила цена личного имущества штабс-капитана. Правда, оставшееся бельё умершего, как говорилось в примечании к описи, роздано бедным. Сумма эта была явно недостаточна для погашения долга, и Дворянская опека разрешает деньги, полученные от продажи вещей, употребить на воспитание детей.

Евдокия Дмитриевна даёт детям прекрасное образование. Сын Сергей учится в Воронежском кадетском корпусе, а дочь Варвара - в Смольном институте благородных девиц. Но вдова считает нужным вернуть долг мужа, потому что, по всей видимости, понятие о чести и достоинстве в этой семье было высочайшим, в чём я неоднократно потом убеждалась. В 1889 году Евдокия Дмитриевна из денег, полученных за службу мужа (300 рублей наградных), отдает Сидельникову 183 рубля, о чём уведомляет Дворянскую опеку.

Чем же живёт семья? По словам Евдокии Дмитриевны, доходами от имения. В «Ведомости о распределении государственного поземельного налога с земли и лесов частных владельцев и крестьянских обществ Липецкого уезда на 1890 год» за Е.Д. Кохлевской по сёлам Кузьминка, Никольское, Ильино числилось во владении 140 десятин земли и 13 десятин леса. Но доходов от имения явно не хватает, так как старшая дочь Варвара Николаевна Кохлевская «вынуждена работать гувернанткой у богатых людей».

Дочь Мария выходит замуж за Бориса Кэмпе - не дворянина, потому что ни в одном документе по дворянству фамилию эту обнаружить не удалось. У нее двое детей от этого брака: сыновья Владимир и Александр (он и был мужем Маши Барской, с которой и началось мое исследование). Муж Марии очень рано умирает, и она вторично выходит замуж за дворянина Сергея Николаевича Земского и уезжает с ним в Тамбов.

Где-то в Тамбовской губернии живет еще одна дочь Кохлевской - Надежда Николаевна. Она замужем, у нее трое детей, но живут они небогато (если судить по одежде на фото). Надежда - хорошая, заботливая дочь. Она часто пишет матери в Кузьминку. (Евдокия Дмитриевна живет в имении вместе с сыном и снохой). Она, сообщая подробности своей семейной жизни, проявляет заботу о Мане (так называет она сестру Марию), о брате Сереже.

«Дорогая мама! Прости меня, что долго не писала, все откладывала. Думала, что скоро принесут карточки, и я пошлю. Вот причина, почему не писала. Детки же пока здоровы, бегают много и часто-часто вспоминают вас. Напиши, что Сережа, как его здоровье, я последнее время часто и много о нём думаю, и пришла к такому заключению, что, вероятно, ему не очень хорошо живётся. Напиши, где Маня, что с ней и как вы живете. Целую крепко-крепко вас, мои хорошие. Надя».

Это коротенькое письмо написано на другой стороне фотографии Надежды Николаевны с детьми, поэтому так скупо написано, но тревога за брата и сестру чувствуется даже в этих коротких строках. Почему она так тревожится за своего брата? Потому что у Сергея, по всей видимости, семейная жизнь не ладилась. Он был женат на Надежде Алексеевне Лермонтовой, женщине вздорной и жадной, вот это и вызывало беспокойство сестры.

Почему она тревожится за сестру Марию?

Мария замужем за С.Н. Земским, но сыновья Владимир и Александр с матерью почему-то не живут. Владимира воспитывает сестра Варвара Николаевна Кохлевская. Об этом я узнала из письма Надежды. «Дорогая Варюша! Всё ждала от тебя ответа и не могла дождаться. Спасибо маме, она мне хоть изредка, да пишет. Что с Маней, напиши мне. Я ей писала, но ответа нет. Напиши, как проводишь лето. Мне грустно, что не могу вас увидеть. Мне кажется, что не выдержу и к осени приеду, если будет хорошая няня. Нового в нашей жизни ничего нет, только тоска страшная. Много пришлось пережить благодаря одной истории. Скоро напишу подробно. Целую крепко-крепко тебя и Володю».

Живет Володя с тётей, по всей видимости, в Тамбове, если судить по фотографии, сделанной там. Володю она, вероятно, очень любила, заботилась о его воспитании и образовании. Когда он стал взрослым и приехал жить и работать в село Доброе (находится в 30 км от Кузьминки), она приехала к нему. Работал он инженером-строителем, был человеком добрым, воспитанным и очень кра­сивым. А женился на простой крестьянке Настасье, грубоватой, нескладной, прихрамывающей на одну ногу. Она часто поругивала своего мужа, он же никогда на грубость не отвечал и, как рассказывали люди, обиду таил в себе, вот сердце своё и надорвал. Он умер от инфаркта в 1945 году, было ему всего 44 года. А через год умирает и жена Владимира Борисовича. Их дети Мария и Борис остаются на попечении Варвары Николаевны, а ей уже за 70. Но горе не сломило эту хрупкую женщину. Она найдет в себе силы жить и работать ради внуков. Она вырастит их настоящими людьми.

Марию Владимировну, ныне учительницу-пенсионерку, мы нашли в селе Каликино Добровского района. Она нам рассказала, что всю любовь, которую испытывала Варвара Николаевна к их отцу, она передала им, его детям. Не скрывая волнения от нахлынувших чувств, говорила о том, каким удивительным человеком была Варвара Николаевна. Доброжелательная и вежливая не только к своим близким, но и ко всем, с кем ей приходилось сталкиваться на работе. Она не повышала голос, была всегда ласковая, приветливая. Как хватило сил у этой женщины выносить все тяготы той суровой жизни и оставаться спокойной, доброй, обходительной. Любым способом она старалась подарить радость детям. Под Новый год она всегда устраивала елку: украшали ее игрушками, сделанными сво­ими руками, но всегда это был праздник. Его ждали с нетерпением и приглашали друзей. Пели песни, рассказывали стихи. Мария Владимировна призналась, что до сих пор Новый год - ее любимый праздник. Варвара Николаевна любила своих внуков и старалась воспитать их хорошими людьми. Своим личным примером показывала, как надо относиться к людям.

Дарить людям любовь - это была основная черта её характера. С огромным трудом она достала для своей внучки ткань на платье для выпускного вечера, чтобы она не почувствовала себя сиротой. И благодарная внучка до сих пор не забыла то выпускное крепдешиновое платье! А ведь внучке уже за шестьдесят.

Умерла Варвара Николаевна в возрасте восьмидесяти лет, когда Мария училась на первом курсе Учительского института, а Борис заканчивал школу. Впоследствии он окончил Гомельское военное училище, затем Харьковскую Радиотехническую Академию. В настоящее время живет и работает в Москве. Женат, имеет детей: сына Володю и дочь Светлану. Володя - копия деда, так разительно они похожи.

Варвара Николаевна была удивительным человеком. Она никогда не скрывала своего дворянского происхождения. Нашла в себе мужество сохранить семейные фотографии, перешедшие после её смерти внучке.

С каким благоговением я везла эти бесценные снимки в Липецк, чтобы сделать с них ксерокопии. На меня смотрят лица людей, ставших такими родными и дорогими. Все они удивительно красивы и одухотворенны: глава семьи Николай Карлович Кохлевский с женой и маленьким Сережей, Сергей - уже юноша, элегантно-романтичный, с великолепной выправкой. Внешне он больше всех похож на Варвару, свою сестру, у обоих тонкие, благородные лица. Но сходство это было не только внешним. Внутренняя доброта и сердеч­ность выдавали их принадлежность к одному роду - роду высоких моральных требований и высочайшей ответственности. Эти качества, по всей видимости, были фамильной чертой дворян Кохлевских.

Меня несказанно удивил один документ, в котором я нашла замечательные слова о Сергее Николаевиче в «Отчёте Кузьминской школы за 1914-1915 год» - в документе официальном, где, казалось, не место эмоциям, учительница А. Фабричных в графе о том, кто является школьным попечителем, и в чём проявилась его деятельность, пишет: «Школьный попечитель в одном лице - Сергей Николаевич Кохлевский, земский начальник, а его деятельность - в нравственной поддержке, которая так всегда чувствуется в одиночестве». Он - Предводитель дворянства, о чем свидетельствует подписанная им Похваль­ная грамота, выданная ученику соседнего села Желтые Пески Ивану Редькину.

Житель села Большая Кузьминка рассказал нам (со слов своего деда): «Сер­гей Николаевич был очень добрым человеком. Он помогал даже людям неработающим, но при этом говорил, что надо работать. Не любил, когда не работали». Сергей Николаевич помогал людям, хотя материальное положение его семьи было трудным. Он старался его улучшить и занимался продажей леса, в частности, продавал дрова для Кузьминской школы.

Как сложилась его дальнейшая судьба? Семья после революции уехала куда-то, предположительно в Тамбовскую губернию, и след затерялся. Никто из них: ни Сергей Николаевич, ни его жена Надежда Алексеевна, ни сын Михаил - больше в Кузьминку не приезжали. Только дочь Юлия вернулась и жила у тети Варвары Николаевны в Добром, потом работала учителем немецкого языка. Умерла одинокой. Михаил жил в городе Егорьевске Московской области. Он был женат на женщине с ребенком, но своих детей не было. Поэтому фамилия Кохлевские со смертью Михаила исчезла. Исчезла и усадьба Кохлевских, так как дом, довольно скромный, требовал ремонта, о чём говорится в документе агрокомзема за 1919 год. Лишь на дореволюционной карте осталась надпись: Усадьба Кохлевских. На месте бывшей дворянской усадьбы теперь стоит скромный домик, с которого, собственно, и начался мой поиск.

Неудержимо тянет опять зайти. Не затем, чтобы спросить, а чтобы подарить Маше Барской всё, что мне удалось собрать о её замечательной семье. Боясь причинить неудобство своим посещением, всё-таки подхожу к дому и стучу. «А мамы нет, она умерла», - грустно сообщает её дочь Валентина. Я опоздала. Мы все опоздали сказать доброе слово хорошим людям... Мы все слишком поздно поняли, что с потерей дворянства мы потеряли уникаль­ную культуру - культуру семейных традиций и опыта, парковую культуру, культуру общения... Мы, русские, так и не научились идти по пути своего развития с наименьшими потерями, мы не научились в новый день брать лучшее из дня вчерашнего.

...Дворяне Кохлевские просто жили на своей земле, любили ее и не совершали ничего такого, чего можно было бы стыдиться. Но не призналась Мария Афанасьевна Кэмпе, что её муж Александр Борисович - сын дворянки Марии Николаевны Кохлевской.

Отдаю весь собранный материал Валентине Александровне, подробно объясняя каждый документ. Многие фотографии она видит впервые, не зная, кто на них изображен. Удивляется такому обилию материала и долго благодарит, ругая себя за то, что побоялась в ту нашу встречу позволить матери рассказать о себе. «Время было раньше такое, вам не понять. Всего боялись». Говорит, что мать часто рассказывала, как перед войной вдруг откуда-то приехала вместе со своим мужем. Была очень плохо одета, больная, завшивленная. Пробыли они здесь недолго и уехали в Доброе к Варваре Николаевне, где и умерли друг за другом. «А мой отец на дворянина совсем не был похож. Работал в колхозе главным агро­номом, был простым в обхождении, очень добрым». И показывает его фотографию.

Дом этот он перестроил из сарая усадьбы своего деда Николая Карловича Кохлевского, а на месте барского дома теперь огороды. Нет и замечательного сада. Он был огромный, гектаров пять, вокруг сада была вырыта глубокая канава для сбора воды. (Кузьминка находится в болотистом месте). После революции сад стал колхозным, но без хорошего хозяина стал вымирать, и вскоре его выру­били... Всё это происходило на глазах Александра Борисовича. Место, где был когда-то сад, жители называют Барским садом. Там сейчас строятся дачи.

А Кузьминка, некогда богатая и процветающая, умирает. В ней живут одни старики и дачники. Хочу узнать, как и почему это произошло. Для этого необходимо проследить историю жизни ещё нескольких помещиков, живших здесь и оставивших память о себе в названиях нескольких частей села: Таптыковка, Демидовка, Ивановка. Работу эту я уже начала, но недописанные страницы рода Кохлевских ещё не дают мне вплотную этим заняться. Да, я проследила судьбы почти всех членов этой семьи, о которой известная журналистка А. Сметанина, ученица В.Н. Кохлевской, сказала замечательные слова: «Все лучшее, присущее этой благородной семье, взяла она, чтобы сохранить в душе и передать потом сельским детям».

Но, как и где жили после революции Сергей и Надежда неизвестно. Сергей Николаевич был женат на Надежде Алексеевне Лермонтовой. Если она из рода Лермонтовых, то кем она доводится Михаилу Юрьевичу? Откуда и как появилась в Кузьминке фамилия Кэмпе? У меня есть предположение, что фамилия эта связана с эпохой Петра I, со строительством в Липецке железоделательных заводов. В Кузьминке в 1703 году был построен якорный завод. Может, Кэмпе из иностранцев, приглашённых Петром на завод? Старожилы же говорят, что он был врачом, но эти предположе­ния требуют документального подтверждения. Эта работа, надеюсь, будет не менее интересной и захватывающей. Бросить это уже не могу, потому что вдруг поймала себя на мысли, что сверяю свои поступки с нравственными категориями этой семьи, они незримо оказывают влияние на формирование моих представлений о чести, достоинстве и благородстве; умений не терять человеческое достоинство в труднейшие моменты жизни...

Анна Коровина,

СОШ № 1 г. Задонска.

Руководитель: Т.А. Заказчикова.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2003

    Документ
    ... ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2003 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ... -1; Талицкий Чамлык-1 и другие. Летом 2002 года под руководством аспиранта ЛГПУ ...
  2. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2002

    Документ
    ... АДМИНИСТРАЦИИ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК2002 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ Выпуск ...
  3. Управление образования и науки детский оздоровительно-образовательный центр (спорта и туризма) организация

    Методические рекомендации
    ... природы» (2001, 2004 гг.), «Моя родинаЛипецкий край» (2002, 2003, 2004, 2005 гг.). ... инструкторов детско-юношеского туризма. - М., 2004. СОДЕРЖАНИЕ Учителю о школьном туризме 1 Из истории детского туризма 3 Школьный туризм в Липецкой области ...
  4. Программа средней общеобразовательной школы №61 имени г липецка на 2006-2010 гг

    Программа
    ... С 2001-2002 учебного года ... краеведческий конкурс «Россия – Родина моя» 2003 г.- 3 место ... за реферат «Петр Первый и Липецкий край. Диплом 2 степени и звание ... Областным и городским центрами детского и юношеского туризма, городским краеведческим музеем ...
  5. 2006 г г липецк 1 информационная карта программы развития учреждения

    Программа
    ... Липецка и ЦРТДиЮ "Советский". С 2002 г. организацию возглавляет Председатель Валерия Руднева. Сегодня Детская ... Это мой дом и моя семья» ... края ... детская картинная галерея, комната школьника, база детского и юношеского туризма и экскурсий, детский ... к Родине; ...

Другие похожие документы..