Главная > Документ


СЕЛО ИЛЬИНО - МОЯ МАЛАЯ РОДИНА

Ильино – старинное русское село, приволь­но раскинувшееся на высо­ком правом берегу реки Воронеж в нескольких ки­лометрах от г. Липецка. Я родилась и живу в этом селе. Здесь родились и по­хоронены мои предки, здесь живут родные и близ­кие мне люди. Мое село - маленький уголок России. И в нем, как в зеркале, отразилась вся история моей многострадальной Родины.

Я занимаюсь в краеведческом кружке, и у меня возникли вопросы: какова история моего села, какие люди здесь жили и сейчас живут, каковы их занятия? Ответить на них мне помогли работники Государственного архива Липецкой области, Липецкой областной универсальной научной библиотеки и руководитель кружка З.В. Слепнева.

Документы рассказыва­ют, что село Ильино воз­никло в первой половине XVII века. Первы­ми поселенцами села были служилые люди. А после строительства укрепленной засечной черты сюда устре­мились крестьяне, помещики и военные.

Современное село состоит из двух частей: Ильино и Голенёвки. Старожилы рассказывают, что в старину жителей села называли однодворцами, а жителей Голёневки - барскими крестьянами. Мы выяс­нили, что однодворцы – это крестьяне государственные, или черносошные, надел земли у которых составлял от 1,5 до З-х десятин на душу.

А вот кому принадлежа­ла Голенёвка? Дарья Мак­симовна Кузнецова 1911 го­да рождения, проживавшая в Голенёвке, вспоминала, что, по словам её матери Ев­докии Николаевны Жбано­вой, в здании нынешней участковой больницы жил барин, еврей по национальности, но фамилии его она не смогла вспомнить. Её рассказ подтверждается многими архивными документами. В метрической книге о рождении, браке, смерти Космодамианской церкви с. Ильино Липецкого уезда Сокольской волости за 1865 год я вдруг увидела такую запись: «Восприемники: сельца Введенского государственного крестьянина Михаила Абрамова Ушкова и села Ильино помещика Голеновского временно обязанный Иван Яковлев Тигров и его жена Устинья Яковлева». Работая в архиве, я с радостью обнаружила в Липецкой дво­рянской опеке Тамбовской губернии дело «Об опеке имения по­ручицы Александры Пет­ровны Голеновской» за 1839-1854 гг. Выходит, Го­леневка названа так потому, что принадлежала помещи­кам Голеновским.

В феврале 1839 г. липец­кий земский исправник до­носит, что «госпожа Голено­вская волею Божию помре..., но после ее смерти остались малолетние дети, и, дабы имение не могло растра­титься, я предлагаю Липец­кой дворянской опеке не­медленно распорядиться о взятии имения в опеку и оп­ределении к оному опекуна. Имение состоит в с. Ильи­но. Земли в чересполосном владении 61 десятина». В имении по ревизии находи­лось 34 души дворовых лю­дей и крестьян мужского пола. Некоторые из дворо­вых были на оброке, двое учились: один - столярно­му, другой - сапожному мастерству, трое находи­лись при доме на разных должностях. 12 крестьян со­стояли на оброке, с которых было собрано 339 руб. 82 коп. ассигнациями. Опеку­ном имения был назначен отец малолетних детей артилле­рии поручик Дмитрий Ива­нович Голеновский.

Жизнь крепостных кре­стьян была очень трудной: их дарили, обменивали, они страдали от неурожаев. 1848 год был неурожайным, и крестьяне не смогли вовре­мя выплатить оброк. Кре­стьянский староста Афанасий Мещеряков сообщает, что положенный оброк с крестьян обязуется собрать и передать опекуну. Каким образом он это сделает, приходится лишь догады­ваться. Были случаи и продажи крестьян. Так, в марте1851 года уездный суд по­требовал от поручика Голе­новского выплаты денег в сумме 1053 руб. ассигнаци­ями господину Кострубо­-Корицкому за незаконно проданных ему людей.

Известно, что на терри­тории села когда-то стояла Космодамианская цер­ковь. Старейшая жительница села Татьяна Максимовна Кузнецова, 1903 года рождения, рассказала нам: «В селе стояла церковь приходская. Когда она была построена - я не знаю. Мой отец сначала был сторожем при церкви, затем регентом. Поэтому вся наша семья пела в церковном хоре». Итак, когда же церковь была построена? Ответить на этот вопрос нам помогли доку­менты. В «Ведомостях о церквях» за 1820 год на 26 странице мы обнаружили такую запись: «В с. Ильино цер­ковь во имя бессребреников Космы и Дамиана, дере­вянная, холодная, одноприходная, построена в 1757 го­ду. При оной церкви при­ходских дворов 78, в них душ мужского полу - 362, женского - 362; великорос­сы, земледельцы; церковной земли 66 десятин». Метрические книги данной цер­кви существуют в архиве с 1801 года.

Давно ушли в прошлое события, о которых писал священник Александр Фи­липпович Викторов, но как все живо предстает перед нами! Метрическая книга за 1863-69 гг. свидетельству­ет о том, что прихожане ис­правно исполняли все хри­стианские обряды. Все име­на младенцам давались со­ответственно церковному календарю: Марфа, Фекла, Гликерия, Феодора, Феврония, Параскева, Феофил, Никанор и другие.

Нельзя не обратить вни­мания на высокую смерт­ность детей в эти годы. Из этого можно сделать вывод, что до нашего села еще не дошла медицина. Умирали от кори, чахотки, скарлати­ны, особенно от колик в животе. Но после земской реформы 1864 года измени­лась постановка вопросов образования и медицинско­го обслуживания населения. 26 октября 1895 г. пристав 1 стана Липецкого уезда пи­шет рапорт в уездное пол­ицейское управление о по­явлении в селе эпидемии скарлатины. Из 563 жителей за 2 месяца умерло трое. Земский врач Раков в акте докладывает о принятых ме­рах: проведении дезинфек­ции помещения и отделении больных от здоровых.

Ранее вся хозяйственная и общественная жизнь кре­стьян протекала в рамках общины, существовавшей испокон веков. По законам 1861 года крестьяне каждого помещичьего имения долж­ны были объединяться в об­щества. Так образовались два общества: из крестьян бывших Голеновских с зем­лей в 30 десятин и государ­ственных крестьян с землей 1017 десятин 1200 саженей (данные 1874 года).

Свои общие хозяйствен­ные вопросы они теперь ре­шали на сельских сходах, а исполнять решения должен был сельский староста, из­бираемый на 3 года.

Страна прочно станови­лась на капиталистические рельсы. Однако положение крестьян практически не изменилось. Происходит расслоение крестьянства, наряду с зажиточными в се­ле появились совсем раз­орившиеся дворы. Причи­ны были разные: пожары, смерть кормильца, а также лень и пьянство домохозяев. Об этом говорит подворная перепись 1883 г. по с. Иль­ино.

В 1891 г. обширную тер­риторию России поразил неурожай. А вместе с ним в деревню пришел голод. Су­дя по отчету пристава от 18 де­кабря 1892 г., видно, что на­родное хозяйство и эконо­мическая деятельность на­селения находится в упадке вследствие неурожая ми­нувших лет, по случаю чего крестьяне забили много до­машнего скота. Селяне бы­ли вынуждены наниматься на полевые работы к мест­ным помещикам за деше­вую плату: рабочему без ло­шади, на продовольствии нанимателя, платили 20-25 коп., с лошадью- 75 коп.

Зависевшая от низкой урожайности хлебов торгов­ля была слабая. Менялись промыслы жителей села. Хотя крестьяне по-прежне­му занимались ткачеством (выделка овчин, холстов, скатертей, ручников изо льна, пеньки), развивались и такие промыслы, как извозный (село близко распо­лагалось к городу) и отхо­жий. Приходило в упадок плотничество, т. к. мастера за недостаточностью спроса уходили на заработки в дру­гие места.

К 1895 году земля в Иль­ино находилась в руках час­тных владельцев и государ­ственных крестьян-собст­венников. Население к это­му времени составило 563 человека. В селе не было ни ярмарок, ни базаров, ни торжков, зато имелись одна винная лавочка, церковь, земская школа, в которой обучалось мальчиков - 38, девочек - 10; церковноприходское попечительство и общество трезвости. Су­ществовали мельницы: одна водяная, принадлежавшая крестьянам с. Ильино Ива­ну Михайловичу Юрову, Ивану Гавриловичу и Дмит­рию Андреевичу Гребенщи­ковым; ветряных мельниц было четыре. Противопо­жарных средств было явно мало: 2 бочки, 2 багра, 2 ро­гача.

После революции в селе произошло много измене­ний. В 20-х годах появились новые формы хозяйствова­ния - артели. В 30-х годах - колхозы.

Вспоминает Татьяна Максимовна Кузнецова: «В тридцатом году было собрание. Многие жители никак не хотели идти в колхоз, в том числе и мой отец. У нас в хозяйстве были лошадь, корова, телега, сельхозин­вентарь - все отняли и свезли на конный двор. Так образовался колхоз им. Мо­лотова. А у нас остались лишь одни овцы; деваться нам было некуда, записа­лись и мы в колхоз. А потом начали раскулачивать лю­дей - самых работоспособ­ных, хозяйственных. Мой крестный Жбанов Федор Дмитриевич был большой труженик, имел движок, ко­силку. Его семью посадили на телегу, и больше их никто не видел. Та же участь по­стигла семью Макара Кузь­мича Гребенщикова, их так­же угнали в неизвестном на­правлении, а дом их превра­тили в свинарник. И таких семей было немало. А моего отца арестовали, и о нем мы ничего не знаем до сих пор». Из документов архива мы выяснили, что Жбанов Максим Трофимович был осужден по ст. 58-10 и рас­стрелян. Надо было видеть, с каким волнением его род­ственники встретили эту весть.

Не обошла мое село Ве­ликая Отечественная война, хотя и далеко оно находи­лось от жарких военных сражений. Из села ушли и не вернулись 49 человек. Моя бабушка Голобокова Зинаида Александровна получила две похоронки: о смерти отца и мужа сестры, с которой они жили вместе, и у которой осталось двое маленьких детей. В 1946 го­ду был голод, и этот год они прожили очень тяжело: со­бирали по полю случайно оставшуюся мерзлую кар­тошку, варили кисель, пек­ли лепешки. После 1946 го­да бабушкина семья поменя­ла огород, ездили в г. Орел за семенами. Работали за трудодни, по которым да­вали по 200-250 г. хлеба. Все подростки бросили уче­бу - ведь не было тетрадей, обуви, одежды.

В 50-х годах все малые колхозы объединились в один большой, он получил название «Россия». Предсе­дателем стал Николай Се­менович Яковлев, он был хорошим хозяином. Жизнь постепенно налаживалась. Стали сеять хлеб. Строи­лись фермы, обрабатыва­лись поля.

О том, каким было в то время хозяйство, поведал Валентин Алексеевич Суб­ычев, с 1962 г. - управляющий отделением, ныне пенсионер:

«Колхоз «Россия» давал большую прибыль. В 1961 году секретарь Липецкого обкома партии Г.П. Павлов даже готовил его для показа Никите Сергеевичу Хруще­ву. Затем хозяйство было преобразовано в совхоз. Сильным оно было и при руководителе Федоре Пет­ровиче Чалышеве. Тогда-то и начали возводить поселок с двухэтажными домами для рабочих. С 1967 года хозяй­ство возглавил Павел Афи­ногенович Миллионов. Именно при нем впервые были построены пленочные теплицы по выращиванию ранних сортов огурцов. А чтобы не было «нестандар­та», решили построить кон­сервный цех по переработке овощей. Совхоз много по­могал деньгами в строитель­стве трехэтажного здания Ильинской школы, приоб­рел компьютерный класс, организовал экскурсии по городам страны для уча­щихся и своих рабочих. Бы­ли построены лагерь труда и отдыха, мастерские, дом культуры, двухэтажное зда­ние конторы. Совхозная продукция (до 8 тыс. тонн) отправлялась в Мурман­скую область, Коми АССР, Челябинск, Ленинград, Ал­ма-Ату. Теплица под руко­водством В.И. Яковлева за­нимала призовые места, да­вала до 500 тыс. руб. прибы­ли в год».

О прошлой жизни села ныне мало что напоминает. Когда спускаешься к реке, то непременно пройдешь мимо старого сельского кладбища. Когда-то здесь стояла церковь. Теперь на этом месте с 1972 г. стоит памятник воинам-односельчанам, погибшим в годы войны. С 1996 года нет и совхоза «Ильинский». Все его бывшие земли переданы в подсобное хозяйство НЛМК. Нет ферм, теплиц, консервного цеха, лагеря труда и отдыха - все раста­щили жители на свои нуж­ды. Остались мастерская, пилорама, нефтебаза, да и те продаются. Много трудоспособного населения села потеряло работу. Снизилась рождаемость, а смертность населения увеличилась. Ныне в селе проживает 1171 человек.

Я вкратце рассказала вам об истории моего села. Мы узнали, когда оно возникло, как жили люди, чем занимались, как развивалась жизнь. Кстати, на вопрос, почему село носит такое название, мы не нашли ответа в документах, не смогли вспомнить об этом и старожилы села. Возможно, название религиозного происхождения, либо происходит от фамилии основателя села.

Работа по изучению истории села будет продолжаться. Членами нашего кружка уже собран большой материал по истории усадьбы Голеновского, но это тема отдельного выступления.

Екатерина Киякова,

СОШ с. Ильино Липецкого района.

Руководитель: З.В. Слепнева.

ИЗ ИСТОРИИ СЕЛА ВВЕДЕНКА

Меняются времена, меняются люди. Уходят в небытие многие события, факты, эпизоды. Неузнаваемо изменился облик наших городов, сёл, деревень. Исчезли многие памятники старины: постройки мельниц, церквей, барских усадеб. Но ещё сохранились воспоминания, они живут в памяти народа.

Два года я занимаюсь в краеведческом кружке, по крупицам собирая ценнейшие сведения о прошлом. Цель моего исследования - изучить историю моего села, а её история сливается в одну историю России - моей Родины.

Первое упоминание о селе Введенке Липецкого района относится к 1651 г., хотя возникло оно значительно раньше, с момента освоения новых земель.

Однако во всех документах упоминается не село, а сельцо Введенское. Можно предположить, что вначале здесь был просто починок, т.е. маленькая деревушка, недавно заселённая. Шло время, и починок, по мере возраставшего населения, переименовался в деревню. А с постройкой церкви деревня изменилась в село. Значит, когда-то здесь стояла церковь. Но записей об этом мы пока нигде не обнаружили. Хотя старожилы хорошо помнят, что до реформы 1861 г. была церковь во имя престола Косьмы и Дамиана. Построили её введенские и букствовские мужики. Правда, освятить её не успели. Как-то раз, сговорившись, введенские мужики пропили деревянный сруб в село Жёлтые Пески, где церковь и возвели. Но долго она там не простояла: сгорела однажды. Поэтому престольные праздники в этих сёлах одинаковы. Но кладбище долго ещё действовало. Многие жители села несколько лет назад при строительстве домов были свидетелями многих захоронений на глубине 3-х метров. Думается, что церковь стояла на том самом месте, где ныне стоят первые дома по улице Прогонной. Позднее (нам удалось выяснить это в областном архиве) церковь во имя престола Косьмы и Домиана была воздвигнута на высоком месте с. Ильино и первое упоминание о ней относится к 1757г.

Ранее жилые земледельческие местности без церквей и даже небольшие сельца принадлежали сёлам. Н.И. Костомаров пишет: «Такая принадлежность одних местностей другим не была только административным распоряжением, а истекала из образа их основания, ибо новые поселения основывались посредством выселков из старых. Несмотря на малолюдность края, в это время село чаще всего было раздроблено между разными владельцами. Как правило, в одном селе было несколько владельческих усадеб, а около них поселены были рядами дворы их подданных». Отсюда следует, что сельцо Введенское ранее принадлежало селу Ильино. Очевидность этого факта подтверждается многими архивными документами.

В частности, в сельце Введенском крестьянами владели помещица Софья Александровна Коптева, жена коллежского регистратора Николая Павловича, и помещица Варвара Александровна Вердеревская. Коптева владела не только крестьянами, но и крупорушкой стоимостью 700 рублей, приносившей доход 105 рублей в год (данные за 1870 год). Безусловно, были и другие владельцы, фамилии которых запечатлелись в народной памяти. При разговоре со старожилами нас очень заинтересовал один рассказ.

Давным-давно жил в селе барин, да уж больно жесток был. Однажды приехал он на тарантасе в поле, где пас его стадо молодой парень. Да, видно, что-то не понравилось хозяину, и стал он избивать пастуха кнутом. Тот не выдержал, набросился на обидчика, да и убил его. Затем, переодевшись в платье барина, сел в тарантас, подъехал к реке, выбросил тело убитого и стал кричать, что барин утонул. Ведь все видели, как барин ехал. Приехал урядник, да так ничего не добился... Так гласит легенда.

А вот, по словам деда Степана Ананьевича Бочарова, жившего в 1868-1945 годах, был в селе барин Букствов, владевший крепостными крестьянами, постройки которых начинались от села Воскресеновки до караулки (она стояла с левой стороны при въезде в село). Затем за какую-то провинность он выселил крестьян на неудобное место к логу. Барин был жестоким человеком, нередко бил своих крепостных плёткой, обменивал их на породистых быков. К примеру, фамилия Пчелинцевых не здешняя, родом они из с. Вешаловки. Ещё давно их предков вешаловский помещик обменял на быка в Введенку. Так начался род Пчелинцевых в этом селе. Таким образом, совсем не случайно одна часть села до сих пор называется Букствово (ныне ул. Ленина). А вот другая её часть, которая в простонародье именуется Выгоном (ныне ул. Прогонная), ранее называлась Введенкой. Домов было мало - 10-12. Утверждают, что название не религиозного происхождения, а произошло, якобы, от введения чего-то. Именно это название позднее распространилось на всё село.

Очень многие старожилы помнят, что на территории села находилось большое двухэтажное здание. До сих пор уверяют, что принадлежало оно последнему барину Вагалову, который, якобы, был выходцем из коренёвских крестьян. Рассказывают, жил когда-то в селе старый барин, и была у него рябая дочь, уже в возрасте, которую никто замуж не брал. Служил у него конюхом крепостной Вагалов. Решил барин выдать свою дочь за него замуж. Чтобы оформить брак, надо было конюху иметь или дворянское звание или высшее образование. И тогда барин посылает конюха учиться, после чего играет свадьбу, а после смерти барина Вагалов становится хозяином имения. У них родились три сына, которые также получили высшее образование. По окончании Политехнического института Вагалов открыл ткацкую фабрику, которая изготавливала суконные одеяла, шинели, шляпы, даже ботфорты (кожа поступала из Ельца). Очевидно, вся эта продукция шла на войну, которая, как известно, разразилась в 1914 г.

Гордостью села был барский сад, который простирался от с. Воскресеновки до Введенского моста. Позднее жители называли эту улицу Садовой. Было два сада: Большой и Маленький. Был садовник, который ухаживал за ними. Вся жизнь жителей села была связана с землёй и садами. Каждую весну окапывались деревья, а осенью все, от мала до велика, собирали яблоки. Яблоки хранили в подвалах, а зимой по санному пути их отправляли на станцию в Липецк, уж потом поезд увозил их в Москву. Имел барин и конезавод, где выводил рысаков орловской породы. Долгое время были целы конюшни, выстроенные из красного кирпича.

Семья Вагалова часто жила в Москве. Во время своего отсутствия усадьбу он поручал управляющему Филиппу Кузьмичу Гайдукову. Дом его находился на том самом месте, где сейчас проживает семья Субычёвых. До сих пор растёт у них огромный белый тополь, точно такой стоит на территории бывшей барской усадьбы. Вспоминали старожилы, что Гайдуков хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями. Во время сева или уборки урожая он садился на коня, объезжал дома мужиков, стуча кнутовищем в окна, приглашал всех со своим инвентарём на работу. Утром собирались мужики около кухни, где их кормили и даже давали водку. В полдень привозили обед в поле. Солнце начинало садиться, Гайдуков давал команду: «Бросай работу!». Снова все собирались у барской кухни, где их сытно кормили и каждому давали стопку монет.

Старожилы рассказывали, как усадьба выглядела: «Большое одноэтажное каменное здание, это была ткацкая фабрика, а жил барин с семьёй в деревянном доме с флигелем напротив фабрики. Мостовые к дому и фабрике были вымощены (при строительстве дороги «Липецк – Чаплыгин» они были заасфальтированы). Имелась целая система подвалов для нужд имения. Спуск к реке был тоже вымощен, а вода из реки поступала по чугунным трубам. Они ещё долгое время сохранялись (исчезли в середине 50-х годов). Подавалась вода при помощи вращающегося круга, приводимого в движение быками. Был сделан искусственный пруд за усадьбой, окружённый кустарниками и деревьями. Летом здесь на лодке каталась барыня с детьми в белых платьях. Была на территории кузня, где изготавливали кареты. Сам барин стремился к новшеству: уже давно закладывались ямы кукурузным силосом. Они находились за огородами В. А. Субычёва. На полях уже тогда били роднички для полива. Огромный сад был огорожен вековыми деревьями: елями, завезёнными из разных стран, и берёзами. Были прекрасные аллеи из сирени и каштанов».

В 1917 г. Вагалов навсегда уезжает в Москву. Долгое время житель с. Введенка Бильдяев Григорий поддерживал связь с самим барином и его сыновьями. Он часто ездил к ним в Москву. Так рассказывают старики и гласят легенды. Но где правда, а где вымысел?. Мы обратились в Липецкий областной архив. Многие документы перелистали, но никаких сведений о помещике Вагалове не нашли. Но однажды, просматривая «Список лесных дач по волостям Липецкого уезда за 1889-92 гг.», нас удивила одна запись: «При селе Ильино Сокольской волости находится торговый дом «Вогау и К°», под домом 6 десятин земли».

По сведениям пристава, имеется состав лиственных насаждений по породам. Но известно, что не было торгового дома в селе Ильино. Кропотливая работа продолжалась. Просматривая многочисленные документы, нам многое удалось выяснить. Так, в 15 верстах от уездного города в сельце Введенском Сокольской волости находилась владельческая усадьба Вогау, которую обслуживало 20 человек мужского полу и 10 человек женского полу. Под постройками было занято 68 мест, где проживало 190 мужчин и 187 женщин. Кроме того, имелся хутор Вогау в Кузьминской волости, на нём проживало трое мужчин и одна женщина.

Кто же такой Вогау? Ответ мы нашли в документе 1890 г. Читаем такую запись: «Вогау и К°» московских I гильдии купцов в дачах сёл Введенское и Жёлтых Песков; число десятин 590, земельный налог платили 112 руб. 81 коп. ежегодно». Так вот кто такой Вагалов! Это Вогау, видный московский купец I гильдии, просто со временем его фамилия была искажена. Дела у Вогау шли хорошо. Это видно из документа. В 1901 году Вогау и компания уже имели винокуренный завод, по оценке стоивший 115730 руб. и приносивший ежегодный доход в сумме 17359 руб.

Очень нам хотелось узнать, кто такой Вогау. Узнать его судьбу и компании. А может быть, живы его родственники? Мы написали письмо в Москву члену-соревнователю историко-родословного общества Краснощёкову Виктору Степановичу. И вот что он нам ответил.

Вогау - предприниматели появились в России в 1827 году, с появлением основателя фирмы Максимилиана фон Вогау (1807-1880 гг.), выходца из небогатой дворянской семьи Франкфурта - на Майне. В 1840 году был основан торговый дом «Вогау и К°» с химическими и колониальными товарами. Вступив в гильдию московского купечества и приняв российское подданство, Максимилиан вёл дело совместно с младшими братьями: Фридрихом (1814-1848 гг.) и Карлом (1821-1870 гг.), также переехавшими в Москву. Семейство Вогау было связано родственными узами с семейством Банза, Шумахера, Марк. В 1866 году открывает филиал в Лондоне. Со временем Вогау включает в орбиту своего влияния множество промышленных и финансовых компаний. Капитал торгового дома к 1914г. превышал 50 млн. руб., ведущим предприятием явилось общество Белорецких железоделательных заводов на Урале. После начала Первой мировой войны фирма пострадала от «немецкого погрома» в Москве летом 1915 года, в ходе которого подверглась разграблению контора торгового дома. В 1916 году фирма продала самые ценные свои промышленные предприятия русским финансовым группам.

Сын последнего руководителя фирмы Вогау, Максим Гугович Марк (1895-1938 гг.), стал одним из крупнейших специалистов в области радиотехники, профессором Инженерно-технической академии связи им. Подбельского в Москве. В годы «большого террора» он был расстрелян по обвинению в шпионской деятельности в пользу Германии, а его жена А.К. Марк, как «член семьи изменника родины», приговорена к заключению в лагерь на 8 лет. Лишь в 1966 году М.Г. и А. К. Марк были полностью реабилитированы как жертвы политических репрессий. Добиться отмены приговора и восстановить честное имя родителей удалось их дочери И.М. Марк. (Информация о Вогау взята со стенда, посвящённого торговому дому Вогау, на проводимой выставке «Немецкие предприниматели в России» в Малом манеже. Немецкий культурный центр имени Гёте ожидает каталог, где должна быть публикация о Вогау.).

На улице Воронцово поле д.10 в Москве была усадьба немецкого (так написано в газете) чаеторговца Вогау, разрушенная озверевшей толпой в ходе антигерманских волнений 1914-1915 гг.

На этом наши исследования не закончены. Мы хотим послать запрос в Немецкий культурный центр имени Гёте, чтобы узнать о дальнейшей судьбе Вогау.

Какова же судьба усадьбы? В доме, где жила семья Вогау, впоследствии проживали учителя Ильинской средней школы. Из-за ветхости его разобрали в 1969 г. Над каменным зданием ткацкой фабрики в 1920 г. надстроили второй этаж, два деревянных крыла, сохранив каменное основание бывшей барской церкви в центре здания. В 1924 г. в нем размещался детский дом, а с 1927 г. - ШКМ (школа крестьянской молодежи). В 1937 г. неполная средняя школа стала средней. В 1976 г. учащиеся школы встретили Новый год, который стал и последним для здания. Дом решено было разобрать.

Судьба садов более трагична. В середине 50-х годов по решению районных властей Большой сад был выкорчеван и превращён в стадион, просуществовавший чуть более года. Позже на этом месте были построены колхозные коровники, свинарники и ток. Единственной отрадой для жителей села оставался Маленький сад. Здесь ранней весной буйно цвели яблони, груши, сливы, вишни, а осенью можно было полакомиться их созревшими плодами. 15 лет назад Маленький сад был уничтожен, а на его месте ныне находится Введенский Дом-интернат для престарелых и инвалидов. Исчезли прекрасные аллеи из сирени и каштанов, пруд превращён в зловонное болото, а остатки территории бывшего сада представляют огромную сельскую свалку. Единственное, что напоминает о бывших барских садах, это душистые антоновские яблоки с неповторимым вкусом и запахом. Старые плодовые деревья ещё сохранились в садах жителей по бывшей Садовой улице.

Виталий Пархоменко,

СОШ с. Большие Извалы Елецкого района.

Руководитель: И.П. Анчуков.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2003

    Документ
    ... ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2003 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ... -1; Талицкий Чамлык-1 и другие. Летом 2002 года под руководством аспиранта ЛГПУ ...
  2. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2002

    Документ
    ... АДМИНИСТРАЦИИ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК2002 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯ РОДИНАЛИПЕЦКИЙ КРАЙ Выпуск ...
  3. Управление образования и науки детский оздоровительно-образовательный центр (спорта и туризма) организация

    Методические рекомендации
    ... природы» (2001, 2004 гг.), «Моя родинаЛипецкий край» (2002, 2003, 2004, 2005 гг.). ... инструкторов детско-юношеского туризма. - М., 2004. СОДЕРЖАНИЕ Учителю о школьном туризме 1 Из истории детского туризма 3 Школьный туризм в Липецкой области ...
  4. Программа средней общеобразовательной школы №61 имени г липецка на 2006-2010 гг

    Программа
    ... С 2001-2002 учебного года ... краеведческий конкурс «Россия – Родина моя» 2003 г.- 3 место ... за реферат «Петр Первый и Липецкий край. Диплом 2 степени и звание ... Областным и городским центрами детского и юношеского туризма, городским краеведческим музеем ...
  5. 2006 г г липецк 1 информационная карта программы развития учреждения

    Программа
    ... Липецка и ЦРТДиЮ "Советский". С 2002 г. организацию возглавляет Председатель Валерия Руднева. Сегодня Детская ... Это мой дом и моя семья» ... края ... детская картинная галерея, комната школьника, база детского и юношеского туризма и экскурсий, детский ... к Родине; ...

Другие похожие документы..