Главная > Документ


Европейская кампания доллара

Следующей финансовой войной Америки стала операция по подрыву нарождающегося конкурента доллара — единой европейской валюты, евро. К 1999 году янки извлекли необходимые уроки из своего конфуза в Юго-Восточной Азии. Они поняли, что финансовые войны можно вести с применением и настоящего оружия. Главное, чтобы при этом губительный удар приходился по денежной системе противника. Поэтому американцы не стали меряться силами с Европой на финансовом поле, а умело развязали Югославскую войну в европейском подбрюшье. На сей раз они не с помощью финансов добивались достижения военно-политических целей, а военно-политическими средствами решали финансовые задачи. Стратегия непрямых действий, таким образом, тут развернулась во всей красе.

Удары по Югославии весной-летом 1999 г. заставили европейцев отвлечь большие ресурсы. Например, на помощь албанцам. Война в Югославии привела к увеличению рисков ведения бизнеса в Европе. Потом США де-факто поддержали натиск албанцев на Македонию. Чем больше риски — тем хуже рынок акций. Чем он хуже — тем неустойчивее становится финансовая система Европы.

Впрочем, не только в войне дело. США стали нагнетать военную истерию в Европе гораздо раньше — еще с середины 90-х годов, постоянно угрожая ударами с воздуха по сербам. Угроза войны заставила европейцев поспешить с консолидацией и введением евро. По хорошему на такое сложное и ответственное дело требовалось никак не менее четырех-пяти лет. Сначала надо было создать евро на основе самых сильных европейских валют, а потом уже постепенно подтягивать в эту систему другие европейские валюты по мере их укрепления. Но спешка заставила европейцев изначально опереться, помимо сильных, на валюты по крайней двух слабых экономик — итальянской и португальской. Англия вообще в евро участвовать не стала. При этом рынок Европы остался общим! Вот и получилось, что на общем рынке евро работает лишь на его части. Это как если бы по всей России ходит рубль, а в Питере вводят совершенно иную валюту. Фунт, например. Так что евро изначально родился ослабленным, словно недоношенное дитя, именно благодаря непрямым действиям США.

А что дальше? Евро остается главной мишенью американской экономической агрессии. Американцы прекрасно понимают, что введение евро открывает возможность поддержания низких процентных ставок в Европе и создания огромного европейского рынка во всех секторах экономики. Более того, возникает реальная перспектива возникновения суперэкономики континентального масштаба. Если управлять ею умело, то она может стать экономическим центром мира. Чтобы не допустить такого, американцы на первом этапе войны старались всячески ослабить евро и заразить мировые финансовые круги недоверием к молодой европейской валюте. На взгляд неискушенного наблюдателя, тут вроде бы коса на камень нашла. Евро в момент, когда мы пишем эти строки, стал намного «тяжелее» доллара, а он сам — девальвировался.

Действительно, в условиях нарастания внутренних трудностей в США довести эту кампанию до победного конца «звездно-полосатые» не сумели. Не помогли ни Балканы, ни яростное сбивание обменного курса «доллар/евро». Перед американцами в начале этого века встала другая необходимость: выиграть время для разработки чудодейственной кампании, способной предотвратить крах американской экономики (а, возможно, и общества), порождаемой стремительно нарастающими структурными перекосами в хозяйственной системе. Для творцов американской экономической политики стало жизненно важным снизить дефицит платежного баланса США. Сократить, елико способно, размеры колоссального государственного долга. Стимулировать внутреннее производство, в том числе — и за счет наращивания экспорта. Для всего этого потребовался дешевый доллар, управляемо «худеющий» прежде всего по отношению к евро.

Кроме того, такой «легкий» доллар отменно работает как оружие экономической войны против Еврозоны. Ведь европейская экономика куда более традиционна, чем американская. Она намного больше ориентирована на производство товаров и услуг. А потому Евросоюз намного сильнее Америки зависит от экспорта. Дешевый доллар и дорогой евро больно бьют по конкурентоспособности европейских изделий, сужают их рынки сбыта, делают европейские товары и услуги все менее привлекательными для потребителей.

Одновременно американцы открыли второй фронт борьбы — нефтяной. Здесь «звездно-полосатые» взяли в союзники арабский мир и Росфедерацию — и начали наступление на Европу и Китай. Как? Целенаправленной политикой по поддержанию высоких цен на нефть! Казалось бы, от этой дороговизны должны больше всех страдать прежде всего сами янки с их гигантским потреблением «черного золота». Но внимательный анализ заставляет усомниться в этом, казалось бы, бесспорном выводе. В самом деле, эмиссия евро в Европе абсолютно жестка и прозрачна. Она контролируется сразу несколькими правительствами ведущих стран Евросоюза. А вот США выпускают доллары почти бесконтрольно. Соответственно, на любое повышение «нефтяных цен» они отвечают дополнительной эмиссией долларов. Так что у них есть смягчающая удары «подушка безопасности», а у европейцев — нет.

Но продолжим наш анализ. Кому достаются доходы от роста цен на «черное золото»? Либо американским и союзным им нефтяным корпорациям-гигантам («Экссон», «Тексако», «Шеврон», «Бритиш ойл» и т.д.), либо поступают в дополнительные доходы бюджетов государств арабского Востока и Росфедерации. А где арабы и Москва размещают «сверхплановые» миллиарды? Да в американских банках по большей части! Вот и выходит: чем нефть дороже — тем европейцам больнее и тем больше денег вливается в экономику США!

Европе и Китаю в такой войне приходится тратить все больше и больше средств на нефть и увеличивать издержки производства тогда, когда повышать цены на свои товары и услуги оказывается весьма затруднительно. Особенно для европейских товаров и услуг, которые в странах долларовой зоны и так стали невероятно дороги из-за роста курса евро. Таким образом, экономика Евросоюза трещит по всем швам, а США в это время при помощи дешевого доллара решают свои острейшие проблемы.

Что дальше: от доллара к уорлдо?

А что будет дальше? Потенциально возможны три сценария развития событий.

Первый мы назовем вариантом Кобякова-Хазина. Суть его — в распаде мировой финансовой системы на несколько замкнутых на себя региональных зон, каждая из которых будет обслуживаться своей валютой: евро, юанем, золотым динаром и, может быть, иеной. Они описали такой сценарий в своей нашумевшей книге «Закат империи доллара и конец «Pax Americana» (Москва, «Вече», 2003 г.) Они пророчат вот что: вначале — быструю девальвацию доллара на 40-50 процентов. Причем провести ее можно как спекулятивными методами, так и централизованными. Одновременно возрастет мировая цена на золото. В этот момент произойдет переход к частичному золотому покрытию доллара.

Это решит сразу много проблем. Во-первых, управляемую девальвацию можно совершить достаточно быстро, избежав ухода операторов мировых финансовых рынков в другую валюту. Во-вторых, привязка доллара к золоту успокоит всех сомневающихся — ведь золото в ближайшее время дешеветь не будет. В-третьих, обесценивание всех долгов США (государства, корпораций и домашних хозяйств) позволит им увеличить расходы, которые подхлестнут развитие американской экономики. И, наконец, это позволит поднять процентную ставку, вернувшись к завоеванию президента Рузвельта: когда самые доходные финансовые рынки мира находились в Соединенных Штатах.

Конечно, при этом участники рынка понесут убытки, связанные с одноразовой девальвацией «зеленого». Но авторитет единственной сверхдержавы планеты пока еще достаточно велик, «чтобы каким-то образом их успокоить».

«Но это только на первый взгляд. Дальше возникают проблемы. Первая из них — нехватка золота. Здесь есть некоторые паллиативы. Например, США могут попытаться «отсечь» тот объем денег, как наличный, так и безналичный, который находится за пределами США. Для этого достаточно объявить денежную реформу (то есть обмен денег), причем для американских резидентов провести его автоматически, а для остальных — организовать серьезные проверки. Повода для них в условиях «войны с терроризмом» даже придумывать не надо — полный анализ всех источников происхождения денег и доказательства их абсолютной непричастности к «мировому терроризму» может занимать месяцы и месяцы — тем более, что само определение понятия терроризма находится под полным контролем проверяющего. Это даже может создать замечательный дополнительный инструмент «построения» различных стран и режимов, поскольку сокращение сроков проверки дорого будет стоить.

Кроме того, США могут повторить конфискационную реформу Ф.Рузвельта, то есть принудительно обменять золото, находящееся в собственности частных лиц и корпораций, на доллары в соответствии с зафиксированным курсом.

Правда … основная проблема привязки доллара к золоту состоит в том, что для тех долларов, которые обслуживают материальные ценности, это вполне возможно (и рост цен даже не будет беспредельным), а вот для тех, которые обслуживают рынки финансовые, — уже не вполне. Финансовых активов в мире (акций, ценных бумаг, опционов, фьючерсов — прим. авт.) слишком много, и без их серьезного обесценения такой сценарий работать не сможет.

Но если подобное обесценение провести, то это обозначает обрушение мировых финансовых рынков — во всяком случае, за пределами США…» (Андрей Кобяков, Михаил Хазин. Указ. соч., с.346-347)

В результате доллар по Кобякову-Хазину окончательно утратит роль единой валюты для глобальных рынков. Глобальный рынок разделится на несколько региональных частей, каждая из которых станет обслуживаться своей валютой — йеной, евро, и золотым динаром, который мусульманские страны собрались вводить по инициативе Малайзии для расчетов между собой. Процесс глобализации по-американски повернется вспять с буквально тектоническими потрясениями. ТНК, сегодня получающие громадные прибыли за счет перенесения производств в другие регионы Земли, лишатся таковых. Предложение товаров и услуг намного превысит спрос, и все это выльется в мировой экономический кризис. Цены на ресурсы упадут. Чтобы спасти свои экономики, страны примутся отчаянно демпинговать, предлагая товары по все более и более низким ценам. Национальные правительства столкнутся с армиями голодных безработных. Нужно будет искать деньги на социальные расходы. Поэтому государства примутся ограничивать свободный вывоз капитала, возвращаясь к практике середины ХХ столетия. Это сразу же разрушит и так подорванную систему глобальных рынков — нефти, зерна, металла и прочего.

В общем, рисуется мрачная картина всеобщего коллапса. Но насколько реален сценарий наших исследователей? Чтобы пойти на него, глобальная финансовая элита (и, прежде всего, американская) должна решиться на уничтожение самого выгодного для себя рынка — рынка международных финансовых спекуляций. То есть, если не вынести себе смертный приговор, то, как минимум, сесть на хлеб и воду, попрощавшись с астрономическими прибылями и былым влиянием. Финансовым спекулянтам придется свалиться с «небес» в малоприбыльную и скучную для них реальную экономику. Пойдет ли на это мировая финансовая элита? Вряд ли. Разве что перед ней встанет вопрос жизни и смерти в самом прямом смысле этого слова. Поэтому, при всем нашем уважении и симпатиях к авторам прекрасной книги (тем более, что профессор Кобяков приходится близким другом и коллегой по работе Максиму Калашникову), мы с большой осторожностью подходим к перспективе развития событий по такому пути.

Но есть и второй вариант — предложенный блестящим экономическим мыслителем и писателем-фантастом Сергеем Щегловым в его работе «Будущее денег», опубликованной на сайте Михаила Хазина . По его убеждению, мировая экономика практически безальтернативно зависит от американской денежной политики. Сегодняшние Штаты — это мировое государство капитализма со своей валютой-долларом, со своими законами (Вашингтонский консенсус), полицией (операции в Югославии и Ираке) и господствующей идеологией (монетаризм и либерализм). Кем бы вы ни были, но если вы хотите делать «большие деньги», то вам все равно придется ориентироваться на долларовую стоимость своих «денег», выпускать свои (или покупать чужие) акции-облигации, соблюдать международные правила учета, присягать на верность международному либерализму и поддерживать проамериканскую политику собственного государства. В противном случае вы обнаружите, что ваши «деньги» оказались среди 87 процентов невостребованных мировым рынком активов, а вы сами — в «черном списке» миграционных служб. Все очень просто:

«… Объем современной мировой экономики исчисляется вовсе не жалкими 6,3 триллионами совокупного экспорта, и даже не 47 триллионами совокупного ВВП; нет, настоящая мировая экономика — это 300 триллионов, обращающихся на валютных биржах, это 56 триллионов оборота по акциям и облигациям, это 12 триллионов коммерческих банковских кредитов. Какая частная компания может сравниться с мировой финансовой системой , в которой обращается сегодня порядка 370 триллионов долларов ежегодно? Рынок какой страны может хотя бы приблизиться к этому огромному количеству сделок, на каждой из которых зарабатывается прибыль? Что более опасно для мировой экономики — внезапное исчезновение с карты мира какого-нибудь Китая и его 300-миллиардного экспорта, или падение курсовой стоимости финансовых активов на 1%, что повлечет за собой сокращение финансовых оборотов уже на 3700 миллиардов долларов?!

Вот почему книга Джорджа Сороса называется «Кризис мирового капитализма». Никакого другого мирового капитализма, кроме финансового, нет и быть не может…

…В этой реальной, а не мифической экономике доля США составляет:

– 90% — по обороту валютных бирж (сегодня в 9 из 10 валютообменных сделках участвует американский доллар), то есть мест, где оборачиваются самые ликвидные активы (деньги);

– 65% — по обороту фондовых бирж, то есть мест, где оборачиваются самые доходные активы (акции);

– 57% — по доле американских компаний в числе 500 крупнейших компаний мира;

– 48% — по доле расчетов в американской валюте во всей международной торговле;

– 46% — по доле американских компаний в общемировой капитализации…»

По Щеглову, главная задача мировой финансовой элиты сейчас — восстановить рост стоимости на финансовые активы и поддержать его еще лет на двадцать — до следующего кризиса.

«…Если в 80-90-е годы цены на финансовые активы росли в 10 раз быстрее цен на товары повседневного спроса (!), то начиная с 2000 года ситуация коренным образом изменилась: теперь цены на финансовые активы падают , а цены на ограниченные ресурсы (нефть и золото) — растут . В результате представители традиционного, предпринимательского капитализма (а такие еще остались, особенно в странах «третьего мира») богатеют, а мировая финансовая элита, наоборот, беднеет — со скоростью 10% в год. Сегодня на одну среднюю акцию можно купить золота уже в 2 раза меньше, чем три года назад; дальше может быть еще хуже. Перед мировой финансовой элитой стоит совершенно ясная перспектива потери мирового господства — если так будет продолжаться, самыми богатыми людьми планеты снова станут швейцарские банкиры (традиционно запасающие золото) и нефтяные шейхи. А нынешние миллиардеры, вроде семейки из WalMart и Билла Гейтса, окажутся на обочине истории. И что самое неприятное, невозможно просто продать акции и купить золото и нефть: в отличие от финансовых активов, материальные активы материальны , их нужно где-то складировать, охранять, перемещать — то есть нести дополнительные расходы по содержанию.

…Нет, возврата к предпринимательскому капитализму нельзя допускать; нужно идти вперед, а не назад.

Но что значит идти вперед? Как заставить расти цены на акции и остановить рост цен на золото и нефть?!

Да просто взять — и заставить!

Итак, какой же должна быть реформа, чтобы избежать роста цен на товары и гарантировать рост цен на финансовые активы?

Ответ очень прост, хотя в его возможность в начале 21 века практически невозможно поверить. Реформа должна быть конфискационной . За образец следует взять действия Рузвельта, запретившего рыночный обмен товара-конкурента, а не болтовню Никсона, объявившего дефолт по своим обязательствам, но оставившего товар-конкурент в живых. Если стоимости наших финансовых активов угрожают другие товары, осмеливающиеся (как золото в 1933 году) опережающими темпами расти в цене, то рыночный обмен таких товаров следует ограничить, а цены их взять под централизованный контроль . Мировой рынок золота как средства накопления следует подвергнуть жесткому регулированию (прямо запретив нелицензированное владение золотом в слитках, и выдавать лицензии строго ограниченному количеству банков), а имеющиеся слитки «централизовать», собрав его, как некогда в Форт-Ноксе, в едином хранилище Банка Земли, выдав взамен энное число единиц новой мировой валюты. Нефть следует объявить жизненно важным товаром, принадлежащим всему человечеству, и в этом качестве запретить к свободной продаже, установив строгие квоты на добычу, продажу и разведку запасов, обязательные для всех стран мира. Возможно, к этому списку следует добавить еще несколько товаров-конкурентов финансовых активов (серебро? природный газ? пресную воду?). Главное — чтобы вложения в финансовые активы снова оказались вне конкуренции.

Понятно, что для подобной реформы все-таки нужен какой-то повод (Рузвельт пришел к власти в ужасающих условиях Великой депрессии и пользовался огромной поддержкой населения, приближавшейся к недавнему рейтингу Джорджа Буша). Пожалуй, единственным кроме депрессии поводом здесь может стать война. Но, как мы уже успели убедиться в последние годы, война — это «самое несложное из всего»…»

Единственный выход для мировой финансовой валюты здесь, по Щеглову — в создании единой мировой валюты, Банка Земли и в жестком глобальном контроле за ценами на товары, способные служить конкурентами финансовым активам. Автор называет эту будущую мировую валюту «эрфом». «Если этим планам суждено сбыться…, то попытка обезопасить себя от последствий кризиса путем скупки золота и вложений в другие товарные запасы (бедный Билли Гейтс, скупающий серебро! его, похоже, не предупредили!) могут обернуться очень серьезными убытками…»

Если бы Америка могла конфисковать все золото мира (как сделал в США тридцатых Рузвельт), то новая мировая валюта могла бы появиться хоть завтра. Однако мир совсем не похож на Соединенные Штаты 30-х. Следовательно, нужно придумать какой-то другой «якорь», помимо золота. Собственно, он уже есть — нефть.

«…В принципе, на этом статью можно было бы и закончить. Как только произнесено это ключевое слово — нефть — детали головоломки становятся на свои места, загадочные действия США вроде «войны с терроризмом» и операции в Ираке приобретают совершенно однозначный смысл, а замысел (предполагаемый!) «мировой элиты» предстает перед нами во всем своем великолепии.

Нефть!

Товар, мировой оборот которого составляет 900 миллиардов долларов в год (30 млрд. баррелей по 30 долларов), а разведанные запасы — 27 триллионов долларов (900 млрд. баррелей)!

Товар, который очень трудно переместить на большие расстояния — для этого нужны либо гигантские танкеры, либо дорогостоящие трубопроводы; и те, и другие легко отлично просматриваются со спутников и с самолетов; таким образом, любые ограничения по торговле нефтью легко контролируются. Мы уже знаем одну страну, попавшую под такие ограничения: это Ирак, вынужденный долгие годы влачить полуголодное существование. Почему бы не продолжить применение столь эффективных мер в будущем?!

Товар, основные запасы которого сосредоточены (помимо самих США) в странах третьего мира — на Ближнем Востоке, в Мексике и Венесуэле, в побежденном СССР, — то есть в районах, где ведение военных действий не просто допустимо, а давно уже стало нормой жизни (как тут не вспомнить, что Чечня — нефтеносный район).

Товар, без которого немыслимо существование современной цивилизации — поскольку без бензина ни один цивилизованный человек не сможет добраться до своего места работы. Товар стратегический, товар, необходимый как воздух.

Одним словом, нефть — это товар, свободная торговля которым должна быть прекращена как можно быстрее. Мировые запасы нефти должны быть объявлены достоянием человечества и положены в основу обеспечения мировых же денег…

Что же нужно сделать мировой элите, чтобы выпустить мировую валюту с нефтяным обеспечением?

Очень многое, даже обладая атомным оружием и кучей авианосцев. Существующая финансовая система складывалась десятилетиями и обладает огромной инерцией (скажем, половину населения Земли так и не удалось приучить к мысли, что золото уже не является деньгами). Работа центральных и прочих банков регламентирована многочисленными национальными законами, которые в одночасье не пересмотреть. Мирового объединения государств, аналогичного Европейскому сообществу, нет и не предвидится; создавать Банк Земли на основе ООН значит превратить его в сугубо консультационный орган. Традиционным путем политического давления, сепаратных переговоров и маленьких победоносных войн задача не решается: создание Банка Земли будут обсуждать лет десять, а потом появится что-то типа Европейского валютного союза, который еще лет десять будет эволюционировать в полноценный центробанк. А время не ждет — помните, что каждый год мировая элита теряет по 10% своего богатства?!

Следовательно, нужны чрезвычайные меры . А для их применения требуется создать столь же чрезвычайные обстоятельства …»

А вот теперь все становится на свои места. Щеглов сказал главное. Путь к спасению господства мировой финансовой элиты лежит через замену доллара на всемирную валюту. (Мы называем ее не эрфом, а уорлдо — от английского слова world, мир). А путь к ней лежит через специально устроенную катастрофу мирового размаха.

Сценарии «Русской катастрофы» и «Кольца страха»

Мы не верим в согласованные действия мировой финансовой элиты по преодолению кризиса. Не думаем, что реальностью станет программная работа глобальных финансовых институтов, крупнейших государств и крупнейших игроков финансового рынка по созданию Банка Земли. Во всяком случае, естественным порядком. Мы уверены в другом: Америка и Британия (естественный союзник США в экономическом мире и потаенный конкурент в мире Закрытой сети) постараются поставить весь свет перед свершившимся фактом. Миру должно быть явлено событие таких масштабов и угроза таких размеров, что всем другим лидерам цивилизационной гонки останется только безоговорочно согласиться с новыми правилами мирового валютного рынка, продиктованными американцами, постаравшись застолбить на нем свои места «по интересам». Это должно быть нечто такое, что заставит миллионы людей поседеть от страха. Что-то намного нагляднее, правдивее и опаснее, нежели игрушечные бен Ладен, эмир Омар и Саддам Хусейн. В этом — и есть суть третьего сценария грядущего.

На роль страшной беды не подойдут ни Северная Корея, ни Сирия или Иран. Даже возможная война между Индией и Пакистаном с парочкой ядерных ударов на такую роль не тянет. Нет, нужна угроза всемирная, трансконтинентальная. Так, чтобы убедить Европу, Китай, Японию и Исламский мир беспрекословно принять американские условия и согласиться на интернационализацию под штатовским контролем недр и основных возобновляемых ресурсов планеты — воды и лесов.

Знаете, чего мы боимся? Что путь к уорлдо лежит через кошмарный, апокалиптический, многоплановый кризис в Росфедерации. Слишком многое на ней сходится. Этот кризис должен быть тщательно спланирован и срежиссирован, сопровождаясь лавинообразным нарастанием катастрофических ситуаций: от несанкционированных запусков межконтинентальных ракет до аварий на АЭС и химических заводах, от актов исламского терроризма на ядерных объектах и внешне неконтролируемых боевых действий на Дальнем Востоке — до прекращения поставок газа в Европу из-за якобы «террористических» взрывов на магистральных трубопроводах где-нибудь на Украине. Мятеж на атомном подводном флоте РФ, вспышки опаснейших эпидемий — да мало ли чего еще можно спроектировать, перевести в программы, увязать по ресурсам, исполнителям и технологиям? А потом — запустить в реальность?

Наши догадки вовсе не беспочвенны, друзья. В руки авторов книги попал доклад Национального совета по разведке США с четырьмя сценариями развития глобальной ситуации до 2020 года (декабрь 2004-го). А там есть прелюбопытнейшие «проговорки». То и дело речь заходит о развивающемся, сетевом терроризме. Мол, бороться с ним будет все труднее, его «военное искусство» продолжит оттачиваться, переходя к мегатерактам с использованием биологического оружия массового поражения и беспилотных летательных аппаратов. А может — и ядерных устройств. Но особенно привлекли наше внимание следующие строки:

«…Остановить глобализацию может только грандиозная по своим масштабам пандемия… По мнению некоторых экспертов, появление новой пандемии — лишь вопрос времени. Вспомним, как вирус гриппа-«испанки» унес в 1918-1920 годах 20 миллионов человеческих жизней. Если подобные эпидемии вспыхнут в мегаполисах развивающихся стран мира со слаборазвитой системой здравоохранения… — они будут опустошительными и смогут быстро распространиться по всему миру. Глобализация окажется под угрозой, если счет жертв в некоторых важнейших странах пойдет на миллионы, а распространение заболевания приостановит на длительный период перемещение людей и товаров по земному шару и заставит правительства тратить колоссальные средства на медицинские цели…» И тут же говорится, что эпидемия может сочетаться с убийственными по размаху терактами в городах Америки и Европы, с хакерскими нападениями на мировые информационно-коммуникационные сети.

Звучит откровенно. Особенно если учесть, что буквально накануне выхода доклада в свет вышел бестселлер Джона Кейза «Первый всадник». Как раз о том, как террористы пускают в ход генетически измененный вирус смертоносной «испанки», извлеченный из погребений жертв эпидемий в весной мерзлоте Шпицбергена. Да и кинобоевик на сию тему тоже был. Не приучает ли финансовая элита мира общественность к мысли, что подобное случится и в реальности? Как это было с «кино-литературной» подготовкой накануне 11 сентября?

Интересный сценарий получается — нашествие новой «испанки» плюс мегатеракты в западных городах, катастрофы в России, кибер-атаки террористов на мировую экономическую систему. Открываем один из четырех сценариев доклада — «Пакс Американа». Тот самый, где США удается удержать мировое лидерство и в 2020 году, не допустив складывания исламского Халифата и отбив поползновения Евросоюза, Китая и Индии на часть глобальной гегемонии. Написан он как отрывок из дневника генерального секретаря ООН:

« 11 сентября 2020 г.

…Я бы сказал, что дела пошли на поправку с того момента, когда Европа и Америка восстановили дружеские взаимоотношения…. Террористический акт в Европе 2010 года имел прямое отношение к такому повороту событий. Европейцы были потрясены, и это помогло им радикально пересмотреть свое отношение к терроризму…

Последствия теракта были настолько серьезными, что Америка и Европа оставили в стороне взаимные претензии, и теперь уже Европа стала призывать Америку перестать церемониться с террористами…

Остается удивляться тому, что в некоторых важных областях удалось достичь ощутимого прогресса. Надо будет поговорить об этом с Президентом США, когда «мы, девочки» снова соберемся вместе…»

Интересен и сценарий «Кольцо страха» — где террористы получают в свои руки средства массового поражения (читай — из раздолбанной и пришедшей в полную негодность России) через теневых торговцев оружием. Это ведет к серии ужасающих терактов с сотнями тысяч жертв на Западе, к цепи жестоких ответных ударов западных стран по предполагаемым базам террористов и к драконовским мерам по предотвращению «расползания» оружия массового поражения.

Тебе не кажется, читатель, что перед нами — не прогноз, не фантазия, а программа? Пусть не целиком — но в ее важных элементах? Написанная, кстати, одним из самых серьезных «мозговых центров» США!

Если цель оправдывает средства, всегда найдутся те, кто готов ее достичь. А на кону, напомним, положение мировой финансовой элиты.

Вы скажете, что мы описали очередную фантастическую «страшилку»? Что мы одержимы теорией заговоров? Тогда откройте предыдущую книгу цикла, «Погружение», и перечитайте еще раз ужасные сценарии российских катастроф 2017 года, нарисованные западными «мозговыми трестами». Да-да, в главе «Участь павшего». Вы не догадываетесь, зачем они все это написали? Не для того ли, что надо психологически подготовить мир к будущему «шоу ужасов», к грядущему выступлению США в роли спасителя человечества от страшной «зоны зла» на руинах СССР и «всадников Апокалипсиса»?

Слишком много совпадений получается. Превращенная в зону взбесившейся техносферы и опасной нестабильности, Россия в случае успеха операции не только спасет финансовую элиту Запада и обеспечит колоссальный резерв природных ресурсов для обеспечения уорлдо. Она заодно превратится в «черную дыру», втягивающую силы всех цивилизаций Земли.

Это — план уже не Америки, а зловещей античеловеческой силы. Сообщества Тени. Именно с ним мы встретимся уже в следующей главе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. ВЫ ЕЩЕ НЕ ПОНЯЛИ ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

    Документ
    ... политика Рима в I–II веках н. э. ... в «Третьемпроекте. Спецназе всевышнего»), то неужели ... and al-Qaida has a ... МаксимКалашников. Глобальный Смутокризис. (страница 54 из 58) 5) Отдельная тема – переход ... Крупнов, СергейКугушев и многие другие. В том числе и ...
  2. ВЫ ЕЩЕ НЕ ПОНЯЛИ ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

    Документ
    ... политика Рима в I–II веках н. э. ... в «Третьемпроекте. Спецназе всевышнего»), то неужели ... and al-Qaida has a ... МаксимКалашников. Глобальный Смутокризис. (страница 54 из 58) 5) Отдельная тема – переход ... Крупнов, СергейКугушев и многие другие. В том числе и ...

Другие похожие документы..