Главная > Документ


Игорь Анатольевич Дамаскин

100 великих операций спецслужб

100 великих –

Scan, OCR: ???, SpellCheck: Chububu, 2007 /

«Дамаскин И. А. 100 великих операций спецслужб»: Вече; М.; 2006

ISBN 5 9533 0732 2

Аннотация

Многие крупные сражения, перевороты, революции, самые разные социально политические и экономические потрясения в истории человечества зачастую становились возможными лишь благодаря удачно проведенным спецоперациям. Некоторые из операций спецслужб были бескровными, «интеллектуальными», иные — кровавыми. В одних участвовали десятки, даже сотни людей, другие осуществлялись лишь одним человеком. Многие прогремели на весь мир, а какие то практически никому не известны. В любом случае каждая виртуозная спецоперация представляла собой сложный комплекс точно выверенных действий и поэтому впоследствии всегда вызывала особый интерес у читателей. В этой книге представлены самые интересные операции от античности и раннего Средневековья до наших дней.

Игорь Анатольевич ДАМАСКИН

100 ВЕЛИКИХ ОПЕРАЦИЙ СПЕЦСЛУЖБ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

История спецслужб разных стран мира знает немало больших и малых операций. В течение веков это были операции против реальных или потенциальных неприятелей, а иногда и против официальных союзников. Некоторые из них были бескровными, проходили на уровне «войны умов», иные кровавыми. Одни были направлены на погоню за военными, другие — за политическими, третьи — за экономическими секретами. Многие из них носили дезинформационный характер или имели целью свержение «недружественного режима».

В разное время задачи спецслужб были самыми различными и отвечали интересам государства в тот или иной момент его истории. Например, в 1920—1930 е годы для советских спецслужб это были операции против белоэмигрантских, троцкистских и националистических организаций, в годы Второй мировой войны — против главного врага, фашистской Германии. В годы «холодной войны» их целью было укрепление оборонного и экономического потенциала СССР и борьба с разведками и контрразведками, скажем так, недружественных стран.

Часть операций продолжалась длительное время, и к ним привлекались значительные силы — десятки, даже сотни людей. Другие же проходили быстро, и число их участников было невелико, иной раз один два человека. Далеко не все они равноценны как по своим масштабам, так и по последствиям. Некоторые описаны в популярной литературе и даже послужили сюжетами для художественных произведений и кинофильмов, причем с немалой долей вымысла, многие же до сих пор не получили достаточного освещения. Значение одних было локальным и направленным на решение одной ограниченной задачи, другие решали целый круг проблем. В них участвовали службы внешней и военной разведки, контрразведки, дипломатические службы, научные организации и прочие ведомства. Иногда спецслужбы разных стран объединяли свои усилия в борьбе против общего врага, затем вновь начинали враждовать. Хорошо известен принцип деятельности британских властей, особенно силовых структур: «у Англии нет постоянных союзников и врагов, есть лишь постоянные интересы».

Естественно, объем помещенных в книге очерков неодинаков. Одним операциям отведено по нескольку десятков страниц, рассказы о других укладывались в три четыре. Далеко не все операции были великими в прямом смысле этого слова, но многие из них имели большое влияние на дальнейшее развитие истории человечества.

ОТ АНТИЧНОСТИ ДО НАЧАЛА XX ВЕКА

МАРАФОНСКАЯ БИТВА

Годы царствования Дария I (522—486 гг. до н.э.) — период наивысшего могущества Персидской державы.

Дарий подавил мятежи в Вавилонии, Персии, Мидии, Мартиане, Эламе, Египте, Саттагидии, среди скифских племен Средней Азии, завоевал западную часть Индии.

Подчинились ему и греческие города Малой Азии, где Дарий назначал тиранов, которые должны были платить ему дань и предоставлять военные отряды. Малоазиатские греки должны были участвовать в завоевательных походах персидских царей. Но греки тяготились этой зависимостью и только ждали благоприятного случая, чтобы сбросить персидское иго. Когда в 514 году до н.э. Дарий предпринял завоевание Скифии, двинувшись туда через Фракию и Дунай, греческие отряды охраняли мост через Дунай. Уже тогда в их рядах возник план: разрушить мост и уйти в Грецию, оставив Дария в степях Скифии. Но этому помешал милетский тиран Гистией, понимавший, что гибель персов угрожала бы его собственному положению как правителя Милета. Гистией был возвышен Дарием и вызван ко двору. Вообще, следует сказать, что при Дарии находилось немало греков, среди которых он не только подбирал администраторов в провинции, но и вербовал надежную агентуру.

В 500 году до н.э. в греческих городах Малой Азии вспыхнуло восстание против персов. Его предводитель, Аристагор, искал помощи у европейских греков, но лишь Афины и Эретрия прислали несколько кораблей. Сначала успехи были на стороне восставших, но грозный царь собрал все силы для подавления мятежа. В 494 году до н.э. восстание было подавлено, греческие города вынуждены были вновь подчиниться Дарию и назначенным им тиранам.

Но Дария это не удовлетворило. Желая наказать афинян за помощь, оказанную ими восставшим, он решил завоевать и европейскую Грецию. В этом его поддерживал и поощрял бывший афинский тиран Гиппий, живший при дворе Дария.

Весной 492 года до н.э. персидское войско переправилось через Геллеспонт и при поддержке большого флота двинулось вдоль фракийского побережья. Но у мыса Афон флот был застигнут небывалой бурей. 300 кораблей погибло. А на суше пехота и конница персов понесли большие потери от фракийцев. Армия Дария вынуждена была вернуться обратно. Через два года Дарий направил в греческие города послов с требованием «земли и воды», то есть изъявления полной покорности. В городах Северной Греции, где у власти стояли сторонники Дария, это требование было исполнено (или давался уклончивый ответ). А в Спарте и Афинах царские посланцы были умерщвлены, и верх взяли сторонники вооруженного сопротивления.

Одновременно с дипломатическими мерами Дарий повел и тайную войну против Афин. Широко развернула свою деятельность заранее подготовленная агентура Дария в Афинах. Она действовала как легальными (создание проперсидской партии), так и нелегальными средствами (шпионаж, пораженческая пропаганда, подготовка вооруженного восстания к моменту подхода персидских войск).

Весной 490 года до н.э. персидский флот с посаженным на него войском под начальством Датиса и Артаферна направился прямо через Эгейское море против Эретрии и Афин. Эретрия, располагавшаяся на острове Эвбея, была взята после кратковременной осады. Затем флот направился к греческим берегам, и персы приступили к осуществлению хитро задуманной военно разведывательной операции.

Персы высадились на берегах Аттики в районе городка Марафон, лежавшего недалеко от берега пролива между Аттикой и островом Эвбея, приблизительно в 40 километрах от Афин. Датис и Артаферн по совету Гиппия высадили лишь небольшую часть своего стотысячного отряда. Это было сделано с расчетом на то, что афиняне направят на борьбу с десантом свое войско, тем самым бросив Афины на произвол судьбы. А там в это время предполагалось восстание, подготовленное проперсидской партией и агентурой Дария, и его сторонники намеревались захватить власть в городе. На помощь восставшим должны были подойти главные силы Дария, которые оставались на кораблях неподалеку от города Фалерон и ждали лишь сигнала, по которому они должны были высадиться в Афинах.

А на Марафонском поле происходило следующее. Увидев приближающиеся афинские войска, персидские полководцы решили, что их основная задача выполнена — афинскую армию удалось выманить из города. Они дали команду своим войскам возвращаться на корабли, оставив лишь небольшой заслон. Это произошло 13 сентября 490 года до н.э., в день, вошедший в историю как дата знаменитого Марафонского сражения.

Заслон, оставленный персами, потерпел поражение, хотя победа греков не была полной, так как значительной части персов удалось благополучно сесть на корабли. Правда, начавшаяся буря разметала персидский флот, несколько судов были выброшены на берег и оказались в руках греческих воинов.

Греки праздновали победу. Они узнали о ней от гонца, пробежавшего без остановки весь путь. На рыночной площади Афин он успел прокричать «Персы разбиты и отступили. Мы победили!» — и рухнул замертво. В этих условиях сторонники Дария не решились поднять восстание.

С той поры в честь славной победы марафонская дистанция (с 1924 года ее длина равняется 42 километра 195 метров) была включена в программу Олимпийских игр и сохранилась в ней по сей день. Десятки тысяч спортсменов успешно преодолевают ее за время чуть больше двух часов. Затея Дария с захватом Афин так и осталась неосуществленной. Он развернул свой флот и отправился домой.

СЛОН ГАРУН АЛЬ РАШИДА

Карл Великий, сын короля франков Пипина Короткого, родился в 742 году. Отец рано стал приучать сына к государственным делам. В 761 и 762 годах он уже сопровождал отца в аквитанских походах. В 768 году, после смерти Пипина, Карл сам стал королем и получил в наследство огромные земли, полумесяцем протянувшиеся от Пиренеев до границ нынешней Чехии.

Первые годы Карл никак не оправдывал свое будущее прозвище. Он разъезжал по своим многочисленным поместьям, отдыхал, делал вклады монастырям и всецело находился под влиянием своей матери, вдовствующей королевы Бертрады.

Но в 772 году с ним что то произошло. Он внезапно разошелся с женой Дезидератой и отправил ее в Италию к отцу, королю Дезидерию; наложил руку на наследство умершего в 771 году брата Карломана (которому принадлежало более половины нынешней Франции) и стал единоличным королем франков.

Дорога завоеваний для него оказалась открытой. С этого момента в хронике царствования Карла Великого было не более двух трех мирных лет. Остальное время — вторжения, походы, осады.

Карл Великий был один из тех полководцев, которые понимали, что без хорошо поставленной разведки нет ни армии, ни победы. Поэтому успехам во всех его войнах он обязан малым или большим разведывательным операциям, которые им предшествовали или сопутствовали.

Был ли у Карла какой либо далеко идущий план завоевательных войн? Трудно сказать. Каждую осень войско распускалось, а весной набиралось снова. Но разведка велась постоянно.

В 786 году агенты Карла доносят, что его союзник, баварский герцог Тассилон, вступив в сговор с врагами Карла в Южной Италии, плетет интриги и тайно договаривается о совместных действиях с кочевниками аварами.

Занятый другими делами, Карл до поры до времени делает вид, что ему ничего не известно. Но его посланцы «обрабатывают» вассалов коварного герцога. В 787 году Карл «вспоминает» о Тассилоне и требует от него немедленной личной явки. Тассилон уклоняется. Тогда король, зная о том, что вассалы Тассилона настроены против него (Карла), окружает Баварию войсками. Большинство вассалов Тассилона сразу же принимают сторону франкского короля.

Понимая безвыходность своего положения, Тассилон является к Карлу и дает клятву верности. Однако в следующем году Карл вызывает его на Генеральный сейм. Обвиненный собственными вассалами, Тассилон признаётся, что вел непрерывные интриги против Карла, сговаривался о совместных действиях с врагами Франкского государства, не собирался выполнять свои клятвы и втайне готовился перебить всех сторонников Карла в своей стране. Франки единодушно приговорили Тассилона к смерти. Но Карл проявил милость и заменил казнь ссылкой Тассилона, его жены и детей в монастырь. Так, можно сказать, без пролития крови Карл покорил Баварию.

Но не всегда его жертвы отделывались так легко. Одним из языческих племен, враждовавших с Карлом и доставлявших ему немало неприятностей, были авары — воинственные кочевники, язычники и грабители, с которыми герцог Тассилон заключил накануне своего падения тайный союз. В своем заговоре против франков авары объединились с их врагами — лангобардами, саксами и баварами.

Нападение на франков было назначено на тот самый, 788, год, когда Тассилон подвергся осуждению. Видимо, и авары не знали об этом и, надеясь на поддержку герцога, вторглись во Франкское государство, как и было намечено.

Так началась эта страшная и беспощадная война, длившаяся семь лет. К 795 году франки разгромили аваров и «огнем и мечом» прошлись по их земле, уничтожая все и вся. Когда для крещения покоренного народа были направлены епископы и священники, то оказалось, что крестить некого — народ был истреблен, не осталось в живых ни одного обитателя. Древнерусская пословица не случайно гласила: «Погибоша аки обре», то есть «Погибли как обры (авары)».

Теперь о слоне Гаруна аль Рашида. Легенда повествует, что однажды Карл, увидев бивень слона, возжелал увидеть и живого слона. И якобы этим объясняются последующие события. Но скорее всего слон был лишь предлогом.

В 797 году Карл направил к халифу Багдада Гарун аль Рашиду посольство в состав которого, как всегда, входили не только дипломаты, но и разведчики (что, впрочем, тогда значило одно и то же) — доверенные лица короля Ланфрид и Зигмунд, а также еврей Исаак. Официальной целью посольства было «достать и привезти слона».

Халиф действительно отправил Карлу слона, которого Исаак в 802 году после долгих мытарств благополучно доставил в Ахен. Еще раньше халиф дал разрешение церковной миссии из Иерусалима отвезти Карлу благословение патриарха, а также различные реликвии, в том числе ключи от Иерусалима.

Чем же представители Карла так заинтересовали восточного владыку? На какой почве могли сблизиться христианский Ахен (столица Карла) и мусульманский Багдад? У них нашлись общие соперники и враги. Прежде всего, к ним относились будущие халифы испанской Кордовы, помышлявшие уничтожить багдадских Аббасидов. (А ведь именно с халифами воевал Карл, и война эта ожесточилась после 800 года.)

Еще больше Карла и Гаруна аль Рашида объединяла политика в отношении Византии. Дело в том, что Византия и ее императоры смотрели на себя как на единственных законных наследников Рима, Цезаря и Августа. А Карл, провозглашенный 25 декабря 800 года императором, нанес смертельный удар по византийской идее «единства» империи. Не случайно в момент, когда папа Лев III, по нынешним понятиям «агент влияния» Карла, возлагал императорскую корону на Карла, тот выразил недовольство этим, желая показать, что он не собирался превращаться в соперника византийского императора, но раз уж так получилось, то виноват не он, а папа Лев III. Карл даже отправил в Константинополь особое посольство с предложениями «руки и сердца» византийской императрице Ирине. Посольство было принято благосклонно.

Великая Империя, объединяющая Восток и Запад, была накануне своего создания. Римская империя была бы восстановлена, а Карл, добившийся в это время успехов в Испании, проникший в Палестину, имевший своих агентов в главных городах Северной Африки — Карфагене и Александрии, стал бы величайшим из монархов.

Но произошло непредвиденное. Ирина была свергнута, а византийский престол занял император Никифор. Однако задуманный Карлом хитрый ход все же сыграл свою роль. Никифор, введенный Карлом в заблуждение, порвал все отношения с папой, но продолжал вести переговоры с Карлом. Еще бы — он нуждался в союзнике, ведь мусульманский халифат угрожал ему.

Началась разведывательно дипломатическая игра, сопровождаемая военными действиями. Карл и Гарун вновь обмениваются посольствами.

Реализуя добрые отношения с Багдадом, Карл усиливает давление на Византию. Одновременно обменивается посольствами с иерусалимским патриархом, засылая в Палестину своих людей, направляя туда большие денежные суммы, возводя храмы, вмешиваясь в споры о церковной догме и пытаясь оторвать от духовного влияния Византии целые районы.

Византия, зажатая с востока и запада, не могла долго сопротивляться, и в 812 году новый византийский император Михаил I формально признал императорский титул Карла Великого.

Что касается слона, то он скончался в 810 году, причем летописи уделили этому событию больше внимания, чем смерти сына Карла Великого Пипина, короля Италийского, умершего в то же время.

Незадолго до кончины Карла Великого произошло событие, вошедшее в историю как чудо. В первых числах января 814 года с фронтона базилики, расположенной возле королевского дворца, вдруг исчезло слово «princeps» (вождь. — лат. ), составлявшее часть императорского титула. Это расценили как страшное предзнаменование. И действительно, 28 января 814 года ничем не болевший король внезапно умер. Его похоронили в той же базилике.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ АКЦИИ ИНКОВ

Инки — правильнее инка, от испанского «инка» — первоначально индейское племя, обитавшее на нынешней территории Перу в XI—XIII веках, а позже правящий слой в государстве, созданном союзом племен. Образование государства инков — Тауантинсуйу (на языке кечуа — четыре стороны света) — дело не таких уж древних времен, оно относится к 1438 году. Инки взимали дань с коренных племен, использовали труд рядовых общинников и рабов — янакона. Земля считалась принадлежащей правителю — Верховному инке, власть которого была окружена сакральным ореолом, а первый мифический правитель — Манко Капак — почитался как сын Солнца. Инки использовали ирригацию, возводили сооружения для военных, религиозных и административных целей. Удивительно, что при всей высокой культуре у них было узелковое письмо (кипу) и только зачаточная письменность. Постепенно, благодаря завоеваниям, Тауантинсуйу расширило свои владения и к XVI веку включало в себя северную часть Чили, почти всю Боливию, северную часть Аргентины, часть Перу, Колумбии, Эквадора. Его население составляло от 8 до 15 миллионов человек.

Как всякое развитое государство, империя инков не могла существовать без хорошо отлаженных спецслужб — разведки и контрразведки. При особе Верховного Инки состоял их руководитель, называвшийся «главный информатор и шпион инки». Другим ответственным лицом был государственный контролер — Токрикока — «Тот, кто видит все». Не обладая ни исполнительной, ни судебной властью, он выявлял факты нарушения правопорядка и докладывал о них. А право и обязанность арестовывать возлагались на «слугу инки, которому поручено схватить арестованного». Эти два последних лица — Токрикока и «слуга Инки» — по видимому, и представляли контрразведку. «Главный информатор и шпион Инки» располагал разветвленной агентурной сетью, действовавшей как на территории государства инков, так и за его пределами. Данных о том, что инки обладали агентурой в правящих кругах соседних государств, нет. Обычно агенты маскировались под торговцев, разносчиков товаров, нищих. Скромные, не привлекавшие к себе особого внимания, они зорко высматривали секреты соседей.

При подготовке завоевательных войн инки проводили разведывательные операции, позволявшие оценить характер местности, богатства страны, возможную силу сопротивления. Вот что писал об одной из таких операций инка Гарсиласо де ла Вега:

«Инка Йупанки принял решение осуществить другое завоевание, а это было завоевание другой провинции, именовавшейся Чиривана, которая расположена в Андах на востоке от Чарка. Поскольку до этого времени земля была неизведанна, он направил туда шпионов, чтобы они со всем вниманием и осторожностью выследили бы все: ту землю и ее жителей, чтобы с большим знанием дел предусмотреть то, что было необходимо для похода. Шпионы ушли, как им было приказано, а вернувшись, они рассказали, что земля была отвратительной, с труднодоступными горами, болотами и трясинами, и очень мало ее было пригодно для посевов и возделывания».

После завоевания этой безлюдной страны инка Йупанки решил осуществить дело всей жизни — завоевать и присоединить к своей стране богатое королевство Чили. «И оставив в своем королевском дворе опытных министров для управления и отправления правосудия, он дошел вплоть до Атакамы, которая являлась последней провинцией, которая была заселена, и покорена, и включена в его империю в направлении к Чили, чтобы разжигать огонь завоевания с более близкого расстояния, ибо дальше имелась огромная пустыня, которую нужно было пересечь, чтобы достичь Чили…»

На разведку инка вновь отправил «бегунов и шпионов, чтобы они пересекли ту пустыню и нашли бы подходы к Чили, и отметили бы трудности дороги, дабы знать о них и предусмотреть их. Разведчиками были инки, потому что дела такой важности те короли доверяли только людям своего рода… Разведчикам в качестве проводников и гонцов дали индейцев из Атакамы и Тукми, от которых раньше получили сведения о королевстве Чили. Помощники разведчиков доставляли сообщения о том, что было обнаружено. И ушли разведчики, которые в дороге преодолели огромные трудности и много трудились из за тех пустынь, оставляя опознавательные знаки там, где они проходили, чтобы не потерять дорогу, когда нужно будет вернуться обратно. А еще для того, чтобы те, кто следовал за ними, знали бы, где они шли».

Де ла Вега пишет дальше, что помощники разведчиков, словно муравьи, сновали туда и обратно, принося сообщения об обнаруженном и доставляя разведчикам продовольствие. Когда же от разведчиков поступили сообщения о том, что им удалось обнаружить, инка Йупанки подготовил своих воинов к походу.

Интересно, что перед походом на врага инки предупреждали его об этом. Было ли это проявлением рыцарства или в этом имелся другой, скрытый смысл? Скорее второе. Инки исходили из того, что после получения предупреждения противник либо присоединится к ним, либо начнет готовиться к обороне. А в этом случае все местные жители бросали свои жилища и спешили укрыться в столичной крепости. Этого инкам и надо было. Они прибирали к рукам всю обезлюдевшую местность и приступали к длительной осаде крепости. Им спешить было некуда, крепость рано или поздно сдавалась им на милость.

Интересно они поступали и при объявлении войны — направляли послов три четыре раза. Естественно, что послы выполняли разделывательную задачу: проверяли, как противник готовится к обороне, выявляли его сильные и слабые места. Одновременно «дипломаты» приобретали агентуру среди местного населения. Устанавливали и степень вызревания сельскохозяйственных культур — дату нападения выбирали до их созревания, с тем чтобы противник не мог пополнить свои запасы кукурузой или картофелем.

В 1532—1536 годах испанские конкистадоры под предводительством Ф. Писарро и Д. Альмагро завоевали государство инков и разрушили его богатую культуру. Инки, покоренные испанцами, вошли в состав народности кечуа.

Империю инков постигла участь любой империи, претендующей на региональное или мировое господство, — она развалилась.

БОРЬБА ЗА ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО

Во второй половине XVII века Испания, в XVI веке считавшаяся мировой державой и делившая мир с Португалией (которую потом даже поглотила), стала «больным человеком Европы». Ею правил последний представитель династии Габсбургов Карл II, «властитель слабый и лукавый». Трудно что либо сказать о его лукавстве, но он был не просто слабым, а скорее слабоумным. Детей у него и его супруги Марии Луизы, француженки, не было. После его смерти испанское наследство должно было оставаться «бесхозным» и перейти либо к австрийским Габсбургам, либо к французским Бурбонам, находившимся в близком родстве с бездетным королем.

Мадрид кишел австрийскими и французскими шпионами и шпионками и превратился в центр тайной войны.

Разведка Франции проводила многолетнюю многоходовую операцию, которую можно было назвать борьбой за испанское наследство, пока еще мирной. Французским резидентом был посол Франции граф Ребенак, которого затем сменил Арнур. И хотя в сложных дипломатических играх французское правительство в поисках союзников допускало раздел испанских владений, Арнур был ярым противником раздела, считая, что все испанские владения должны перейти по наследству одному из французских принцев.

Активными агентами Парижа были французские купцы, банкиры, ювелиры, мастера, многочисленные куртизанки, которые не покинут Мадрид даже тогда, когда начнется война.

Одной из наиболее ярких французских шпионок стала Олимпия Манчини (затем графиня Суассон). Она была племянницей кардинала Мазарини и первой (по счету) фавориткой Людовика XIV. Прибыла в Мадрид в 1686 году в качестве приближенной королевы Марии Луизы и всячески помогала королеве в ее интригах в пользу Франции. Их противники, сторонники австрийской партии, интриговали против королевы. Все «игры» велись по лучшим правилам версальского и мадридского двора. В ход пошли фальшивки — любовные письма королевы за ее подписью. То ли их обнародование так потрясло королеву, то ли по другой причине, но 11 февраля 1689 года Мария Луиза внезапно заболела и на следующий день скончалась, как считали многие, от действия яда. Французский посол прямо обвинял австрийцев, те отвечали не менее жестко, обвиняя даже… графиню Суассон, хотя какой смысл ей был убивать свою патронессу и единомышленника.

Людовик XIV продолжал засылку своих разведчиков и разведчиц. Анжелика ле Кутелье, которая после второго замужества стала носить имя маркизы Гюдан, была одной из них. Ее прошлое было весьма сомнительным. Куртизанка, любовница многих высокопоставленных особ и первостатейная авантюристка, в совсем еще молодые годы она занялась вымогательством. Но дело раскрылось, ей грозил процесс, и пришлось срочно покинуть Францию. Гюдан обосновалась в Риме. Там она вела не менее бурную жизнь. На одном из светских приемов познакомилась с секретарем французского посольства. Любовь была горячей, секретарь полностью доверял ей, и как то раз во время любовного свидания она выкрала у него дипломатические бумаги, представлявшие чрезвычайный интерес для правительства Испании. Испанский посол, получив их, приказал немедленно снять копии, отправил их в Мадрид, а портфель вернул Гюдан, которая положила его на место так быстро, что влюбленный секретарь ничего не заметил. Документы оказались столь важными, что испанское правительство назначило маркизе Гюдан ежегодную пенсию и разрешило поселиться в Мадриде. Что маркизе и требовалось.

Скорее всего это была не случайность, а хорошо продуманная операция французской разведки по подставе своего агента.

Маркиза Гюдан оказалась в Мадриде отнюдь не бедной беженкой. Она приобрела особняк, имевший сад, примыкавший к важному правительственному зданию, что облегчало ее шпионские функции. По указанию посла Арнура она, в сотрудничестве с другими французскими агентами, держала салон, где встречались придворные, министры, дипломаты, модные поэты и художники, великосветские куртизанки, парижские аббаты, монахи доминиканцы из испанских монастырей. Во время непринужденных бесед за столом она выведывала нужные сведения, плела заговоры, направленные на усиление французской партии.

Во французских архивах сохранились письма, которые Гюдан регулярно с февраля по декабрь 1693 года направляла в Париж и которые содержали массу информации о придворных делах, полученной из первых рук — от министров и других крупных правительственных сановников. Специалисты историки, исследовавшие эти письма, находят их очень ценными, добавляя, правда, что для придания им большего веса маркиза кое что и присочинила.

Но не только сбором информации занималась маркиза Гюдан, она проводила также вербовочную работу и другие активные мероприятия. Среди них и операция по привлечению на сторону Франции гессенской баронессы Берлепш, фаворитки новой испанской королевы Анны Марии Нейбургской. Вдовствующую баронессу характеризуют как вульгарную особу с манерами престарелой кокотки, весьма падкой на золото. Она приобрела такое влияние, что единолично принимала решение, кого допускать к королеве. Та, в свою очередь, как марионеткой управляла безвольным Карлом II. Однако и Берлепш не была самостоятельной в своих действиях. Ею управлял патер Реджинальд, ее исповедник и любовник. Гюдан сумела привлечь на свою сторону Реджинальда, через которого воздействовала на баронессу Берлепш, и та, конечно не безвозмездно, а за солидный куш, вызвалась помогать французам.

Но борьба вокруг наследства шла так упорно, что в 1698 году сторонникам австрийцев удалось выслать маркизу Гюдан из Мадрида, а затем, в 1700 году, добиться и почетного удаления баронессы Берлепш.

Однако семя было брошено. Австрийская партия проиграла. Карл II завещал свой трон Филиппу Анжуйскому, надеясь с помощью Франции сохранить целостность испанской империи.

В 1700 году, после кончины Карла, сын Людовика XIV стал королем Испании Филиппом V. Дальнейшее развитие событий привело к тому, что через год, в 1701 году, началась война между Францией — с одной стороны, и Англией, поддерживаемой Голландией, Австрией, большинством германских княжеств, Данией, Португалией и Савойей — с другой, которая вошла в историю как война за испанское наследство и длилась до 1714 года. Фактически она представляла собой борьбу основных европейских государств против французской гегемонии на континенте. Но это уже другая история.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Игорь Анатольевич Дамаскин 100 великих операций спецслужб 100 великих – Аннотация (1)

    Документ
    ... : «100великихоперацийспецслужб»ИгорьАнатольевичДамаскин100великихоперацийспецслужб100великих – Scan, OCR: ???, SpellCheck: Chububu, 2007 / «Дамаскин И. А. 100великихоперацийспецслужб»: Вече; М.; 2006 ISBN 5‑9533‑0732‑2 Аннотация ...
  2. Игорь анатольевич дамаскин 100 великих операций спецслужб 100 великих – аннотация

    Документ
    ... : ИгорьАнатольевичДамаскин100великихоперацийспецслужб100великих – Scan, OCR: ???, SpellCheck: Chububu, 2007 / «Дамаскин И. А. 100великихоперацийспецслужб»: Вече; М.; 2006 ISBN 5 9533 0732 2 Аннотация ...
  3. Сергей Чертопруд Научно‑техническая разведка от Ленина до Горбачева Аннотация

    Документ
    ... 068‑8 Аннотация Как ... 100‑летнего юбилея принятия Декларации независимости приехал великий ... операции американских спецслужб. ... Алексей Анатольевич — ... . — 462 с. 38— Дамаскин И. Разведчицы и шпионки. ... 613 Мустафин Р. Автограф Игоря Курчатова. — «Казанские ...
  4. Бюллетень поступлений литературы в библиотеку крсу за 2003 год оглавление (для перехода в нужный раздел наведите курсор на рубрику и щелкните ссылку удерживая нажатой клавишу ctrl) география биографии история биографии

    Бюллетень
    ... , Владислав Анатольевич Савва Мамонтов ... 100великих) 10000 экз. Экземпляры: всего:1 - ХР(1) ГРНТИ 67.07 Аннотация: Книга рассказывает о великих ... Аннотация: Головокружительная любовная интрига, закулисная президентская кухня, секретные операцииспецслужб ...
  5. Документ
    ... в 100 000 $!{100} А ... художник Игорь Грабарь. ... Владимир Анатольевич Шибаев, ... несложную операцию с ... большевистскими спецслужбами, на ... Иоанна Дамаскина, преп ... Афанасий Великий. Житие Антония Великого, ... с. 147. 7 Издательская аннотация // Защитим имя и наследие ...

Другие похожие документы..