Главная > Документ


О.А. Туниекова

СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 Г. КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Соборное уложение 1649 г. – крупнейший памятник русского средневекового права, представляющий собой кодификацию всех основных отраслей законодательства.

Принято выделять несколько причин принятия нового свода законов. Непосредственным поводом послужило вооруженное выступление городских низов и стрельцов в 1648 г. сначала в Москве, а потом и в других городах России, которым воспользовались дворяне и верхушка купечества, чтобы предъявить правительству сословные требования. В своих челобитьях дворяне просили выдачи жалованья и отмены «урочных лет» для сыска беглых крестьян, а гости и торговые люди добивались как введения ограничений для торговли иностранцев, так и конфискации привилегированных городских слобод. Также реально ощущалась необходимость систематизации и кодификации законов из-за неупорядоченности и запутанности законодательства, которые влекли судебные «московские волокиты», больно ударявшие по широким кругам дворянства и посадских людей. Существовали и глубинные причины принятия Уложения, которые лежали в эволюции социального и политического строя России, в процессах консолидации основных классов-сословий того времени – крестьян, посадских людей и дворянства – и начавшемся переходе от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Указанные процессы сопровождались заметным ростом законодательной деятельности, стремлением законодателя подвергнуть правовой регламентации возможно больше сторон и явлений общественной и государственной жизни1.

В историографии, как правило, рассматриваются челобитные дворян и посадских людей, которые вошли в новый свод законов2, в то же время роль духовенства в составлении Соборного уложения прямо не рассматривалась. Возможно, это связано с тем, что не сохранились материалы слушания проекта на соборе.

В данной статье предполагается ответить на следующие вопросы: какую роль играло духовенство в составлении Соборного уложения, отразилась ли в Соборном уложении характерная черта генезиса абсолютизма – стремление превратить экономически независимую и идейно-самостоятельную церковь в рычаг государственного управления?

На Земский собор 1 сентября 1648 г. в Москву прибыли выборные от 130 городов. Соборное уложение как новый свод законов было составлено особой комиссией, куда входили кн. Н.И. Одоевский, кн. Прозоровский, окольничий кн. Ф.Ф. Волконский и дьяки Гавриил Леонтьев и Федор Грибоедов. Как видим, в состав этой комиссии не вошли церковные иерархи, таким образом, церковь не принимала участия в подготовке проекта. Проект Уложения в течение нескольких месяцев обсуждался Земским собором, а 29 января 1649 г. 315 членов Собора утвердили Уложение своими подписями, в числе которых приложили руки патриарх Иосиф, митрополиты Ростовский и Крутицкий, 3 архиепископа, один епископ, 5 архимандритов, один игумен. По материалам Расходных и других книг Печатного двора, Соборное уложение было напечатано в два приема в течение одного и того же 1649 г.3 .

Соборное уложение 1649 г. определяло различные направления церковно-государственных взаимоотношений. Среди них – вопросы административных и судебных привилегий духовенства, церковного землевладения, прав духовных иерархов и монастырей иметь свои слободы и промыслово-торговые заведения на посадах. Для определения отношений церкви и государства, сложившихся к середине XVII в., следует назвать главы Уложения, связанные с церковным ведомством:

  • Глава I «О богохульниках и о церковных мятежниках», согласно которой отныне государство берет на себя борьбу с преступлениями против церкви (до Уложения преступные деяния против религии входили в компетенцию церковного законодательства): «Будет кто иноверцы, какие не буди веры или и русской человек, возложит хулу на господа бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую его пречистую владычицу нашу богородицу и приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив казнити, зжечь»4. Появление этой главы в советской историографии объяснялось тем, что в сохранении и воспроизводстве религиозной веры в форме православия были заинтересованы не только служители культа (духовенство), но и весь господствующий класс. Согласно этой точке зрения церковь воспитывала в народных массах сознание незыблемости существующего строя, необходимости подчинения установленным властям и тем освящала социальное неравенство, эксплуатацию и господство феодалов. Поэтому Православная церковь оставалась в XVII в. одним из крупнейших и влиятельнейших институтов феодально-крепостнической России5. Сегодня роль христианской церкви в эпоху Средневековья пересматривается. Современные исследования отмечают, что в условиях крайне ограниченных и малодостоверных знаний об окружающем мире только она могла предложить стройную систему знаний о мире, его устройстве, действующих в нем силах и выступать своеобразным гарантом социальной стабильности. Эта картина мира, основанная на образах и толкованиях Библии, целиком определяла менталитет людей, их эсхатологические страхи и ожидания. В связи с этим становится понятным и смысл действий государственной власти, берущей церковь под защиту закона.

  • Глава XII «О суде патриарших, приказных и дворовых всяких людей и крестьян». В этой главе вызывает интерес 2-я статья, в которой говорится, что «а будет патриарши приказные люди в каком деле праваго обвинят, а виноватаго оправят по посулом, или по дружбе, или по недружбе, и тем людем, кто будет обинен не по делу, на тех патриарших приказных людей бити челом государю, и по тому челобитью спорные дела из патриарших приказов взносить к государю и ко всем боярам»6. Это позволяет говорить о том, что государственный суд теперь уже стоял выше церковного: дела, решенные в патриарших приказах, можно было обжаловать в государев суд (суд царя и бояр).

  • Глава XIII «О Монастырском приказе», согласно которой «государь царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Русии… указал Монастырскому приказу быть особно, и на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных людей и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимаритов и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковный причет во всяких исцовых искех суд давать в Монастырском приказе»7. Теперь духовенство и зависимые от церкви люди по недуховным делам должны были судиться в государственном, а не церковном суде, для чего был создан специальный государственный орган – Монастырский приказ, который усиливал контроль государства над церковью. Эта мера помимо ее юридического значения, наносила церкви немалый материальный ущерб, лишая ее постоянных и крупных доходов в виде судебных пошлин.

  • Глава XVII «О вотчинах». Следует учесть, что источниками роста церковного землевладения являлись пожалования великих и удельных князей, бояр, дворян. Наряду с этим церковное и монастырское землевладение увеличивалось в результате захвата земель волостных общин, купли, перехода к церкви земель, заложенных, но не выкупленных в срок, вкладов на помин души и т.д. В главе «О вотчинах» Соборное Уложение указало «боярским людем и монастырским слугам вотчин не покупать и в закладе за собой не держать»8. Подчеркнём, что, несмотря на все запреты и конфискации, Уложение 1649 г. не прекратило роста церковного землевладения, но все же подорвало его неограниченные легальные возможности.

  • Глава XIX «О посадских людех». В интересах посадских людей было решено «все слободы со всеми людьми, которые в тех слободах живут, всех взятии за государя в тягло и в службы безлетно и бесповоротно»9. Реализация последних установлений была осуществлена в ходе «посадского строения» 1649 – 1652 гг. Хотя оно полностью и не ликвидировало в городах частного феодального землевладения и душевладения, все же в итоге «посадского строения» церковь и светская власть понесли в городах невосполнимые потери. М.Я. Волков в своей работе отметил, что в результате этой статьи они лишились нескольких тысяч десятин «белой» земли примерно с 8 тыс. дворов зависимых от них людей10.

Можно без преувеличения сказать, что главным для Русской православной церкви в XVII в. было удержание своих позиций в идеологической, политической и социально-экономической областях, а основным условием достижения этой цели являлось сохранение византийского принципа «симфонии властей», предполагающего «союз, согласие и взаимное соподчинение духовной и светской властей»11. Поэтому Соборное уложение встретило резкую критику со стороны значительных кругов духовенства. Но стоит отметить, что размеры церковных вотчин и численность церковных людей до конца XVII в. были весьма внушительны: по мнению Н.М. Никольского, патриарху, митрополитам и епископам принадлежало около 37 тыс. дворов, в которых числилось около 440 тыс. душ тяглового населения обоего пола, кроме того, земли со значительным количеством населения числились за монастырями, не входившими в число специально патриарших и епископских монастырей12.

Тем не менее в интересах усиления царской власти Уложение подрывало экономическую мощь церкви, лишив ее легальной возможности увеличивать земельные владения, иметь слободы и торгово-промысловые заведения в городах. Политическая самостоятельность была подорвана уже при патриархе Никоне в результате церковной реформы, в ходе которой светской власти удалось поставить церковь в подчиненное положение.

Все сказанное позволит сделать вывод, что еще на протяжении XVII в. изживались черты сословно-представительной монархии и российское самодержавие приобретало черты абсолютной монархии. Хотя утверждение абсолютизма в России относится к первой четверти XVIII в., но сложившееся в стране соотношение сил позволило самодержавию с 40-х годов XVII в. начать осуществление политики, отвечавшей преимущественно общим интересам земельной аристократии, которые не совпадали с узкими интересами светской знати и церковных феодалов. Таким образом, Уложение закрепило процесс усиления царской власти. Как было отмечено, самодержавие XVII в. стремилось, с одной стороны, ограничить экономическую мощь церкви и подчинить ее общегосударственной системе централизации, а с другой – решительно брало церковь под защиту закона с целью оградить ее учение, идеи и организацию самой церковной жизни от посягательств как ее идейных противников, так и уголовных элементов и нарушителей установленного порядка. Как видим, эта концепция церковно-государственных отношений и была представлена в Соборном уложении.

Примечания

1 Маньков А.Г. Уложение 1649 года – кодекс феодального права России. Л., 1980.

2 Исследования по челобитным дворян и посадских людей можно найти в работах Е.М. Тальман, Т.Б.Соловьевой, М.Я. Волкова и др.

3 Черных П.Я. Язык Уложения 1649 года. М., 1953.

4 Соборное уложение 1649 года. Л., 1987.

5 Волков М.Я. Русская православная церковь в XVII веке // Русское православие: вехи истории. М., 1989.

6 Воробьева В.Н. Историко-канонические и богословские воззрения патриарха Никона. Омск, 2008.

7 Там же. С. 69.

8 Там же. С. 90.

9 Соборное уложение 1649 года. С. 99

10 Волков М.Я. Указ. раб. С. 180

11 Воробьева В.Н. Указ. раб. С. 258.

12 Никольский Н.М. История русской церкви. 3-е изд. М.,1983.

II. Современная отечественная история

И.В. Бойченко

ОБРАЗ ЛЕНИНА В СОВЕТСКОМ КИНЕМАТОГРАФЕ В ПЕРИОД «ОТТЕПЕЛИ»

Как известно, еще при жизни В.И. Ленин отмечал, что кино имеет важнейшее значение в деле пропаганды среди народных масс. Эта линия развивалась руководством КПСС и в период «оттепели». В резолюции XX съезда КПСС в 1956 г. указывалось, что необходимо «учитывая значение кино, как наиболее массового искусства, принять меры к увеличению производства кинокартин, повышению их идейно-художественного уровня и расширению киносети»1.

Чтобы регулировать выпуск художественных и музыкальных произведений, была введена система государственных заказов, распределявшая, сколько произведений должно быть на историко-революционную, военно-патриотическую, морально-бытовую темы. Все фильмы снимались в государственных киностудиях, за счет государственного финансирования.

Деятели литературы, кинематографа, театра, музыки, стараясь уйти от догматической проблематики, все больше стремились обращаться к вопросам личной жизни людей, судьбе отдельного гражданина. Духовный поиск 60-х годов способствовал углубленному осмыслению культурного наследия прошлого. В связи с переосмыслением своего исторического прошлого был совершен возврат к образу Ленина, его жизни, быту. Руководство страны использовало имя Владимира Ильича как знаковое, объединяющее разные народы под своим началом. В народе были люди, которые верили в дело революции, в правильность ленинских решений, считали своим долгом продолжить начатое Лениным дело. Государственная пропаганда должна была вызвать прилив патриотических чувств у граждан, гордость за историю своего государства и отход от пропаганды образа Сталина.

Можно привести примеры таких известных фильмов, где одним из главных действующих героев являлся В.И. Ленин, как картины «Рассказы о Ленине» (1957) и «Ленин в Польше» (1966) режиссера С. Юткевича, «Синяя тетрадь», (1963) режиссера Л. Кулиджанова, «Шестое июля» (1968) режиссера Ю. Карасика, «Сердце матери» (1966) и «Верность матери» (1967) режиссера М. Донского.

Своеобразие ленинских фильмов было связано с ведущей тенденцией того времени – «пристальным вниманием к внутреннему миру человека, изучением его не в исключительных, а в обычных обстоятельствах жизни. Появляется стремление показать Владимира Ильича как человека, раскрыть богатство и красоту его личности»2. Этими чертами Ленин резко отличается от образа революционера в сталинском кинематографе. В довоенные годы фильмы о Ленине были преимущественно эпико-историческими хрониками или драмами. Так, в фильме «Ленин в Октябре» (1937) режиссера Михаила Ромма Ленин показан бесстрашным революционером, решительным и хладнокровным. Фильм охватывает важнейшие исторические события: подготовку восстания на фабриках и заводах Петрограда, легендарный выстрел «Авроры», штурм Зимнего дворца, измену Каменева и Зиновьева, которая не смогла сорвать планы большевиков. Фильм заканчивается провозглашением победы Октябрьской революции на II съезде Советов. С середины 50-х картины о Ленине все чаще приобретают вид кинорассказов, новелл. Некоторые фильмы носят явно мемуарный характер, они как бы воспроизводят воспоминания очевидцев.

В 50 – 60-е годы о Ленине рассказывается более чем в двадцати полнометражных художественных фильмах, но лишь в нескольких образ Ленина является центральным. В остальных же картинах Владимир Ильич показан только в отдельных эпизодах, чаще всего в финале картины. В одних фильмах зритель видит его на различных собраниях, официальных встречах, конференциях («Шестое июля»), в других постановщики стремятся показать его в неофициальной обстановке – в частных беседах, на прогулке, за обеденным столом («Семья Ульяновых»).

Картина «Семья Ульяновых» режиссера В. Невзорова была снята на «Мосфильме» в 1957 г. по пьесе Ивана Попова «Семья». В ней рассказывается о юношеских годах В.И. Ленина, о его жизни в Симбирске до отъезда в Казань. Ульянов-гимназист показан главным образом в семье, где центральное место занимает мать. Эту роль проникновенно сыграла С. Гиацинтова. Молодой актер В. Коровин сумел передать юношескую порывистость своего героя и его не по годам зрелый образ мыслей. Картина была отмечена второй премией за лучший фильм и первой премией за лучшую актерскую работу на Всесоюзном кинофестивале 1958 года в Москве.

К созданию образа Ленина были привлечены разные актеры. И все же самым выдающимся исполнителем роли Ильича был признан Максим Штраух, создавший образ Ленина в кинокартинах режиссера С. Юткевича «Рассказы о Ленине» и «Ленин в Польше». Любопытно, что у Штрауха нет ни малейшей попытки подражать Ленину внешне. «Фактически всю свою творческую жизнь театральный актер работал над образом вождя. Еще в довоенное время он начал изучать посвященную Ленину литературу, живопись, кино. Внимательно перечитывал произведения самого Ленина. Подолгу расспрашивал тех, кто хорошо знал вождя. Вслушивался в голос Владимира Ильича на грампластинках. Изучал фотографии Ленина, искал соответствующий грим»3.

Впоследствии М. Штраух говорил: «…я представлял себе Ленина всегда страстным, целеустремленным и сформулировал эту особенность образа так: Ленин был человеком, обладающим общественным темпераментом борца-революционера. Это темперамент его образа»4.

Работа над ролью Ленина была очень сложна, Штраух никогда не видел Владимира Ильича, а внешние данные его как актера мало соответствовали требованиям портретного сходства. Кроме того, уже был создан образ Ленина-революционера другим прекрасным актером – Борисом Васильевичем Щукиным, поэтому создать правдивый образ Ленина-человека для Шртауха было сложно вдвойне.

Надежда Константиновна Крупская писала в свое время: «В корне неправильно считать, что в Ильиче было 2 человека – один в домашнем быту: веселый, улыбающийся… и другой в общественной жизни – неулыба, не интересующийся людьми, тем, чем они живут, что думают. Двух людей не было в Ильиче. Как в быту, так и в борьбе он был один и тот же… Он был замечательно цельным человеком»5.

Штрауху удалось показать эту целостность ленинской натуры. Он подчеркнул любовь вождя к людям, его простоту, чуткость, доброжелательность, тактичность в отношении с окружающими – все это он не демонстрирует, не декларирует, а выявляет тонко, ненавязчиво.

Кинокартина «Рассказы о Ленине» вышла к 88-летию со дня рождения Владимира Ильича. Фильм состоит из самостоятельных новелл. «Почти все эпизоды картины снимались в тех самых исторических местах, где жил и работал Ленин. На экране возникают Разлив, дом рабочего Емельянова, паровоз, на котором уезжает Владимир Ильич в Финляндию»6. Авторы пытались добиться полного соответствия декораций и костюмов, при этом актерам давалась большая свобода действий. Штрауху доверяли самое главное в картине – воссоздание образа вождя, и актер справился с поставленной задачей блестяще. Максим Штраух проявил себя не только как актер, но и как историк – он полностью смог вжиться в образ героя другой эпохи, другого времени, других нравов.

Однако впоследствии Штраух становится невольным заложником образа своего героя. После успешной работы в спектакле «Человек с ружьем» (1958) и фильме «Рассказы о Ленине» (1957) Штраух перестает сниматься в кино. Единственной его работой в кинематографе становится еще одна роль вождя в фильме «Ленин в Польше» (1966). Талантливого актера не хотели видеть в иных ролях, нежели в роли вождя. Максим Штраух стал «заложником одной роли». Актер сосредоточивает свою деятельность на театре, пробует себя в роли режиссера, но последующие работы уже не приносят ему известности. На смену Штрауху приходят другие актеры.

Еще одной интересной работой о В.И. Ленине является фильм «Синяя тетрадь» Льва Александровича Кулиджанова. Здесь роль вождя исполняет Михаил Кузнецов. Картина снята в 1963 г. по книге Эммануила Казакевича «Синяя тетрадь» (1961), более раннее название – «Ленин в Разливе». Повесть Казакевича привлекла к себе внимание читателей и критиков. Прежде всего, она оказалась неожиданной по жанру. До Казакевича о В.И. Ленине писали многие, но это были скорее историко-революционные произведения. Повесть Казакевича тоже революционная, тоже историческая, но она являлась порождением своего времени. Будучи в известной степени бытовой, она в своей сути психологическая, философская повесть, повесть, повествующая о внутреннем мире человека.

Лев Александрович снимал героев кинокартины – Ленина, Дзержинского, Зиновьева, Свердлова – живыми людьми, а не говорящими памятниками. Они не вещали, они разговаривали, общались по-дружески, смеялись, шутили, трепали друг друга по плечу. Конечно, некоторая идеализация этих персонажей присутствовала и у Казакевича. Поэтому советские цензоры увидели в фильме подвох, книга критиковалась, но, несмотря на это, была рекомендована для внеклассного чтения в разделе «Лениниана».

В ряде сцен раскрываются новые, до этого неизвестные черты характера вождя, его душа, его истинные стремления. Так, авторы картины отмечают трудолюбие Владимира Ильича – в то время, как его друг Григорий Зиновьев спал, Ильич уже успел написать полторы статьи для печати и готов писать еще. Показано равнодушие героя к вредным привычкам – Ленин никогда не курил, потому что это вредно и потому что это непрактично – траты на табак являются лишней статьей в бюджете семьи, а герой всегда жил скромно. Нельзя не обратить внимание на общение Ильича с мальчиком Колей – они вместе рассматривают собранные в лесу грибы, беседуют об учебе, Ленин даже вызывается учить его, пока мальчик пребывает с ним в разливе.

Расположение духа у Владимира Ильича отличное, он много смеется, радостно и оживленно принимает гостей, узнает от них последние новости о делах в Петрограде. В своих поступках Ленин решителен и искренен, он всем сердцем верит в успех и правое дело революции, просчитывает план действий наперед. Кроме того, Ленин предстает перед зрителем как образованный, начитанный человек. Он подкрепляет свое мнение репликами из произведений античных авторов, много знает из истории и философии. Партийный лидер представляется интеллигентным, ученым человеком.

Характер вождя главным образом проявляется при спорах с его товарищем Григорием Зиновьевым. Ленин считает, что необходимо снять лозунг «Вся власть Советам», так как нынешние Советы предали дело революции, являются пособниками контрреволюции. Владимир Ильич настаивает, что нужно информировать народ о любых изменениях во власти, в позиции партии. Правду массам нужно говорить всегда, даже если это невыгодно партии. Недопустимо, чтобы решения принимались тайно, коллегиально, отдельно от рабочих. Народу всегда нужно говорить правду – этот момент принципиален для Ленина.

Если сравнить кинолениану периода «оттепели» с фильмами 30-х годов, можно найти существенные отличия. В картинах 30-х Ленин исключительно единолично принимает решения, ни с кем не советуется. Его сподвижники только выполняют распоряжения лидера. В «Синей тетради» Владимир Ильич выступает за коллегиальность в принятии решений. Помимо того, что революционер советуется с Зиновьевым и Дзержинским, он настаивает на привлечении масс к политическим делам, на их непосредственном участии. Только с поддержкой народных масс возможно дело революции. Этот эпизод так же является характерным для своего времени – после смерти Сталина происходил передел власти среди партийной элиты и на местах, шел отход от сталинской модели правления, было важно показать истинную модель управления государством – модель, которая была при Владимире Ильиче, – коллегиальное правление.

Однако, как писала в своих воспоминаниях жена Кулиджанова, фильм «Синяя тетрадь» никакой радости не принес. «Никого не удивило появление Зиновьева. Монолог о правде для народа, казавшийся таким важным и нужным, тоже, казалось, никого не удивил. Картину поддержали в прессе, но зритель ее встретил холодно. 19 апреля в кинотеатре «Россия» состоялась торжественная премьера. Все было очень пышно обставлено, но во время просмотра народ стал уходить из зала. Этого никогда на просмотрах Лёвиных картин не было. Народ устал от идеологии и политики, ему не хотелось на экране видеть надоевшие лица вождей, к которым привыкли. Изваяния и портреты торчали на каждом шагу и набили оскомину. Казалось, тогдашнюю политическую остроту фильма никто не заметил. Разве что в нескольких рецензиях на нее обратили осторожное внимание»7. Картина не имела ожидаемого успеха, было непонятно, для какой аудитории она предназначена. Фильм показывали школьникам, пытались воспитать в них чувства патриотизма и интерес к истории своего государства, также показывали в кинотеатре и пытались привлечь молодежь и других граждан. Но «Синяя тетрадь» не смогла заинтересовать ни одну социальную группу, и вскоре ее сняли с показа.

Действительно большой успех пришел только к одной картине, главным героем которой является Владимир Ленин, – это «Ленин в Польше». Мировая премьера фильма состоялась 21 апреля 1966 г. По официальным данным картину просмотрело 9,4 млн зрителей только в Советском Союзе. Фильм получил награды «За лучшую режиссуру» и премию Французского национального центра кино за лучший фильм для молодежи на Международном кинофестивале в Каннах в 1966 г.

Виктор Шкловский, известный советский критик и киновед, так отзывается о картине Юткевича: «Картина Габриловича, Юткевича, Штрауха и всех людей, которые работали с ними, людей умных и талантливых, – это картина о счастливом Ленине, и люди, которые ее создали, были счастливы. Они не выдумывали – они открывали…»8.

Современный критик Сергей Кудрявцев в своей статье «Историко-революционный фильм-монолог» следующим образом объясняет получение картиной столь высоких наград и международное признание: «То, что фильм о Ленине получил премию за режиссуру в Канне в 1966 году, можно было бы приписать влиянию давних связей Сергея Юткевича с французским культурным бомондом, желанию президента жюри Софии Лорен как-то отблагодарить за премию, данную ей на фестивале в Москве-65, или же присутствию в жюри Юлия Райзмана, а также благосклонного к нам сородича Питера Устинова»9.

Популяризации работ на исторические темы способствовали и многочисленные отклики, рецензии, написанные критиками и киноведами на отснятые работы. В книге В. Шкловского есть целая статья, посвященная работе Максима Штрауха в киноленте «Ленин в Польше». «С подвижностью Ленина, с его сдержанным темпераментом, с белым накалом мысли актер справляется, и в то же время он дает спокойствие большой летящей издалека искры, которая учитывает ветры, знает дорогу… Это очень большая удача большого актера»10.

Отзывы о фильмах с изображением Ленина были исключительно положительные, работой актеров восхищаются, не находят никаких погрешностей. Часто в печати вовсе не было критики киноработ, были только уточнения и пожелания творческому коллективу. Появляются целые сборники статей, посвященные образу вождя в той или иной картине. Публикуются и самостоятельные работы об отношении Владимира Ильича к кинематографу, его пристрастиях к драматическим произведениям, фильмам, музыкальным вечерам. Пример Владимира Ильича должен был вдохновить граждан на более светскую, приобщенную к искусству жизнь.

Известны два основных всплеска интереса к личности вождя. Первый приходится на 20–30-е годы XX в., связан со смертью революционера, со скорбью народа по погибшему лидеру. В этот период образ Ленина приобретает черты икононического изображения, строгость, решительность, непогрешимость. Во второй период изображение личности Владимира Ильича носит иной характер – в 50–60-е годы Ленин больше показывается как простой человек со своими чувствами, переживаниями, эмоциями. Больше сцен в домашней обстановке, в кругу семьи и друзей.

В целом попытку пересмотра образа Ленина в кинематографе 50–60-х годов нельзя назвать успешной. Авторы пытались уйти от шаблонности, от устоявшегося образа вождя, вдохнуть в него новую жизнь, приблизить образ вождя к образу простого человека, по-другому представить его зрителю. Но попытки зачастую оказывались неуспешными. Простые граждане не проявили должного интереса к новому облику вождя, люди устали от навязываемой идеологии. Больший интерес у граждан вызывали художественные фильмы, которые начали появляться в период «оттепели». Часто интерес к образу Ильича формировался искусственно, принудительно, силами государства и бюрократической машины. Долго поддерживать интерес к фигуре вождя партийным деятелям не удалось. Уже к концу «оттепели» интерес к образу Ленина спадает.

Примечания

1 «КПСС в резолюциях». М., 1960. Ч. 4. С. 190.

2 Краткая история советского кино. М., 1969. С.413.

3 Там же.

4 Шахов Г., Максим Максимович Штраух. М., 1964. С. 284.

5.Крупская Н.К, О пьесах, посвященных Октябрю // Н.К. Крупская об искусстве и литературе. С. 60.

6 Краткая история советского кино. М. 1969. С. 416.

7 Шкловский В. Фильм о счастливом человеке // В. Шкловский. За 60 лет. Работы о кино. М., 1985. С. 319.

8 Там же.

9 [Электронный ресурс]. Режим доступа /magazine/12-2003/ publications0312/fokina0312, свободный.

10 Шкловский В.С. Указ. соч. 320.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 2 2007 Вопросы истории

    Документ
    ... ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Вопросыистории, международныхотношений и документоведения Выпуск 2 2007 ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Вопросыистории, международныхотношений и документоведения Выпуск ...
  2. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 2 2007 Вопросы истории

    Документ
    ... ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Вопросыистории, международныхотношений и документоведения Выпуск 2 2007 ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Вопросыистории, международныхотношений и документоведения Выпуск ...
  3. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 6 Под редакцией кандидата исторических наук 2010

    Документ
    ... , А.Н. Сорокин, Д.В. Хаминов. Вопросыистории, международныхотношений и документоведения. В74 Сборник трудов студентов и ... : формирование идентичности правителя // Вопросыистории, международныхотношений и документоведения. Сборник трудов студентов и ...
  4. Вопросы истории международных отношений и документоведения Выпуск 6 Под редакцией кандидата исторических наук 2010

    Документ
    ... , А.Н. Сорокин, Д.В. Хаминов. Вопросыистории, международныхотношений и документоведения. В74 Сборник трудов студентов и ... : формирование идентичности правителя // Вопросыистории, международныхотношений и документоведения. Сборник трудов студентов и ...
  5. История технических наук

    Автореферат диссертации
    ... документоведение, архивоведение (исторические науки) Устная традиция и исторический метод Геродота. Понятие «уроки истории» ... История науки и техники 07.00.15 Историямеждународныхотношений ... и др.). «Гамлетовский вопрос» как проблема философской эстетики ...

Другие похожие документы..