Главная > Монография


Есть три источника, на основе которых сложились три основные части марксизма: английская политэкономия, немецкая философия и французский социализм. Ленин писал, что нельзя вполне понять «Капитала» Маркса и особенно его 1-й главы, не поняв и не проштудировав всей «Логики» Гегеля. Поэтому никто из марксистов не понял Маркса и полвека спустя. То есть если представить себе социализм в виде табуретки на трех ножках, то одной ножки — диалектики нет, также нет и политэкономии. Остается социализм без диалектики и без экономики. Поэтому социализм и рухнул.

Представление о развитии просто как о накоплении изменений тоже антинаучно.

Есть только единственная истинная концепция развития — развитие как единство и борьба противоположностей. Причем единство относительно, а борьба абсолютна.

Есть единственная книга, где дано систематическое изложение диалектики — это книга Гегеля «Наука логики». Все остальное — это добавления, разбавления и комментарии.

В нашем случае мы рассматриваем диалектику применительно к историческим процессам.

Возьмем понятие становления, которое является одним из самых простых диалектических понятий. Становление — это первая истинная категория, которая содержит в себе противоположности «бытие» и «ничто», то есть противоположности, находящиеся в единстве: это движение исчезновения одного в другом, бытия в ничто и ничто в бытие. Здесь все время идет борьба. Борются два противоположных момента, в том числе в моей деятельности, в моей душе, в моем историческом творчестве. И люди борются между собой, и классы, и партии, и народные массы.

Кто создал теорию классовой борьбы? Не Маркс, а французские буржуазные историки Тьерри, Минье и Гизо. Как классифицировать людей? В Священном Писании говорится: по делам их узнаете их. То есть предлагается классифицировать по делам. А дела зависят от интересов экономических, которые определяются экономическим положением. В результате стали классифицировать по положению в производстве. И вот эта классификация по положению в производстве позволила поставить историческую науку на научные рельсы. И это сделали французские буржуазные историки.

Маркс сделал вывод, что классовая борьба ведет к диктатуре пролетариата, а диктатура пролетариата приведет к обществу без классов. То есть Маркс создал учение о диктатуре пролетариата, используя теорию классовой борьбы.

Сама по себе теория противоречивого развития, или диалектика, как высшая форма учения о развитии, требует самостоятельного изучения. У Гегеля четко говорится, что мы изучаем абстрактное не ради абстрактного. Абстрактное должно вбирать в себя все богатство особенного. В истории так много фактов, что если они не входят в некую стройную обобщенную конструкцию, систему знаний, то ими тяжело оперировать. В истории много разных точек зрения, мнений. А задача науки в чем? Гегель говорит, что мы должны поднять мнение до знания и освободиться от своего субъективизма и волюнтаризма, который не следует путать со свободой. Волюнтаризм — это что хочу, то и сделаю. А свобода — это господство над обстоятельствами со знанием дела. То есть если я знаю, что здесь стенка, то я не буду лоб расшибать, я через дверь пройду. Если я на войне и у меня есть граната, а там враги, то я и через стенку пройду. Разные бывают обстоятельства.

У меня нет свидетельств того, что Сталин изучал науку логики по Гегелю. Сталин говорил некоторые вещи, которые прямо противоречат диалектике. Например, он говорил, что основной закон капитализма — это закон прибавочной стоимости. А у Маркса написано, что это закон стоимости.

Президент России Д. Медведев обвинял американского президента Буша в том, что он применил социалистические методы, потому что огосударствил крупнейшие банки и ипотечные компании. И это несмотря на то, что до этого говорилось: рынок все решит, у нас либерализм. А во время кризиса буквально за несколько дней многие банки и компании стали государственными. Они просили помощи, им ее дали, но не просто так, а в обмен на их акции. Получился государственный капитализм.

Нашим государством куплено два частных банка. ВЭБу (Внешэкономбанк) выдали 10 миллиардов, чтобы он закрыл долги «Кит-финансу», а «Кит-финанс» продан ВЭБом ОРЖД за 100 рублей. Это первая операция.

Банк «Глобэкс» приказал долго жить. Государство выделило Внешэкономбанку 2 миллиарда долларов на погашение долгов перед вкладчиками. А ВЭБ купил банк «Глобэкс» за 5 тысяч рублей. Объясняется это очень просто: то количество денег, которое они были должны, намного превышало то, что они имели. Куда они поместили деньги, которые им давали раньше вкладчики, это отдельный вопрос — уголовный. А тут решался вопрос простой: дать возможность вкладчикам забрать деньги, чтобы не было паники. Поэтому у «Глобэкса» купили банк за 5 тысяч рублей: и скажите спасибо, что вы не в тюрьме.

То есть во время кризиса усвоение необходимости госрегулирования шло на практике.

А ведь еще в 1930-х годах Дж. М. Кейнс доказал, что без государственного регулирования кризисы неизбежны. Однако многие отсталые государственные деятели почему-то думают, что рынок все решит.

Когда историк изучает сложные вопросы, он должен опираться на такую философию, которая себя проверила, подтвердила. Поэтому нужен метод диалектики Гегеля. Есть всеобщие законы природы, общества, мышления, выступающие как законы мышления. Если пройтись только по законам мышления, то получим законы и природы, и общества. Надо просто изучать, анализировать связь понятий, которые есть в человеческом языке, поскольку это уже определенный образ действительности, который закрепился исторически, потому что язык принадлежит человечеству и отражает культурную историю человечества. В понятиях отражены общие законы природы, общества и мышления. Гегель, по существу, предлагает их изучать непосредственно как законы мышления, а затем рассмотреть их как законы природы и общества.

Будем следовать этому.

Мы рассматривали чистое бытие. А раз чистое бытие, значит, нечего о нем сказать. А раз нечего сказать, значит, оно перешло в ничто. Ничто есть? Есть. Значит, оно перешло в бытие. А какое бытие? То бытие, которое мы вначале брали, было просто бытие, а сейчас мы возвращаемся к бытию, которое перешло в ничто. Круг замкнулся — ничто переходит в бытие, бытие переходит в ничто. И этот переход взаимный. Это движение исчезновения одного в другом. И это движение исчезновения бытия в ничто и ничто в бытие называется становлением.

Мы можем изучать целые периоды истории, которые характеризуются понятием становления.

Если в СССР был построен социализм в начале 1930-х годов, то понятие становления, которое характеризует переходный период, то есть становящийся социализм, не вполне выражает ставший, построенный социализм. А как его характеризовать? Казалось бы, развивающийся социализм. Однако незадолго до перестройки ренегаты социализма придумали понятие «развитой социализм»— безграмотное, в корне ошибочное. Если он уже развитой, спелый, значит, он должен теперь сгнить и упасть.

Социализм — это незрелый коммунизм. Зрелый — это полный коммунизм.

Для тех, кто исповедовал ревизионистскую концепцию развитого социализма, ни одной проблемы нет, развиваться вроде бы уже социализму некуда, а тенденцию к разложению, к разрушению социализма ревизионистские идеологи не видят или умышленно прячут, чтобы ей не противодействовали. Партия, выходит, «вооружила» себя такой концепцией, благодаря которой она никаких отрицательных явлений в социализме не видела, не видела тенденций к разложению и разрушению. Но согласно диалектике эта тенденция есть во всем. Во всем есть противоположные тенденции.

А народ шутил: мы вступили в такую высокую стадию социализма, когда и без денег еще ничего не дают, но и за деньги уже ничего купить нельзя.

То есть мы пережили такой период, когда ярко было продемонстрировано, что люди, которые должны были знать диалектику (потому что в нашей стране больше чем где-либо напечатано произведений Гегеля), диалектику не знали и соответственно не применяли; антидиалектичность достигла необыкновенных высот.

Сейчас мы наблюдаем другой процесс. Диалектику изучают, руководствуясь тем, что, как писал Маркс, в науку нет широкой столбовой дороги, и только тот сумеет достичь ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам.

Диалектика может помочь в самых различных жизненных ситуациях.

Если вас спрашивают, например, признаете ли вы, что совершили правонарушение, нельзя отвечать односложно «да» или «нет». Если вы ответите «нет, не признаю», то получится, что вы право нарушили, но этого не признаете. Нужно отвечать: я правонарушения не совершил.

Никакой интеллектуальной собственности с точки зрения науки нет. Собственность — это отношение субъекта к объективным условиям производства, как к своим. Не будучи объективными условиями производства, мысли и идеи не могут быть объектом собственности. Если я вам идею дал, это не значит, что у меня в голове ее уже не осталось.

Диалектическая логика — это самый современный и самый неосвоенный инструмент, причем не освоенный большинством даже тех ученых, кому это положено по долгу службы.

Мы рассматривали становление. Это движение исчезновения бытия в ничто и ничто в бытие. Теперь мы уже на бытие должны смотреть как на что-то подвижное и текучее. Либо надо брать бытие, которое является результатом перехода ничто в бытие; либо надо брать бытие, которое представляет собой прехождение, то есть переход в ничто. Но мирного, спокойного бытия в реальной жизни нет. Это абстракция.

Вот становление не абстрактно, то есть не односторонне. Поэтому становление относится к числу истинных категорий.

Кроме истинного познания, есть еще постижение правильного и достоверного. Вы — это не я, это правильно. Вы — это ничто меня, и это тоже правильно. И это можно проверить. Когда мы это проверим, это будет не просто правильно, а будет достоверно. Истина же состоит в том, чтобы представить данный предмет как живое противоречие. А это представление как живое противоречие — не такая простая вещь. Это сложно. Но это задача, разрешимая с помощью диалектики.

Может показаться, что мы топчемся на месте и говорим об одном и том же. И что пора переходить дальше. А нужно смотреть, куда сами понятия переходят, следить за этими переходами и соответственно смотреть: что мы получим для изучения исторического материала в результате овладения этими категориями.

Мы обращались к всемирной истории и увидели в ней становление. Вначале был первобытно-общинный коммунизм. Если под коммунизмом понимать общество, в котором все общее — труд, земля, средства производства, то древнее общество выступает как первобытно-общинный коммунизм.

Всякая последующая форма производства была более высокой формой развития производительных сил. Когда мы прошли три частнособственнических способа производства и, соответственно, три частнособственнические формации, мы снова видим отрицание частной собственности, которое пробивает себе дорогу через исторические события, и снова появляется коммунизм, но обогащенный приобретениями, достигнутыми в рамках предшествующих формаций.

Как всякое продвижение нового, оно может быть связано с временной потерей этого нового, революция сменяется контрреволюцией. Для историка совершенно не удивительно, что история идет вперед зигзагами, с отступлениями, а не только все вперед и вперед.

Когда началось становление в России коммунистической общественно-экономической формации?

У Маркса в «Критике Готской программы» говорится, что между капитализмом и коммунизмом лежит переходный период, и государство этого переходного периода является государством диктатуры пролетариата.

Когда государство диктатуры пролетариата установилось в России? В 1917 году. И переходный период от капитализма к коммунизму выглядит довольно непривычно. Этот период становления коммунистической формации совершенно не похож на то, что мы наблюдали как становление предшествующей формации.

Ведь как шло становление капитализма? В недрах феодального строя развиваются капиталистические экономические отношения, и уже есть соответствующий класс, он уже имеет колоссальную экономическую силу, богатство. И остается только лишить власти феодалов, можно даже оставить монархию, как в Англии, но как некое музейное украшение буржуазной власти.

Другая картина складывается в отношении переходного периода, который лежит между капиталистической и коммунистической формациями. Начинается этот переходный период с установления новой власти.

У нас иногда кричат: дайте нам власть! Имейте в виду, что власть никогда не дают, ее только берут.

Некоторые кричат: мы должны взять власть. А какую власть вы собираетесь брать? Ту, которая есть. Вы хотите новую власть? Ее негде взять. Некоторые деятели представляются как левые и выступают как левые революционеры, но если их допустить до власти, они будут осуществлять буржуазную власть. Помните, как Ельцин выступал против всяких привилегий? Оказывается, он выступал против привилегий для Горбачева, добиваясь привилегий для себя.

Вопрос в чем: чтобы взять имеющуюся власть, или в том, чтобы установить другую власть? В России была установлена другая власть и по содержанию, и по форме. Этот момент очень интересен: две системы законодательной власти формировались в России в одном и том же году по разным принципам. Во-первых, шли выборы в Учредительное собрание по территориальным округам, и в них большинство получили кадеты, эсеры и меньшевики. И, во-вторых, одновременно проходили выборы в Советы, то есть в органы, в которые депутаты избирались не по территориальным округам, а от заводов и фабрик. На «Авроре» есть интересный документ: Приказ № 1 Петроградского совета, в котором предписывается на всех кораблях, во всех ротах создать Советы и направить представителей этих Советов в Петроградский совет.

При этом Советы были созданы изначально не на всех фабриках и заводах. Нужно понимать, что отнюдь не все фабрики и заводы выдвинули и направили в Петросовет своих представителей, к тому же не все члены Петроградского совета были действительно представителями от фабрик и заводов, потому что как только появляются органы власти, сразу находятся люди, которые ищут способ, как туда войти. Вряд ли найдутся заводы или фабрики, которые послали в Советы Троцкого, Зиновьева, Каменева. То есть сказать, что принцип выборов от трудовых коллективов проводился абсолютно последовательно, нельзя.

Советы принципиально отличались от парламента, которым было Учредительное собрание, так как в Советах возможен был отзыв депутата, а из Учредительного собрания депутата отозвать невозможно. Например, наш парламент — Дума — не предполагает отзыв депутата ни теоретически, ни практически. Нет никаких рычагов. Кроме того, мы сейчас на выборах голосуем за партию, а не за личности.

Изначально Советы были совсем не большевистскими. После корниловского мятежа большевики получили политическую поддержку народа. Произошли перевыборы в Советы. И Советы в Москве, Петербурге, войсках Северного фронта стали большевистскими.

Потом было двоевластие. А затем власть Советов как организационная форма диктатуры пролетариата сменила буржуазную парламентскую республику как форму диктатуры буржуазии.

Началось становление коммунистической формации. Завершилось это становление тогда, когда все средства производства перешли в общественную собственность, то есть к началу 30-х годов.

Отсюда следует, что через тридцать лет у руководителя правящей партии Н. С. Хрущева в голове была полная каша, когда он провозгласил, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Если переходный период закончился к 1930 году, то поколение людей, к которым относился Хрущев, уже жило при коммунизме. Можно было бы это понять, если бы утверждалось, что это плохой коммунизм, неразвитый, незрелый. Ведь незрелый коммунизм и есть определение социализма. Как незрелое яблоко — это яблоко, так и незрелый коммунизм — это коммунизм.

В заменившую ленинскую Программу партии Программу КПСС при Хрущеве закладывалось, что первая фаза коммунизма будет через 10 лет, вторая фаза — через 20 лет.

Если бы писавшие это знали, что такое становление, они бы такие глупости не написали. Мы рассматриваем становление как движение исчезновения бытия в ничто и ничто в бытие. В становлении различаются два момента: переход бытия в ничто — это прехождение, переход ничто в бытие — это возникновение. Прехождение это и есть бытие, но как переходящее в ничто. Возникновение — это ничто, но как переходящее в бытие.

Бытие и ничто стремятся превратиться друг в друга. Их разность в становлении исчезает, значит, исчезает и само становление.

Результат никогда не бывает полным отрицанием того, что отрицается.

Что является отрицанием беспокойного единства? Спокойная простота. Налицо не становление. Это спокойное и простое — есть. А раз оно есть, то оно бытие.

Спокойное и простое есть бытие. Но какое бытие? Которое было в самом начале? Вначале было бытие, о котором еще ничего не знали, кроме того, что это бытие. Это было чистое бытие, о котором известно только то, что оно есть. А бытие, которое получается в результате того, что становление преобразовало себя в некий результат, это есть некое бытие. Как его назвать? Наличное бытие, так как оно налицо. А эта операция, которая состоит в том, что само становление себя сняло, называется снятием, снятие — это отрицание с удержанием.

А что стало со становлением? Оно куда-нибудь делось? Все, что в истории было, в нас содержится. Мы есть продукт предшествующего развития. В настоящем прошлое содержится в снятом виде.

А какой вид имеет результат снятия становления, то есть ставшее? Вид бытия. Но ставшее как спокойное бытие имеет в себе беспокойство — становление. Все, что налицо, есть как некое бытие. В результате переходного периода завершается становление рабовладения, феодализма, капитализма, и этот строй выступает тогда как ставшее. Это ставшее — наличное бытие данного общественно-экономического строя. В переходный период в России, с 1917 по 1930 год, реально сосуществовало пять способов производства — укладов, был и патриархальный, и мелкобуржуазный, и частно-капиталистический, и государственно-капиталистический, и социалистический, и все они сосуществовали. К началу 1930-х годов мы имели единственный социалистический уклад, поэтому он уже не уклад, а социализм победивший.

Всякое историческое бытие является результатом снятия становления. Нельзя рассматривать ни одно явление истории без того, чтобы не понять, откуда оно возникло. Историческое бытие как наличное бытие мы рассматриваем как результат снятия становления. Мы должны поэтому сперва выяснить, какое это было становление.

Что является примером этого? Все. Каждый исторический факт, событие, явление, все это результат снятия становления. Значит, не все есть становление, но во всем есть становление. Точно так же, как в каждом есть его родители в снятом виде. В наличном бытие есть и становление. А становление есть единство бытия и ничто. Бытие мы видим, оно налицо, а где ничто? В любом бытие есть ничто. Но то ничто, которое есть в бытие, непохоже на то чистое ничто, которое мы рассматривали. То было свободное ничто. А здесь мы имеем ничто в бытие.

То ничто, которое в бытие, называется небытие. Например, закончился переходный период. Но разве в социализме не было капиталистического? Конечно, было. В каждом человеке есть его отрицание. Мои недостатки в вас или во мне? Во мне. Это мое небытие во мне.

Небытие, принятое в бытие так, что конкретное целое имеет форму бытия, называется определенностью наличного бытия. Определенность, таким образом, есть отрицание. То, что без отрицания, то неопределенно. Поэтому в абсолютном свете так же ничего не видно, как и в абсолютной тьме.

Сладкий чай, это что? Это чай, в котором есть не-чай, то есть сахар.

Простые формулировки всегда звучат непривычно для уха. Простая формулировка не должна ссылаться на то, что будет потом, она может сослаться только на то, что было перед этим.

Нужно во всех фактах искать общее, а не единичное. Наука не занимается единичными фактами.

Например, как определяется война? Война — это вооруженная борьба классов, наций или государств. Первая мировая война. Слово «мировая» не означает война. А все вместе — это война, мировая — это ее определенность.

Или — буржуазная революция. Слово «буржуазная» — это не революция, а вместе — революция. А буржуазная революция содержит в себе небытие революции как свой внутренний момент.

Государство — это инструмент насилия одной части общества над другой. Возьмем не вообще все государственное насилие, а только наказание за убийство. Надо ли отменять смертную казнь? Если не будет убийц, то отомрет и смертная казнь. Но есть у нас люди, которые решили пройти вперед, они поспешили отменить смертную казнь тогда, когда убийц у нас слишком много. Есть даже маньяки.

Присмотримся к определенности. Возьмем Первую мировую войну. Возьмем ее определенность. Она мировая. Определенность, взятая сама по себе, изолированно, есть качество. Когда определенность изолируется от самого бытия, тогда употребляют слово «качество».

Вопрос о качестве очень важен. Если качество есть, значит, оно бытие. Бытие не чистое, а наличное. В наличном бытие есть становление. А в становлении есть две стороны: бытие и ничто. Качество, которое берется в определении бытия, противостоящего небытию, называется реальностью. Реальность — это качество, но взятое в определении бытия в противоположность небытию. То же самое качество должно быть взято и в определении небытия, тогда это отрицание.

Например, можно сказать: умный человек. Качеством будет «умный», и это будет реальность. А можно сказать: неглупый человек. Вроде бы одно и то же. Но в последнем случае нужно найти глупого и сказать, что Иванов — не такой. Это отрицание. Можно сказать, что «достижения армии были выдающиеся», а можно сказать — «неплохие достижения». Есть разница. При написании исторических произведений можно гибко употреблять слова, редко какой читатель заметит различие между реальностью и отрицанием, а впечатление будет разное.

Этими и другими поворотами мысли занимается диалектика.

Противоборство — это борьба или нет? Противоборство победы не предполагает, а борьба предполагает победу. В этом разница.

Если есть реальность, мы можем сказать, что она есть. Если она есть, значит, она бытие. Наличное. А в наличном бытие есть отрицание.

А отрицание? Раз мы его рассматриваем, значит, оно есть. Значит, отрицание — тоже бытие. Наличное. Следовательно, снято различие между реальностью и отрицанием. Цепь сомкнулась. А поскольку оно наличное бытие, то снято различие между определенностью и наличным бытием.

Сначала определенность рассматривают как качество, потом качество как бы раздвоилось на реальность и отрицание, и наконец, мы получили снятие различия между реальностью и отрицанием и одновременно между определенностью и наличным бытием. Нет больше отдельно реальности и нет отдельно отрицания, нет определенности отдельно от наличного бытия, а есть определенное наличное бытие. Другими словами — налично сущее или — нечто.

Обратим внимание на этот каскад категорий, которые говорят об одном и том же понятии: определенное наличное бытие, налично сущее, нечто.

Налично сущее отвечает на два вопроса: что? и какое? Это одновременно и определенность, и бытие.

Обратим внимание на краткую форму — нечто. Вот нечто хорошее. Это что или ничто? Что. Положительное или отрицательное? Положительное. И при этом отрицание «не» не придает категории отрицательного значения, а дает определенность.

Все исторические события — это какое-то нечто. Они всегда имеют определенность.

Цивилизации уникальны, неповторимы. А общественно-экономиче­ские формации повторяются.

Нечто связано с определенностью. Нечто есть определенное наличное бытие, а в наличном бытие есть становление. Значит, нужно иметь в виду не только нечто, но и иное. Появляется парная категория к нечто — иное.

Нечто и иное — это два нечто. Одно из них принимается за нечто, а другое — иное. Они две стороны становления, которое еще не положено. Как они связаны между собой? Как идет борьба нечто и иного? Это надо разобрать на логическом уровне, чтобы понять, как идет борьба двух государств, двух эпох, двух классов, двух способов производства. Чтобы все это изобразить, надо, чтобы нечто было представлено как становление.

Мы уже говорили, что такое война: вооруженная борьба классов, наций или государств. Мы знаем захватнические, империалистические, национальные, справедливые, несправедливые войны. На философском языке некое бытие, которое называют войной, выступает в данном случае как имеющее определенность.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российские ученые социалистической ориентации

    Монография
    Российскиеученыесоциалистическойориентации Ленинградское отделение ... (рис. 1). Как отмечает известный российскийученый В. И. Кушлин, «в преподаваемых ... частности, по мнению некоторых известных российскихученых, в результате революционной смены ...
  2. Модернизация российского общества реальность и мифы

    Документ
    ... : РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ Санкт-Петербург 2012г РОССИЙСКИЕУЧЕНЫЕСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙОРИЕНТАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПЕТРОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ...
  3. «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

    Закон
    ... и среднего предпринимательства" Общероссийская общественная организация "Российскиеученыесоциалистическойориентации" Общероссийская общественная организация "Союз нефтегазопромышленников ...
  4. Социально-экономическое развитие прибайкалья состояние проблемы перспективы

    Документ
    ... всероссийской общественной организации «Российскиеученыесоциалистическойориентации» Вас приветствовать и пожелать ... общественной организации «Российскиеученыесоциалистическойориентации», ученый секретарь Байкальского государственного ...
  5. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 1900 – 1914 гг

    Документ
    ... взаимо­отношений большевиков с партиями социалистическойориентации. Меньшевики и правые ... Съезд объявил Россию РоссийскойСоциалистической Федеративной Советской Республикой ... Н. Вавилова, историка Н. Ванага, ученого-аграрника А. Чаянова, фило­софа П. ...

Другие похожие документы..