Главная > Документ


Вопросы экономики. 2000. №1

Дж. ХОДЖСОН,

профессор университета Хертфордшир

(Великобритания)

ПРИВЫЧКИ, ПРАВИЛА И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ*

Экономисты обычно игнорируют значение процедур и правил, которые сознательно или неосознанно используются экономически­ми агентами в процессе принятия решений и совершения действий в реальном мире. Например, М. Фридмен, обходя призывы к более реалистичному анализу и пренебрегая эмпирической очевидностью того, что природа деловой активности обусловлена привычками и правилами, выдвигает следующий аргумент: "Рассмотрим любой фактор, который, как представляется, непосредственно определяет деловое поведение, - привычные реакции, случайный выбор или что-либо еще. Всякий раз, когда действие этого фактора обусловли­вает поведение, согласующееся с рациональной максимизацией до­хода информированного агента, бизнес будет процветать и накапли­вать ресурсы для своего расширения. В противном случае развитие бизнеса приведет к потере ресурсов, и его существование может быть поддержано только путем добавления ресурсов извне"1.

Руководствуясь этим тезисом, в течение десятилетий экономис­ты практически не анализировали подлинные процессы, управляю­щие действиями и решениями, предполагая, что таинственные силы "естественного отбора" подтвердят "правильный прогноз" челове­ческого поведения, базирующийся на "экономической" оценке, то есть поведения агента, механически запрограммированного на максими­зацию некоторой объективной функции.

В настоящей статье мы хотим показать, что необходимость пола­гаться на привычки или правила является общей для всех экономи­ческих агентов, даже если они сталкиваются с четко определенными задачами оптимизации. Повсеместная распространенность привычек и правил превращает оптимизацию в специальный случай из более широкого класса проблем принятия решений.

* Данный текст, который является переработанной версией статьи, опубликован­ной в Cambridge Journal of Economics, послужил основой для лекции, прочитанной в Москве в октябре 1999 г.

1 Friedman M. The Methodology of Positive Economics. In: Friedman M. Essays in Positive Economics. Chicago. University of Chicago Press, 1953, p. 22.

39

Когда необходимо следовать привычкам и правилам?

Привычка определяется Ч. Кеймиком как "более или менее самоподдерживающаяся склонность или тенденция к следованию предустановленной или благоприобретенной форме поведения"2. Правила выступают условными или безусловными образцами мышления или поведения, которые могут усваиваться агентами как сознательно, так и неосознанно. Обычно правила имеют такую форму: в обстоятельствах X необходимо выполнить действие У. Следование правилам может быть сознательным и преднамерен­ным, многократно повторяющееся следование правилам может пе­рерасти в привычку. Вообще говоря, легче нарушить правило, чем изменить привычку: привычки проявляются самопроизвольно, они укоренены на подсознательном уровне нервной системы. Однако привычки имеют ту же общую форму, что и правила: в обстоятель­ствах X выполняется действие Y. Поэтому далее мы не будем четко разграничивать привычки и правила.

С очевидностью одни привычки и правила эффективны, а дру­гие нет. Кроме того, повторяющиеся типы поведения могут прочно закрепляться, даже если они невыгодны агентам. Тем не менее при­вычки нужны для того, чтобы действовать в сложных и меняющихся обстоятельствах. Развитая способность к выработке привычек может приводить к неадекватности поведения и ошибкам, но это не отменя­ет необходимости привычек как таковых.

Некоторые привычки и правила могут быть полезными для об­щества или для группы лиц, но не для конкретных индивидов. К ним относятся, например, исполнение приказов военнослужащими несмот­ря на угрозу гибели в сражении, или поведение матери, подвергаю­щей себя опасности, чтобы защитить или спасти ребенка. Такое "аль­труистическое", или жертвенное, поведение не служит предметом об­суждения в данной статье. Мы будем исследовать обстоятельства, в которых выгодно полагаться на привычки и правила. Использование привычек или правил необходимо в следующих случаях.

1. Оптимизация выбора, когда известен набор альтернатив и
возможно применение упрощенных процедур и решений, направлен­
ных на поиск оптимума.

  1. Масштабность информации, когда она может быть легко дос­
    тупной и понятной для агента, но ее поиск требует значительных зат­
    рат времени и других ресурсов.

  2. Сложность информации, когда существует разрыв между слож­
    ностью среды принятия решений, с одной стороны, и аналитическими
    и вычислительными способностями агента, с другой.

  3. Неопределенность, когда критически важная информация о
    вероятности наступления будущих событий является, по существу,
    недоступной.

2 Camic С. The Matter of Habit. - American Journal of Sociology, 1986, vol. 91, No 5, p. 1044.

40

5. Ограниченность когнитивных способностей агента', общие
трудности с рассмотрением и интерпретацией данных, полученных
посредством чувств.

  1. Обучение агента: накопление критически важного знания о мире.

  2. Общение агентов: необходимость вступать в регулярный кон­
    такт с другими агентами.

Не все вышеуказанные случаи являются взаимоисключающими. Например, когнитивные способности и процесс обучения тесно свя­заны между собой. Рассмотрим подробнее каждый случай.

Оптимизация выбора. Современная неоклассическая эконо­мика основывается на допущении полной адекватности оптимизаци­онного подхода к исследованию человеческого поведения. Она пред­полагает рациональное, максимизирующее поведение агентов с задан­ными и стабильными функциями предпочтения, фокусирует внима­ние на достижении равновесия, а также исключает из рассмотрения проблемы сбора и обработки информации. Хотя недавние теорети­ческие исследования, например, теория игр, несколько раздвинули эти рамки, парадигма оптимизации все еще остается доминирующей в учебных курсах и в прикладной экономике. Даже если отбрасывают­ся допущения о том, что агенты обладают совершенной информацией, обычно все же предполагается, что решения задач, содержащих нео­пределенность, могут быть найдены с использованием вероятностных методов, поскольку ключевые переменные могут быть описаны хоро­шо известными статистическими распределениями. Хотя многие име­нитые критики возражают против такого подхода3.

В ответ на утверждение о том, что широкомасштабное использо­вание привычек и правил несовместимо с моделью рационального, оптимизирующего "homo economicus", M. Резерфорд пишет: "То, что индивиды вырабатывают правила и следуют им, само по себе не озна­чает, что они не ведут себя рационально. Например, подход теории игр к анализу социальных соглашений на базе ситуаций повторяю­щихся игр представляет собой попытку объяснить происхождение правил, совместимую со стандартными представлениями о рациональ­ной максимизации. Еще более очевидно, что для индивида совершенно рационально подчиняться существующим социальным или юриди­ческим нормам, если издержки подчинения делают приверженность норме его максимизирующим выбором в любом случае"4.

Тем не менее оба этих случая, скорее, - примеры уступки пра­вилам, а не поведения, определяемого правилами. Теория игр пыта­ется объяснить подчинение правилам на основе рационального вы-

3 Veblen T. The Place of Science in Modern Civilisation and Other Essays. New
York, Huebsch, 1919; Knight F. Risk, Uncertainty and Profit. New York. Houghton Mifflin,
1921; Keynes J. The General Theory of Employment, Interest and Money. London, Macmillan,
1936; Hayek F. Individualism and Economic Order. London and Chicago, George Routledge
and University of Chicago Press, 1948; Simon H. Models of Man: Social and Rational.
New York, Wiley, 1957; Shackle G. Epistemics and Economics: A Critique of Economic
Doctrines. Cambridge, Cambridge University Press, 1972.

4 Rutherford M. Institutions in Economics: The Old and the New Institutionalism.
Cambridge, Cambridge University Press, 1994, p. 53-54.

41

бора и максимизации полезности. Такое объяснение подразумевает существование постоянно оптимизирующих агентов, которые вы­бирают определенное правило из всего набора доступных им. Это не то же самое, что действовать под влиянием привычки или правила, не принимая во внимание иные возможности.

Другие экономисты, и в частности, В. Ванберг предполагают, что рациональный выбор и поведение, следующее правилам, несовмести­мы между собой. По Ванбергу, сущность следования правилам заклю­чается не в том, чтобы взвешивать или вычислять в каждом конкрет­ном случае, а в том, чтобы оставаться до некоторой степени невоспри­имчивым к меняющимся особенностям каждой ситуации выбора5. Однако и этот довод не вполне убедителен. Во-первых, свойство не­восприимчивости к меняющимся особенностям не является обязатель­ной чертой поведения, следующего правилам. Например, можно раз­граничить условные и безусловные правила6. Действия, согласно ус­ловным правилам, зависят от характеристик среды и ведут к различ­ным результатам в разных обстоятельствах. Во-вторых, понятие раци­онального расчета само определяется правилами вычислений.

Ванберг игнорирует тот факт, что оптимизация, понимаемая в строгом смысле, с необходимостью исключает выбор. Оптимизи­рующий агент в неоклассической экономике, по существу, выступа­ет машиной для удовлетворения своих склонностей. Результат ме­ханически предопределен заданными функциями предпочтения, от­носительными ценами и способностями индивида, а действитель­ные желания или намерения агента отходят на второй план. Ван­берг верно подмечает противоположность между следованием пра­вилам и выбором, но не видит, что оптимизация как запрограмми­рованное поведение также исключает подлинно "свободный" выбор. В то же время следование правилам и оптимизирующее поведение не обязательно исключают друг друга.

Кроме того, оптимизация сама по себе требует использования правил. Например, линейное программирование и дифференциальное исчисление - методы оптимизации, осуществляемой по строгим пра­вилам. Но на практике человек не может быть "молниеносным каль­кулятором" , быстро и без усилий находящим оптимум с той же легко­стью, с которой мы определяем низшую точку параболы на графике. Даже при заданной и недвусмысленной исходной информации слож­ные задачи оптимизации обычно требуют сложных вычислений.

Понятие оптимизации само по себе не может полностью объяс-нить ни происхождение правил, ни причины следования им. Так как любая оптимизация требует применения соответствующих пра­вил, идея объяснения происхождения всех правил через оптимизи­рующее поведение агентов ведет в порочный круг. Следовательно,

5 Vanberg V. Rules and Choice in Economics and Sociology. — Jahrbuch fur Neue
Politische Okonomie, 1988, No 7, p. 1-22; Vanberg V. Rational Choice vs Adaptive Rule-
Following: On the Behavioural Foundations of the Social Sciences. -Jahrbuch fur Neue
Politische Okonomie, 1993, No 12.

6 Vromen J. Economic Evolution: An Enquiry into the Foundations of New
Institutional Economics. London, Routlcdge, 1995, p. 81.

42

остается нерешенным вопрос о том, откуда происходят первоначаль­ные правила, и на него не может быть дан ответ, базирующийся исключительно на концепции оптимизации7.

Масштабность информации. Она в данном случае пони­мается как проблема обработки больших объемов информации, даже если последняя потенциально воспринимаема и доступна. Обычно мы сталкиваемся с этой проблемой, когда ищем в библиотеке инфор­мацию по определенному вопросу: библиотека настолько велика, что исчерпывающий поиск внутри большого массива данных оказыва­ется невозможным. Заметим, что суть рассматриваемой проблемы со­стоит не в сложности воспринимаемой информации, а в ее объеме при условии ограниченности времени и внимания агента.

В большинстве случаев проблема масштабности информации сводится к чистым издержкам ее получения по оценке агента. При заданной величине ожидаемого дохода от поиска в определенный момент агенту кажется бесполезным тратить время и ресурсы на его продолжение. Агент, ищущий оптимум, не может определить, ког­да именно достигается точка оптимума, следовательно, он не может претендовать на точность решения. Таким образом, подрывается вся концепция совершенной оптимизации или глобальной рациональ­ности, ведь невозможно сделать оптимальный выбор и при этом знать, что сделанный выбор оптимален8. Издержки и выгоды даль­нейшего поиска оказываются неизвестными.

Тем не менее агенты, сталкивающиеся с проблемой масштабности, могут пытаться оптимизировать свои решения. Если время рассмат­ривается как относительно дорогой ресурс, тогда, скорее всего, им при­дется отказаться от дальнейшего поиска информации. Но агенты при этом принимают в расчет только ожидаемые, а не действительные до­ходы от поиска. И даже если ожидания издержек и доходов верны, будущий оптимизатор в принципе может и не знать этого.

Формулируя концепцию "удовлетворительности", которая являет­ся ключевой для бихевиоризма, Г. Саймон поднимает проблему масш­табности, не отличая ее от проблемы сложности. Так, он пишет о "поис­ке иголки в стоге сена", где спрятаны "иголки различной остроты", цель которого заключается в том, чтобы найти острую иголку9. Дей-

7 Field A. On the Explanation of Rules Using Rational Choice Models. - Journal
of Economic Issues, 1979, vol. 13, No 1, p. 49-72; Field A. The Problem with Neoclassical
Institutional Economics: A Critique with Special Reference to the North/Thomas Model
of Pre-1500 Europe. - Explorations in Economic History, 1981, vol. 18, No 2, p. 174-198;
Field A. Microeconomics, Norms and Rationality. - Economic Development and Cultural
Change, 1984, vol. 32, No 4, p. 683-711; Hodgson G. Economics and Institutions: A Manifesto
for a Modern Institutional Economics. Cambridge and Philadelphia, Polity Press and
University of Pennsylvania Press, 1988.

8 Clark J. Economics and Modern Psychology. - Journal of Political Economy,
1918, vol. 26, No 1-2, p. 25; Winter S. Jr Economic "Natural Selection" and the Theory of
the Firm. - Yale Economic Essays, 1964, No 4, p. 264; Conlisk J.Costly Optimizers versus
Cheap Imitators. - Journal of Economic Behavior and Organization, 1980, vol. 3, No 1,
p. 275-93. Pingle M. Costly Optimization: An Experiment. - Journal of Economic Behavior
and Organization, 1992, vol. 17, No 1, p. 8.

9 Simon H. Satisficing. In: Eatwell J., Newman P. (eds.). The New Palgrave Dictionary of Economics. London, Macmillan, 1987, vol. 4, p. 244.

43

ствительно ли мы просматриваем весь стог в поисках наиболее острой иглы или находим ту, которая вполне пригодна для шитья? Часто мы сталкиваемся с аналогичными проявлениями масштабности инфор­мации в обыденной жизни. Мы знаем расположение всех местных ма­газинов, но у нас нет времени заходить в каждый из них и сверять цены всех товаров, которые мы намерены купить. Типичный супермар­кет торгует по меньшей мере десятком тысяч различных товаров, и вряд ли мы сможем проверить каждый продукт и сделать полностью информированный и оптимальный выбор. Проблема заключается не в сложности информации, а в информационной перегруженности.

И здесь на передний план выходят привычки или правила. Мы посещаем определенный магазин, поскольку у нас есть привычка со­вершать в нем покупки, или же следуем неявным правилам: напри­мер, просматриваем в библиотеке не все книги подряд, а только те, которые принадлежат перу признанных авторов, посвящены конкрет­ной предметной области и опубликованы после определенной даты.

Тем не менее в отличие от остальных шести факторов, рассматри­ваемых в данной статье, масштабность информации может и не слу­жить достаточным основанием для формирования привычек или пра­вил. Ведь при масштабности информации нет необходимости каждый раз обращаться к привычкам и правилам. Мы можем действовать им­пульсивно, например, остановить свой выбор на первом попавшемся магазине. Хотя правила и привычки неизбежно возникают даже в слу­чае импульсивного поведения, в действительности масштабность ин­формации является самым слабым основанием для их формирования.

Сложность информации. Проблемы сложности и масштаб­ности информации концептуально различны. Сложность связана с плотностью структурных связей и взаимодействий между частями системы и не обязательно является проблемой масштаба. В то же время масштабность может быть присуща информации, не заключаю­щей в себе никакой сложности. Под сложностью подразумевается ситу­ация, когда вся информация, требуемая для принятия оптимального решения, находится в нашем распоряжении, но мы не способны пол­ностью ее проанализировать, интерпретировать и достичь оптимума.

Кроме того, сложность информации не тождественна ограничен­ности когнитивных способностей агента. Сложность - это не ограни­ченность способности к осознанию данных, полученных посредством чувств, а невозможность исчерпывающего анализа и использования той информации, которая уже осознана: даже после того, как данные распределены по категориям и интерпретированы, мы не всегда спо­собны применять полученную информацию.

Используя эмпирические результаты из области психологии, Р. Хейнер доказывает, что обычно существует разрыв между "способ­ностями" агента и "трудностями" выбора предпочтительных альтерна­тив. Рациональность агента в данном случае ограничена, поскольку име­ющаяся информация слишком сложна для вычислений или оценок10.

10 Heiner R. The Origin of Predictable Behavior. - American Economic Review, 1983, vol. 73, No 4, p. 560-595.

44

Лучшие иллюстрации здесь - игра в шахматы и головоломки типа кубика Рубика11. Существует очень большое количество всевозможных начальных положе­ний, из которых собирается кубик Рубика. Данные, необходимые для выработки крат­чайшего пути к сборке кубика, очевидно, являются доступными из наблюдений за узором на всех шести гранях. "Рационально максимизирующий" агент, обладающий неограниченной скоростью вычислений, может использовать все эти данные и найти самый быстрый способ сборки кубика. На практике, однако, стремление действовать таким образом приводит к избыточным временнь'ш затратам. Поэтому аналитики раз­работали простые методы для сборки кубика Рубика. Они в значительной степени независимы от исходного положения и субоптимальны в том смысле, что не приводят к сборке кубика за минимальное число ходов. Но с операционной точки зрения эти правила гораздо более полезны, чем попытки реализовать "оптимальное" решение.

Шахматная доска, подобно кубику Рубика, содержит все данные, необходимые для вычисления оптимального решения. Таким образом, шахматы являются игрой с совершенной информацией. Согласно теории игр, всегда существует стратегия, кото­рая гарантирует одному из игроков победу или ничью. Но в силу ограниченности памяти и быстродействия даже суперсовременные компьютеры оказываются не в состоянии анализировать все имеющиеся возможности и быстро находить опти­мальные решения. Вследствие этого компьютерные программы следуют методам ре­шений (правилам), которые применяются ведущими шахматистами, одновременно расширяя их возможности. Опытный игрок запоминает большое количество различ­ных вариантов расположения шахматных фигур вместе с методами разрешения си­туаций, которые возникают в этих вариантах. Компьютерная программа для игры в шахматы больше полагается на расширенный поиск возможностей для новых ходов, чем на распознавание известных вариантов. Однако в обоих случаях игроки не "мак­симизируют" результат путем вычисления оптимальной стратегии, но "удовлетворя­ются", найдя достаточно пригодный вариант продолжения игры.

Кубик Рубика и шахматы служат прекрасными образцами того, как имеющиеся в распоряжении агента данные используются не­совершенно. Это, в частности, означает, что наиболее распространен­ная трактовка работ Саймона может оказаться ошибочной, так как любое поведение, отвечающее концепции "удовлетворительности", по существу, минимизирует общие издержки агента, если принять во внимание издержки получения информации12. Ясно, что понимае­мая таким образом "удовлетворительность" равнозначна максими­зирующему поведению ортодоксального типа.

Если агент, обладающий ограниченными вычислительными способностями, попытается делать расчеты в сложной среде (как это неявно подразумевается в стандартной модели рационального выбора), это может нанести ему ущерб, поскольку многие крити­чески важные обстоятельства выпадут из поля его зрения. Суще­ствует огромное количество неоднородных производственных ре­сурсов, находящихся в сложном сочетании. В этой ситуации нео­классическое предположение о рациональном принятии решений в мире с известными исходами событий или их вероятностями ста-

11 Simon H. From Substantive to Procedural Rationality. In Latsis S. (ed.). Method and Appraisal in Economics. Cambridge, Cambridge University Press, 1976.

12 Baumol W., Quandt R. Rules of Thumb and Optimally Imperfect Decisions. -American Economic Review, 1964, vol. 54, No 2, p. 23-46; Jensen M., Meckling W. Theory of the Firm: Managerial Behavior,Agency Costs and Ownership Structure.- Journal of Financial Economics, 1976, No 3, p. 307, note.

45

новится неадекватным. И здесь мы вновь оказываемся перед необ­ходимостью прибегнуть к привычкам и правилам.

Из ошибочной предпосылки, что все индивиды могут принимать оптимальные решения в сложной среде, делается вывод о том, что каж­дый индивид обладает неограниченными возможностями переработ­ки сложной информации, безграничными вычислительными и анали­тическими способностями продвинутого математика. Это утверждение не только сомнительно, но и отрицает принцип редкости ресурсов. Вычислительные и аналитические способности также являются ред­ким ресурсом13, поэтому мы не можем одновременно допускать неогра­ниченную человеческую рациональность и всеобщую редкость ресурсов.

Неопределенность. Сложность не следует смешивать с нео­пределенностью. Последний термин вводится в неоклассических ра­ботах, но только вместе с допущением, что агенты могут присваивать событиям численно определенные вероятности. Точнее, он определя­ется как риск и рассматривается в рамках оптимизационных задач, обсуждавшихся выше. Действительная неопределенность, как ее по­нимали Ф. Найт и Дж. Кейнс14, относится к ситуациям, где невозмож­ны ни вычисление, ни присваивание численной вероятности, хотя бы даже субъективной. Понятие неопределенности в таком радикальном смысле несовместимо с оптимизирующим поведением. Без исчисле­ния вероятности и риска поиск оптимума невозможен.

Теоретики субъективной вероятности пытаются свести понятие неопределенности к понятию риска, рассматривая субъективные оценки агентов вне зависимости от того, подтверждаются ли эти приписан­ные значения объективными данными. Тем не менее достаточно сви­детельств тому, что агенты не принимают решений, удовлетворяющих аксиомам этого подхода15. Например, мы владеем определенным коли­чеством акций, цена которых начинает резко снижаться. Как мы по­ступим в случае, если не имеем надежной информации о причине такого явления? Даже если мы находимся в абсолютном неведении о происходящем, разумно предположить, что этому есть какая-то при­чина. Обычно, как пишет Кейнс, мы "обращаемся к суждению осталь­ного мира, который, возможно, лучше информирован"16. Если другие продают акции, для нас может быть разумным последовать их приме­ру, предполагая, что они знают что-то такое, чего не знаем мы.

13 Pelikan P. Evolution, Economic Competence, and Corporate Control. -Journal of Economic Behavior and Organization, 1989, No 12, p. 279-303.

14 Knight F. Risk, Uncertainty and Profit, New York: Houghton Mifflin,
1921; Keynes J. The General Theory of Employment, Interest and Money. London,
Macmillan, 1936.

115 Arrow K. Risk Perception in Psychology and Economics. - Economic Inquiry,
1982, vol. 20, No 1, p. 1-9; Ellsberg D. Risk, Ambiguity, and the Savage Axioms. -
Quarterly Journal of Economics, 1961, vol. 75, p. 643-669; Feldman J. Simulations of
Behavior in the Binary Choice Experiment. In: Feigenbaum E., Feldman J. (cds.).
Computers and Thought. New York, McGraw-Hill, 1963, p. 329-346; Kahneman D.,
Slovic P., Tversky A. (eds.). Judgement Under Uncertainty: Heuristics and Biases.
Cambridge: Cambridge University Press, 1982.

16 Keynes J. The Collected Writings of John Maynard Keynes. Vol. XIV. The General
Theory and After: Defence and Development. London, Macmillan, 1973, p. 114.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Экономическая теория

    Методические указания
    ... экономики. - 2000. - № 8. 13. Ходжсон Дж. Привычки, правила и экономическое поведение//Вопросы экономики. - 2000. - № 1. 14. Цветкова ...
  2. Экономическая психология

    Учебно-методический комплекс
    ... , желаниям, установкам, привычкам, психологии, способны отклоняться от общих правил, не соблюдать их ... органами страны. Такие законы предусматривают правила, нормы экономического поведения, которые обязаны соблюдать органы ...
  3. Организационная культура

    Монография
    ... культуры: - Экономическая культура общества, или ценности, привычки, правила, имеющие отношение к экономической деятельности людей ... . № 3. Р. 1183. 705 Ходжсон Дж. М. Привычки, правила и экономическое поведение // Вопросы экономики. 2000. № 1. С. 40. ...
  4. Психологические основы экономического поведения /

    Документ
    ... : Д. МакФадден и А. Сен 124 3.3. Психика и неформальные правила экономического поведения: Джордж Акерлоф и Джозеф Стиглиц 133 ... 5.2. Воспитанные и развитые свойства психики, адаптация, привычки 186 5.3. Роль сознания. Когнитивизм 191 ...
  5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ

    Литература
    ... (Lexicon) 240-0696.zip Экономическое поведение предприятий в условиях несовершенной конкуренции ... исследование на тему "Вредные привычки среди молодежи" (WinWord 97 ... Конспект] vdv-0700.zip Международное экономическое право (Lexicon) [Контрольная] sudoon. ...

Другие похожие документы..