textarchive.ru

Главная > Сборник статей


Л.Р.Камалиева

Общество любителей природы Казанского университета

3 ноября 1926 года 11 студентов КГУ – членов секции по изучению наземных позвоночных животных и членов кружка «Любители природы» - провели первое организационное собрание общества. Среди них были будущие учёные (чьи имена позже попадут в Татарскую энциклопедию): Жарков Игорь Васильевич (1910-74), Попов Виктор Алексеевич (1910-80), Башкиров Иван Сергеевич (1910-80) и др. Секция работала три года, по-видимому, до момента, когда её основные вдохновители окончили университет. За эти годы секция собиралась, по сохранившимся в архиве КГУ протоколам, 61 раз; было обсуждено 170 вопросов, в т.ч. 68 докладов, рефератов, отчётов о поездках. Всего в работе принимало участие 55 человек. На первом заседании было принято решение: просить быть руководителями секции Николая Александровича Ливанова (1876-1974) и Александра Александровича Першакова (1875-1942). Сообщая некоторые сведения о членах секции, прежде всего надо сказать об их возрасте. Самым старшим был Иван Сергеевич Башкиров (26 лет), на тот момент уже женатый (о нём будет подробнее сказано ниже). Были школьники и школьницы в возрасте 13-15 лет. Очень активно в работе секции участвовал студент Казанского института сельского хозяйства и лесоводства Н. Остров. Его неожиданная смерть в возрасте 22 лет была тяжёлой потерей для кружка и «серьёзной утратой для науки», как говорилось в некрологе.

Ареал работы секции был обширным: Башкирская АССР, Вотская АО (ныне Удмуртская Республика), Чувашская АССР, Марийская АО (ныне Республика Марий Эл), территории современных Ульяновской и Самарской областей; в Татарии: Буинский кантон, Сюкеевские пещеры (Камско-Устьинский район), Свияжск, Моркваши, Лаишевский район, Салаушское лесничество (Агрызский район), окрестности Казани – р. Казанка, Аракчино, Савиново, Троицкий лес, Борисково, Большие Отары, Победилово и др. Начались большие исследования в Раифском лесу – основе будущего Волжско-Камского заповедника. Объекты исследований были самыми разными: амфибии и рептилии, птицы, лось и другие млекопитающие, хищные, грызуны. Проводились фено­логические наблюдения, осваивались методика учётов и обработки, музейное дело, охрана природы. Проводились работа в зооботсаду, совместные работы с Республиканской станцией защиты растений. Начала разворачиваться деятельность Волжско-Камской краевой промысловой биостанции, где многие из кружковцев будут работать позднее. Также проводилась определённая работа с юными натуралистами и учащимися школ Казани.

Благодаря ярко выраженному интересу к науке – биологии, зоологии, экологии - существовали кружки при КГУ, в институте сельского хозяйства и лесоводства, работал отдел природы Национального музея республики, были образованы Казанский зооботсад (единственный в СССР в то время), Волжско-Камская биостанция (ныне Волжско-Камская лаборатория Всероссийского НИИ охоты и звероводства), лаборатория зоологии Казанского филиала АН СССР; были организованы первая в стране кафедра охраны природы в Казанском университете, на базе которой возник экологический факультет, после 40-летних хлопот появился первый в республике Волжско-Камский государственный заповедник. Всё это в той или иной степени итоги деятельности группы молодых энтузиастов далёких 1920—30-х годов, создавших тогда под руководством Александра Александровича Першакова казан­скую школу экологов. Биография почти каждого из них заслуживает отдельного рассказа.

Сам А.А.Першаков в 1933 году в связи с переводом лесотехнического института из Казани в Йошкар-Олу, переезжает туда заведовать кафедрой биологических наук. В 1941 году институт эвакуировали в пос. Мушмари. Тяжелобольной Александр Александрович вёл занятия сидя за столом, т.к. из-за сильных отёков не мог стоять. А затем, когда болезнь обострилась, уже читал лекции студентам лёжа на кровати, которая отделялась от аудитории ширмой. Он так и скончался в феврале 1942 года на одном из занятий, до последней минуты жизни отдавая себя людям.

Коксин Яков Петрович (1880-1969) обрабатывал природный материал. Он был таксидермистом, создал несколько десятков оригинальных чучел, которые до сих пор являются экспонатами зоологического музея Казанского университета. В настоящее время в Национальном музее РТ хранится более 100 чучел, созданных Коксиным. Среди них биологические группы «Глухари в сосновом бору», «Зайцы-беляки», «Зимородок» и другие отдельные экспонаты и таксидермические скульптуры из 108 работ. Часть фотографий, картин, документального материала находится в архиве КГУ и у родственников. Внук Якова Петровича Владимир Петрович Коксин также учёный, биохимик, микробиолог, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биохимии Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИДом.

Чуть подробнее следует рассказать о жизни Ивана Сергеевича Башкирова. Он окончил биофак Казанского университета. Один из создателей Казанского зоосада, был его директором. Перед войной работал в Кавказском и Крымском заповедниках, где вёл работу по восстановлению и сохранению поголовья зубров.

В сентябре 1939 года Красная Армия освободила западные области Белоруссии и Украины от ига польских панов и эти территории воссоединились с СССР. Советской стала и Беловежская пуща, перевидавшая за пять веков многих хозяев – от литовских князей и польских королей до русских царей Романовых, а в 1921-39 годах являвшаяся национальным заповедником Польши. Из Беловежской пущи Крымский заповедник получил 16 зубров. До этого во всём Советском Союзе имелся всего один зубр, о чём писал журнал «Природа» в 10-м номере за 1.940 год. Европейский зубр и американский бизон – дикие быки, происходят от общих предков, раньше населяли территории от тундры до южных степей и гор и поголовье исчислялось миллионами. Американское правительство приняло ряд мер по восстановлению поголовья бизонов, а в СССР судьба зубров оказалась более тяжёлой.

Великая Отечественная война застала И.С.Башкирова в Крыму. Осенью 1941 года он был захвачен в плен немцами. В плену он познакомился с немецким офицером, который по гражданской специальности был зоологом и знал Башкирова по его научным трудам. Этот офицер помог ему устроиться на работу в Крымский заповедник. При этом Иван Сергеевич оставался на положении военнопленного. В 1944 году Башкирова отправили в трудовой лагерь в Германию.

После войны он работал в институте защиты растений в Марокко. Занимаясь расселением, размножением и аккли­матизацией зубров, Иван Сергеевич сделал самые первые, самые трудные и самые важные шаги в их изучении. Но по чьей-то инициативе в нашей стране было запрещено упоминание имени Башкирова и его работ в печати. Некий чекист по фамилии Курганов писал в «Комсомольской правде» о том, что И.С.Башкиров выдал партизанские явки в Алуште. Башкиров же отмечал, что в ноябре 41 года в Алушту были посланы два человека для создания опорных пунктов, но они сразу же были схвачены местными старостами. Партизанские отряды начали формироваться позже. Ещё Башкирову приписывалось, будто он организовал и возглавил карательный отряд из уголовников. Но на самом деле такой отряд не существовал вовсе. Ему приписали и «докладную записку о том, как лучше грабить крымскую землю». «Может быть, имеется в виду мой план восстановления заповедника, в котором дано его деление на участки и егерские обходы, указаны пункты, где должны быть построены дома для егерей и здания для управления, лабораторий, музея, гостиницы для туристов, т.к. всё было уничтожено войной и подлежало восстановлению заново», – писал он. Его статьи часто содержали критику в адрес КПСС и советского правительства. В частности, Башкиров резко высказался по поводу политики ВКП(б)-КПСС в отношении крымских татар. Он рассказал, как уничтожали крымских татар отряды Бела Куна в 1921-22 годах, как уничтожали и депортировали крымчан отряды НКВД в 1944 году. В советской печати Башкирова обвиняли в тяжких преступлениях, сообщалось, что «Советский суд заочно приговорил Башкирова к высшей мере наказания». Однако тот «Советский суд», который якобы вынес ему суровый приговор, по словам сына Башкирова – Алексея Ивановича, проживающего в Бугульме, до сих пор не найден, несмотря на то, что в поиски включились органы безопасности.

Иван Сергеевич Башкиров был широко образованным и очень эрудированным человеком, он свободно владел немецким, французским, английским языками. Умер в апреле 1980 года во Франкфурте-на-Майне в Германии.

М.А. Кострюков

У истоков нефтяного феномена Татарстана: Георгий Пантелеймонович Жузе (1911-1942) – нефтяник и геолог

Ромашкинское нефтяное месторождение, находящееся на территории Республики Татарстан (центр добычи – г.Альметьевск), является крупнейшим в мире и входит в десятку супергигантских месторождений планеты. Его промышленная разработка началась в 50-х годах прошлого века и достигла своего пика во второй половине 70-х годов. Как отметил главный геолог ОАО «Татнефть» Р.С. Хисамов: «Ро­машкинское — историческое месторождение. Оно сыграло важнейшую роль в развитии нефтедобывающей отрасли нашей страны и, несмотря на высокую степень выработанности запасов, остается одним из главных месторождений России, чей потенциал еще далеко не исчерпан»1. Непосредственное открытие крупнейшего нефтяного месторождения произошло в 1948 г., однако этому предшествовала долгая и кропотливая работа геологов, которые еще до Великой Отечественной войны доказали наличие высоких залежей нефти на данном участке. Имена многих из тех, кто стоял у истоков открытия Ромашкинского месторож­дения, у истоков зарождения нефтяного промысла в Татарстане в целом, вписаны в славную страницу истории республики. Од­нако еще остаются имена тех, чьи значительные заслуги перед отраслью, интересные, часто трагические судьбы практически не известны не только широкому кругу людей, но и даже узким специалистам. К числу таких незаслуженно забытых геологов относится инженер-нефтяник Жузе Георгий Пантелеймонович.

Данная статья является первой попыткой проследить основные этапы жизненного пути этого талантливого и перспективного геолога, приложившего немало сил для открытия Ромашкинского нефтяного месторождения. Принимая во внимание отсутствие специальных работ, посвященных Г.П. Жузе, а также малодоступность архивных источников, в основу данной статьи легли неопубликованные воспоминания о нем, составленные его дочерью Натальей Георгиевной Жузе, а также ряд других документов из архива семьи Жузе.

Георгий Пантелеймонович Жузе родился в Казани 19 октября 1911 г.1. Семья, в которой появился на свет Георгий, была удивительная. Его отец – сирийский араб Пантелеймон Крестович Жузе (1870-1942) – еще в молодости приехал из Палестины в Россию, в страну, ставшую для него второй родиной. В Казани, окончив Духовную академию, Пантелеймон Крестович стал одним из видных ученых-востоковедов, в научные интересы которого входило изучение ислама, ближневосточного христианства и арабского языка. Впослед­ствии первый декан восточного факультета Бакинского университета, профессор арабского языка (1921) П.К. Жузе также занимался исследованием истории средневекового Закавказья и Кавказа. Мать Георгия — Людмила Лаврентьевна Зуева (1880-1931), выпускница женской варшавской гимназии, происходила из купеческой семьи. Подарив супругу восьмерых детей, своей любовью и заботой создала удивительно теплую атмосферу в большой и дружной семье. Все дети Пантелеймона Крестовича (Георгий был пятым ребенком по счету) унаследовали от своего отца тягу к науке и знаниям и благодаря своему трудолюбию достигли высоких результатов, проявив себя как яркие ученые и талантливые практики. Старший брат Георгия – Владимир Жузе (1904-1993), доктор физико-математических наук, лауреат премии А.И.Иоффе, известен как физик с мировым именем, внесший ученый внес огромный вклад в развитие физики полупроводников. Старшая сестра - Анастасия Жузе (1905-1981) доктор биологических наук, известный микропалеонтолог, автор свыше ста работ и шести монографий по микропалеонтологии. Сестра - Тамара Жузе (1909-2002), доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, почетный нефтяник, опубликовала более 170 научных работ, четыре монографии и получила восемь авторских свидетельств на изобретения. Младший брат Георгия - Борис Жузе (1913-1988), участник Великой Отечественной войны, связал свою жизнь с геологией, долгое время работал главным инженером Геологического управления в Баку, впоследствии занимал должность зав. отделом цветных металлов в Министерстве геологии СССР. Младшая сестра Ольга (урожденная Жузе) Низковская (1914-2005) – кандидат биологических наук, ведущий миколог страны, стояла у истоков создания Лаборатории биохимии низших растений (впоследствии грибов), внесла огромный вклад в развитие науки о базидальных грибах. К несчастью и большому горю родителей, братьев и сестер, болезни унесли из жизни молодую Александру Жузе (1907-1931), которая только успела получить высшее историческое образование, и жизнь младенца - Нины (1919-1920)1.

Семья Жузе проживала в частном доме по улице Солдатской (ныне ул. Достоевского), дом 4 г.Казани2. В тревожное время революционных потрясений и гражданских столкновений, которые проникли и в атмосферу Казани, Георгий начал получать первоначальное образование. Его отец к тому времени, уже уволившись из академии, перешел на преподавательскую работу на юридический факультет Казанского университета, который в то время переживал свои далеко не лучшие времена. Вот как описывает то тяжелое время известный историк М.К. Корбут (1899-1937): «Материальное положение профессуры Казанского университета, все более и более ухудшаясь, к 1920-21 годам достигло, в связи с голодом в Поволжье, особенно бедственного состояния. Выдача жалованья производилась с опозданием на 1-2 месяца; реальная ценность рубля падала с каждым днем, стоимость продуктов возрастала»1. Ката­строфическое безденежье, голод вынуждали многих профессоров и преподавателей соглашаться на предложения о работе, поступавшие из других вузов страны, и покидать Казань, долгое время считавшуюся студенческим и научным городом2. Предложение возглавить кафедру арабского языка и литературы в Бакинском университете поступило и отцу Георгия – Пантелеймону Жузе. Ответственный за благополучие своей семьи П.К. Жузе принимает данное предложение. Вместе с супругой и детьми ученый в 1920 г. переезжает в Баку. Добирались пароходом. Вот как описала в своем дневнике те нелегкие времена сестра Георгия - Анастасия Пантелеймоновна Жузе: «…Я хорошо помню, наш переезд всей семьей от Казани на пароходе. Ехали мы пароходом до Астрахани, мама, папа, и нас семеро детей. Младшей Оле было 5 лет, мне 15. Из этой поездки мне запомнилось немногое, и как не стыдно сознаться, - ожидание обеда и вкус чудесных щей. […] мама спускалась в пароходный трюм, где и готовила эти щи, которые казались нам особенно вкусными после казанской голодовки. Рыбная ловля спасала всех, рыбы было много»3.

Обосновавшись в Баку, П.К.Жузе начал работать в университете, дети смогли продолжить образование. Георгий оканчивает школу и поступает на геологический факультет Азербайджанского государственного нефтяного института, где проявляет свои способности и талант с самых первых дней учебы. По словам сестры Георгия – Тамары Пантелеймоновны, ее брат никогда не конспектировал лекции, а только лишь делал пометки в своей записной книжке. Окончив институт с дипломом инженера-геолога-нефтяника, в 1934 г. Г.П.Жузе направляется на работу в трест «Востокнефть», который функционировал на территории Второго Баку1. В обязанности Г.П.Жузе входило проведение геолого-съемочных работ на территории Башкирии, Татарии, Куйбышевской области. Работая начальником партии, Г.П.Жузе проводил комплексные исследования по изучению стратиграфии, тектоники, гидро­геологии, нефтегазоносности пермских отложений, выходящих на поверхность, а также дал прогноз нефтегазоносности ниже­лежащих отложений карбона и девона.

Основную часть своих исследований Георгий Пантелей­монович проводил на территории Татарского свода, прежде всего в его сводовой части, где он высоко оценивал перс­пективы нефтегазоносности. Впоследствии в этом районе все его рекомендации подтвердились открытием Ромашкинского нефтяного месторождения – крупнейшего месторождения в СССР. Рекомендации Г.П.Жузе по высокой оценке перспектив нефтегазоносности отложений карбона и девона полностью подтвердились при проведении разведочных работ на нефть и газ в Татарстане, Куйбышевской области, Башкирии. Его мето­дика проведения геолого-съемочных работ с использованием структурно-геологической съемки, позволяющей выделить антиклинальные структуры, рекомендации по закладыванию разведочных скважин в сводовой части антиклинальных структур, наиболее перспективных для аккумуляции нефти, глубине разведочных скважин не менее 1 км, позволяющей вскрыть нижележащие отложения, прежде всего нефтега­зоносные горизонты карбона, имели большое значение для поисков нефти и в дальнейшем полностью подтвердились разведочным бурением.

Оценка высоких запасов нефти в Татарстане, данная группой геологов – (Жузе Г.П., Новожилова Е.И. (супруга Жузе), Мель­ников А.М. и Шаньгин С.Н.) в 1940 г. в статье «Нефть в Тата­рии», также блестяще подтвердились. В этой коллективной работе советских геологов впервые была опубликована сводная схематическая структурная карта юго-восточной части ТАССР и определены ближайшие задачи по изучению нефтеносности этой территории. Авторы подчеркивали необходимость глубо­кого нефтепоискового бурения и важность дальнейшего прове­дения структурно-геологической съемки. В статье было высказано мнение о целесообразности внедрения геофи­зических методов поисков структур и организации в ТАССР специализированного нефтяного геологоразведочного треста1.

В апреле 1941 г. Г.П. Жузе перешел на работу в Западно-Сибирский геологический трест (Новосибирск) на должность заместителя начальника геологического отдела. В Новосибир­ске Георгия Пантелеймоновича застало известие о начавшейся войне, и по прошествии месяца с ее начала Жузе был призван в армию. Изначально, в Новосибирске, Г.П. Жузе был направлен в интендантскую часть, а вскоре трест, в котором работал геолог, и вовсе дал ему бронь на шесть месяцев. Однако через два дня пришла повестка и бронь была аннулирована. В конце июля 1941 г. Жузе был направлен в Омское пехотное училище, в котором Георгий Пантелеймонович находился до 3 января 1942 г. и был выпущен в звании лейтенанта (ускоренный курс) на должность командира роты 282 запасного полка 34 запасной стрелковой бригады. 14 февраля 1942 г. полк был отправлен на фронт. Последняя телеграмма Г.П.Жузе супруге Елизавете Иосифовне и детям (в 1936 г. у Георгия Пантелеймоновича родилась двойня - Андрей и Наталья)2 была отправлена из Ярославля: «Направляюсь на фронт, телеграфируй Осташково Калининской области до востребования». Больше никаких известий от Георгия Жузе не было. По словам его дочери Натальи Георгиевны Жузе, ее отец был заброшен десантником в район деревни Холм Бибиревского с/совета Западнодвинского района Калининской области и погиб в первом бою 1 марта 1942 года. Весной 1942 г. семья Георгия Пантелеймоновича получила письмо от комиссара, в котором сообщалось, что Г.П.Жузе погиб в бою. Однако официального сообщения о гибели лейтенанта так и получено не было.Он числится без вести пропавшим с марта 1942 г. Место захоронения Г.П.Жузе до сих пор остается неизвестным.

В 1950 г. вместе с группой геологов-нефтяников Георгий Пантелеймонович был награжден (посмертно) премией за открытие Ромашкинского месторождения нефти. Премия в размере 5000 рублей, выданная вдове Г.П.Жузе Новожиловой Елизавете Иосифовне, является до сих пор единственным признанием той исторической заслуги замечательного геолога.

Так получилось, что родившись в Казани и покинув город в детстве, Георгию Жузе удалось все же вернуться в родные края в самом расцвете своих моральных и физических сил. Примечательно, что работая именно на территории ТАССР, геолог смог, благодаря своему трудолюбию и способностям, достаточно быстро построить свою карьеру, и кто знает, каких бы успехов добился Жузе, если бы не та война…

Но уйдя из жизни в тридцатилетнем возрасте, Георгий Пан­телеймонович навсегда смог сохранить свое имя в плеяде вели­ких имен тех, кто стоял в основе исторического по своей значи­мости процесса. Суть этого значения очень точно выражена следующими словами: «Сегодня, по прошествии продолжи­тельного времени, достаточного для объективной оценки минувших событий, можно обозначить и оценить нефтяной феномен Татарстана. Он в том, что создание нефтяной отрасли стало Ценностью – материальной, исторической, духовной – для республики и ее народов».1 В формирование этой народной Ценности внес свой вклад и Георгий Пантелеймонович Жузе.

Р.А. Асрутдинова

История селекционной работы в РТ (на примере озимой ржи) и описание новых сортов в энциклопедии

История селекции в Татарстане неразрывно связана с историей Татарского НИИ сельского хозяйства, который был создан в 1920 году в системе Наркомзема под названием Казанская сельскохозяйственная опытная станция. В 1957 году было проведено объединение специализированных опытных станций в одну комплексную Татарскую республиканскую сельскохозяйственную опытную станцию. В 1969-м, учитывая значительный вклад ученых опытной станции в развитие аграрной науки, она была преобразована в Татарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства Всерос­сийского отделения ВАСХНИЛ. В первые годы на станции были созданы отделы полеводства, луговодства, селекции, сельскохозяйственной энтомологии, пчеловодства и агрономии­ческая лаборатория. Несмотря на скромный штат сотрудников, уже в двадцатые годы коллектив станции вел успешные разработки в области селекции. С 1937-го по 1946 год Казанская селекционная станция основное внимание в своей деятельности концентрирует на создание новых сортов полевых культур. Итогом плодотворной работы стало появление сортов озимой ржи (Авангард, Казанская), проса (Казанское 506, Казанское 176, Казанское 430), многолетних трав (клевер луговой Казанский 1, тимофеевка луговая Казанская, люцерна Казанская 64\95). География их районирования простиралась от Белого моря до Бурят-Монгольской АССР, где был районирован сорт проса Казанское 506.

Здесь работали известные селекционеры Е.Н.Борисова, Е.И.Ивенина, А.Ф.Шубина, лауреат Сталинской премии Х.Х.Байчурова, Ш.В.Валеев, З.Х.Шараф, В.З.Шакуров, М.Н.Шумкова, Н.Н.Петелина, А.В.Тверетинов, Г.И.Розанова, Л.А.Севастьянова, В.А.Наумов, К.Н.Курмангалин, Э.Ф.Ионов, Л.Г.Сагдиева, Т.Г.Евдокимова, М.Ш.Лапина. В настоящее время работу по созданию новых сортов продолжают М.Л.Пономарёва, Ф.З.Кадырова, А.Н.Фадеева, И.Д.Фадеева, Н.З.Василова, Г.Е.Осипов, С.Н.Пономарёв, З.А.Осипова и З.Сташевски.

За годы существования института сотрудниками выведено 94 сорта сельскохозяйственных растений. Селекционная работа ведётся по 17 культурам в т.ч. по озимой ржи, озимой и яровой пшенице, ячменю, гречихе, просу, гороху, люцерне, тимофеев­ке, овсянице, клеверу, кукурузе, яблоне, вишне, сливе, земляни­ке, малине и картофелю. К моменту организации Казанской сельскохозяйственной опытной станции главной продоволь­ственной культурой в Казанской губернии была озимая рожь. Пальма первенства в селекции по этой культуре принадлежит Е.Н.Борисовой. Основным методом селекционной работы в то время был метод индивидуального отбора. Исходным материа­лом в течение длительного времени служила Альпийская рожь, которая около 30 лет возделывалась в учебном хозяйстве Казанского сельскохозяйственного инсти­тута. Путем многократного индивидуального отбора наиболее урожайных, крупнозерных, зимостойких форм с высокой продуктивной кустистостью и выровненным стеблестоем в 1927 году был создан первый сорт станции — Авангард. В станционном сортоиспытании (1928-1932 гг.) он превышал местную рожь по урожайности на 5,12 ц с 1 га, а по массе 1000 зерен - на 5,62 грамма. Сорт был районирован в Татарии в 1929 году, а в последующие годы - в Чувашской, Мордовской, Башкирской АССР, Горьковской и Ульяновской областях. Максимальные площади (более 1 млн.га) сорт Авангард занимал в 1940 году.

В 1942 году после двадцатилетней селекционной работы, в республике был районирован сорт озимой ржи Казанская 5+6, название которого решением Госкомиссии в 1950 году для удобства было сокращено: Казанская. Средняя урожайность сорта составляла 28,9 ц с 1 га, мукомольно-хлебопекарные качества и масса 1000 зерен высокие. Солома мощная, кустис­тость высокая. Госкомиссия по сортоиспытанию зерновых культур признала сорт Казанская признана самым крупнозер­ным по сравнению с сортами озимой ржи северной группы. По данным Министерства сельского хозяйства РСФСР, в 1965 году сорт возделывался в 8 областях и республиках. В период с 1940-го по 1955 год на станции проводилось изучение межсортового свободного переопыления как метода создания естественных гибридных популяций. В 1955-1956 годы в селекции ржи находили применение парные скрещивания, а также метод ступенчатой гибридизации. Наряду с продуктив­ностью, зимостойкостью и засухоустойчивостью усиленное внимание обращалось на устойчивость растений к полеганию.

В течение ряда лет на Государственное испытание передава­лись сорта озимой ржи Татарская (Казанская 2), авторы — Х.Х.Байчурова и Н.Н.Макарова, Татарская гибридная, авторы - Н.Н.Макарова и Р.З.Тагирова. В 1980 году на испытание был передан сорт Йолдыз (авторы — Н.Н.Макарова, Н.Г.Котова, З.Г.Кротова). Хотя эти сорта и имели ряд дос­тоинств по сравнению созданными, они не были районированы.

В Татарском НИИСХ уже более 25 лет проводится сложная ступенчатая гибридизация с последующим целенаправленным отбором и испытанием потомств по хозяйственно ценным признакам методом половинок с целью создания нового исходного материала популяционных сортов озимой ржи. Гибридный генофонд улучшается периодическим индии­видуально-семейственным отбором лучших форм до цветения и жесткой браковкой по результатам анализа селекционных признаков в соответствии с заданной моделью нового сорта.

В результате многолетних исследований создано четыре сорта озимой ржи с высокой адаптацией (Татарская 1, Эстафета Татарстана, Радонь, Огонёк), включённых в Госреестр РФ и занимающих свыше 80% посевных площадей в Республике Татарстан. Сорта Татарская 1 (авторы - М.Л.Пономарева, С.Н.Пономарев, К.Н.Курмангалин, В.Д.Кобылянский), Эста­фета Татарстана (авторы - М.Л.Пономарева, С.Н.Пономарев, В.Д.Кобылянский и О.В.Солодухина), Радонь (авторы - М.Л.Пономарева, С.Н.Пономарев, Р.А.Асрутдинова) созданы на основе источников доминантной короткостебельности, ото­бранных по потенциалу и стабильности урожая, устойчивости к полеганию и наиболее вредоносным болезням, адаптивности и качеству зерна. Число компонентов в популяциях этих сортов колеблется от 37 до 7. Если выведенные ранее сорта озимой ржи Авангард и Казанская были универсальными, то Радонь и Тантана - сорта хлебопекарного назначения (имеют высокое «число падения»), а сорт Огонёк (авторы М.Л.Пономарёва, С.Н.Пономарёв, Р.А.Асрутдинова, Ю.В.Еров) - кормового наз­начения (низкая концентрация пентозанов). В 2008 году закон­чена работа над новым сортом хлебопекарного назначения Тан­тана (авторы М.Л.Пономарёва, С.Н.Пономарёв, Р.А.Асрутдино­ва, Г.С.Маннапова). Он также создан на основе исходного мате­риала с доминантно-моногенным типом короткостебельности.

Отметим, что за создание сорта озимой ржи Казанская Х.Х.Байчурова была удостоена Сталинской премии, а «За соз­дание и ускоренное внедрение высокопродуктивных сортов озимой ржи в производство на основе научно -обоснованной системы семеноводства» М.Л.Пономарева стала лауреатом Государственной премии в области науки и техники Респуб­лики Татарстан. В зависимости от запросов зернового произ­водства задачи, стоящие перед селекционерами продолжают уточняться и дополняться. За последние пять лет в ТатНИИСХ выведено 16 сортов сельскохозяйственных и плодовых культур. Работа в ИТЭ ведётся в тесном сотрудничестве с селекционера­ми ТатНИИСХ, чтобы быть в курсе всех достижений в области сельского хозяйства. Для информирования читателей в словник Татарской энциклопедии включены местные сорта, адаптиро­ванные к климатическим и почвенным условиям республики. В первый том энциклопедии вошли 4 сорта (Авангард, Айслу, Волжская красавица, Волжское), во 2-й - 3 (Дебют, Заря Татарии, Идель) а в 3-й - 23. По мнению селекционеров при сборе и систематизации информации о сорте, особое внимание надо уделить специализации, достоинствам сорта, регионам и площадям его распространения, а данные о методике выведения, которые ранее приводились подробно, опустить.

Литература: Возделывание и селекционное улучшение озимой ржи в Татарстане; В начале было слово // Нива Татарстана. - 2000. - №3, Селекционно-генетические основы создания популяционных сортов озимой ржи // Нива Татарстана. - 2009. - №1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История россии и татарстана итоги и перспективы энциклопедических исследований

    Сборник статей
    ... РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯРОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической ...
  2. Cпециальность 07 00 02 – Отечественная история

    Автореферат диссертации
    ... Поволжья: региональные аспекты исследований» (Казань, 2010), республиканская конференция «ИсторияРоссии и Татарстана: итоги и перспективыэнциклопедическихисследований» (Казань, 2010). Структура ...
  3. Волков дмитрий владимирович общественная жизнь крестьянства казанской губернии (1860-е – 1917 гг )

    Автореферат диссертации
    ... – начало XX вв.) / Д.В. Волков // ИсторияРоссии и Татарстана: Итоги и перспективыэнциклопедическихисследований: сб. ст. итог. науч.-практ. конф. (г. Казань ...
  4. История россии (1)

    Учебное пособие
    ... методологии исследованияисторииРоссии. ... , самородок, достигший энциклопедических знаний постоянным самообразованием, ... В итогеРоссии пришлось спасать ... долгосрочные перспективы экономического роста ... переговорам с руководством Татарстана. 31 марта 1992 ...
  5. История россии (2)

    Курс лекций
    ... методологии исследованияисторииРоссии. ... , самородок, достигший энциклопедических знаний постоянным самообразованием, ... В итогеРоссии пришлось спасать ... долгосрочные перспективы экономического роста ... переговорам с руководством Татарстана. 31 марта 1992 ...

Другие похожие документы..