Главная > Учебники и учебные пособия


Социолог решает дилемму таким образом, что разрывает обе части и приписывает их разным субъектам - себе и другим. Эти части настолько разные, что объединить их просто невозможно. В результате формируется раздвоенный образ сознания социолога: свободное <я> неявно подразумевает элиту, к которой социолог незримо относит себя, и своих коллег-ученых, а несвободное <они> ассоциируется у него с массой, которая выражается понятием <другие>1.

Скажем, о чем умолчал Гоулднер. Социолог посматривает несколько свысока на других не потому, что он - высокомерный индивид. Будучи обычным человеком, он воспринимает других как обычных людей и солидаризируется с ними в рамках своей персональной реальности. В толпе спешащих на работу и толкающихся людей социолог, как и все мы, вовсе не чувствует своей выделенности. Однако его ролевая, или профессиональная, реальность вынуждает оперировать людьми как статистическими величинами. Социолог, в отличие от психолога, не занимается внутренней индивидуальностью человека. Социолога интересуют повторяющиеся, сходные черты в других людях. Через процентные распределения анкетной информации неповторимые черты людей стандартизируются, стираются, превращаясь в средние величины. Поэтому правильнее говорить о дуализме двух типов реальности, а не о противоречии в рамках одной, как можно подумать, читая Гоулднера.

Методологический дуализм - причина того, почему издают два вида книг: попроще для обывателей и посложнее для профессионалов. И в этом американский социолог прав. Действительно, социолог рассуждает на непонятном для обывателя языке переменных и вероятностей. Когда же он <опускается> до социологической публицистики, интересующей обывателя, на него начинают шикать коллеги. Социолог всегда находится в двойственной позиции - он желает быть понятным одновременно и обывателями, и профессионалами, иначе говоря, он хочет быть широко известным и в то же время не потерять уважение коллег-профессионалов. Редко кому удается гармонично сочетать две противоречивые системы требований. Стремясь приобрести популярность, социологу приходится отказаться от части научной истины в пользу политических оценок. Но когда он входит в сообщество профессионалов, он обязан отказаться от политических пристрастий ради соблюдения научной истины.

Социологическое исследование - это конкретная разновидность научного исследования вообще. Стало быть, оно должно и не может не подчиняться общенаучным требованиям, главное среди которых - вычленение истинных фактов из моря ложных заблуждений и критическая проверка полученных знаний на предмет их соответствия уже добытым и проверенным ранее научным знаниям. <Критика> по-гречески значит <суд> и <разделение>: суд над неправдой, разделение истины и лжи. В древней христианской аскетике discretio есть название христианской добродетели: рассудитель-ность. Критика считалась первейшей интеллектуальной добродетелью ученого.

Со времен Геродота, Фукидида, Ксенофонта и Сократа искусство исследователя заклю-чалось в том, чтобы с помощью тщательно построенного <опросника> и на основе <показательной выборки> (будь то опрос Ксенофонтом подчиненных ему солдат - участников похода Кира Младшего против Артаксеркса II при их отступлении к Черному морю или же афинских граждан о наилучшем социальном устройстве государства и душевных свойствах его членов) извлечь эпистему (episthmh) - истинное, подлинное знание из мнения (doxa - докса)1.

Позиция ученого в гуманитарной сфере науки несколько отличается от позиции ученого в области естественнонаучных и технических дисциплин. В философии, социологии, политологии, экономике знающий исследователь одновременно означает оценивающий события исследователь. Ведь критика означает не только рассудительность, но критичность по отношению к окружающей реальности. Познанный материал должен быть тщательно взвешен, философски осмыслен, критически оценен социологом.

Правда, надо заметить, что проблема вынесения критической оценки в гуманитарных науках не так проста, как может показаться. На протяжении ста лет о проблеме ценностей и оценок в методологии идет среди ученых нешуточный спор. Для социологии первым его ясно озвучил в начале столетия Макс Вебер. Он предлагал различать два похожих явления:

? вынесение оценочных суждений;

? отнесение к ценностям.

Первое в науке категорически запрещается, второе не только приветствуется, но и рекомендуется в качестве важнейшего правила. М. Вебер исходил из университетской жизни, где профессора, желая сделать лекцию более яркой и красочной, не стеснялись в вынесении политических оценок, включении в лекцию обличительной публицистики, сатиры, элементов памфлета и т.д. Лектор не только односторонне освещал факты и события, но и навязывал аудитории собственную точку зрения, с которой неподнаторевшие в фундаментальных знаниях студенты никак не могли поспорить. Против этого и выступал один из родоначальников мировой социологии. Когда Вебер протестовал против того, чтобы преподаватель социологии превращался в агитатора, а аудитория - в митинговую площадь, он подразумевал политические оценки. Но при этом ничего отрицательного не говорил об эстетических и религиозных ценностях. Ученый должен быть свободным от оценок, но не от нравственных ценностей.

Действительно, политические оценки и нравственные или религиозные ценности - вещи совершенно разные. Первые всегда пристрастны и выражают интересы конкретной политической партии. Политика всегда считалась областью недопустимого цинизма. Однако нравственные ценности и политические идеалы, которые на них базируются, имеют совершенно иную основу. Это сфера вечного и абсолютного знания. Идеалы свободы и гражданского общества строятся на нравственных принципах уважения личного достоинства, неприкосновенности прав человека. На них может и должен ориентироваться при интерпретации своих открытий социолог. Но он обязан избегать пристрастных политических оценок.

Вебер, отстаивая ценностный нейтралитет, по существу отстаивал идеалы академической свободы, невмешательства политики и политиков в университетскую жизнь. Свобода от оценки - важнейший постулат современной профессиональной (академической) социологии. Социолог <должен забыть о своих политических пристрастиях, о национальности, возрасте, поле, рели-гиозных убеждениях, вкусах и привычках, как только он переступает порог аудитории. Стоит ли говорить, что стать свободным от оценки - дело трудное, но именно такой свободы требует этос научного исследования...Отстранение от оценки не означает отстранение ученого от участия в общественной жизни. Наоборот, только независимое и отстраненное от оценки знание дает возможность аутентичной экспертизы социальных проблем>1.

Когда Вебер пишет о ценностном нейтралитете социологии, можно подумать, что слова <оценка> и <ценность> он употребляет в качестве синонимов. Так оно зачастую и происходит в немецком языке. Однако в русском языке эти понятия необходимо различать, и даже под ценностным нейтралитетом надо понимать не свободу от ценностей, а освобождение от предвзятых оценок.

Но не заставляет ли стратегия ценностного нейтралитета быть социолога равнодушным к социальным проблемам общества. Можно ли отказаться от своей позиции, консультируя политических лидеров и партии?

Многие ведущие социологи мира, в том числе А. Гоулднер, С. Липсет, Д. Вронг, Б. Бергер, Р. Миллс, Л. Козер, Б. Розенберг, Д. Райсмен, А. Страус и другие, рассматривали себя в качестве интеллектуалов не в меньшей степени, нежели в качестве ученых. Они продолжали традицию социологии как критической теории общества. Традиционно социологи как интеллектуалы отказываются от свободы вынесения оценочных суждений, социологи как профессионалы придерживаются ценностной нейтральности. Первая более древняя традиция, вторая - более молодая.

Еще в ХII в. средневековый мыслитель Аверроэс обосновал учение о двойственной истине, согласно которому истины философии и богословия не зависят друг от друга. Оно было направлено на освобождение науки от пут религиозной схоластики. По существу, он явился предшественником М.Вебера, поскольку уже тогда полагал, что процесс постижения истины и процесс верования - два совершенно разных явления. Аверроэс первым отделил науку от мира ценностей, но ничего не говорил о свободе от оценок.

Но Вебер продолжал и еще одну традицию, восходящую к идеям Фомы Аквинского, который в ХIII в. попытался утвердить постулат о гармонии разума и веры, т.е. единство науки и религии. По существу, речь должна идти о двух противоположных традициях западноевропейской культуры - Аверроэса и Фомы Аквинского. М. Вебер постарался объединить их, постулировав, что социологическое знание двойственно по своей природе: оно впитывает в себя научную объективность, основанную на беспристрастной статистике, и в то же время оно должно соотноситься с ценностями. Принцип отнесения к ценностям должен занять место обычной практики высказывания ученым оценочных суждений, не свободных от политических и иных пристрастий.

Концепцию свободы от ценностей, восходящую своими корнями к учению о двойственности истины Аверроэса, А. Гоулднер предлагает именовать дуалистической доктриной. Она предполагает, что ученый, подобно техническому специалисту на производстве, отвечает только за совершенство прибора, но не за последствия его применения. Он может изобрести атомную бомбу, но он не отвечает за то, что политики используют ее в качестве орудия устрашения. Перед Хиросимой физики много дискутировали о свободе науки от ценностей и оценочных суждений. Но сегодня они не уверены, что тогда поступали правильно. Научная объективность и нравственная инфантильность ученого, по мнению А. Гоулднера, вещи совершенно разные. Физику, в отличие от социолога, в процессе исследования не следует освобождаться от оценки. Свобода от ценностей свидетельствует о том, что ученому (физику или социологу) глубоко безразлично то, в каких целях общество воспользуется его научными достижениями. Подобная свобода может только навредить развитию науки. Напротив, свобода от оценки характеризует внутренний процесс познания, вмешательство политических пристрастий в интерпретацию и собирание эмпирических данных. Физику, в силу особенностей его объекта исследования, подобное не грозит, но социолог должен быть свободен от оценок. Здесь речь идет не о применении добытых результатов, а об их получении.

Встать на позиции ценностного нейтралитета в общественных науках означает занимать глубоко нравственную и граждански активную позицию, уметь критически оценивать любое социальное суждение, в том числе свое собственное. <Ученый, в отличие от публициста, не может ограничиться констатацией фактов и мнений, какими бы ошеломляющими они ни были. Ученый должен изучать образцы мыслей, которые есть и в публицистике, и в массовом сознании, и в научной литературе, превратив их в факты своей научной практики. Что для этого надо? Необходимо чаще задаваться вопросом <зачем?>, не принимать эмпирические следствия за аналитические причины, рассматривать изучаемую область с различных, и том числе и с отстраненной, точек зрения - ретроспективной, перспективной, интроспективной>, - полагает В.И. Шамшурин1.

В учебниках социологу рекомендуют занимать нейтраль-ную позицию, когда он сталкивается с респондентами или заключает контракт с администрацией. Но жизнь опровер-гает иллюзии ученого, как только он попадает в организа-цию. Поначалу к индустриальному социологу на предприя-тии относятся по-дружески. Но вот наступает первая фаза исследования: для сбора предварительной информации, ана-лиза заводской документации и беседы с экспертами социо-логу подолгу приходится вращаться среди руководства пред-приятия и цехов, консультировать и консультироваться с менеджерами и специалистами функциональных служб.

Буквально через месяц, вспоминает собственный путь прикладника Д. Миллер, рабочие начинают смотреть на не-го как на марионетку администрации или, что еще хуже, штатного агента1. Все, о чем социолог выспрашивает у прос-тых людей, воспринимается ими как доносительство, выве-дывание каких-то секретов с целью передать информацию наверх.

Не ведая о том, другой прикладник Р. Брайн, будучи еще старшекурсником социологического факультета, возна-мерился провести эмпирическое исследование на предприя-тии. Он не ставил перед собой сложных задач, ограничив-шись обычным опросом. Брайн спрашивал респондентов о том, кто кого любит или не любит, кто кому симпатизирует и к кому равнодушен. Особых трудностей не предвиделось, однако рабочие не пошли на контакт. Они отвечали неиск-ренне, отмечая как эмоционально приемлемых буквально всех поименованных в анкете. Опрос грозил сорваться. Пришлось изменить методику и конструкцию вопросника. Во второй раз Брайн спрашивал респондентов только о де-сяти самых близких им товарищах. Опрос удался, но Брайн пришел к выводу, что исследователь способен сильно вли-ять на ход и результаты опроса2.

Подобные случаи подтверждают давно известную исти-ну - она называется хоторнским эффектом-влиянием уче-ного на ход исследования. Оно остается в индустриальной социологии неустранимым фактором. Социолог не может ос-таться нейтральным, как бы он к этому ни стремился. Его поведение <в поле> - результирующая двух систем ценнос-тей: науки и организации. Он должен быть готов к компро-миссу между двумя мирами (рабочих и менеджеров), в кото-рых он вынужден жить и трудиться.

Глава 6. Научная гипотеза

Опрос, проведенный на первом курсе социологического факультета одного из московских вузов, дал неожиданные и вместе с тем весьма показательные результаты. Когда аудиторию спросили, в чем заключается главная задача эмпирического исследования в социологии, то получили следующие ответы:

? собрать фактический материал;

? получить новые научные знания;

? помочь решить социальные проблемы.

Ни один студент не назвал главного - проверить гипотезы. На самом деле эмпирическое исследование, в отличие от прикладного, имеет своей главной целью именно проверку гипотез. Расширение научных знаний - это следствие решения главной задачи, а решение социальных проблем вообще не является целью фундаментального исследования. И, уж конечно, таковой никак не выступает сбор фактического материала. Журналисты, специалисты по маркетингу или опросам общественного мнения тоже задают вопросы людям и обобщают факты. Но подобная процедура не имеет отношения к эмпирическому исследованию в социологии, ибо они не выдвигают и не проверяют гипотезы.

Гипотезы - стержень научной теории. Ради них она и создается. В гипотетической форме выражена связь явлений. Все другие элементы социологического исследования - программа, рабочий план, инструментарий, выборка, сбор данных, их обработка и анализ - играют обслуживающую роль. Ведь сущность человеческого мышления выражается в установлении зависимости, тенденций, закономерностей.

Научная гипотеза - это теоретическое утверждение о предполагаемой связи двух или нескольких явлений, выраженных понятиями. В гипотезе предполагается причинная связь между одной и другой группой фактов. С одной стороны, гипотеза - это вероятностное знание, которое требует эмпирического подтверждения, обращения к фактам. С другой - гипотеза представляет собой новое знание, которого не содержалось в исходных постулатах теории. После проверки данной гипотезы на соответствие - несоответствие фактам она должна быть обоснована теоретически. Итак, существуют два способа подтверждения гипотезы: эмпирический и теоретический. В первом случае гипотеза получает право на существование, право на жизнь. Во втором - обосновывается ее статус в системе научного знания, определяются ее место, функции и роль. Поэтому методологи утверждают, что гипотеза должна иметь двойной статус - быть логически (теоретически) и эмпирически истинной, о чем мы поговорим ниже.

Теория является системой гипотез, объединенных отношениями выводимости. Гипотезы - главный элемент теории на стадии ее формирования и проверки. Ученый проверяет не столько саму теорию, сколько ее гипотезы. Устанавливая истинность гипотез, он доказывает истинность самой теории.

Правда, существует более сильное допущение о связи гипотез и теории, что гипотезы, которые в данный момент проверяет на опыте ученый, это не часть теории, а вся теория. Действительно, кроме гипотез в теории имеются постулаты - бывшие гипотезы, получившие со временем статус доказанных аксиом. Но в науке не существует неопровержимых истин. В таком случае обе части теории - система исходных постулатов и система только что выдвинутых гипотез - одинаково проблематичны. <Поскольку каждое из предложений теории, в том числе ее постулаты, может быть опровер-гнуто, теория состоит из гипотез. Нет ни одной научной теории, получившей окончательное подтверждение, зато любая из них опро-вергается частично либо полностью>1 . В нашей стране в течение 70 лет неопровержимой и единственно правильной считалась марксистская теория общества, но в начале 90-х годов. Россия от социализма перешла к капитализму, возникли сомнения в истинности некогда абсолютной теории, а позже она подверглась серьезной критике.

Жизнь показала неосуществимость нескольких постулатов марксистско-ленинской теории, в том числе о непрерывности перехода общества от стадии социализма к фазе коммунизма. Сторонники этой теории могут утверждать, что виновато не учение, а его плохое воплощение в СССР; противники этой теории могут утверждать, что она ошибочна. Но ни те, ни другие не смогут опровергнуть утверждения: <если в стране победил социализм, то она становится страной победившего коммунизма, не претерпевая революционной ломки>. Поэтому никакие поражения практики социализма не могут опровергнуть ее теорию в глазах сторонников. Они будут находить все новые причины того, почему каждая последующая реализация теории на практике была искажена, и уводить теорию марксизма от критики. А это значит, что марксизм всегда останется гипотезой, истинность которой люди вновь и вновь захотят проверить на практике.

Хотя с логической точки зрения гипотеза представляет собой условно-категорическое умозаключение по формуле <если..., то...>, любое предположение о социальной реальности можно считать гипотезой. В широком смысле гипотеза - это вопрос. Научная гипотеза - это вопрос, заданный в соответствии с научными правилами. Когда на вопрос получен ответ (подтверждение), гипотеза становится неотъемлемой часть научного знания. Совсем необязательно суждение типа <Если рабочий класс имеет более низкий по сравнению со средним классом уровень образования, то он меньше участвует в активном создании культурных ценностей> называть гипотезой. Хотя именно такие образцы больше всего ценятся в науке. Можно сформулировать более простое суждение, например: <Рабочие реже читают литературу, посещают театры и музеи сравнительно с представителями других классов>, проверить его на практике и считать, что подтверждена или опровергнута научная гипотеза. Формулировка <если..., то...> годится для выдвижения причинно-следственных (каузальных) гипотез. Но они могут быть описательными, как в нашем случае. Каузальная гипотеза может принимать и другие формы, к примеру, <чем..., тем...>. В таком случае ученый ставит в предположительную зависимость два явления (процесса) и устанавливает между ними количественную причинно-следственную связь: чем выше смертность населения, тем быстрее сокращается его численность при условии отсутствия внешнего пополнения.

Пример научной гипотезы из научно-исследовательского проекта <Детерминация солидарного сознания и солидарных действий> (Институт социологии РАН, руководитель - проф. В.А.Ядов): вероятность участия в солидарных акциях (рабочих) тем выше ( при прочих равных условиях), чем более высоки признаки солидарного сознания на трех уровнях: уровне ценностей, уровне обобщенных установок и уровне поведенческих готовностей к действию. Для проверки гипотезы предполагается разработать обобщенный тест на измерение состояний (составляющих) солидарного сознания и после валидизации проверить его предсказательную силу путем сопоставления полученных показателей с фактическим поведением обследуемых в реальной ситуации трудового конфликта.

Процесс формулировки гипотез занимает главенствующее место в социологическом исследовании. Научная работа социолога в целом зависит от качества выдвинутых гипотез. Зеттерберг сформулировал три крите-рия приемлемости гипотезы: 1) эмпирические данные должны компоноваться в том виде, какой предсказан гипотезой; 2) необходимо отклонять непроверяемые гипотезы; 3) необходимо создавать, а затем отклонять альтернативные гипотезы, оставляя одну проверенную.

Выдвижение гипотезы - процесс творческий, опирающийся преимущественно на опыт и интуицию ученого. Первоначально гипотеза предстает в форме метафоры, которую затем подвергают логической интерпретации, всесторонней проработке, редакции и шлифовке. Второй этап носит наименование разработки гипотезы. В отличие от первого он целиком рационален и похож скорее не на написание стихотворения или рассказа, а на его редактирование, критику и переписывание.

Социолога, предположим, озарила догадка о том, что экономический кризис в обществе может вести не только и не столько к нравственной деградации народа, как об этом пишут средства массовой информации, сколько, подобно социальному расслоению на множество различных миров, слоев, к ценностной дифференциации, распаду некогда монолитной системы ценностей, основанной на идеологии коммунизма, на множество систем ценностных ориентаций, которые индивиды теперь выбирают по собственному усмотрению.

Возможно, что в основе подобной гипотезы лежала аналогия между социальной дифференциацией, уже произошедшей в российском обществе к середине 90-х годов, и только еще формирующейся ценностной дифференциацией, о которой мало или вообще не говорили в литературе. Аналогия всегда имеет метафорический характер. Классический пример - аналогия между обществом и живым организмом Г. Спенсера в ХIХ в., давшая жизнь целому направлению в науке. Но метафоры нельзя проверить опытным путем. Они играют роль подпорок на пути к формированию логически непротиворечивой, конкретной и научно обоснованной гипотезы. Такой путь в обязательном порядке проходит каждый социолог - от студента до профессора.

Как быть в нашем случае? Проверить гипотезу на уровне всего общества не удается. Кроме того, говорить о дифференциации всей системы ценностей бессмысленно. Целесообразно выбрать узкий сегмент в обществе и системе ценностей, на которых и проверить гипотезу. Можно ли говорить об изменении ценностей у пожилых людей? Вряд ли, поскольку это самая консервативная часть общества. Молодежь от 17 до 25 лет также можно исключить, поскольку они сформировались при другом строе. Остается средняя возрастная категория, захватившая коммунистическую и посткоммунистическую системы ценностей и на себе испытавшая процесс нравственного перелома. Затем выбираются главные и второстепенные ценностные ориентиры в жизни человека, например вера в добро, Бога, товарищескую взаимовыручку и т.д. Социолог методом опроса выясняет, в какой степени и в каком направлении претерпели изменение главные и второстепенные ценности. Может оказаться, что первые не изменились, а вторые подверглись радикальному пересмотру и наоборот. Таков лишь один вариант рассуждения. Возможны иные варианты. К примеру, изучается не один слой, а сравниваются разные возрастные категории с целью выяснить, в каком из них произошли ценностные изменения и в каком направлении.

Таким образом, при разработке гипотезы первоначальная и весьма расплывчатая гипотеза превращается в совокупность более конкретных и вполне проверяемых на опыте частных гипотез.

Чаще всего социологическое исследование и создание новой теории начинается с какой-то интересной идеи, догадки, направленной на решение проблемной ситуации. Первые варианты решения проблемы социолог ищет в литературе: вдруг найдется готовое решение. Он изучает литературу, подбирает данные из других исследований, <примеряет> теоретические положения, которые могут обосновать правильность выдвинутой гипотезы, конкретные следствия из которой он проверяет уже в собственном исследовании. Шаг за шагом выстраивается стройное здание будущей теории.

С методологической точки зрения разработка гипотезы предполагает выдвижение максимально воз-можного количества следствий. Но сколько их именно, никто не знает, поэтому на практике часто ограничиваются несколькими следствиями. Принципиальным моментом является не столько количество следствий, хотя и оно немаловажно, сколько само их наличие. Количество свидетельствует о качестве теории. Ограничившись одной-единственной, социолог рискует построить не теорию, а псевдотеорию.

Предположим, вы решили проверить гипотезу о том, что мужчины предпочитают жениться на девушках с более низким, чем у них самих, уровнем образования (кстати сказать, в жизни это довольно распространенное явление). Причины, побуждающие их так поступать, могут быть самими разными, к примеру, желание доминировать в решении семейных вопросов. Полевое исследование, в том числе анализ статистики, позаимствованной из загса, подтвердил выдвинутое предположение. Но вы не учли влияние такого фактора, как различие возраста вступающих в брак супругов. Обычно мужчины предпочитают жениться на женщинах, которые моложе их на 3, 5 и более лет. Разница в возрасте автоматически означает разницу в образовании: более молодые партнеры имеют более низкое образование. В таком случае о предпочтениях, т.е. сознательном выборе, намерениях мужчин говорить нельзя. Выбирая молодую супругу, они автоматически получают и менее образованную. В методологическом плане это означает, что за переменной <образование> скрывалась еще одна переменная - возраст, которая не была учтена в совокупности выдвинутых гипотез. Необходимо учитывать также влияние переменной <жизненный цикл>. Известно, что уровень образования у юношей в возрасте 17-25 лет в среднем ниже, чем у девушек в том же возрасте, поскольку многим приходится служить в армии. Но известно и другое: со временем уровень образования может выравняться, а мужчины могут достигнуть большего, поскольку женщины, выйдя замуж, родив детей, бросают учебу. Так, ограничивая себя в количестве выдвигаемых гипотез, социолог автоматически проигрывает в качестве исследования.

В методологии поощряется выдвижение не только всевозможных следствий из одной гипотезы, но также создание альтернативныхгипотез. Выдвинув предположение о том, что уровень образования у мужчин, вступающих в брак, в целом выше, чем у женщин, социолог может сформулировать противоположную гипотезу: в семьях, где возраст каждого из супругов не превышает 25 лет, их образование одинаково. Проверить данную гипотезу легко. Можно даже не проводить самостоятельного исследования, а запросить в банке данных сведения по подвыборке семей, где возраст мужа и жены не превышает 25 лет. Если она подтвердилась, то первая гипотеза, выступавшая базовой, опровергнута, но только в том случае, когда речь идет о группе молодых семей. Однако на этом дело не кончается. Перейдя от группы молодых семей к группе семей со стажем, социолог строит специальную подвыборку тех, кому за 25, и выясняет, как распределяется образование между супругами в тот период, когда один отслужил в армии, отучился в вузе, а теперь делает блестящую профессиональную карьеру, параллельно повышая образование, а другая, закончив вуз, ушла в декрет или занялась исключительно домашним хозяйством. <Здесь начинается отрыв образования мужей от образования жен. Нетрудно построить таблицу для подвыборки семей с большим стажем и посмотреть на частотное распределение. И в том, и в другом случаях мы <очистили> научный вывод от влияния возраста. Базовая гипотеза не опровер-гнута целиком, но зато область ее подтверждения существенно ограничена>1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История социологии

    Пояснительная записка
    Рекомендована кафедрой социологии факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета в качестве типовой по курсу ";История социологии"; для студентов социологического отделения.
  2. История социологии (3)

    Пояснительная записка
    Рекомендована кафедрой социологии факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета в качестве типовой по курсу ";История социологии"; для студентов социологического отделения.
  3. ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОЕКТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах» Программа дисциплины История социологии

    Программа дисциплины
    Программа дисциплины «История социологии» составлена в соответствии с требованиями (федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки дипломированного специалиста (бакалавра, магистра) по циклу «Общие
  4. ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОЕКТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах» Программа дисциплины История социологии

    Программа дисциплины
    Программа дисциплины «История социологии» составлена в соответствии с требованиями (федеральный компонент) к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки дипломированного специалиста (бакалавра, магистра) по циклу «Общие
  5. Методические указания к изучению курса «Социология» Учебно-методическое пособие для вузов

    Методические указания
    Утверждено Научно-методическими советами математического, геологического, географического, филологического, химического, физического, международных отношений, философии и психологии, прикладной математики и механики, журналистики
  6. АНАЛИЗ социальных СЕТЕЙ Специальность 22 00 01 — Теория методология и история социологии

    Диссертация
    Защита состоится « » 2001 г. в часов на заседании Диссертационного совета Д.002.011.01 в Институте социологии РАН по адресу: 117259, Москва, ул. Кржижановского, 25/35, строение 5.

Другие похожие документы..